Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

Фрумин: соответствовать педстандарту может только сверхчеловек

10.04.2013

Фрумин: соответствовать педстандарту может только сверхчеловек

Учитель должен многое знать и уметь, причем не только в области обучения своему предмету. Профессия предполагает навыки психолога, дефектолога, управленца, а также творческие качества. О разрабатываемых и обсуждаемых сейчас профессиональных стандартах и требованиях к педагогам рассказал в интервью корреспонденту РИА Новости Ирине Зубковой научный руководитель Института образования Национального исследовательского университета — Высшей школы экономики (НИУ ВШЭ) Исак Фрумин.

— Исак Давидович, иногда мы слышим, что учителя работают плохо, потому что зарплата у них маленькая, хорошего специалиста она заинтересовать не может.

— Боюсь, что причина неудовлетворенных ожиданий государства и общества от школы сейчас не в этом. Если года четыре назад все действительно соглашались с тем, что у нас учителя, педагоги в целом недооценены, «недооплачены», то сегодня государство, немного «полив огород», повысив зарплаты, говорит: «Ну что, где результаты? Где эффективность?» Причем этот самый ожидаемый результат не определен. Один из самых интересных ходов нашего политического руководства — разработка профессионального стандарта педагога. Очередной его вариант размещен на сайте министерства образования и науки России. Он мне очень нравится, но, боюсь, что он, скорее, является не стандартом, а ориентиром, мечтой. Как стандарт массовой профессии он мне кажется – нереалистичным. Хотя отражает нынешние завышенные ожидания от педагогов.

— Кто разрабатывает профессиональные стандарты?

— Во всем мире это делают специалисты именно по их разработке, профессионалы. Их часто не очень интересует, как жизнь устроена. Их интересует, как она должна быть устроена. У нас, в соответствии с указом президента, это сначала делали специалисты Федерального института развития образования и Минтруда. Подготовленный ими первый вариант стандартов был больше нацелен  на регламентацию деятельности, и общественность возмутилась. Министр образования и науки поручил возглавить рабочую группу по разработке нового варианта Евгению Ямбургу, одному из главных их критиков. Под его руководством работали выдающиеся педагоги и ученые.

— Каков результат?

— Основные характеристики продукта видны уже из преамбулы к стандарту. Вот качества успешного профессионала: готовность к переменам, мобильность, способность к нестандартным трудовым действиям, ответственность и самостоятельность в принятии решения. Далее не раз подчеркивается, что ключевое личностное качество — готовность учить всех детей без исключения: гуманистическая, инклюзивная в широком смысле позиция.

— Это начало. А что дальше?

— В отличие от западных стандартов, в нашем деятельность педагога подразделяется на обучение, воспитание и развитие — это еще советская традиция, сейчас уже, на мой взгляд, несовременная. Смотрите: в разделе «Обучение» знание предмета и программы — это только один маленький пункт. А дальше — «владение формами и методами, выходящими за рамки уроков», «специальные подходы для включения в образовательный процесс всех учеников»… Что касается воспитания, то этот самый педагог, который учит всех, знает программу, объективно оценивает, должен еще и владеть «методами организации экскурсий, походов и экспедиций», музейной педагогики, а еще «регулировать поведение, управлять классом, проектировать и создавать ситуации, развивающие эмоционально-ценностную сферу ребенка» и «входить в ценностный аспект учебного знания». Но это всё еще цветочки. В разделе «Развитие» сложных компетенций еще больше: «выявлять разнообразные проблемы детей, связанные с особенностями их развития», «оказывать адресную помощь ребенку своими педагогическими приемами», «готовность принять разных детей», «владение специальными методиками, позволяющими проводить коррекционно-развивающую работу»… А ведь это очень специфические, тонкие, профессиональные психологические вещи.

«Умением отслеживать динамику развития ребенка» не владеют 90% современных учителей. Конечно, это реальная потребность, но она пока что очень сильно расходится с действительностью. А тут еще «владение элементарными приемами психодиагностики личностных характеристик», мониторинг этих характеристик, «умение разрабатывать и реализовывать индивидуальные программы развития с учетом личностных и возрастных особенностей» — то есть то, за что так называемые коучи получают тысячи долларов в день.

— Ну вот требование: «умение защитить тех, кого в детском коллективе не принимают». Разве это не нужно каждому учителю?

— Важно и нужно, как и другие пункты, особенно в нашей поликультурной среде. Но — сложно. Смотрим дальше: «использовать в своей практике психологические подходы — культурно-исторические, деятельностные, развивающие». Если учителя взять и спросить, какой подход он сейчас использует: деятельностный или развивающий, — многие не ответят. Мои ученики говорили, что я был неплохим учителем, но, пожалуй, я бы не смог тоже ответить на этот вопрос.

Было бы прекрасно, если бы наших детей и внуков учил тот, кто может «проектировать психологически безопасную и комфортную образовательную среду» и составлять психолого-педагогическую индивидуальную программу развития, работать с родительской общественностью. Звучит-то просто, но за этим стоит знание закономерностей семейных отношений, так что учитель должен быть еще и семейным консультантом. А требования к информационно-технологической компетентности такие, что большинство сегодняшних учителей не соответствуют по большинству пунктов.

— Это общие пункты. Чего стандарт требует от учителей определенных предметов?

— Учитель русского языка должен не только уметь работать как логопед, но и «вести работу с семьями учащихся и местным сообществом по формированию речевой культуры». Когда-то я работал директором школы в Красноярске, в Николаевке, и «местное сообщество» там было настолько специфическим, что и мне, и учителям-словесникам было бы трудно, если бы оно участвовало в  «формировании речевой культуры». Кроме того, нужно обращать внимание на культуру кратких текстовых сообщений в интернете, а также владеть транскрибированием, то есть расшифровкой аудиозаписей,  уметь издавать школьную газету, художественный или научный альманах, организовать школьное радио и телевидение, писать сценарии театральных постановок… Это фактически профессиональные требования к сценаристам, журналистам и редакторам.

— Много ли у нас таких учителей?

Педагогические кадры: кого и сколько готовят в России

— Очень небольшой процент, и это естественно. Профессия учителя массовая: в России это почти миллион триста тысяч человек, и таких по-настоящему творческих, выдающихся среди них мало. Многое мешает учительской креативности: пресловутый бумажный вал, множество правил и ограничений. Кроме того, усредненный статистический портрет российского учителя — это «уставшая дама»: 93% — женщины, большинство из них – немолоды. Доля возрастных учителей у нас в два-три раза больше, чем в других странах. Это не так уж страшно: скажем, финские исследователи обнаружили, что наиболее результативными педагогами являются женщины со стажем более двадцати лет. Но с ожидаемым образом творца, успешного, креативного профессионала, артиста и художника этот портрет мало вяжется, и в этом основная причина некоторого общественного раздражения по отношению к школе.

— Как приблизить ожидания к реальности?

— Возьмем как пример высшее образование, которое в последнее время становится всё более массовым — причем не только в России, но и во многих других странах. Выдающихся профессоров не хватает — не могут все быть гениями, высокими профессионалами. В Гарварде доля постоянных профессоров уменьшается каждый год на процент, сейчас их меньше половины. Это значит, что большинство курсов в одном из лучших университетов читают «неполные» профессора. Точно так же, возможно, имеет смысл говорить о том, чтобы в учительском корпусе наряду с блестящими учителями, соответствующими этому стандарту-ориентиру, работали тьюторы — специалисты с менее высоким уровнем квалификации. Первые выполняли бы ключевую работу, занимались бы развитием детского мышления, а вторые, как медсестры при враче, помогали бы им в этом, отвечали бы за тренировку, за индивидуальное подтягивание отстающих. Это один из возможных путей развития профессии, ее структурирования и появления в ней специальных позиций. Может быть, это не лучший выход и надо поискать другие, но если не приближать явно завышенные ожидания к реальности и не разрабатывать выполнимые требования к учителям, то высок риск того, что стандарт будет выполняться формально, а реально будет происходить депрофессионализация. Иначе мы будем проверять соответствие педагогов новому выдающемуся стандарту идиотскими тестами, типа тех, которые используются в Петербурге для аттестации учитель:

7. Выберите приоритетный показатель, которым должен руководствоваться учитель при выборе программы по предмету: А — объем программы; Б — наличие грифа министерства образования и науки РФ; В — учет в программе возрастных особенностей ученика; Г — содержание программы. Между этим тестом и предложенным стандартом пропасть. Простым объявлением новых ожиданий от учителей ее не преодолеть.

РИА Новости http://ria.ru/sn_opinion/20130410/931867985.html#ixzz1qu7Te7rM

Добавить комментарий