Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

Фурсенко-2

22.05.2012

Фурсенко-2

Новый министр образования РФ Дмитрий Ливанов (ранее ректор Московского института стали и сплавов) – своего рода «Фурсенко №2», только аппаратно и профессионально еще более слабый. По его словам, он также станет проводником политики, идущей от «серых кардиналов» из Высшей школы экономики. Главными его задачами на посту станут: «проталкивание» нового закона об образовании, дальнейшая коммерциализация сферы, утверждение новых стандартов. Через шесть лет при такой политике от образования не останется камня на камне,.

Профессиональные качества нового министра (считается ставленником Владислава Суркова) оценил президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков.

Вопрос: Сергей Константинович, как оцените назначения Дмитрия Ливанова на пост министра? Для сферы образования это хуже или лучше, чем Фурсенко?

Сергей Комков: Я думаю, что это компромиссная кандидатура, потому что, напомню, обсуждались варианты назначения разных людей, даже госпожи Канделаки, что выглядело бы как анекдот. Поэтому это такой компромиссный вариант. Дмитртй Ливанов некоторое время работал заместителем министра в составе министерства Фурсенко, он не проявлял никогда особых талантов ни в управленческом плане, ни как профессионал в образовании, ничего сверхестественного и оригинального из себя он не представляет. Это представитель той же самой школы, которая пропагандирует максимальное внедрение американского опыта в России. Рассчитывать на национальный путь развития системы образования в России не приходится. С другой стороны, он не представляет собой одиозную личность, не был замешан ни в каких скандалах, недоразумениях, достаточно скромно себя вел на посту замминистра и так же – на посту ректора. Фигура среднестатистическая, не представляющая опасности, с другой стороны, и надежды на принципиальное изменение ситуации в сфере образования.

Вопрос: Если говорить условно, его можно назвать «Фурсенко №2» для образования?

Сергей Комков: Он слабее Фурсенко. Это Фурсенко №2, но слабее его, не в плане проведения политики, а в плане профессиональном. Мы всегда говорили что Фурсенко плохой профессионал, так вот Ливанов еще хуже. А вообще, у нас такая традиция – каждый последующий министр еще хуже предыдущего. Мы всегда ругаем действующих министров, но знаем, что придет на смену еще более худший. В каком-то плане, это Фурсенко №2, но он менее напористый, активный, моторный. При Ливанове не стоит ожидать резких скачков. Он будет по-тихому продолжать проводимую политику.

Вопрос: Какие перед ним стоят главные задачи?

Сергей Комков: Протащить всеми возможными средствами новый вариант закона об образовании, который разработало министерство образования. Отмечу, что президент Владимир Путин сразу после инаугурации 7 мая подписал указ – он предписал в июле уже внести на рассмотрение закон, составленный министерством образования. Вторая задача – утверждение новых стандартов, к разработке которых он никакого отношения не имел, потому что работал ректором. Еще одна задача – «усовершенствование ЕГЭ», этим придется заниматься господину Ливанову. Замечу, что он не был ни активным сторонником ЕГЭ, ни противником, но ему это делать придется.

Вопрос: Закон об образовании перерабатывался уже три раза, это будет основная для него задача?

Сергей Комков: Да, закон – это ключевая проблема. Очень много противников у закона. Его, конечно, протащат при том раскладе политических сил в Госдуме, который есть, но это не значит, что все будет так просто с принятием. Я Ливанову не завидую.

Вопрос: А коммерциализация образования будет проходить и дальше?

Сергей Комков: Тут проблема не просто коммерциализации образования, а проблема бюджетного финансирования системы образования. Несмотря на то, что каждый год добавляют бюджетных ресурсов в системе образования, но это настолько мизерные расходы (менее 3,5% от ВВП, тогда как в Европе – 7-8%), что их явно недостаточно. Также перед ним будет стоять задача реализации принципа нормативно-подушевого финансирования в средней школе и в высшей. Нормативно-подушевое финансирование представляет собой огромнейшую опасность для существования всей системы образования. Из-за внедрения этого принципа с 2000 по 2012 год в России закрыто более 12 тыс. школ. И очень серьезные проблемы возникли у вузов. Многие вузы находятся на грани выживания.

Вопрос: О Высшей школе экономики часто говорят как о «теневой структуре», курирующей реформы образования в России. Ее влияние сохранится?

Сергей Комков: Да, и это совершенно очевидно. ВШЭ как была серой структурой, которая делала политику в сфере образования, так и останется, ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов как был «серым кардиналом» в образовании, так им и останется. Но за ним стоит еще более серьезная фигура – господин Ясин, за спиной которого, в свою очередь, стоят советники Всемирного банка. Они и проталкивают в России все эти новшества. Ливанов входит в ту кампанию, которая очень тесно работала с Ярославом Кузьминовым.

Вопрос: Получается, от фигуры министра ничего не зависит?

Сергей Комков: Если бы пришла другая фигура, национально-ориентированная, как, например, Сергей Бабурин, то очень многие попытки американских советников вылетели бы в трубу. Фигура же была выбрана из команды, которая находится в непосредственной связи с ВШЭ.

Вопрос: У Фурсенко при том уровне недовольства им, который мы наблюдали, не было шансов остаться на посту?

Сергей Комков: Никаких шансов не было, поэтому он аж дважды попрощался с сотрудниками министерства еще до того, как начало формироваться новое правительство.

Вопрос: Если делать прогноз состояния сферы образования на период работы этого правительства, то что ее ждет через шесть лет?

Сергей Комков: Мы можем вообще никакого образования увидеть. Ежегодно на 6-8% идет сокращение бюджетных мест в вузах, идет сокращение финансирования по системе образования, происходит внедрение очень опасных элементов, таких как нормативно-подушевое финансирование, болонская система, которая лишь отдаляет нас от Европы, внедрение американских (а не европейских стандартов) в образовании. Боюсь, что через шесть лет мы можем придти к полностью разрушенной системе образования.

http://www.nakanune.ru/articles/16517

Добавить комментарий