Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

Студенты и сепаратисты

12.06.2013

Студенты и сепаратисты

Итак, «квебекская весна» закончилась! В начале мая пришла хорошая для студентов новость: в будущем учебном году плата за обучение для них почти не увеличится, как и обещала перед выборами победившая Парти кебекуа. Сепаратисты пришли к власти на волне возмущения коррупцией высокопоставленных городских и провинциальных чиновников, а также благодаря многомесячным массовым протестам студентов против резкого повышения платы за высшее образование. Жан Шаре, лидер Либеральной партии Квебека и премьер-министр провинции Квебек, хотел поднимать ее на 300 долларов ежегодно в течение 5 лет, после чего она сравнялась бы со средней по Канаде.

Думаю, многие знают, что Квебек — провинция особая. Во-первых, это бывшая Новая Франция и под британское господство попала каких-то 250 лет назад — срок явно недостаточный, чтобы успокоить историческую память. Недаром девизом Квебека, который выбит на всех автомобильных номерах провинции, является напоминание «Je me souviens» — мы помним. Во-вторых, в отличие от ROC (rest of Canada), как любят здесь говорить, то есть от английской Канады, он социалистичен. Провинциальный, так сказать, социализм.

В силу обеих этих причин плата за обучение в ВУЗах здесь существенно ниже среднеканадской и многократно ниже американской, что и привлекает студентов со всего мира. По их числу на душу населения Монреаль занимает второе место в мире после Бостона, и доминанта его силуэта, гора Мон-Рояль со всех сторон окружена университетами. На восточных склонах солидный англоязычный МакГилл. Здесь работал Резерфорд, отсюда вышло много Нобелевских лауреатов, ВУЗ всегда во втором-третьем десятке топ-листа университетов мира и здесь учится 30 тысяч студентов и аспирантов. В тесном соседстве юная Конкордия (36 тысяч). Совсем рядом, в Латинском квартале, молодой франкофонный квебекский университет Монреаля UQAM (40 тысяч учащихся, в том числе и мой сын). На западном склоне — заносчивый Монреальский университет (франкофонный, не жалует эмигрантов, 55 тысяч народу). Плюс отделение Шербрукского университета за рекой Сен-Лоран, в южном пригороде Лонгей. Плюс множество иных учебных заведений. Всего же в Квебеке, насколько я помню, 19 университетов (16 франкофоных и 3 англоязычных).

Говоря о провинциальном социализме, я не иронизирую, а имею в виду социальную направленность политики провинции Квебек. Она требует высоких налогов, которые здесь вдвое выше, чем в остальной Канаде. Но их не хватает, и Квебек — дотационная провинция, живущая не по средствам, головная боль Канады. Зато многие не только смогли эмигрировать в одну из лучших стран в мире (по индексу человеческого развития Канада на первых местах в мире), но и продолжить образование, которое здесь так же одно из лучших в мире.

Мало того, что Квебек платит пособие, пока эмигранты ступень за ступенью проходят курсы французского языка, он еще и платит за обучение в университетах! В зависимости от доходов студента, его семейного положения и множества иных факторов, государство кредитует его энной суммой. Кредит долгосрочный и под низкие проценты. На примере высшей экономической школы HEC Montreal это года три назад выглядело так (сейчас, конечно, суммы несколько возросли). Иностранцам год обучения обходился в 11—12 тыс. долл. Жителям других провинций Канады — от 5 тыс. Квебекцам — 2-3 тыс., в зависимости от специальности. Моей невестке (тогда она еще не была гражданкой Канады) выдали на годовой курс кредит в девять с лишним тысяч долларов. Из них возвращать придется три тысячи. 3300 уйдет школе за обучение, 900 на учебники (они тут дорогие, хотя, в принципе, это ваше дело, как тратить деньги, хоть на косметику, лишь бы результат был), еще часть на иные расходы и на стипендию. Конечно, остается маловато, несмотря на все льготы (скидки в некоторых кафе, магазинах и парикмахерских, пособия на детей, компенсация части квартплаты, детского сада и т.п.). В общем, стипендия составит 300-450 долл.

Сравним: стоимость курса в американских университетах непрерывно растет, и в элитной Лиге плюща составляет 40-60 тыс. долл. В остальных начинается с 25-30 тысяч. В Квебеке в 2-3 раза дешевле и год обучения на бакалавра иностранному студенту обойдется от 10 до 18 тыс. Канадцам намного дешевле, для кебекуа еще дешевле. Кроме того, долгосрочный кредит на обучение в США дает не государство, а банк, и закончите выплачивать его вы уже перед выходом на пенсию, причем за счет процентов фактически платите две суммы. Стипендии получить нелегко. Поэтому поезд «Адирондак» из Нью-Йорка в Монреаль всегда заполнен.

Однако в прошлом году ситуация обострилась. Денег в провинциальном бюджете катастрофически не хватало, несмотря на то, что все мыслимые и немыслимые налоги были повышены, и тогда правительство Шаре решило взяться за студентов. Это решение стало последней каплей, переполнившей чашу терпения, причем не только студентов, но и преподавателей и остальных горожан. Преподаватели возмущались постоянным сокращением ставок и ростом учебной и внеучебной нагрузки при той же заработной плате. А народ устал от непрерывных скандалов, связанных с коррупцией властей, особенно в сфере строительства, которая традиционно находится под контролем мафии (как и в Италии, как и в России…).

В итоге студенты вышли на улицы и площади и почти 4 месяца не возвращались в аудитории сами, и не пускали туда таких, как мой сын, желающих поскорее завершить образование. Его можно понять, парню уже 35 лет и терять семестр ему не хотелось. Но пришлось.

Студенты требовали, чтобы правительство отказалось от своих планов, Парти кебекуа воспользовалась моментом, поддержала молодежь, и ее члены даже носили на лацканах красные квадраты, символ студенческого сопротивления. Один из его лидеров, 20-летний Лео Бюро-Блуэн (Leo Bureau-Blouin), вскоре победил на выборах и стал депутатом Национальной ассамблеи. Правда, победа далась сепаратистам с трудом и оказалась неубедительной. У каждой медали есть обратная сторона, и накал протестов был чрезмерным, так что многие граждане Монреаля отдали свои голоса либералам просто в знак протеста против разнузданного поведения студентов, постоянного шума и беспорядков на улицах.

Полин Маруа, нынешний премьер-министр Квебека, вступила в должность 19 сентября 2012 года и стала первой женщиной-премьер-министром в истории провинции. Придя к власти, ее партия провела в феврале обещанный студентам саммит, посвященный высшему образованию. Но вместо захватывающего мероприятия, которого можно было бы ожидать, он превратился в хорошо срежиссированный правительственный моноспектакль, куда не пригласили самых радикальных лидеров студенческого движения. Еще бы! Те требовали бесплатного образования, а где взять денег на него? Повышать налоги? Но высокие налоги душат бизнес, он уходит в англоязычные провинции, поступления падают, налоги надо снова повышать — обычный замкнутый круг государственного регулирования.

Правящая партия, стараясь не вступать в дискуссии, милостиво отказалась от некоторых бюджетных сокращений в вузах и даже предложила им дополнительное финансирование в обмен на выполнение различных целевых программ (по увеличению числа дипломированных специалистов, привлечению коренного населения, поддержке филиалов в регионах и т.д.). Студентам пообещали не повышать плату за обучение ежегодно более чем на 3%, что соответствует темпам роста расходов домовладений в провинции. Таким образом, вместо увеличения платы на 300 долларов каждый год дело ограничится дополнительными $60-70.

В мае обещание было исполнено — индексация платы за обучение в нынешнем году составит даже менее 3%, что соответствует примерно 56 долларам в год. Сущие копейки! Власти также впервые законодательно запретили университетам повышать так называемые «побочные выплаты» более чем на 3% ежегодно. С помощью подобных ухищрений университетское начальство традиционно старалось свести концы с концами.

Квебекские вузы получат от индексации жалкие 11 миллионов долларов, что представляется их ректорам явно недостаточным. Впрочем, этот контингент сговорчив с властями и на локаут не пойдет. К тому же на саммите, посвященном высшему образованию, почти все требования администрации вузов были удовлетворены.

На фоне отказа от резкого повышения платы за обучение неким анахронизмом выглядела первомайская демонстрация антиглобалистов, костяк которой составляли активисты «квебекской весны». Нынче им в Монреале дышится менее вольно, чем год назад. От них устали, и полиция взялась за них всерьез. Полиция в Канаде крутая, она знает где окружить демонстрантов, чтобы никто не вырвался, а чем больше народу попадет в участок, тем лучше, потому что по новому городскому закону участникам незаконных шествий грозит штраф в размере 637 долларов. Деньги идут в казну, а она как никогда нуждается в поступлениях.

Незаконным митинг будет объявлен, если его организаторы за сутки до начала мероприятия не передадут полицейским свой маршрут, и если среди участников окажутся люди в масках. А монреальские антиглобалисты от масок отказываться не хотят. У них даже есть свой маскот, неофициальный талисман студенческого протестного движения в костюме Анархопанды. (Голову этого маскота полицейские конфисковали в начале апреля во время незаконного митинга, но затем отдали владельцу).

Митинг, прошедший 1 мая около монреальской мэрии, был непривычно спокойным, если не считать музыкального сопровождения в виде литавр, как будто дело было на параде в Чайнатауне. После митинга несколько сот человек отправились по Набережной к улице де ля Коммюн (de la Commune), на которой расположен скандально известный закрытый клуб 357c, ставший знаменитым благодаря работе Комиссии Шарбонно. Именно там чиновники, раздававшие крупные контракты за взятки, встречались с бизнесменами. Дойти до офисного здания протестующим не позволили. Полицейские окружили их около музея Pointe-a-Calliere и скрутили почти 450 человек. Шестерым были предъявлены уголовные обвинения, остальные внесут свой скромный вклад в общее благосостояние штрафами. В общем, действо напоминало поминки по прошлогодней «квебекской весне».

Итак, студенты Квебека вернулись за парты и по-прежнему будут платить за обучение вдвое меньше, чем в других канадских провинциях. С будущего года средний размер платы за образование составит 2,2 тысячи долларов в год, что выглядит очень скромным не только для Москвы и Петербурга, но даже для Казани и Ростова-на-Дону.

Но где взять деньги для социальных программ? Другим предвыборным обещанием Парти кебекуа было резкое повышение пошлин для ресурсодобывающей индустрии. До последнего времени горная отрасль в Квебеке была чрезвычайно выгодной, и многие компании вообще ничего не платили государству. Для остальных был установлен акциз в размере 12% от прибыли конкретного месторождения и лишь в 2010 г. либералы подняли планку до 15% и упразднили льготы. Парти кебекуа считала эти меры недостаточными. В ее рекламной кампании утверждалось, что Квебек теряет сотни миллионов долларов из-за попустительства крупному бизнесу. Хотя после инициативы либералов ежегодные поступления в казну от владельцев шахт выросли вдесятеро — с 30 миллионов долларов в год до $300 миллионов!

Несколько месяцев сепаратисты вели переговоры с руководством добывающих компаний о новой схеме пошлин. В начале мая ее обнародовали. Оказалось, что акциз действительно ощутимо вырастет, но лишь для самых крупных компаний, которые получают наиболее высокую прибыль. Для них его поднимут до 22,9%. Менее прибыльные компании будут платить 5%, и даже 1%. В результате, ежегодный размер поступлений в казну повысится незначительно, до $400 млн. Правда, в последующие годы ожидается рост до $750 млн. и даже до 1 млрд. Но жители провинции этих денег не увидят. Они пойдут не на социальные программы, не на поддержку университетов или строительство инфраструктуры, а исключительно на выплату провинциального долга, который составляет примерно треть госдолга Канады и приближается к 200 миллиардам долларов. Такова оказалась цена сепаратизма с социальным уклоном.

Ирония судьбы — именно сепаратистам придется ее платить. То, что социальные программы будут постепенно урезаться, сомнению не подлежит, этот процесс уже идет. Но требуются не только сокращения расходов, но и новые источники дохода. Ради этого сепаратисты вынуждены обращаться к крупному капиталу. В Северной Америке сейчас дела идут ни шатко, ни валко, и вводить новые поборы с добывающих компаний не легче, чем решать проблемы университетов, увеличивая плату за образование. Остается единственный верный источник дохода — гидроэнергетика. Поэтому в апреле руководить важнейшей госкомпанией «Гидро-Квебек» назначен известный медиамагнат Пьер-Карл Пеладо, знаменитый олигарх. Он хоть и не считается сепаратистом, но поддерживает Парти кебекуа, особенно после того, как партия отдалилась от профсоюзов и проводит неолиберальную политику.

Именно ему Парти кебекуа хотела подарить новый стадион в Квебек-сити, чтобы он поселил там какую-нибудь купленную им хоккейную команду, возродив таким образом «Квебек Нордикс». Еще в 2000 г. крупнейший квебекский государственный инвестиционный фонд Caisse de depot et placement профинансировал сделку по покупке компанией Пеладо «Quebecor» сервиса кабельного телевидения «Videotron». Монреальцы понимают, что это значит! Теперь «Quebecor» владеет самым популярным телеканалом в провинции, TVA, самым тиражным в городе «Журналь де Монреаль», а также рядом других квебекских и канадских газет. Пеладо во главе «Гидро-Квебек» — это серьезный шаг на пути консолидации бизнеса и власти.

Есть в этом свои плюсы, но есть и минусы, однако в любом случае студенты бастовали не зря, лишний раз показав, что от народа в этой стране кое-что зависит! Так что посыпать Анархопанду нафталином еще рано.

Юрий Кирпичев

http://rabkor.ru/debate/2013/05/31/student-strike

Добавить комментарий