Архив рубрики: Высшее образование

Проблемы высшего образования

Рейтинг эффективности вузов предлагают отменить

   |   Политика   |   Игорь Казаков   
Высшие учебные заведения России подвергаются излишним и зачастую дублирующим друг друга проверкам, полагает депутат Госдумы Владимир Бурматов

Рейтинг эффективности вузов предлагают отменить

Фото: Екатерина Штукина

Депутат Госдумы Владимир Бурматов направил письмо главе Министерства образования и науки Дмитрию Ливанову с призывом сократить избыточные проверки высших учебных заведений, в результате которых в вузах были созданы целые аппараты, занимающиеся на постоянной основе не образовательным процессом, а подготовкой всевозможных документов. Начать процесс дебюрократизации вузов депутат предлагает с отказа от «дискредитировавшего и изжившего себя мониторинга эффективности вузов, который не показал реальной картины в образовании». По мнению парламентария, частые проверки, проведение оценочных и контрольных мероприятий, зачастую дублирующих друг друга, приводят к излишней бюрократизации вузов, а вследствие этого — к увеличению бюджетных трат и ухудшению качества образовательных услуг.

Ранее президент России Владимир Путин дал ряд поручений правительству и Союзу ректоров о создании национального рейтинга вузов — первый отчет о проделанной работе намечен на 1 июня 2015 года. По мнению экспертного сообщества, лидер нации призвал к созданию нового института, лишенного недостатков прежних рейтинговых систем. Новый рейтинг должен носить общественный или общественно-государственный характер, а его организаторами должны стать те эксперты, которым доверяли бы все участники образовательного сообщества, полагает Бурматов.

— Мне кажется, что национальный рейтинг не должен быть министерским, потому что если он будет ведомственным, то доверия к нему гарантированно не будет, во-первых. Во-вторых, он наверняка будет иметь коррупционную составляющую. В итоге может получиться что-то наподобие мониторинга эффективности вузов, который необходимо отменить, — отметил депутат. — Кстати, данные последнего мониторинга решили положить под сукно министерского стола и не пользоваться ими, потому что там получилось такое безобразие, что сами организаторы пришли к выводу, что лучше общественности это не демонстрировать.

Независимый национальный рейтинг должен стать одним из базовых моментов для системы высшего образования в России, убежден парламентарий.

— Вторым базовым моментом являются процедуры аккредитации. А после этого начинается ряд всевозможных проверочных бюрократических процедур. Вузы, для того чтобы как-то справляться с валом постоянных мониторингов, создают специальные управления, которые занимаются только тем, что пишут отчеты на эти проверки. Поэтому необходимо отменить рейтинг эффективности вузов и разработать национальный рейтинг, — говорит Бурматов.

Народный избранник убежден в том, что министерству необходимо заняться сокращением избыточных контрольных процедур в отношении вузов, организовать работу по документообороту внутри самого министерства.

— Заведующие кафедрами погребены бумажной работой, поэтому у них не остается времени ни на исследовательскую деятельность, ни на нормальную подготовку к учебному процессу. Получается, огромный пласт бюрократии в системе образования занят исключительно тем, что оправдывает свое собственное существование, — подчеркнул Бурматов. — Потому что у многих проверочных процедур есть дублирующие блоки. Например, количество квадратных метров на одного учащегося запрашивается из процедуры в процедуру. Хотя министерство, получив эту информацию единожды, дальше может не обращаться повторно в вуз, а просто ее использовать. Я считаю, что нужно переходить к обмену информацией внутри министерства образования, для того чтобы исключить дублирующие моменты в проверочных процедурах. Необходимо освобождать вузы от этого безобразия.

Директор департамента информационной политики Минобрнауки Анна Усачева пояснила, что проведение мониторинга в системе образования производится в соответствии со статьей закона «Об образовании», который проходил все стадии обсуждения, в том числе c представителями Госдумы.

 Реализуя предписанные законом механизмы, министерство избегает излишних бюрократических процедур, постоянно модернизируя и систематизируя работу с образовательными организациями высшего образования. В данный момент Министерство при взаимодействии с подведомственными вузами использует электронную систему, позволяющую избегать дублирования запросов от различных структурных подразделений ведомства,  поясняет Усачева.  Мониторинг эффективности позволяет, прежде всего, обеспечить прозрачность и открытость вузов для общественности. Подчеркнем, что результаты мониторинга позволяют диагностировать общее состояние образовательной организации высшего образования, конкретные решения по реструктуризации организации принимаются исключительно учредителем.

Руководитель общественного движения «Обрнадзор» Алексей Монахов рассказал «Известиям» об итогах исследования, посвященного изучению вопроса, как проходят проверки и сколько это стоит усилий и времени вузам.

— В настоящее время существует порядка шести видов всяких проверок, связанных с процедурами аккредитации и лицензионного контроля. Зачастую проверки дублируют друг друга. Например, проверка материально-технической базы в вузах и при аккредитации, и при лицензировании практически одинаковая, проверка необходимого профессорского-преподавательского состава тоже из разряда дублирующих. Таким образом, вуз сначала готовится к получению лицензии, потом ее получает, и его снова проверяют — и почти то же самое, — рассказал эксперт. — Каждая такая проверка занимает от 2 до 20 дней. Чем меньше времени дается на проверку, тем больше людей в вузе отвлекаются на ее проведение. Вуз должен выделить для работы с проверяющими до семи человек. Одна рабочая программа в среднем — это 30 листов. Их от 50 до 60 на одну специальность. По закону нужно проверять все специальности. Пока идет проверка, вуз не может работать в нормальном режиме, как минимум потому что всё руководство занято проверкой.

Монахов также добавил, что, несмотря на то что частота проверок регламентирована — раз в полтора года, максимальное их количество не ограничено, к тому же могут осуществляться внеплановые проверки.

Проблему признают и в экспертном сообществе. Заместитель председателя научного совета РАН Амет Володарский высказал опасение, что создание национального рейтинга вузов может привести к появлению дополнительных проверок.

— Ректоры не афишируют свое недовольство Министерством образования, так как зависят от него. Но из кулуарного общения со многими из них знаю, что последние несколько лет ректоры как минимум в шоке от происходящего. Есть система лицензирования и система аккредитации. Обе процедуры очень серьезны. Помимо этого, Минобр через Рособрнадзор придумал еще систему так называемых дополнительных проверок. К тому же эти проверки нивелируют и уничтожают понятие лицензирования, — отметил эксперт.

Читайте далее: http://izvestia.ru/news/580892#ixzz3MH6hbv2j

Рособрнадзор проверит жалобы на платную пересдачу в вузах

Минобрнауки поручило Рособрнадзору проверить вузы, которые принуждают студентов платить за пересдачу экзаменов.

Об этом «РГ» сообщили в пресс-службе ведомства.

Поводом к этому послужили жалобы студентов некоторых вузов, где взимается плата за пропуск занятий и пересдачу предметов под предлогом оказания платных образовательных услуг.

-Обращения студентов направлены уполномоченным по правам студентов в России Артемом Хромовым. По его словам, платные пересдачи нередко оформляются как «дополнительные образовательные услуги», что нарушает нормы законодательства. К жалобам были приложены квитанции об оплате, — рассказали в министерстве.

Согласно закону «Об образовании», взимание платы с обучающихся за прохождение промежуточной аттестации не допускается. Кроме того, оформление штрафов за пропуск занятий также неправомерно. Единственное, что может грозить студенту в этом случае — дисциплинарное взыскание.

В Минобрнауки считают, что данные факты могут свидетельствовать о возможных коррупционных правонарушениях.

Jпубликовано на сайте «Российской Газеты» 17 декабря 2014 г.

В Белгороде предложили исключить платное образование из госвузов

Текст: Анна Скрипка (Белгород)

На заседании рабочей группы Совета при президенте РФ по науке и образованию, которое прошло в Белгородской области, было высказано предложение исключить из государственных вузов платное образование. Дескать, за деньги студенты могут заполнить аудитории лишь частных учебных заведений.

Идея, которую озвучил губернатор Белгородчины Евгений Савченко, вызвала массу отзывов, затронувших не только ситуацию в вузах, но и сложности с ЕГЭ, модернизацию техникумов и даже проблематику школьных уроков.

- Такой опыт уже есть в европейских странах. Например, в Греции. Там удивились тому, что в госвузе могут учиться платно. А вот частные учреждения, где такие же программы, — пожалуйста, — отметил глава региона.

Отмечается, что эта система позволит уменьшить число поступающих в высшие учебные заведения в целом, а значит, молодежь обратит внимание на среднее профобразование. Напомним, что в Белгородской области несколько лет назад полностью реформировали ссузы, оснастив их современным оборудованием, поменяв учебные программы и педагогов, и теперь каждый из них готовит специалистов для конкретного заказчика. Несмотря на то, что желающих поступать в эти учебные заведения все больше, обществу по-прежнему сложно преодолеть стереотип: без высшего образования — никуда. Хотя большинство и понимает, насколько востребованы в настоящее время рабочие руки.

- Если мы уйдем от этого противоречия, сможем создать мощный средний класс — класс креативных предпринимателей и рабочей аристократии, — сказал губернатор.

Депутат Госдумы Николай Булаев, комментируя эту инициативу, согласился, что «перекос» в системе образования, действительно, есть. По его словам, в 2014 году прием в высшие учебные заведения составил более миллиона человек, а в средние — лишь 639 тысяч.

- Но это не значит, что надо всех загонять куда-то насильно, — отметил он. — Нужно создать систему, которая позволит регулировать ситуацию. Скоро мы рассмотрим законопроект, касающийся системы аккредитации образовательных программ. Он позволит очистить «поляну» от тех, кто готовит невостребованные кадры. И в этом случае не будет исключений ни для государственных, ни для негосударственных вузов.

Помимо этого, как подчеркнул Николай Булаев, необходимо повысить нижнюю «планку» ЕГЭ для поступающих в вузы:

- Когда с 25 баллами по математике человек поступает на физмат — это даже не смешно. Но и в этих условиях мы должны подготовить систему среднего профобразования так, чтобы спрос на нее вырос.

Президент Союза директоров средних специальных учебных заведений России Виктор Демин, в свою очередь, напомнил о другой инициативе: вообще не делить образование на высшее и среднее.

- На рабочем месте подчас специалисты с высшим образованием стоят на ступень ниже тех, кто имеет среднее, — сказал он.

Это подтвердили и производственники: есть выпускники ссузов, которых сразу можно поставить мастерами в цех — руководить обладателями вузовских дипломов. Впрочем, не все реформы одинаково полезны каждой отрасли экономики.

- Пропорции сотрудников со средним и высшим образованием всегда зависят от множества факторов, — отметил Виктор Демин. — Так, в отрасли высоких технологий специалистов среднего звена нужно лишь 20 процентов, а в сфере услуг — наоборот — все 85. Именно поэтому очень важно, чтобы к рыночным условиям готовили уже в школе.

Первый зампредседателя правительства Ульяновской области Светлана Опенышева, в свою очередь, напомнила о роли родителей в этом процессе:

- В нашем регионе примерно 24 процента выпускников вузов пойдут в никуда. Мы их уже называем «продавцами сотовых телефонов». И поэтому я собственному ребенку говорю: сначала техникум, потом — вуз. Из своего опыта знаю: те, кто пришел в университет из техникума, были гораздо смышленее нас.

http://www.rg.ru/2014/12/16/reg-cfo/gosvuzy.html

 

На кружки для школьников в бюджете нет ни рубля Что еще ждет образование в 2015 году?

15 декабря в Госдуме прошло заседание Совета по образованию и науке при председателе палаты Сергее Нарышкине. Формально оно было посвящено обсуждению впервые представленного в парламент Доклада правительства об образовании. Фактически же разговор шел о том, что ждет учащихся и их педагогов в непростом 2015 году.

На кружки для школьников в бюджете нет ни рубля

фото: Наталья Мущинкина

Главными задачами отрасли в целом и возглавляемого им ведомства в частности министр образования и науки Дмитрий Ливанов назвал: 100-процентное обеспечение местами в детских садах детей в возрасте 3-7 лет; обновление содержания общего (среднего) образования; сближение профобразования с работодателями; формирование эффективного высшего образования; гибкие образовательные траектории для включения в общественную жизнь инвалидов; сохранение единого образовательного пространства на территории России.

Дополнительную — и притом непростую задачу — составит устранение несостыковок и рисков, связанных с введением в стране профессионально-общественной аккредитации, вовлекающей в оценку качества профессиональной подготовки работодателей. Но обо всем по порядку.

Что касается дошколки, то власти, готовясь рапортовать о выполнении указаний президента по ликвидации очередей в детсады, все чаще переводят разговор на места для трех- и пятилеток, оставляя за скобками самых маленьких. Вот и министр сообщил о создании 350 тыс. дополнительных мест в детсадиках и о том, что в 2015 году госсубсидии будут распространены и на частные детские сады, чтобы не допуская роста родительской платы, привлечь к решению проблемы и их. А о потребности общества именно в ясельных группах — ни слова.

Обновление школьного образования пойдет через изменение федерального перечня учебников. А также — через расширение доступности дополнительного образования: по данным Минобрнауки, лишь за последний год доля детей, посещающих различные кружки и секции, выросла на 7%, а общий охват ими школьников достиг 64%. Вот только вряд ли удастся ли сохранить этот уровень в будущем году. В бюджете на 2015 год, напомнил первый зампред думского комитета по образованию Олег Смолин, на допобразование не предусмотрено ни рубля. Как, впрочем, и на все другие направления, обозначенные президентом в послании Федеральному Собранию, добавил глава комитета Вячеслав Никонов.

В области среднего профобразования в 2015 году министерство обещает подготовить полсотни новых образовательных программ международного качества. А высшему пророчит углубление демографического провала, который достигнет максимума к 2020 году, когда в стране останется 4 млн студентов — вдвое меньше, чем в 2006-м. И лишь с 2021 года поголовье отечественных студиозов начнет расти на 50 тыс. в год. Так что пострадавших от закрытия «неэффективных» и просто плохих вузов будет немного.

Инвалидов в наступающем году ждет нарастающий инклюзив. До конца 2014 года для них будет принят федеральный государственный образовательный стандарт, с 2015 года начнется апробация, а с 2016 года — поэтапное внедрение инклюзивных школ в регионах. На сегодняшний день их доля от общего числа школ составляет 12%, а через пять лет должна достичь 20%. Но сохранятся и спецшколы для тех, кто не сможет учиться в инклюзивных, пообещал министр.

Особая история — два внесенных в Госдуму законопроекта по разным аспектам аккредитации. С первым все ясно: он предусматривает упрощение процедуры лишения вуза госаккредитации (а с ней — и возможности выдавать дипломы гособразца), и до лета, наверняка, будет принят. Второй сложнее, ибо помимо традиционной госаккредитации предусматривает еще и профессионально-общественную, с участием работодателей. Ее цель — выявить соответствие квалификации студентов требованиям профессионального стандарта, и притом — на платной основе. Для дополнительного же образования, где не предусмотрен федеральный стандарт, новый вид аккредитации должен стать чем-то вроде знака качества. Но как свести на нет неизбежно возникающие при этом риски не знает никто. И в этом бермудском треугольнике — государственная и профессиональная аккредитации с платностью последней — и увяз пока законодательный процесс.

И, наконец, финансирование образования. По официальным данным, его консолидированный бюджет составит невиданные прежде 3,3 трлн руб. Но в пересчете на долю ВВП, направляемую на образование, Россия занимает предпоследнее место среди развитых стран, напомнил Олег Смолин, «а с таким уровнем ВВП модернизация не удалась ни одной стране мира».

http://www.mk.ru/social/2014/12/15/na-kruzhki-dlya-shkolnikov-v-byudzhete-net-ni-rublya.html

Ректор «Пироговки» уволил третьего активиста независимого профсоюза

 Продолжающееся в течение всего 2014 года противоборство между администрацией Российского национального исследовательского медицинского университета им. Н.И. Пирогова и профорганизации «Университетская солидарность» данного вуза привело к очередному третьему увольнению. После трех месяцев урезания зарплаты, вплоть до полной ее невыплаты, издевательства над заместителем председателя профкома Руфиной Харисовой накануне дня конституции России завершились ее увольнением.

Руфину Харисову уволили 11 декабря 2014 года на основании п. 6а ст. 81 ТК РФ за прогул. Вплоть до увольнения в отношении Руфины Харисовой составлялись акты об ее отсутствии на рабочем месте в течение всего рабочего дня. Всего за период с сентября по декабрь один из лидеров независимого профсоюза в ведущем медицинском вузе страны была ознакомлена с 26 актами нарушения ею трудовой дисциплины. Во всех шести объяснительных, данных Руфиной Харисовой в порядке ст. 193 ТК РФ о  порядке дисциплинарных взысканий, она утверждала, что находилась на рабочем месте и выполняла свои трудовые обязанности в полном объеме, а также просила ректора Андрея Камкина провести проверку по факту ее дискриминации за принадлежность к независимому профсоюзу. Ректор провести проверку поручил декану психолого-социального факультета Нелли Снежковой, которая и являлась исполнителем его воли по преследованию Руфины Харисовой. Заявления активиста независимого профсоюза были объявлены домыслом, чтобы уйти от ответственности при нарушении трудовой дисциплины.

Увольнение за прогулы стало своеобразной маркой РНИМУ им. Пирогова в манере преследования лидеров независимого профсоюза. На этом же основании были уволены в марте 2014 года другой заместитель председателя профкома Юлия Чебакова, а в сентябре того же годапредседатель профкома Алексей Паршуков со своей должности научного сотрудника по совместительству. Подобные основания возникли не случайно и стали следствием развернутой борьбы профсоюза с незаконным режимом труда, избирательно применяемым работодателем к неугодным сотрудникам.

С 1 декабря 2014 года начался судебный процесс Руфины Харисовой против РНИМУ им. Пирогова в Гагаринском районном суде в связи с невыплатой заработной платы в полном объеме. Пока сторона ответчика затрудняется представить суду правовые основания, которые бы содержали прозрачный механизм невыплат заработной платы. Понять, как именно рассчитываются нормы труда и его оплата, не могут ни истец, ни суд, ни, вероятно, сам ответчик.

«Руководство РНИМУ им. Пирогова начинает понимать, что существуют нормы закона, только сталкиваясь с системой правосудия. Судебные процессы заставляют административный аппарат задумываться над теми действиями, которые они предпринимают, оценивая их правовые последствия. Забавно наблюдать, как руководство изобретает «нормативные» документы, не основанные на законе, чем создает себе еще больше проблем с государственными институтами контроля права», — комментирует ситуацию заместитель председателя профкома Юлия Чебакова — «Полагаю, что Руфину Харисову уволили по более освоенной представителями работодателя в суде статье Трудового Кодекса РФ за прогул, чтобы не создавать прецедента ее увольнения в связи с несогласием с процедурой перехода на эффективный контракт с 1 января 2015 года, который осуществляется с нарушением законодательства».

«Весьма субъективные представления ректора Камкина о законе, наиболее полно проявились в нашумевших приказах № 274рук и № 275рук, выдержанных в ключе пугающей репрессивной кастовой идеологии (подробнее по ссылкамздесь и здесь). По имеющейся у профкома информации, Рособрнадзор уже осуществил правовую оценку данных приказов и в ближайшее время вынесет постановление о том, что они нарушают закон об образовании, которое будет направлено в Министерство здравоохранения РФ. Однако решение об отмене данных приказов будет зависеть от действий Минздрава, покрывающего противоправные деяния ректора нашего Университета» – отмечает председатель профкома Алексей Паршуков.

Профком первичной профсоюзной организации Межрегионального профсоюза «Университетская солидарность» в РНИМУ им. Пирогова полагает, что в той нездоровой атмосфере страха и пассивности студенческого и преподавательского сообщества, которая сложилась в вузе в связи с тоталитарной политикой ректора Андрея Камкина, только правоохранительная и судебная системы способны изменить ситуацию. Активисты независимого профсоюза будут продолжать отстаивать свои права в судах и обжаловать незаконные действия ректора Андрея Камкина в правоохранительных органах.

15 декабря 2014 года в Гагаринском районном суде в 14.30 в комнате 403продолжится рассмотрение дела по административному правонарушениюпо ч. 2 ст. 20.2 КоАП РФ по обвинению  Алексея Паршукова и Юлии Чебаковой в несогласованном пикетировании, сфабрикованного не без участия руководства РНИМУ им. Пирогова.  Данное дело может стать прецедентным не только потому, что активистов независимого профсоюза судят за обычную раздачу профсоюзных листков, но и в связи с опасностью манипуляции чиновниками государственными институтами контроля права с целью подавления инициативы профсоюзных объединений.


Подробней о развитии ситуации можно узнать по телефонам:

  • +7 915 212-40-07 (Владимир Комов, оргсекретарь профсоюза «Университетская солидарность»);
  • +7 905 755-12-47 (Алексей Паршуков, председатель профкома РНИМУ им. Пирогова);
  • +7 916 540-95-67 (Юлия Чебакова, зам. председателя профкома РНИМУ им. Пирогова).

Ликвидация Пермской государственной фармацевтической академии – затея «аутсайдера» Басаргина

Ликвидация Пермской государственной фармацевтической академии (ПГФА) – затея губернатора Виктора Басаргина. Об этом в ходе пресс-конференции со студентами заявила ректор Пермского государственного медицинского университета (ПГМУ) Ирина Корюкина, передает корреспондентНакануне.RU.

«Это не новый вопрос. Когда пятигорскую фармакадемию присоединяли к Волгограду, уже шла речь о том, что она (ПГФА) последней будет присоединена к пермской медицинский академии (ныне — ПГМУ). Это было озвучено три года назад. Но ещё до этого губернатор Чиркунов писал письма о том, что нужно это сделать. Затем писал губернатор Басаргин. Он обращался в Минздрав о том, что необходимо сделать именно в таком варианте укрупнение вузов с объединением потенциалов», — сообщила Корюкина.

Напомним, на днях студенты и преподаватели ПГФА написали открытое письмо министру здравоохранения РФ Веронике Скворцовой в связи с планами по ликвидации академии путем присоединения её к ПГМУ. Копии документа ушли президенту РФ Владимиру Путину, губернатору Пермского края Виктору Басаргину и министру здравоохранения края Анастасии Крутень.

Правда, ректор убеждена, что обращение писали вовсе не студенты. «Письмо президенту, кстати, не студенты писали, чтобы вы знали», — заявила Корюкина.

«Корюкина нагло лжёт о том, что письмо писали не студенты. Её задача — письмо скомпрометировать. Мол, не студенты это, фальшивка, значит, не на что и внимание обращать. Письма и студентов, и сотрудников фармакадемии составлялись и подписывались студенческими и преподавательскими коллективами. Утверждение же обратного – грязная провокация. Из надёжных источников пришла информация, что с целью скомпрометировать обращения студентов и преподавателей ПГФА в настоящий момент развязана гнусная компания. В органы власти запущен слух о том, что это якобы бывший ректор ПГФА Татьяна Одегова организует эти акции, что, очевидно, не соответствует действительности», — комментирует слова ректора кандидат фармацевтических наук, старший преподаватель кафедры Управления и экономики фармации Пермской фармакадемии Павел Гурьянов.

Корюкина добавила, что ПГМУ не стремится присоединить академию: своих забот хватает, но если учредитель (Минздрав) скажет присоединять – так и будет сделано. «Мы сами абсолютно ни к чему не стремимся, потому что в академии той есть большие проблемы: финансово-хозяйственно-уголовного свойства. Для нас это была бы большая головная проблема. У нас своих забот и хлопот выше головы», — сказала она.

Несмотря на якобы существующие в академии проблемы, ректор медуниверситета всеми руками за объединение.

«Во-первых, объединенность — это всегда сильнее. Это точно. Большой лучше, чем маленький. Второй момент. Это объединение очень мощных кластеров в структуре медицинского образования. Очень хорошая фармакадемия: прекрасные преподаватели, отличные студенты. И у нас такие, может, ещё лучше. Но если бы эти коллективы были объединены, то всё, что фармация наработала, можно будет сразу внедрять в клинику», — озвучила свою позицию Корюкина.

Аргументация ректора очень наивна, считают преподаватели академии.

«Да? Что, прямо так сразу? И клинических испытаний уже не надо? Или на ваших пациентах можно сразу, без них? А больных об этом предупредили?» – возмутился преподаватель Гурьянов.

О том, что объединение – это скорее минус, чем плюс, и что больше не значит лучше, свидетельствует горький опыт академии.

«В начале 30-х годов ХХ века уже был прецедент присоединения фармацевтического факультета университета к медицинскому институту. В результате руководство мединститута сделало всё, чтобы закрыть факультет. В итоге студенты, которых могли поддержать родители, уехали заканчивать образование в Ленинградский фармацевтический институт. Остальные студенты оказались выброшенными на улицу. Тогда страна готовилась к войне и остро нуждалась в фармацевтических кадрах, поэтому в 1937 г. был открыт самостоятельный фармацевтический институт – будущая Пермская государственная фармацевтическая академия», — пишут сотрудники академии в обращении.

В Перми существует еще один пример ущемления фармобразования. В 90-е фармучилище, выпускающее ежегодно по 100 специалистов со средним фармацевтическим образованием, было присоединено к медицинскому институту. В итоге прием на специальность «Фармация» сократился до 18 человек. Вероятно, такая же судьба ждет фармакадемию в случае слияния с медуниверситетом.

Руководство университета предполагает, что в результате объединения 12 кафедр ПГФА из 18 будут слиты с кафедрами ПГМУ, а студенты объединенного вуза будут изучать отдельные дисциплины вместе. Вот только ректор ПГМУ, доктор медицинских наук, профессор не учитывает, что физика в фармакадемии – это не то же самое, что физика в меде.

На вчерашней пресс-конференции был впервые публично озвучен план правительства края по ликвидации успешного и стратегически важного для страны вуза – пермской фармакадемии. Интересно, отреагирует ли губернатор-аутсайдер Басаргин на студенческие протесты, которые могут стать для него «тревожным звонком»?

Анна Смирнова

http://www.nakanune.ru/news/2014/12/11/22380282

Сотрудники Психологического института РАО собирают подписи против реформирования и сокращения

Сотрудники Федерального государственного бюджетного научного учреждения «Психологический институт Российской академии образования» начали кампанию по сбору подписей против реформирования института, обращение размещено на онлайн-платформе change.org.

Авторы обращения заявляют, что институт в течение года находится в состоянии реформирования, «причем никто не знает или не хочет объяснить коллективу целей и задач этого реформирования».

«Сейчас из 200 с небольшим научных сотрудников собираются оставить около 50 человек. Такое сокращение неизбежно приведет к уничтожению института как научного центра», — говорится в сообщении.
Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc/2630923?isSearch=True

«Как я работал Учёным Котом»

кот

Мы републикуем сатирический рассказ блогера «Доктор Ливси», из которого мы только убрали название вуза и фамилию проректора, во избежание каких-либо аллюзий, тем более, что такая невероятная история может произойти в любом вузе…

Нелегка жизнь доцента. Одна печаль. Это раньше- в советские времена, мы были уважаемыми людьми и получали большие, по тем временам, деньги. Эх! Чего только не было в советские времена! И страна больше, и люди лучше, и небо голубее, да и трава зеленее. Но сейчас я шёл к студентам, чтобы рассказать им про международный бизнес, точнее – прочитать лекцию. Вообще, студентам много кто рассказывает про международный бизнес, но мало кто был с ним связан или имел к нему хоть какое-то отношение. Это мне пришлось в лихие 90-е бросить научную карьеру и работать в разных зарубежных компаниях в разных концах света. Но таких, как я, кто потом снова вернулся в ВУЗ, не много. А что вы хотите? Кто ещё, знакомый с международным бизнесом не по наслышке, за зарплату, меньшую чем у водителя автобуса, будет ходить к обыкновенным студентам? Это вам не бизнес- школа, где коммерсанты платят реальные деньги за то, чтобы получить реальные знания. А я шёл в самый обычный государственный ВУЗ – кузницу будущего России, основу нанотехнологического прорыва, опору науки и экономики.

Выйдя из метро и направляясь к нашему … университету, я в уме стал производить не хитрые арифметические действия: 20 тысяч минус 4 тысячи за квартиру, а также 1,5 тысячи на дорогу, 4 тысячи на обеды в столовой, 4 тысячи внуку на тренировку (потому, что у сына молодая семья и денег вообще нет)… остаётся 6,5 тысячи на продукты… Грустно. А ведь надо ещё и на стареньких Жигулях пятёрке резину поменять… Видно не судьба пока. И чем ближе я подходил к университету, тем всё больше меня глодал вопрос каждого доцента: где же взять денег.

Не успел я войти на кафедру, как на меня накинулась Нина – учёный секретарь:

-Василий Сергеевич! Почему вы не сдали карту обеспеченности?! Я же вам вчера вечером на электронную почту письмо по этому поводу присылала!

-И что же, я должен ночью делать эту вашу карту обеспеченности?

-Но мне, же она нужна сегодня!

-Извините, но ночью я сплю.

-Тогда делайте прямо сейчас!

-Ещё раз извините, но я ухожу к студентам. У меня, знаете ли, лекция.

-А ещё по поводу внедрения информационных технологий и наноподходов в образовании…

-Ухожу…

И под гневные крики Нины я поспешил отправиться к студентам. Последнее время мы больше не к занятиям готовимся, а пишем всякие отчёты, представления, карты и прочую бумажную чушь, для непрекращающегося процесса аттестаций, аккредитаций, проверок и иных форм бюрократического безумства. И всё это происходит под эгидой борьбы за повышение качества образования! Ну, сами подумайте: если преподаватель больше времени тратит на разного рода отчёты, чем на подготовку к встречам со студентами, то о каком качестве можно говорить?

Лекция прошла хорошо. Вот здесь мне действительно приятно находится. Сохранились ещё молодые светлые головы, которые действительно пришли за знаниями, а не за дипломами.

-Василий Сергеевич, — обратилась ко мне после пары студентка, — а что это вы такой грустный сегодня? Обычно вы излучаете оптимизм…

-Не выспался,  — соврал я. Не буду же я ей рассказывать про арифметику.

Возвращаться на кафедру не хотелось. Я медленно шёл по коридорам университета. Проходя мимо отдела кадров, я решил заглянуть к своей старой знакомой Елизавете Семёновне – человеку, который уже не один десяток лет ведает вопросами увольнения и приёма.

-А! Василий Сергеевич! Как поживаете? Слышали – Кудрявцев уволился!

-Ух ты! Молодой парень! Куда ушёл?

-Да, в консалтинговую компанию, говорит, что здесь конечно хорошо, но жить как-то надо.

-Ну и кто ж его дисциплины вести будет?

-Наняли тут двоих молодых из Брянской области – хорошие девочки, кандидаты наук, правда, биологических. С радостью пришли к нам, особенно когда узнали, что можно в общежитии место получить. Может тут в Москве себе женихов найдут.

-И как же они будут читать «Информационные технологии»?

-А так же как О. читает «Международное право», хотя сам по образованию речник. Ну, что вы, в самом деле, Василий Сергеевич, как будто только что родились!

-Грустно…

-Да вижу, что вы какой-то сегодня грустный. Давайте как я вам лучше чаю налью.

Ну вот! Второй раз за день мне делают замечания по поводу моего грустного вида! Может я действительно слишком мрачно выгляжу.

-Давайте-ка я вас лучше развеселю, — сказала Елизавета Семёновна подливая мне чая, — как вы наверно уже слышали, по всему университету люди заняты выполнением очередного дурацкого поручения из министерства – переписывают, в который раз, должностные инструкции. Так вот, у нас в библиотеке есть коты, которые стерегут книжки от мышей. Сколько точно их – по моему никто не знает, ну разве, что Петровна, которая их кормит. А кормили их всегда за университетский счёт, списывая расходы на хоз нужды.

-Ну и? – мне это было как-то не очень интересно, но из вежливости разговор надо было поддерживать.

-Так вот, пришёл тут новый проректор по хозяйственной части Д. и сказал, что раз кот – живое существо, выполняет важную хозяйственную функцию, то надо оформлять его по новому приказу и не относиться к нему как к предмету.

-И что?

-А вот, что! Сейчас Ольга Викторовна, директор библиотеки, разработала должностную инструкцию на библиотечного кота!

-Во дают! Бред!

-Бред, не бред, а ему как персоналу на ответственном посту полагается зарплата в 60 тысяч! Ректор уже утвердил – Д. всё пробил!

Я чуть чаем не облился!

-То есть за то, чтобы «Мяу» кричать, спать весь день и изредка пугать мышей в библиотеке теперь платят 60 тысяч?

-Вообще говоря, да. Они вообще идут как научные работники, поскольку работают в библиотеке.

-А нам, обременённым степенями и званиями зарплата – двадцать?

-Ну, Василий Сергеевич, не расстраивайтесь вы уж совсем! Я это вам рассказала, чтоб вы посмеялись!

-А зарплату коты на карточку теперь будут получать или наличными?

-Да нет, Д. вроде как их главный опекун – он и получает и кормит. Только, по правде говоря, кормит всё равно Петровна.

-Так это ж надо ещё и открытый конкурс объявлять на занятие должности библиотечного кота?

-Формально да.

Я возвращался домой ещё более грустный чем когда шёл в университет. Да, что говорить, по нынешним меркам доценты получают меньше всех – даже меньше чем простой секретарь ректора. Хотя есть ещё более низкооплачиваемые – лаборанты. И тут у меня в голове созрела одна безумная идея. На следующий день я взял у Елизаветы Семёновны должностную инструкцию на кота, а также узнал сроки подачи заявок по конкурсу. Крайний срок – 12 июня. Сейчас только 1 число, так, что времени у меня было предостаточно. Дома я внимательно ознакомился с инструкцией. Требования к соискателю: соискатель должен быть проворным живым существом, ходячим на четырёх лапах, обладать хвостом, иметь отношение к отряду кошачьих. Профессиональные обязанности: обеспечивать сохранность библиотечных фондов от грызунов. Ха! За 60 тысяч в месяц я готов обеспечить сохранность библиотечных фондов!

Итак, я начал готовиться к самому необычному поступлению на работу в своей жизни. Правда для составления полноценной заявки мне даже пришлось пойти к врачу и сделать рентген, а также заглянуть в зоомагазин. Через неделю я написал заявление и со всеми бумагами пошёл к Ольге Викторовне, которая как директор библиотеки, должна была рассматривать конкурсные заявки на замещение должностей библиотечных котов. Должностей было аж целых четыре, а соискателей шесть.

-Василий Сергеевич! Вы, что издеваетесь! – вскричала Ольга Викторовна, когда увидела моё заявление, — хватит так шутить!

Меня тоже начал разбирать смех, но как только вспомнил про арифметику, сразу смех прошёл.

-Да не шучу я, вот узнал, что конкурс объявили, решил подать заявку.

-Василий Сергеевич, ну вы же не кот!

-За зарплату в 60 тысяч я готов поработать и котом. А то, что я соответствую всем требованиям – могу доказать.

Ольга Викторовна не знала, что ей делать. Она была хорошим человеком и именно благодаря ей, библиотека университета осталась библиотекой, а не стала банкетным залом. У неё хватало забот с фондами, каталогами, а тут ещё это безумство с должностными обязанностями… С одной стороны, она понимала, что происходит что-то бредовое, но с другой стороны, объявлен конкурс и вот перед ней стоит самолично соискатель.

-Василий Сергеевич, дорогой, я понимаю, что жизнь сейчас тяжёлая, ну какой из вас кот?

-Ольга Викторовна, — нашёл я выход из ситуации, — а вы соберите комиссию. Дело-то ответственное.

-Это вы верно говорите! Д. придумал объявлять конкурсы на котов, вот пусть теперь и расхлёбывает! Давайте так сделаем: вы завтра приходите, а мы соберём, действительно, комиссию. Там всё и решим. Ну и поставили вы меня в положение…

Вечером, когда было уже довольно поздно, мне домой позвонила Ольга Викторовна.

-Василий Сергеевич, я конечно извиняюсь, что так поздно, но Д. сейчас на меня наорал и сказал, что ни на какую комиссию он не придёт и требовал, чтобы я с вами сама разобралась. Что мне делать?

К такому повороту событий я был совершенно готов и уже знал, что можно посоветовать:

-Ольга Викторовна, дорогуша, успокойтесь, Вы сейчас позвоните ему и скажите, что я очень занудный и упёртый человек. Скажите, что вы разговаривали со мной целый час. И передайте, что если комиссии не будет по его вине, то это грубейшее нарушение трудового кодекса, что является основанием для рассмотрения о служебном соответствии соответствующего должностного лица. И ещё передайте ему, чтобы завтра были все кандидаты, а не только я один.

На том мы и расстались. Спал я очень хорошо, потому, что знал, что чтобы завтра не произошло – хуже не будет, а вот весело – наверняка.

Заседание комиссии всё-таки состоялось. Видимо, Д. понял всю серьёзность ситуации. Ему надо было любым способом избавится от меня, поскольку, как он прекрасно понимал, в отличие от котов, я буду сам приходить за зарплатой. Для кворума пригласили в комиссию ещё и Петровну – как главного специалиста по котам. Кстати о котах: все пять претендующих на ответственную должность бегали по углам комнаты, а Петровна пыталась их поочерёдно ловить и сажать на подоконник. Двери в комнату, на всякий случай, закрыли, чтоб никто из соискателей не убежал. Ольга Викторовна сидела с краю стола и выполняла ещё и функции секретаря, охала и как будто спешила куда-то. Д. сидел по центру, тарабанил пальцами по столу и зло сверлил меня взглядом.

-Вы, что же сюда с сумкой пришли – уже и жить здесь собрались как кот? – Д. отметил, что я был со спортивной сумкой.

-Да нет, жить мне есть где, а вот если у уважаемой комиссии будут вопросы ко мне как к соискателю, то здесь находятся материалы, которые удовлетворят её интерес.

Ольга Викторовна встала и нарочито казенным голосом начала:

-Заседание комиссии по отбору … мня, мня на должность библиотечного кота считать открытым. В адрес комиссии поступило шесть заявлений на  четыре места. В связи с объективными причинами, от имени пяти кандидатов заявления подписаны проректором по хозяйственной части ГУУ Д., шестой кандидат принёс все необходимые документы самолично. Как директор библиотеки, считаю заявки от котов Барсика, Феди, Стёпы и Клёпика соответствующими предъявляемым требованиям к соискателю. Заявка от Маруси — частично соответствующей, поэтому соискателю можно будет остаться в университете без официальной зарплаты. Кандидатуру уважаемого Василия Сергеевича считаю целесообразным отклонить как несоответствующую предъявляемым требованиям.

Ольга Викторовна облегчённо села. Тут же быстро вскочил Д.:

-За сим, заседание комиссии объявляю закрытым. Решение принято единогласно, — и он стал выбираться из-за стола.

Всё шло по плану. Но тут уже слово взял я:

-Уважаемая комиссия, по протоколу, каждый кандидат должен представиться сам и коротко рассказать о себе, а потом ответить на вопросы, если такие возникнут.

-Как же коты представятся? Они же коты! – Д. остановился, но пока ещё не сел.

-Вы положение о проведении открытых конкурсов читали? Или вы считаете, что комиссия вправе нарушать требования министерства?

Тут уже Д. сел.

-Ну хорошо, — сказал он уже более спокойно, — Петровна, возьмите каждого кота зачитайте его биографию.

-Дык как же я буду зачитывать? – взмолилась Петровна, которую и так чуть ли не силой пришлось затаскивать в эту комиссию.

-Вот так и будете: берите этого, как его, Клёпика на руки и говорите – где родился, как проявил себя на службе. Или, что протокол хотите нарушить?

Петровна, что-то бурча себе под нос, пошла ловить Клёпика. Тот сидел под шкафом и в руки не давался. Петровна, стоя на коленях, пыталась его оттуда достать. Шло время. К стоящей в позе пьющего дракона Петровне подошёл рыже-белый кот и стал тереться об неё.

-Да ладно, бог с ним,  — взмолился Д., — берите этого рыжего и расскажите про него.

-А! Федя! – Петровна кряхтя встала, взяла кота на руки и подошла к столу. Федя был явно в восторге от такого внимания, закрыл глаза, мурлыкал и во всю тёрся об широкую грудь Петровны. – Это Федя, родился он, по, моему пару лет назад, где-то в четвёртом корпусе, кушал хорошо… Ну что вам ещё сказать… А да! Мышей ловит! На той неделе сосиску стащил, подлец, из буфета…

-Возражение! – громко заявил я,  — а доверенность у Петровны есть, чтобы выступать от лица кота?

-Какая доверенность! – опять в бешенстве вскочил Д..

-Василий Сергеевич, какая ещё доверенность? – Ольга Викторовна даже побледнела.

-Если соискатель не может сам по каким-либо причинам себя представлять, то он может дать доверенность кому-нибудь. Времени было достаточно у всех соискателей, чтобы подготовится к комиссии… Так, что, есть доверенность-то?

-Может я сяду? – жалостливо спросила Петровна.

-В материалах дела доверенностей нет, — сказала Ольга Викторовна, — Василий Сергеевич, это же коты!

Счёт был один-ноль в мою пользу. Пока я утирал котам нос.

-Коты, не коты, а зарплата побольше чем у доцента у них будет, парировал я, — а вот теперь я попрошу комиссию объяснить: почему моя кандидатура не отвечает требованиям?

Д. расцвёл зловещей улыбкой:

-Да вы попросту не кот! Скажите Петровна, кот он или не кот?

Петровна посмотрела на меня изучающим взглядом, как будто могли быть какие-нибудь сомнения, немного пожевала губами, отвела взгляд в сторону и тихо произнесла:

-Не кот он.

-Вот видите… — радостно воскликнул Д..

-Одну минуточку! – сказал я и взял по Станиславскому паузу. Затем не торопясь я достал из своей сумки листы с требованиями к соискателям, — в требованиях ничего не говориться о том, что соискатель должен быть котом! Здесь сказано, что он должен быть «проворным живим существом, ходячим на четырёх лапах, обладать хвостом, иметь отношение к отряду кошачьих». А отношение к кошачьим я имею самое прямое. Мы относимся к одному типу хордовых, классу млекопитающих, наши предки разделились порядка 60 миллионов лет назад, у нас наблюдается схожесть в 16 хромосомных парах. Мне дальше продолжать или я вас убедил?

Комиссия зашушукалась и стала внимательно перечитывать требования. Я решил их добить:

-А насчёт проворности, так этого у меня не занимать – я ухитряюсь принимать зачёты у четырёх групп одновременно, причём в аудиториях, находящихся в разных концах университета!

-Это как так? – Д. отвлёкся от чтения требований.

-Скажите спасибо нашему бюро расписаний, а вот остальное профессиональный секрет. Кстати, ходить на четырёх лапах я тоже умею. Показать? – я приподнялся.

-Нет, не надо Василий Сергеевич! – почти закричала Ольга Викторовна, — не хватало ещё, чтобы у нас тут доценты на четвереньках бегали!

-Ну почему же! – не согласился Д., — раз уж он претендует на такую ответственную должность, то пусть покажет своё профессиональное мастерство.

-Да, что вы в самом деле! – вдруг подала голос Петровна,  — уважаемого человека на четыре лапы!

-Я на даче за внуком регулярно бегаю на четырёх лапах, когда слона изображаю, так, что мне это без проблем.

-Ну, ладно, ладно, — Д. согласился, — комиссия верит, что вы можете бегать на четырёх лапах. Но вот есть главное несоответствие – у вас нет хвоста! А по требованиям он должен быть! Что вы на это скажите?

Счёт был уже три ноль в мою пользу. Но вот сейчас был, пожалуй, самый скользкий момент. Я опять полез в сумку. Вся комиссия напряглась, будто ожидала, что я оттуда действительно вытащу хвост. Мне действительно пришлось поломать голову над этим хвостом: варианты рассматривались самые разные, но в итоге решение подсказал один мой знакомый хирург. Я вынул папку. Комиссия облегчённо выдохнула. Из папки я извлёк рентгеновский снимок таза и передал комиссии.

-Это что такое? – Д. и Ольгой Викторовной разглядывали на свет чёрно-белый снимок.

-Это доказательство того, что у меня есть хвост.

-Чего?

-Видите этот маленький отросток – это копчик. Копчик является рудиментарным хвостом. У вас у всех тоже есть хвост.

-Действительно, — Петровна протянула палец к снимку, — вот такой махонький, ну точно хвостик! А вилять им можно?

-У меня нет хвоста! – вскричал Д. и швырнул на стол снимок.

-Ну, это не так важно, — спокойно ответил я, — главное, что он у меня есть, я ведь претендую на эту должность. Ну и теперь самое последнее, дабы показать свою квалифицированность в ловле мышей, я принёс с собой мышку, которую при вас поймаю!

Не давая опомниться ошарашенной комиссии, которая ещё не успела отойти от изучения хвоста, я вытащил из сумки баночку с купленной в зоомагазине мышкой и вытряхнул её на стол комиссии. Поднялся страшный визг! Коты испугались и заметались по комнате. Мышь спокойно сидела и нюхала рентгеновский снимок. Я протянул руку и взял её.

-По ловле мышей есть ещё вопросы?

Вопросов не было. Я продолжал:

-Кроме всего прочего, к моим преимуществам, по сравнению с остальными уважаемыми соискателями, является наличие следующих учёных степеней и званий… — я стал перечислять все свои регалии. Даже коты перестали метаться и как будто внимательно меня слушали. Видимо поняли, какой серьезный противник в моём лице им попался.

-Хватит, хватит Василий Сергеевич! – взмолилась Ольга Викторовна, — позвольте комиссии посовещаться в закрытом режиме!

Я вышел из комнаты. Вместе со мной, так и не дождавшись результатов, рванули и остальные соискатели. В отличие от них, я далеко убегать не стал, а прислонился к стене как первокурсник перед первым экзаменом. Из комнаты слышались крики и обрывки фраз: «Какой он кот к ядреной фене!», «А кто это всё придумал с конкурсом!», «У него же действительно хвост!». Комиссия совещалась долго. Наконец, меня позвали. Вид у членов комиссии был такой, будто они не просто подрались, но ещё и сделали пробежку километров эдак в десять. Д. сидел бледный как смерть и опять тарабанил пальцами, Петровна была как после парилки, а Ольга Викторовна, растрёпанная и взъерошенная, взяла листок, встала и зачитала:

-Комиссия решила, что соискатели Федя, Клёпик, Барсик и уважаемый Василий Сергеевич соответствуют предъявляемым требованиям и могут быть зачислены на должность библиотечного кота.

-Довольны? – зло спросил Д., — удачного лова мышей!

Проректор выбежал из комнаты ещё быстрее, чем другие соискатели. Подошла Ольга Викторовна:

-Вы по трудовой будете или по внутривузовскому совместительству?

-Думаю, что по трудовой.

-Василий Сергеевич, — подошла Петровна, — а вы Стёпу с Машкой не выгоните?

-Да, что вы! Пусть себе живут, не волнуйтесь – ущемлять коллег по работе я не буду.

Вот так я и стал библиотечным котом с зарплатой в три раза больше чем у доцента. Работа у меня не пыльная: приходить в библиотеку, тогда когда мне удобно, и читать книжки. Столько интересного прочитал – даже пять полноценных статей написал за один месяц. В те редкие случаи, когда кто-нибудь где-нибудь видит мышь, я беру своих коллег подмышку (обычно двух) и запускаю в соответствующее помещение. Однажды, правда, пришлось самому лезть в подвал и ставить там отраву.

С Д.ым мы не разговариваем, а вот с Ольгой Викторовной и Петровной – лучшие друзья. Конечно, коллеги-преподаватели поначалу похихикивали и крутили пальцем у виска, но до тех пор, пока не узнали о размере моей зарплаты. Некоторые даже стали проситься тоже в коты. Но второго такого кота как я, Д. допустить не может, поэтому он пустил по университету слух, что на мне лежит очень ответственная работа, которая оформлена таким образом, чтобы не вызывать никаких подозрений. Я, в принципе, не против. Главное, что с арифметикой стало всё в порядке.

А на кафедре я остался совместителем на пол ставки. И это при том, что меня ещё долго уговаривали! Суть была в том, что в университете прошла очередная аттестация и всех пожилых преподавателей отправили на пенсию или уволили. Молодые же преподаватели, которые остались в университете, просто не смогли прикрыть те дыры в образовательном процессе, образовавшиеся после ухода стариков – квалификации не было. Да и текучесть в университете у молодёжи была очень высокая. Вот и стали стариков звать обратно. Я согласился и даже внедрил новые информационные технологии в образовательный процесс: купил на рынке Горбушкин двор переносной диск с большим объёмом памяти и вшил его в декоративное огородное пугало, купленное в хозяйственном магазине. Вшил так, чтобы можно было на него закачивать информацию с флешек: вывел в нагрудный карман соответствующий разъём. На пугале написал «Василий Сергеевич» и поставил на кафедре в углу возле окна. Поначалу сотрудники и другие преподаватели пугались и шарахались, но потом привыкли. А студентам даже понравилось: теперь преподавателя искать не надо –он, вроде как, круглосуточно на кафедре, и все курсовые, самостоятельные и прочее можно сразу загрузить в пугало, а уже я скачиваю с него информацию тогда, когда мне удобно. Через несколько месяцев я обнаружил на кафедре ещё одно пугало, а ещё через недельку –третье. Так, что новые технологии в образовании появляются! Не верьте злым языкам! Реформа идёт полным ходом!

Источник - http://livsidr.blogspot.ru/2012/06/blog-post.html

http://unisolidarity.ru/?p=3162

Алиса Агранат. Голая клиника: Болонский процесс в медицинских вузах России

Уже в 2016-2017 годах в поликлиниках нас начнут принимать дипломированные врачи 23 лет от роду. Сразу же после окончания медвуза они получат допуск к аккредитации врачей и на время перекроют дефицит врачей общей практики в госсекторе. Улучшит ли это качество медицинской помощи и не помешает ли России влиться в так называемый Болонский процесс?

Дипломы по-болонски: к общим учебным стандартам

По данным Минздрава, на сегодняшний день в госсекторе не хватает 800 тысяч фельдшеров и медсестер и 120 тысяч врачей. Недобор докторов отмечается среди рентгенологов, фтизиатров, педиатров, анестезиологов, реаниматологов и врачей общей практики. Дефицит среднего медперсонала — среди всех возможных специализаций, кроме стоматологических. Многие опасаются, что на фоне реформ в госмедицине произойдет очередной отток врачей за рубеж. Ведь часть российских медвузов входит в список ВОЗ «WHO World Directory of Medical Schools», и их выпускники после сдачи квалификационных экзаменов могут работать врачами во всех странах — членах ВОЗ. Однако теперь, после отмены обязательной интернатуры для врачей — выпускников 2016-1017 годов, экспорт российских врачей за рубеж все же замедлится. Ведь Россия пока так и не стала частью Болонского процесса, и в том, что касается медобразования, продолжает идти своим путем. Обратимся к истории вопроса. В 1999 году в итальянском городе Болонья министрами образования 29 европейских стран была подписана так называемая Болонская декларация. Ее целью стала взаимная гармонизация и унификация систем высшего образования этих стран за счет обмена положительным опытом, студентами, профессорами, межвузовского сотрудничества и перехода на общую терминологию. Россия присоединилась к Болонскому процессу в 2003 году, пообещав к 2010-му привести свою систему образования к «общему знаменателю». На тот момент стран-участниц было уже 33. Все участники Болонского процесса должны были договориться об общих формулировках и стандартах в учебных планах, в перечне специализаций и уровнях образования — бакалавр, магистр и в зачетных системах часов по предметам. Замечу, что при подтверждении любого диплома за границей часы, уделенные тем или иным предметам, важны не менее, чем наименование специальности. Я на практике наблюдала, как выпускники одного вуза, но разных факультетов, проведя одно и то же время на студенческой скамье, были аттестованы один — как бакалавр, второй — как магистр. И из-за тех же учебных часов выпускники российских медвузов, не поступившие в интернатуру, за рубежом считаются студентами с неполным высшим образованием. И прежде, чем их допустят к квалификационным экзаменам, должны доучиться по специальности.

На чем можно выиграть выборы в США?

Конечно, интернатуру — курс, на котором выпускники должны на практике осваивать свою специальность, — в российских вузах отменили именно из-за кадрового дефицита. И актуально это будет для выпускников 2016-2017 годов. Называется это нововведение — третьим образовательным стандартом для студентов-медиков. В том же 2016 году будет введена аккредитация врачей, к которой выпускники 2016-2017 годов сразу же допускаются. Это существенно сократит их путь к больному. Хорошо ли это для пациентов — другой вопрос. Третий образовательный стандарт действует с 2011 года. Теперь с первого курса медвуза как можно больше времени должно уделяться практической подготовке студентов в клиниках и поликлиниках и симуляционных классах. Там они смогут отрабатывать практические навыки, например, на медицинских манекенах. Правда, манекены весьма отличаются от реальных пациентов. Но так как новой техники пока не хватает, студентам все же придется иметь дело и с настоящими больными. Во многих вузах будут объединены кафедры патологической анатомии и патофизиологии. Это — несомненный шаг вперед, как и создание университетских клиник. Впрочем, последнее может оказаться экономически проблематичным для многих медвузов, хотя является обязательным условием для вузов развитых стран. Теперь после окончания медвуза российские выпускники могут несколько лет отработать врачами общей практики и лишь после этого поступать в ординатуру и докторантуру. В США путь доктора к пациенту значительно длиннее, чем в России. Сначала он поступает в один из университетов на естественно-научную специальность на степень бакалавра и дополнительно (но уже бесплатно) проходит программу обучения на подготовительных медицинских курсах (Pre-Med). Для сдачи экзамена в Pre-Med необходимо определиться со специализацией в медицине, ведь у разных специальностей программы и экзамены серьезно отличаются. Далее — на третьем или четвертом курсе вуза, в зависимости от скорости усвоения программы, студент готовится к сдаче теста (Medical College Admission Test) на поступление в медицинский колледж. Проверяются его знания по биологии, химии, физике и по английскому языку. К тому же во время обучения в университете необходимо еще и вести научную работу, так как рекомендации научных руководителей тоже учитываются. Получив степень бакалавра по естественным наукам, студент может продолжить обучение на медсестру или врача в медколледже. После окончания медколледжа (заметьте, что у нас нет медколледжей для получивших степень бакалавра!) тот, кто хочет стать врачом, поступает в Высшую медицинскую школу (так называется в США медвуз) и учится, учитывая ординатуру, еще примерно 8 лет. Только после он начинает карьеру лечащего врача. То есть в 28-29 лет, а никак не в 23! Недаром многие врачи обращают внимание на то, что доступность медицины и иллюзия защищенности для пациента в России — вовсе не означает получение качественной медицинской помощи. Хороших врачей всегда было мало, и раннее начало врачебной практики — вовсе не гарантирует адекватности врача. Многие хирурги, например, достигают высокого профессионального уровня в 55 лет, но, увы, теперь их стремятся отправить на пенсию. Конечно, обучение на врача в США — одно из самых дорогих в мире. Год стоит в среднем 50-70 тысяч долларов. Его практически невозможно получить без кредитов, которые выпускник вуза отдает первые 10-15 лет работы. Малоэффективную в экономическом плане американскую медицину уже не раз сотрясали реформы. Президент Обама даже дважды выиграл выборы благодаря обещанию сделать медицину — доступной, а медстраховку — относительно дешевой и охватывающей всех граждан.

Я бы в фельдшеры пошел, пусть меня не мучат!

Медсестрам с российским дипломом в западных странах приходится начинать с нуля: поступать на сестринский курс в университет. Увы, так в России сложился учебный процесс. После сравнения зарплат российских врачей и медсестер возникает твердая уверенность, что средний медперсонал сознательно исключен из международной «конвертируемой» системы специалистов с медобразованием. У самих — дефицит. Однако многие преподаватели отмечают, что если бы к обучению среднего и высшего звена в медицине подходили как к части одного и того же непрерывного процесса — проблему нехватки медицинских кадров в России можно было бы решить уже давно. Впрочем, при некоторых крупных медицинских вузах, например, при Первом меде, — уже существует сложившийся в российских традициях вариант многоступенчатого обучения. Сначала будущие абитуриенты учатся в медицинском колледже и лишь затем сдают вступительные в вуз. Отсев, который обязательно происходит во всех медицинских учебных заведениях, происходит еще на первой ступени — в медколледже. В уровне подготовки выпускников колледжа при Первом меде сомневаться не приходится, но, например, во Франции даже медсестра общего профиля — это специалист с высшим образованием (как и в США), а не некий безликий «средний медперсонал» со средней зарплатой 14 тысяч рублей и постоянным страхом вылететь с работы. Впрочем, сейчас кризис и во французском здравоохранении, и при дефиците медсестер их не могут нанять, так как нечем платить за работу. На медсестринское отделение вуза во Франции сдают письменные и устные экзамены после получения аттестата зрелости. При этом из 1800 человек — пройти в вуз крупного города могут лишь 200 человек. В медсестринском вузе маленького городка может быть от 30 до 60 мест. Средний конкурс в российские медучилища — по данным Минздрава — 6 человек на место. Как говорится, почувствуйте разницу! Но и в России потенциал будущих медсестер и фельдшеров достаточно высок. Многие абитуриенты, поступающие в медучилище после 11-го класса, — это провалившиеся на экзаменах в медвузы. То есть люди, мотивированные на получение образования высокого уровня. Еще 3-5% — это те, кто уже имеет одно, и, как правило, высшее, образование другого профиля. Медсестра во Франции учится 3 года, причем практика, как и в российских медицинских колледжах, составляет примерно половину учебного процесса, а затем получает диплом — медсестры широкого профиля. Доучиваются медсестры, как и в России, уже на рабочих местах. Особенно в таких узко-профессиональных отделениях, как гемодиализ, педиатрия и оперблок. По данным статистики, французские медсестры общего профиля работают по специальности в среднем 8 лет. Работа эта — тяжелая, как и в России. Но многие медсестры сразу же думают о дальнейшей специализации. На педиатрическую медсестру можно сдать экзамены сразу же после окончания медсестринского вуза и отучиться еще год. Кстати, есть и перспектива: директор детского сада во Франции обязательно — педиатрическая медсестра! Ни разу не встречала подобных прецедентов в России. Особенно на фоне недавнего сокращения «садовских» и ясельных медработников в Москве. Для получения специальности медсестры оперблока во Франции надо отучиться еще 18 месяцев, но только после двухгодичного стажа — все в том же оперблоке. Чтобы стать анестезистом (не путать с врачом-анестезиологом), требуется 2 года стажа в реанимации или в приемной скорой. Учатся на курсе анестезистов тоже 2 года. Дополнительное обучение на старшую медсестру (в российской практике такие специальности в вузах тоже, наконец, появились) занимает минимум год. Медсестры ведут протоколы осмотра, следят за психологическим состоянием пациентов и их отношением к лечебному процессу (у наших на это просто нет времени), при необходимости организуют дополнительных осмотры специалистов и имеют свои четкие стандарты профессиональной деятельности.

В Израиле медсестры также заканчивают вуз, а их коллеги, приехавшие в страну с российским дипломом, могут сдавать аттестационные экзамены лишь на младшую медсестру, по сути — санитарку. После получения диплома фельдшера или медсестры в России выпускники имеют некое размытое преимущество при поступлении в медвуз на бюджетное отделение, а также условие, что при сдаче одного экзамена на пять они обязательно пройдут. Кстати, после перевода медколледжей на муниципальное финансирование, уровень подготовки выпускников стал значительно ниже. Лишь одно нововведение для поступающих на бюджетные отделения российских медвузов может порадовать: с частью из них еще перед сдачей экзаменов будет заключено соглашение о работе в сельской местности после окончания лечебных факультетов. Конкурс на поступление среди будущих сельских докторов тоже отдельный. Конечно, никто не рассчитывает, что медики задержатся там навсегда. Тем не менее им дают подъемные — до миллиона рублей, которые они могут вложить в ипотеку при строительстве собственного дома, служебное жилье, а в некоторых регионах, например, в Нижнем Новгороде, — и машину, и обещают поддерживать все время обучения на медфакультете. Вполне вероятно, что эти льготы распространятся и на фельдшеров и медсестер, учитывая их острую нехватку. Кроме того, подобные меры могут существенно улучшить демографическую обстановку в селах и деревнях.

Алиса Агранат — обозреватель ИА REGNUM

Документ: http://www.regnum.ru/news/1873586.html

Искандер Ясавеев: «Университет должен быть дистанцирован от политики»

XFuVnwe_6nA

Републикуем интервью информационно-аналитического портала «Твоя СВОБОДНАЯ ТРИБУНА» с активистом Профсоюза «Университетская солидарность», доцентом кафедры общей и этнической социологии Казанского федерального университета Искандером Ясавеевеевым.

В преддверии 210-летия казанского федерального университета доцент кафедры общей и этнической социологии и общественный активист Искандер Ясавеев рассказал «свободной трибуне», с каким багажом КФУ подходит к своему юбилею, в чем, по его мнению, заключаются основные проблемы преподавателей, почему университетская модель схожа с общероссийской, а также поделился впечатлениями, каково ему приходится быть персоной нон грата.

Искандер Ясавеев работает в КФУ уже около 20 лет. Помимо преподавательской деятельности, занимает активную жизненную позицию и принимает участие в различных политических и общественных акциях. В конце лета этого года прошла информация, что Ясавеева уволят из университета в связи с сокращением, однако многие видели причину в критике руководства вуза. После этого прошли несколько пикетов против такого решения, активисты также разработали петицию, под которой подписалось несколько сотен человек.

Искандер Габдрахманович уже несколько лет является участником инициативной группы «Город без преград», которая добивается доступности городской среды для инвалидов.

За несколько дней до 210-летия КФУ Ясавеев встретился с корреспондентом «Свободной трибуны».

«СВОБОДНАЯ ТРИБУНА»: В СУББОТУ, 6 ДЕКАБРЯ, КАЗАНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ОТМЕТИТ 210-ЛЕТИЕ. КАК ВЫ МОЖЕТЕ ОЦЕНИТЬ РАБОТУ УНИВЕРСИТЕТА ЗА ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ?

Искандер Ясавеев: Хорошо, что юбилей является поводом не только для праздника, но и для размышлений и дискуссий. Кстати, сегодня я спрашивал коллег по университету, ощущают ли они праздничное настроение. Ответом были ироничные улыбки и покачивания головой. На мой взгляд, университетское сообщество находится в депрессивном состоянии.

Если говорить о ситуации в целом, то такого отката от сущности университета как места свободного развития наук и преподавания я не наблюдал за все 20 лет моего преподавания. Я поражен скоростью этих изменений. Университет очень быстро трансформировался за последние три-четыре года

С ЧЕМ ЭТО СВЯЗАНО?

Однозначный ответ дать невозможно. Дело не только в ректоре. Невозможно анализировать ситуацию в Казанском университете в отрыве от российского контекста. Многие сходные процессы можно увидеть и в других вузах. Но мне кажется, у нас эти тенденции многократно усилены личностью ректора. В этом отношении Казанский университет выделяется. Ключевым же фактором, на мой взгляд, стало навязанное сверху изменение отношений между руководством университета и университетским сообществом. Отказ от принципа выборности ректора привел к серьезным трансформациям.

ИЛЬШАТ ГАФУРОВ В ИНТЕРВЬЮ «ВЕЧЕРНЕЙ КАЗАНИ» ГОВОРИЛ, ЧТО «В ПЕРИОД РЕФОРМ ВЫБОРНОСТЬ НИКОГДА НЕ ДАВАЛА ПОЛОЖИТЕЛЬНОГО ЭФФЕКТА». ВЫ СОГЛАСНЫ?

Такими аргументами можно оправдать сворачивание вообще всех практик самоуправления. «Сейчас не время» – это универсальный аргумент, но возникает вопрос, когда это время наступит? А при таком отношении оно не наступит никогда. Нынешнее кризисное состояние становится постоянным. Назначение ректора привело к тому, что он не подотчетен перед преподавателями и находится в позиции над университетом. Эта модель означает, что сотрудники и преподаватели не могут оказывать никакого влияния на решения, которые принимаются в отношении всего университета.

НО ВЕДЬ ГАФУРОВ ОТВЕТСТВЕНЕН ЛИЧНО ПЕРЕД ВЛАДИМИРОМ ПУТИНЫМ.

Да, но не перед преподавателями.

НЕ КАЖЕТСЯ ЛИ ВАМ, ЧТО ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ПЕРЕД ПУТИНЫМ ОТРАЖАЕТСЯ НА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЛЮБОГО РЕКТОРА ФЕДЕРАЛЬНОГО ВУЗА? БОЯЗНЬ ОШИБИТЬСЯ ВЕЛИКА.

Это разные системы координат. По отношению к Путину одни критерии успеха и эффективности, по отношению к преподавателям – другие. По университету гуляет фраза, приписываемая Гафурову: «Мне не нужны ваши чистые руки». Дело в том, что рейтинг вуза определяется в основном по числу статей, отражаемых в Scopus (базе данных научных журналов, публикации в которых поднимают рейтинг университета – ред.). Возникает вопрос: какое влияние эта фраза оказывает на преподавателей? Людям говорят: цель оправдывает средства, успеха необходимо добиться любой ценой. Такая ситуация выгодна с точки зрения отчетности перед Владимиром Путиным, но на университет это оказывает абсолютно деморализующее влияние. Неважно, в каком журнале ты публикуешься, главное, чтобы он входил в Scopus. Но когда я вижу сообщения СМИ о том, что КФУ опубликовал более 300 статей в сомнительных журналах, которые Scopus в дальнейшем включил в черный список и перестал индексировать, я испытываю стыд за Казанский университет. Это означает, что установка «мне не нужны ваши чистые руки» работает.

ПРАВИЛЬНО ЛИ, С ВАШЕЙ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ, ЧТО ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ, МОЖНО СКАЗАТЬ, ЗАСТАВЛЯЮТ ПУБЛИКОВАТЬ СВОИ СТАТЬИ В ЖУРНАЛАХ, ВКЛЮЧЕННЫХ В SCOPUS? НАСКОЛЬКО Я ЗНАЮ, ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ТЕКСТ РАЗМЕСТИЛИ, НУЖНО ЗАПЛАТИТЬ НЕМАЛЫЕ ДЕНЬГИ.

Это игра. Причем нечестная. В целом то, что происходит не только в Казанском университете, но и вообще в российских вузах, я называю «скопусовской болезнью». В социологии образования есть понятие «дипломная болезнь», оно обозначает ситуацию, когда получение диплома становится самоцелью. Процесс образования в данном случае искажается. То же самое и здесь. Наличие статей в базе данных Scopus становится самоцелью. Между тем, ведущие журналы не берут платы со своих авторов. Если она и существует, то символическая, но в большинстве ключевых изданий ее нет. Если предполагается плата, это означает, что журнал входит в базу данных Scopus по формальным основаниям, но не является уважаемым, его почти никто не читает, и в нем можно опубликовать все, что угодно, даже самого низкого качества. Научное сообщество прекрасно понимает, какие журналы что из себя представляют. Но университетских преподавателей фактически ставят в такое положение – Scopus любой ценой. Насколько я знаю, в КФУ разработаны схемы, когда преподавателям возвращают деньги за размещение статей. Но это ненормальная наука. Это серые схемы, которые позволяют несколько повысить рейтинг, но не позволяют развивать науку.

Можно привести сходный пример со студентами. Существует практика федерального интернет-экзамена. Этой весной преподавателям КФУ управленцы предлагали присутствовать на интернет-тестировании для того, чтобы помочь студентам отвечать на вопросы этого экзамена. Студенты видят, что это нечестная игра, но она начинает восприниматься как норма. Возникает вопрос, как это соотносится с академической этикой?

ВСЕ ЭТО ДЕЛАЕТСЯ, ЧТОБЫ ПОПАСТЬ В ТОП-100 ЛУЧШИХ ВУЗОВ МИРА К 2020 ГОДУ?

Чтобы показать движение к этой сотне. Я уверен в том, что цель нынешнего руководства университета – не развитие науки, а демонстрация успеха в отношении рейтинга. Нужно показать, что вуз управляется эффективно. Что там внутри, как развивается наука и преподавание – никого не интересует.

ЕСЛИ КФУ ПОПАДЕТ В ТОП-100, ДЕНЕГ ОТ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЦЕНТРА ОН БУДЕТ ПОЛУЧАТЬ БОЛЬШЕ?

В настоящий момент я пессимистично оцениваю перспективы вхождения Казанского университета в ТОП-100. На мой взгляд, при нынешних практиках управления эта цель нереализуема. Для этого нужно начинать с фундаментальных факторов. Прежде всего, создавать для исследователей и преподавателей благоприятную среду, чтобы люди имели возможность заниматься долгосрочными исследованиями, чтобы над ними не висела постоянная угроза непродления контракта. А сейчас преподаватели находятся в состоянии неопределенности. У них в дополнение к трудовому договору имеется так называемый эффективный годовой контракт, и нужно каждый раз показывать высокие научные результаты.

А ТАКЖЕ ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ СОГЛАШЕНИЕ, СОГЛАСНО КОТОРОМУ ЗАПРЕЩЕНО СОВЕРШАТЬ ДЕЙСТВИЯ, СПОСОБНЫЕ ПРЯМО ИЛИ КОСВЕННО НЕГАТИВНО ОТРАЗИТЬСЯ НА ДЕЛОВОЙ РЕПУТАЦИИ И ИМИДЖЕ КФУ?

Да, это тот самый эффективный контракт, в нем есть такое положение. Я, кстати, не подписал это соглашение и продолжаю работать по основному трудовому договору.

ТО ЕСТЬ ЕГО МОЖНО НЕ ПОДПИСЫВАТЬ?

Мой опыт показывает, что можно.

А НЕ ПРОТИВОРЕЧИТ ЛИ ЭТО ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ СОГЛАШЕНИЕ РОССИЙСКОЙ КОНСТИТУЦИИ? ПРО СВОБОДУ СЛОВА ТАМ ЕСТЬ ПАРА СТРОК.

Это вопрос к юристам. На мой взгляд, противоречие есть.

КАКОВЫ СЕЙЧАС ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ?

Преподаватели зависят от демонстрирования определенных показателей, а это не способствует развитию науки и преподавания. Люди начинают думать, как показать свою успешность. Возникает соблазн опубликоваться в журнале, входящем в Scopus, малой ценой, провести исследование, которое можно компактно упаковать в виде статьи, которая точно пройдет.

Но развитие науки подчиняется своим закономерностям, есть определенные фундаментальные темы, которые требуют многолетних исследований. Этой системе они не соответствуют. Кроме того, научное творчество невозможно в несвободной среде. В целом, преподавателям катастрофически не хватает времени на научную деятельность из-за бюрократического давления. Чем сейчас занимаются преподаватели? Они постоянно готовят отчеты, учебно-методические комплексы, конспекты лекций, электронные образовательные ресурсы. К примеру, моя коллега, прекрасный исследователь, говорит, что на науку просто нет времени. Научные прорывы в таких условиях осуществлять невозможно. В краткосрочной перспективе можно показать рост, но войти в число лучших университетов абсолютно невозможно.

НО ВЕДЬ НЕВОЗМОЖНО ПОЛНОСТЬЮ ОТКАЗАТЬСЯ ОТ ТАКИХ БЮРОКРАТИЧЕСКИХ ПРОЦЕДУР. КАК НАЙТИ ВЫХОД ИЗ ТАКОЙ СИТУАЦИИ?

Их можно минимизировать.

НО ЭТА БЮРОКРАТИЯ, НАСКОЛЬКО Я ПОНИМАЮ, РЕГЛАМЕНТИРОВАНА МИНИСТЕРСТВОМ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИИ. ТУТ ДЕЛО НЕ В КФУ.

Это очень интересный вопрос, откуда это идет. Пока альтернативы бюрократии как модели управления действительно нет. Но масштабы бюрократизации просто ошеломляющие. Интересно, где находится критическая точка, за которой начинается коллапс системы образования. На мой взгляд, мы к ней приближаемся.

Отказаться от бюрократических практик нельзя, но их можно свести к минимуму. Например, я сравниваю наш опыт с опытом коллег в западных университетах. Они не заполняют такое количество отчетов и форм. От нас по каждой дисциплине требуют учебно-методические комплексы. Это несколько десятков, а иногда и сотен страниц совершенно «мертвого» текста, которые никто не читает.

ТАКАЯ СИТУАЦИЯ ПО ВСЕЙ РОССИИ?

Да. На наши обращения по этому поводу в министерство образования и науки в прошлом году приходили ссылки на письма и приказы самого Минобрнауки, но в последнее время министерство отвечает, что согласно закону об образовании, образовательные организации обладают автономией и свободны в определении содержания образования, выборе учебно-методического обеспечения и т.д. То есть, образовательная организация самостоятельно определяет порядок разработки документов, входящих в образовательную программу, и их форму. Я полагаю, что во многом существующий объем бюрократической отчетности порождается самим университетом, потому что существуют избыточные управленческие подразделения, которые должны обеспечивать себя работой.

РУКОВОДСТВО ВУЗА ЗАЯВЛЯЛО, ЧТО В ПОСЛЕДНИЕ ЧЕТЫРЕ ГОДА АДМИНИСТРАТИВНЫЙ АППАРАТ СОКРАТИЛСЯ НА 30%.

Я не вижу такого сокращения и с большим недоверием отношусь к заявлениям ректора, поскольку неоднократно анализировал их содержание и находил множество противоречий. В одном только учебно-методическом управлении КФУ в последние годы были созданы отделы управления и контроля качества образования, лицензирования и аккредитации, проектно-аналитический отдел, отдел развития карьеры и отдел практик.

Еще один пример. В университетском городке западное полуциркульное здание занимал факультет журналистики и социологии. В 2011 году он был вытеснен новыми управленческими структурами, в частности центром перспективного развития, который подчиняется проректору по вопросам экономического и стратегического развития. Этот центр включает в себя аналитический отдел, сектор по взаимодействию с рейтинговыми агентствами, отделы маркетинга, мониторинга, планирования и центр стратегических оценок и прогнозов. Некоторую площадь западного полуциркуля до последнего времени все же занимал институт сравнительных исследований модернизации обществ. В этом году институт был выселен из-за создания так называемого проектного офиса в структуре центра перспективного развития. Это какой-то абсурд. Мы видим постоянное создание новых административных подразделений, а академические институты вытесняются из университетского городка. Хотелось бы мне знать, каков размер федеральных ресурсов, «съедаемых» всеми этими бюрократическими новообразованиями?

КАК ВЫ ОТНОСИТЕСЬ К ОБЪЕДИНЕНИЮ УНИВЕРСИТЕТОВ И СОЗДАНИЮ ФЕДЕРАЛЬНОГО ВУЗА? ЕСТЬ В ЭТОМ РАЦИОНАЛЬНОЕ ЗЕРНО?

Рациональное и псевдорациональное объяснение можно найти чему угодно. И люди, как правило, так и поступают. У руководства университета есть свое объяснение. Я же считаю, что это слияние пошло во вред образованию.

А ЧТО КАСАЕТСЯ ОБЪЕДИНЕНИЯ ИНСТИТУТОВ ВНУТРИ КФУ?

Это большая проблема. Например, Казанский университет известен своими традициями изучения восточных языков. В 2000 году в КГУ был создан Институт востоковедения. Замечательно, что школа восточных исследований получила второе рождение. Но после прихода Гафурова начинается так называемая оптимизация, институт сначала переименовывают в Институт востоковедения и международных отношений, а в прошлом году объединяют с Институтом истории, назначив директором очередного «эффективного менеджера». На мой взгляд, это привело к снижению значения исследований в области как востоковедения, так и истории.

Эта же тенденция характерна для нашего института. Журналисты и социологи долгое время сосуществовали в рамках одного факультета. И это было взаимовыгодно. Отдельно существовал философский факультет со своей очень интересной школой. В этом году нас объединили, и мы получили институт социально-философских наук и массовых коммуникаций.

Но, во-первых, социально-философских наук не существует. Во-вторых, никакой оптимизации не произошло. Если в институте социальных наук и массовых коммуникаций была двухуровневая система управления: директор института и кафедры со своими заведующими, то после объединения неожиданно возник третий уровень: между директором института с его пятью заместителями и кафедрами с их заведующими появился уровень отделений, опять-таки со своими заведующими и их заместителями. Вместо оптимизации произошло усложнение управленческой структуры. Кстати, директора институтов в отличие от деканов факультетов назначаются ректором, а не избираются.

ПРАВИЛЬНО ЛИ Я ПОНИМАЮ, ЧТО ПОСЛЕ ЛЕТНЕГО СКАНДАЛА, КОГДА БЫЛИ СООБЩЕНИЯ О ВАШЕМ УВОЛЬНЕНИИ ИЗ-ЗА КРИТИКИ РЕКТОРА, ВАШЕ ПОЛОЖЕНИЕ В УНИВЕРСИТЕТЕ НЕ ИЗМЕНИЛОСЬ?

Я продолжаю преподавать и заниматься исследованиями. Но поскольку я критиковал и продолжаю критически отзываться о неадекватных шагах ректора, я оказался в позиции персоны нон грата для университетского истеблишмента. Например, командировки мне не подписывают, даже когда я указываю, что еду за свой счет, возвращают бумаги без всяких подписей. Мои предложения или вопросы, отправленные через интернет-приемную или по электронной почте, игнорируются университетским руководством.

Недавно была смешная история по поводу предоставления мне места на парковке перед высотным корпусом. Две мои лекции по расписанию проходят в здании на улице Межлаука, там большая аудитория, но нет ни экрана, ни проектора. Периодически приходится с кафедры приносить компьютер, колонки и мультимедийный проектор. Парковать машину у нашей высотки мне нужно было, чтобы перевозить это оборудование, это я указал в запросе. Мне отказали в предоставлении пропуска на парковку без объяснения причин.

Все это означает, что Казанский университет не является современным вузом. Это университет со встроенной извне вертикалью власти, для которой главным принципом является лояльность по отношению к руководству. Я не могу представить себе ни одного университета в Европе, где к преподавателям, занимающим критическую позицию по отношению к практикам управления, относились бы таким образом.

СОПРЕДСЕДАТЕЛЬ ПРОФСОЮЗА «УНИВЕРСИТЕТСКАЯ СОЛИДАРНОСТЬ» ЛАРИСА УСМАНОВА СКАЗАЛА, ЧТО КФУ – ЭТО УХУДШЕННАЯ МОДЕЛЬ РОССИИ. ВЫ СОГЛАСНЫ? ВЕДЬ ТО, ЧТО ВЫ ОПИСАЛИ, ОЧЕНЬ ПОХОЖЕ НА ВЕРТИКАЛЬ ВСЕЙ РОССИЙСКОЙ ВЛАСТИ.

Совершенно согласен с Ларисой. Может быть, я не стал бы использовать слово «ухудшенная». Это модель России без какой-либо оценки. Очень много похожего: та же вертикаль власти. Тот же разрыв между элитой и гражданами. На мой взгляд, университетский истеблишмент находится в своей реальности, а преподаватели – в своей. Сходная ситуация с медиа. Во что превратилась газета «Казанский университет» (бывший «Ленинец») – это отдельная история. Она фактически стала пропагандистским листком, в котором за последние четыре года не было ни одного критического материала, поднимавшего какие-либо острые темы в университете. Это аналог федеральных телеканалов. И в КФУ, и в России при нынешней системе управления отсутствуют перспективы развития.

ПРАВДА ЛИ, ЧТО ВАС НЕ УВОЛИЛИ ИЗ-ЗА ТОГО, ЧТО В ПРОФСОЮЗЕ «УНИВЕРСИТЕТСКАЯ СОЛИДАРНОСТЬ» ВЫ ЗАНИМАЕТЕ ДОЛЖНОСТЬ УПОЛНОМОЧЕННОГО ПО ОХРАНЕ ТРУДА?

Мне трудно рассуждать, почему я не был уволен в конце лета. У меня была уверенность, что этого не произойдет. Я понимал, что оснований для увольнения нет, и та попытка, которая была предпринята под предлогом ликвидации нашего института, изначально была провальной.

Во-первых, я занимаю одну из руководящих позиций в первичной ячейке нашего профсоюза. Во-вторых, я член избирательной комиссии с правом решающего голоса. В соответствии с законодательством я не могу быть уволен до окончания своих полномочий в комиссии. В случае моего увольнения была бы целая серия судебных разбирательств, исход которых очевиден.

Но мне кажется, главное не это. Главным стало то, как среагировали на ситуацию мои студенты и товарищи по целому ряду сообществ: активистских, исследовательских, журналистских, градозащитных и правозащитных. Они провели целый ряд пикетов, составили петицию в мою защиту, собрали несколько сот подписей. Именно они показали Гафурову, что с легкостью уволить меня невозможно. Это нанесет ощутимый репутационный урон руководству университета. Ректор в какой-то момент понял, что последствия моего сокращения будут очень серьезными, и были сделаны шаги назад. На мой взгляд, это локальная, но очень важная победа. Но эта история не закончена.

Я прекрасно понимаю, какими будут дальнейшие шаги руководства университета. В сентябре 2015 года у меня заканчивается пятилетний срок трудового договора. Каждый раз, когда заканчивается срок контракта, и преподаватель хочет продолжить работу, организуется конкурс. Кандидатура обсуждается на кафедре, и она дает свою рекомендацию. Далее кандидатура утверждается на заседании ученого совета института. Я понимаю, что на моих коллег по кафедре и институту весной следующего года будет оказано беспрецедентное давление, чтобы они не проголосовали за меня. Это вызывает у меня серьезные опасения, но не потому, что я боюсь проиграть и уйти из университета. Я опасаюсь, что из-за меня людей начнут ломать, а далеко не все могут сопротивляться давлению. Мне очень не хотелось бы, чтобы в этой ситуации кто-то пострадал в личностном плане. Остается надеяться на мужество своих коллег. Если же ректор добьется своего, то есть моего ухода из КФУ вследствие непродления трудового договора, это будет означать, что университетское сообщество полностью подчинилось вертикали. Для меня это будет означать, что университета больше не существует, и смысла оставаться в том, что раньше было Казанским университетом, нет.

Студенты – это, пожалуй, самая оптимистичная нотка во всем происходящем. Я вспоминаю сентябрь этого года, когда я вышел на работу после отпуска. Такое количество улыбок и приветствий я не встречал никогда. Это было самым главным – они меня поддерживали.

Кроме того, я никогда не находился в такой ситуации свободы и уверенности в своих действиях и одновременного понимания хрупкости происходящего. Я понимаю, что этот год может быть последним в университете. Этот факт заставляет меня совершенно по-другому относиться к студентам и занятиям. Я понимаю, что если я в каком-то курсе чего-то важного не скажу студентам, не смогу передать им что-то, потом у меня может не быть такой возможности.

В РУКОВОДСТВЕ КФУ СУЩЕСТВУЕТ МНЕНИЕ, ЧТО ВАША КРИТИКА НАПРАВЛЕНА НЕ ТОЛЬКО НА ГАФУРОВА, НО И НА ВЕСЬ УНИВЕРСИТЕТ В ЦЕЛОМ. ЧТО ВЫ МОЖЕТЕ ОТВЕТИТЬ ТЕМ, КТО ТАК СЧИТАЕТ?

Руководство университета постоянно путает критику в свой адрес и критику в отношении всего вуза. Моя критика, я подчеркиваю, направлена на руководство.

А ПОДДЕРЖКУ КОЛЛЕГ ВЫ ОЩУЩАЕТЕ?

Не все так мрачно. Я не одинок в наличии независимой позиции в университете. У нас немало людей, которые мыслят критически. Я вижу свою изоляцию на уровне университетского истеблишмента, но отношения с коллегами совершенно не изменились, они обсуждают ситуацию в вузе, критически высказываются. Никакого негативного отношения с их стороны я не ощущаю.

НО ВЕДЬ ОНИ МОЛЧАТ…

Мне кажется, положение вещей таково, что у них нет возможности высказывать свое мнение, они не могут публично заявлять о своей позиции. Эти возможности исключены.

Я вспоминаю историю 2011 года, когда факультет журналистики и социологии авторитарным порядком в течение недели в середине семестра перевели с улицы Кремлевской на Товарищескую. Тогда мы написали открытое письмо к ректору и предложили ему изменить стиль управления, отказаться от авторитарности. И это письмо подписало 20 сотрудников, они не боялись ставить свою подпись. Причем подписи были собраны в течение суток.

А СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ?

Мои коллеги достаточно свободны в этом отношении.

ОНИ НЕ НАНОСЯТ УЩЕРБ УНИВЕРСИТЕТУ?

На мой взгляд, открытое обсуждение острых вопросов совершенно необходимо университету.

ЕСТЬ МНЕНИЕ, ЧТО ПРОФЕССУРУ ВЫТЕСНЯЮТ ИЗ УНИВЕРСИТЕТА? ЭТО ТАК?

Я могу судить только по нашей кафедре. У нас такое произошло с преподавателями старшего поколения. Их перевели на доли ставки, это действительно случилось. Пока нашу кафедру этот процесс серьезно не охватил, но в перспективе я этого не исключаю.

Дело в том, что игра с выполнением так называемых майских указов президента – это общая игра. Она характерна и для медицины, и для образования. Необходимо довести среднюю зарплату профессорско-преподавательского состава до заданного уровня, но ресурсов нет. Как это сделать? Путем сокращения преподавателей. Это единственное, что в данной ситуации может сделать система. Я, кстати, связываю требования учебно-методических комплексов и конспектов лекций от преподавателей именно с этим. Если дисциплина разработана и представлена в виде УМК и конспектов, очень легко уволить преподавателя, а этот курс поручить другому.

ИЛЬШАТ ГАФУРОВ В МАЕ ТАКЖЕ СООБЩИЛ, ЧТО СРЕДНЯЯ ЗАРПЛАТА ВСЕГО ПЕРСОНАЛА В УНИВЕРСИТЕТЕ, ВКЛЮЧАЯ ТЕХНИЧЕК И ЛАБОРАНТОВ, – 34,2 ТЫСЯЧ РУБЛЕЙ, ПРОФЕССОРСКО-ПРЕПОДАВАТЕЛЬСКОГО СОСТАВА – 46,9 ТЫСЯЧ РУБЛЕЙ, А КАНДИДАТЫ НАУК ПОЛУЧАЮТ МИНИМУМ 25 ТЫСЯЧ. ЭТИМ ЦИФРАМ СТОИТ ДОВЕРЯТЬ?

Моя позиция в университете выше средней, так как я доцент и доктор наук. Я получаю надбавку за степень. При этом все последние месяцы я получал около тридцати тысяч рублей. А ведь есть еще доценты со степенью кандидата наук, старшие преподаватели и ассистенты. Поэтому заявления о 47 тысячах рублей в среднем – это лукавство. Сюда включаются гранты, которые получают преподаватели в ряде институтов. Общая сумма делится на число сотрудников, и получается средняя зарплата. Небольшое число сверхвысоких значений существенно смещает этот показатель.

Недавно я спросил своего коллегу, молодого ассистента, о его зарплате. Он получает 10-11 тысяч рублей в месяц. Кто будет приходить в университет, возможна ли смена поколений в таких условиях? Конечно, у нас есть надбавка молодым преподавателям, но она погоды не делает. Я сомневаюсь, что найдется много толковых людей, которые придут и станут преподавать. Возникает проблема с будущим профессорско-преподавательского состава. Необходимо изменение приоритетов, но насколько это возможно при нынешней системе власти?

ВЫ ГОВОРИЛИ О ТОМ, ЧТО ДОНЕСТИ СВОЕ МНЕНИЕ ДО РУКОВОДСТВА ТЯЖЕЛО. ЭЛЕКТРОННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ НЕ РАБОТАЕТ?

Если судить по моему опыту, не работает. С Гафуровым с глазу на глаз я разговаривал только один раз, в начале 2012 года. Он вел себя очень интересно. Произнес льстивую и одновременно угрожающую фразу: «Мы навели справки, знаем, что вы один из лучших в вашей области, и нам не хотелось бы с вами расставаться». Он попросил меня не вовлекать студентов в политические акции. Я ответил, что такого никогда не было и не будет. Ректор попросил также обращаться к нему напрямую, если я вижу какие-либо проблемы в университете. Я этим воспользовался, и спустя некоторое время обратился к нему с рядом предложений по его официальной электронной почте, через интернет-приемную и кроме того оставил письма в приемной. В ответ – молчание и отсутствие действий. Я понял, что это были всего лишь слова.

ЭТО ТОЛЬКО В ВАШЕМ СЛУЧАЕ? ИЛИ НЕ ОТВЕЧАЮТ ВСЕМ?

Я думаю, отвечают. Но отсутствие ответов в моем случае показывает, что Электронный университет работает избирательно.

МОЖНО ЛИ ГОВОРИТЬ О ТОМ, ЧТО СЕЙЧАС В УНИВЕРСИТЕТЕ ВСЕ ЗАВИСИТ ОТ ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА? И МОЖНО ЛИ СРАВНИВАТЬ КФУ СО ВСЕЙ РОССИЕЙ В ЭТОМ ОТНОШЕНИИ?

На мой взгляд, дело не в Гафурове и не в Путине. А в том, что они смогли оказаться наверху и получили возможность вести себя так, как они себя ведут. Вся история КФУ за последние четыре года – это не история о Гафурове, а история о самом Казанском университете. То же самое касается Путина и России. Гафуров ведет себя так, как ему позволяет университетское сообщество. Путин ведет себя так, как ему позволяют граждане России. Поэтому я не согласен с тем, что все зависит от одного человека, мы все причастны к этому.

И ЧТО ДОЛЖНЫ СДЕЛАТЬ ЭТИ «ВСЕ», ЧТОБЫ ДОБИТЬСЯ РЕАЛЬНЫХ ПОЛОЖИТЕЛЬНЫХ ИЗМЕНЕНИЙ?

Объединиться, начать действовать и требовать изменений. Если нет требований, значит, нет проблемы. Если люди молчат, то ничего не изменится. Причем эти требования должны быть коллективные, поскольку только они меняют ситуацию.

В декабре 2011 года на проспект Сахарова в Москве вышли сто тысяч человек с единственным требованием. Тем не менее в корне ситуация не поменялась.

В тот момент власть демонстрировала очень серьезные опасения и тревогу. Те шаги, которые стали предприниматься, показывали, что власть потеряла уверенность. Другое дело, что ей все же удалось взять ситуацию под контроль. Это была точка бифуркации, после которой политические процессы пошли, к сожалению, по неблагоприятной для общества траектории.

В настоящее время есть и площадки для объединения, в частности профсоюз «Университетская солидарность». У нас создана его ячейка, в него можно вступать, объединяться и сообща выдвигать требования. Например, под требованием профсоюза отменить учебно-методический комплекс, обращенным к министру образования и науки Дмитрию Ливанову, за короткое время подписи поставили более 2100 преподавателей по всей России: от Калининграда до Дальнего Востока. Это не могло остаться незамеченным, и я уверен, что нам удастся изменить эту практику.

ПОЧЕМУ ЖЕ КАЗАНСКИЕ ПРЕПОДАВАТЕЛИ НЕ МОГУТ ОБЪЕДИНИТЬСЯ?

В целом, люди разобщены и чрезвычайно обеспокоены завтрашним днем. Это всегда риск. Ты можешь начать протестовать и быть уволенным. Очень важно переступить в себе через эту черту, преодолеть страх. Но пока не возникло такой ситуации, чтобы люди эту черту перешли.

А ЧТО ДОЛЖНО ПРОИЗОЙТИ?

На мой взгляд, должно возникнуть серьезное чувство несправедливости. Любые революционные ситуации основываются на идее несправедливости. Когда произойдет такого рода разрыв между тем, к чему люди стремятся, и тем, в каком положении они находятся, трудно прогнозировать.

ЭТО, ПРЕЖДЕ ВСЕГО, ДОЛЖНА БЫТЬ МАТЕРИАЛЬНАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ ИЛИ МОРАЛЬНАЯ?

И то, и другое. Нельзя все сводить ни к тому, ни к другому. Вопрос, что нужно для активизации, остается открытым. Спрогнозировать, когда произойдет переход от пассивности к активности, очень сложно даже на локальном уровне. Будущее открыто, я в этом отношении оптимист. Не исключен вариант, что вчерашние пассивные люди начнут действовать.

Для преподавателей это может быть более длительный процесс. Я на конференции в Калининграде задал вопрос известному политологу: почему университетские политологи не участвовали в волне протестов зимой 2011-2012 годов, а, как правило, занимали дистанцированную позицию. Он ответил, что университетская публика обычно очень осторожна, склонна к рефлексии. С другой стороны, по его словам, политологи отдают себе отчет во всей трагичности последствий революции. И это очень серьезная ответственность. Социология в этом плане более активна. Значительная часть социологов понимает, что дистанцированно изучать страдания людей уже невозможно – необходимо принимать участие в изменении ситуации.

ВЫ МНОГО ГОВОРИЛИ ОБ ОТРИЦАТЕЛЬНЫХ СТОРОНАХ ЖИЗНИ УНИВЕРСИТЕТА. А КАКИЕ МОЖЕТЕ ВЫДЕЛИТЬ ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ?

Я не утверждаю, что все плохо. Университет продолжает существовать как процесс общения преподавателей со студентами, процесс получения образования, формирования критически мыслящих личностей. В этом отношении университет существует. Есть прекрасные преподаватели, вдумчивые студенты. Соглашения университета с иностранными вузами и корпорациями, получение наград – это все внешняя сторона, фасадная часть. В создании сверкающего фасада КФУ добился успеха. Но за этим скрываются серьезные проблемы. Давайте пройдемся по университету, зайдем в научную библиотеку имени Лобачевского. Для меня это главное в университете, хранилище знаний. При входе на первый этаж мы увидим символику «Единой России», слева корпоративный университет «Ак Барс банка». Каталог библиотеки, с которого начинается научный поиск, вытеснен на третий этаж, а весь второй этаж отдан под корпоративный университет «Сбербанка» и зал заседаний Попечительского совета. Там, разумеется, современный интерьер, но библиотеки там нет. Для меня это символ происходящих изменений. Кроме того, это здание недоступно для людей с инвалидностью, поэтому оно несовременное, как и практики управления университетом.

КАК ВЫ СЧИТАЕТЕ, МОЖЕТ ЛИ РЕКТОР БЫТЬ ПОЛИТИКОМ?

Опыт Гафурова показывает, что не только может, но и является политиком. Сближение с «Единой Россией», предоставление площадок университета под совместные проекты с этой партией означают включение в политический процесс. Я направлял запрос в прокуратуру с требованием проверить, не нарушается ли в данном случае законодательство. Университет должен быть дистанцирован от политики. Ильшат Гафуров – член «Единой России», депутат Госсовета, он демонстрирует свою лояльность властной элите. Фактически, ректор является политиком, но допустимо ли это? На мой взгляд, нет.

А ЧТО ТОГДА ОТВЕТИЛА ПРОКУРАТУРА?

Поскольку заключено соглашение об оказании образовательных услуг «Единой России» со стороны КФУ, то нарушения действующего законодательства, по мнению прокуратуры, нет. Говорит ли это о том, что, к примеру, партия «Яблоко» или «Партия прогресса» также могут заключить договор с университетом? К сожалению, это вопрос, на который мы заранее знаем ответ.

 ЧЕГО ВЫ ЖДЕТЕ ОТ 6 ДЕКАБРЯ?

Как я уже говорил, преподаватели праздника не ощущают, им не до этого – они завалены бумажной работой. Кроме того, для преподавателей выделено очень небольшое число приглашений, к сожалению, например, всего три на нашу кафедру. Я с удовольствием приду на праздник в «Татнефть арену», 210-летие университета – это значимая дата, позволяющая задуматься над прошлым, настоящим и будущим. Очень надеюсь, что через несколько лет преподаватели Казанского университета восстановят академические свободы и практики самоуправления, и наш университет вновь станет свободным.

Автор: Вадим Мещеряков

Источник: http://triboona.ru/post/4870

Физики не сдаются: первые результаты переговоров в МФТИ

В Московском физико-техническом институте продолжается борьба преподавателей за повышение заработных плат и прозрачность финансовой отчетности. После того как группа инициативных работников вуза озвучила в СМИ проблемы профессорско-преподавательского состава и студентов МФТИ, представители ректората были вынуждены пойти на переговоры. Однако конструктивного диалога не вышло ― все предложенные сотрудниками вуза изменения в новый коллективный договор отклоняются под сомнительными предлогами.

На первой встрече с комиссией по ведению коллективных переговоров преподаватели озвучили свои предложения по корректировке проекта коллективного договора, принять который планируется на конференции работников МФТИ 9 декабря. В число этих требований входит: в соответствии с «майскими указами» президента В.В. Путина повышение полной ставки сотрудника вуза до средней зарплаты по городу Москве; по примеру вузов ТОП-100 ограничение размера оплаты труда ректора и сотрудников ректората тремя средними зарплатами профессорско-преподавательского состава; публикация на сайте университета максимальной, минимальной и средней зарплаты по структурным подразделениям. За первые несколько дней после передачи предложений в коллективный договор Физтеха, в их поддержку выступило значительное количество преподавателей и учащихся вуза, а сбор подписей продолжается и по сей день.

Важно, что администрация МФТИ с целью усмирить возмущенных пошла на переговоры с сотрудниками университета. Встречи преподавателей с комиссией по разработке проекта колдоговора проходят на высшем уровне.Сторону работодателя на них представляют проректор по учебной работе Дмитрий Зубцов, проректор по экономике Евгений Евсеев, советник ректора Юрий Самарский и декан Сергей Негодяев. Однако участие в переговорах руководства Физтеха не уладило конфликт между администрацией и трудовым коллективом. Не помогло даже присутствие председателя «официального» профкома университета Николая Рудых – он тоже оказался противником повышения зарплат и других требований преподавателей.

Несколько дней назад на второй такой встрече преподаватели МФТИ получили официальный отказ по всем пунктам своих предложений. Ответ строится вокруг следующих тезисов: денег на преподавателей у вуза нет; квалификация сотрудников ректората гораздо выше квалификации преподавателей; а дополнительная отчётность обсуждаться не будет, так как всю необходимую информацию и так можно получить из неназванных открытых источников.

По мнению независимого Профсоюза преподавателей высшей школы «Университетская солидарность», резко отрицательные ответы, которые не подкреплены никакими документами, создают впечатление, что администрация Физтеха против системы социального партнерства и не желает видеть какого-либо участия преподавателей в управлении университетом.

«Данный ответ администрации МФТИ попросту содержит внутренние противоречия и в ряде случаев весьма вольную трактовку трудового законодательства» ― критикует полученную в ходе переговоров справку Павел Кудюкин, сопредседатель Профсоюза «Университетская солидарность», заместитель министра труда России 1991-1993 гг. Ознакомиться целиком с экспертным заключением можно будет на сайте «Университетской солидарности».

Не согласен с выводами администрации и руководитель правового департамента общероссийского объединения профсоюзов «Конфедерация труда России», известный юрист Олег Бабич. Согласно его анализу все предложенные преподавателями Физтеха пункты могут являться предметом обсуждения в рамках переговоров по разработке и заключению коллективного договора. А вопрос о возможности или, напротив того, невозможности реального финансового обеспечения исполнения конкретной нормы коллективного договора, должен быть подтвержден работодателем путем предъявления работникам финансовых документов, раскрывающих доходные и расходные статьи бюджета организации.

Вооружённые экспертными заключениями преподаватели МФТИ намерены продолжить борьбу на переговорах в среду, 3 декабря. Если и тогда представители работодателя не станут более сговорчивыми сотрудники и учащиеся университета перейдут к более решительным действиям и планируют обратиться за защитой к Правительству РФ.

Профсоюз «Университетская солидарность» поддерживает инициативных преподавателей МФТИ и готов оказать им любую необходимую помощь, что бы добиться принятия коллективного договора, реально отражавшего интересы сотрудников вуза!

Подробней о ситуации в МФТИ можно узнать по телефонам:

+7 903 532-34-66 (Андроник Арутюнов, преподаватель МФТИ);

+7 915 212-40-07 (Владимир Комов, оргсекретарь профсоюза «Университетская солидарность»).

http://unisolidarity.ru/?p=3142

Резолюция по проблемам образования и фотоотчет с марша и митинга «За доступную медицину!»

Публикуем текст резолюции по проблемам образования и фотоотчет с  марша и митинга «За доступную медицину!» , на который по оценкам организаторов пришло до 10 тыс. человек (а вовсе не 1,5 тыс., как заявляют официальные СМИ и московские власти)

unnamed - копия unnamed (1) - копия unnamed (2) - копия unnamed (3) unnamed (4) - копия unnamed (5) unnamed (6) - копия unnamed (7) - копия unnamed (8) unnamed (9) - копия unnamed (11) unnamed

Резолюция по проблемам образования с митинга 30 ноября 2014 г. в Москве

Митинг «За доступную медицину!» проводимый 30 ноября 2014 г. в Москве, не может обойти своим вниманием и проблемы образования.

Как и вся бюджетная сфера, система образования – дошкольного, общего, дополнительного образования детей, профессионального – страдает от непродуманных реорганизаций, недостаточного финансирования, роста нагрузки преподавателей, не компенсируемых адекватным повышением оплаты труда, от сокращений. Все это угрожает дальнейшим снижением качества образования.

Как федеральные, так и московские власти, ответственные за образование, по-прежнему не хотят учитывать мнение педагогов и родителей. Министр образования и науки Российской Федерации Д.А.Ливанов и руководитель Департамента образования города Москвы И.И. Калина своими действиями полностью дискредитировали себя в глазах преподавательской и родительской общественности города. Поэтому мы теперь обращаем свои требования уже не к руководству и чиновникам Минобрнауки России и Департамента образования города Москвы, а к Президенту Российской Федерации, депутатам Государственной Думы, Московской Городской Думы  и мэру Москвы, обещавшим нам, своим избирателям, защиту наших прав.

Наши требования:

Общие:

  1. Не принимать бюджеты, предусматривающие сокращение (в том числе относительное) расходов на образование;
  2. Начать широкую общественную дискуссию о целях, задачах и путях реформирования образования, с широким привлечениям независимых экспертов, преподавателей, ученых и общественности. Итогом этой дискуссии должна стать существенная корректировка основополагающих нормативных правовых актов в этой сфере, прежде всего Федерального закона «Об образовании»;
  3. Немедленно отменить уничтожающую образование и науку «Дорожную карту» – план мероприятий «Изменения в отраслях социальной сферы, направленные на повышение эффективности образования и науки», утвержденный Распоряжением Правительством РФ от 30 апреля 2014 г. № 722-р;
  4. Отменить Постановление Правительства РФ от 5 августа2008 г. № 583 «О введении новых систем оплаты труда работников федеральных бюджетных учреждений и федеральных государственных органов», которое создало серьезные диспропорции в оплате труда работников образования, породило откровенную социальную несправедливость и создало неограниченные возможности для всевластия и произвола вузовской бюрократии;
  5. Запретить практику сокрытия размеров и источников формирования доходов образовательных организаций от трудового коллектива, которая создает возможности для произвольного и бесконтрольного расходования средств руководством в ущерб работникам;
  6. Отказаться от порочной и незаконной практики объявления зарплат в образовательных учреждениях «коммерческой тайной»; создать прозрачную и справедливую систему начисления заработной платы (а также иных доходов, связанных с выполнением административных обязанностей), не допускающей превышения совокупного дохода руководителей более, чем в три раза к среднему уровню оплаты преподавателей;
  7. Остановить непродуманный и произвольный процесс «реорганизации» (ликвидаций, слияний и т.п. «оптимизации») образовательных учреждений без учета мнения трудовых коллективов, обучающихся и их родителей, органов управления и самоуправления образовательных учреждений.
  8. В сфере высшего образования:
  9. Отказаться от практики назначения ректоров «сверху» как процедуры, разрушающей принципы университетской автономии и академической свободы. Расширять институты академического самоуправления, а не свертывать их;
  10. Пересмотреть с учетом открытого и широкого общественного обсуждения методику оценки эффективности вузов, дифференцировав ее по типам вузов и четко разделив показатели, зависящие от самих вузов и от деятельности вышестоящих государственных органов; выработать четкий алгоритм действий в отношении вузов, признанных неэффективными, отдавая приоритет их оздоровлению, а не ликвидации;
  11. Отказаться от планов и практики массового сокращения преподавателей и перевода их на худшие условия занятости; запретить заключение гражданско-правовых договоров с преподавателями иначе, как на подготовку новых курсов и учебно-методических комплексов. Перейти к практике заключения по итогам открытого конкурса бессрочных трудовых договоров с преподавателями;
  12. Обеспечить защиту трудовых прав компетентных и честных преподавателей, которые испытывают притеснения со стороны администрации вузов; решительно пресекать незаконные преследования и увольнения преподавателей по мотивам, не связанным с выполнением ими трудовых обязанностей (общественная, в том числе профсоюзная, деятельность, высказывание идеологических позиций, сексуальная ориентация, гендерная идентичность и т.п.).
  13. Для образовательных учреждений в ведении Департамента образования г. Москвы:
  14. Проверить законность реорганизаций, прошедших в 2012-2014 годах; в случаях выявления незаконных слияний и объединений – отменить соответствующие решения и привлечь к ответственности руководителей, допустивших нарушение закона.
  15. Создать межведомственную комиссию для расследования последних скандальных инициатив ДОгМ:
  • уничтожение последней школы для детей с девиантным поведением (школа № 1),
  • принуждение всех школ к использованию единого электронного журнала (нарушает ст. 3 п. 8 Закона No 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и ст. 15 Закона 135-ФЗ «О защите конкуренции»),
  • намерение ввести единые каникул (нарушает ст. 13, п. 10 Закона No 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации»).

Проверить эти решения на наличие коррупционной составляющей и, в случае обнаружения таковой, привлечь к уголовной ответственности виновных в коррупции чиновников.

  1. Пересмотреть действующие нормативы подушевого финансирования как принятые с нарушением законодательства.  Передать полномочия по разработке и утверждению этих нормативов непосредственно правительству Москвы.
  2. Ввести пятилетний мораторий на какие-либо реформы московского образования.
  3. В готовящемся законе «Об образовании в г. Москве» прописать единые нормативы финансирования, необходимость существования и особого финансирования образовательных учреждений различных типов: коррекционных школ, школ для детей с особыми образовательными потребностями, школ надомного обучения, интернатов и т.д.

Мы считаем, что без постоянного контроля со стороны гражданского общества все эти требования выполнены не будут. Поэтому участники митинга предлагают москвичам:

  1. Поддержать идею о созыве альтернативного съезда московских учителей весной 2015 года.
  2. Активно участвовать в работе школьных Управляющих советов, других органов школьного самоуправления, лоббировать интересы родителей и педагогов в общественных советах при Минобрнауки России и Департаменте образования г. Москвы, в Общественной палате Российской Федерации и в Московской городской общественной палате.
  3. Собирать информацию о нарушениях в области образования и присылать  в «Новую газету», в профсоюзы «УЧИТЕЛЬ» и «Университетская солидарность» для подготовки неправительственного доклада.

Мы призываем работников образовательных учреждений активнее защищать свои права и интересы, включаться в деятельность профсоюзов «УЧИТЕЛЬ» и «Университетская солидарность»!

http://unisolidarity.ru/?p=3115

Контрольная по-министерски Александр Трушин: качество образования решили повышать советскими методами

В России запускается система оценки качества образования. Поможет ли она пресечь поток троечников в вузы?

Александр Трушин

На минувшей неделе стало известно, что Минобрнауки в 2015 году выделяет дополнительно 20 тысяч бюджетных мест для региональных вузов. Там должны увеличить прием на приоритетные, то есть технические, специальности.

В России 1 млн студентов обучается инженерным специальностям. Но качество этих специалистов страну не устраивает. Нужно ли нам еще увеличивать прием на инженерные специальности? Или все-таки начинать железной рукой сокращать прием в вузы, важные для экономики страны, чтобы туда шли если уж не лучшие из лучших, то хотя бы просто крепкие абитуриенты?

Тема «качество образования» звучит довольно скучно. Но она за последнее время стала главной интригой в российском образовании. Первым всерьез ею занялся Владимир Филиппов в свою бытность министром образования. В нулевые едва ли не все университеты, в том числе и технические, и аграрные, начали открывать у себя экономические и юридические факультеты. От студентов посыпались жалобы на низкое качество образования. Тогда при министерстве были созданы две комиссии по качеству. Одна занималась юридическими, другая экономическими факультетами. В результате технические и аграрные университеты перестали получать государственное финансирование приема на юридические специальности. А Ассоциация юристов России стала выдавать свои аккредитации юридическим вузам и факультетам. И вроде бы с тех пор вопросов к юридическому образованию у нас нет. (А вот найти авторитетную организацию, признанную широким академическим сообществом, для оценки качества экономического образования тогда не удалось.)

Но вопросы у общества остались. «Левада-центр» каждый год проводит опрос «Удовлетворены ли вы нынешней системой образования в России?». Так вот, в 2014 году отрицательно на этот вопрос ответили 55 процентов респондентов.

Поезд вышел из пункта А

Год назад Минобрнауки постановило: необходимо создать «независимую систему оценки качества образования». Вопрос ставился все тот же: как учат школьников и студентов, с какими знаниями они выходят и почему?

И уже в мае каждый четвертый выпускник на ЕГЭ по математике не смог решить задачку: «Поезд отправляется из пункта А в 9:15 и прибывает в пункт Б на следующий день в 11:15. Сколько часов поезд пробыл в пути?» Об этом «Огоньку» рассказал руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки Сергей Кравцов.

Может, этот факт стал поводом, а может, последней каплей, но в этом году при Рособрнадзоре создали группу «Национальные исследования качества образования» (НИКО). Координатором работ по реализации НИКО в 2014-2015 годах назначен Московский центр непрерывного математического образования.

Это первая и, наверное, очень важная попытка заложить основы новой системы. Но механизм выбрали старый — министерская контрольная. Сергей Кравцов рассказывает: контрольную писали в конце октября 65 тысяч учеников 5-7-х классов в 500 школах страны. Подготовка к ней заняла месяц. Сначала отбирали школы разных типов, затем обучали организаторов, провели интерактивные курсы для учителей. За пять дней разослали задания. Дети свои работы не подписывали, и оценок им не ставили. Организаторам контрольной важно было понять уровень знаний, а не то, кто и что не смог решить.

— Мы не знаем, какое качество образования у нас в том или ином регионе, по тем или другим учебным предметам,— говорит Сергей Кравцов.— Международное исследование PIRLS, которое проверяет уровень грамотности в младших классах, подтверждает хорошие результаты у наших детей. Но в средних и старших классах ситуация меняется. И это фиксирует другое международное исследование — PISA. Мы хотим понять, что происходит в 5-7-х классах, какие меры надо принять, чтобы ученики к ГИА в 9-м классе и к ЕГЭ в 11-м подходили с хорошими знаниями.

По словам Сергея Кравцова, НИКО возрождает систему министерских контрольных работ, существовавшую в СССР. Были разработаны задания, соответствующие образовательным стандартам 5-7-х классов. Начали с математики.

— Проблемы с математикой в школе тянут за собой низкую успеваемость по всему блоку естественно-научных предметов,— объясняет Сергей Кравцов.— Если ребенок в 5-7-х классах не освоил материал, дальнейшее обучение будет напрасной тратой времени. И государственных средств. А на ЕГЭ мы получаем низкие результаты.

В апреле следующего года будет проведено такое же исследование по русскому языку. А через 4-5 лет снова пройдет министерская контрольная по математике, и тогда, по словам Сергея Кравцова, сравнив результаты, можно будет говорить о динамике качества образования в наших школах.

Словом, поезд тронулся. Но вопрос: сколько времени он пробудет в пути и доедет ли вообще до пункта Б? Минобрнауки затребовало у Рособрнадзора результаты прошедшей математической контрольной. Возможно, они были настолько впечатляющими, что министерство пока решило не предавать их широкой огласке.

Сергей Кравцов сетует:

— В прошлом году средний результат ЕГЭ по русскому языку в республиках Северного Кавказа был 70 баллов. В этом году — 30. Значит, раньше результаты были завышены в два раза. Я был в Сингапуре и видел: там учителя оценки не завышают. Наоборот, там контрольная работа пишется не для оценки детей, а чтобы учитель определил, как с ребенком надо работать дальше. Я надеюсь, что наше исследование даст стимул к тому, чтобы оценки выставлялись объективно и честно. И эту практику надо перенести и на высшее образование, чтобы там не было взяток, не покупались хорошие оценки и дипломы. Нам надо создать такие условия, чтобы процессы были честными и объективными. Надо менять сознание и учеников, и их родителей, и учителей.

У вузовского порога

К ЕГЭ все уже привыкли. И даже больше, он стал единственным измерителем всего, что связано с образованием. Хороший учитель или плохой — смотрим баллы ЕГЭ по этому предмету. Хорошо учат в такой-то школе или плохо? Смотрим средние баллы ЕГЭ. А как обстоят дела в районе? В области? Дошло до того, что ЕГЭ стал одним из показателей работы губернаторов (в прошлом году его отменили).

Что кроме всеобщей озабоченности красивыми результатами понуждает учителей к припискам? Зарплата. С 2011 года в стране начала вводиться новая система оплаты труда учителей — НСОТ. С этого года она уже полностью заработала. Базовая часть зарплаты учителя исчисляется по нескольким показателям, среди которых самый значительный — это количество ученико-часов. Это уродливое слово означает количество уроков, умноженное на число детей в классе. Чем больше детей, тем больше заработок. Вот почему в крупных городах страны повально начали укрупнять школы, есть такие, где по 10 классов в одной параллели. Учебная нагрузка учителей тоже выросла. В 2009 году в Москве один учитель давал в среднем 23 урока в неделю. В 2013-м — 27 уроков. Средняя зарплата при этом выросла с 18,7 до 28,4 тысячи рублей. А 27 часов в неделю — это в среднем 7 классов, а если в них по 30 детей, то какое будет качество?

У зарплаты есть и стимулирующая часть, один ее пункт вызывает сомнения, в том числе и у педагогов. Это надбавки «за академические достижения учеников». Чем меньше двоек, тем выше зарплата.

Потом дети поступают в вузы. А вузы прирастают студентами. Чем больше студентов, тем больше финансирование. Идея добавить 20 тысяч бюджетных мест региональным вузам — это не только спасательный круг для молодых людей, которые получают отсрочку от армии, но и для бедных региональных университетов (напомним, деньги были выделены именно для них).

Есть в мировой практике верный способ удержания качества подготовки специалистов — так называемый пороговый балл приема в вузы. Он определяется уровнем знаний, который необходим абитуриенту, чтобы обучаться в вузе по данной специальности. Процедура установления такого балла довольно сложна, и она в разных странах различна. Где-то администрация университета сама определяет порог, где-то это делают эксперты. У нас при приеме устанавливают — внимание! — минимальный проходной балл. Он определяется просто: баллы абитуриентов выстраиваются по убыванию, а список обрезается там, где заканчиваются бюджетные места.

У нас понятие «пороговый балл» пока применяется только в школе — это минимальный балл, ниже которого выпускник не получит аттестата. Причем этот балл постоянно снижается: например, по математике в 2013 году он был равен 24, а в 2014-м —20 баллам. Но исходя из чего он определяется, неизвестно.

О пороговом балле приема в вузы у нас знают только специалисты. Для того чтобы его ввести и таким образом зафиксировать качество знаний абитуриентов, которые могут учиться в том или ином вузе, надо менять систему подушевого финансирования университетов. И принимать не только тех, кто решит задачку про поезд, но и тех, кто будет способен освоить матанализ. Мы до сих пор не знаем, сколько ребят, не способных учиться не только в 11-м, но и 9-м классе, государственная машина, провозгласившая «обязательное 11-летнее образование», волочет к выпускным экзаменам и аттестату.

Потом из вузов выходят инженеры, которые не освоили высшей математики. Как тут не вспомнить того парня, который в ракету «Протон» вставил вверх ногами датчики и забивал их кувалдой?

Парадокс: при этом у нас нет безработицы! Инновационная экономика мала, да и кадров для нее нет. Зато весь поток кое-как обученных специалистов комфортно себя чувствует в нашей «старой экономике», которая зубами и когтями цепляется за стоимость барреля нефти.

Замкнутый круг. Мы будем плохо учить детей до тех пор, пока не возникнет высокотехнологичная экономика. Но она не возникнет, пока для нее не будут готовы кадры. Может быть, было бы лучше для общества, если хотя бы половина ребят после 9-го класса поступала в профессиональные колледжи, как это делается в Европе? Заодно бы обеспечили производство квалифицированными рабочими, которых сейчас катастрофически не хватает. Но невозможно. В 2014 году на 700 тысяч с лишним выпускников школ приходилось всего лишь 92 тысячи мест на первых курсах колледжей. Сейчас, правда, вводится так называемый прикладной бакалавриат, который, по идее, займет место устаревшей системы профтехобразования. Пока это только эксперимент, и надо смотреть, к чему он приведет.

Прокатиться на КамАЗе

Вернемся к системе оценки качества образования. В начале 2000-х, когда обсуждали государственные стандарты (ГОС), по которым сейчас учатся дети, педагоги говорили: в них необходимо прописать не только знания, умения и навыки, которыми должен овладеть ученик, но и требования к процессу обучения.

Сейчас у нас выполнение ГОС понимают так же, как и в старые времена: ответил на уроке хорошо — садись, пять. Не ответил — два. Но ведь кроме этого есть в учебном процессе много чего другого. Библиотечные фонды, санитарно-гигиенические условия в школе (в том числе и количество детей в классе), квалификация учителей, оборудование классов (а это не только доска и мел), создание информационно-технологических систем и так далее. И самое главное то, как работает учитель и как контролируется его работа. Нигде не фиксируется то, с какими знаниями ребенок приходит к педагогу и с чем выходит. А ведь это, собственно, и есть работа учителя. Одно дело — получить слабого ученика и подтянуть его хотя бы до среднего уровня (незаметный подвиг учителей спальных районов) и другое — получить хорошиста и с теми же четверками его выпустить. А ведь зарплата у второго педагога выше!

Собственно, на таком отслеживании процесса основаны международные стандарты качества ISO 9000. Они касаются всех отраслей экономики, в том числе и образования. Если на предприятии хорошо налажен производственный процесс, то на выходе будет качественный, конкурентоспособный продукт. По стандартам ISO 9000 в Европе работают около 5 млн предприятий. У нас гораздо меньше. В основном это предприятия, которые связаны с зарубежным бизнесом или производят что-то на экспорт.

Образовательные стандарты качества в Европе разработаны на основе ISO 9000 и называются ISO/IWA2. Этот стандарт переведен на русский язык и утвержден Федеральным агентством по техническому регулированию и метрологии (Росстандарт). В России по таким стандартам работают школы, включенные в систему Международного бакалавриата (IB). Это независимая (неправительственная) организация, объединяющая полторы тысячи лучших школ разных стран. Диплом IB признают около тысячи университетов мира и без экзаменов принимают выпускников. У нас в России таких школ 12, среди них есть и государственные, и частные. Контроль качества образования там очень жесткий. И смотрят не оценки в журнале. Проверяют как раз другое: квалификацию учителей, оборудование лабораторий, библиотечный фонд и его пополнение, спортивную базу и т.д. Директора порой жалуются на обилие проверок, но терпят, потому что понимают: без хорошей организации процесса не будет качества.

Но в нашей массовой школе идея контроля качества не проходит. Понятно, почему — под организацию правильного процесса нужен немалый бюджет. Проще контролировать результат. Точнее, оценки детей или баллы ЕГЭ.

Может, поэтому мы и умеем делать что-то хорошо только в ограниченном количестве экземпляров. В СССР был «Знак качества», который присваивался какому-то одному хорошему продукту. Можем сделать один КамАЗ, который будет побеждать в ралли Париж — Дакар. Или очень хороший автомобиль «Лада Калина», на котором президент проедет по трассе Чита — Хабаровск. При этом в кустах будут стоять три запасные «Калины». Но выпускать, как Toyota, 2 млн качественных автомобилей в год мы не можем. Потому что стараемся никому не показывать, как мы добиваемся высокого качества отдельного продукта. Главное — вот ВДНХ, вот свиноматка-рекордистка, а вот фонтан «Дружба народов».

У нас выдают за высокое качество школьного образования победы наших ребят на международных предметных олимпиадах (математика, физика и др.). Да, есть прекрасные физико-математические гимназии, например в Коломне и Челябинске, есть знаменитый интернат имени Колмогорова. Честь и хвала этим детям и их учителям. Но это их личные достижения, и не надо их приписывать всей системе. Лучше подумать о том, что у нас талантливых детей много.
Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc/2618104?isSearch=True

«Это полное издевательство!» «Майские указы» Владимира Путина: как они улучшили российское здравоохранение и образование

Сергей ГогинАлександр ВалиевНадежда ГладышЕвгений КузьминМихаил Соколов

В день вступления в должность президента 7 мая 2012 года Владимир Путин подписал одиннадцать указов, касающихся государственной политики в сфере здравоохранения, образования и науки, государственного управления, обеспечения межнационального согласия, области обороны и здравоохранения, внешнеполитического курса и демографической политики России.Особый интерес в обществе вызвал указ «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики», в котором говорилось о повышении к 2018 году размера реальной заработной платы отдельных работников бюджетной сферы в 1,4–1,5 раза.  Попробуем подвести предварительные итоги.

Сейчас регионы России дружно рапортуют о выполнении президентских указов. Называются цифры высоких зарплат врачей и учителей. 4 октября на сайте Правительства РФ появилась информация: «В целом по России среднемесячная заработная плата врачей в первом полугодии 2014 года увеличилась по сравнению с первым полугодием 2013 года на 17% и составила 45 150 рублей». Однако сами врачи и учителя почему-то далеки от восторга. О том, за счет чего выполняются «майские указы» в регионах России, – сообщают наши корреспонденты в Ульяновске, Челябинске, Ижевске и Благовещенске.

***

Уровень средней зарплаты в здравоохранении Ульяновской области, по данным Роскомстата, примерно 30 тысяч рублей. Из чего же складывается эта сумма? Рассказывает врач областной больницы скорой помощи, депутат законодательного собрания Алексей Куринный:

Алексей КуринныйАлексей Куринный

«Если работать на двух ставках в стационаре со всеми доплатами – «ночные», за экстренность, за вредность и так далее, – то получатся те самые тридцать тысяч. Но молодые специалисты без стажа и категории даже на две ставки больше 14-15 тысяч заработать не могут».

Коллега Алексея Куринного, врач-невролог детской больницы Сергей Кудаков вынужден работать в четырех местах, в своей больнице принимает по 30-40 детей в день: «Мы испытываем дикий дефицит участковых педиатров, – сетует заведующая отделением детской городской поликлиники №2 Лариса Назарова. –Половина врачей – это пенсионеры».

Те же проблемы и у школьных учителей: «среднюю зарплату» по Ульяновской области может заработать только учитель высшей категории, с большим педагогическим стажем. А вот молодой учитель, только пришедший в школу, получит оклад в 6300 рублей. Чтобы зарабатывать хотя бы половину от средней по региону зарплаты – 22 тыс. рублей, ему придется брать две ставки. Это шесть уроков каждый день, то есть работа на износ.

Не лучше дело обстоит и в высшей школе. Молодой преподаватель юридического факультета Ульяновского педагогического университета рассказал, что его ставка ассистента – 5600 рублей, он ведет занятия с утра до вечера и зарабатывает при этом 7800 рублей. А ведь по данным Министерства образования и науки РФ, еще в 2012 году средняя зарплата в том же самом УлГПУ была 25 300 руб.Такая средняя зарплата получилась с учетом зарплат университетского руководства, которые во много раз превышают зарплату преподавателя.

***

В Челябинской области, по официальной информации, зарплаты медработников повысились на 26,4 процента, средняя заработная плата составила 20 380 рублей. Однако опытный участковый врач-педиатр, просившая не называть ее имени, рассказала, что базовая ставка осталась мизерной, а работы прибавилось: «Да, мы стали получать около 30 тысяч. Но базовый оклад у меня по-прежнему 5196 рублей. У молодых специалистов еще меньше. Дальше идут всякие надбавки: за стаж – 60 процентов, за категорию – 70. Но это же копейки. Плюс к этому – за совмещение, дежурства, интенсивность, уральские и т.д. Если примешь в месяц, к примеру, не 600, а 900 пациентов, тебе прибавят, но гроши. Прибавят также, если сидишь на приеме без медсестры. Работы теперь столько, что нам некогда пообедать. Вместо 12 человек в день принимаем по 40, а потом еще выезжаем по вызовам.

Коллега участкового педиатра – кардиолог, также попросившая не называть ее имени, – сказала, что зарплаты врачей сначала действительно выросли до 30-32 тысяч, но несколько месяцев назад стали снижаться: «Около года мы получали эти повышенные зарплаты, но на сегодняшний день они упали на 5-7 тысяч. Это у врачей. А медсестры получают вообще по 10-14 тысяч – и на это живут!»

***

Ижевские педиатры уже имеют опыт борьбы за свои права и выполнение «майских указов»: в 2013 году они устраивали «итальянскую» забастовку и голодовку протеста. Все это тогда привело к улучшению их положения, но сейчас дела опять плохи.

Эллина ОстанинаЭллина Останина

«Чтобы удержать ситуацию в условиях снижения государственного финансирования, – рассказывает врач-педиатр, сопредседатель профсоюза работников здравоохранения «Действие» Эллина Останина, – власти проводят «оптимизацию» здравоохранения, последствия которой мы уже ощутили. Коллеги рассказывают о сокращении в следующем году числа больничных коек в стационарах Ижевска. Сокращают хирургические и лор-койки. Где десять, где двадцать, а где и лор-отделение целиком».

Особенно Эллину Останину возмущают штрафы. «Страховые компании ведут себя грабительски, – говорит она. – Проверки бесконечные. Если что-то не так оформлено – сразу штраф. И при этом нас никто не спрашивает, какая в тот или иной день была нагрузка, сколько детей было принято, главное – оштрафовать! В прошлом году размер штрафов был от 1 до 7 тысяч на врача, то есть до четверти зарплаты. Сейчас формально наш рабочий день считается чуть меньше восьми часов, но прием детей ведем «до последнего», и каждый врач вынужден нести домой «бумажную» работу. Но главное, что мы по-прежнему можем уделить каждому больному ребенку не более пяти минут».

***

На Дальнем Востоке «майские указы» Путина исполнили, ликвидировав, в частности, должности санитарок и дворников. Фельдшеров и медицинских сестер в селах Амурской области обязали самих мыть полы, очищать ото льда крыльцо, подметать снег, а там, где нет центрального отопления, – еще и топить печку. Средняя зарплата выросла на 2-3 тысячи рублей в месяц.

Теперь, например, в селе Крестовоздвиженка на попечении одного фельдшера-дворника и одной медсестры-уборщицы находятся 1200 жителей, в числе которых около сотни инвалидов. Как рассказала медицинская сестра фельдшерско-акушерского пункта Елена Иванова, она теперь работает одна за двоих (скажем, фельдшер уехал на учебу), а перед приемом пациентов метет двор, после приема – моет полы.

Депутат Псковской областной думы Лев Шлосберг прокомментировал исполнение «майских указов» в интервью обозревателю Радио Свобода Михаилу Соколову:

Лев ШлосбергЛев Шлосберг

– В Псковской области, как и во всей России, бюджетная система споткнулась о «майские указы» Путина. Их писал какой-то очень лукавый человек. Дело в том, что в этих указах использовано понятие «заработная плата» работников бюджетной сферы. Заработная плата – это сумма денег, которую получает человек при любой нагрузке, нагрузка никак не ограничивается. Если бы в этих указах стоял простой и понятный для бюджетного работника термин «оклад», то было бы понятно, о каком повышении заработной платы идет речь.

Учитывая то, что социально значимые специальности в бюджетной сфере – это работники здравоохранения, образования и культуры – их заработная плата оказалась привязана к средней заработной плате по экономике региона или к средней заработной плате по региону в зависимости от категории. Таким образом, перед всеми бюджетными системами, кроме буквально нескольких регионов-доноров, встала фактически неразрешимая проблема: как увеличить в полтора-два раза зарплаты работникам бюджетной сферы в разных регионах, не меняя сумму доходов бюджета.

И все регионы (а у нас из 89 субъектов федерации свыше 70 – регионы, испытывающие бюджетный дефицит) пошли одним и тем же путем: стали сокращать штатные расписания и увеличивать нагрузку. Появился совершенно безумный термин «эффективный контракт в бюджетной сфере». То есть если раньше была соковыжималка маленькая, то теперь соковыжималка абсолютная. Людей заставляют за те же самые деньги выполнять в полтора, иногда в два раза большую работу, но при этом из-за сокращения ставок в штатных расписаниях организаций на одного сотрудника приходится больший объем функций.

У нас сегодня в Псковской области средний коэффициент совмещения у врачей с высшим образованием приближается к двум, т. е. среднестатистический врач в Псковской области работает на две ставки. Ставка на человека с высшей квалификацией, высшей категории и стажем работы свыше 20 лет составляет всего 15 тысяч рублей. То есть для того, чтобы получать вот эти приснопамятные 30 тысяч рублей, нужно работать на 200 процентов каждый день, и это примерно 12-14-часовой рабочий день. И многие врачи именно так работают. Средний коэффициент совмещения по образованию находится на уровне 1,3-1,4. И сегодня учителя кем только ни работают у себя в организациях – и библиотекарями, и воспитателями в продленных группах, и даже уборщицами.

В сфере культуры сегодня самая распространенная ставка в Псковской области – это четверть ставки библиотекаря, полставки заведующего сельским домом культуры. То есть целая ставка в культуре, особенно в муниципальной сельской культуре, стала невиданным делом. Люди работают и живут за 0,25 и 0,5 ставки, то есть 2, 3, 4 тысячи рублей в месяц за ту же работу, за которую еще несколько лет назад они получали полную ставку. Таков результат «майских указов». Иными словами, более страшного удара по бюджетной системе за последние 15 лет не было нанесено.

– Началось ли слияние различных учреждений медицины, культуры, школ у вас в регионе?

– Этот процесс начнется одновременно с началом нового бюджетного года, и я думаю, что он будет лавинообразным. Скорее всего, это начнется в декабре и будет продолжаться весь первый квартал 2015 года. Поэтому я думаю, что будут очень серьезные общественные конфликты, и очень обидно еще при этом, что идет речь о незначительных деньгах. Это в пересчете на одно учебное заведение, допустим, такое, как школа искусств, до 2 миллионов рублей в год. Это не десятки миллионов. Тем не менее, когда нужно сократить расходы бюджета, в первую очередь сокращению подвергаются именно беззащитные бюджетополучатели. Это люди с уникальным образованием. Они либо остаются работать на рабских условиях, либо вообще уходят из профессии – идут на рынок, в торговлю, еще куда-то.

При этом я уверен, что мы увидим в 2015 году сохранение очень спорных экономических расходов, когда по государственным и муниципальным конкурсам будут разыгрываться тендеры на освоение всевозможных кластеров, экономических, политических и туда будут уходить сотни миллионов, а где-то и миллиарды рублей, которые с лихвой обеспечили бы бюджетную сферу как минимум на существующем уровне.

Более того, известно, что тем бюджетным организациям, которые так или иначе выживут, в частности, учреждениям образования, приказано сократить средний размер заработной платы на 10 процентов. Это делается в приказном порядке, и организации уже знают, что у них не будет, допустим, в том же объеме стимулирующего фонда, а для того чтобы сформировать доход человека, стимулирующий фонд имеет колоссальное значение. Его просто будут уничтожать.

– Получается, что хотели как лучше – помочь людям, а получилась катастрофа?

– Я не знаю, до какой степени при подписании «майских указов» хотели как лучше. Либо человек, который писал эти указы, не понимал смысла, что такое, в отличие от оклада, средняя заработная плата, либо человек, который подписывал эти указы, в этом ничего не понимает. Я не исключаю, что и первое, и второе, к сожалению, справедливо.

http://www.svoboda.org/content/article/26713682.html

Рособрнадзор провел очередную «чистку» вузов

Текст: Ксения Колесникова

Федеральная служба по надзору в сфере образования и науки объявила о том, что столичному «Институту языков и культур имени Льва Толстого» запрещен прием студентов, а действие лицензии «Ростовского института иностранных языков» приостановлено.

Это произошло из-за того, что образовательные учреждения не устранили нарушения, выявленные в ходе проверок. Среди них — отсутствие документов, подтверждающих право вуза на здания и помещения, несоответствие их санитарным правилам и требованиям пожарной безопасности. Кроме того, у многих вузов нет специальных условий для студентов-инвалидов, плохо организована система медпомоши, материально-техническое обеспечение не соответствует стандартам, не хватает квалифицированных преподавателей, а у студентов нет доступа к электронным библиотекам.

В ноябре еще пять вузов, проанализировав нарушения, выявленные комиссией в их филиалах, решили свои подразделения закрыть.

Кстати, в России сегодня работает около 2300 вузов и многие из них попали под масштабную «чистку»: с начала года из реестра исключены лицензии более 300 вузов и филиалов. Глава Рособрнадзора Сергей Кравцов подчеркивает, что «требования к вузам должны быть одинаковыми вне зависимости от того, государственное это учебное заведение, или нет». В следующем году в планах ведомства — порядка 1200 проверок вузов и филиалов, которые в ходе мониторинга показали низкие результаты.

Что делать, если у твоего вуза отозвали лицензию? Этот вопрос стал самым популярным среди студентов, которым не повезло обучаться в неэффективных вузах. Для этого во всех регионах действуют центры поддержки, где им подскажут, какие вузы их могут принять с сохранением условий обучения.

Опубликовано на сайте «Российской Газеты» 28 ноября 2014 г.

http://www.rg.ru/2014/11/28/vuzi-site-anons.html

Наступление по бумажке К поимке активистов профсоюза 2-го меда, раздававших листовки, привлекли центр «Э»

Вероника ВОРОНЦОВА

В декабре Гагаринский райсуд столицы продолжит рассмотрение административного дела двух активистов профсоюза Российского медицинского университета им. Пирогова Алексея Паршукова и Юлии Чебаковой. Молодых людей обвиняют в проведении публичного мероприятия без предварительного согласования с властями. Паршукову и Чебаковой может грозить до 10 дней ареста либо штраф до 30 тысяч рублей. Активисты указывают, что никакого пикета они не проводили, а лишь раздавали листовки против дресс-кода и проверок на наркотики в вузе. Однако каким-то образом об их планах оказался заранее осведомлен Центр по противодействию экстремизму окружного УВД.

Первое заседание по делу Паршукова и Чебаковой было назначено на вторник, однако почти сразу после начала судья отложила рассмотрение протокола до 15 декабря, тем самым удовлетворив ходатайство активистов о вызове на заседание двух свидетелей. Речь идет о полицейском, который присутствовал на месте задержания активистов и снимал происходящее на мобильный телефон, а также о его непосредственном начальнике.Молодые люди – члены профсоюзной организации преподавателей РНИМУ им. Пирогова в составе независимого профсоюза работников высшей школы «Университетская солидарность». Полицейские настаивают, что Паршуков и Чебакова устроили пикет у здания вуза. Протокол составлен по статье 20.2 КоАП «Организация либо проведение публичного мероприятия без подачи в установленном порядке уведомления о проведении публичного мероприятия».

Версию правоохранителей поддержал и начальник контрольно-ревизионного пункта университета Александр Москалюк. К материалам дела приложено его письмо, в котором Москалюк утверждает, что представители профсоюза «пытались привлечь к пикету студентов и посторонних лиц и в целом порочили честь университета».

Интересно, что о готовящейся раздаче листовок в полиции знали заранее – так, в курсе планов активистов оказался оперативник ЦПЭ по Юго-Западному округу Владимир Поляков. Во вторник суду был представлен его рапорт начальнику Александру Тиценко, где говорится, что в Пироговке есть граждане, «вынашивающие намерение по проведению несанкционированных агитационных мероприятий». Он просил разрешения снять происходящее на мобильный телефон. Во втором рапорте, также переданном суду, содержится подробный протокол осмотра места происшествия, подготовленный также центром «Э».

Алексей Паршуков и Юлия Чебакова не исключают, что рапорты были составлены задним числом – по словам активистов, задерживали их полицейские с совсем другими фамилиями, к подразделению «Э» отношения не имевшие. Как рассказала «НИ» Юлия, никакого пикета члены профсоюза не проводили, а всего лишь раздавали листовки. Там указывалось, что приказы ректора РНИМУ Андрея Камкина по поводу проверок студентов на наркотики и введения строгого дресс-кода в вузе «нарушают закон в отношении не только студентов, но и преподавателей». Чебакова и Паршуков призывали сотрудников и учащихся к «коллективной защите своих прав и свобод».

Почти сразу после начала раздачи листовок у вуза появились оперуполномоченные уголовного розыска Юго-Западного района, которые изъяли у профактивистов паспорта и вызвали наряд полиции Обручевского района. Тот, в свою очередь, активистов задержал и составил на них протоколы об административном правонарушении. «Раздача информационных материалов пикетом не является и разрешена федеральным законом о СМИ», – настаивает Паршуков в беседе с «НИ».

Активисты считают, что преследование инициировано руководством вуза, с которым у профсоюза давний конфликт. Так, по их словам, в суд было представлено несколько материалов, компрометирующих их деятельность. Например, отрицательные характеристики на обоих.

Руководству вуза о раздаче листовок ничего неизвестно, настаивает в беседе с «НИ» представитель пресс-службы ректора РНИМУ. «Пикетчиков ловит полиция, мы здесь ни при чем», – отметил наш собеседник. По его словам, ректору вуза Андрею Камкину «не до этого»: сейчас он находится в Турине, где совместно с канадскими коллегами подписывает соглашение о взаимном признании дипломов. «Вуз выходит на международный исследовательский уровень, нам не до пикетов и конфликтов со студентами», – ответил собеседник «НИ».

Отметим, что оба фигуранта административного дела на сегодняшний день во 2-м меде не работают. Зампред первичной организации профсоюза «Университетская солидарность», доцент кафедры клинической психологии Юлия Чебакова была уволена приказом ректора 6 марта 2014 года после двух актов об отсутствии Чебаковой на рабочем месте. Председатель профкома, старший преподаватель кафедры общей психологии и педагогики Алексей Паршуков был уволен 1 сентября в связи с истечением срока трудового договора преподавателя. Повторно пройти конкурс на замещение вакантной должности старшего преподавателя он не смог: получил только два голоса из тринадцати.

http://www.newizv.ru/society/2014-11-27/210973-nastuplenie-po-bumazhke.html

Видеорепортаж «Красного ТВ» из суда, где судят активистов «Университетской солидарности» за раздачу листовок

Видеорепортаж смотреть здесь -  http://krasnoe.tv/node/23967

Во вторник, 25 ноября в Гагаринском суде Москвы с 16.00 (ком. 405) началось заседание по делам Алексея Паршукова и Юлии Чебаковой, лидеров профсоюзной организации преподавателей РНИМУ им. Пирогова в составе независимого профсоюза работников высшей школы «Университетская солидарность». Поводом для судебного преследования стала не требующая согласования властей столицы обычная раздача у вуза профсоюзного листка, информирующего коллег и студентов о незаконности приказов ректора РНИМУ им. Пирогова Андрея Камкина. В случае, если, вопреки российскому законодательству, судья Ольга Валерьевна Арбузова признает Алексея и Юлию виновными в несанкционированном пикете, преподавателям «Пироговки» грозит до 10 дней ареста!

29 октября полицией и представителями окружного Центра по противодействию экстремизму МВД было сорвано распространение возле Российского национального исследовательского медицинского университета имени Н.И. Пирогова Минздрава профсоюзного листка о незаконном характере недавних приказов ректора Андрея Глебовича Камкина. Сотрудник уголовного розыска Виктор Владимирович Потапов объявил, что все участвующие в распространении задержаны и при содействии вузовской охраны силой отобрал паспорта у преподавателей. В конце концов профактивисты были доставлены в ОВД «Обручевский», где их без объяснения причин продержали около 7 часов. Как стало позже известно, на двух из задержанных, Алексея Паршукова и Юлия Чебакову, сотрудниками полиции составлены протоколы о нарушении ч. 2 ст. 20.2 КоАП РФ, по которой предусмотрено наказание от существенного денежного штрафа до административного ареста на 10 суток.

В Профсоюзе «Университетская солидарность» уверены, что незаконные действия сотрудников полиции и привлечение к административной ответственности лидеров профорганизации РНИМУ им. Пирогова является прямым продолжением репрессий в отношении профактивистов вуза. Администрация «Пироговки» уже не раз показывала, что не гнушается никакими методами, лишь бы избавиться от независимого профсоюза, борющегося за права преподавателей. Источник —http://krasnoe.tv/node/23967

Видеорепортаж смотреть здесь -  http://krasnoe.tv/node/23967

http://unisolidarity.ru/?p=3106

ВУЗы в России закрываются по сомнительным основаниям Лицензий их лишают просто для отчетности?

После того как глава Минобрнауки Дмитрий Ливанов поставил задачу очищения высшего образования от скверны псевдообучения, из государственного реестра вузов за неполный год были исключены 360 образовательных учреждений, не ликвидировавших в предписанный срок нарушений, выявленных в ходе проверок. Чиновники этим достижением гордятся, но независимые эксперты говорят о фактических приписках.

ВУЗы в России закрываются по сомнительным основаниям

фото: Наталия Губернаторова

Сразу же подчеркнем: в необходимости очистки системы аккредитованных вузов от псевдообразования не сомневается никто. Но вот пути выполнения этой задачи сплошь и рядом вызывают недоумение, если не сказать озабоченность профессионального сообщества. При этом особенно спорными независимым экспертам представляются два момента: скорость, с которой принимаются решения, и критерии разделения вузов на «агнцев» и «козлищ». То есть на тех, что могут продолжать образовательный процесс, и тех, кого этого права лишают.

Вначале о скорости, с которой метет «новая метла», и ее размахе.

— До 2011 года, — разъяснил «МК» Алексей Монахов, возглавивший публичную инициативу по контролю в сфере образования «Обрнадзор.рф», — для получения вузом лицензии на образовательную деятельность требовалось представить результаты экспертизы, подтверждающей, что вуз действительно является таковым. Однако затем это правило было отменено, вследствие чего начали плодиться вузы-пустышки, не имеющие ни помещений, ни студентов, ни преподавателей и, естественно, не ведущие никакой образовательной деятельности. Логично, что, когда министр образования и науки выдвинул задачу борьбы с псевдовузами, проще всего, понятно, оказалось «бороться» с этими «пустышками», все завертелось преимущественно вокруг них. В противном случае, подчеркивает эксперт, «совершенно невозможно объяснить, каким образом из реестра на протяжении года удается исключать по одному вузу в день, включая выходные. Существуй вуз реально, решение такого рода предполагало бы огромную, в том числе подготовительную, работу».

Теперь о критериях, по которым чиновники судят вузы, решая, кому жить, а кому умереть. Алексея Монахова, например, удивляет «крайне избирательный подход проверяющих. Скажем, годовая стоимость обучения в Современной гуманитарной академии в 30 тыс. руб. почему-то вызывает у них вопросы, а та же цена плюс планшет в подарок студенту в Международном технологическом университете — нет». По невнятным причинам попал под раздачу и весьма уважаемый Институт практического востоковедения. А другой известный вуз из «черного списка» — Московский институт иностранных языков, о злоключениях которого ранее писал «МК», успел оспорить в суде решение Рособрнадзора и добился приостановления своего включения в «черные списки», по крайней мере до полного выяснения всех обстоятельств дела. Похоже, не исключает Монахов, что вузов-пустышек для отчетов об успехах уже не хватает в силу ограниченности их числа.

Между тем в Рособрнадзоре подтвердили «МК», что на начало ноября был запрещен прием абитуриентов на будущий год 36 вузам: «Федеральная служба по надзору в сфере образования и науки с целью недопущения нарушений прав абитуриентов информирует о том, что в настоящее время по-прежнему запрещен прием в 36 образовательных организаций, не исполнивших выданные по результатам проверок предписания. Прием обучающихся в такие организации будет незаконным, в связи с чем Рособрнадзор призывает абитуриентов быть особенно бдительными при выборе вуза».

http://www.mk.ru/social/2014/11/25/vuzy-v-rossii-zakryvayutsya-po-somnitelnym-osnovaniyam.html

Сталин Физтех больше не защитит

Начались протесты против низкой оплаты труда среди преподавателей Московского физико-технического института (МФТИ, Физтеха), который считался жемчужиной отечественной системы высшего образования. Преподаватели, в частности, считают, что в коллективный договор нужно внести пункт о том, что зарплаты в институте не могут быть ниже, чем в регионе, где зарегистрирован вуз (то есть в Москве).

Сам факт того, что недовольство проявилось в элитном вузе, который всегда находился на привилегированном положении, говорит о том, что положение дел в российской науке и образовании иначе, чем системным кризисом не назовешь.

Корни конфликта уходят в сталинскую эпоху, когда создавалась знаменитая «система Физтеха». Этому вузу на роду было написано служить разменной монетой в интригах чиновников. С момента создания в XVIII столетии Академии наук и первых университетов образование и наука в России шли независимыми курсами. Академия наук в России прописалась в Санкт-Петербурге, а крупнейший университет – в Москве. В Европе же наука традиционно развивалась в университетах. О пагубности такого разрыва говорили многие светлые умы, начиная с Ломоносова. Решительную попытку исправить положение сделал Петр Капица, который в 1946 году изложил свои соображения в личном письме Сталину. Идея Капицы состояла в учреждении нового вуза, где студенты с первых же курсов совмещали учебу и исследовательскую работу на базовых кафедрах в академических и оборонных НИИ.

Будущий Нобелевский лауреат предлагал назвать новый вуз «Физтехом», подчеркивая его духовную связь с Физико-техническим институтом в Ленинграде, откуда вышли сам Капица, практически все руководители Атомного проекта, а также большинство советских Нобелевских лауреатов. Без сомнения, Капица испытывал тоску по Кембриджу, в который Сталин запретил ему возвращаться, заперев в золотой советской клетке. Но Капица был человеком государственного масштаба и постарался создать элитный вуз в родной стране. Идея была поддержана будущими Нобелевскими лауреатами Николаем Семеновым и Львом Ландау, а также академиком Сергеем Христиановичем, которому суждено было стать первым ректором Физтеха

Чиновники советского Минвуза, руководствуясь бюрократической логикой, встали на дыбы, поскольку такое учебное заведение ограничивало бы их влияние. Сам по себе этот факт говорит о том, что и при жестоком тоталитаризме чиновничество не столько преследует общественные цели, сколько борется за ведомственные интересы. Во главе Минвуза стоял непотопляемый при всех режимах Сергей Кафтанов, который, в числе прочего, руководил и Гостелерадио и Минкультом СССР.

Сталин благосклонно отнесся к идее Капицы, поскольку отчетливо понимал, что без ярких ученых техническое отставание от Запада не преодолеть. Но и ломать позвоночник Минвузу Сталин тоже не хотел. Поэтому было принято половинчатое, в традициях бюрократизма, решение. Физтеху – быть, но не в Ленинграде, рядом с научным Физтехом, а на базе МГУ.

Постановление о Физтехе вышло в 1946 году. Уже в 1947 году в бывшем общежитии Московского авиационно-технологического института в подмосковном Долгопрудном начались занятия. Кстати, Долгопрудный – место для науки знаменательное. В 1930-х годах здесь жил знаменитый итальянский воздухоплаватель Умберто Нобиле, который участвовал в строительстве дирижаблей, летавших во время парадов над Красной площадью. Тогда поселок назывался Дирижаблестрой, переименован был в 1938 году, когда рядом открылся куда более значимый объект – вырытый зэками канал Москва – Волга.

Спираль противостояния Физтеха с чиновниками раскручивалась. Капица отказался работать с Берией в Атомном проекте, находился под домашним арестом и не мог преподавать в Физтехе. Без Капицы, единственного ученого, к которому прислушивался Сталин, пришлось туго. В стране поднималась новая патриотическая кампания по борьбе с безродным космополитизмом. Причем МГУ не только был в ее фарватере — он был ее флагманом. В архивах сохранились доносы профессоров Московского университета о «порочной практике» поиска «сверхгениальных студентов» на Физтехе, о беседах молодежи с академиками Ландау, Ландсбергом, Леонтовичем, что «нетерпимо», поскольку «ничему хорошему эти люди научить не могут».

В итоге в 1950 году Физтех был распущен. Член Политбюро и секретарь ЦК Георгий Маленков не мог остаться равнодушным к сетованиям своей супруги Валерии Голубцовой, которая была ректором МЭИ, где сокрушались насчет оттока в Физтех лучших студентов. На страже интересов МЭИ стоял также академик-старец Глеб Кржижановский, один из авторов плана ГОЭЛРО, который, как старый большевик, имел доступ к Сталину.

Казалось, песенка Физтеха спета, чиновники показали науке ее место. Но более всего Сталин прислушивался к мнению ученых, которые укрепляли оборонный комплекс. Уже в 1951 году был открыт независимый Московский физико-технический институт в Долгопрудном. С тех пор система Физтеха стала набирать обороты, ее стараются внедрить в самых амбициозных университетах России. Но, что принципиально, только не в МГУ, с которым связан не самый светлый период в истории Физтеха.

КПД по части взращивания дарований зашкаливает. 150 академиков, в том числе президент РАН Владимир Фортов и три вице-президента. 6 тысяч докторов наук и 17 тысяч кандидатов – для небольшого вуза удивительная плодовитость. В ведущих НИИ «физтехи» (как называют выпускников вуза) на первых ролях. Обидно, но факт: в последние годы «физтехов» скопом перекупает Запад, как случилось с Андреем Геймом и Константином Новоселовым, которые в 2010 году получили Нобелевскую премию за открытие  графена (двумерной модификации углерода), а раньше – с Владимиром Пентковским, который в корпрорации Intel создал семейство чипов, один из которых был назван в его честь «Пентиумом». Кстати, Гейм и Новоселов первые работы по графену сделали на базовой кафедре в Черноголовке, что подтверждает эффективность системы Физтеха.

«Утечка умов» — следствие кризиса и ослабления нашей науки. И власть, в отличие от «проклятой эпохи тоталитаризма», ничего не делает для укрепления пошатнувшихся позиций, но, напротив, проводит странную реформу Академии наук, которая грозит окончательно обрушить остатки интеллектуального потенциала. Во главе реформы стоит Минобрнауки, и стенания ученых ему нипочем, на кону иные ценности.

Разругавшись с академиками и сократив финансирование РАН, Минобрнауки нашло поддержку у ректоров вузов, куда были направлены щедрые денежные потоки. Идет разрушение системы Физтеха. Провозглашен тезис: науку следует перенести в вузы, как в передовых странах. Обрываются связи с академическими НИИ, Физтех присваивает статьи, выполненные на базовых кафедрах, хотя никак не финансирует эти работы. Не надо быть Капицей, чтобы понять: это приведет к тому, что будет разрушена система, которая работала десятилетия, но на пустыре не вырастет ничего нового.

Лаборатории Физтеха, которые только формируются, еще долго не смогут обеспечить доступ к современной науке. Физик Андрей Старинец, который работает в Оксфорде, говорит: «Идиотизм начинания просто завораживает, серьезная попытка его реализации приведет к гибели как высшего образования, так и академической науки в России».

Показательно, что скандальную реформу Академии наук поддержали ректор МГУ академик Виктор Садовничий и ректор МФТИ член-корреспондент Николай Кудрявцев, который прямо сказал, что Физтех в результате реформы РАН выиграет. Отец-основатель МФТИ Петр Капица ужаснулся бы от таких слов.

Московский физико-технический институт включен в государственную программу, согласно которой к 2020 году пять российских вузов должны войти в число ста лучших университетов мира. На реализацию программы МФТИ получил из казны на 2013-2014 годы полтора миллиарда рублей. Однако на оплату труда преподавателей эти средства расходовать нельзя, чего не скажешь об административных работниках. Профессора Физтеха утверждают, что теперь они получают меньше секретарш. А ректор Николай Кудрявцев, согласно сайту Минобрнауки, зарабатывает по 11-14 млн рублей в год, не являясь самым высокооплачиваемым сотрудником Физтеха. Зарплата ректора – это первый показатель, где российский вуз сравнялся с показателями лучших мировых университетов.

Когда-то Минвуз проиграл битву за Физтех. Но теперь Минобрнауки берет блистательный реванш. Ученые и профессора – это пыль на долгой дороге бюрократа.

Сергей Лесков

Подробнее:http://www.rosbalt.ru/blogs/2014/11/25/1341370.html

Предложения группы преподавателей МФТИ и Студенческого Политического клуба МФТИ по изменению коллективного договора

images (1)

Публикуем присланные  в редакцию сайта предложения группы преподавателей МФТИ и Студенческого Политического клуба МФТИ по изменению коллективного договора

9 декабря 2014 года состоится конференция профсоюзных работников МФТИ, на которой будет подписан новый коллективный договор.

Группа преподавателей МФТИ подала в комиссию по согласованию коллективного договора предложения по изменению коллективного договора, касающиеся оплаты труда работников МФТИ.

Преподавателей поддержала часть студентов из политического клуба МФТИ, которые сформулировали свои предложения по изменению коллективного договора МФТИ и собрали подписи.

ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО РЕДАКЦИИ КОЛЛЕКТИВНОГО ДОГОВОРА МЕЖДУ АДМИНИСТРАЦИЕЙ И КОЛЛЕКТИВОМ МОСКОВСКОГО ФИЗИКО-ТЕХНИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА (ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА)

В пункте 4.1.6. коллективного договора в разделе «Оплата труда, стипендиальное возмещение» предлагаем редакцию вместо «месячная заработная плата Работника, полностью отработавшего за этот период норму рабочего времени и выполнившего свои трудовые обязанности, не может быть ниже минимального размера оплаты труда» вставить следующее: «месячная заработная плата Работника, полностью отработавшего за этот период норму рабочего времени и выполнившего свои трудовые обязанности, не может быть ниже средней заработной платы по региону, где зарегистрирован МФТИ (юридический адрес)».

Комментарий: Пункт 1 соответствует распоряжению В.В. Путина (№ ВП-П8-1018 от 14 февраля 2012 года) о том, что заработная плата профессорско-преподавательского состава (ППС) российских вузов должна быть доведена (еще к концу 2012 года!) до уровня не ниже средней заработной платы в соответствующем субъекте Российской Федерации — месте регистрации ВУЗа. К 2018 году зарплата ППС вузов должна быть доведена до 2-кратного уровня средней заработной платы в соответствующем субъекте Российской Федерации (выступление В.В. Путина 30 октября 2014 г. на собрании ректоров ВУЗов России).

  1. Вставить пункт 4.1.17 в раздел «Оплата труда, стипендиальное возмещение» со следующим текстом: «Годовая заработная плата ректора МФТИ и сотрудников ректората, с учётом всех премий, надбавок и прочих выплат, не может более чем в 3 раза превосходить среднюю годовую заработную плату по профессорско-преподавательскому составу МФТИ в тот же год».

Комментарий:  Пункт 2 предлагается с учетом международного опыта вузов ТОП-100, в которых отношение зарплат руководства ВУЗа и ППС примерно равно 3.

  1. Вставить пункт 4.1.18 в раздел «Оплата труда, стипендиальное возмещение» со следующим текстом: «Бухгалтерия один раз в квартал публикует на сайте максимальную, минимальную и среднюю зарплаты по структурным подразделениям МФТИ без указания персональных данных».

Комментарий:  Пункт 3 предлагается с учетом международного опыта вузов ТОП-100. Например, в вузах США обычно известен заработок всех сотрудников и опубликован (без указания имен, по должностям) на сайте вуза.

Предложение для профсоюзного комитета: Согласованную редакцию коллективного договора, а также все поступившие предложения, выложить перед голосованием минимум на неделю на сайт МФТИ для публичного обсуждения и ознакомления всеми сотрудниками МФТИ.

СТУДЕНЧЕСКИЙ ПОЛИТИЧЕСКИЙ КЛУБ МФТИ ПОДДЕРЖАЛ ТРЕБОВАНИЯ ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ И РАЗРАБОТАЛ СВОИ ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО ИЗМЕНЕНИЮ КОЛЛДОГОВОРА МФТИ:

ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО РЕДАКЦИИ КОЛЛЕКТИВНОГО ДОГОВОРА МЕЖДУ АДМИНИСТРАЦИЕЙ И  КОЛЛЕКТИВОМ МОСКОВСКОГО ФИЗИКО-ТЕХНИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА (ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА)

1. Вставить пункт 4.3 в раздел «Оплата труда, стипендиальное возмещение» со следующим текстом: «Бухгалтерия один раз в квартал публикует на сайте МФТИ максимальную, минимальную и среднюю зарплаты по структурным подразделениям МФТИ, расходы на материальную помощь и стипендии, размеры должностных окладов, ставок заработной платы и повышающих коэффициентов, отчетность по затратам на компенсационные выплаты, стимулирующие выплаты, а также их размеры без указания персональных данных». Комментарий: Пункт 7 предлагается согласно принципу гласности всех доходов и расходов МФТИ.

2. Изменить пункты 5.6 и 5.3 раздела “Внебюджетные средства ” в пункте 5.6 вместо “Отчеты о расходовании как общеинститутских, так и факультетских внебюджетных средств подлежат публикации в газете «За науку»“ написать следующее “Отчеты о расходовании как общеинститутских, так и факультетских внебюджетных средств подлежат публикации один раз в квартал на сайте МФТИ“, в пункте 5.3 аналогично вместо “газету «За науку»” вставить “сайт МФТИ” . Комментарий: Данная поправка предлагается, так как вся информация о структуре и принципах расходования должна находиться в публичном доступе в соответствии принципу гласности, и т. к. в газете «За Науку» за последний год не было найдено никаких сведений по данному вопросу.

 3. В пункте 6.4.3 коллективного договора в разделе “Социальные гарантии, льготы и компенсации” предлагаем редакцию вместо “Во внеучебное время бесплатно предоставляются спортивные залы, площадки и спортинвентарь” написать следующее “Во внеучебное время бесплатно предоставляются спортивные залы, бассейн, площадки и спортинвентарь” . Комментарий: Данная поправка предлагается, так как студенты и работники должны иметь бесплатный доступ к бассейну во внеучебное время.

4. Вставить в раздел “Социальные гарантии, льготы и компенсации” в пункт 6.8.1 абзац со следующим текстом: “ пострадавшим в результате несчастного случая случившегося в кампусе либо в другом месте, имеющем прямое отношение к МФТИ”. Комментарий: Данная поправка предлагается в связи с тем, что на территории кампуса и других местах (например “Радуга”) происходят несчастные случаи, пострадавшие в которых не должны остаться без материальной поддержки института.

5. В пункте 6.9.1 коллективного договора в разделе “Социальные гарантии, льготы и компенсации” предлагаем редакцию вместо “При наличии Обучающихся, нуждающихся в поселении, не допускается поселение в общежитие третьих лиц, а также использование не по назначению жилой площади общежитий” написать следующее “Не допускается поселение в общежитие третьих лиц, а также использование не по назначению жилой площади общежитий”. Комментарий: Данная поправка предлагается, так как в общежитиях получило широкое распространение заселение третьих лиц, несмотря на то, что некоторые Политический Клуб МФТИ студенты заселяются по четверо в “трёшки”, на третьем курсе проживают вчетвером в одной комнате и т.п.

6. Вставить в пункт 8.2. в раздел “Разное” вместо “результаты проверок доводить до сведения Администрации” следующий текст: “результаты проверок доводить до Администрации, Работников и Обучающихся”. Комментарий: Пункт 3 предлагается в связи с тем, что сведения полученные Профкомом в результате проверок должны быть в свободном доступе.

7. Вставить в пункт 10.10. раздела “Гарантии прав профсоюзной организации” вместо “изменение системы оплаты труда, формы материального поощрения” поместить “изменение системы оплаты труда, формы материального поощрения, системы стипендиального обеспечения”

Комментарий: Пункт 5 предлагается в связи с тем, что Администрация должна согласовывать изменение системы стипендиального обеспечения с Профкомом.

8. Добавить в пункт 11.5. в раздел “Ответственность сторон” после слов “также путем письменных заявлений, обращений и жалоб в Администрацию и Профком” следующий текст: » и получить мотивированный ответ об учете его предложений и жалоб”. Комментарий: Пункт 5 предлагается для обеспечения открытого диалога Администрации с Работниками и Обучающимися

http://unisolidarity.ru/?p=3101

Преподаватели МФТИ протестуют против низких зарплат

В знаменитом Московском физико-техническом институте протестуют преподаватели, возмущенные низкими зарплатами. Сотрудники начали сбор подписей под требованиями, которые в начале декабря хотят внести в коллективный договор.
Они недовольны ситуацией в одном из лучших российских вузов, сообщает «Эхо Москвы». В интервью изданию «Инсайдер» профессора жалуются на то, что они получают меньше секретарш, а зимой в аудиториях бывает так холодно, что приходится прекращать занятия. Это притом, говорят они, что вуз получает солидное финансирование.

Между тем, МФТИ – участник Проекта 5-100. Правительство выделяет миллиарды, чтобы 5 российских вузов к 2020 году входили в сотню самых престижных в мире. Но на что тратятся эти деньги преподавателям непонятно, поэтому они требуют не только повышения зарплат, и но и более прозрачного распределения бюджетных средств. В руководстве МФТИ на эти претензии заявили, что средства, выделенные на определенные цели, не могут быть потрачены на зарплаты сотрудников.

По информации echo.msk.ru

http://www.ug.ru/news/13532

Физики устали шутить. В Физтехе начался протест преподавателей

Мы републикуем статью А.Литого, опубликованную в интернет-проекте  The Insider .

Kudryavtsev-204x300

Знаменитый Московский физико-технический институт (МФТИ, он же Физтех) оказался в центре скандала: преподаватели требуют повышения зарплат, более прозрачного распределения средств и улучшения инфраструктуры. Они уже начали сбор подписей под требованиями, которые хотят в декабре внести в новый коллективный договор. По их словам, в погоне за рейтингами, на которые тратятся миллионы, вуз совершенно забыл о преподавателях, которые читают лекции в неотапливаемых аудиториях и получают меньше дворников. В том, почему элитный российский вуз оказался в такой ситуации и какие требования выдвигают преподаватели, разбирался Александр Литой.

Предыстория

После того как Владимир Путин издал популистский указ о росте зарплат врачам и учителям в обеих сферах началось бурление. Врачи стали выходить на массовые митинги из-за масштабного сокращения штатов (потому что никак иначе повысить зарплаты чиновники оказались не в состоянии), в вузах же масштабное сокращение пока не началось, но указы попросту не выполняются. На днях Владимир Путин заявил, что не забыл о своем обещании повысить зарплату преподавателей до уровня вдвое выше среднего по региону. Для Москвы это означает около 110 тыс. рублей. В реальности же преподаватели в Москве по-прежнему получают в среднем от 30 до 40 тысяч, что даже ниже официальной средней зарплаты по столице. Обещания Путина не выполнены ни в одном из субъектов федерации.

Недовольство преподавателей также во многом вызвано неравномерностью распределения доходов. Официально средняя зарплата преподавателей в Москве – 67 тысяч рублей, но такая завышенная цифра формируется из-за включения в подсчеты доходов (зачастую заоблачных) административного руководства вузов. Годовые доходы руководства вузов иногда достигают десятков миллионов рублей, в то время как обычные преподаватели могут получать в тех же вузах и по 15-20 тысяч в месяц на полной ставке.

Пока недовольство преподавателей не перешло в массовые протесты, как у врачей, однако в конкретных вузах все эти темы уже поднимаются. Среди них и знаменитый Физтех. Как так получилось, что элитный российский вуз с мировым именем оказался в центре скандала?

Погоня за рейтингом

Физтех – не только один из самых авторитетных в России технических вузов, но и участникпрограммы «5 топ 100». Правительство выбрало 12 ведущих вузов страны и выделило им многомиллиардное финансирование с расчетом, чтобы к 2020 году все они входили в 200 самых престижных вузов в мировых рейтингах THE, QS и ARWU, а 5 из них – в сотню самых престижных.

Финансирование в рамках «5 топ 100» выделяется сверх других образовательных программ и бюджетных поступлений. Деньги в рамках этой программы МФТИ стал получать в конце прошлого года, на 2013-2014 года МФТИ полагается 1,5 миллиарда рублей дополнительного финансирования. Но преподаватели разочарованы – эти вливания очень слабо сказались на инфраструктуре вуза и зарплатах.

«Во многих аудиториях очень плохие доски – эта проблема не решается годами, – рассказывает профессор кафедры высшей математики МФТИ Максим Балашов, — зимой в аудиториях бывает такой холод, что по роспотребнадзоровским правилам мы должны занятия прекращать – я их и прекращал. Несколько лет назад были случаи, что в аудиториях было градусов 7, сейчас стало лучше, но в аудиториях бывает и градусов 14, например. Тоже не посидишь».

«В общежитии Физтеха – всё как полагается. Тараканы, плохой ремонт, плохая сантехника», – дополняет Андрей Воскресенский, ещё один протестующий преподаватель кафедры высшей математики.

«Представляете, летом я не смог сдать кровь из пальца в вузовской поликлинике! По направлению, у меня подозревали серьезное заболевание… Потому что очередь. Сказали: двадцать человек примут, а больше – нет. Пришлось идти в лабораторию Invitro напротив», – продолжает Балашов.

Все эти проблемы типичны для многих российских вузов, разница в том, что у Физтеха есть деньги. Вот только на что они идут? Начато серьезное усиление ранее непрофильного для вуза биологического направления. Работы по биологии престижны для мировых рейтингов, но далеко не все преподаватели Физтеха согласны с тем, что МФТИ следует размывать свой профиль.

Также в рамках программы «5 топ 100», приглашают известных иностранных ученых, но, утверждают протестующие, они скорее дают разовые научно-популярные лекции, чем работают на Физтех. Тратятся средства на аффиляции – когда реально неработающих в вузе ученых мотивируют указывать в своих статьях несколько мест работы, что повышает уровень вузов в рейтингах, но по сути является обманом.

Недовольны преподаватели и тем, что в наблюдательный совет МФТИ вошел Владислав Сурков (по специальности – режиссер театральных представлений, впрочем так и не закончивший Институт культуры). Но главный раздражитель для преподавателей МФТИ – это, конечно, низкие зарплаты.

Секретарша получает больше

«Я – профессор МФТИ, веду две лекции в неделю, несколько семинаров. Мой оклад – 31 тысяча, с надбавкой – 40 тысяч. В прошлом месяце подкинули ещё 30 тысяч. Хотят – подкинут, не захотят – нет. Летом, например, я получал по 40 тысяч. По нашей кафедре средняя зарплата – 35 тысяч», – рассказывает Балашов. Бывают и зарплаты менее 30 тысяч рублей.

Согласно «майским указам» Владимира Путина зарплата вузовских преподавателей должна быть вдвое выше средней по региону. МФТИ до сих пор имеет юридический адрес в Москве, участвует в московских образовательных программах. Но в 2012 году он перешел в подчинение Московской области. Руководство вуза мотивировало это решение большими возможностями для использования подмосковных земель для строительства новых зданий Физтеха. Однако если официальная средняя зарплата в Москве – колеблется в районе 55-60 тысяч рублей, то в области – 37 тысяч. Протестующие утверждают, что физтеховские оклады не дотягивают и до уровня Мособласти. При этом, по их информации, зарплаты административных сотрудников — в ректорате, у менеджеров, у секретарш – «вполне рыночные». (Управление общественных связей МФТИ не предоставило The Insider официальных данных о зарплатах в вузе).

Не отнять, но поделить

9 декабря пройдет конференция профсоюзной организации МФТИ, на которой будет заключен новый коллективный договор. Восемь преподавателей кафедры высшей математики Физтеха подготовили свои требования к ней (есть в распоряжении The Insider) и собирают подписи своих коллег.

Они требуют внести в коллективный договор пункт о том, что зарплаты в МФТИ не могут быть ниже, чем в регионе, где зарегистрирован вуз (то есть в Москве). «Годовая заработная плата ректора МФТИ и сотрудников ректората, с учётом всех премий, надбавок и прочих выплат, не может более чем в 3 раза превосходить среднюю годовую заработную плату по профессорско-преподавательскому составу МФТИ в тот же год», – говорится в документе. (В 2013 году ректор МФТИ Николай Кудрявцевзаработал 14 млн. рублей). Кроме того – «Бухгалтерия один раз в квартал должна публиковать на сайте максимальную, минимальную и среднюю зарплаты по структурным подразделениям МФТИ без указания персональных данных».

Эти требования преподаватели основывают на опыте вузов – завсегдатаев топ 100 мировых рейтингов. «Мы не Шариковы, нас не интересует то, что кто-то много получает. Но пусть и мы получаем, пропорционально этому, разумную сумму», – говорит Балашов.

Впрочем, преподаватели сомневаются, что ректор готов внять их требованиям. «На профсоюзной конференции будут делегаты, в основном лояльные ректорату», — поясняет свой скепсис доцент кафедры высшей математики МФТИ Илья Ждановский.

The Insider попросил прокомментировать ситуацию преподавателей МФТИ, не участвовавших в подготовке этих требований.

«На Физтехе действительно крутится много денег, и преподавателям действительно мало платят, и потому они законно обижаются. Эти претензии к ректорату интересны тем, что в МФТИ ещё сохранились люди, отваживающиеся выступать против начальства. Всё то же самое, и ещё хуже, происходит во многих других вузах, но там никто ничего не говорит», – говорит профессор, попросивший дать его комментарий анонимно.

Преподаватель кафедры общей физики Евгений Мейлихов говорит, что в целом доволен деятельностью ректората, но с зарплатами, действительно, есть проблемы:

«Я работаю на кафедре, где большая часть сотрудников – это совместители. Год назад надо было всем повысить зарплаты в два раза. Сделано это было очень просто: те, кто работал на полставки, стали числиться на четверть ставки. Нагрузка осталась прежней. Начальство говорило: ну нет денег, мы бы и рады, только о вас и думаем», – рассказывает Мейлихов — «я работаю уже лет 40, зарплата у меня символическая. Но я работаю, потому что я детей люблю. Зарплаты на бензин хватает, и слава Богу».

«Ищите другие источники»
«Есть адрес расположения – Московская область, и мы ориентируемся на Московскую область в вопросе зарплат. Моя зарплата по итогам прошлого года была только на 15-м месте в вузе», – заявил The Insider ректор МФТИ Николай Кудрявцев (на фото).

После того, как The Insider поговорил с ректором, представитель Управления по связям с общественностью МФТИ по собственной инициативе перезвонил корреспонденту, и, затем, прислал официальный комментарий.

«Предложения МФТИ по улучшению кампуса находятся на рассмотрении учредителя университета (министерство образования –The Insider). Тут и создание новой поликлиники, и постройка наземного перехода между Главным и Лабораторным корпусами, и многое другое. МФТИ получает бюджетные деньги целевым образом. Тем самым, деньги, выделенные на стройку учебных корпусов или общежитий (в рамках федеральных адресных инвестиционных программ), не могут быть потрачены на зарплату сотрудников», – говорится в его тексте. Хотите повышения доходов – ищите его в других источниках, говорится в комментарии: «У профессорско-преподавательского состава есть хорошие возможности по участию в научно-исследовательских работах, которые оплачиваются из соответствующих источников финансирования».

http://unisolidarity.ru/?p=3092

Об индексах цитирования

БоБорис Якеменко

Индекс цитирования – это база данных научных публикаций, индексирующая ссылки, указанные в пристатейных списках этих публикаций и предоставляющая количественные показатели этих ссылок. Индекс цитирования сегодня является одним из самых распространенных наукометрических показателей и применяется для формальной оценки состояния науки во многих странах мира.

Напомним историю вопроса. В указе президента России от 7 мая 2012 г. «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки» требовалось, чтобы к 2020 году не менее пяти российских вузов вошли в сотню ведущих университетов мира, а число публикаций российских авторов в «мировых научных журналах», индексируемых в базе данных Web of Science, возрасло к 2015 году до 2,44 % (тематика статей в указе не оговаривается).

Откликаясь на указ, Министерство образования рекомендовало ВУЗам увеличить число публикаций в ведущих зарубежных изданиях, связав эти показатели с определением статуса учреждения, прохождением аккредитации, выделением дополнительного финансирования и т.д. При этом профили ВУЗов не были оговорены, как и не были оговорены в указе президента России области знаний, по которым должны быть опубликованы статьи российских авторов в журналах, включенных в Web of Science. В результате гуманитарные и естественные науки оказались в разных положениях – естественникам легче публиковаться за рубежом, чем гуманитариям.

Разумеется, на этой благодатной почве тут же взошли загадочные конторы и электронные конференции, которые за деньги готовы немедленно обеспечить попадание любого материала в нужный индекс (примечательно, что большинство этих контор и организаторов конференций находится на Украине). Но дело не в этом.

Почему именно этот формальный подход сегодня возобладал в качестве критерия? Во-первых, дело, по словам культуролога Г.Кнабе, в «исчерпанности самого феномена, носившего (и по инерции носящего) название академической среды». То есть рассасывается, разрежается среда обитания, уходит воздух, становится нечем дышать. «Избыточными становятся и сама среда, – пишет Г.Кнабе, – и основанные на ней традиционные формы научной жизни, такие как конференции, диссертационные диспуты, обсуждение докладов и рукописей и т.д… Если из окружающей атмосферы на эту среду распространяется представление о полной субъективности и иллюзорности истины, о принципиальной неадекватности высказываемого суждения внутреннему потенциалу того, кто высказывается, то обмен мнениями утрачивает стимул. Меня всерьез может касаться лишь то, что имеет отношения к моему академическому самоутверждению, тем самым – к моей научной карьере и в конечном счете — к единственной осязаемой реальности – моей выгоде. Задачи, традиционно стоявшие перед академической средой, решаются на основе мотивов этим задачам посторонних, а стремление, вопреки описанной атмосфере, сохранить академическую среду традиционного типа начинает вызывать только иронию».

Следствием этого становится превращение в пустые оболочки, бессмысленные ритуалы, камлания все атрибуты и формы внешнего выражения научного сообщества. Условный, искусственный, магический характер приобрели защиты курсовых, дипломных, диссертационных работ, выступления на конференциях, диспуты. Такой же характер все чаще носят экзамены и зачеты, выпускные экзамены. Автору статьи не известен ни один случай (буду рад, если кто-то опровергнет) провала курсовой работы, отказа в защите дипломного проекта, несдачи выпускных экзаменов в ВУЗе с невыдачей диплома. А это значит, что процесс и итог, причина и следствие никак не связаны между собой.

Во-вторых, мы наблюдаем крах модели «потребления знаний». Научное сообщество без перерыва продолжает производить все новые знания, умножает концепции, взгляды, углы и точки зрения (при том, что, например, в целом ряде областей истории «производство источников» явно не поспевает за их переработкой – приходится жевать уже пережеванное, перерабатывать уже использованное) по принципу «мы знаем все больше и больше о все меньшем и меньшем, так что в конце концов приобретем совершенное знание ни о чем». Накачивание возможностей роста потребления знаний работает по тем же принципам, по которым работает модный бутик – человеку объясняют, что «все это», все эти сведения, даты, таблицы и формулы ему очень нужны, но не объясняют, зачем. Однако сейчас наступило время, когда потребление знаний в прежнем виде оживить больше не удается, а ничего нового не придумано.

Тем не менее система производства знаний упорно продолжает работать, работать почти вхолостую (доказано, что более 80 процентов публикуемых сегодня научных статей не содержат ничего нового и эти проценты продолжают расти), затапливая окружающее пространство отходами мозговой жизнедеятельности, как «вечный хлеб» в старом рассказе А.Беляева. Разобраться в этом потоке уже почти невозможно, и поэтому критерии «научной ценности» той или иной работы того или иного автора все больше формализуются по внешним признакам. Часто ли цитируют, ссылаются, грамотно ли оформлено, напечатано ли в ВАКовском издании или в обычном, сколько в год выходит публикаций в целом, сколько выступлений на конференциях и т.д.? Поэтому не удивительно, что в качестве ключевого критерия эффективности научного сообщества опять же принят критерий чисто формальный.

В чем проблема этого критерия? Прежде всего, этот показатель не дает ничего для понимания содержательной, истинно научной составляющей индексируемых работ, публикующихся в журналах. Так, например, сомнительные открытия Фоменко, Носовского, Аджи, Задорнова и прочих «историков» возбуждают большие дискуссии и активно цитируются, а действительно научные статьи привлекают гораздо меньше внимания, тем более что они рассчитаны на очень узкую аудиторию.

Другая проблема обозначена известным историком А.И.Филюшкиным: «Мы занимаемся темами, которые интересны локально, для национальной историографии, но не востребованы в мировой науке и часто находятся вообще в стороне от мейнстрима мировых гуманитарных исследований. В 2015 г. в Китае будет Всемирный конгресс историков. Были опубликованы темы, которые там будут обсуждаться. 90 % из них вообще находятся вне сферы интересов отечественных историков. А наш вклад в остальные 10% вовсе не очевиден, и вряд ли мы там можем сказать что-то основополагающее».

Действительно, сегодня в Web of Science доля российских публикаций (естественнонаучного, технического и гуманитарного профиля) на 2011 г. составляла лишь 2,12 % от общего объема публикаций в этой базе данных. У гуманитариев ситуация еще хуже – в 2007–2011 гг. число статей гуманитариев в Web of Science составляло около 0,95 % от общего числа российских публикаций (то есть было примерно в 5 раз ниже общего процента публикаций гуманитариев в Web of Science).

Усложняет ситуацию то обстоятельство, что проблематика, разрабатываемая на Западе и активно обсуждаемая, вовсе не обязательно должна быть интересна отечественному исследователю, не говоря уже о том, что жанр «история как развлечение», где научный текст носит характер подписей к огромным иллюстрациям, находит все больше сторонников. И.И.Верняев пишет: «Вот сейчас в мировом тренде, например, тема «Антропология зомби» – статьи, монографии, курсы лекций идут широким потоком (вот, например, в Стенфорде) Надо бы что-то такое попробовать, нырнуть, так сказать, с головой в мейнстрим. Ну, и сделать что-то вроде «Zombies – Russian experience» – может, опубликуют в «American Anthropologist» (WoS)»

Разумеется, прав А.И.Филюшкин, когда говорит о том, что российские ученые мало читают зарубежные издания. «По той же истории в Скопусе было 169 научных журналов. И ни одного из них никто из коллег, которых я спрашивал, не читал! Нельзя попасть в высокорейтинговый журнал, если ты не читаешь его на протяжении нескольких лет, не знаешь его стиля, научных требований к публикации, тематики и т.д.» Однако это проблема не только ученых, но системы «обеспечения информацией» деятелей науки. Полностью отсутствует некая структура, которая бы целенаправленно и эффективно занималась переводами и изданием научных работ. Сегодня все имеющиеся переводы – дело рук отдельных энтузиастов. Поэтому, например, классический труд Э.Х.Канторовича «Два тела короля», вышедший на Западе в 1957 году, добрался до нашего широкого читателя лишь сейчас.

Можно вспомнить, что в советское время на авиационных заводах работали специальные отделы технических переводов, которые сразу же переводили всю необходимую для работы литературу, «для служебного пользования» сразу переводились и издавались небольшими тиражами многие западные и восточные работы, выходили тематические дайджесты. Сегодня ситуация совершенно иная. Конечно, есть, по выражению А.В.Полетаева, «обоюдный снобизм» («на Западе русисты считают, что мы тут ничего не понимаем, а наши гуманитарии думают, что совершенно несущественно, что они там про нас пишут, потому что они ничего про нас не знают»). Но создание серьезного центра научных переводов могло бы многих избавить от этого снобизма. При этом необходимо подчеркнуть, что этот центр должен заниматься и «обратными переводами» – переводить на иностранные языки современные серьезные отечественные исследования. Но пока что этого нет. А, следовательно, и на Западе не слишком осведомлены о состоянии отечественной науки. Ибо читать на английском (или других языках) у нас многие ученые более или менее могут, а вот на русском на Западе читает ничтожно малая часть.

Кроме того, как отмечает историк А.С.Усачев, гуманитарии всегда будут проигрывать естественникам в борьбе за индексы цитирования. «Специфической чертой ряда гуманитарных наук – в первую очередь истории и филологии – является их «национальный» характер. Специалисты, как правило, «привязаны» к той или иной стране: если результаты исследований физика или химика слабо зависят от места их проведения (на них сказывается главным образом уровень технического оснащения научного центра и квалификации его сотрудников), то в случае с исследованиями по российской, английской, французской, китайской и т.д. истории и культуре ситуация принципиально иная. Основными (хотя и не единственными) читателями научных трудов по истории, литературе, культуре, философии и т.д. той или иной страны будут ее граждане (за исключением истории древних цивилизаций, главным образом Древнего Востока и Античности, а также Византии, где исследования в целом носят международный характер). Этот несомненный факт и определяет то, что центр изучения истории и культуры той или иной страны будет в ней и находиться. В ней же будут работать ведущие специалисты, там же будут издаваться и ведущие периодические издания по соответствующей тематике. Вряд ли кто-либо всерьез будет спорить с тем, что главными центрами изучения истории и культуры США, Франции, Великобритании, Германии являются научные и научно-образовательные организации соответственно США, Франции, Великобритании, Германии. Судя по настойчивым пожеланиям печататься именно в зарубежных изданиях, эта, казалось бы, очевидная истина по умолчанию отрицается. Публикации отечественных авторов, работающих в главном центре изучения русской истории, культуре и т.д. – в России – рассматриваются как публикации второго сорта, несоответствующие общемировым стандартам качества.

Далее А.С.Усачев приводит убедительный пример: «Уже 40 лет (с 1972 г.) издается достаточно авторитетный англоязычный журнал «Sixteenth Century Journal». За время существования этого журнала там были опубликованы сотни статей по истории Англии, Франции, Испании, Германии, Италии, Османской империи и ряда других стран. Однако в этом издании нет ни одной (!) статьи, специально посвященной истории России в XVI в. И это при том, что она в этот период являлась весьма заметным «игроком» на международной арене: достаточно вспомнить растянувшиеся почти на все XVI столетие весьма настойчивые попытки Габсбургов и папского престола привлечь русского государя к антитурецкой коалиции. Другой пример – в оглавлении наиболее авторитетного международного издания по средневековой истории – «Speculum» – за 2010–2012 гг. нам не удалось обнаружить статей, посвященных российской истории.

Чуть менее контрастна, но тоже показательна ситуация с другими изданиями исторического профиля. В журнале «Eighteenth-Century Studies» в 2010–2012 гг. опубликованы десятки статей объемом до 28 страниц по истории Франции, Испании, стран Нового Света, в то время как внимание к России ограничено тремя аннотированными обзорами литературы по 2–3 страницы каждый (их авторами являются представители зарубежных научных центров). Вряд ли стоит специально разъяснять читателю, что в это столетие (особенно в период правления Екатерины II) Россия играла одну из главных «партий» в европейском «концерте»«. А если ко всему этому прибавить цензуру в западных изданиях «неудобных» с точки зрения современной политики текстов (попробуйте в американском издании опубликовать апологию Каддафи), то, например, любая статья на тему современной международной ситуации, написанная автором с пророссийских позиций, просто обречена на забвение.

Кроме того, нынешняя ситуация с санкциями и антироссийской истерией в западных СМИ закономерно актуализирует соблазн западных научных кругов «наказать российскую науку» с помощью индексов цитирования. О чем, кстати, в кулуарах западных научных конференций уже говорят предельно определенно. Перестают цитировать, через некоторое время замеряют общие показатели – и вот российская наука в мировых рейтингах оказывается между Угандой и Зимбабве и формально все правильно. И поделать ничего нельзя – мы сами положили голову на гильотину и даже расстегнули воротничок для полного удобства. Все это происходит так, словно не существует отечественного аналога Web of Science и Scopus – Российского индекса научного цитирования (РИНЦ), который почему-то оказывается на периферии и в тени западных индексов.

Изменить эту ситуацию можно и нужно. Публикации в западных изданиях нужно признать желательными, но не обязательными. Одновременно нужно помочь ученым попасть в эти индексы (сегодня этот процесс обустроен таким количеством формальностей, что легче плюнуть, чем ввязываться), переводить отечественные работы и популяризировать их на Западе. И, наконец, самое главное – нужно понять, как оценить подлинно научную значимость работы, ее ценность, актуальность и новизну, а не внешние признаки.

рис Якеменко

Разговор о высшем образовании

Максим Фефилов

Вчера в телестудии ОТР состоялось обсуждение важной проблемы современной системы образования – закрытие ВУЗов под предлогом их неэффективности. Целый час эксперты обсуждали ситуацию, сложившуюся в отрасли и пытались найти какое-то решение.

Общее впечатление от этого обсуждения, что все присутствующие в студии (там были и ректоры ВУЗов, и представитель Общественной Палаты РФ, и депутат ГД, и НКОшники) не очень положительно оценивают состояние российского образования. И это, пожалуй, то единственное, в чем они были абсолютно единодушны. В остальном же эфир показал количество противоречий, существующих в настоящий момент в отрасли.

Чем вызваны эти противоречия? В первую очередь, позицией профильного министерства, которое искусно создает проблемы там, где их до вмешательства не было и быть не могло. Разделили все ВУЗы на «неприкасаемые» и «все остальные». И вот уже пробежал холодок между теми, кто вчера и думать не думал предъявлять какие-либо претензии друг другу. Ввели критерии оценки эффективности высших учебных заведений, которые иначе как абсурдными никто и не называет. Но зато они позволяют «прижать к ногтю» любой ВУЗ в стране, причем, по желанию и выбору минобра. Да и сам факт проверок вызывает недоумение: министерство посредством подведомственного обрнадзора проверяет ВУЗы, учредителем которых по закону и является, и фактически само себе выписывает предписания, исполнять или не исполнять которые тоже может на свое усмотрение. А есть еще проверки коммерческих ВУЗов, где просматривается вполне конкретная коррупционная составляющая и такие истории в качестве примеров тоже звучали прямо в эфире!

И совершенно неожиданно отреагировала на разговор о коррупции представитель Общественной Палаты. Действительно, при чем здесь коррупция? Да зачем вообще поднимать такую деликатную тему на телевидении? Мы же собирались говорить о закрытии ВУЗов! И по-моему, она так и не поняла, что причиной многих закрытий, зачастую необоснованных и обидных, является именно коррупция в отрасли, в министерстве. 

Ну и вывод ведущей, подытожившей в конце передачи этот спор, прозвучал не менее странно: мол, проблем в сфере высшего образования полно, поэтому тщательно выбирайте куда поступать собираетесь. Могла бы акценты иначе расставить и призвать к возбуждению дел по озвученным в передаче фактам, например. Отдельное спасибо ректору Института практического востоковедения за нескрываемую горькую и неловкую усмешку, когда случилось упомянуть ЕГЭ — выражение лица красноречивее любых слов говорило об отношении профессора-практика к этой процедуре.

Нашелся ли ответ на главный вопрос всего эфира, который полностью звучал так: закрытие вузов – борьба с «шарашкиными конторами» или ликвидация массового высшего образования в РФ? Считаю, что да. Можно с уверенностью сказать, что речь идет именно о ликвидации массового высшего образования страны.

http://www.echo.msk.ru/blog/maxfefilov/1441544-echo/

Украина хочет ввести стандарты США в вузах и сократить бюджетные места

Министерство образования Украины намерено коренным образом реформировать свою систему высшего образования при поддержке USAID.

МОСКВА, 21 ноя – РИА Новости. Согласно разработанной стратегии реформирования, вузы Украины резко сокращают количество специальностей и бюджетных мест для студентов, а высшая школа в целом должна будет соответствовать стандартам американского высшего образования, сообщает украинская газета «Вести».

Министерство образования и науки Украины разработало проект «Стратегии реформирования высшего образования до 2020 года», согласно которому предусматривается коренное переустройство высшей школы. В проекте Стратегии указано, что разработка этого документа велась при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID) и правительства США.

С 2017 года, на это время назначен старт реализации реформы, министерство образования Украины намерено сократить количество специальностей, преподаваемых в вузах (со 150 до 60-80). Смежные специальности предполагается объединить, что неминуемо приведет к сокращению педагогического состава, пишет украинская газета «Вести».

 USAID, архивное фото

«Останутся специальности, необходимые для экономики страны. Также некоторые смежные специальности будут объединять в одну. Но конкретного списка пока нет — он будет обсуждаться с руководителями вузов», — объяснил нам замдиректора департамента высшего образования МОН Николай Фоменко.

Кроме того, предполагается полностью изменить госфинансирование вузов. Теперь государство будет оплачивать подготовку только необходимых для государства специалистов в таких областях, как национальная безопасность, оборона, милиция, медицина, педагогика. При этом будет заключаться трехсторонний договор между студентом, университетом и банком, который и будет выдавать кредит на обучение.  Предполагается, что студент должен будет выплатить этот кредит в течение 15 лет после окончания вуза, отрабатывая его в той области или организации, которая прописана в договоре.

Также в рамках экономии бюджетных средств предполагается отменить обычные стипендии. Согласно разработанной стратегии, стипендии будут выплачивать только лучшим студентам по внутреннему рейтингу вуза. Стипендия будет представлять собой оплату государством обучения и проживания студента в сумме равной прожиточному минимуму.

Еще одно нововведение – это иностранные преподаватели. На каждой кафедре университета должен будет работать как минимум один иностранный преподаватель. К 2020 году в украинских высших школах каждый пятый преподаватель должен быть иностранцем.

РИА Новости 

http://ria.ru/world/20141121/1034446806.html#ixzz3JiapaVQj

В ответ на сокращения расходов на высшую школу независимый профсоюз преподавателей «Университетская солидарность» готовит акции протеста

Межрегиональный профсоюз работников высшей школы

«УНИВЕРСИТЕТСКАЯ СОЛИДАРНОСТЬ»

 ПРЕСС-РЕЛИЗ  от 18.11.14 г.

В ответ на сокращения расходов на высшую школу независимый профсоюз преподавателей «Университетская солидарность» готовит акции протеста.

В прессе появилось информация из Министерства образования и науки РФо сокращении вдвое ассигнований на повышение зарплат профессорско-преподавательского состава вузов во исполнение майских указов президента. Для того, чтобы найти средства, ведомство готовит «активные оптимизационные мероприятия, в том числе продолжение реструктуризации сети вузов«. Представители независимого Профсоюза работников высшей школы «Университетская солидарность» дали оценку происходящему и заявили о подготовке акций протеста.

В ответ на появившиеся сведения о сокращении финансирования вузовПрофсоюз «Университетская солидарность» уже начал мобилизацию своих сторонников и планирует провести несколько протестных акций в конце текущего года и в начале следующего. Профактивисты уверены, что в условиях сворачивания расходов на социальную сферу только коллективные действия смогут предотвратить нанесение непоправимого ущерба качеству образования, и призывают всех неравнодушных преподавателей и студентов присоединяться к борьбе.

Ранее о своей готовности к массовым выступлениям против антисоциальной политики правительства уже объявила Конфедерация Труда России, крупнейшее в стране объединение альтернативных профсоюзов, членской организацией которого является и «Университетская солидарность».

Напомним, что согласно так называемым «майским указам» президента, оплата профессорско-преподавательского состава вузов к 2018 г. должна быть доведена до 200% от средней зарплаты в регионе. Однако несмотря на заявления Минобрнауки о том, что средства выделялись в необходимом количестве, на деле с проблемой их нехватки столкнулись даже в наиболее благополучных вузах, таких как МГУ им. М.В. Ломоносова и Высшая школа экономики. Результатом этого стали сопровождающиеся повсеместным нарушением трудового законодательства массовые сокращения работников высшей школы, переводы преподавателей на долю ставки при сохранении нагрузки или на гражданско-правовые договоры, манипуляции с показателями при подсчёте средней зарплаты. В свою очередь увольнения преподавателей обернулись для вузов потерей квалифицированных кадров, укрупнением потоков, сокращением индивидуальной работы преподавателей со студентами и т.д. То естьфактически проблема нехватки финансирования уже сейчас решается за счёт сотрудников университета и качества образования. В части университетов коллективным сопротивлением сотрудников эти процессы удалось смягчить, однако в большинстве увольнения прошли незаметно для общества и болезненно для вузов.

Все эти события происходили в относительно благоприятное экономически для России время. Но в связи с нарастающим экономическим кризисом бюджет России на 2015-2017 годы стремительно перекраивается при сокращении расходов на социальные статьи. По сообщению из Минобрнауки («Коммерсантъ» №208 от 18.11.2014), ранее в федеральном бюджете были предусмотрены дополнительные 41,3 млрд. руб. на 2015 год и 66,2 млрд. руб. на 2016 год на исполнение майских указов. В проекте федерального бюджета на 2015 год и на плановый период 2016 года эти ассигнования были сокращены примерно на 21 млрд. руб. ежегодно. То естьв следующем году Минобрнауки получит вдвое меньше денег для обеспечения столь необходимого повышения зарплат профессорско-преподавательского состава. При этом совершенно не скрывается, что восполнять в 2015-16 гг. недостающие средства ведомство собирается за счет самих работников высшей школы, проводя «активные оптимизационные мероприятия, в том числе продолжение реструктуризации сети вузов«.

«Но “оптимизировать” в большинстве вузов после сокращений последних лет уже практически нечего ― есть предел того, сколько занятий физически может вести преподаватель. Значит власти, видимо, пойдут просто на демонтаж части системы образования, ― комментирует ситуацию Михаил Лобанов сопредседатель Профсоюза “Университетская солидарность”. ―т.е. это грозит обернуться для университетов катастрофой, в результате которой преподавателей выгонят на улицу, а целые вузы будут закрыты(уменьшая в целом число бюджетных мест). Не потому что они не нужны, а потому что нужно сэкономить деньги, которые идут на поддержание прибылей крупных корпораций и аффилированных с ними чиновников».

По словам еще одного сопредседателя Профсоюза «Университетская солидарность» Павла Кудюкина: «Наступление на социальные права работников бюджетных отраслей уже вызывает протест. Мы видели существенно более многочисленные, чем прежде, митинги в защиту школ и медицинских учреждений. В колонны протестующих подтянутся и вузовские преподаватели — наш профсоюз поддержит акции медиков, планируемые 29-30 ноября. Мы планируем наши собственные акции протеста в тех регионах, где действуют организации «Университетской солидарности», и надеемся, что братские профсоюзы и другие общественные организации в свою очередь придут нам на помощь«.

Подробней о позиции профсоюзов и подготовке акций протеста можно узнать по телефонам:

+7 915 212-40-07 (Владимир Комов, оргсекретарь профсоюза «Университетская солидарность»);

+7 916 180-13-28 (Павел Кудюкин, сопредседатель Профсоюза «Университетская солидарность»)

http://unisolidarity.ru/?p=3073

И снова — «новый курс»! Выступление на «правительственном часе» с министром образования и науки РФ Д.В. Ливановым, Госдума, 12 ноября 2014 г.

Слава Богу, Госдума 6-го созыва давно стала местом для дискуссий, причем по большинству вопросов. Однако местом для принятия самостоятельных решений она по-прежнему становится крайне редко. И для того, чтобы это произошло, правительство должно научиться слушать профессиональные предложения, независимо от того, из каких фракций они поступают. Вот лишь несколько проблем образовательной политики, которые правительству и парламенту так или иначе решать придется.

1. Федеральный бюджет. Во-первых, он предусматривает снижение доли расходов на образование по всем основным показателям:

– доля расходов на образование к расходной части Федерального бюджета уменьшается в 2014–2017 гг. с 4,6% до 4,1%;

– расходы Федерального бюджета к валовому внутреннему продукту – с 0,9% до 0,7%.

Во-вторых, не будут исполнены даже майские указы президента В.В. Путина №597 и №599 и иные поручения президента РФ. По оценкам думского Комитета по образованию:

– на обеспечение всех детей дошкольными учреждениями в 2015 г. – 0 (ко второму чтению добавили 10 млрд, но это ситуацию не изменит);

–  на обеспечение бесплатного дополнительного образования не менее половины всех детей,  получающих его в регионах, – 0;

– на ликвидацию вторых и третьих смен в школе – 0;

– на Крым и Севастополь – дополнительных средств 0;

– на развитие спорта в сельской местности – 0 (ко второму чтению немного добавили);

– на программы развития инженерного образования – 0;

– на программы модернизации педагогического образования – 0;

– на повышение заработной платы в высших учебных заведениях: по оценкам минобрнауки – около 60% от необходимого, по оценкам комитета – 0.

Мы понимаем, что принципиально исправить бюджет ко второму чтению практически невозможно. Но можно профинансировать образование за счет Фонда национального благосостояния. Говорят, только Роснефть претендует из него на 2 трлн рублей. Когда-то предыдущий министр А.А. Фурсенко заметил, что наши студенты не хуже нашего автопрома. Я бы добавил: дети и студенты наверняка не менее важны, чем новые нефтяные скважины. Как признал Дмитрий Медведев, эра углеводородов заканчивается, а отдача от образования в перспективе будет только нарастать.

2. Плата за детские сады. По прежнему закону она не должна была превышать 20% цены для обычных семей и 10% – для многодетных. Теперь в законе этого положения нет. Выборочный анализ показывает, что плата в регионах поднялась в полтора-два раза. А может подняться в 5 раз, плюс инфляция. Если не изменим ситуацию, майский указ президента будет исполнен навыворот: очереди исчезнут, потому что мамам проще будет сидеть дома, чем платить.

Предлагаем министерству и всем фракциям поддержать наш законопроект о возвращении льготной оплаты детских садов.

3. Группы продленного дня. На рубеже учебного года министр заявил, что они должны остаться бесплатными. Некоторые депутаты от правящей партии министра обругали. Однако министр призывал нас голосовать за закон об образовании, а ругающие министра депутаты это сделали. Между тем статья 66 закона прямо разрешает платную продленку. И это даже не чеховское ружье, которое появляется на сцене в первом акте, а стреляет в третьем. «Выстрелы» начались немедленно.

Мы внесли в Госдуму законопроект о восстановлении бесплатных групп продленного дня в точном соответствии с заявлениями министра. От правительства ждем поддержки, а депутатов всех фракций приглашаем к закону присоединиться.

4. ЕГЭ. С удовольствием слышу от моих вчерашних оппонентов, в т.ч. занимающих высокие посты, что в современном виде он не учит детей читать, писать и говорить. Добавлю: по гуманитарным предметам не очень учит и думать.

Мы приветствуем предложения министра:

– исключить из ЕГЭ отупляющие тестоподобные задания с выбором ответов (типа «Кто придумал теорему Пифагора?»);

– ввести устные экзамены или элементы устных экзаменов по гуманитарным предметам;

– решение президента вернуть в школу сочинение.

При этом, конечно, необходимо, чтобы не творческая работа была допуском к ЕГЭ, но, наоборот, задания, аналогичные ЕГЭ, были допуском к творческой работе – в данном случае к сочинению.

Парадокс в том, что задолго до этих предложений мы внесли в Госдуму законопроект практически того же содержания. Однако палата отклонила его… на основании отрицательного заключения правительства! Что это: сказка про Алису в Зазеркалье или история о докторе, который сказал: в морг – значит, в морг?

Предлагаем поддержать новую версию нашего законопроекта по поводу ЕГЭ и в конце концов приговорить его к высшей мере… совершенствования!

5. Сельские школы. Три года назад министр призывал остановить их ликвидацию, и мы это приветствовали. С тех пор каждый год закрывается почти 2 тысячи школ. А всего их закрыто более 25 тысяч. Плюс одна тысяча вечерних. Новый закон об образовании отменил даже те слабые защитные гарантии, которые были в прежнем законе. Более того, эпидемия закрытия школ пошла и в города.

Предлагаю: запретить ликвидацию и реорганизацию школ на селе без согласия сельского схода, а в городе – без согласия родителей и органов местного самоуправления.

6. Курс на массовое закрытие вузов. Наверняка в стране есть учебные заведения, которые заслуживают такой участи. Но официальные лица в минобрнауки практически не скрывают, что собираются закрыть каждый третий вуз. Спрашивается: почему треть, а не четверть, не пятую часть или, наоборот, не 2/3? При этом не раз предупреждал коллег из министерства: при таких критериях мониторинга вместо «больных зубов» легко вырвать «здоровые».

Напомню: в мае к числу т.н. неэффективных в Москве был отнесен 21 государственный вуз (в т.ч. очевидные лидеры в своих областях) и около сотни негосударственных. Тогда это вызвало скандал с участием наших более чем сдержанных коллег – депутатов правящей партии.

Между прочим, в Норвегии объявлена национальная идея: Норвегия открывает университеты! А в США количество университетов в пересчете на население вдвое больше, чем в России.

Массовое механическое закрытие вузов вместо повышения качества образования – это подмена целей, причем крайне опасная с точки зрения не только прав человека, но и социальной стабильности в стране. Среди прочего, оно сделает с малыми городами то же, что закрытие сельских школ с деревней, т.е. приведет к их вымиранию.

Мы внесли в Госдуму законопроект о том, чтобы закрытие вуза было возможно только с согласия Государственной думы. Просим поддержать.

7. Электронное обучение. На нашем письме с программой его развития 1 октября председатель правительства Дмитрий Медведев написал: «Заместителю председателя правительства Российской Федерации О.Ю. Голодец, минобрнауки России Д.В. Ливанову: Электронные университеты развиваются в мире. Подготовьте предложения по регулированию этой сферы в нашей стране».

Министерство связи поддержало эту идею перед правительством, однако министерство образования и науки фактически проигнорировало поручение премьера, и российская образовательная политика по-прежнему выталкивает нашу молодежь в электронные университеты Запада и Востока. И если ситуация не будет исправлена на совещании под руководством О.Ю. Голодец, эта политика фактически будет работать на наших экономических и геополитических конкурентов.

8. Образование инвалидов. 10 ноября на коллегии минобрнауки мною внесено 12 предложений на эту тему. Главное: обеспечить право выбора родителями школы или детского сада для своих детей – коррекционного или инклюзивного. Необходимо остановить массовое закрытие коррекционных учебных заведений, которых, по официальным данным, ликвидировано примерно 280. Дети с инвалидностью должны сохранить право на полноценное образование.

9. Бюрократизация. 15 октября педагоги говорили о ней президенту на Всероссийском образовательном форуме, организованном Народным фронтом, «Качественное образование во имя страны». 17 сентября об этой же раковой болезни российского образования я предупреждал Государственную думу. Вот лишь несколько фактов.

Ректор сибирского вуза только за 9 месяцев 2014 года насчитал в вузе 23 проверки. По данным ректоров, среднему вузу приходится ежегодно отвечать примерно на 2 тысячи запросов из различных властных и контрольных органов, т.е. по 10 запросов каждый рабочий день! Спрашивается: когда заниматься делом? Мой друг и учитель, декан с 40-летним стажем, установил, что количество бумаг, которые ему приходится заполнять, по сравнению с «проклятой эпохой застоя», увеличилось ровно в 22 раза! Знакомый ректор из Петербурга недавно проходил проверку и по каждому филиалу сдавал ровно 17 кг бумаги – документов, которые никто никогда не читает и прочитать не в состоянии. Наконец, председатель Общественного совета при минобрнауки Евгений Ямбург много раз повторял: школа превращается в место, где дети и педагоги мешают администрации работать с документами.

Сократите бумаги и проверки хотя бы в 10 раз, и, уверяю вас, качество образования поднимется много больше, чем от всех репрессивных мер.

Но здесь одним законом ситуацию не спасешь. Еще раз предлагаю: на межфракционной основе создать рабочую группу по дебюрократизации образовательного законодательства.

Мы по-прежнему убеждены: нам нужен новый курс образовательной политики. Это не политика мертвого, бюрократического образования, нацеленного на бумаги, отчеты и формальные показатели и основанного на «педагогике обслуживания». Это политика образования живого, направленного на личность, основанного на педагогике сотрудничества и сотворчества.

Когда-то знаменитый доклад ЮНЕСКО назывался «Образование – сокрытое сокровище». Мы предлагаем такую образовательную политику, при которой бы это сокровище открылось и стало доступным для всех.

Олег СМОЛИН

 http://www.sovross.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=598381

30 ноября 2014г (воскресение) в 13-00 в Москве шествие «За доступное и достойное образование, медицину, жильё»


30 ноября 2014г (воскресение) в 13-00 начнётся шествие «За доступное и достойное образование, медицину, жильё».

Предполагаемый маршрут шествия : От Страстного бульвара и метро Чеховская до Проспекта академика Сахарова, где состоится митинг (маршрут в процессе согласования, уточняйте).
Точное место проведения мероприятия будет известно 25 ноября на сайте dostali.su

Предполагаемая численность до 7000 чел.

Основными лозунгами акции станут:

1. Создать независимые общественные советы при департаментах образования, медицины и жилищной политики г. Москвы.
2. Вернуть бесплатную продленку с прежним финансированием в каждую школу.
3. В ФЗ «Об образовании в РФ» и законе города Москвы закрепить особый статус школ надомного обучения, школ для детей с девиантным поведением и образовательных организаций для одарённых детей.
4. Требуем прекратить уничтожение домов творчества и обеспечить необходимое бюджетное финансирование дополнительного образования.
5. Остановить губительные реформы в области здравоохранения и образования.
6. Остановить закрытие медучреждений. Прекратить увольнение медработников.

7. Провести публичные общественные обсуждения состояния и направлений развития московского здравоохранения и образования с участием независимых представителей медицинской и образовательной общественности и освещением в СМИ.

8. Отстранить от должности И. Калину, Л. Печатникова, Н. Федосеева.

Причины проведения акции:

За последние несколько недель в Москве прошли массовые протесты учителей, врачей, родителей против нового витка «реформ» образования и медицины.

Только по предварительным данным в Москве уничтожат 28 медучреждений (в том числе детские поликлиники!), около 7500 квалифицированных медработников будут уволены, в 70% школ столицы введена платная продленка, стоимостью от 3000 до 10000 в месяц.

Уничтожаются специализированные школы, в том числе такие известные, как школа «Интеллектуал», Курчатовская школа, школы надомного обучения…

Отдельно стоит проблема доступного жилья для специалистов.

На данный момент существует позорная практика выселения медиков и учителей из социального жилья…

Так несколько недель назад делегация врачей и учителей пришедших в мэрию добиваться правды была разогнана полицией.

К сведению: недавно в Венгрии более 100 тысяч человек вышли на улицы против введения налога на интернет. Власти были вынуждены отменить налог.

У нас реформы гораздо более разрушительны.

Напоминаем, что точное время и место проведения акции будет известно 25го ноября на сайте : dostali.su

Подробности по телефону: 8-916-460-11-05

ТРЕБУЕМ ОТМЕНЫ УМК И ДЕБЮРОКРАТИЗАЦИИ СФЕРЫ ОБРАЗОВАНИЯ

vZRGXLOCmyI

Министру образования и науки России

Дмитрию Ливанову

В течение последних лет от преподавателей высшей школы руководство учебных заведений требует разработки и предоставления так называемых учебно-методических комплексов (УМК) по каждой из преподаваемых дисциплин. Данное требование исходит из возглавляемого Вами министерства образования и науки. УМК, как следует из распоряжений руководителей учебных заведений (например, распоряжения ректора Казанского федерального университета И.Р. Гафурова № 01-07/39 от 15 мая 2013 г. «Об организации процедуры аккредитации отдельных образовательных программ в 2013/2014 учебном году»), должны включать в себя:

  • - выдержку из государственного образовательного стандарта;
  • - рабочую программу дисциплины;
  • - конспект лекций, подготовленный лектором;
  • - методические рекомендации по самостоятельной работе для студентов;
  • - методические указания по выполнению лабораторных работ;
  • - методические указания по выполнению рефератов, контрольных, курсовых работ (проектов) по дисциплине;
  • - контролирующие материалы по дисциплине (тесты текущего и итогового контроля знаний);
  • - экзаменационные вопросы;
  • - оригиналы экзаменационных билетов;
  • - перечень технических средств программного обеспечения и электронных обучающих материалов;
  • - справочные и дополнительные материалы.

Объем учебно-методических комплексов, разработанных в соответствии с такой структурой, составляет десятки и сотни страниц. На подготовку каждого УМК преподаватели тратят десятки часов. Однако абсурдность ситуации заключается в том, что учебно-методические комплексы не используются в учебном процессе, совершенно не нужны студентам и преподавателям и просматриваются только членами комиссий по аккредитации. При этом никто не в состоянии проверить, соответствует УМК реальному содержанию преподаваемых дисциплин и действиям преподавателей или нет. Члены межрегионального профсоюза работников высшей школы «Университетская солидарность» считают, основываясь на своем профессиональном опыте и опыте коллег, что для качественного преподавания достаточно рабочих программ дисциплин. Разработка же учебно-методических комплексов по дисциплинам является бессмысленной тратой времени, которое могло бы быть использовано преподавателями для проведения исследований, подготовки научных публикаций, совершенствования своих курсов. Все преподаватели вузов и учителя средних школ в настоящее время до предела перегружены выполнением бюрократических требований – разработкой УМК, подготовкой отчетов, заполнением всевозможных форм и таблиц и пр. как в электронном, так и в бумажном виде. В связи с этим Межрегиональный профсоюз работников высшей школы «Университетская солидарность» ТРЕБУЕТ от министра образования и науки России Дмитрия Ливанова:

  • - отменить распоряжения Министерства образования и науки о разработке учебно-методических комплексов по дисциплинам (письма Минобрнауки России от 17.04.2006 № 02-55-77ин/ак, от 19.05.2000 № 14-52-357ин/13 «О порядке формирования основных образовательных программ высшего учебного заведения на основе государственных образовательных стандартов», от 23.03.2006 № 03-344);
  • - предпринять решительные шаги по дебюрократизации сферы образования и сокращению численности управленческого персонала в Министерстве образования и науки России, региональных министерствах образования и науки, городских управлениях и районных отделах образования, а также в высших учебных заведениях. 

Подписать и отправить это письмо можно здесь :

http://goo.gl/28QJyo

http://unisolidarity.ru/?p=3050

Шарашкина учеба Хорошее образование дают не более 30 процентов негосударственных вузов

Текст: Ирина Ивойлова

За последний год из реестра лицензий исключено более 350 российских вузов. Сеть высших учебных заведений сократилась в том числе, на 50 негосударственных вузов и 134 филиала таких вузов. Сколько еще университетво и институтов в «черном списке»? Какие из негосударственных вузов дают хорошее образование, и можно ли дистанционно выучиться на юриста? Об этом «РГ» рассказал председатель Ассоциации негосударственных вузов России, ректор РосНОУ Владимир Зернов.

Владимир Алексеевич, почти каждую неделю Рособрнадзор приостанавливает действие лицензии у какого-либо негосударственного вуза или лишает аккредитации программы. Всем вузам уже предъявили претензии?

Владимир Зернов: Не всем. Более того, мы давно знаем все шарашкины конторы и не раз обращали на них внимание Рособрнадзора. Но при прежнем руководстве Рособрнадзора были лоббисты этих «университетов», и все они спокойно продолжали набирать студентов. Сейчас ситуация поменялась.

У Ассоциации есть свой «черный список» шарашкиных контор, которые штампуют дипломы ?

Владимир Зернов: Полгода назад в Ассоциации появился свой внутренний совет по оценке качества негосударственных вузов. Мы взяли те же самые критерии, что и мониторинг минобрнауки, чуть усилив показатели экономической устойчивости и наукометрию. Речь идет о наличии зданий, собственности, любого другого имущества, доходов от интеллектуальной собственности, эндаумент-фондов. Нам это важно знать для того, чтобы определить возможности вуза доучить студентов, если вдруг прекратится набор на первый курс.

Так вот, все вузы в итоге мы разделили на четыре большие группы. В первую вошли 18 вузов, самые устойчивые, стабильные, которые дают хорошее образование. А, к примеру, в четвертой 117 вузов — самые уязвимые, те, которые проседают по всем показателям. В целом хорошее, конкурентное образование дают около 25-30 процентов негосударственных вузов. Слабых вузов, к которым могут быть претензии, — около 30 процентов.

Сколько вузов входят сейчас в Ассоциацию?

Владимир Зернов: В России сейчас 348 негосударственных вузов, в Ассоциацию входят 200. Надо иметь в виду, что активно идет процесс объединения негосударственных вузов. Уже объединились полтора десятка университетов и институтов, около 40 начали эту работу. К примеру, в Питере 8 негосударственных вузов слились в один, в Перми объединились четыре вуза, в Рязани — три, в Смоленске — два. Это позволит новым университетам занять более достойные позиции в мониторинге, а студентам — получить более качественное образование.

Надо отдать должное Рособрнадзору, который внимательно относится к нашим проблемам и старается вникнуть в детали. Допустим, если вуз находится в стадии реорганизации, к нему нельзя применить никакие меры воздействия. И ведомство строго соблюдает это правило. На конец ноября — начало декабря запланирована встреча ректоров негосударственных вузов с руководителями минобрнауки и Рособрнадзора, где будет идти речь о поддержке тех вузов, которые конкурентоспособны на рынке и дают хорошее образование.

Ректор Современной гуманитарной академии, который отказался участвовать в мониторинге, тоже там будет?

Владимир Зернов: Скажу откровенно: мы были поражены тем, что руководители и учредители академии пошли на такое нарушение закона. Я не раз беседовал с ними. Позднее вуз, кстати, осознал свою ошибку. Сейчас СГА ведет несколько судов, набирать студентов не имеет права. В академии учится более 80 тысяч человек, это дистанционный вуз, очников там мало — несколько тысяч.

Вы верите в то, что 80 тысяч человек могут получить высшее образование по Интернету и стать квалифицированными юристами или экономистами?

Владимир Зернов: Да, но только в том случае, если выпускной экзамен эти юристы будут сдавать в Московской государственной юридической академии, а экономисты — в ВШЭ или в Институте экономики РАН.

В прежние годы негосударственные вузы предлагали обычно только эти две специальности. А как сейчас?

Владимир Зернов: Все чаще в негосударственных вузах открываются технические специальности. Время, когда практически в любом помещении можно было открыть вуз и учить по всем специальностям сразу, прошло. Требования к негосударственным вузам такие же строгие, как и к госвузам. Иначе и быть не может — негосударственные вузы должны создавать конкурентную среду госвузам и быть с ними на равных во всем. Включая требования к материальной базе и условия для получения грантов.

Кстати

Вышел приказ Минобрнауки о ликвидации филиалов МАМИ в Махачкале, Перевозе Нижегородской области , Александрове Владимирской области, Волоколамске, Ногинске, Дмитрове и Серпухове Московской области. Все студенты филиала в Махачкале получат возможность закончить образование в Дагестанском государственном техническом университете или Дагестанском госуниверситете. В остальных филиалах студентов нет.

Опубликовано в РГ (Федеральный выпуск) N6528 от 11 ноября 2014 г.

http://www.rg.ru/2014/11/11/reestr.html

Перечень системных нововведений Минобра, разрушающих образование в России

1. БОЛОНСКАЯ СИСТЕМА (БАКАЛАВРЫ И МАГИСТРЫ)
ПРИКРЫТИЕ: Сближение систем образования России и Запада. Бакалавры при желании могут дальше поступать в магистратуру.
ДЕЙСТВИЕ: Облегчена «утечка мозгов» на Запад. Сокращено время преподавания общетеоретических дисциплин. Сокращена доля лекций. Слабый фундамент не позволяет успешно надстраивать более высокие этажи.

2. ПОСТУПЛЕНИЕ В ВУЗЫ ПО ЕГЭ
ПРИКРЫТИЕ: Возможность иногородним выпускникам школ поступать в столичные вузы. Борьба с коррупцией.
ДЕЙСТВИЕ: Школьное образование в старших классах сведено к подготовке к тестам ЕГЭ, что разрушает системность знаний, не учит умению рассуждать. Не все первокурсники знают таблицу умножения. Коррупция переместилась из вузов в школы и органы образования.

3. ИЗМЕНЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ СТАНДАРТОВ
ПРИКРЫТИЕ: Расширение участия вузов в формировании образовательных программ.
ДЕЙСТВИЕ: Размывание профессиональных требований к выпускнику. Учебные программы вузов по одному и тому же направлению подготовки становятся несопоставимыми. Из-за отсутствия эталона постановка вопроса о качестве высшего образования становится затруднительной.

4. АККРЕДИТАЦИЯ ВУЗОВ
ПРИКРЫТИЕ: Качество подготовки в вузах, государственных и негосударственных, различное, часто недостаточное, поэтому в вузах необходима внешняя проверка. Борьба с коррупцией.
ДЕЙСТВИЕ: Проверка остаточных знаний студентов с помощью тестов. Тесты из-за размытости образовательных стандартов в большинстве своём не совпадают с учебными программами вузов — результаты низкие, поэтому открываются возможности для коррупции. Вузам на платной основе предлагается заказывать пробное тестирование. Учебные программы подгоняются вузами под тесты, которые более конкретны, чем образовательный стандарт. Многократно увеличивается объём документации, подготавливаемой преподавателями для аккредитации, что заслоняет от них непосредственную работу со студентами.

5. РЕЙТИНГОВАЯ СИСТЕМА
ПРИКРЫТИЕ: Повышение систематичности работы студентов в течение семестра. Повышение прозрачности оценивания успеваемости.
ДЕЙСТВИЕ: Многократно принижено значение экзамена как итогового контроля качества знаний. Системное изучение дисциплины заменяется на выборочное по усмотрению студента, обеспечивающее рейтинг, позволяющий не сдавать экзамен. Большинство студентов экзамен не сдаёт. Возрастает объём данных, еженедельно подготавливаемых преподавателем для базы данных деканата, что сокращает время, посвящаемое совершенствованию преподавания.

6. НОРМАТИВНО-ПОДУШЕВОЕ ФИНАНСИРОВАНИЕ
ПРИКРЫТИЕ: Обеспечение гарантий прав граждан на общедоступное образование. Повышение прозрачности финансового обеспечения.
ДЕЙСТВИЕ: Неуспевающие студенты не отчисляются, т.к. их отчисление приводит к снижению финансирования вуза. Осознание отсутствия угрозы отчисления для единиц расхолаживающее действует почти на весь студенческий состав.

7. ИНТЕРАКТИВНЫЕ МЕТОДЫ ОБУЧЕНИЯ
ПРИКРЫТИЕ: Повышается активность студентов на занятиях. Улучшается запоминание материала.
ДЕЙСТВИЕ: Преподаватель перестаёт быть ключевой фигурой учебного процесса. Сокращается количество лекций, дающих фундаментальные знания, позволяющие специалисту в дальнейшем самостоятельно повышать свою квалификацию.

КУМУЛЯТИВНЫЙ ЭФФЕКТ МЕР МИНОБРА
Перечисленные меры, действуя совместно, не только усугубляют своё негативное влияние, но и вгоняют образовательную систему в порочный круг исправления допущенных ошибок.
Нечёткость государственных образовательных стандартов приводит к различиям программ вузов, снижению качества подготовки, и многим начинает казаться, что нужна аккредитация.
Нормативно-подушевое финансирование расхолаживает студентов, отчего кажется, что поможет рейтинговая система и тестирование на остаточные знания.
Деградация школьной подготовки затрудняет освоение вузовских общетеоретических дисциплин, и кажется, что нужны интерактивные методы обучения.
Отсутствие в школе полноценных экзаменов затрудняет учёбу в вузе, отчего кажется, что лучше рейтинговая система, при которой сдачу экзаменов можно обходить.

ВЕРСИИ
Перечисленные меры Минобра хорошо укладываются только в две версии:
1) «эффективный» менеджмент на уровне министерства и вузов (сокращение расходов при сохранении контроля над финансовыми потоками и поддержании видимости своей государственной полезности),
2) деятельность в интересах геополитических противников России.

ЧТО ДЕЛАТЬ НОВОМУ МИНОБРУ:
1. Вернуть содержательность описанию дисциплин в государственном образовательном стандарте.
2. Вернуть вузам возможность готовить специалистов, т.е. выбирать между советской и болонской системами. Ещё лучше, болонскую предусмотреть как возможность только для негосударственных вузов.
3. Отменить ГИА и ЕГЭ в школе, вернуть экзамены за 9 и 11 классы. Приём в вузы проводить по вступительным экзаменам и вступительным олимпиадам.
4. Отменить аккредитацию для образовательных программ государственных вузов, по которым доля тех, кто обучается на бюджетной основе, преобладает. Обязательная аккредитация — только для негосударственных вузов.
5. Отменить рейтинговую систему. Вернуть обязательность экзаменов, обязательность выполнения всех заданий, обязательность посещаемости. Или предусмотреть применение рейтинговой системы только для негосударственных вузов.
6. Устранить связь между отчислением неуспевающих и текущим финансированием вуза. Финансирование устанавливать однократно: на основе результатов приёма на первый курс.
7. Увеличить долю общеобразовательных и общетеоретических дисциплин. Поддерживать высокую долю времени живого общения преподавателей и обучающихся. Сохранять высокой долю лекционных занятий.

Дарья Иванова, РВС

 http://www.nakanune.ru/articles/19643

Приглашаем коллег на Собрание преподавателей вузов Москвы 1 ноября в Сахаровском центре

vZRGXLOCmyI   flag(1)1

 Приглашаем Вас принять участие в Собрании преподавателей вузов Москвы – очередной встрече работников высшей школы, организуемой Профсоюзом «Университетская солидарность». Основная тема ноябрьского обсуждения — высшая школа столицы под прессом сокращений и бюрократии.

Мы можем вместе добиться разумной нагрузки и достойной оплаты в московских вузах!

Хотите знать как? Приходите на Собрание преподавателей Москвы, которое состоится:

1 ноября (суббота) в 16.30 в Сахаровском центре

(ул.Земляной вал, д.57, стр.6, 1 этаж; Проезд до ст. метро «Курская», «Чкаловская», «Таганская»)

Повестка Собрания преподавателей 1 ноября:

1.    Объём и структура нагрузки.

2.    УМК — необходимый инструмент преподавателя или бюрократическое излишество?

3.    Опыт профсоюза в отстаивании трудовых прав.

 Кофе-брейк

 4.    Рабочее собрание Московской межвузовской профорганизации «Университетская солидарность».

 Во время собрания будет организована консультация профсоюзного юриста, воспользоваться которой может каждый заинтересованный сотрудник учреждений высшего профессионального образования.

 По возможности просим Вас сообщить заранее о своем участии в собрании, а так же информацию о ситуации в вашем вузе на почтуunisolidar@gmail.com или по телефону

 +7(915) 212 4007 (Владимир Комов, оргсекретарь профсоюза)

 Мы оперативно подготовим ответы на Ваши вопросы.

 Подробней о Профсоюзе «Университетская солидарность» Вы можете узнать на нашем сайте: http://unisolidarity.ru/

Управленческий (министерский) кретинизм

Публикуем статью нашего коллеги Искэндэра Ясавеева, доктора социологических наук, доцента кафедры социологии Казанского федерального университета в новой авторской колонке «Нет требований — нет проблемы».

Одна из особенностей ситуации в российских вузах и школах в настоящее время – беспрецедентная бюрократизация. Значительная и постоянно растущая часть времени преподавателей и учителей уходит на разработку программ, подготовку отчетов, заполнение всевозможных форм и таблиц. Об этом свидетельствуют опыт коллег и знакомых мне учителей и множество дискуссий в профессиональных сообществах.

Парадоксальность положения дел заключается в том, что одновременно от преподавателей высшей школы руководство университетов и министерство образования и науки ожидают научных прорывов и роста числа публикаций в высокорейтинговых международных журналах, словно забывая о том, что время – это ограниченный ресурс.

С перегрузками российские преподаватели и учителя привыкли справляться. Другой вопрос, как это сказывается на семьях и здоровье. Но возмущает не столько объем бюрократической работы, сколько ее бессмысленность. Один из самых возмутительных случаев – требования разработки так называемых УМК, учебно-методических комплексов по дисциплинам.

В эти комплексы должны входить (цитирую в качестве примера распоряжение ректора Казанского федерального университета «Об организации процедуры аккредитации отдельных образовательных программ в 2013/2014 учебном году»):

  • выдержка из государственного образовательного стандарта;
  • рабочая программа дисциплины;
  • конспект лекций, подготовленный лектором;
  • методические рекомендации по самостоятельной работе для студентов;
  • методические указания по выполнению лабораторных работ;
  • методические указания по выполнению рефератов, контрольных, курсовых работ (проектов) по дисциплине;
  • контролирующие материалы по дисциплине (тесты текущего и итогового контроля знаний);
  • экзаменационные вопросы;
  • оригиналы экзаменационных билетов;
  • перечень технических средств программного обеспечения и электронных обучающих материалов;
  • справочные и дополнительные материалы.


С необходимостью разработки рабочих программ дисциплин не спорит никто, они нужны и преподавателям, и студентам. Но учебно-методические комплексы, объем которых составляет в лучшем случае десятки, а в большинстве случаев сотни страниц, открывают (листают) исключительно члены комиссий по аккредитации. При этом никто не в состоянии проверить, соответствует УМК реальному содержанию курса и действиям преподавателя или нет. Таким образом, учебно-методические комплексы – это не более чем «бумажная пыль в глаза». С другой стороны,  УМК – это десятки часов каждого преподавателя, тонны бумаги, неисчислимое количество тонера… Интересно, кто-либо в правительстве пытался подсчитать прямые и косвенные издержки, связанные всего лишь с одной формой отчетности, такой, как УМК?

Абсурдности ситуации добавляет то обстоятельство, что от преподавателей к аккредитации вузов требуют УМК дисциплин, которые преподавались в прошлом и никогда более преподаваться не будут (например, дисциплин в рамках подготовки специалистов, уступившей место бакалавриату).

Некоторое время назад по инициативе преподавателей кафедры социологии КФУ был отправлен запрос министру образования и науки России Дмитрию Ливанову с просьбой объяснить: с какой целью от преподавателей требуют учебно-методические комплексы, если уже существуют программы дисциплин, и в чем смысл подобной бюрократизации, заставляющей ассистентов, доцентов и профессоров тратить десятки часов на оформление каждого из своих предметов, – время, которое могло бы быть использовано для проведения исследований, написания книг и статей и обновления содержания курсов? В письме содержалось также требование отменить УМК и предпринять шаги по дебюрократизации сферы образования.

Ответ министерства, подписанный заместителем директора департамента государственной политики в сфере высшего образования Ириной Мосичевой, – это еще один штрих к картине. После длинного разъяснения, что такое основная образовательная программа, и перечисления статей закона об образовании, номеров писем и приказов минобрнауки делается вывод:  «Таким образом, учебно-методические комплексы по дисциплинам образовательной программы должны быть разработаны до начала ее реализации и регулярно обновляться в соответствии с требованиями федерального государственного образовательного стандарта и государственного образовательного стандарта». Ответ, очевидно, следует понимать следующим образом: цель УМК не знает никто, а смысл бюрократизации – в самой бюрократизации.

На мой взгляд, назначение учебно-методических комплексов заключается всего лишь в том, чтобы обеспечить работой  многочисленные управленческие и контролирующие структуры в сфере образования. С подобными бюрократическими практиками ни один российский вуз, подведомственный минобрнауки, не сможет войти в число лучших университетов мира.

http://unisolidarity.ru/?p=2939

Президентский взгляд на высшую школу Путин, по сути, признал, что образовательная политика последних лет была ошибочной

Андрей Ваганов
Ответственный редактор приложения «НГ-Наука»

Вчера президент Владимир Путин принял участие в пленарном заседании Х съезда Российского союза ректоров. Заседание прошло в Ломоносовском зале Московского государственного университета (МГУ) имени М.В. Ломоносова. Президент предложил по-новому оценивать деятельность российских вузов, потребовал от них прекратить «гонку за абитуриентами» и не принимать неучей даже на платные отделения.

«Надо признать: претензий к уровню высшего образования, содержанию образовательных программ, к качеству преподавания пока много. Не каждый вуз готов работать по-современному, учить так, чтобы у выпускника оставался не только диплом, но и знания и профессиональные навыки», – приводит Интерфакс слова Путина.

Высшей школе, по словам президента, нужна большая открытость, понятные механизмы, которые стимулировали бы перемены. «И здесь серьезную роль способно сыграть внедрение объективных систем оценки качества обучения как вузовских, ведомственных, так и независимых», – сказал президент, напомнив, что в мае текущего года дал соответствующие поручения правительству и Министерству образования и науки. Он добавил: «При этом результаты оценки, качество подготовки специалистов должны учитываться при принятии решений о государственной аккредитации вуза».

В данном случае президент идет абсолютно в русле общественного мнения, которое серьезно озабочено качеством подготовки специалистов с высшим образованием в нашей стране. «Это правильно, с этим спорить трудно, – заявил в беседе с «НГ» член-корреспондент Российской академии образования Александр Абрамов. – Но… Всю эту систему, которая и привела к серьезным проблемам в высшей школе, создавал нынешний помощник президента РФ Андрей Фурсенко. Ведь это именно он внедрял ЕГЭ, это он всячески настаивал на увеличении количества студентов в вузах. Получается, что вчерашние заявления Владимира Путина – это признание, по существу, что эта политика была ошибочной».

Удивительно тут другое. Ведь эта ситуация легко просчитывалась еще 15 лет назад, когда приступали к так называемому эксперименту по внедрению ЕГЭ. Этот «эксперимент» признали удачным уже через три–четыре года и решили распространить на всю страну, тотально. Хотя понятно, что такого рода социальные новации требуют как минимум пары десятилетий для своей адекватной оценки: пока первоклашки выучатся до окончания школы, сдадут ЕГЭ, поступят в вузы, окончат вузы и придут на производство. Сейчас как раз и наступил этот момент: в активную хозяйственную и общественную жизнь вступают первые «поколения ЕГЭ». И вот результат – заявление президента России.

Не случайно Путин затронул на вчерашнем заседании еще одну важную тему. Президент потребовал от российских вузов прекратить «гонку за абитуриентами» и не принимать неучей даже на платные отделения. «Подобная «гонка за абитуриентами», а значит, и за финансированием девальвирует подчас высшее учебное заведение, размывает ценность, престиж, авторитет самого высшего образования, – справедливо констатировал Путин. – Какого качества будут специалисты на выходе? Полагаю, что рассчитывать на хороший результат не приходится».

«Вполне очевидно, что как вектор эти заявления бесспорны, – считает Александр Абрамов. – Но что с этим делать? Скажем, ЕГЭ не является оценкой качества получаемых знаний. По существу, все произнесенные вчера слова – это признание провала проводившейся последние 10–15 лет образовательной политики. Но за этим должна последовать выработка нового курса, новой образовательной политики. Пока же все остается по-прежнему».

Действительно, нельзя же считать, что предложение академика, ректора МГУ Виктора Садовничего сделать предмет «отечественная история» обязательным как базовый для сдачи ЕГЭ и получения аттестата зрелости спасет ситуацию с подготовкой абитуриентов. Никакими суперэффективными критериями оценки качества высшего образования, никаким повышением открытости вузов (кстати, что это означает на практике?), даже никакими финансовыми «интервенциями» в сферу высшего образования проблему качества не решить. Потому что в основе лежит находящаяся в хаотическом состоянии система школьного образования. А по большому счету все упирается в развитие отечественной экономики, промышленности прежде всего. Круг замкнулся. Увы, но на съезде Российского союза ректоров так и не было выработано мер, чтобы разорвать его.

http://www.ng.ru/politics/2014-10-31/2_school.html

Рособрнадзор: независимую оценку знаний студентов могут расширить

В ходе съезда глава государства заявил о необходимости создания независимой и объективной системы оценки качества обучения в вузах, результаты которой должны учитываться в том числе при государственной аккредитации вузовских программ.

МОСКВА, 30 окт — РИА Новости. Проект по объективной оценке знаний студентов вузов в РФ уже реализуется, и в дальнейшем число его участников может расшириться, сообщили РИА Новости в Рособрнадзоре, комментируя выступление президента РФ в четверг на Х съезде Российского Союза ректоров.

В ходе съезда глава государства заявил о необходимости создания независимой и объективной системы оценки качества обучения в вузах, результаты которой должны учитываться в том числе при государственной аккредитации вузовских программ.

«Рособрнадзор уже запустил пилотный проект по внедрению внутривузовской системы объективной оценки знаний студентов. Эту оценку будут проводить не те педагоги, которые обучали студента, а другие специалисты. После проведения оценивания будет проходить анализ учебных достижений студента и качества работы самих вузовских преподавателей», — сообщили в пресс-службе Рособрнадзора.

О своем желании проводить объективное оценивание уже заявили руководство Московского городского педагогического университета, Московского государственного юридического университета им. Кутафина, Российского нового университета, Казанского национального исследовательского технического университета им.Туполева, Северо-Восточного федерального университета им. Аммосова и Чеченского государственного университета.

«В дальнейшем этот список может быть увеличен», — заявили в Рособрнадзоре.

РИА Новости 

http://ria.ru/education/20141030/1031028340.html#ixzz3HjFtrc9h

У студентов проверят «остатки знаний» Первокурсникам вузов пришлось сдавать госэкзамены повторно

Рособрнадзор придумал еще одну методику контроля качества школьного образования и итоговых экзаменов. После того как вчерашние школьники отмучились на экзаменах и поступили с набранными баллами в вуз, им придется еще раз сдать ЕГЭ – теперь уже в рамках первого курса своего института. Это называется «проверкой остаточных знаний» — так можно выяснить, сохранилось ли у новоиспеченных студентов что-то в голове после окончания школы, а также обнаружить тех, кто сдал школьный ЕГЭ на высокий балл, а при проверке в вузе набрал несопоставимо мало «очков».

У студентов проверят «остатки знаний»

фото: Михаил Ковалев

Не секрет, что после поступления в вуз школьные знания улетучиваются из головы достаточно быстро. И Рособрнадзор решил выяснить — насколько. Для этого студентов первого курса протестировали в формате ЕГЭ повторно. Необычное мероприятие стартовало среди выпускников 2014 года по контрольным измерительным материалам ЕГЭ-2014. Инвентаризация «остатков» проводится в 57 вузах, расположенных на территории всех федеральных округов РФ — для повторного ЕГЭ выбраны студенты первых курсов экономических, юридических, физико-математических и медицинских факультетов, закончивших школу весной этого года — всего около 28,5 тыс.чел.

Проверка пройдет по четырем предметам – русский язык, физика, биология и химия. Студентам, участвующим в эксперименте, придется сдавать только один «повторный ЕГЭ» — тот, который близок им по профилю факультета. Русский – для экономистов и юристов, физика – для физматчиков, биология и химия – для медиков.

Корреспондент «МК» посетил «оценку остаточных знаний» в знаменитой «керосинке» — Университете нефти и газа им. Губкина. Русский язык сдавали экономические факультеты. Молодых людей успокаивают – повторный ЕГЭ ни на что не повлияет, никого не отчислят. Однако каждый второй беспокоится и спрашивает у преподавателя – а как узнать результаты? И что будет, если не будет набран проходной балл? Результатов узнать сразу не получится – они все идут по запароленой связи в Рособрнадзор, который и подведет затем итоги. И, хотя никаких последствий для студентов нет, тестирование все же не анонимное, а именное. Поэтому подходят к нему все довольно серьезно. Впрочем, опыт нескольких лет школьной «дрессуры» в виде натаскивания на ЕГЭ даром не проходит – хотя на экзамен отводится два часа, уже через тридцать минут аудитория пустеет.

- Я в школе русский без проблем сдала – тут аналогичные по сложности вопросы, поэтому ответила в один присест, – говорит студентка Ольга.

- Не знаю, кажется, ответил не слишком хорошо, но раз сказали, что ни на что не влияет – нет смысла и сильно утруждаться, – замечает Игорь, видимо, лентяй.

- Я не исключаю, что результаты этого мониторинга могут разочаровать Рособрнадзор и могут изрядно отличаться от результатов школьного ЕГЭ, – говорит старший преподаватель кафедры органической химии и химии нефти Людмила Зиновьева. – Несмотря на то, что наш вуз один из самых престижных, проходной балл высокий, нередко первая сессия выявляет низкий уровень подготовки некоторых студентов, которые поступают с высокими балами — от 90. Во многом виновата школьная система жесткого натаскивания на ЕГЭ. Школьники осваивают «алгоритмы угадывания» и могут достаточно успешно отвечать на тесты — но не определяя верный ответ на основе своих знаний, а интуитивно откидывая три неверных. И поскольку этот экзамен не анонимный, Рособрнадзор, сравнив результаты мониторинга со школьными цифрами, сможет выявить регионы, где высокие баллы школьников могут быть получены либо натаскиванием, либо не совсем честным путем.

Как сообщили «МК» в пресс-службе Рособрнадзора, результаты проведенного мониторинга и аналитика по ним будет обнародована приблизительно через неделю.

Попробовал сдать экзамен и корреспондент «МК». Затраченное время – 25 минут, из 38 заданий (только тесты, без письменной части) в ответах на четыре задания – не уверен, на пять заданий ответить вообще не смог, а в одном из них даже не понял суть вопроса. Не испытывая проблем с грамотностью, к сожалению, затруднился с вопросами, где необходимо сформулировать правила грамматики языка. А уж предложение «Указать тип подчинительной связи» или «найти обособленное нераспространенное обстоятельство» — просто повергло меня в ступор. Хотя любые тексты пишу без единой ошибки – у нашей корректуры проблем со мной нет. Получается, со времени окончания школы в 1998 году уровень «остаточных знаний» применительно к правилам грамматики у меня явно невелик…

http://www.mk.ru/social/2014/10/30/u-studentov-proveryat-ostatki-znaniy.html

Вузы создают для борьбы с Рособрнадзором «Вузооборону»

   |   Москва   |   

Анна Змановская, Анна Ивушкина 

Столичные вузы, лишенные лицензии, вместе наймут юриста и напишут коллективное обращение президенту

Вузы создают для борьбы с Рособрнадзором «Вузооборону»

Сергей Кравцов, руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки. Фото: obrnadzor.gov.ru

Вузы Москвы, которым Рособрнадзор запретил принимать студентов, создают организацию «Вузооборона», чтобы совместными усилиями отстаивать свои права. Сейчас в объединение входит девять университетов — в частности, Институт практического востоковедения, Столичный институт иностранных языков, Институт иностранных языков и др. Представители вузов уже собирают данные о нарушениях в деятельности Рообрнадзора и ищут квалифицированного юриста, чтобы подготовить обращения к президенту страны. Как рассказал «Известиям» руководитель общественного движения «Обрнадзор» Алексей Монахов, многие предписания, которые Рособрнадзор выдает вузам, заведомо неисполнимы. В свою очередь, в Роспотребнадзоре вузам посоветовали «строго соблюдать четко прописанные процедуры и законы», а не создавать объединения.

Столичные вузы, лишенные права проводить набор студентов на первый курс, объединились в организацию c рабочим названием «Вузооборона». Алексей Монахов отметил, что ректоры будут отслеживать все нарушения Рособрнадзора.

— Сейчас мы собираем информацию о судебной практике и о деятельности Рособрнадзора, — говорит Монахов. — Так, в нашем распоряжении уже есть шесть предписаний, исполнить которые в принципе невозможно. Например, известны случаи, когда лицензия была приостановлена из-за неверного адреса в документе или из-за того, что не был продлен договор на аренду. Вуз приводит всё в соответствие со стандартами, но на просьбу внести новый адрес в лицензию получает отказ, так как она приостановлена. В итоге получается юридическая ловушка, которой с удовольствием пользуется Рособрнадзор.

В объединение планируют войти девять вузов, в том числе Институт практического востоковедения, Столичный институт иностранных языков, Институт иностранных языков и др. Монахов отметил, что в дальнейшем они намерены отправить коллективное обращение от ректоров в высшие органы государственной власти — в частности, президенту страны и в правительство.

— Вузы столкнулись с тем, что стоимость услуг грамотных юристов в этой сфере очень высокая. Поэтому объединившиеся ректоры будут совместно нанимать высококвалифицированных специалистов, для того чтобы защищаться от произвола чиновников, — сказал Монахов.

В Роспотребнадзоре отметили, что «комплекс мер и мероприятий, которые проводит ведомство, призван повысить качество нашего высшего образования».

— Вузов либо филиалов, которые дают некачественное образование, не должно быть на российском образовательном рынке. Вуз, если он имеет государственную аккредитацию, должен давать качественное образование в соответствии с образовательными стандартами. После наших проверок мы даем рекомендации по изменению ситуации и, если они не исполняются, принимаем решения в строгом соответствии с действующим законодательством, — рассказали в ведомстве.

По результатам проверок и неисполнения вынесенных предписаний ограничительные меры (приостановка и отзыв лицензий, запрет на набор абитуриентов) применяются примерно к 9% проверяемых вузов.

— Где-то ситуацию можно поправить, но она полностью безнадежна, если вуз ориентирован только на извлечение прибыли, — говорят в Роспотребнадзоре. — Если вузы, вместо того чтобы привести свою деятельность в строгое соответствие с законом, начинают обращаться к президенту и премьеру, при этом прикрываясь якобы интересами учащихся и невыносимым «произволом чиновников», то это лишь говорит о намерениях этих коммерсантов в сфере образования.

Первый заместитель председателя комитета Госдумы по образованию Владимир Бурматов отметил, что Госдума будет внимательно относиться к информации от ректоров вузов, если они предоставят факты нарушения законодательства, прав студентов или преподавателей.

— Безусловно, нужно закрывать плохие учебные заведения, но практика показывает, что как раз они продолжают свою деятельность, а атаки идут на те вузы, которые ранее были признаны эффективными по тому же рейтингу Минобрнауки. Этот процесс должен быть максимально прозрачным для наблюдателей, ведь абитуриенты из-за отсутствия понятной информации не могут сделать правильный выбор, — считает Бурматов.

Председатель Общества защиты прав потребителей образовательных услуг Виктор Панин сомневается в том, что объединению ректоров удастся что-то доказать в судебном порядке, поскольку Рособрнадзор четко отрабатывает законодательные и юридические моменты в плане претензий к работе образовательных учреждений.

— Сейчас у вуза могут отобрать лицензию только по решению суда. На мой взгляд, Рособрнадзору должно быть дано право закрывать учреждение в случае выявления факта предоставления некачественного образования. Поскольку, несмотря на активную работу, «будкам по продаже дипломов» конца-краю не видно, — сказал эксперт.

По состоянию на конец сентября этого года в 119 вузов и филиалов в России был запрещен прием студентов.


Читайте далее: http://izvestia.ru/news/578673#ixzz3HYZwJKUh

Читайте далее: http://izvestia.ru/news/578673#ixzz3HYZplx41

Образование завтра: 10 поводов для разочарования

Олег Смолин, член-корреспондент Российской академии образования, первый заместитель председателя Комитета по образованию ГД РФ рассказал о том, почему сегодня развитие образования в России идет по пути не модернизации, а деградации. E-xecutive.ru публикует тезисы его выступления на ХII «Международной школе преподавателей», прошедшей 3 октября 2014 года в бизнес-школе «МИРБИС».

образование

1. Самые выгодные долгосрочные инвестиции – инвестиции в образование. В первой половине XIX века более половины факторов, которые обеспечивали успех американской экономики, были связаны с образованием. К сожалению, доля расходов государства на образование в России сокращается. Берусь утверждать, что это не путь модернизации. Ни одна страна до сих пор не была успешной в модернизации при затратах менее 7% от валового внутреннего продукта. В России сейчас около 4,3% – и далее предполагается сокращение до 4,1 – 3,5% от ВВП. В 2012 году Бразилия приняла программу по повышению расходов на образование с 5,5 до 10% от ВВП. Сейчас наше образование лучше, но чье будет лучше в 2020 году, если они будут вдвое увеличивать финансирование, а мы сократим и без того недостаточное – это уже серьезный вопрос.

2. Сегодня основа современной экономики – это человеческий потенциал, превращающийся в человеческий капитал. Фактором этого развития человеческого потенциала и превращения является образование. Россия находится на 65 месте по развитию человеческого потенциала в мире, тогда как в 1992 году мы еще были на 34 месте. В новую стадию развития цивилизации войдут те народы, у которых среди работников будет минимум 60% лиц с высшим образованием. В 2012 году Международная организация экономического сотрудничества и развития (OECD) опубликовала данные «Взгляд на образование 2012», по которым Россия заняла первое место по числу людей с высшим образованием в определенных возрастных категориях – 54% россиян в возрасте от 25 до 64 лет. Но при этом дипломированных людей у нас становится все больше, а специалистов – если не меньше, то, по крайней мере, мы точно все больше испытываем в них дефицит.

3. В развитом цивилизованном мире все большее значение приобретают частные усилия по развитию образования. Элвин Тоффлер – известный футуролог современности – утверждает, что именно из вклада частного образования в систему образования придут наиболее важные инновации. Он объясняет это тем, что не только в России, но и в других странах государственный сектор образования забюрократизирован – то есть недостаточно свободы для того, чтобы создавать новые системы, выдвигать новые идеи. Как сделать образование выгодным бизнесом для частных лиц и организаций? Равный доступ к бюджетным ресурсам. Некоторые шаги в этом направлении были сделаны, когда частные учебные заведения получили возможность принимать государственное задание на подготовку специалистов, однако доля бюджетных мест, которые получает частный вуз, составляет ничтожную часть от их общего объема.

4. Условием успешного развития образования является равенство системы налогообложения. Пока мы о нем можем только мечтать. Объем налоговых льгот для образования в России ниже, чем в большинстве стран мира, и это сказывается на цене образования. Условия для государственных и частных вузов неравные. Первым возвращается земельный налог и налог на имущество, а вторым не возвращается ничего. Я часто слышу критику в адрес частных вузов из-за того, что они не создают собственной достаточной материальной базы. Отчасти она справедлива. В то же время стоит отметить, что те вузы, которые создают, — наказываются дополнительным налогом.

5. Одним из способов повышения качества образования в России стал мониторинг высших учебных заведений. Напомню историю, когда с признаками неэффективности были объявлены более 100 вузов Москвы. Я вижу у России проблемы в инструментарии мониторинга. Как оценивать научную деятельность вузов? Индексы цитируемости (в частности, индекс Хирша) не всегда применим для нас (например, на Западе больше цитируют тех, кто критикует Россию, чем тех, кто проводит объективное исследование). Но это меньшее зло по сравнению с другим критерием, который используется в России: по затратам на науку в рублях. Это переворачивает элементарное представление теории управления. Обычно мы эффективность затрат измеряем результатами – здесь эффективность результата измеряется затратами.

6. Довольно спорным является критерий: выделение 14 квадратных метров на студента (данные по Москве и Санкт-Петербургу). Это выглядит так: чем больше у вас пустых площадей – тем вы более эффективный вуз.

7. Критерий трудоустройства выпускников кажется мне одним из наиболее осмысленных критериев в мониторинге, но не в том виде. Официальные показатели трудоустройства в вузах могут составлять 99,5%. Хотя на самом деле в большинстве стран мира безработица среди молодежи в первый год после окончания обучения составляет 20-25%.

8. Мне кажется, что правильная идея повышения качества вузов в России подменяется другой идеей – искусственным сокращением их количества. Да, наверное, в России есть вузы, которые работают некачественно и которые следовало бы закрывать. Однако американская статистика говорит о том, что Америка в последнее время только открывала вузы. Количество вузов на душу американца сегодня вдвое выше, чем количество вузов на душу россиянина. Норвегия недавно объявила свою национальную идею: открывать университеты. Неужели нашей национальной идеей станет прямо противоположная: Россия закрывает университеты?

9. Количество человек, которые пытаются получать высшее образование в России после окончания школы, примерно такое же, как в США, странах Скандинавии и др. – 80-90%. Разница в том, что в развитых странах отсев студентов происходит не столько на стадии поступления в вуз, сколько в процессе обучения. До выпуска доходит чуть более половины. В России, как только государственный вуз отчисляет студента, он теряет часть подушевого финансирования. От этого сокращается контингент, и преподаватель, который не ставит ученику положительную оценку, рискует сам, в конце концов, быть уволенным. Я считаю, что нам следует следовать принципу наших зарубежных коллег: если студент не усваивает программу – с ним надо прощаться. В противном случае у нас растет число «дипломированных неспециалистов».

10. Российское образование нуждается в максимальной дебюрократизации. Вспоминая шутку 1930-х годов, можно выразиться так: «Полстраны работает, полстраны ее контролирует». Лицензирование, государственная и общественная аккредитация, контроль со стороны Роспотребнадзора и т.д. Декан исторического факультета Омского государственного педагогического университета сравнил количество документов, которые ему приходилось заполнять в эпоху застоя и сейчас. По его словам, количество документов увеличилось ровно в 22 раза. Как отметил Евгений Ямбург, теперь школы и вузы превратились в место, где дети, студенты и педагоги мешают администрации работать с документами.

Анна Солдатова, E-xecutive.ru

http://www.e-xecutive.ru/education/proeducation/1941450/?page=0

Академия им. Штиглица хочет уйти от Минобрнауки к Минкульту

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 24 октября. Преподавательский состав художественно-промышленной академии им. Штиглица изъявил желание перейти под юрисдикцию Министерства культуры, передает корреспондент «Росбалта». В настоящее время вуз курирует Министерство образования.

Как сообщила заведующая кафедрой искусствоведения и культурологии, доктор философских наук, председатель диссертационного совета академии Татьяна Горбунова, в художественном вузе не согласны с тем, что и.о. ректора был назначен доктор технических наук Александр Черных. При этом было подчеркнуто, что конфликта между Черных и преподавателями нет. Назначенец мог бы быть проректором или менеджером, но возглавлять вуз должен человек из художественного мира. Преподаватели потребовали сбора Ученого совета и организации выборов ректора.

По словам Горбуновой, нельзя «под одну гребенку» ставить художественные и технические вузы. А именно это диктует стандарт «болонской конвенции».

«У нас в стране два вуза – наш и Академия имени Строгонова в Москве — оказались беспризорниками. Академию им. Штиглица курирует Минобрнауки. Но при этом министерстве в основном состоят технические вузы. На нас делается акцент именно как на промышленной академии, забывая о художественной стороне. С нас требуют написания определенного количества статей, а почему с технических вузов не требуют отчета об организации выставок? Наша задача — поставить вопрос о художественном образовании в России», — считает Горбунова.

Ситуация усугубляется тем, что петербургская академия на несколько дней попала в так называемый список неэффективных вузов. Заговорили о том, что она может быть объединена с Государственным архитектурно-строительным университетом и Университетом технологии и дизайна. После того, как работники академии имени Штиглица отправили письмо на имя президента РФ Владимира Путина и министра образования Дмитрия Ливанова, произошел поворот. Академия вышла из списка неэффективных вузов. Однако существует вероятность, что она туда вернется.

«Но в поддержку нам был дан доктор технических наук. Он, например, сделал прекрасный буфет, но есть моменты, которые нам не понятны. Первым лицом в художественном вузе должен быть профессионал», — рассказала Горбунова.

Также преподавательский состав настаивает на пересмотре учебных планов: в «Мухе» читают лекции по экономике и праву, а на рисунок и живопись отводят только два часа в неделю. Именно так составлен стандарт. Еще один наболевший вопрос – возраст преподавательского состава. Может быть, в технических вузах и надо говорить о возрасте, но мы-то говорим о художниках. Кто, например, спрашивал, сколько Аникушину лет?» — недоумевает Горбунова.
Подробнее:http://www.rosbalt.ru/piter/2014/10/24/1330883.html

Университет ядерной энергетики выступил против включения в СевГУ

Учебный план

В Севастопольский госуниверситет инвестируют 5 млрд рублей


В Севастополе в образовательных кругах активно обсуждают распоряжение премьер-министра РФ Дмитрия Медведева о создании Севастопольского госуниверситета на базе семи действующих учебных заведений.

В СевГУ объединятся три севастопольских университета, колледж и три филиала украинских вузов. Новый университет будет сформирован на базе крупнейшего технического вуза в Крыму — Севастопольского национального технического университета. Второй в списке — Университет ядерной энергии и промышленности. Также в СевГУ войдут городской гуманитарный университет, морской колледж, учебно-консультационный пункт Южноукраинского педагогического университета (Одесса), факультет морского транспорта Киевской госакадемии водного транспорта и экономико-технологический факультет Донецкого национального университета экономики. «Вузы ждет полная реструктуризация», — сообщила начальник управления профессионального образования и науки Севастополя Елена Миргород.

Сотрудники СевНТУ позитивно оценивают перспективы вуза и отмечают, что университет давно нуждается в реорганизации и современных образовательных программах. Каких именно — станет ясно из ожидаемого приказа Минобрнауки РФ.

И. о. ректора СНУЯЭиП Владимир Кирияченко считает, что присоединение вуза к СевГУ не принесет пользы, так как город не нуждается в его выпускниках.

- Наш университет не работал на Севастополь. Мы готовим специалистов для атомных электростанций, и за последние пять лет 90 процентов выпускников шли работать на АЭС, — поясняет Владимир Кирияченко. — В руководстве СевГУ наших специалистов, скорее всего, не будет. А как можно управлять тем, чего не понимаешь? Поэтому нас будут постепенно сводить к нулю.

Университет ядерной энергии и промышленности был создан на базе знаменитой «Голландии» — Севастопольского высшего военно-морского инженерного училища, которое готовило инженеров-механиков для всего атомного подводного флота СССР.

- Мы ничего не потеряли. У нас действует исследовательский реактор, создана уникальная лабораторная база, — продолжает Владимир Кирияченко. — В последние годы университет работал под эгидой МАГАТЭ, которая вложила в него порядка шести миллионов долларов, предоставив оборудование. Наши специалисты работают по всему миру, в России, на Украине, в Китае, Индии, наши дипломы котируются за рубежом. Такой вуз губить нельзя. Мы добиваемся, чтобы он стал частью профильного университета, а не СевГУ, ведем переговоры об этом с Росэнергоатомом.

Университет ядерной энергии намерен работать по программе освоения Арктики. «Будет развиваться ледокольный атомный флот, плавучие АЭС, атомные танкеры. Полярная академия ведет с нами переговоры о подготовке инженеров», — сообщил Кирияченко.

У преподавателей других вузов много вопросов о новых образовательных стандартах, составлении учебных планов и зарплате, а студентов волнует, сохранят ли за ними бюджетные места.

- Я поступал в украинский вуз, а получу диплом российского, — говорит студент второго курса СевНТУ Олег Максимкин. — Надеюсь, что у нас появится новое оборудование, будет больше перспектив в трудоустройстве.

Справка «РГ»

Учредителем нового вуза, который будет окончательно сформирован до 1 января 2016 года и рассчитан на 5000 бюджетных мест, станет минобрнауки РФ. Уже в будущем году СевГУ получит финансирование из федерального бюджета по государственной программе «Развитие образования». Как ранее заявил министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов, СевГУ получит из федерального бюджета 5 миллиардов рублей инвестиций, которые пойдут на строительство учебного корпуса ядерного университета, нового общежития и ремонт одного из корпусов СевНТУ.

Опубликовано в РГ (Крым) N6513 от 22 октября 2014 г.

В Дагестане бастующие студенты намерены объявить голодовку

Текст: Ахмед Дагиев(Махачкала)

Студенты Дагестанского государственного педагогического университета, протестующие против объединения двух факультетов, заявили о намерении объявить голодовку, если руководство вуза не выполнит их требования.

Они хотят, чтобы инженерно-педагогическому и технолого-экономическому факультетам вернули прежний статус.

- Мы хотим учиться там, куда мы изначально поступали, но нас поставили перед фактом и сказали, что наш факультет объединяется с факультетом технологии и экономики. Объявили также, что сменят декана, что, конечно же, вызвало недовольство у студентов, — рассказала «РГ» одна из участниц акции.

Как прокомментировал директор инженерно-педагогического института ДГПУ Магомед Хайбулаев, объединение проводится с целью оптимизации деятельности учебного заведения.

Следует отметить, что это не первая акция протеста студентов ДГПУ, которые ранее протестовали против невыплаты стипендий. Тогда в знак протеста около 100 студентов не пошли на занятия.

Опубликовано на сайте «Российской Газеты» 21 октября 2014 г.

http://www.rg.ru/2014/10/21/reg-skfo/golodovka-anons.htm

Студенты могут лишиться стипендий в первом семестре из-за увеличения расходов на образование в Крыму

Студенты первых курсов российских вузов могут остаться без стипендий в первом семестре. Кроме того, может быть урезано финансирование проекта «5/100″, по которому к 2020 году не менее пяти российских вузов должны войти в сотню лучших в мире.
Как сообщает сегодня РБК, предполагается, что сэкономленные деньги достанутся крымским университетам и форуму «Таврида».

«Эти и другие предложения содержатся в материалах Минфина к заседанию правительственной комиссии по вопросам оптимизации и повышению эффективности бюджетных расходов, с которыми удалось ознакомиться РБК, — пишет издание. — Заседание комиссии 16 сентября собирался провести первый вице-премьер Игорь Шувалов. Представитель Шувалова сообщил РБК, что оно перенесено на другую дату».

По данным деловой газеты, предложения Минфина уже представлены в комиссию и содержат три варианта предложений по оптимизации госпрограммы «Развитие образования на 2013–2020 годы». Наиболее радикальный предполагает сокращение расходов по этой программе на 10% в течение трех лет, или на 42,4 млрд руб. уже в 2015 году. Также предложен сценарий, который содержит перераспределение средств внутри госпрограммы без сокращений, в документах Минфина он значится как «плановый сценарий». Третий вариант подразумевает рост расходов на 10%. Как поясняет РБК со ссылкой на источники в правительстве, он приведен справочно.

Основное предложение, которое есть в первых двух сценариях, – пересмотр финансирования на президентский проект «5/100″. По «плановому сценарию» на нем предполагается сэкономить 17,5 млрд руб., при условии 10-процентного сокращения расходов – 44,7 млрд руб. за три года, причем целевое число вузов предлагается сократить до трех.

Другое предложение – отмена академических стипендий до первой промежуточной аттестации обучающимся по программам бакалавриата и специалитета. Экономия по этой статье на 2015–2017 годы может составить до 8,5 млрд руб. Вариант сокращения на 10% подразумевает также урезание расходов на ряд бюджетных инвестиций, приостановку финансирования заграничных стажировок студентов по программе «Глобальное образование» и сокращение ФЦП «Русский язык».

Одновременно чиновники готовятся увеличить расходы на образование в Крыму – речь идет о финансировании Крымского и Севастопольского университетов, а также Керченского морского технологического университета, утверждает издание. Дополнительные деньги может получить и международный детский центр «Артек». Отдельной строкой в «плановом сценарии» прописаны расходы на «мероприятия в рамках реализации государственной молодежной политики, включая проведение всеросийского форума «Таврида» (Крым)».

«По закону об образовании есть семь категорий стипендий, одна из которых – за академическую успеваемость – выполняет роль премии за успехи, высокие оценки на экзаменах, — цитирует издание источник в Минфине. — Ее продолжают платить всем подряд до первый сессии, после которой троечники и двоечники ее лишаются. Логичнее использовать эту стипендию именно как премию хорошистам и отличникам за успехи и начинать платить после первой сессии, на которой эти отличники с хорошистами и выявляются»

По словам представителя Игоря Шувалова, особенно в самом начале работы комиссии могут быть представлены самые смелые предложения, которые будут рассмотрены, но это не означает, что они будут обязательно поддержаны.

На публикацию РБК уже отреагировал уполномоченный по правам студентов Артем Хромов. Он выступил категорически против лишения первокурсников стипендии.

По мнению студенческого омбудсмена, проведение молодежного форума «Таврида» за счёт студенческих стипендий — это издевательство над здравым смыслом. Он считает, что принятие данного решения приведет к крайне негативному отношению молодежи к мероприятию.

Принятие решения о лишении первокурсников российских вузов академической стипендии в первом семестре может в студенческом сообществе спровоцировать распространение мнений о постепенном сокращении стипендиального обеспечения обучающихся вузов. Подобный шаг может привести к социальной напряженности в студенческой среде, считает Артем Хромов.

По информации rbcdaily.rustudombudsman.ru

http://www.ug.ru/news/13184

Аккредитацию у вуза никто не отбирал – ректор Тольяттинской консерватории

Тольяттинская консерватория (институт) получила государственную аккредитацию в сентябре, аккредитацию не прошла только одна из образовательных программ вуза, по которой учатся девять человек, сообщил «Ъ» в четверг ректор Тольяттинской консерватории Евгений Прасолов.

«Аккредитацию у вуза никто не отбирал. Речь идет только об одной государственной программе высшегообразования, по которой учится только пятый курс, все остальные учатся по программам бакалавриата, третий и четвертый курс учатся по новым стандартам специалитета», — сказал он.

По словам господина Прасолова, на пятом курсе института учатся только девять человек. «С ними уже есть договоренность, семь из них параллельно с учебой работают в вузе», — говорит ректор. Семь человек согласились подождать год, когда вуз выйдет на повторную аккредитацию, еще двух студентов планируется перевести в другие образовательные учреждения.

Ранее мэрия Тольятти сообщала о том, что решением Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 3 сентября 2014 года консерватории было отказано в государственной аккредитации образовательной деятельности по программам высшего уровня образования.

Студенты и преподаватели Тольяттинской консерватории написали письмо в Самарскую губернскую думу (есть в распоряжении «Ъ»), в котором сообщается, что 2 октября в вузе состоялось собрание, на котором студентам и их родителям чиновники, в том числе руководитель департамента культуры Тольятти, сообщили о решении ликвидировать Тольяттинскую консерваторию. Всем студентам предложили перевестись в другие образовательные учреждения.

Сейчас в образовательном учреждении обучается около тысячи человек: 800 школьников, 100 студентов колледжа и 92 студента вуза.

«Мы получили отказ на вопрос о предоставлении нам копии нормативно-правовых актов, руководствуясь которыми учредитель – мэрия городского округа Тольятти принял решение о проведении ликвидационных мероприятий», — говорится в письме.

Как сообщается в письме, студенты отказались переводиться в другие образовательные учреждения.

Учредителем института является мэрия Тольятти, которая ежегодно тратит на содержание образовательного учреждения около 90 млн рублей.
Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc/2590785?isSearch=True

Минобрнауки РФ подготовило набор критериев оценки качества деятельности вузов

Минобрнауки России подготовило и вынесло на обсуждение Общественного совета при министерстве набор показателей, характеризующих качество деятельности образовательных организаций всех уровней.
Так, в рамках независимой оценки качества образования, закрепленной вступающими в силу с 21 октября изменениями в федеральный закон «Об образовании в РФ», министерство предлагает использовать три группы индикаторов при оценке образовательной деятельности детских садов, школ, вузов и иных образовательных организаций:- показатели открытости и доступности информации о деятельности образовательной организации (наличие сайтов, полнота и актуальность представленной информации);

- показатели оценки качества образовательных услуг потребителями;

- показатели соответствия предоставляемых образовательных услуг потребностям получателей (компетентность работников организации, доброжелательность, индивидуальный подход);

Независимая оценка качества образования и образовательной деятельности — необходимый инструмент, позволяющий предоставить полноценную информацию учащимся и их родителям о  каждом конкретном образовательном учреждении, о том, какие программы реализует тот или иной вуз или школа, об уровне компетенции педагогов. Такая оценка будет способствовать развитию конкурентной среды, распространению подтвердивших свою результативность моделей организации образовательного процесса, развитию многообразия образовательных программ при сохранении единого образовательного пространства.

Предложенный подход к формированию основных показателей позволит, в том числе, учитывать мнение студентов в оценке качества получаемого образования в вузах России.

В роли заказчиков независимой оценки качества образования могут выступать  общественные советы, общественные объединения, учредители образовательных организаций, федеральные и региональные органы государственной власти, а также непосредственные участники образовательного процесса – педагоги, учащиеся и их родители.

К проведению самой процедуры независимой системы оценки качества работы образовательных организаций могут быть привлечены некоммерческие организации, рейтинговые агентства, региональные центры оценки качества образования, отдельные эксперты или группы экспертов.

По информации пресс-службы Минобрнауки РФ

http://www.ug.ru/news/13166

В Госдуме считают неприемлемым решение о закрытии Тольяттинской консерватории

Первый заместитель председателя Комитета по промышленности Государственной думы РФ Владимир Гутенев назвал неприемлемым решение о закрытии Тольяттинской консерватории.

По его словам, намерение мэрии Тольятти расформировать высшее музыкальное звено местной консерватории в течение месяца является неприемлемым по многим причинам, даже вне зависимости от того, чем оно мотивировано — соображениями бюджетной экономии или ссылкой на неэффективность вуза.

По его мнению, закрытие консерватории нанесет удар имиджу города, да и всей Самарской области. И потом, напомнил депутат, Тольяттинский вуз – уникальный в своем роде среди 12 российских консерваторий, он единственный находится не в областном городе. Но главное, подчеркивает Владимир Гутенев, Тольяттинская консерватория стала настоящим центром культурного притяжения для «столицы» нашего автомобилестроения.

«Если учесть, — говорит депутат, — что подобная ситуация возникла и с ростовской консерваторией, то возникает вопрос к Минобрнауки РФ: правомерно ли при оценке художественных вузов применять те же критерии эффективности, как и к вузам другой направленности. Стоит ли, допустим, оценивать студентов консерватории по результатам ЕГЭ?»

Владимир Гутенев выразил надежду, что возобладает здравый смысл и Минобрнауки, Минкультуры совместно с региональными и муниципальными властями не позволят погаснуть столь необходимым стране очагам культуры.

http://www.tltnews.ru/tlt_news/16/526602/

Решение о закрытии Тольяттинской консерватории неприемлемо — Владимир Гутенев

Депутат Госдумы РФ от Самарской области Владимир Гутенев, во вторник прокомментировал журналистам решение мэрии Тольятти расформировать высшее музыкальное звено местной консерватории.

«Решение о закрытии Тольяттинской консерватории неприемлемо. <…> Если учесть, что подобная ситуация возникла и с ростовской консерваторией, то возникает вопрос к Минобрнауки РФ: правомерно ли при оценке художественных вузов применять те же критерии эффективности, как и к вузам другой направленности. Стоит ли, допустим, оценивать студентов консерватории по результатам ЕГЭ», — говорит он.

По словам господина Гутенева, закрытие консерватории нанесет удар имиджу города и всей Самарской области. « Тольяттинский вуз – уникальный в своем роде среди 12 российских консерваторий, он единственный находится не в областном городе», — говорит он.

Депутат выразил надежду на то, что Минобрнауки, Минкультуры совместно с региональными и муниципальными властями не позволят закрыть вуз.

Напомним, приказом Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 3 сентября 2014 года консерватории было отказано в государственной аккредитации образовательной деятельности по программам высшего уровня образования.

Отзыв аккредитации произошел после того, как по итогам 2013 года институт попал в список неэффективных вузов. На федеральном уровне было принято решение о реорганизации консерватории. Однако, несмотря на это администрация Тольяттинской консерватории приняла решение о начале нового учебного года.

Сейчас в консерватории обучается 80 студентов. Учредителем консерватории является мэрия Тольятти.

http://www.kommersant.ru/doc/2584534?isSearch=True

В Минобрнауки собираются заключить новое Отраслевое соглашение «за закрытыми дверями»

В ближайшее время Министр образования и науки Дмитрий Ливанов подпишет очередное Отраслевое соглашение на 2015-17 г. между Российским профсоюзом работников образования и науки, входящим в ФНПР, и Минобрнауки. Несмотря на протесты преподавателей, коллективные переговоры планируется, как и обычно, провести «за закрытыми дверями». На требование включить представителя Профсоюза «Университетская солидарность» в комиссию по разработке и заключению нового Отраслевого соглашения в Министерстве заявили, что требование это … попросту потеряли.

В конце сентября Профсоюз работников высшей школы «Университетская солидарность» направил Министру образования и науки уведомление о готовности принять участие в переговорах по подготовке и заключению Отраслевого соглашения по организациям, находящимся в ведении Министерства образования и науки Российской Федерации, на 2015-2017 годы. Для реализации своего права на представительство Профсоюз предлагает включить в комиссию по ведению коллективных переговоров своего представителя, являющегося не только одним из лидеров Профсоюза, но и действующим вузовским преподавателем, то есть одним из тех, на которых это соглашение непосредственно распространяется. Однако вместо ответа по существу в установленный законом срок профактивистам в Министерстве сообщили, что их обращение еще не зарегистрировано.

«Можно только представить, как Минобрнауки управляет образованием, если не может навести порядок в собственной экспедиции! – комментирует ситуацию сопредседатель Профсоюза «Университетская солидарность» Павел Кудюкин. – А если серьёзно, сам факт, что требование нашего профсоюза до сих пор не зарегистрировано, показывает, насколько в Министерстве опасаются самих преподавателей. Конечно, удобней договориться и принять ухудшающее положение работников соглашение, когда сторонами в коллективных переговорах являются с одной стороны чиновники из министерства, а с другой — чиновники же из лояльного начальству профсоюза ФНПР».

Российское трудовое законодательство и так ставит научно-педагогических работников в худшие по многим позициям условия в сравнении с другими категориями трудящихся. Сегодня Отраслевое соглашение по организациям, находящимся в ведении Минобрнауки, заключаемое раз в три года, остается единственным документом, предоставляющим вузовским преподавателям хотя бы какие-то дополнительные правовые и социальные гарантии по сравнению с Трудовым кодексом. Однако сами работники высшей школы на практике не допускаются до разработки и заключения Отраслевого соглашения. А его содержание из раза в раз выхолащивается и делается все более формальным. В немалой степени из-за того, что переговоры идут «за закрытыми дверями».

Новое Отраслевое соглашение вызывает тем больший интерес вузовского сообщества, что уже год идут массовые сокращения преподавателей, неконтролируемый рост учебной нагрузки, серьезные изменения (не только к лучшему) в оплате труда. Например, профактивисты серьезно обеспокоены тем, что Минобрнауки уже в этом году может отобрать последние гарантии сохранения рабочих мест, и требуют принять на федеральном уровне ограничение максимальной учебной и аудиторной нагрузки, из-за отсутствия которого все разговоры о повышении заработной платы преподавателям и качестве образования становятся откровенной профанацией.

В ответ на произвол со стороны Министерства образования и науки в Профсоюзе «Университетская солидарность» планируют обратиться за защитой в органы прокуратуры и готовятся начать акции протеста, в случае если самих преподавателей не допустят до подготовки и заключения нового Отраслевого соглашения.

Подробней о ситуации можно узнать по телефонам:

+7 915 212-40-07 (Владимир Комов, оргсекретарь Профсоюза «Университетская солидарность»);

+7 916 180-13-28 (Павел Кудюкин, сопредседатель Профсоюза «Университетская солидарность»)

http://unisolidarity.ru/?p=2788

О качестве образования нашего времени

1. Специалитет  и бакалавриат в области иностранных языков.

        Современное пятилетнее высшее профессиональное образование специалитет по направлению 050303 «Иностранный язык» стал преемником специальности учитель иностранного языка выпускников институтов иностранных языков советского времени. В основном сохранились учебные планы и набор изучаемых дисциплин. В советское время вузы добивались качественного образования в течение 5 лет. Однако в 60-х гг. прошлого века была предпринята попытка перевести пятилетнее образование на четырехлетнее. Выпускники с четырехлетним образованием значительно отличались по качеству подготовки от тех, кто учился 5 лет. В результате к испытанному положительному опыту вернулись, и институты иностранных языков стали учить только по 5 лет. В настоящее время уроки истории игнорируются. Снова введено 4-хлетнее высшее образование при сохранении количества часов. Из ничего получить хороший результат невозможно. Ускоренное усвоение материала не позволяет полноценно завершить процесс образования.  Это обосновывается и психологически: за укороченный промежуток времени усвоение такого же объема может быть только поверхностным.  Конечно, есть  двухгодичная магистратура, но в нее поступают единицы, которые готовы учиться в общей сложности 6 лет, чтобы затем закончить аспирантуру и стать или научными работниками, или грамотными преподавателями вузов. Получается, что из-за магистратуры, которая нужна единицам, делается ущербным высшее профессиональное образование для большинства студентов. Спрашивается, каким образом был учтен предыдущий негативный опыт перехода на четырехлетнее образование, может молодым реформаторам он неизвестен?

2. Современные направления подготовки в области иностранного языка.

      Новые веяния  образования в части  направлений подготовки по изучению иностранных языков принесли достаточно экзотичные названия. Например, направление «Лингвистика». В лингвистических словарях термин имеет следующее определение: языкознание, языковедение, наука о языке. Различаются ареальная лингвистика, сравнительное языкознание и т.д. В широком смысле лингвистика — это изучение происхождения, эволюции и структуры языков. Лингвист — научный сотрудник, кандидат или доктор филологических наук, часто сотрудник академических институтов, занимающийся теорией языка. В этом плане лингвистика как вузовское направление звучит, на мой взгляд, абсурдно и  оскорбительно для учёных.  Непонятно, каким образом данное направление подготовки отвечает общепринятому определению. Это расчет на неграмотность и лишь в рекламном плане весьма привлекательно.

      Широко распространены направления «Перевод и переводоведение», «Лингвист-переводчик» при стандартном количестве часов. Получение профессии переводчика предполагает многоразовые длительные стажировки в странах изучаемых языков. В противном случае это такой же блеф, как и направление «Лингвистика». Качество образования здесь не может быть соблюдено. Технические вузы, имеющие факультеты иностранных языков как бизнес-проекты,  выпускают технических переводчиков, которые не отвечают стандартам языкового образования.

     3. О «Литературе» в рабочих программах.

      По требованию Министерства вуз должен иметь учебники не старше 5 лет по общегуманитарному циклу и не старше 10 — по профессиональному. На наш взгляд, подобное формальное арифметическое требование далеко не всегда оправдано, так как никто не доказал, что все ранее изданное хуже нового. Часто наоборот: новые учебники и учебные пособия по иностранным языкам изобилуют непозволительными элементарными грамматическими и лексическими ошибками, так как не подвергаются серьезному редактированию. В настоящее время не издаются новые учебники по иностранным языкам начиная с 1 по 5 курс, в которых соблюдены принципы преемственности, системности, концентрического усвоения и повторяемости материала. Примером подобного учебника в прошлом является учебник английского языка под редакцией профессора-филолога Аракина В.Д.  Если что-то всё же  и появляется, то по очень высокой цене. Зарубежные учебники не учитывают особенности языковой системы родного языка и могут использоваться лишь как дополнительные материалы. Почему нет финансовой поддержки для издательств, которые обеспечат институты иностранных языков специальной литературой? Особенно по малоизучаемым языкам, например, французскому, немецкому, испанскому, итальянскому, не говоря уже о восточных языках? Попробуйте купить практическую фонетику, практическую грамматику французского, немецкого, испанского, итальянского языков, являющимися составными частями учебного плана. Требования к литературе и её наличие находится в глубочайшем противоречии, которое проверяющих при наличии арифметических требований  не волнует. Вузы жестоко наказываются.

     4. Конъюнктурный подход к изучению иностранных языков.

  В большинстве вузов изучается только английский, т.к. другие европейские языки не востребованы в должной мере, а группы должны состоять не менее, чем из 15 человек. В дореволюционной России классические гимназии обязательно имели в учебном плане древнегреческий, латинский, не говоря уже о современных европейских языках. Поскольку обучение разным языкам в вузах постепенно угасает, то о качестве лингвистического образования нет речи.

      5. Целесообразность существования иностранных языков с небольшим контингентом студентов.

Если учитывать специфику изучения иностранных языков, индивидуальный подход, малые группы, то небольшие вузы по данной профессии вполне оправданы и отвечают требованиям качества образования.

     6. Оценка качества образования

должна осуществляться людьми, имеющими прямое отношение к контролируемым направлениям профессиональной подготовки, так же как в вузах требуется соответствие базового профессионального образования от преподавателей.

     7. Что выигрывает государство, сохраняя качественное негосударственное образование:

1) Для студентов

образование приносит молодёжи только пользу, отвлекает от вредного или бесполезного времяпрепровождения.

Особенно второе и третье высшее образование существенно влияют на карьерный рост. Между студентами складывается определённый культурный фон и сохраняются отношения на длительный период времени.

2) Для преподавателей

дополнительные заработки, контакты с новым вузовским окружением.

3) Для государства

существенные отчисления в его фонды.

  Тем не менее, политика в нашей стране такова, что все негосударственные институты иностранных языков закрывают под разными предлогами. Очередная «кампанейщина», оставляющая после себя руины.

                              Ректор                                                                        НОУ ВПО  «Столичный институт             иностранных языков»

                                                                                Беркетова З.В.,  д.фил.н., проф.

Минкультуры представило сотрудникам РИИИ нового директора

   |   Культура   |   Олег Кармунин   |
Елена Третьякова займется интеграцией Зубовского института в научный процесс Петербурга

Министерство культуры утвердило на должности директора Российского института истории искусств (РИИИ) Елену Третьякову. Она была представлена ученым и сотрудникам института замдиректора департамента науки и образования Минкультуры Святославом Голубенко. Предыдущий директор РИИИ Ольга Кох отправлена в отставку.

Ранее концепция Елены Третьяковой победила в открытом конкурсе на должность директора РИИИ.

— Первое, что должен сделать нормальный человек в моей ситуации, — ознакомиться с бумагами и документами, постараться максимально объективно разобраться, в каком состоянии сейчас находится институт, — сказала Елена Третьякова «Известиям».

По словам Елены Третьяковой, на должности директора она будет заниматься объединением секторов и интеграцией института в научный процесс Санкт-Петербурга.

— Моя задача не в том, чтобы сказать какое-то новое слово, а в том, чтобы заново осмыслить деятельность института. После этого я планирую объединить разрозненные темы, усилить имидж учреждения и кооперировать нашу работу с другими НИИ и вузами. Сегодня такой маленький институт, как наш, не может выжить в одиночку, — сказала Елена Третьякова, добавив, что объединяющей темой для всего института может стать «культура Петербурга».

Новый директор не стала делиться планами по поводу кадровой политики учреждения, сказав, что «еще не знает штатного расписания».

Ученые надеются, что Елена Третьякова в первую очередь займется восстановлением незаконно уволенных сотрудников.

— Мы встречаем Елену Третьякову с большой надеждой, потому что за 15 месяцев руководства институтом Ольгой Кох уволены десятки ученых, разгромлены несколько научных секторов и уничтожены целые научные направления. Назначение нового руководителя мы связываем с восстановлением разрушенного, — сказала изданию председатель профсоюза РИИИ Джамиля Кумукова.

Елена Третьякова родилась в Ленинграде в 1953 году. Окончила Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии, кандидат искусствоведения. Занимает должности доцента кафедры истории и теории русского театра и театральной критики и проректора по учебной работе Санкт-Петербургской государственной академии театрального искусства.

Институт истории искусств был основан в 1912 году графом Валентином Зубовым, который руководил им до 1925 года. После революции он был национализирован, однако на протяжении 100 лет не покидал здания на Исаакиевской площади.

Противостояние между учеными и администрацией началось в июне 2013 года после назначения Ольги Кох и.о. директора РИИИ. Недовольные ученые неоднократно проводили собрания, митинги, писали открытые письма. За время работы нового директора численность сотрудников института сократилась почти на треть. Уволенные неоднократно и успешно судились с администрацией.


Читайте далее: http://izvestia.ru/news/577679#ixzz3FUTXIB1P

Тестирование независимой оценки знаний студентов пройдет в 2015 году

Механизмы оценки будут широко использовать современные контрольно-оценочные технологии
© ИТАР-ТАСС/ Сергей Бобылев

МОСКВА, 3 октября. /ТАСС/. В Минобрнауки планируют в ближайшие два года разработать и тестировать механизм независимой оценки знаний студентов в рамках проведения их промежуточной аттестации. Соответствующий заказ на выполнение работ размещен на сайте госзакупок.

«Создание условий для формирования непрерывных систем независимой оценки качества образования, в том числе путем использования процедур промежуточной аттестации, позволит повысить ответственность организации и профессорско-преподавательского состава», — отмечается в документе.

Механизмы оценки будут широко использовать современные контрольно-оценочные технологии для всех уровней высшего образования (бакалавриат, специалитет, магистратура) и осуществлять оценку организации самостоятельной работы студентов с учетом их индивидуальных способностей.

Тестирование механизмов независимой оценки будет проведено в 2015 году не менее чем в двух вузах, где численность обучающихся составляет около 10 тыс. человек.

Проект предполагается выполнить в течение двух лет в связи со значительным объемом и сложностью решаемых задач, подчеркивается в заказе. Максимальная цена контракта составляет 11 млн руб.

http://itar-tass.com/obschestvo/1484351

КФУ – это ухудшеннная модель России

Републикуем интервью председателя преподавательского профсоюза КФУ и сопредседателя профсоюза «Университетская солидарность» Ларисы Усмановой, которое взяла у нее Регина Хисамова из «Свободной трбуны» -http://triboona.ru/post/3632 

Несмотря на старания российских властей, только Московский государственный университет попал в рейтинг лучших учебных заведений мира в этом году. Почему Казанский федеральный университет идет не в том направлении, как преподаватели пытаются отстаивать свои права и почему на самом деле не уволили Искандера Ясавеева из КФУ, «Свободной трибуне» рассказала председатель преподавательского профсоюза КФУ «Университетская солидарность» Лариса Усманова.

Лариса Усманова — преподаватель института востоковедения КФУ, преподаватель японского языка, сопредседатель межрегионального профсоюза «Университетская солидарность».

«Свободная трибуна»: В интернете существует сайт Межрегионального профсоюза преподавателей «Университетская солидарность», где довольно подробно описана история его создания. А вот о том, как создавалось казанское отделение, нигде не сказано. Не могли бы вы рассказать?

Лариса Усманова: Года полтора назад осенью несколько представителей Высшей школы экономики и РГГУ выступили с открытым письмом к Высшей школе России, в котором написали, что реформа образования идет совсем не так, как должно было, на их взгляд, и тем самым ущемляет права преподавателей и студентов. И вообще реформа образования не соответствует заявленным целям. Это письмо, так как оно было открытым, подписали другие преподаватели, в том числе и я.

Потом я выяснила, что из Казани подписали это письмо довольно много человек – около 50. Чуть позже с теми кто подписал, инициативная группа связалась и предложила приехать в феврале 2013 года в Москву на встречу.

Я съездила на эту встречу, так как хотела посмотреть и познакомиться с теми преподавателями, которые достаточно активны. Я и до этого достаточно активно занималась в этом направлении. Меня возмущала довольно низкая зарплата преподавателей, а в университете мне говорили, что это вопрос не их, а министерства образования: у них есть определенные должностные оклады и тому подобное. Мне хотелось просто выяснить, действительно ли это так. До этого я ежегодно писала письма президентам (президенту России Владимиру Путину и президенту Татарстана Рустаму Минниханову – ред.) о том, что надо что-то делать и так невозможно жить: преподаватель – это не раб. Я себя ощущаю лично преподавателем высокого класса – мне не надо работать в университете. Я могу спокойно выйти на улицу и набрать себе студентов. Я преподаю японский язык и могу очень быстро набрать себе студентов.

А выходит, что я прихожу в университет и трачу свое время бесплатно. Оно мне надо? Я – человек не советской школы: я училась за рубежом и работала там. Я не понимаю, почему я должна свои собственные средства и способности тратить. Когда этот вопрос ставится, они говорят: нет, надо поработать в университете. При этом руководство получает большие деньги, а я должна работать за патриотизм в данном учреждении. А меня вопрос патриотизма вообще не интересует. Если уж так: вы – рабовладельцы, а мы – рабы, то мы будем требовать свое. Я хочу получать за свой труд хорошо.

На этой встрече в Москве было принято решение, что будет создана организация, а на местах было предложено создать ячейки. Мне предложили войти в состав центрального совета в Москве, но ячейке у нас в Казани пока еще не было – только инициативная группа. Я приехала в Казань и предложила всем, кому интересно, собраться и провести свою встречу.

Сама идея была поддержана, но активности не было – народ начал воздерживаться. Опять же, понять их можно: если у тебя источник дохода связан с конкретным вузом, то в Казани не так много университетов, где ты потом бы смог найти работу в случае увольнения. Все понятно, профсоюз – это дело добровольное, и у каждого свои проблемы и заботы. Была создана небольшая инициативная группа.

Небольшая – это сколько?

Человек десять. Профсоюз, как оказалось позже, не обязан афишировать информацию о своих членах, только о руководстве. У нас в руководстве сейчас три человека. Мы могли бы не регистрироваться, конечно…

А что вас все же сподвигло на это?

Мы могли бы зарегистрироваться как отдельные члены московского профсоюза и платить членские взносы сразу в Москву. Но вот эта история с Ясавеевым нас несколько напрягла, и мы решили зарегистрироваться, как отдельная ячейка московского профсоюза. Мы зарегистрировались в июне этого года. И Искандер [Ясавеев] у нас стал уполномоченным по охране труда. Эта должность, согласно закону о профсоюзах, очень трудно увольняемая.

Я не знаю, повлияло ли именно это на решение ректората его не увольнять, но в какой-то степени мы поставили руководство в известность – организация создана и с этого года собирается действовать.

Вы, предполагаю, заметили, когда появилась информация об увольнении Ясавеева, студенты его поддержали и вышли на несколько акций протеста. Как в университете тогда реагировали на все это?

В социальных сетях это все горячо обсуждалось, в основном в «Facebook». Даже в Москве все знают, что происходит. Нас порадовало, что пошла студенческая активность. Мы можем бороться за свои собственные зарплаты, но в обществе не всегда понимают, что это еще дело и студентов, и их родителей. Родители должны быть заинтересованы в том, чтобы их детей обучали преподаватели высокого класса.

С одной стороны, я понимаю студентов и родителей – они платят деньги. У нас еще в этом году сократились бюджетные места, и все больше студентов платят деньги за учебу. Я уверена, что 70% – это коммерческое отделение. А это значит, что все эти деньги идут в копилку университета. Университет потом распределяет. Я могу понять, почему они объединили институт востоковедения, институт международных отношений и институт истории в один. Потому что в институте востоковедения и международных отношений учатся в основном платники, историки сейчас не востребованы, и там много бюджетных мест. Вот только мне непонятно, почему то, что мы зарабатываем, мы лично не получаем.

Контроля над руководством у нас нет – они все назначаемые. Если раньше у нас были выборы ректора, деканов и даже заведующих кафедр, то сейчас нет. Они построили настоящую вертикаль власти. Как я могу повлиять на все это, если выборов нет? Меня, например, даже не допускают для распределения тех же надбавок. Мне говорят, что если я буду хорошо работать, то мне будет выплачена надбавка, но, простите, где написано, сколько это?

Они нам сейчас прописали так называемые «эффективные контракты». Я посоветовалась с юристами. Они мне сказали, что нет никаких оснований, чтобы нам через контракт запрещать создавать в социальных сетях и так далее «негативный образ университета». Получается, что я не могу критиковать собственный университет и собственное руководство?

А как мне реагировать, когда в прошлом году к нам пришел ректор и заявил, что будет объединение? Представьте, несколько студентов-международников написали открытое письмо на имя ректора, а он пришел к ним и сказал: «Чем вы занимаетесь? Вы же будущие дипломаты, такими образом вас на госслужбу не возьмут». Я тогда поняла, что у него мышление полностью бюрократическое – подавай мне записки в тихом порядке, а я подумаю, принимать какие-то решения или нет.

А с какой стати все так? Университет всегда был оплотом демократии. Критическое мышление должно существовать в обществе. И потом, нужно создать конструктивный диалог с сообществом – это задача ректора. Ты у нас, извините, не премьер-министр и не работаешь с хозяйственниками.

Может он до сих пор не может изменить свое отношение к руководству университетом? Привык себя так вести со времен его мэрства в Елабуге.

Конечно, естественно. Но он должен понимать, куда он пришел. У меня вопрос: если ректора назначает президент, а он в свою очередь назначает директоров институтов, а те – заведующих… Может мы тогда и преподавателей будем назначать? Зачем их оценивать по уровню профессионализма?

По поводу этих «эффективных контрактов», казанский университет тут недавно уже опозорился. 300 статей было в четырех журналах в прошлом году, которые входили якобы в эту самую систему «Scopus», в которую мы все так стремимся. А потом оказалось, что эти журналы готовы были напечатать все что угодно за деньги.

А позже эти журналы «выкинули» из системы за ненаучность. В этих журналах было напечатано 300-400 статей казанских ученых. А почему они опубликовались – потому, что ректор им дает деньги на это. Я так понимаю, что они на половину проплачены, чтобы поскорее напечататься. Бывает, что нужно по два года ждать, когда тебя опубликуют, а тут… Мне теперь интересно, как министр образования отреагирует на все это, а в первую очередь на рейтинг КФУ.

Было очень много обсуждений о том, что многие преподаватели в силу своей специализации просто не могут часто публиковаться. Как быть с этим?

Нас все время обвиняют в том, что мы не поддерживаем реформы, но это не так. Мы сами прекрасно понимаем, что нужно избавляться от тех, кто, например, не знает иностранных языков. У нас в институте международных отношений многие не знают даже английского. Получается, что эти люди выпускают свои статьи только в российских изданиях. О чем тут говорить, когда мы пытаемся выйти на международный уровень.

Я понимаю, что необходимо время, чтобы выучить язык, нужны деньги, чтобы ездить на конференции. Чтобы взрастить хорошего преподавателя, нужно сначала хорошо обучить студента, потом аспиранта. А это несколько лет. Наше руководство хочет нас за один год вывести в топ лучших университетов.

Вопрос же тут не только в деньгах, но и в развитии интеллектуального потенциала. Я могу сказать Гафурову спасибо за ремонт, но это далеко не самый важный показатель. Профессура разбегается, доцентов и преподавателей переводят на полставки.

В таких условиях даже с китайским университетом сложно конкурировать, а не только с европейскими.

Современный преподаватель должен быть мобильным, образованным, схватывать все налету и постоянно развиваться, но в тоже время в казанском университете очень много пожилых уже преподавателей, как им соответствовать и что делать? Даже если рассматривать эту программу, которую поставили власти перед университетами, что делать преподавателям зрелого возраста?

Во-первых, с такими вещами нельзя торопиться. Не нужно преобразовывать то, что уже существует. Вот вы хотели «Сколково» сделать, так сделайте. Пусть оно войдет в топ-100, но у них не получается, даже несмотря на то, сколько они денег в него вложили.

В этом году, например, для преподавателей такие критерии: опубликовать статью в «Scopus», одну монографию, ВАКовскую статью и это все, не считая нагрузки, которая прибавилась, – раньше было 700 часов в год, потом 900, а сейчас я вообще не знаю, сколько будет.

Условия труда просто не соблюдаются, С точки зрения профсоюза. Нам же даже отдохнуть между парами негде и некогда – перерывы по десять минут. Если мы говорим в общем об университете – это задача ректора, пусть он ей и занимается, а если мы говорим о работе со студентами – это моя (как преподавателя) забота. Мне нужно лично, чтобы голова у меня была светлая, я была отдохнувшая, когда к студентам прихожу, а если я уставшая, то я ничего не смогу дать.

С приходом Гафурова увеличилась текучка среди преподавателей?

Я думаю, что да.

Это связано лично с ним, как руководителем, и с тем, какие методы он использует?

Безусловно, что так. Я в этом плане с Искандером [Ясавеевым] согласна. Скажу честно, когда он пришел, мне сначала даже понравилось – динамика какая-то должна быть. Но потом мы увидели, что это ни к чему не ведет – только разрастается штат бюрократии. Для конкретного преподавателя ничего не делается, только увеличивается нагрузка: преподавайте, пишите статьи, монографии и еще со студентами занимайтесь. Причем, все это за копейки. Нет, спасибо. Рынок есть рынок. Я для себя выбор сделала. Я не буду работать за копейки в университете, а буду работать на себя. Я приехала и создала свой центр научный, у меня там куча студентов. Моих же студентов. Я себе свои зарплаты сделала.

Я почему в университете работаю на полставки? Потому что мне так легче на саму себя еще работать.

Как тогда университету привлекать новых преподавателей, если он теряет старых, а студенты, которые видят, что происходит, сами никогда не придут работать преподавателями?

Я когда сюда вернулась после десяти лет учебы за рубежом, долго не могла привыкнуть ко всему, что происходит. У меня есть вопрос к министру [образования и науки России Дмитрию] Ливанову и ректору Гафурову: вы сами когда-нибудь преподавали? По-моему, нет. То, что у Гафурова есть докторская, тоже вопрос. Как можно было написать и защитить докторскую работу, будучи мэром города? То есть он приходил после работы мэром домой вечером, садился и писал докторскую? (Ильшат Гафуров в 2005 году получил звание доктора экономических наук, будучи депутатом Елабужского городского Совета и главой Елабужской администрации – ред.)

Получается, что у преподавателей нет сейчас мотивации, чтобы к чему-то стремиться?

Конечно, нет. Раньше за статьи, напечатанные в различных журналах, что-то доплачивали, теперь – нет. Какие-то баллы прибавляют и все. Нет, спасибо, так не пойдет. Я пойду лучше на улицу и заработаю свои деньги. Если уж коммерциализация, то пусть тогда до конца. Если вы говорите о каком-то корпоративном духе, то пусть я почувствую этот корпоративный дух. Платите мне нормально, пусть я почувствую себя частью этой корпорации. Ничего нет.

Ректор говорит, что у нас зарплата средняя по региону. Если у тебя корпорация, так делай доплаты. В Москве даже пенсионерам доплачивают. У меня к нему претензии как к руководителю. Не надо мне этого патриотизма: патриотами будут все, если платить нормально. Ему же надо, чтобы мы ему кланялись.

Выходит, что казанский университет сейчас напоминает уменьшенную модель России?

Я бы даже сказала, что КФУ – это ухудшенная модель России.

Почему?

Потому что авторитарная. Тот же [президент России Владимир] Путин хотя бы пытается собирать вокруг себя людей, которых слушает. Пусть они организованные, но через них можно пробиться, а к Гафурову – нет.

Я никогда не слышала, чтобы ректор сказал: «Приходите ко мне, я готов встречаться со студентами».

В Москве члены профсоюза «Университетская солидарность» постоянно устраивают какие-то акции – недавно вот принесли к министерству образования «гроб» с российским образованием. Почему в Казани преподаватели не пытаются таким образом, например, отстаивать свои права – боятся или бороться не за что?

Почему вот КФУ – худшая модель России? Потому что КФУ подмял под себя в нашем регионе все. КФУ – монополист. Нет теперь места, где преподавать. Если ты потеряешь свое место, то куда ты пойдешь? В Москве проще: уволили – пошел в частный вуз. Там очень широкий серьезный рынок образования. У нас все подчищают, все подмял под себя КФУ.

Вот это ощущение, что постоянно все меняется, ничего не постоянно… Социологов опять переселили, но они чемоданы не распаковывают, потому что знают, что им снова переезжать. Нет постоянства даже в месте работы. Одна из функции университета – передача культурных знаний. Вот Оксфорд, например, он стоит уже много веков и все знают, что ничего не поменяется – в этом и есть вся прелесть.

А почему тогда Искандер Ясавеев не боится, а все остальные боятся?

У меня даже был такой момент, что мне сказали: а давайте не будем ничего менять, мы не хотим, чтобы нас уволили. Гуманитарии боятся больше остальных – им идти совсем некуда. Люди даже не понимают, что их так просто уволить не могут. Дело в том, что у нас не сформировано гражданское сообщество. В глобальном плане государство пытается создать повсеместное подчинение: тихое такое сообщество, в котором все спокойно и все подчиняются.

Гафуров – менеджер. Ему сказали, дали отмашку, он делает то, что сказали. Он же даже не думает. Он принадлежит к элите, а элиты не патриотичны. Первый признак в том, что их дети живут за рубежом и никогда сюда не вернутся. У них самих же есть недвижимость там, и в при любом случае они смогут туда уехать жить. Это отношение к своей стране как к колониальной державе. Никто из них не собирается тут что-то развивать и что-то делать.

Если ты выглядишь как кусок мяса, то все придут тебя покусать. А мы сейчас и выглядим как кусок мяса.

http://unisolidarity.ru/?p=2770