Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

Эвриканец Адамский – проамериканский разрушитель российского образования

15.01.2011

Эвриканец Адамский – проамериканский разрушитель российского образования

Материал 2007 года. Дается в сокращении.

Адамский – выходец из той самой «днепровской» компании перестройщиков-погромщиков нашего образования в смутные 1990-е годы. Однако, его взгляды, выступления, действия как теневого «идеолога» школьной политики, особенно в последнее время в фурсенковском министерстве образования и науки, при их ближайшем рассмотрении оказываются куда более опасными и разрушительными, чем даже деятельность Днепрова.

Итак, Александр Изотович Адамский – ректор автономной некоммерческой образовательной организации Института образовательной политики «Эврика». Он же член Общественной палаты РФ, заместитель председателя комиссии Общественной палаты РФ по вопросам интеллектуального потенциала нации. Это основная, профильная комиссия Общественной палаты РФ в сфере образования (просто комиссии по вопросам образования или по вопросам образования и науки почему-то не было создано). Но все это – «общественная деятельность» за рамками государственной системы управления образованием. Поэтому у А.И. Адамского есть еще одна должность, напрямую связанная с его «причудливым» влиянием на государственную образовательную политику: председатель совета сети федеральных экспериментальных площадок Министерства образования России.

Эта его должность и возможности, связанные с ней, в том числе финансовые, позволяют понять, почему Александр Изотович «на короткой ноге» с начальниками в федеральном министерстве, чья деятельность (или бездействие) непосредственно влияет на обучение и воспитание всех детей в нашей стране.

Фактически Адамский со своими сотрудниками полностью контролирует «экспериментальную деятельность» федерального министерства, тем самым, реально определяя перспективы и направления развития российской системы образования. Предоставляя простор для работы и бюджетные деньги для одних направлений, не давая перспектив и денег другим направлениям, не отвечающим его взглядам на школу, систему образования, его пониманию истории России и отечественной культуры. На этом месте у него имеются идеальные условия для не допущения таких инициатив, «наказания рублем» (хотя бы, и в виде отказа в выделении средств) тех, кто не желает выполнять его идеологические установки, считая их вредными. Или делает что-то свое, несовместимое с идеологией Адамского (например, развивает изучение православной культуры в светской школе).

Политико-экономические результаты «перестройки» надо было закрепить мерами по «мутации менталитета» россиян и понижению общего образовательного уровня населения. Делать это, по мнению заокеанских кукловодов, желательно с самого раннего возраста, а значит – необходимо кардинальное реформирование российской системы общего образования.

А.И. Адамский становится одним из активных исполнителей этих задач, реализации внешнего контроля над образовательной политикой в России, для чего, естественно, нужны и такие «местные кадры». И его проводят в «святое святых» российской школы, к установлению и развитию содержания общего среднего образования – того, что определяет цели и результаты учебно-воспитательной деятельности в общеобразовательных учреждениях, является содержательной основой для общественного обучения и воспитания всех детей в нашей стране.

В начале 1990-х годов направленцы госдепартамента США открыто заседали в кабинетах российского правительства и давали свои указания. Одни такие пришлые «благодетели» искусственно ограничивали финансирование системы образования, другие присылали богатые гранты, «помощь» на образование, «модернизацию» с учетом их интересов. «Кто платит, тот и заказывает музыку». Так в середине 1990-х годов российское общество и Российское государство были фактически отстранены от управления в сфере образования, и реально управление перешло к команде «модернизаторов».

На первой стадии они финансировались в основном из-за рубежа. Но американцы не любят платить. Колониальное управление должно осуществляться на самофинансировании. И ныне мы все, граждане России, сами оплачиваем установление в нашей стране режима «ограниченного суверенитета» в сфере образования, поскольку налажены каналы и механизмы непосредственно бюджетного финансирования разрушения и колонизации нашей школы. Из нашего с вами кармана.

Для этого подобраны, продвинуты и работают соответствующие кадры, последовательно и ежедневно, как древоточные жуки, действующие для разрушения социокультурных основ российского образования, снижения его качества, фундаментальности, конкурентоспособности. Они явно и тайно препятствуют восстановлению исторической и культурной преемственности русской школы. Под любыми предлогами дискредитируют, опошляют, разваливают любые инициативы, направленные на развитие патриотического воспитания учащихся, формирования в обучении российской гражданственности, национально-культурной идентичности учащихся – новых поколений русского народа как государствообразующего, а также и других народов России. Адамский и был «встроен» в эту деятельность, реализацию того, что можно было бы назвать зарубежным антироссийским, разрушительным проектом в сфере образования.

Здесь и надо искать причины явно неадекватного (несоразмерного с уровнем его научно-образовательной подготовки и профессиональной компетенции) влияния А.И. Адамского на российскую школу, управление российским образованием в настоящее время.

Процессы экономического «удушения» российской школы: нищенские зарплаты учителей, развал в системе обеспечения учебного процесса оборудованием, пособиями, имущественное разделение школьников и т.п. в 1990-е годы постепенно делали свое дело. Однако требовалось еще и другое – изменение самих социокультурных основ российской школы, основ обучения, воспитания и управления школой как социальным институтом. Для этого недостаточно просто экономических мер.

Требовались такие реформы, которые бы преобразовали общеобразовательную школу супердержавы, стоявшей на передовых рубежах мировой науки, в школу колониального сырьевого придатка. И при этом надо было не допустить восстановления в российской школе традиционных духовно-нравственных основ образовательной деятельности, практики патриотического и гражданского воспитания учащихся с учетом новых социокультурных реалий, свободы от идеологического атеистического диктата, в частности и религиозного образования и воспитания на основе традиционных ценностей народов России. Иначе все меры по снижению общеобразовательной подготовки наших детей не дадут ожидаемого «заказчиком» эффекта. Дети, которые с детства будут убеждены, что Россия – их единственная и любимая Родина, что они ее единственные и полноправные хозяева, должные в своем доме управляться по заповедям Божьим и добрым заветам предков, никогда не станут быдлом «нового мирового порядка». А любые частные пробелы в обучении, научных знаниях всегда можно быстро восполнить.

Так выделились три основных направления «реформирования» и «модернизации» российской школы, которые и реализует Адамский:

1) понижение общего уровня обучения, фундаментальности, научных основ общего среднего образования;

2) разрушение единой общенациональной и общедоступной школы;

3) недопущение восстановления традиционного духовно-нравственного компонента в системе образования, прежде всего в общеобразовательной школе. Замена в ней «отработавшей» коммунистической идеологии на все что угодно, кроме традиционных духовно-нравственных ценностей, формирующих национально-культурную и гражданскую идентичность новых поколений россиян.

Эти реальные направления «модернизации» и стали идеологией и сутью всей деятельности А.И. Адамского. И надо сказать, что на этих направлениях Адамский и его сотоварищи к настоящему времени уже многого добились.

Здесь же ясно всплыла идея подмены реальной основы образования – суммы преподаваемой информации и соответствующих знаний на некие абстрактные «компетенции».

Об этих «компетенциях» в ученом сообществе развернулись бесконечные дискуссии, споры о словах, отвлекающие внимание от главного, и никуда не ведущие. А главное было то, что новые варианты стандартов обязательного для всех детей образования содержали изменения, полностью лежащие в русле указанных выше основных направлений реформирования-разрушения отечественной школы. Сокращались учебные часы (именно часы, а не «компетенции») на обязательное изучение истории, но значительно увеличивалась учебная нагрузка по иностранному языку. В первом варианте, списанном, вероятно, просто «по кальке» зарубежных заказчиков, вводилось изучения иностранного языка с 1 класса – когда ребенок еще толком не может говорить на родном языке! Потом, правда, изменили на изучение со 2 класса, что реально несет не меньший вред.

Одновременно разрушалась система изучения основных естественнонаучных дисциплин, часы на них тоже сокращали, их объединяли в «интегрированные курсы», чем разрушалось формирование системных основ научного видения мира. Чтобы «заполнить» учебный план и не дать использовать его ресурсы для курсов духовно-нравственного воспитания, в частности, курсов религиозной культуры, изучение обществоведения ввели сначала с 5, потом, правда, с 6 класса (было с 8), и тоже увеличили на него обязательную минимальную учебную нагрузку. Хотя никакой необходимости и потребности в этом не было.

Реформа ступеней обучения также была не менее вредной и абсурдной. Была предложена 12-летняя школа. Однако вместо восстановления на первых двух степенях полноценной десятилетки по схеме 4-6-2 (начальная, основная, полная средняя школа), когда в основной школе за 6 лет можно организовать нормальное постепенное освоение основных общеобразовательных линейных курсов (история, физика, математика и др.), попытались внедрять абсурдное «предшкольное образование» по схеме 2-4-4-2. Если бы это прошло, наши дети не только бы лишились детства, поскольку начало обучения для них стало бы с 6 или даже 5 лет, но и было бы окончательно разрушено линейное изучение основных учебных курсов на основной ступени общего среднего образования. И ныне педагоги стонут от реформы, когда они должны преподавать, например, линейный курс истории только 5 лет (в 5-9 классах) вместо 6 лет как было раньше в десятилетке (5-10 классы), а потом все повторять «галопом по Европе» в 10-11 классах. А здесь их бы еще усекли до 4 лет.

Кроме того, собственно, содержание, наполнение обязательных минимумов содержания образования по гуманитарным дисциплинам оказалось существенно хуже, чем в стандартах 1998-1999 гг. Курсы естественнонаучных дисциплин было значительно «понижены» в плане фундаментальности, основательности и системности научных знаний. Курсы гуманитарных дисциплин, прежде всего истории, жестко ориентированы на теорию «догоняющей модернизации», «заталкивание» истории нашей страны в идеологические схемы «нового мирового порядка». Из них вымывалось гражданско-патриотическое содержание, в результате чего стало возможным появление антироссийских учебников по истории (стандарт ограничивает автора учебника, и он обязан опираться на положения стандарта).

С 2007 года Минобрнауки начинает официально проталкивать уже совершенно новое «изделие» Адамского и его компании – новую реформу, которая должна дать «окончательное решение» вопроса о нашей школе. Это действительно последовательный и логический шаг в разрушении нашей школы, а также государственно-общественного характера управления российской системой образования. По данной реформе:

1. Ликвидируется контроль гражданского общества через представительные органы власти над содержанием общего образования, обязательного для всех детей в стране. Норма закона об установлении основных положений стандартов общего среднего образования федеральным законом, Государственной Думой – исключается. Это будет теперь делать Министерство образования и науки, читай – могут делать Адамский и товарищи, вернее их «система параллельного управления».

2. Фактически ликвидируется стандартизация общего среднего образования как суммы определенных знаний, понятий, представлений, которые должен освоить ученик. Обязательные минимумы содержания образования заменяются непонятно на что (никто пока не видел). Например, это могут быть примерные учебные программы по предметам, идеологию и содержание которых вполне могут определять Адамский и товарищи.

3. Чтобы не было «самодеятельности» в регионах, особенно в сфере духовно-нравственного воспитания учащихся, воспитания патриотизма, любви к Родине, а также в сфере изучения традиционной религиозной культуры – ликвидируется трехкомпонентная структура школьного учебного плана, отражающая федеративное устройство государства, региональные и местные национально-культурные особенности. Регионы и школы лишаются права вводить изучение учебных предметов в рамках их «сектора» в учебном плане (примерно до 10% у региона и до 15% у конкретной школы) – как раз тех, которые нужны обществу, людям в регионах и на местах. Теперь все содержание образования, в том числе гуманитарное, как обязательное, будет спускаться сверху, от федерального министерства. И, вновь вполне реально, – от Адамского и его товарищей, «системы параллельного управления» и ее реальных модераторов за рубежами РФ.

В случае принятия данного законопроекта на перспективах свободного, демократического развития отечественного образования, средней школы надо будет поставить жирный крест. У нас не остается никакой, хотя бы относительной независимости отечественной школы от геополитических конкурентов и прямых ненавистников нашего Отечества. Федеральное министерство образования становится фактическим проводником, механизмом уничтожения возрождающейся русской школы, российского просвещения. Система складывается вполне очевидная. Концептуальные решения относительно российской школы, системы образования в целом принимаются за рубежом. В России их переводят на русский язык, облекают в околонаучную оболочку и рекламируют Адамский и его другие «эвриканцы». Министерство образования и науки, другие государственные и муниципальные органы управления образованием используются просто как механизмы для трансляции и внедрения всех этих решений. А российское общество, все мы, наши дети, должны будем только «компетентно» под все это подстраиваться, не имея никаких возможностей спорить или отказаться.

Таким образом, в настоящее время практически сложилась система параллельного внешнего управления российским образованием, прежде всего общеобразовательной школой, действующая в интересах наших геополитических конкурентов и против интересов народа России и Российского государства.

Если посмотреть Предварительный вариант концепции Проекта по поддержке реструктурирования системы образования (проект Международного банка реконструкции и развития) от мая 1998 г., выяснятся, что одним из его участников по направлению «Подготовка и переподготовка кадров и руководителей образовательных учреждений» является А.И Адамский. В документе сказано: «Целью проекта является содействие перестройки сектора образования в соответствии с изменяющимися социально-экономическими условиями в России и требованиями личности, рынка труда и общества». Пункт 2.12 документа гласил: «Министерство образования должно продолжать поддерживать реформу Федерального экспертного совета в рамках программы Инновационного проекта Всемирного банка в области образования, что поможет улучшить состав Федерального списка учебников и разработать новые критерии публикации учебной литературы».

На каком основании Всемирный банк вторгается в суверенные дела Российской Федерации в жизненно важной для нашего государства и общества сфере общего среднего образования? Навязывает свои взгляды на содержание учебников, федеральные перечни учебников, «новые критерии публикации учебной литературы» посредством таких вот механизмов?! Что это за Инновационный проект? Не тот ли, чьи «инновации» и реализует Адамский в своем инновационном институте «Эврика»? Кто-то может подумает: ну что плохого? Вот из зарубежных средств мы финансируем наше образование, не тратим свои деньги. Ведь Всемирный банк финансирует многие проекты и в других странах. Что плохого, что за счет его средств мы «улучшим состав Федерального списка учебников»? Что с того, что США контролируют Всемирный банк. Они не рассматривают нас как своих врагов, Россия стремится стать союзником США. Так думать сегодня наивно и безответственно. Понятно, что американские чиновники, госдепартамент США, фактически контролирующие эту международную финансовую организацию, просто используют ее для проведения своей внешней политики. Это уже банальность, и с этим не будет спорить ни один серьезный политолог. И эта политика никоим образом не предусматривает ничего, что укрепляло бы Россию как государство, поскольку Россия рассматривается в США как один из реальных геополитических конкурентов. А вот на вредительство интересам России деньги вполне можно дать.

Главной мишенью для Адамского является собственно школа как исторически сложившийся, устойчивый социальный институт обучения и воспитания новых поколений россиян. Работающий на базовых педагогических принципах природо- и культуросообразности, системности обучения с учетом исторических и культурных особенностей российского народа, нашей цивилизации. Такую общеобразовательную школу, в ее единственно возможном нормальном понимании, он всячески, исподволь и прямо дискредитирует. Везде и всюду внушает мысль, что такая школа не выполняет и не может выполнять свои функции.

И это несмотря на тот очевидный факт, что она и выполняла, и выполняет свои функции, хотя, конечно, не так хорошо как могла бы вследствие подрывной деятельности Адамского и ему подобных в нашей системе образования. При этом школа, построенная на аналогичных принципах, например, в Англии, Израиле, США и других странах, почему-то может выполнять все свои функции, в том числе функцию трансляции знаний и функцию воспитания беззаветно преданных патриотов своей страны, своего государства. И только в России, как постоянно внушает Адамский, это совершенно невозможно.

Адамский утверждает: «Страшная ложь заключается в том, что в наших головах – учительских, родительских – сформировали стереотип: качество образования – это количество знаний, которое имеет ребенок. Именно эта установка и рождает насилие в школе. И это насилие нарастает как снежный ком. Вначале оно незаметно: ты перестаешь вести себя в соответствии со своей волей и начинаешь вести себя в соответствии с чужой волей – волей учительницы. А она ведет себя так, чтобы обеспечить качество образования – набить ребенка знаниями и навыками в как можно большем объеме. Ее за это и аттестуют, и похвалят. Более того, и родители от учительницы ждут именно этого – чтобы ребенок был набит знаниями по самую макушку. Сделать это без насилия можно, но это требует колоссальных усилий и таланта. Вот и выходит: или сам приобретешь знания, добровольно, или тебя заставят, да еще и ногой придавят – для надежности».

Отметим чудовищное качество речи Адамского (это почти во всех его высказываниях). «Эксперт» в области образования просто не владеет нормально русским языком, и его надо переводить на русский язык. Так и здесь: «страшная ложь» заключается в том, что «сформировали стереотип». По-русски надо было сказать – сформировали ложный стереотип. Что же это за такой ложь-стереотип? Это, оказывается, убеждение родителей и педагогов в необходимости освоения нашими детьми, учащимся в российской школе большого объема разных знаний. И убеждение учителей в том, что они, как профессиональны, должны делать для этого все возможное. Русским, татарским, башкирским и т.д. детям, по Адамскому, не надо заполнять свои головы знаниями «по самую макушку», для этого есть другие дети, и не в России. Это фактически и пропагандирует в педагогическом издании Адамский, если заменить вульгарное слово «набивать» на другое, нейтральное слово – заполнять.

Аргументы для отказа от школьного обучения заключаются не только в том, что учащийся в школе должен следовать «чужой воле – воле учительницы». Образование якобы бессмысленно и потому, что в школе ничего важного вообще узнать нельзя: «Спросите у своих детей: откуда они узнали о клонировании, о Викторе Пелевине, о последних достижениях в компьютерной сфере? Скорее всего, они скажут, что узнали об этом не в школе и не от учителя, а из телевизионных сообщений или по каналам Интернета. Школа сегодня проигрывает жестокое соревнование с другими, ставшими в одночасье образовательными неформальными институтами. Реклама запоминается ребенком лучше, чем правило грамматики. Образ раскованного и уверенного в себе, но малограмотного героя сериала «Улицы разбитых фонарей» убеждает ребенка сильнее, чем школьный учитель или даже директор».

Абсурд и ложь одновременно, манипулирование сознанием читателя, которое уже достаточно промыто примитивной пропагандой СМИ. Ложь, в частности, потому, что содержание школьного образования (изучение истории, литературы, математики и т.д.) и «воля учителя» в его освоении – одобряются родителями учащихся, обществом. Естественно, в той части содержания, которая еще не «реформирована» по Адамскому. Очевидный абсурд и в приводимых примерах, если их подвергнуть критическому анализу. Клонирование, достижения в компьютерной сфере, тем более – Пелевин, не нужны детям очень долгое время, а учащиеся старшего возраста узнают об этом в школе. И еще о множестве вещей, которые «не выловить» в мутных волнах наших СМИ или трудно искать в закоулках Интернета. По существу, Адамский добивается примитивизации содержания общего среднего образования, низведения его до уровня низкопробных телесериалов и бульварной литературы. При этом как бы «за кадром» остается то, что школа – это не только место, где ребенок получает знания, но и место где он формируется как личность в общении, труде, воспитывается.

Еще один избитый довод: здоровье детей. Мол, школа губит здоровье наших детей и ничего не дает обществу взамен. На уроках дети только теряют здоровье, страдают потому, что им приходится слушать, запоминать, сосредоточиваться. И воспринимать все, что им «неинтересно», не нужно и даже вредно.

«Мало кто, правда, понимает, что ухудшение здоровья связано прежде всего с тем, что ребенок вынужден высиживать по 40 – 45 минут в классе, скучая и заставляя себя сосредоточиться, вынуждая себя слушать и запоминать то, что ему неинтересно. Само содержание образования — набор определений, правил и алгоритмов, которые нужно просто запомнить, — и есть главная угроза здоровью ребенка… Делать образование более интенсивным нельзя. А заставлять детей в вялотекущем режиме запоминать огромные объемы — пожалуйста. Бегать, прыгать, танцевать, играть, петь и рисовать в полуразрушенной школе нельзя. А модернизировать образование — предписано правительством. Но пока не стряслась беда и пока не пришлось спасателям извлекать из-под школьных обломков наших детей, давайте выделим деньги на ремонт школы. А сразу же после этого займемся модернизацией».

То есть все, чему учат в школе – только угроза здоровью и абсолютно не интересует детей. И еще хотелось бы спросить у Адамского – сколько денег из полученных им за его собственные «модернизации» (со времен торговли педагогическим «секонд хэндом» в регионах) он лично потратил на ремонты школ? И почему это тут он изображает себя как совсем непричастного к той самой модернизации образования, из-за которой текут крыши и разваливаются стены в тысячах российских школ? Он же и является одним из главных проводников, толкачей этой самой злосчастной модернизации! Он и его сотрудники наживают на этом деньги, и в то же самое время он умудрятся изображать дело так, как вроде бы он к этому совершенно непричастен! Поразительные лукавство и наглость!

Адамский бьет по школе в самую сердцевину, в базовое содержание образования и его систематическое освоение на уроках по базовым учебным дисциплинам. Собственно, в то, ради чего дети и ходят в школы, ради чего тратятся на школьное образование детей годы их жизни, а любое нормальное государство тратит большие средства.

«А что касается детей, то, как известно, насаждение в школе чего-либо – будь-то «Закон Божий» или Пушкин с Толстым – вызывает лишь отторжение».

«Если мы говорим о массовой школе, то сколько бы уважаемые математики ни бились за увеличение часов математики в учебном плане средней школы, уровень математической подготовки обычного школьника от этого не повысится. Сколько бы уважаемые писатели ни старались доказать городу и миру, что в отведенное на русскую литературу время в учебном плане школы невозможно передать все богатство русской литературы, от этого любовь к Толстому и Чехову у детей не усилится. И психологи, и социологи уже давно установили, что в данном случае происходит эффект “сдвига мотива на цель”. Мотив – продвижение собственной предметности: религии, математики, литературы, основ безопасности жизнедеятельности, этики и психологии семейной жизни, информатики, экономики. Эти мотивы подменяют собой цели повышения духовности, развития математического мышления, привития любви к отечественной литературе и т. д. Эта подмена вызывает споры по простой схеме: “Вы хотите, чтобы дети любили Толстого? Значит, надо увеличить количество часов, отведенных на уроки литературы!” Железная логика. “Ах вы не хотите увеличить количество уроков литературы? С вами все ясно: враг русской культуры, могильщик образования, а то и агент влияния мировой закулисы. Вы хотите превратить наш народ в быдло!” Вы против введения обязательного изучения “Основ православной культуры в школе”? Враг православия, враг государства, враг народа! Но нет ни одного доказательства, что увеличение объема материала и обязательность его изучения приводили бы к улучшению ориентации ребенка в предмете или повышению уровня его информированности. Мы говорим не о детях, склонных к математике или литературе, не о воскресных школах, куда дети идут по желанию, а о массовой школе, в которой учащиеся изучают обязательные предметы независимо от собственного интереса».

Именно подменами и манипулированием тут занимается сам Адамский. Кто спорит с тем, что за часы уроков в обязательном учебном плане нельзя передать «всё богатство русской литературы»? Именно всё. Но только умственно неполноценный человек или сознательный разрушитель может не понимать или спорить с тем, что за 3 урока в неделю можно, при общих равных условиях, лучше приобщить детей к русской литературе, чем за 2 урока в неделю. Аналогично по русскому или английскому языку, математике, химии и т.д.

И причем тут «любовь к Толстому и Чехову»? Знать свою национальную литературу, культуру и любить конкретно Толстого или Чехова – не одно и то же. Можно знать, например, творчество Толстого, но не любить его, оценивать иначе. Главное – знать.

С легкостью ума необычайной Адамский говорит о каких то анонимных психологах и социологах, которые все «уже давно установили», и педагогам теперь нужно только исполнять их установки. Все это безграмотные антинаучные бредни Адамского. Сдвиги могут быть любые, но ему нужны только те, хотя бы и притянутые сюда «за уши», которые бы сдвигали наше образование подальше от нашей национальной культуры. Лукавство и ложь таких заявлений Адамского заключаются и в том, что в варианте стандартов 2004 г., к которым он также имеет прямое отношение, как было указано выше, для достижения целей «мутации» менталитета наших детей используется именно и прежде всего изменение величины обязательной учебной нагрузки. Ее конкретное снижение по истории, фундаментальным научным дисциплинам и увеличение по иностранному языку. Так что это просто пропагандистская демагогия, призванная готовить общественное мнение к новому «обрушению» базового содержания образования в российской школе.

В этой же цитате есть характерный пример внушения ложного мнения, когда Адамский говорит об обязательном изучении курса основ православной культуры. Адамский действует как погромщик нашего образования, поскольку всячески воинствует против изучения «Основ православной культуры» в школах на добровольной основе, без всякого принуждения, для желающих этого родителей школьников и самих детей. А здесь вводит людей в заблуждение, как будто РПЦ требует введения обязательного изучения православной культуры в школах. Точно знает, что это не так, но все равно лжет, занимается «черной пропагандой». И при этом можно выстроить перед ним хоть сотни или даже тысячи школьников и их родителей, которые объявят ему, что они желают знать, изучать в школе православную культуру, имеют в этом «собственный интерес», однако он и тогда будет воевать против православия, нашей культуры и школы.

Еще одно безапелляционное утверждение, что якобы, «нет ни одного доказательства, что увеличение объема материала и обязательность его изучения приводили бы к улучшению ориентации ребенка в предмете или повышению уровня его информированности» – просто абсурд. Человек утверждает полную глупость так, как будто это истина в последней инстанции. И эту глупость охотно тиражируют СМИ. А где доказательства этого бредового тезиса? Разве Адамский провел научно-педагогическое исследование и доказал, что увеличение объема подготовки по любому учебному предмету никогда не ведет к росту знаний по данному предмету у школьника, его лучшей ориентировки в нем? Да такие глупые исследования никто из ученых-педагогов и не будет проводить. И без них ясно, что чем больше различных знаний по математике или истории преподаются школьникам за большее время, тем они будут больше знать по данному предмету. В среднем, конечно, ведь кому-то и любой урок – не впрок, просто по неспособности или нежелания учиться. Или Адамский считает всех российских детей идиотами, а может – убежденными невежами?

Все остальное в этой цитате – опять нападки на базовое образование, которое не может в современном развитом, технологическом, открытом цивилизованном обществе не быть обязательным для всех детей в определенном объеме. Речь идет только о том, что конкретно, какие знания преподаются детям, какое на это дается время, какие ценности при этом воспитываются, качества личности формируются. Что же касается «воскресных школ», то в таких школах, за собственный счет родителей дети могут осваивать что угодно, в том числе в подобных самодеятельных учреждениях – бредовое «эвриканство» Адамского, о котором будет сказано ниже. А вот базовое содержание своей национальной культуры, в том числе религиозной (естественно, с учетом отношения граждан к разным религиям, конфессиям или с учетом их нерелигиозных убеждений), должно и будет преподаваться именно в российской «массовой школе». В соответствии с интересами родителей (законных представителей) учащихся, как это и установлено в нашем законодательстве и как это принято в мировой практике.

Всю эту разрушительную пропаганду Адамский ведет годы и годы. Вот и совсем недавно на проводившихся в Общественной палате РФ слушаниях А.И. Адамский заявил о школьном курсе литературы: «Мы знаем, к чему приводит обязательное изучение, например, курса литературы. Ничего, кроме отвращения, это не приносит».7 Это абсурдное утверждение, совершенно немыслимое для педагога, вызвало недоумение других участников собрания. Так, архиерей Русской Православной Церкви, полагая, что Адамский просто оговорился, пытался втолковать ему: «Что же, мы тогда должны нашим детям в школе дать возможность – изучать литературу или не изучать, потому что у них может быть «отвращение» к литературе? А наша задача – вкус привить, наша задача, задача общества, педагогов и школ, в первую очередь, это дать правильное направление и в области знаний, и в области воспитания».8

Но это бесполезно, Адамский не оговорился. Это и есть его «правильное направление» в области знаний и воспитания – отвращение наших детей от нашего исторического и культурного богатства. И про отвращение к русской, и к классической литературе вообще он говорит постоянно, почти в каждой своей статье, человек просто выражает свои чувства…

Чуть выше в этой публикации корреспондент газеты дает «информацию» что, якобы, по данным Института возрастной физиологии, 90% выпускников вспоминают школу с отвращением, а 80% дошколят не хотят идти в первый класс. Представляете себе – на выпускном вечере 9 из 10 ребят с отвращением говорят друг другу о школе, а на 1 сентября 8 из 10 первоклашек заявляют о нежелании переступать школьный порог! Если газета не врет, и эту ложь распространяет данный институт, его надо закрывать. Ведь сомнения в этих «данных» выражает даже сам Адамский. Выражает сомнения для того, чтобы сразу после этого заявить о ненависти большинства отличников к классической литературе.

Все это похоже не на соревнование в глупости одного глупца с другим, а на манипулирование сознанием читателя. Читатель сначала читает первую глупость о нашей школе от газеты и удивляется про себя. Потом читает ее оценку Адамским: «Никогда не поверю, что 80% первоклашек не хотят нацепить на плечи рюкзак и сесть за парту…» – и соглашается с Адамским – вот ведь, «эксперт» тоже не верит. Затем читает ложь Адамского про ненависть к литературе, и уже не сразу понимает, что это не меньшая ложь, чем про первоклашек. «Эксперт» ведь говорит, «доктор философии образования».

Возможно, изучение литературы (в нашей школе в основном русской литературы) и, правда, не вызывало ничего, кроме отвращения и ненависти, у самого Адамского в его школьные годы. Возможно, он формирует такое отношение к российской культуре у юных членов его собственной семьи. Вполне возможна такая реакция на классическую литературу, в том числе русскую, которая во всем мире признана как величайшее достижение мировой культуры, формируется и у детей-эвриканцев, изуродованных лжепедагогическими воздействиями Адамского и его сотрудников (см. ниже). Но почему его антикультурные, маргинальные мнения навязываются российским педагогам, в том числе в педагогических изданиях и за государственный, то есть за наш собственный, счет? Такое положение дел явно ненормально и требует незамедлительного изменения.

В той же статье, за рекламой законопроекта № 448303-4 «проскакивают» и другие типичные абсурдные высказывания Адамского. Он заявляет, что личность человека, «если и развивается, то исключительно в произвольной деятельности», требует фактически закрытия сельских школ. Или рассказывает о своей системе материального поощрения педагогов. Из 50 учителей в школе 10 лучшим дается по 200 тысяч рублей, двадцати хорошим по 100 тысяч, а остальным – ничего. Представляете себе, что будет с этим педагогическим коллективом после такой «раздачи»?

Еще цитата того же плана: «Представляете, что значит принципиально изменить содержание образования в средней школе? Что значит отказаться от архаичного средневекового принципа освоения мира по набору учебных предметов? Что значит объявить целью школы не успеваемость по базовым предметам и не поступление в вуз (в вуз вообще не надо поступать — туда надо просто записываться, как в школу), а способность человека самому себе формулировать задачу, вырабатывать собственные способы действия в быстро меняющемся мире?… Министерство сделает так, что все базовые предметы у детей будут от зубов отскакивать. Вот только ни радости, ни счастья им это не принесет».

Почему это существующая система образования архаична? Каким это образом Адамский будет обеспечивать «запись в вузы» всех желающих – из своих личных средств? Или речь идет только о «записи», а не обучении в высших учебных заведениях? И что принесет учащимся счастье? Дешевый популизм: ах, какой ужас, бедные ученики принуждаются изучать такие сложные предметы, вместо того, чтобы учиться жить в быстро меняющемся мире. А в быстро меняющемся мире знания уже не нужны? Этой пустой трескотней маскируется реальная антиобщественная и антигосударственная пропаганда.

А вот оценки А.И. Адамским российских школ: «И теперь уже мы не обижаемся, когда родители относятся к школе, как к камере хранения детей. Конечно, слово “камера” нам не нравится, но такая уж у нас стилистическая традиция. Психологи, например, даже пространство детских изменений называют “зоной ближайшего развития”. Почему зоной? А мы уклад школы по старинке называем режимом. Почему режимом? А условия учебно-воспитательного процесса – единством требований. Зона, режим, требования – такая вот семантика жизни ребенка в школе». «Мы загоняем их (детей, – прим. авт) в школу — и там они тратят лучшие годы детства на муштру и показуху, в один прекрасный момент осознавая, что школа запихивает в них огромную кучу мусора и заставляет проходить безумный ритуал подчинения ради заветного аттестата».

Полная «чернуха», не родные школы, а зоны, камеры, режимы, куча мусора… Отдельное и частное негативное выдается за массовое, типичное явление. Это, как уж сказано выше, прием всех провокаторов и разрушителей общества. Всех этих нигилистов, паразитирующих на обществе и одновременно подтачивающих его устои. Точно также представляли русскую школу, русскую государственность, общественную жизнь одурманенные ложными идеями погромщики в начале XX века. А.И. Адамский и ему подобные в этом отношении могут считаться их прямыми духовными наследниками и продолжателями. Оголтелая критика всего и вся только потому, что люди глубоко чужды нашей культуре, ее ценностям, нашей истории, ненавидят все это и пытаются уничтожить.

«Я глубоко убежден, что абсолютно неоправданное серьезное отношение родителей к школе превращает детскую школьную жизнь в невыносимую пытку… Сегодня, когда мир стал чрезвычайно открытым, а формальные книжные знания служат лишь первичной моделью для формирования способностей находить и создавать новые знания, школа давно перестала быть главным образовательным институтом…

Самый старый педагогический анекдот иллюстрирует эту концепцию. Девочка-отличница спрашивает учительницу:

— Марья Ивановна, а зачем нам изучать «Анну Каренину»?

Марья Ивановна дает абсолютно верный концептуально и в то же время бессмысленный с точки зрения жизни ответ:

— В жизни пригодится.

Не пригодится, Марья Ивановна. Никому и никогда, и вам в том числе. Досконально зная историю любви и смерти Анны и Татьяны, и вы, и ваши ученики, встретив это чувство, все равно будете страдать и даже, не дай Бог, умирать так, как будто нет ни одной книги про любовь. Так было всегда. Подготовить людей к реальной, настоящей, непридуманной жизни нельзя».

Александр Изотович здесь анекдотом поучает учительницу Марью Ивановну. Вся ее упорная, самоотверженная деятельность по приобщению детей с русской классической литературе – абсурд, бессмыслица. Подготовить этим к реальной жизни нельзя. Но это – смотря что считать реальной жизнью. Для Александра Изотовича, по фактам его биографии в изложении д.ф.н. А. Буровского, реальная жизнь – авантюризм, изготовление «типичных фиктивно-демонстрационных продуктов», которые можно только демонстрировать и говорить, что у тебя «это» есть, но использовать невозможно. Ловля рыбы в мутной воде смутного времени, борьба с русской школой, обоснование и распространение бредового «эвриканства» (см. ниже) и т.п. Естественно, к такой жизни русская литература не готовит. Можно сказать напротив, оберегает от такой бессмысленной и вредной жизни, хотя и, к сожалению, не придуманной, реальной (на нашу голову). Но все же не могут жить такой жизнью! Иначе кто будет работать, кормить «модернизаторов»?

Марьи Ивановны, на которых ныне держится наша школа, – просто «бельмо в глазу» у лжемодернизатора Адамского и ему подобных

Похоже, что Адамский и ему подобные, действительно, не понимают, просто не в состоянии понять по уровню своего культурного и нравственного развития, что изучение литературы в школе имеет и другие цели, кроме подготовки ребенка к «реальной жизни». Например, цель эстетическую – просто получение эстетического удовольствия от знакомства с выдающимися произведениями словесности, эстетического развития личности. Да и цель нравственного развития и воспитания молодого человека на произведениях разных авторов, даже придерживавшихся разных взглядов на человека, общество, историю.

Такое образование Адамскому не нужно, ему нужно другое образование для наших детей: «И каждый человек имеет право на такое образование, которое в конце концов обеспечит ему способность вырабатывать собственный моральный кодекс…».

Вот суть их «реформ». Каждый школьник должен ориентироваться на выработку собственного кодекса морали, отличного от других. В том числе, как вариант, «кодекса» антипатриота, вора в законе, извращенца, например? Это вместо усвоения общепринятых, устоявшихся норм общественной морали. В том числе, посредством изучения классической литературы, приобщения наших детей к истории и культуре нашего народа, а значит и к самому народу, интеграции в национальную и мировую культуру (что установлено нормами российского законодательства об образовании в части требований к содержанию образования). И все это опять по духу вполне в русле принципа «разделяй и властвуй». Так и Гитлер утверждал необходимость и полезность того, чтобы в каждой русской деревне была своя секта, чтобы ничего не связывало нас в единый народ, исторический и культурный субъект на своей земле.

В полном соответствии с бредовыми заявлениями по поводу предметно-урочной системы (никто не спорит с тем, что ее надо развивать, наполнять новыми современными формами педагогической работы) и отношение Адамского к экзамену: «Вначале дети сдают экзамены на аттестат зрелости. Каждый гражданин проходит это мучительное, кошмарное испытание, зазубривая заранее известные ответы на заранее известные вопросы. Изнурительность этой процедуры обусловлена тем, что в ней нет никакого интеллектуального напряжения, никакой работы мысли. Надо на время запомнить массу ненужных вещей, чтобы ответить экзаменатору и тут же забыть. Психика сопротивляется этой бессмысленной, немотивированной, не отвечающей потребностям человека задаче». «Весь этот экзаменационный кошмар, скандалы с родителями, мучительное зазубривание параграфов, бессонные ночи перед экзаменом и, наконец, нестерпимое унижение проверки знаний, подобное прохождению страшного чистилища – все это должно остаться в прошлом…».

Отметим, что этот бред вдалбливается целенаправленно и постоянно: вначале в апреле, потом через полгода снова в октябре. Покопавшись в книжках, А.И. Адамский со ссылкой на слова А. Тойнби, сказанные в совсем другом контексте, нашел еще более ужасную страшилку: «…экзамен придумали восемь с лишним веков назад церковники как дидактический прием, чтобы легче была понята тема Страшного суда. Основной целью экзамена была не проверка знаний, а состояние ужаса и осознание ответственности за то, как ты жил до экзамена».

Не нужны учебные предметы, не нужны уроки, не нужны и экзамены. Даже с нетерпением всегда ожидаемые школьниками каникулы – тоже сплошной ужас:

«Когда дети ходят в школу, то не так заметно, что страна Россия совершенно не приспособлена для детской жизни. Мало того, что детям в ней просто опасно находиться из-за бандитов и некачественной пищи (вспомните, сколько за последний год было сообщений о пищевых отравлениях в детских садах и школах), но само российское пространство не рассчитано на пребывание в нем детей. Особенно это заметно в каникулы… А между тем реальное образование наши дети получают как раз в этом не приспособленном для них, полузапретном и по-настоящему страшном мире: в переходе на Пушкинской, на рынках, где полно беспризорников, на московских перекрестках, где деловые маленькие побирушки собирают с водителей и прохожих дань».

Не нужна и школа, и даже, в сущности, сама Россия, совершенно не приспособленная для детской жизни. Русским (и всем другим) детям находиться на их родной земле, в своей России «просто опасно».

Вот такая идеология. Куда же нам всем деться из России? Может быть, выехать всем миром в США, Израиль, Канаду и т.д. и освободить «страну Россию» для кого-то другого? Кто ее приспособит для своей жизни.

Адамский ерничает, когда высмеивает в цитате представление о себе как зарубежном «агенте влияния». Однако в этом нет ничего смешного. Мы все за последние годы видели множество таких агентов, за сребреники или за «идею» разрушавших нашу страну. И это общемировая практика – использовать внутреннюю «пятую колонну» для подрыва экономики, социальной стабильности, недопущения нормального развития государства-конкурента. Никакой здравомыслящий человек ныне не будет спорить с тем, что за рубежом есть влиятельные силы, заинтересованные в том, чтобы не допустить подъема России, хотя бы в ее «усеченном» виде Российской Федерации, и целенаправленно действующие для этого. А.И. Адамский – не в теории, а по делам, по фактам – может считаться участником этой «работы».

Итак, все указанные радикальные нигилистические, антипедагогические и антикультурные позиции проводятся и внедряются Адамским постоянно и последовательно, везде и всюду, вплоть до настоящего времени. Именно эти позиции лежат в основе навязываемых в настоящее время разрушительных «инноваций», в том числе в сфере правового регулирования образования. Человек уже просто не может говорить ни о чем ином, кроме бесконечной никому не нужной модернизации. В стиле известного троцкистского лозунга: «движение – все, цель – ничто». Вот как А.И. Адамский обосновывает эту свою бесконечную вредоносную реформаторскую деятельность: «Между тем становится уже почти очевидным факт, что современное образование — это постоянно идущая реформа. Иначе система образования просто потеряет свою функцию – просвещать и дать человеку возможность ориентироваться в мире. Привычка к переменам, способность ориентироваться в быстро меняющемся мире – это и есть образование сегодня. Поэтому школьные изменения неизбежны. Мы обречены на то, чтобы школа стала другой и быстрее поспевала за переменами».18

Кому очевидно? Эти безумные «перемены», бесконечно инициируемые только адамскими, приносят только обогащение их инициаторам и лоббистам, но не дают ничего позитивного. Как было показано, они только дезорганизуют работу системы образования, школ, наносят реальный вред. Здесь налицо явная подмена сути дела демагогией. Дело не в переменах, а в том, в чем они состоят – по сути, своему содержанию. Что новое предлагается, вводится, а от чего отказываются. Но все это – вне поля обсуждений, это решается не педагогами, не школами, родителями школьников, а совсем другими людьми. Эти люди стремятся превратить нашу школу в инструмент, средство для «перемен», выгодных им и невыгодных и опасных для нас, российского общества.

Суть их «реформ» и «инноваций» в изложении самого А.И. Адамского: «…результативность школы не столько в том, чтобы освоить известные алгоритмы и сформировать заранее заданные качества личности (пресловутая “модель выпускника”), а в том, чтобы научить действовать в ситуации неопределенности, в новых ситуациях. Это и есть инновационное образование – формирование способностей строить свои действия в новой, неизвестной ситуации. Эти способности в специальной литературе принято называть компетентностями – информационными, социальными, экономическими, коммуникационными. Поэтому возвращение к архаичному стремлению ввести новый учебный предмет и ожидать, что его изучение решит современные задачи, – иллюзия».

А разве в новой, неизвестной ситуации, чтобы эффективно строить свои действия, не нужно иметь определенные качества личности и глубокие знания? Конечно, нужно именно это. Нужны устойчивые, проверенные веками и основанные на высокой культуре качества личности, прежде всего духовно-нравственные. Нужны и знания. А пресловутые «компетентности» нужны не для этого. Они нужны для того, чтобы приспосабливаться к тем «новым ситуациям», которые будут формировать в России Адамский и его компания, их зарубежные покровители и направители. Как уже было сказано – компетентно подстраиваться под хозяина. Который по своему произволу, для нас в ситуации «неопределенности», то введет вредный для людей закон, то разрушит какую-то отрасль экономики или вывезет за границу национальный валютный запас, то продаст за копейки часть земли иностранцам, то вообще вдруг «упразднит» Россию и нас с ней вместе.

Раз нет никакой цели в освоении определенной суммы знаний, нет ее и в формировании определенных качеств личности, усвоении устоявшихся норм общественной морали, основанных на вековых традициях и духовной культуре народов России, то чем же тогда детям заниматься в школах? Чем же надо заменить нормальное, классическое образование для наших детей? А ничем! Некими инновациями, самореализациями.

Из путанных разъяснений Адамского видно, что вместо «устаревших» школьного урока и традиционного воспитания в школе он предлагает школам, родителям, детям какие-то сомнительные проекты, спектакли, свободное самовыражение, «вовлечение в образ жизни» без указания на то, что это за образ жизни (и об этом еще скажем ниже).

Иначе говоря, то, чем он сам и ему подобные отрицатели традиций и культуры занимаются всю свою жизнь. При этом за наш, государственный счет.

Недавно он выступил с весьма показательным интервью: Александр Адамский: «Заканчивается эпоха в образовании длиной в пятьсот лет». http://www.newslab.ru/news/article/358187.

Именно идеи А. Адамского продвигают единороссы, требуя в новых стандартах сократить в старшей школе количество изучаемых предметов вдвое. Все это якобы ради патриотического воспитания.

Позиция А. Адамского не есть какое-то досадное исключение, она находится в общем русле либерально-демократических реформ, проводимых под лозунгами гуманизации и демократизации, но, на деле, ведущих к прямо противоположным разрушительным результатам, утверждающим и насаждающим невежество, обскурантизм и аморализм. Антирусская и антироссийская группа разрушителей отечественного образования вновь активизировалась. Ее необходимо остановить, людям с такими взглядами не место среди российских педагогов. Тем более, в системе государственного управления сферой образования и в представительных учреждениях гражданского общества.

Во всяком случае, необходимо сделать все возможное, чтобы обезопасить от этих ненавистников нашей культуры наших детей, их будущее в нашей стране.

Добавить комментарий