Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

Алексей Афанасьев: «Я уверен, что Минобрнауки разберется и сделает правильные выводы»

15.11.2012

Алексей Афанасьев: «Я уверен, что Минобрнауки разберется и сделает правильные выводы»

Институт должен научить человека учиться и дать профессиональное мировоззрение, которое больше на практике ему никто не сможет дать, как раз это мы считаем нашей сильной стороной, сказал проректор Московского архитектурного университета (МАРХИ) Алексей Афанасьев, комментируя сообщения о том, что Минобрнауки определило перечень неэффективно работающих вузов Центрального федерального округа, в который вошли РГГУ, РГСУ, МАМИ и МАРХИ

«- Все очень расстроены. Мы, честно говоря, не ожидали такой оценки. Мы считаем, что мониторинг, который проводился министерством, — это очень серьезная работа, но она рассчитана, я бы сказал, на общий среднестатистический вуз, без учета его специфики. Хотелось бы надеяться, что это недоразумение, что мы попали в этот состав.

— По каким критериям оценивалась работа вуза?

— Были вынесены такие критерии: как идет зачисление, результаты зачисления, наличие конкурса, количество иностранных студентов, которые обучаются в вузе. Очень важный показатель – это цитирование в европейских изданиях. Но цитированием никто не может похвастаться, к сожалению, даже такие колоссы, как МГУ. Это пока еще не освоенная территория. Что касается иностранных студентов, у нас их сейчас недостаточно много. Впрочем, есть перспектива, что их станет больше. На фоне того кризиса, который разворачивается сейчас в Европе, европейские архитектурные школы закрываются. А у нас наоборот, конкурс растет. Поэтому мы вроде бы не попадаем в эту категорию. У нас конкурс стабильно растет с каждым годом, и выпуск всегда осуществляется в полном объеме, и все трудоустраиваются.

Что же касается Единого государственного экзамена, то те направления подготовки, которые вуз осваивает, предполагают дополнительные вступительные испытания творческой профессиональной направленности. А это как-то совершенно не учитывается, всех сейчас рассматривают в рамках формата ЕГЭ. И с этой точки зрения, может быть, результат у нас отличается от среднестатистического или какого-то очень высокого, потому что мы не по этому результату зачисляем. Если бы мы зачисляли только по результатам Единого государственного экзамена, я думаю, у нас был бы тот же самый критерий, поэтому получается такой дисбаланс. Вроде бы проблемы известны, они известны не только нам, но поскольку в разработанных условиях рейтинга выражены именно эти критерии, то формально получается, что мы им в какой-то мере не соответствуем.

Официальной информации из Минобрнауки нам пока еще не передали. Ведь вся информация в Интернете основана на письме, которое заместитель министра образования и науки Климов передал представителю президента в Центральном округе. И все пока. Я не знаю, в какой степени это все в точности соответствует. Когда мы получим эти документы, мы будем это знать. Во всяком случае, точно уже было сказано, что такие вузы, как РГГУ и МАРХИ, скорее всего, не будут затронуты. Потому что нужно учесть специфику их деятельности.

— Ни один из наших вузов не входит в сотню лучших по мировым рейтингам. Почему?

— Мировые рейтинги составляются такими же точно экспертами, как и любые другие люди, которые имеют как объективные, так и субъективные факторы. Эти рейтинги формируются по тому принципу, который рассчитан в основном не наш внутренний рынок. И поэтому, наверное, мы и не входим туда пока. Мы осваиваем это пространство в связи с Болонским процессом, но я думаю, этот процесс будет серьезный и болезненный. Главная причина, на мой взгляд, заключается в том, что на самом-то деле большинство зарубежных стран, и европейских, и Соединенные Штаты, очень четко и жестко охраняют свой рынок труда. Он сейчас переполнен, и они не заинтересованы в том, чтобы пропускать туда специалистов других профессий. Не хочу наговаривать ни на кого, но, может быть, составители рейтинга в какой-то степени ангажированы в необходимости как раз такой взаимной оценки с этой целью.

— К нашим вузам нужно подходить с другими критериями?

— Россия всегда имела свою определенную специфику, конечно. И все те традиции и даже особенности деятельности, которые сложились, в том числе, и в проектно-строительном комплексе, в известном смысле отличаются от того, что происходит в зарубежной практике. И, если у нас есть и недостатки по сравнению с ними, в части технологий, освоении новых материалов и всего остального, то есть, наоборот, и очень положительные качества. Мы всегда доводим до конца всю деятельность. Она у нас согласуется со всей цепью – подрядчик, заказчик, исполнитель. И, на мой взгляд, наши строители ничем не уступают другим, просто они работают в другой системе. Это вполне естественно. Так сложилось исторически.

Мы считаем, что все-таки заточенность западных школ под очень узкую специализацию не совсем правильный подход к высшему образованию в творческом направлении. Потому что все-таки институт должен научить человека учиться, потому что все равно ему предстоит всю жизнь в последующем повышать свою квалификацию в нашем бурно меняющемся мире. И это плюс — получение некоего профессионального мировоззрения, которое больше на практике никто никогда ему не сможет привнести в сознание. И, если этого вуз не сделает, то он не выполняет свою миссию. Как раз это мы считаем нашей сильной стороной. Это, как нам кажется, все-таки удается. А то, что по каким-то конкретным позициям мы отличаемся, это безусловно.

Нам немножко обидно, хотя я уверен, что министерство образования и науки очень компетентно и грамотно разберется и сделает правильные выводы, безусловно. Но все-таки то, что произошло с нашем вузом, находится в некотором противоречии с теми событиями, которые предшествовали этому. В частности, президент выделил грант 12 творческим вузам Российской Федерации, в том числе Архитектурному институту, которые являются носителями национальной культуры. Была проведена большая предварительная работа, в связи с которой это президентское решение было принято. Плюс к этому, совсем недавно первый вуз Российской Федерации был аккредитован Международным союзом архитекторов и ЮНЕСКО, и это именно наш институт. Считать их оценки менее объективными, чем оценки Минобрнауки, нам кажется, не совсем правильно.

http://rus.ruvr.ru/_print/93304229.html

Добавить комментарий