Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

Как сделать деньги на раковых опухолях

16.05.2013

Как сделать деньги на раковых опухолях

Более 100 лидирующих специалистов в области изучения и лечения онкологических заболеваний со всего мира осудили «астрономическую» стоимость лекарств от рака, обвинив фармацевтические компании в неэтичном стремлении к наживе. С этим заявлением выступили врачи, специалисты в области хронического миелолейкоза (ХМЛ), потенциально смертельного рака крови, более чем из 15 стран. Среди них 30 человек представляли США. Группу возглавил Хагоп Кантарян (Hagop Kantarjian) — известный специалист по лейкемии из Anderson Cancer Center в Хьюстоне.

Их мнения были представлены 25 апреля в журнале «Blood», периодическом издании Американского Общества Гематологии. Об этом была даже опубликованапередовица New York Times, однако, кажется, с тех пор тема почти полностью пропала с поля зрения медиа-радаров.

«Из 12 лекарств, одобренных Управлением по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных средств США, и предназначенных для борьбы с различными проявлениями раковых заболеваний, 11 были оценены более чем в $100,000 за год терапии» — отметили члены инициативной группы в своем исследовании. «Цены на лекарства от рака почти удвоились за последние 10 лет, примерно с $5,000 до $10,000 в месяц».

Фармацевтические компании в свою защиту заявляют, что вынуждены устанавливать такие астрономические цены, дабы покрыть расходы на необходимые дорогостоящие исследования. Однако специалисты по раковым заболеваниям отмечают, что фармацевты компенсируют свои затраты на разработку препаратов в первые несколько лет, а затем в последующие годы начинают генерировать огромные прибыли — уже практически «на халяву».

Согласно исследованию организации «Health Care for America Now», ежегодные прибыли 11 крупнейших фармацевтических гигантов достигли 83.9 миллиардов долларов в 2012 году — со скачком в 62% по сравнению с 2003 годом.

Без заголовка

В журнале BMJ доктора Дональд Райт (Donald Wright) и Джоел Лексчин (Joel Lexchin) отмечают, что «компании преувеличивают затраты на разработку лекарств путем манипуляций с разницей отчетов на текущие исследовательские затраты и прибыль с реализации разработанных ранее лекарств». По факту, говорят они, прибыли фармацевтических компаний после уплаты налогов неизменно остаются существенно более высокими, чем прибыли всех других компаний из списка Fortune 500.

Многие из докторов, подписавшихся под статьёй, сами имеют те или иные связи с фармацевтической отраслью. Они не оспаривают право компаний на извлечение прибыли. Одни из них, доктор Брайан Дракер (Brian Druker), работал с Novartis, швейцарским фармацевтическим гигантом, над разработкой высокодоходного лекарства от рака Gleevec. Тем не менее, Дракер, возглавляющий в настоящее время Knight Cancer Institute в Орегонском институте, комментирует свою позицию так: «Если вы делаете 3 миллиарда долларов в год на Gleevec, устроит ли вас 2 миллиарда? Где та красная линия между необходимой прибылью и наживой, барышничеством?»

Прибыль швейцарской Novartis в первом квартале этого года составила 7%. Аналитики предсказали прибыль в $3.12 миллиарда. Новый председатель совета директоров компании Йорг Райнхардт (Joerg Reinhardt) получит ежегодное вознаграждение в $4 миллиона. Pfizer, производитель другого ХМЛ-лекарства, отчиталась о чистой прибыли в $2.75 миллиарда за первый квартал, что уже на 53% процента больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. В своем докладе раковые специалисты сконцентрировались на ценах на ХМЛ-препараты. Однако дали четко понять, что их критика астрономической стоимости лекарств распространяется на всю фармацевтическую отрасль, а также в целом на американскую систему здравоохранения.

Кантарян и его коллеги поднимают вопрос о том, какова же «моральная» стоимость медицины? Доктрина «справедливой стоимости» гласит, что «с точки зрения морали, цена должна зависеть от благосостояния пациента» — пишут они. «Можно утверждать, что, когда товар фактически влияет на жизнь и здоровье физических лиц, должна устанавливаться «справедливая стоимость», так как здесь речь идет о нравственных ценностях».

«Данная доктрина может отличаться от доктрины свободной рыночной экономики, где цена полностью зависит «невидимой руки рынка», или от того, сколько тот или иной покупатель готов заплатить за продукт».

В Европе и многих других развитых странах медицинская страховка защищает пациентов от прямых экономических последствий болезни. Однако в США пациента могут попросить заплатить в среднем до 20% от стоимости лекарств (около 20-30,000 долларов в год, четверть или треть среднего бюджета американского домохозяйства), а соматическое заболевание вкупе с высокой стоимостью препаратов являются одной из наиболее частых причин личных банкротств. Таким образом, многие пациенты в итоге вынуждены отказываться от жизненно важных лекарств из-за их стоимости.

Не заявляя об этом прямо, доктора высказались за вмешательство государства в отрасль, включая использование его покупательной способности для снижения стоимости препаратов для пациентов по программе Medicare — шаг, поддерживаемый Президентом США Б.Обамой, но блокируемый республиканцами в Конгрессе.

«Надежды на то, что основы свободной рыночной экономики и конкуренции приведут стоимость лекарства от рака на более низкий уровень, не сбылись», — подводят итог своего доклада доктора.

«Как врачи, мы следуем Клятве Гиппократа ‘Primum non nocere’, не навреди. Мы уверены, что неконтролируемые цены на лекарства от ХМЛ и рака могут наносить вред пациентам. Отстаивая снижение цен на лекарства, мы принимаем необходимые меры для сохранения жизней пациентов, которые не могут себе их позволить».

Сьюзан Уэбб

Источник: peoplesworld.org Перевод: Тимофей Зеленов

Добавить комментарий