Архив рубрики: Высшее образование

Проблемы высшего образования

Известного ученого и преподавателя КФУ увольняют за общественную деятельность: «Университетская солидарность» встает на его защиту

В этот раз администрация Казанского (Поволжского) федерального университета организовала для Искандера Ясавеева персональный конкурс: на одну должность в университете претендуют он и его ученица Жанна Савельева, также доктор социологических наук. Профсоюз «Университетская солидарность» объявляет кампанию в поддержку своего члена.

В профсоюзе попытку увольнения доцента кафедры общей и этнической социологии, доктора социологических наук, Искандера Ясавеева связывают с его общественной деятельности по проблемам как Казанского (Поволжского) федерального университета, так и города Казани и республики Татарстан в целом. «Мы выражаем ему и Жанне Савельевой поддержку, — говорят в профсоюзе. — Профсоюз намерен добиваться сохранения обоих преподавателей на кафедре, мы требуем от руководства КФУ дать возможность продолжения преподавательской деятельности обоим сотрудникам в том же объеме, что и раньше».

Год назад администрация университета уже пыталась уволить Искандера Ясавеева, но из-за протестов студентов и благодаря поддержке преподавателя межрегиональным профсоюзом «Университетская солидарность», отказалась от этих планов.

Сейчас руководство КФУ пытается воспользоваться тем, что у Искандера в скором времени заканчивается очередной 5-летний контракт, и он должен был проходить конкурс на переизбрание. Одновременно с этим переизбрание на другую должность доцента той же кафедры должна была проходить и ученица Искандера, Жанна Савельева (также доктор социологических наук). Неожиданно администрация КФУ сократила одну из должностей и попыталась заставить Искандеру и Жанну участвовать в альтернативном конкурсе на оставшуюся должность. В профсоюзе обращают внимание, что подобное сокращение коснулось только одной конкретной ставки, что в масштабах КФУ однозначно говорит об адресном характере этого действия. «Цинизм происходящего состоит в том, что руководители Университета хотели избавиться от неугодного сотрудника руками его же ученика», — отмечают в «Университетской солидарности».

В сложившейся ситуации Ясавеев был вынужден написать заявление об отказе от участия в конкурсе. 1 июля прямо на заседании ученого совета Института социально-философских наук и массовых коммуникаций, на котором должно было проходить голосование по кандидатурам на должность, от участия в таком конкурсе отказалась и Жанна Савельева. В итоге конкурс не состоялся. Теперь их обоих должны уволить в связи со сроком окончания трудовых договоров. О сложившейся вокруг Искандера Ясавеева и Жанны Савельевой  ситуации уже 1 июля 2015 г. написала статьюМарина Юдкевич в общественно-политической газете «Вечерняя Казань».

В первый же день письмо поддержки, составленное студентами, подписало более 120 студентов и преподавателей Университета.

В профсоюзе уверены, что добиться сохранения обоих преподавателей можно только путем широкой общественной кампании, которую уже начали студенты и преподаватели КФУ. «Университетская солидарность» заявляет о своем участии в ней и призывает сотрудников разных университетов России также подержать своих коллег.

«В интересах ректора КФУ И.Р.Гафурова как можно быстрей найти достойный выход из ситуации и сохранить для Университета обоих ценных сотрудников, — считает Сопредседатель профсоюза Михаил Лобанов. —Иначе инцидент грозит обернуться серьезным репутационным ущербом для КФУ и персонально для его руководителей».

***

Подробности и детали ситуации на странице Искандера Ясавеева и в казанских СМИ:


Более подробную информацию можно узнать по телефонам:

  • +7 (915) 212-40-07 (Владимир Комов, оргсекретарь Профсоюза «Университетская солидарность»);
  • +7 (917) 399-49-28 (Искандер Ясавеев, д-р социол. наук, доцент КФУ).
  • http://unisolidarity.ru/?p=3618

Бюджетный набор в вузы сократится на 100 тысяч мест Все спланировано очень тонко

Вечный труженик ада Сизиф без конца вкатывал на гору гигантский валун. Российские власти проявляют не меньше упорства в титанической борьбе за максимальное сокращение количества бюджетных мест в вузах, вновь и вновь подходя «к снаряду». Интересно, куда они денут сэкономленные на студентах средства! Накупят новых «Мистралей»?

Бюджетный набор в вузы сократится на 100 тысяч мест

фото: Наталия Губернаторова

Еще недавно российское общество могло спокойно рассчитывать на 170 бюджетных мест на каждые 10 тыс. населения страны, ежегодно гарантировавших бесплатное обучение очередному полумиллиону первокурсников. Затем кто-то — скорее всего из числа наших замечательных финансистов — нашел отличную отмазку на пути экономии государственных средств на образовании: демографию!

Под разговоры о катастрофическом падении рождаемости 90-х, демографическим провалом докатившемся сейчас до вузовских возрастных групп, гарантированные масштабы бюджетного сектора высшего образования стали определять по-новому — не от общего числа граждан, а от поголовья молодежи: 800 бесплатных мест в вузах на 10 тыс. граждан России в возрасте от 17 до 30 лет. Антураж вроде бы такой: меньше стало молодых людей — и бюджетных мест в вузах меньше. Еще меньше — и новое сокращение студентов, обучающихся бесплатно.

Надо отдать должное властям: все было сделано очень тонко. В первые год-два общее количество бюджетных мест на прежние 10 тыс. населения даже слегка подросло, что стало отличным аргументом в поддержку идеи. Однако затем пошло сокращение, и чем дальше, тем быстрее. Глядишь, лет через пять после введения новых правил казна на них озолотилась бы. Но аппетит, как известно, приходит во время еды. И власти решили не ждать. Пока Минобрнауки с помощью закрепления новшества в законе «Об образовании» схватило медведя за заднюю лапу, Минфин, не дожидаясь дальнейшего развития событий, стал снимать с него шкуру.

Конец 2014/15 учебного года российское правительство ознаменовало одобрением в целом проекта Основных направлений бюджетной политики на 2016 год и плановый период на 2017/18 год. С новой ссылкой на демографию в документе предлагается снова сократить количество бюджетных мест в стране. Теперь уже в расчете на 10 тыс. граждан России в возрасте от 17 до 30 лет — с 800 до 750. А это, если верить предсказаниям специалистов, что в данный период в России будут проживать около 26 млн граждан этой возрастной группы, означает исчезновение более 100 тыс. бюджетных мест. Лишившимся их Минфин предлагает брать образовательные кредиты и учиться за свой счет.

Предлагаемый подход к исчислению контрольных цифр приема на обучение в вузах за счет государства с 2017 года официально именуется «сбалансированным снижением». Но где же тут баланс, недоумевает уполномоченный по правам ребенка города Москвы Евгений Бунимович: «Вся комбинация совершенно незаконна! — заявил он «МК». — Авторы идеи ссылаются на учет демографического фактора. Но ведь его уже один раз учли — когда определяли нынешний показатель, исчисляемый исходя из величины возрастной группы молодежи! А теперь что же, учитывают второй раз?»

Короче, готовится очередная разводка. Между тем еще Линкольн утверждал: «Можно некоторое время обманывать весь народ. Можно все время обманывать часть народа. Но невозможно обманывать все время весь народ». А он понимал толк в этих делах.

Ставка на деньги Преподаватели УрФУ выступили против сокращения тысяч сотрудников ради финансирования по госпрограмме

Анастасия Иванова

Вчера около 200 преподавателей и студентов Уральского федерального университета (УрФУ) вышли на митинг против сокращения более четырех тысяч сотрудников вуза. Преподаватели возмущены также тем, что многих переведут на должности тренера, консультанта или воспитателя, ущемят в зарплате и увеличат им нагрузку. Ранее ректор УрФУ Виктор Кокшаров сообщал о сокращении 700 ставок, поскольку этого требует федеральная программа «5–100», в которой участвует вуз. Администрация вуза утверждает, что никаких увольнений не будет, в деньгах никто не потеряет, а оптимизация поможет профессорам пересмотреть методику преподавания, студентам – получать более качественные знания, а вузу – стать известным во всем мире.

Фото: FEDERALPRESS.RU

Фото: FEDERALPRESS.RU

shadow

Акция прошла без согласования с мэрией Екатеринбурга на площади Кирова. На митинг пришли примерно 170 человек. И это несмотря на то, что за несколько часов до собрания площадь перерыли бульдозером и поставили заградительные леса. Об этом «НИ» рассказал сопредседатель профсоюза «Университетская солидарность», преподаватель УрФУ Дмитрий Трынов. «Появилась информация, что на митинг может прийти около тысячи человек, и вот что решили предпринять власти. Это позор. Мы стояли на трети площади, на тротуаре, на газоне. Представители ФСБ фиксировали наш митинг на камеру, вычисляли работников вуза. Половина присутствующих – преподаватели. Остальные – студенты, активисты общественных организаций, политических партий, которые являются организаторами митинга. Сотрудники полиции подходили, взяли с нас объяснительные», – поделился с «НИ» Дмитрий Трынов.

В УрФУ запланировано сокращение 700 ставок – об этом открыто говорил и сам ректор Виктор Кокшаров. На самом деле речь идет о пятой части преподавателей, примерно четырех тысячах человек, отметил «НИ» преподаватель УрФУ Дмитрий Трынов (многие из них работают на часть ставки, поэтому число сокращенных сотрудников будет многократно больше, чем количество сокращенных ставок).

«Часть работников просто уволят, остальных из штата профессорско-преподавательского состава переведут в «иные категории работников» с такими экзотическими названиями, как преподаватель-тренер, профессор-консультант, преподаватель-воспитатель. Это же второй сорт работников. Более того, такие категории работников не прописаны в ФЗ «Об образовании», – пояснил «НИ» г-н Трынов.

При этом официально никакого приказа о сокращении нет, сказал «НИ» Дмитрий Трынов. «По закону же нужно за три месяца прислать уведомление, согласовать с профсоюзом. Оказывается, если не заявлять о сокращении по факту, а просто вынуждать работников переходить на худшие условия труда, то вроде как втихую и удастся это провернуть», – подчеркнул «НИ» собеседник.

Ранее ректор Кокшаров уже много раз обращал внимание преподавателей на то, что «предстоящие изменения неизбежны, и во многом благодаря им в будущем можно будет продолжать получать государственное финансирование в нужном объеме – через программу «5–100», научные гранты и другие источники». Напомним, УрФУ входит в число российских вузов, которые российские власти готовят к попаданию в топ лучших мировых университетов в рамках вышеупомянутой программы.

«Никто не потеряет работу, просто будет проведена оптимизация, – заверил «НИ» руководитель пресс-службы УрФУ Дмитрий Бенеманский. – Не все преподаватели должны заниматься наукой, ничего страшного, пусть продолжают учить студентов, но в другом статусе. Один из пунктов дорожной карты Министерства образования и науки РФ требует приведения соотношения студентов к одному преподавателю к 1:10,7. Мы должны выполнить требования правительства, в связи с чем сокращается более 700 ставок – именно ставок, не людей. Все документы с 2013 года выложены на портале университета. Преподаватели просто невнимательно читали, а на эмоциях родились слухи о массовом сокращении. Но никто на улицу выгонять людей не собирается», – подчеркнул «НИ» г-н Бенеманский.

Преподаватели уверены, что за переводом из штата профессорско-преподавательского состава в категорию иных работников последует как минимум сокращение зарплаты и увеличение нагрузки. «Ректор на днях озвучил, что мы получаем за свою работу по 60 тысяч рублей. Но это не так, а теперь еще будет меньше сумма. Такую зарплату получают только люди, которые совмещают преподавание и административную должность», – отметил «НИ» Дмитрий Трынов.

«Сокращение ставок никак не повлияет на фонд оплаты труда, никак не изменит социальные гарантии, – подчеркнул «НИ» Дмитрий Бенеманский. – Единственное, будет введен фиктивный контракт, который будет заключаться теперь не на пять лет, а на два года. Если преподаватель не будет соответствовать требованиям, которые он подписал в контракте, ему также будет предложено переходить в другие категории сотрудников. А средняя заработная плата у преподавателей в УрФУ реально выше 67 тысяч рублей. Более тысячи человек получают даже зарплату выше ста тысяч, потому что они работают с аспирантами, ведут научную деятельность, привлекают партнеров, не сидят на месте», – подчеркнул «НИ» г-н Бенеманский.

Часть студентов считают, что изменения в университете необходимы, и даже более жесткие, чем предлагает ректор, подчеркнул «НИ» пресс-секретарь УрФУ. «Они убеждены, что качество образования не соответствует тому уровню, который бы они хотели. Недопустимо, если преподаватель не занимается наукой и не планирует менять подходы к образованию. Поэтому предлагают даже увольнять таких преподавателей. Ректор же на такие меры не идет», – подчеркнул «НИ» Дмитрий Бенеманский.

http://www.newizv.ru/society/2015-06-30/223012-stavka-na-dengi.html

Вузы сольют окончательно Отраслевые региональные институты объединят в многопрофильные университеты

В ближайшие два месяца Минобрнауки официально объявит о начале массового слияния вузов на местах и формировании опорных региональных многопрофильных университетов. Победителям студенческим олимпиад, возможно, в виде бонуса предоставят право внеконкурсного поступления в магистратуру, а число призеров главной, Всероссийской олимпиады школьников с правом внеконкурсного поступления в вузы, увеличится вдвое. Об этом шла речь 29 июня на совместном заседании Совета Российского союза ректоров и Российского совета олимпиад школьников.

Вузы сольют окончательно

фото: Кирилл Искольдский

Плавное течение ректорского обсуждения вопроса об организации интеллектуальных соревнований школьников, студентов и аспирантов прервал глава Минобрнауки Дмитрий Ливанов. Он напомнил руководителям отечественных университетов о начале вынужденного объединения учебных заведений в силу нехватки студентов из-за неблагоприятной демографической обстановки и пообещал, что дальше с демографией будет еще хуже: «Сокращение числа выпускников школы — объективный процесс. Скоро у нас будет вдвое меньше студентов, чем 6-7 лет назад. И выход один: постепенно переходить от узкопрофессиональной системы высшего образования к многоотраслевым крупным вузам, способным работать в том числе и по стыковым, межпредметным направлениям. Через пару месяцев мы официально объявим о формировании опорных региональных вузов, созданных в результате объединения нескольких высших учебных заведений, причем не только ведения Минобрнауки, но и других ведомств — например, Минсельхоза».

Объединение, пообещал министр, будет «сугубо добровольным». Однако место кнута (если его и в самом деле не будет) займет пряник: «Мы будет всячески — финансово, организационно и всеми другими возможными путями — поддерживать и стимулировать процесс объединения. В частности, будем финансировать эти вузы через программу развития на 2016-2020 год и другие программы консолидации высшего образования, начатой созданием Федеральных университетов»,- раскрыл свои планы министр.

Изменится вскоре и система олимпиад. Правда, на будущий учебный год все останется как было — слегка возрастет лишь перечень олимпиад министерского списка по линии Российского совета олимпиад школьников (РСОШ). А вот в 2016-2017 году Минобрнауки предлагает ввести некоторые изменения. Прежде всего, более чем вдвое — с 1,5 тыс. до 3-4 тыс., а в перспективе и до 5 тыс. — планируется увеличить число победителей и призеров Всероссийской олимпиады школьников. А то по сравнению с 14-15 тыс. победителей олимпиад РСОШ Всероссийка явно проигрывает, признали в министерстве.

Выиграют от перемен и региональные вузы, особо отметил Ливанов: «Мы планируем воссоздать систему, при которой победители окружных этапов получат преференции при зачислении в региональные вузы» (и тем самым не разбредутся по столичным, окончательно оголив провинцию). А вот проиграть, по задумке властей, должны олимпиады «липовые». Во всяком случае, контроль за порядком на олимпиадах резко усилят, а руководство возложат на лучшие из лучших университетов — те, где учат по собственным программам (например, МГУ им. Ломоносова и Санкт-Петербургский госуниверситет).

Кроме того, предложил ректор Национального исследовательского университета Высшая школа экономики, депутат Мосгордумы Ярослав Кузьминов, «победителям студенческих олимпиад (из числа бакалавров — «МК») надо предоставить льготу поступления вне конкурса на магистерский профиль».

Напомним, что, по официальным данным, помимо Всероссийской олимпиады школьников, в этом году проходили еще 69 олимпиад РСОШ по 182 профилям. В них приняли участие 1,5 млн школьников, победителями стали 4325 человека, включая 2372 одиннадцатиклассников. 70% победителей участвовали в олимпиадах естественно-научного профиля, в том числе 29% по физике и 25% по математике. Для зачисления вне конкурса «олимпийские» результаты требовалось подтвердить оценками ЕГЭ не ниже 65 баллов. И это, по данным главы РСР, ректора МГУ Виктора Садовничего, не удалось каждому десятому «олимпийцу».

http://www.mk.ru/social/2015/06/29/vuzy-solyut-okonchatelno.html

Правительство РФ рассматривает возможность сокращения около 100 тыс. бюджетных мест в вузах

МОСКВА, 1 июля. Правительство РФ рассмотрит «вопрос сбалансированного снижения» с 2017 года контрольных цифр приема на обучение по программам высшего образования за счет средств федерального бюджета. Это предложение содержится в проекте Основных направлений бюджетной политики на 2016 год и плановый период на 2017-2018 год, который на прошлой неделе был в целом одобрен на заседании кабмина, сообщает РБК.

В документе, размещенном на сайте Минфина, реформа объясняется «изменением демографической ситуации», хотя предлагаемое сокращение сделает бесплатное высшее образование менее доступным вне зависимости от общей численности населения в указанном возрасте.

Как сказал РБК замминистра финансов Айрат Фаррахов, другими предпосылками стали «необходимость реализации госполитики по повышению привлекательности среднего профессионального образования и оценка результатов трудоустройства по специальности выпускников вузов обучавшихся на бюджетных местах».

При этом Минфин предлагает компенсировать сокращение числа бюджетных мест «одновременным завершением формирования эффективной системы выдачи образовательных кредитов абитуриентам и студентам, мотивирующей их к получению профессии».

Статья 100 федерального закона «Об образовании в РФ» гласит, что на каждые 10 тыс. человек в возрасте от 17 до 30 лет должно приходиться 800 бюджетных мест в вузах. В проекте предлагается у​меньшить это значение до 750 на 10 тыс. человек этого возраста.

В среднем варианте прогноза Росстата говорится, что в 2017 году в России будет 26 млн человек в возрасте от 17 до 30 лет. Если бы сокращение происходило одномоментно, число бюджетных мест в вузах могло бы сократиться на 131,4 тыс. с 2,1 млн. В 2020 году пришлось бы сокращать уже около 114 тыс. мест.

Ранее Минобрнауки сообщал, что в 2015 году российским вузам будет выделено более 576 тыс. бюджетных мест только для новых студентов, чтобы сохранить уровень доступности бюджетных мест в 800 на 10 тыс. Это на 16% больше, чем в предыдущем году.
Подробнее:http://www.rosbalt.ru/main/2015/07/01/1414443.html

Эффективный контракт

Опубликовано 28.06.2015

О сокращениях и трудовых правах преподавателей вузов рассказывают профессор Института управления г.Архангельска Рауф Габидуллин, доцент ГУУ Елена Шахматова, юрист Сергей Саурин, доцент КФУ Искандер Ясавеев и сопредседатель ЦС профсоюза «Университетская солидарность» Дмитрий Трынов.

http://www.svoboda.org/media/video/27081734.html

Каждый четвертый вуз может быть реорганизован в рамках программы об опорных университетах

Ректор Высшей школы экономики (ВШЭ) Ярослав Кузьминов заявил, что по его мнению, в рамках программы Минобрнауки до 25% региональных вузов России могут быть объединены в многопрофильные опорные университеты. Он отметил, что такие университеты могут быть созданы почти в каждом субъекте России, кроме столиц, так как там сосредоточены все вузы.

«Я думаю, что на процентов 20-25% оно (число вузов в России — «Ъ») совершенно точно сократится. Не может, а точно сократится. Просто потому, что — как совершенно правильно говорил министр, — не может существовать вуз с 500-700 студентами. Он просто не сможет держать на полной ставке преподавателей. Опорный вуз — модель реорганизации высшего образования в каком-то регионе, когда есть один большой вуз, объединенный, и есть несколько специализированных вузов, которые независимы»,— приводит «Интерфакс» слова господина Кузьминова.

Ранее министр образования Дмитрий Ливанов заявил о намерении ведомства объявить программу объединения региональных вузов в один многопрофильный опорный в своем субъекте университет с финансированием до 2020 года. Ректор МГУ Виктор Садовничий заявил, что данный процесс вполне нормален, но к нему нужно подходить осторожно и аккуратно.
Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc/2757733

Митинг в защиту госуниверситета пройдет в Самаре

Митинг-концерт в защиту Самарского государственного университета согласован администрацией города, он пройдет 7 июля на Самарской площади, сообщает во вторник в своем блоге депутат Самарской губернской думы Михаил Матвеев.

«Митинг согласован с департаментом общественной безопасности Самарской области. Мероприятие пройдет с 17 до 20 часов (официальное начало в 18-00) и состоится в формате митинга-концерта. Музыкальную поддержку мероприятию оказывает Самарская Битлз-ассоциация», — написал господин Матвеев.

Митингующие выступят против объединения СамГУ и Самарского государственного аэрокосмического университета (СГАУ).

Напомним, решение о создании в Самарской области научно-исследовательского университета, было принято в апреле 2015 года. Предполагается, что вуз будет создан на базе двух университетов: СГАУ и СамГУ. Первоначально объединить предполагалось три вуза, в том числе и СамГТУ, который позже вышел из проекта. По заявлениям пресс-службы областного кабмина, он был«пока не готов способствовать повышению конкурентоспособности объединенного вуза», «да и руководство СамГТУ пока до конца не осознало актуальность и исключительную важность глобального процесса модернизации высшего образования».

Елена Донкина
Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc/2758171

Ливанов: Минобрнауки профинансирует объединение региональных вузов

МОСКВА, 29 июн — РИА Новости. Министерство образования и науки РФ профинансирует программы развития региональных вузов, которые выступят с инициативой объединения, рассказал глава ведомства Дмитрий Ливанов на совместном заседании совета Российского союза ректоров и Российского совета олимпиад школьников.

«Мы будем стимулировать эти объединения, поддерживать и организационно и финансово, опираясь на опыт федеральных университетов… Мы будем финансировать программы развития новых опорных университетов на пять лет с 2016 до 2020 года», — заявил Ливанов.

По его словам, количество студентов в России снижается, и «вузы с 400 студентами существовать не могут». Системе высшего образования в регионах следует взять курс от отраслевого разделения к многопрофильным университетам. При этом Ливанов отметил, что «такие объединения должны быть добровольными», и министерство будет рассматривать заявки только в случае желания всех субъектов объединения.

Ранее в 2015 году было объявлено об объединении Московского педагогического университета (МПГУ) и Московского государственного гуманитарного университета имени Шолохова (МГГУ), Дальневосточный государственный гуманитарного университета и Тихоокеанского государственного университета, Оренбургского государственного университета менеджмента и Оренбургского государственного университета.

РИА Новости

http://ria.ru/society/20150629/1101823581.html#ixzz3eYftalAK

Погром российской медицины, образования и культуры: факты

Весьма красноречивые факты, свидетельствующие о настоящем погроме российской медицины, образования и культуры, содержатся в материале Олега Таранова на сайте РОТ ФРОНТа. Я размещаю его заметку с некоторыми сокращениями.


Сельская школа. Художник: Алексей Иванович Стрелковский, 1872.

13 апреля Счётная палата РФ опубликовала отчёт отчёт по результатам проверки проводимой «оптимизации» в сфере здравоохранения, культуры, образования и социального обслуживания. Результаты доклада шокируют. Прежде всего, из доклада ясно, что никакой действительной оптимизации властями и не задумывалось, а речь шла о тупом сокращении расходов на социальную сферу, без учёта социальных нормативов и норм, утверждённых правительством.

Всего по итогам 2014 г. число педагогических, медицинских, социальных, научных работников и работников учреждений культуры сократилось с 6,18 млн. до 5,95 млн. человек. За это же время число потребителей услуг выросло на 152,7 тыс. Это значит, что в среднем каждому этих услуг достанется меньше. В медицинской сфере под каток «оптимизации» попадают 952 организации. За 2014-2018 гг. предполагается ликвидировать 41 медицинскую организацию и реорганизовать в качестве филиалов (читай — ликвидировать, за исключением самых базовых функций) — 911 медицинских организаций. В 2014 г. уже 26 организаций ликвидировано, 330 — урезаны до состояния филиалов. По планам к концу 2018 г. по сравнению с 1 января 2014 г. число больниц сократится на 11,2%, поликлиник – на 7,2%.

И это массовое сокращение происходит в стране, где, как выясняется, 17,5 тыс. населённых пунктов вообще не имеют медицинской инфраструктуры, из них более 11 тыс. находятся на расстоянии свыше 20 км от ближайшего врача. Причём 35% населённых пунктов даже не охвачены общественным транспортом. Ранее уже сообщалось о предложении чиновников россиянам в провинции переходить на гужевой транспорт. Как бы и вправду мы в XXI веке не увидели, что больных ко врачу везут за 30 вёрст на телеге. Но и там, где медучреждения есть, об их избытке говорить не приходится. Сроки ожидания медицинской помощи часто превышают необходимые в 2 и более раз. Например, в Пензенской области может понадобиться более 20 дней, чтобы дождаться приёма кардиолога, невролога, офтальмолога, эндокринолога, гастроэнтеролога, ревматолога или онколога. Нередко ожидание по записи на УЗИ превышает 1,5 месяца.

Активно сокращают коечный фонд — за 2014 г. сокращено уже почти 34 тыс. коек. Урезают и численность медработников — за год на 90 тыс. человек. То есть уволен каждый тридцатый. При этом работников не то чтобы избыток — сохраняется высокий уровень совместительства – около 140%. Выходит, в среднем медики выполняют почти в полтора раза больше работы, чем положено по нормативу. Разумеется, в ущерб как качеству оказания помощи, так и собственному здоровью. Шутка ли, когда вместо положенных 8 часов врач работает 12 часов и более! И когда говорят о росте уровня средней заработной платы медицинских работников, над понимать, что он вызван не фактическим увеличением размера оплаты их труда, а ростом нагрузки на одного работника.

Почему снижается число госпитализированных больных и растёт число умерших на дому? Задавленные всевозможными нормативами работники скорой зачастую вынуждены отказывать в помощи нуждающимся. В 2014 г. по сравнению с 2013 г. значительно увеличилось число вызовов скорой медицинской помощи, когда помощь не была оказана – с 2,1 млн. до 2,25 млн. вызовов, и числа отказов в вызове скорой – с 1,16 млн. до 1,43 млн. вызовов. Планировалось, что оптимизация приведёт к снижению смертности до 12,8 на 1000 населения по итогам 2014 г. На деле же смертность составила 13,1 на 1000 населения. За год рост смертности населения составил 2,2%. Истинные же цели реформирования медицины достигаются очень эффективно — в 2014 г. рост объёма платных медицинских услуг составил 24,2% по сравнению с 2013 г.

Аналогичная ситуация и с образованием. Всего в 2014 г. было ликвидировано 592 образовательные организации и реорганизовано 2030. До 2018 г. планируется ликвидировать или реорганизовать ещё 3639 образовательных организаций, в результате чего их численность по сравнению с 2013 г. сократится на 6%. Возьмём общеобразовательные школы. За год их было закрыто 395 и реорганизовано 610. Ликвидация ещё 870 запланирована до 2018 г. Наверное, слишком много их у нас? Да нет, согласно прогнозу Росстата, к 2020 г. в школах потребуется на 2,5 млн. мест больше, чем в 2012/13 учебном году. И уже сегодня почти 6 тыс. населённых пунктов с численностью населения от 300 чел. до 1,5 тыс. человек не имеют школ. А из 940 населённых пунктов добираться до ближайшей школы приходится более 25 км. Про ситуацию с общественным транспортом повторяться не будем. Ещё хуже ситуация с детскими садами. 9,5 тыс. населённых пунктов с численностью населения от 300 чел. до 1,5 тыс. человек не имеют детских садов вовсе. 877 из них находятся на расстоянии свыше 25 км до ближайшего детского сада. Доходит до того, что в Астраханской области 89% населённых пунктов не имеют детских садов. Зато власти всячески стимулируют развитие частных детских садов: освобождают их от НДС, предоставляют субсидии и т.п. Планируется к 2018 г. довести долю частных детсадов до 15%. В общем, делается всё, чтобы направить денежные средства (как государственные, так и принадлежащие родителям) в частные руки.

Сокращается и численность педагогов — за 2014 г. их стало меньше на 18,8 тыс. человек. А поскольку потребность в педагогах никак «оптимизироваться» не хочет, учителям приходится практиковать различные формы совместительства. В некоторых регионах по совместительству работает каждый третий учитель. Педагоги вместо положенных 720 часов в год работают на 1,5-2 ставки 1,5 тыс. часов и более. Не удивительно и то, что по данным Счётной палаты в результате проведённых мероприятий эффективность деятельности образовательных организаций не повысилась. Удивительно другое — в результате «оптимизации» в 36 регионах расходы на содержание образовательных организаций не уменьшились, а возросли. Кое-где на четверть, а то и в полтора раза. Впрочем, в других сферах кое-что всё-таки удалось сэкономить. Но те денежные средства, которые были сэкономлены и направлены на повышение зарплат работников социальной сферы, составили менее 1% фонда оплаты труда данных работников. Громкие обещания обеспечить им достойную оплату труда не выполняются.

Объявленный годом культуры 2014 г. стал годом закрытия культуры. Эту тенденцию отмечает и Счётная палата. В течение 2014 г. учреждений культуры в России стало меньше на 2080 — на 7,3%. За 2015 г. планируется сократить ещё более 300 библиотек и более 450 культурно-досуговых учреждений. Таким образом, два года «оптимизации» приведут к сокращению учреждений культуры на 9,4%. И это при том, что из расчёта социальных нормативов в стране должно быть более 26 тыс. библиотек, а по итогам 2014 г. их число составило чуть более 5 тыс. Разумеется, сокращают не только учреждения, но и работников культуры. За прошедший год сократили 81,5 тыс. человек — 12,2%.

Те же разрушительные последствия несёт «оптимизация» и организациям социального обслуживания населения. Уже ликвидировано либо реорганизовано 143 организации, до 2018 г. та же судьба предстоит ещё 260. 36 тыс. социальных работников уволено — 6,5% общей численности. И это при том, что к началу реформ очередь ожидающих место в стационарное учреждение социального обслуживания насчитывала 16 тыс. человек. Из них 6,6 тыс. человек стояли в очереди более года. Но вместо того, чтобы решить эту проблему, увеличив число мест в стационарных учреждениях на 8–10%, власти эти места сокращают вместе с работниками. Зато оставшимся работникам придётся нести куда более тяжёлую ношу — ожидается, что за период 2013-2018 гг. трудовая нагрузка на одного социального работника возрастёт на треть.

Хорошо ли будут ухаживать за беспомощными людьми перегруженные соцработники? Это никого не волнует — «дорожная карта» Минтруда предполагает увеличение объёма платных услуг в этой сфере. Опять же, кому страдания, а кому выгодный бизнес.

Какой же вывод делает Счётная палата на основании собранных данных? «Продолжение мероприятий по сокращению числа государственных и муниципальных организаций может привести к дальнейшему снижению охвата и качества предоставляемых услуг, увеличению очередей и сроков ожидания их получения, снижению уровня удовлетворённости граждан».

Читать полностью:

http://www.rotfront.su/%D0%BF%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%BE%D0%BC-%D0%BC%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D1%86%D0%B8%D0%BD%D1%8B-%D0%BE%D0%B1%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D0%B8-%D0%BA%D1%83%D0%BB%D1%8C%D1%82%D1%83/

«Давайте не будем молчать!» — преподаватели и студенты УрФУ выйдут на митинг, но сначала встретятся с Кокшаровым

Преподаватели, студенты и члены профсоюзных организаций УрФУ выйдут на митинг, протестуя против сокращений в ведущем уральском вузе. Акция состоится 29 июня в 16.00 у главного корпуса университета (площадь Кирова, прим.). Уведомление об акции было подано в положенные сроки в администрацию Екатеринбурга, передает корреспондент Накануне.RU.

Акция протеста в Екатеринбурге связана с предстоящими сокращениями в Уральском федеральном. Напомним, как сообщалось ранее, вокруг планов развития УрФУ разгорается нешуточный скандал. Руководство вуза намерено сократить 700-800 ставок ППС. Оставшиеся преподаватели получат минимум часов лекций, освободившееся время им предлагается посвятить научной работе. Студенты, по идее руководства вуза, также будут заниматься самообразованием и наукой. Кроме того, студентов также планируется «сократить»: к 2021 году численность «очников» хотят довести с 24 тыс. до 20 тыс. С такими планами не согласны ни студенты, ни преподаватели. Ранее они направили открытое письмо в ректорат, копию легли на стол полпреда в УрФО Игоря Холманских, губернатора Свердловской области Евгения Куйвашева и областного премьера Дениса Паслера.

Пока непонятно, какие институты пострадают сильнее других — гуманитарные или технические. Известно, что институты инженерного и естественнонаучного толка должны будут структурировать свое штатное расписание на 50% от необходимой оптимизации до конца этого года, а еще на 50% до 30 июня следующего года. Гуманитарные институты основную часть необходимого сокращения ставок должны будут провести уже в этом году.

Сам Кокшаров, объясняя сокращение профессорских ставок, кивает на «дорожную карту» Правительства и переход к модели университета, базирующегося на исследовательской и инновационной деятельности.

«Планируемые в УрФУ сокращения затронут прямо или косвенно каждого сотрудника. Одного из пяти или уволят, или переведут на долю ставки. У остальных увеличиться нагрузка. К сожалению, ректорат готовит глобальные изменения не только не советуясь, но и не посвящая людей в планы изменения их судеб. Давайте не будем молчать, не будем принимать невыгодные для нас изменения!», — отмечают организаторы митинга профсоюз «Университетская солидарность».

Добавим, что для решения возникших проблем активисты предлагают восстановить представительство общественности университета в одной третьей от состава Наблюдательного совета УрФУ, как это предоставлено уставом вуза; развернуть коллективное обсуждение программы развития университета с привлечением специалистов в области права, экономики, менеджмента и маркетинга; вернуть независимую роль кафедр, в том числе финансовую; а также отложить решение о массовом сокращении ставок и пересмотреть принятые непродуманные решения, касающиеся коллектива университета.

Примечательно, что незадолго до митинга в вузе пройдет встреча ректора с трудовым коллективом. При этом, как сообщалось ранее на проведение акции протеста это никак не повлияет — митинг все равно состоится. Встреча с ректором УрФУ Виктором Кокшаровым состоится уже завтра.

«Должно состояться более или менее содержательное общение, может быть даже с элементами конфликта. К сожалению, ни к какой дискуссии Виктор Анатольевич не готов, хотя бы потому что у него даже документы не готовы. Как мне сегодня рассказали завкафедрами, он так до сих пор и не подготовил документально положение о новых категориях работников, даже проекта положения нет. Соответственно, это положение еще не прошло нормативно-правовую комиссию, обсуждать еще даже нечего. Очень странно. Мне кажется, он (Кокшаров) себя завтра просто подставит», — рассказал корреспонденту Накануне.RU сопредседатель профсоюза «Университетская солидарность» Дмитрий Трынов.

Он также отметил, что к ректору накопилось много вопросов, в том числе, связанных с нормативно-правовым регулированием процесса, «который явно не будет соответствовать нормам ТК».

«Все вопросы мы зададим, хотя скорее всего, несколько острых, а остальной пакет вопросов — передадим официально из рук в руки и потребуем ответить до конца июня, до отпусков», — уточнил Трынов.

- See more at: http://www.nakanune.ru/news/2015/6/24/22404972#sthash.FEzGXf23.dpuf

Студентам «грозит» повышение стипендии до 10 тысяч рублей Каких денег ждать в 2016 году студентам-бюджетникам?

Стипендия традиционно была весьма скромным источником средств к существованию, однако и этих небольших денег студенты всегда ждали с нетерпением и тревогой. И сегодня блеснул лучик надежды — в Госдуму поступил законопроект, согласно которому «стипуха» может быть привязана к размеру прожиточного минимума, составив от 80 до 100% от этой суммы. Ждать ли успевающим учащимся десятитысячных стипендий?

Студентам «грозит» повышение стипендии до 10 тысяч рублей

фото: Кирилл Искольдский

Средняя стипендия в регионах редко когда превышает 1300-2000 рублей. Прожить на эти деньги совершенно нереально. Поэтому минимальный размер стипендии должен быть не меньше прожиточного минимума для региона. По Москве – это около 10 тысяч рублей — так считает один из авторов законопроекта член комитета Госдумы по транспорту Олег НИЛОВ:

- Сегодня стипендия представляет собой мизерные выплаты, подачки. В СССР на стипендию 40-60 рублей можно было хотя бы питаться в столовой или буфете, позволить любые поездки по городу и даже сходить в кино или театр. Когда я учился, я получал 60 рублей – и это была нормальная, а не повышенная стипендия! Повышенная в 70-х годах доходила до 75 рублей, при том, что 3-5 копеек стоил проезд в трамвае/метро, 16 копеек стоила буханка хлеба – можно было жить. Да, мы подрабатывали, но практически без вреда для учебы. Сегодня же крайне странно выглядят многомиллиардные вложения в высшее образование на фоне того, что студенты из-за мизерной стипендии вынуждены работать, пропуская занятия.

Первый зампред комитета Госдумы по образованию Олег Смолин согласен с тем, что ежемесячные выплаты студентам нужно довести до советского стандарта:

- Обычная академическая стипендия в гуманитарном вузе СССР составляла 80% от прожиточного минимума, а в технических вузах – превышала его! Если раньше студент учился и подрабатывал, то сейчас он работает и… подучивается.

Нужно вернуть прежнюю систему расчета стипендиального фонда и выплат!

Учащихся вузов и колледжей в России — около 8 миллионов человек. Это огромная «армия» (хотя сами студенты вздрогнут от такого сравнения…) Где взять деньги на десятитысячные стипендии, если чиновники уже поговаривают даже про отмену индексации пенсий… На это у депутатов, предложивших повысить «стипухи» до прожиточного минимума, есть хорошо знакомая аргументация — прогрессивная шкала налогов для богатых, возвращение госмонополии в таких сферах, как рыбная отрасль, лесная, алкогольная, табачная – все эти производства либо отданы иностранным компаниям, либо приносят в бюджет совершено не соответствующие их масштабам деньги…

Впрочем, ректоры некоторых вузов считают, что проблема не столь актуальна. Правда, университеты, у которых есть основание так думать, в основном столичные.

- У нас социальная стипендия составляет 6000 рублей – говорит ректор РГСУ Наталья ПОЧИНОК. - Если мы будем сравнивать эту сумму с теми потребностями, которые можно было реализовать на стипендию в СССР, то получается вполне себе сопоставимо. 510 рублей стоит проживание в общежитии, обед по 100-150 рублей в студенческой столовой – 4500 рублей, плюс льготы на проезд. А успешные студенты получают у нас и вовсе 9800 рублей в месяц – это как раз практически те 10.000 рублей, о которых идет речь в законопроекте о повышении!

Попутно возникает вопрос — почему в одном вузе стипендия 6000-10000 рублей, а в другом – базовые 1300 рублей? Зампред комитета Госдумы по образованию Надежда Шайденко объясняет это тем, что в Минфине и Минобрнауки нет единой методики расчета суммы, которую получает каждый вуз на стипендии. Система запутанная, что делает стипендиальное обеспечение в разных вузах различным.

Сами же учащиеся хотя и поддерживают инициативу по «десятитысячным стипендиям», не особенно рассчитывают на привязку их к прожиточному минимуму.

- Мы хотим хотя бы индексации на 25% — скромно добавляет студенческий омбудсмен Артем Хромов. — И сейчас развернули масштабную кампанию по сбору подписей за это во всех вузах страны. В конце прошлого года стипендиальный фонд был сокращен на 10% без всяких на то причин. Повсеместно возникают проблемы со льготами на транспорт для учащихся и другие примеры «закручивания гаек» – этими 25% мы хотим хотя бы вернуться на недавний уровень, о заметном повышении даже не говорим!

На деле же, увы, пока учащимся не светит ни стипендия размером с прожиточный минимум, ни даже 25-процентная индексация. Как рассказала та же зампред комитета Госдумы по образованию Надежда Шайденко, внесенный 10 июня в Комитет по образованию законопроект на ближайшем заседании будет возвращен авторам на доработку, поскольку на столь существенные расходы необходимо заключение Правительства. Соответственно никаких новостей по «десятитысячным стипендиям» ждать не стоит. Да и 25-процентная индексация пока тоже существует лишь в мечтах Российского студенческого союза, собирающего за ней подписи. Единственная реальная цифра, озвученная на сегодняшний день – это 5,5% повышения с сентября этого года. А это, из расчета 1300 (размер средней стипендии по РФ) — всего 71 рубль 50 копеек.

http://www.mk.ru/social/2015/06/24/studentam-grozit-povyshenie-stipendii-do-10-tysyach-rubley.html

СЕРГЕЙ РОЩИН О РЕЙТИНГЕ МИНОБРНАУКИ Скрестили хореографа с урбанистом – получился архитектор

Минобрнауки впервые в рамках мониторинга вузов рассчитало средние зарплаты выпускников, которые закончили вузы в 2013 году. Данная информация могла бы свидетельствовать о том, какие выпускники наиболее ценятся на рынке труда, а также может помочь абитуриентам при выборе будущего вуза. Но тут нужно учитывать два обстоятельства. Первое – качество самих расчетов и достоверность выводов, которые они позволяют сделать. Второе: мониторинг вузов является основой для принятия административных решений о поддержке университетов, слиянии, закрытии. И в этом отношении средняя первая зарплата, как и другие показатели, может влиять на принятие решений. Вот только какой подсчет – такие могут оказаться и решения. Итоги первой попытки Минобра комментирует проректор НИУ ВШЭ, завкафедрой экономики труда и народонаселения факультета экономических наук Сергей Рощин.

Стартовые зарплаты должны отражать представления работодателей о том, кто именно из новичков на рынке труда является более квалифицированным и производительным. Насколько могут использоваться показатели зарплаты выпускников для оценки качества образования – вопрос не новый, специалисты занимаются им давно. Довольно развиты подобные оценки в области бизнес-обучения. Ведущие бизнес-школы используют этот инструмент для демонстрации качества своего образования, показывая насколько меняются зарплаты выпускников с дипломами школ. Для оценки уровня образования в целом по стране этот инструмент используется пока осторожно, и лишь в считанном количестве стран построены национальные системы для сбора такой информации. Подробный разбор систем оценки, различных теорий и методологий недавно был проведен в журнале «Вопросы образования».

Вот только результаты получились, мягко говоря, неожиданными. В лидерах по некоторым специальностям вузы, малоизвестные далеким от рынка образования людям, полное отсутствие конкретики и подробностей не дает возможности оценить отдельные программы, которых множество в каждом вузе.

В лидерах по некоторым специальностям оказались вузы, малоизвестные далеким от рынка образования людям.

Нужно изначально понимать, что, если мы используем такой подход для оценки качества образования, то мы должны четко представлять по каким критериям оценивались выпускники, иначе возникают противоречия. Они проявились и в первом подсчете Минобра. Например, совершенно невозможно понять о каких выпускниках идет речь – бакалавриата, специалитета или магистратур. Так, по направлению экономика и управление лидером оказалась Московская высшая школа социальных и экономических наук. Но это парадоксальный результат. Во-первых, она не готовит бакалавров, во-вторых, там почти нет экономических программ. Там есть программы по менеджменту, но на них учатся те, кто уже имеет опыт работы, и их заработная плата это уже не зарплата выпускников после студенческой скамьи. Поэтому не очень понятно, как соотносились программы разных вузов. Нет бакалавров и в РЭШ, у других университетов есть не только бакалавриат, но еще и специалитет. Это первая серьезная проблема, которая здесь видна и которая ставит под сомнение качество проведенной работы.

Вторая проблема связана с количеством выпускников по программам разных вузов. Понятно, чем больше выпуск, тем больше разброс зарплат, что влияет на средний показатель. В мониторинге указано количество выпускников – но по укрупненной группе направлений, а не по отдельным образовательным программам. Когда же мы говорим о выпускниках единичных и тем более магистерских программ, где численность значительно меньше, там могут быть флуктуации, сильно влияющие на результат, и, если этот показатель не сгладить, не усреднить, он не будет отражать реального положения дел. Поэтому очень важно указывать какой был разброс зарплат у отдельных выпускников, что позволит более достоверно оценивать эти результаты.

Понятно, чем больше выпуск, тем больше разброс зарплат, что влияет на средний показатель.

Так что, например, в сфере права результаты выглядят неожиданными и странными во многом благодаря этому упущению. В лидерах оказался Академический правовой институт и Институт мировых цивилизаций, где выпуск составил 52 и 34 человека соответственно, которые по уровню зарплат существенно обогнали более престижные и высокоценимые работодателями Юридическую академию и Московский университет, у которых есть массовый выпуск специалистов – 1298 и 405 человек.

Интересно выглядит и направление Архитектура. Первое место занял Институт искусства реставрации, а второе – Московская государственная академия хореографии. На 4 месте – ВШЭ. Но, владея некоторой дополнительной информацией, становится непонятно, что учитывалось. ВШЭ не готовит архитекторов, у нас есть магистры по направлению градостроительства и урбанистики. Возникает вопрос: какие образовательные программы сопоставлялись под общим названием архитектура?

Интересно выглядит и направление Архитектура. Первое место занял Институт искусства реставрации, а второе – Московская государственная академия хореографии.

Подобные методологические недочеты сильно обесценивают работу, которая была сделана. Сама по себе она важна и интересна, но ее необходимо делать методологически правильно и чисто. Таким образом мы имеем: первое – очень важную первую попытку построения подобных оценок, второе – методологическую нечеткость реализации этого проекта, которая приводит ко многим странным, а местами смешным результатам, чтобы их можно было использовать для реальной практики и мгновенно переводить в инструмент административных решений со стороны регуляторов образования. Очевидно, что методологию надо совершенствовать, к этому надо относиться как к пилотному результату, последующая работа должна быть более совершенной и прозрачной.

Пока более прозрачным, хотя тоже не совершенным, кажется подход технологических компаний, которые выстраивают рейтинги успешности вуза на основе статистики в интернете. Так, Googleанализирует поисковые запросы, а LinkedIn выбирает самые перспективные вузы, основываясь на данных регистрации в социальной сети.

Сергей Рощин

http://www.edutainme.ru/post/minobr-rating/

Парадокс отечественного образования: самые высокие зарплаты — у выпускников слабых вузов

Ксения КОНЮХОВА

Минобрнауки впервые проанализировало, насколько успешны те, кто оканчивает университеты и институты [инфографика]

Согласно статистике Министерства образования и науки, оказалось, выгоднее всего учиться на социолога в… Российской академии народного хозяйства и госслужбы. Нет-нет, не падайте со стула! Тамошние выпускники согласно официальному документу уже в первый год после окончания учебы получают в среднем по 114 тысяч рублей! В месяц! Это данные Пенсионного фонда. Речь о выпускниках 2013 года, получавших зарплату в 2014 году. Видать, хорошему специалисту кризис не помеха?

Про рейтинг Минобрнауки гордо сообщает на своем сайте: «Это принципиально новая система мониторинга и анализа трудоустройства выпускников вузов». Действительно, принципиально новая, если неожиданно выясняется, что самые хорошие выплаты получают выпускники малоизвестных вузов. И на что абитуриентам теперь ориентироваться — на декларируемые зарплаты или на громкое имя вуза?

А за ЮРИСТА — ответишь!

РЕКЛАМА

Несмотря на уговоры властей идти на инженерные специальности, рейтинг утверждает: больше всех остальных выпускников зарабатывают юристы и экономисты. Видимо, не зря дети на уговоры не ведутся, из года в год выбирают именно экономические и юридические вузы?

Экономисты, окончившие Московскую высшую школу социальных и экономических наук, получают в среднем 110 тысяч рублей в месяц. И работу нашли почти все — аж 72 процента учащихся.

Но вот что интересно: в этом вузе студентов — кот наплакал. По данным Рособрн-

адзора, в нем учится всего 81 человек на всех курсах! На менеджмент в этом году набирают всего 10 бюджетников и 10 контрактников. А в рейтинге эффективности этот вуз набрал всего 4 балла из 7.

На втором месте по зарплатам экономисты не из знаменитых Российского экономического университета имени Плеханова или Финансового университета, а из… Дипломатической академии МИДа. Работу нашли 55 процентов выпускников. У них среднемесячный оклад — 97 тысяч рублей!

В юриспруденции самые высокие получки не у тех, кто окончил знаменитую Юракадемию, а у владельцев корочек от Академического правового института (в среднем 108 тысяч рублей)! Тут на работу устраивается 61 процент выпускников. Но поступить туда не получится — в этом году Рособрнадзор запретил вузу набирать первокурсников. За какие грехи, можно только гадать! Да и в рейтинге эффективности этот институт набрал всего 2 балла из 7.

Замыкают тройку богачей айтишники. Тут лидирует Высшая школа экономики с зарплатами выпускников в 97 тысяч рублей. И процент трудоустройства на удивление высок — работу находят 90 из 100 студентов. Это единственный вуз, про который все понятно — Вышка давно готовит специалистов по бизнес-информатике, и такие ребята в столице нарасхват.

Дмитрий ПОЛУХИН
Фото: Дмитрий ПОЛУХИН

НА КОШКАХ НЕ ЗАРАБОТАЕШЬ

Неожиданными оказались и данные по самым бесперспективным профессиям. Ими оказались… ветеринар и зоотехнолог. Работу смогли найти лишь половина выпускников. И стартовые зарплаты у них — 24 550 рублей в месяц. С зоотехнологом еще как-то можно согласиться, а вот хорошего ветеринара в Москве не так-то легко найти, их телефоны и места работы кошатники и собачники передают друг другу как самое дорогое.

Тем, кто поддался на уговоры и таки пошел в инженеры, тоже живется несладко. Максимальные зарплаты выпускников в авиационной отрасли и ракетостроении — 48 тысяч рублей у бывших учащихся Московского авиационного института.

Еще хуже — химикам. Самые высокие оклады у выпускников, получивших эту специальность в Российском университете дружбы народов, — 36 тысяч в месяц.

Тяжко приходится врачам. У выпускников специальности «клиническая медицина» средняя зарплата -

31 470 рублей в месяц. А работа есть только у 48 процентов. Тем, кто выбрал профилактическую медицину, придется рассчитывать вообще на 26 тысяч в месяц.

Историей и археологией заниматься тоже невыгодно. Средняя зарплата выпускников в этой отрасли — всего 33 тысячи рублей.

Но особенно удивили зарплаты в образовании. Выпускники Свято-Тихоновского гуманитарного университета получают в среднем почти 92 тысячи в месяц. Позвонила в приемную комиссию вуза.

- Мы помогаем с трудоустройством тем, кто хорошо учится, — сказали мне там скромно. — У нас хорошие связи с православными школами, и самые лучшие студенты уже во время учебы начинают там работать.

Для сравнения, выпускники Университета Российской академии образования получают намного меньше — 15 тысяч в месяц. А Московского педагогического государственного университета — 39 тысяч рублей в месяц. Чудеса…

Дмитрий ПОЛУХИН
Фото: Дмитрий ПОЛУХИН

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Наталья Данина, руководитель проекта «Банк данных заработных плат HeadHunter»:

- Самые высокие зарплаты у вчерашних студентов, конечно, в отраслях, связанных с информационными технологиями. Причем именно с разработкой программного обеспечения или с ИТ-железом. Системные администраторы получают не так много.

С каждым годом количество выпускников вузов становится все меньше — это результат демографической ямы. Поэтому работодатели и сейчас в случае необходимости берут на работу молодых специалистов без опыта. Лучше научить всему необходимому, чем потом переучивать. Уровень зарплат для выпускников вузов, не имеющих опыта работы, по информации «Банка данных заработных плат HeadHunter», с декабря 2014 по июнь 2015 года остался практически без изменений.

СЕКРЕТЫ ФИРМЫ

В чем фокус?

Разбирая рейтинг, я все никак не могла свести концы с концами. Каким образом выпускники не очень сильных, прямо скажем, вузов ухитряются находить такую работу? Неужели их студентов целыми курсами берут на ключевые посты в Газпроме? Обзвонила нескольких экспертов. И секрет раскрылся — в небольших и не самых успешных вузах получают образование не сразу после школьной скамьи. Большинство тамошних студентов — люди, которые уже работают по специальности, просто для дальнейшей карьеры им нужен диплом. Учиться в таких заведениях несложно и ненапряжно, и получение корочки в общем-то гарантировано. А по статистике выходит, что манна небесная сыплется на головы выпускников таких вузов.

Поэтому вполне логично, когда у ребят, окончивших ведущие вузы страны и получивших вполне приличное образование, зарплаты оказываются не такие высокие. Опыта работы еще нет. А стартовую работу с высокой зарплатой сейчас в Москве найти очень сложно.

http://www.kp.ru/daily/26396.5/3273116/

Минобрнауки: недостаточно эффективных вузов за год стало втрое меньше

По словам главы ведомства, это свидетельствует о качественных изменениях в системе высшего образования. Участие в мониторинге 2015 года приняли 887 вузов и 1229 филиалов вузов.

МОСКВА, 23 июн — РИА Новости. Около 300 вузов и филиалов вузов РФ выполнили менее четырех показателей эффективности работы в 2015 году, при том что годом ранее таких вузов и филиалов было около тысячи, сообщил журналистам во вторник глава Минобрнауки Дмитрий Ливанов.

«Не выполнили четыре показателя 73 головных вуза и 219 филиалов», — сказал он. В прошлом году вузов, не сумевших выполнить четыре и более показателей из семи анализируемых в рамках мониторинга, было около тысячи.

По данным Минобрнауки, участие в мониторинге 2015 года приняли 887 вузов и 1229 филиалов вузов.

Ливанов отметил, что сокращение числа недостаточно эффективных вузов свидетельствует о качественных изменениях в системе высшего образования. «Система приходит в состояние большей эффективности, упорядоченности и дисциплины», — сказал он.

По словам министра, итоги мониторинга вузов межведомственная комиссия подведет в августе. По вузам, выполнившим недостаточно показателей, будет составлен план внеочередных проверок Рособрнадзора. В 2015 году Рособрнадзор на основе данных прошлогоднего мониторинга проведет внеочередные проверки примерно в тысяче вузов, отметил Ливанов.

РИА Новости

http://ria.ru/society/20150623/1082770829.html#ixzz3dtkYoDdx

Минобрнауки пересчитало неэффективные свердловские вузы. Не повезло РГППУ

Также ревизоров из Минобрнауки не порадовали три филиала УрФУ.

Два вуза на Среднем Урале не прошли проверку Министерства образования и науки. Согласно данным мониторинга эффективности вузов, которые опубликовало ведомство, в РГППУ и Национальном институте недвижимости и инвестиций обнаружились признаки неэффективности.

Отметим, Минобрнауки оценивает вузы по восьми показателям эффективности. Туда входят доходы вуза, зарплата преподавателей, трудоустройство выпускников и другое. Чтобы университет был признан эффективным, он должен выполнить не менее четырех показателей.

Российский государственный профессионально-педагогический университет немного недотянул до заветных четырех показателей. Из восьми пунктов ревизоры из Минобрауки положительно оценили в вузе только три: международная деятельность, трудоустройство выпускников и финансово-экономическая деятельность.

Кроме того, в Свердловской области оказалось еще 8 филиалов вузов, которые также вошли в список потенциально неэффективных. У УрФУ оказалось сразу три таких филиала: в Верхней Салде, Первоуральске и Новоуральске.

Также признаки неэффективности нашли в Ирбитском и Кушвинском филиалах «Уральского института коммерции и права», в нижнетагильских филиалах РАНХиГС и «Международного юридического института» и в Уральском институте социального образования.

Всего на Урале нашлось 4 вуза и 33 филиала с признаками неэффективности. В список попали челябинский Южно-Уральский профессиональный институт и Чайковский государственный институт физической культуры в Перми.

http://66.ru/news/society/173505/

Студенты «сдали сессию» преподавателям других вузов

Текст: Ксения Колесникова

Рособрнадзор провел независимую оценку знаний студентов по 60 дисциплинам. В эксперименте участвовали 1,5 тысячи учащихся из 29 вузов: от технических и медицинских до гуманитарных.

Студенты сдавали экзамены преподавателям из других вузов и независимым экспертам, которые не проводили занятия в этих группах. За ними наблюдали представители Рособрнадзора.

«Независимая оценка качества знаний студентов может стать одним из основных механизмов повышения уровня образования. С одной стороны, есть вузы, дающие качественное образование и готовые к независимому аудиту, а с другой — модель объективной оценки, которая будет ориентировать и студентов, и преподавателей», — сказал глава Рособрнадзора Сергей Кравцов.

Студенты сдавали экзамены по математике, химии, физике, истории, социологии, экономической теории, журналистике и т. д. Среди участков эксперимента — МФТИ, Первый МГМУ имени Сеченова, Московский государственный юридический университет имени Кутафина, ДВФУ и другие.

Формы экзаменов были разные: от собеседования до письменных ответов на билеты. Все материалы для проверки знаний студентов, разработанные вузами, прошли экспертизу в Рособрнадзоре.

По словам ректора Дальневосточного федерального университета Сергея Иванца, его студенты активно отозвались на предложение об участии в эксперименте.

«Учитывая, что в проверке знаний наших студентов принимают участие профессионалы из других вузов, это, в некотором роде, и оценка качества работы и нашего преподавательского состава», — отметил он.

Напомним, это уже второй подобный эксперимент по независимой оценке знаний студентов. Первый этап проводился 22 января 2015 года. В нем принимали участие 372 студента разных курсов и 18 преподавателей в качестве независимых экспертов. Оценка знаний проводилась по 10 дисциплинам.

http://www.rg.ru/2015/06/19/studenty-site.html

Опубликовано на сайте «Российской Газеты» 19 июня 2015 г.

Эксцесс исполнителя

15 июн 2015

К декларируемым целям реформы высшей школы — доступности качественного образования и адаптации вузов к запросам рынка труда — претензий нет. Настораживает, что достигаются они за счет сокращения вузовской сети и преподавательского состава

Российское правительство одоб­рило федеральную целевую программу развития образования на 2016 — 2020 годы. Основные задачи ФЦП — создание и распространение структурных и технологических инноваций в образовании; формирование инфраструктуры для подготовки кадров, необходимых экономике. В документе значатся организация новой структуры вузов, модернизация технологий заочного образования, разработка российских инструментов оценки качества образования. На реализацию ФЦП предполагается потратить 112 млрд рублей. Регионам на «внедрение новых моделей и механизмов обеспечения доступности образовательной среды» выделят субсидии. В результате должна быть создана сеть вузов, включающая 60 многопрофильных университетов, ориентирующихся на ключевые отрасли региональных экономик; внедрены новые федеральные образовательные стандарты высшего образования. Также предполагается, что будут «построены объекты социальной, учебно-лабораторной, физкультурно-спортивной, хозяйственной и коммунальной инфраструктуры; восполнен дефицит мест в общежитиях для иногородних студентов»

Реакция общественности на программу — немноголюдные акции в 20 российских городах, в том числе в Екатеринбурге и Ижевске, в защиту высшего образования. Организаторы — профсоюзы «Учитель» и «Университетская солидарность» — говорят о «жестком урезании расходов на образование и его деградации, сокращении кадров и закрытии вузов».

ФЦП действительно предусматривает сокращение числа вузов. Еще в марте глава Минобра Дмитрий Ливанов сообщил: «Согласно концепции ФЦП, количество филиалов вузов планируется сократить не более чем на 80%, число самих вузов — на 40%». В апреле на конференции по проблемам развития экономики и общества министр пояснил, что «в течение двух лет государство избавится от вузов и филиалов, не способных давать качественное образование, это по существу уже умершая часть».

— Только в 2015 году из сводного реестра исключены лицензии почти 150 вузов и филиалов, — рассказал заместитель руководителя Рособрнадзора Александр Бисеров. — За последние полтора года лицензий лишилась почти четверть российских вузов и филиалов: к началу сентября 2013 года в России их работало около 2,5 тысячи, теперь из реестра исключены лицензии 600.

Эксперты признают, что высшая школа в России неоднородна: наряду с элитными и «массовыми» университетами в ней есть и «сегмент низкого качества». Его надо сокращать, но очень взвешенно, иначе модернизация обернется катастрофическим падением уровня образованности населения.

Как сокращение университетов и их филиалов коррелирует с задачами доступности для населения высшего образования?

Стремление «прилично выглядеть»

В начале июня одновременно опубликованы два рейтинга российских вузов. Первый — Национальный рейтинг университетов — составили Интерфакс и Эхо Москвы. Второй — подготовило рейтинговое агентство RAEX («Эксперт РА»). Их итоги нужны нам, чтобы не только понять, на кого должны равняться «отстающие» вузы, но и оценить состояние высшей школы, актуальность госполитики в этой сфере.

В обоих исследованиях в топ-10 вошли по шесть московских и четыре региональных вуза. Уральский университет —УрФУ — есть только в первой десятке RAEX. В топ-50 рейтингового агентства территории Урала и Западной Сибири представлены пятью университетами, в числе пятидесяти первых у Интерфакса — только четыре вуза с уральской пропиской. В лидерах те, кому удалось повысить привлекательность для абитуриентов, усилить международную интеграцию, добиться высокой цитируемости научных публикаций. Еще один важный показатель — уровень обеспеченности студентов штатными преподавателями: у подавляющего большинства участников рейтингов он ухудшился.

— Если по итогам рейтинга 2014 годасоотношение профессорско-препода­вательского состава (ППС) на 100 студентов составляло 8,33, то теперь — 8,05, — рассказали исследователи RAEX. — У топ-100лучших вузов этот показатель в среднем снизился на 3,4%. У вузов, участников программы повышения конкурентоспособности«5 — 100» (таких 14), он сократился еще существеннее — на 5,4%. Наиболее драматично падение соотношения ППС на 100 студентов в технических вузах — минус 8%.

Научные сотрудники, чью заработную плату по указанию государства необходимо повышать стремительнее, чем для ППС, оказались в еще более проигрышном положении. Если годом ранее численность штатных научных работников в научно-исследовательских университетах (НИУ) составляла в среднем 196 человек, то по итогам новых измерений она сократилась до 179 (минус 8,7%). Даже у участников прог­раммы «5 — 100», имеющих амбиции выйти на передовой край мировой науки, численность научных сотрудников за год не выросла (в среднем 236 человек).

Составители рейтинга объясняют негативную тенденцию двумя причинами:

— Во-первых, это необходимость ежегодно повышать зарплату преподавателям с учетом среднего значения по региону в рамках выполнения «майских указов» президента РФ. Во-вторых, отсутствие дополнительных бюджетных средств для решения этой задачи. В условиях, когда ресурсов не хватает, а зарплату поднимать необходимо, большинству вузов не оставалось иного, кроме как проводить оптимизацию штата, то есть фактически сокращать ставки.

— Финансирование вузов в расчете на студента в среднем по топ-100 вузов за год номинально увеличилось на 1% (с 287 до 290 тыс. рублей с учетом бюджетных и внебюджетных средств), — констатируют исследователи. — При этом зафиксированная динамика существенно ниже годового уровня инфляции в стране (в 2014 году — 11,4%). Можно отметить ряд успехов вузов по привлечению средств на научные разработки. Впрочем, по итогам 2015 года НИОКР вряд ли смогут сыграть роль надежной «подушки безопасности» для вузов, так как предпосылок для роста заказов на научные исследования не наблюдается.

К плюсам можно было бы отнести рост по двум показателям. Первый — повышение в вузах публикационной активности. Среднее количество публикаций на одного научно-педагогического работника (НПР) выросло у участников «5 — 100» аж на 20,7%. Но есть нюанс: цитируемость в расчете на статью, согласно зарубежным наукометрическим системам, снизилась на 1,6% (а у НИУ — и вовсе на 6,7%). Это позволяет сделать неутешительный вывод: в условиях нехватки финансирования и дефицита научных кад­ров погоня за улучшением наукометрических показателей ведет к снижению качества публикаций.

Второй показатель — доля иностранных обучающихся. Всего за год доля иностранных студентов-очников у вузов из «5 — 100», например, выросла с 9,1 до 10,6%, у национальных исследовательских университетов — с 6,7 до 8%.

— Однако при всей важности усиления международной интеграции вузов следует отметить, что привлечение зарубежного контингента не имеет прямого отношения непосредственно к качеству вузовского образования, — подчеркивают в RAEX. — Наращивание доли иностранцев и увеличение количества публикаций, невзирая на их качество, позволяет сделать заключение, что стремление «прилично выглядеть» за рубежом в большем приоритете, нежели повышение качества образования и решение системных проблем с НПР.

Еще один важный тренд: выпускники технических вузов по сравнению с экономическими по-прежнему более востребованы работодателями, и это идет вразрез с выбором абитуриентов, предпочитающих учиться на экономистов и управленцев. Так, средняя стоимость платного обучения на первом курсе в технических вузах составляет 105 тыс. рублей, а в экономических — 200 тысяч. Среди университетов с самой высокой стоимостью платного обучения по программам бакалавриата и специалитета преобладают нетехнические вузы.

По данным RAEX, ведущие экономические вузы сегодня готовят наибольшее количество выпускников, ставших топ-менеджерами крупнейших компаний России. В правлении компаний из списка «Эксперт-400» больше всего выпускников МГУ, Финансового университета, РАНХиГС, а также РЭУ им. Плеханова.

Кого надо, того и не хватает

Государство до сих пор не научилось учитывать интересы заказчиков. Более двадцати лет назад по этой причине произошла трансформация высшего образования. Под давлением платежеспособного спроса со стороны населения появились негосударственные университеты, а в госвузах — платные места. Диверсифицировались региональные инфраструктурные вузы — политехнические. Они попытались конкурировать с классическими университетами, открыли непрофильные факультеты (например, экономики, права) и во многом утратили связь с работодателем.

— Многие инфраструктурные вузы качественно деградировали, утратили частьаудитории и ресурсов, — пишут авторы статьи «Незавершенный переход: от госплана — к мастер-плану» Исак Фрумин, Ярослав Кузьминов и Дмитрий Семенов (ВШЭ).

Сейчас «рядовые» вузы в регионах переживают непростой период. Финансовые и управленческие проблемы, реорганизации, неоднородное качество студентов, «утечка мозгов» — все это заставляет экспертов говорить о кризисе высшей школы. Для общества и работодателей претензии к качеству вузовской подготовки стали нормой. В этом есть резон — в целом для российской высшей школы характерна инерция: устаревшие приемы администрирования, несовершенная система оценки качества образования, отсутствие самоорганизации «снизу».

Исаак Фрумин приводит пример: почти половина студентов первых курсов инженерных специальностей «обнаруживают такой уровень знаний, что нормально обучаться они просто неспособны». Госсредства, направленные на образование этих людей, потрачены впустую. Решение этой проблемы эксперт видит в сокращении бюджетного приема на инженеров вдвое и одновременном двукратном повышении финансирования подготовки в расчете на одного студента. Это позволит вузам обновить технологии образования и привлечь сильных ученых.

Следуя общемировому тренду, Россия в первую очередь делает ставку на исследовательские университеты (слабые по этой логике лучше расформировать) — как на генераторы инноваций и инкубаторы элитных кадров. Крупным проектом под эгидой государства стал в 2009 — 2010 годах конкурсный отбор вузов, победители которого получили статус НИУ. В группу отличников также входят федеральные университеты и знаменитые классики — МГУ и СПбГУ. Именно элитная группа получает главную финансовую поддержку со стороны государства. Это отвечает установке государства на ближайшее десятилетие — «сконцентрировать программы подготовки магистров и аспирантов в ограниченном числе ведущих вузов».

Вуз как лифт

— Национальным государствам, помимо поддержки элитных исследовательских вузов, необходимо уделять больше внимания массовым университетам. Массовое высшее образование насыщает экономику кадрами, содействует социальной мобильности людей и повышает их уровень жизни, — считает директор Центра по изучению международного высшего образования при Бостонском колледже (США) Филип Альтбах. — Будущее экономики того или иного государства во многом зависит от решения двух задач: повышения доступности вузовского обучения и поддержания устойчивости исследовательских центров, которые формируют и распространяют новые знания.

При этом американский исследователь говорит о «побочном эффекте» массового высшего образования:

— Процесс расширения доступа в высшую школу принес и дополнительное финансовое бремя, которое не всякое правительство может вынести. Это в свою очередь привело к буму частного образовательного сектора. За этим последовало падение качества образования: расширение университетской системы сопровождалось нехваткой квалифицированных преподавателей и возникновением слабо обеспеченных ресурсами вузов. Но даже при этих серьезных издержках массовизация высшего образования играет важнейшую роль — миллионы людей повысили свой уровень жизни.

— Бинарное разделение, ставшее итогом фокусировки на элитарных вузах, мешает росту конкурентоспособности российского высшего образования. Важным фактом образовательной политики должно стать признание ценности институционального многообразия в высшей школе, смягчение поляризации в ней, — убеждены эксперты Института образования НИУ ВШЭ. — Вузы всякие важны, именно таким должен быть подход к университетам. Для многих выпускников школ вузы, пусть даже слабые, являются альтернативой улице. Их нужно не закрывать, а проводить работу по улучшению качества того образования, что они дают.

— У нас нет задачи оставить на рынке строго определенное количество вузов, — обороняется Дмитрий Ливанов. — Отсечение будет происходить исключительно на основе показателей качества.

Напомним, при первой оценке эффективности вузов, проведенной в 2012 году, в ряды отстающих неожиданно попали довольно известные в стране: Российский государственный гуманитарный университет, Московский государственный педагогический университет, Московский архитектурный университет, Литературный институт им. А.М. Горького. В 2014 году в список учебных заведений, выполнивших менее четырех показателей мониторинга эффективности, вошли Московская государственная художественно-промышленная академия им. Строганова, Московский государственный строительный институт,МАТИ им. Циолковского. В прошлом году был подписан закон, согласно которому Рос­обрнадзор получил полномочия приостанавливать или отзывать лицензии у вузов, если в рамках контрольно-надзорной деятельности в них были выявлены нарушения, несоответствия государственным стандартам. Очередной мониторинг вузов стартовал весной этого года.

Замечания Рособрнадзора к вузам-двоечникам нередко справедливы: «Треть всех российских студентов обучаются по некачественным программам, без должного материально-технического обеспечения, в каких-то полуподвальных помещениях, а преподаватели работают без договоров». Но пострадать могут и те, кто банально не справляется с показателями по доходам вуза на одного НПР или по численности иностранных студентов. Есть, например, педагогические вузы в глубинке с многолетними традициями и уникальными коллективами, которые исправно поставляют кадры для сельских школ. Они явно не выполняют все показатели. Закроем их, и учить детей будет некому.

Первый зампред комитета по образованию Госдумы РФ Владимир Бурматов соглашается с тем, что некоторые учебные заведения просто торгуют дипломами, но при определении тех филиалов и вузов, которые необходимо будет закрыть, может случиться так называемый «эксцесс исполнителя»: «Государственным заказчиком и куратором программы является Минобрнауки РФ. А как показывает практика, это ведомство временами устремляет взоры не на откровенно слабые институты и университеты, а те учебные учреждения, у которых есть заманчивая собственность».

— Аттестация образования превращается в состязание низшей лиги вузов, — убежден доцент департамента образовательных программ НИУ ВШЭ Петр Сафронов. — Наиболее сильные университеты побеждают в гонке, даже не участвуя в ней: стандарты, заложенные в вузовские рейтинги, лишь подтверждают лидерство флагманов. Такая особенность соревнования между вузами отчасти девальвирует его смысл, а пространство образования подвергается сильной фрагментации и сегрегации. Выборочная модернизация в этом случае грозит катастрофическим падением уровня образованности населения.

Если закрыть слабые вузы, что будет на их месте? От всеобщей тяги к высшему образованию избавиться не удастся, как не удастся отправлять школьников в ПТУ, потому что они нужны на заводах. По мнению директора Института развития образования ВШЭ Ирины Абанкиной, решение закрыть вузы будет оправдано лишь в том случае, если удастся внедрить систему эффективного онлайн- и дистанционного обучения: «Но до этого далеко, да и в 18 лет человек еще недостаточно дисциплинирован, чтобы изучать курс самостоятельно».

— Программа развития образования поможет поддержать вузы, необходимые для обеспечения кадрами региональных экономик, закроются те, кто поставляет некачественных специалистов, — прогнозируют в Минобре. — Регионы сами решат, кто нужнее. Они должны помочь в определении приоритетов образовательной политики, учитывая особенности той или иной области, края или республики. Кроме того, субъекты должны представить прогнозы собственного экономического развития, чтобы Минобрнауки и вузы могли ориентироваться на них в рамках долгосрочного планирования.

Опять наступаем на те же грабли — субъекты РФ будут отталкиваться от запросов отраслей без учета мнения домохозяйств.

— Позиция Минобразования очень напоминает советский Госплан, — убеждены авторы альтернативного подхода к решению задачи прогнозирования контрольных цифр приема в вузы. — В качестве основы для разработки проектировок по количеству бюджетных мест используются анализ рынка труда и прогноз потребности в специалистах на среднесрочную перспективу с учетом демографии и миграции. В рыночных условиях такой подход дает сбои.

Сотрудники Института развития образования, департамента математики, Центра семантических технологий и факультета экономики НИУ ВШЭ считают, что при определении количества бюджетных мест должны учитываться не только потребности работодателей и отраслей, но и прогноз реального спроса на высшее образование, основанный на моделировании поведения семей и абитуриентов.

— Востребованность и привлекательность профессии далеко не всегда коррелирует с предложением бюджетных мест в вузах. Сейчас около 10% (около 30 тысяч) бюджетных мест не отвечает интересам абитуриентов, — выяснили исследователи НИУ ВШЭ. — Гуманитариев слишком мало, а технарей — много. Мы видим расхождения по прогнозу и спросу на специальности во всех регионах страны. Реальный спрос на гуманитарные специальности на 40 тыс. мест выше, чем предлагают вузы. В имеющейся сегодня системе высшего образования соотношение мест «физиков» и «лириков» 69,8% против 30,2% в пользу первых. При этом результаты исследования говорят, что соотношение мест должно быть 57,7% против 42,3% в пользу технарей.

Расчеты исследователей также показали, что направления «Математика и естественные науки» и «Здравоохранение» испытывают недостаток бюджетных мест в пределах 80 — 100%. Об этом говорит высокая доля коммерческих студентов на этих специальностях.

О предпочтениях абитуриентов этого года говорить еще рано (о новых правилах приема в вузы и ожиданиях университетов см. «Без списка рекомендованных») — с 25 мая по 26 июня идет сдача ЕГЭ. От результатов приемной кампании будет зависеть судьба конкретных вузов.

Четвертый ежегодный рейтинг вузов России (топ-50)

Шестой ежегодный Национальный рейтинг университетов (топ-50)
http://expert.ru/ural/2015/25/ekstsess-ispolnitelya/

К МОНИТОРИНГУ ВУЗОВ-2015: ВОПИЮЩАЯ НЕКОМПЕТЕНТНОСТЬ МИНИСТЕРСТВА ОБРАЗОВАНИЯ

11 июня опубликован мониторинг вузов 2015 http://indicators.miccedu.ru/monitoring/. Вместо квадратных метров на студента появился «дополнительный показатель». Для вузов без специализации этот показатель — численность ППС, приведенных к количеству ставок ППС, докторов и кандидатов наук в расчете на 100 студентов, обучающихся по программам бакалавриата, специалитета, магистратуры. Пороговое значение = 2,78. Это означает, что если на 1 ППС (доктора или кандидата наук) приходится не не более 36 студентов – то вуз является эффективным.

А как у них? Великобритания -www.euroosvita.net/index.php/?category=1&id=1028 или здесь в картинках http://vasilisa44.livejournal.com/2308.html. От 10 студентов на одного преподавателя в лучших вузах Великобритании до 20 – в худших. Отмечу, что преподавателей вузов без ученой степени в Европейских университетах быть не может по определению. Без защиты диссертации никто преподавать вас не пустит. Можете быть ассистентом – то есть вести практические занятия, семинары, консультировать по поручению профессора. Но в отчетности о количестве преподавателей эти помощники не отражаются. В странах OECDсогласно «EducationataGlance» среднее соотношение 1:12. Вроде бы туда нас и ведет «дорожная карта» в страну дураков (Распоряжение г. Медведева от 30.12.12 № 2610-р и её более поздние модификации). Только у нас считают всех – и ассистентов, и преподавателей без ученой степени. А у них считают только профессоров, доцентов и лекторов, и совершенно не учитывают,что у каждого профессора имеется 2-16 постдоков и ассистенов, которые выполняют львиную долю работы профессора.

К чему приводят такие «расчеты»? У российского профессора учебная нагрузка может быть (и есть!) 900 часов в год. Причем, согласно последним распоряжениям министерских чиновничков, учебная нагрузка – исключительно контактная работа. Выкинули из оплачиваемой работы проверку расчетных работ, расчетно-графических работ, сократили до минимума часы на практику и т.д.

И требуют по «эффективному контракту», чтобы профессор, который работает в аудитории в 3 раза больше, чем его европейский коллега, выдавал статьи с высоким импакт-фактором, и чтоб Хирш у него был не меньше, чем у профессора из Европы.

Нормами труда ППС ни минобр, ни минтруд, ни официальный профсоюз заниматься не собираются. Записали в Отраслевом соглашении 2012-2014 гг., что считают необходимым разработать нормы учебной работы, но не выполнили Отраслевое соглашение. Ответственности – никакой. Записали ту же фразу в следующее Отраслевое соглашение. И опять, судя по планам работы, выполнять обязательства не собираются.

Президент Путин почти год назад дал министру Ливанову поручение Пр-1627, п.3е:

«Минобрнауки России представить в установленном порядке предложения, предусматривающие оптимизацию режима рабочего времени педагогических работников образовательных организаций высшего образования с учётом различных видов выполняемой ими педагогической, методической и (или) научной работы, а также привлечение к педагогической деятельности аспирантов и молодых учёных.»

Срок исполнения 1 октября 2014 года. Поручение до сих пор не выполнено, несмотра на то, что срок истек 8 месяцев назад.

Да и зачем? Министерство считает нормальным, когда на одного профессора приходится студентов в три раза больше, чем в Европе. Государство считает нормальным, когда профессор (и доцент) ведут учебную работу в три раза большем объёме, чем их европейские коллеги.

Всё у нас в российских вузах — ЭФФЕКТИВНЕНЬКО!

Василиса Перфильева

Депутат Госдумы просит Чайку проверить законность отмены выборности ректоров вузов

Первый зампредседателя комитета Госдумы по образованию Владимир Бурматов направил Генпрокурору РФ Юрию Чайке запрос с просьбой проверить законность действий Министерства образования и науки РФ
Генеральный прокурор РФ Юрий Чайка

Генеральный прокурор РФ Юрий Чайка

© ИТАР-ТАСС/Антон Новодережкин

МОСКВА, 11 июня. /ТАСС/. Первый зампредседателя комитета Госдумы по образованию Владимир Бурматов направил Генпрокурору РФ Юрию Чайке запрос с просьбой проверить законность действий Министерства образования и науки РФ, предложившего ректорам вузов новую редакцию уставов учебных заведений. Она предусматривает только назначение ректора вуза учредителем организации — то есть самим ведомством — и фактически отменяет их выборность.

«Прошу провести проверку соблюдения Минобрнауки России статьи 51 федерального закона «Об образовании в РФ» в части реализации положения об избираемости руководителей подведомственных учреждений высшего образования при подготовке и утверждении новых редакций уставов», — говорится в запросе Бурматова, копия которого имеется у ТАСС.

Парламентарий выразил опасение, что предложения министерства могут «полностью исключить выборность ректоров». Он обратил внимание Генпрокурора на то, что действующее законодательство РФ в сфере образования предполагает четыре варианта утверждения ректоров в должности, в том числе — избрание общим собранием, конференцией работников образовательной организации.

Первый зампред думского комитета уточнил, что ранее замминистра образования и науки РФ Екатерина Толстикова направила руководителям учреждений высшего образования письмо «О новой редакции уставов», которое «обязывает ректоров до 15 июня 2015 года представить в Минобрнауки документы, необходимые для утверждения новых редакций уставов учреждений».

«К письму приложены макеты уставов вузов, подлежащих утверждению Минобрнауки, и указано, что аналогичные макеты размещены в электронном виде в информационной системе Минобрнауки», — пояснил Бурматов. По его словам, в макетах имеются изменяемые и не подлежащие редактированию графы. Так, например, виды образовательной деятельности, образовательных программ представлены на вариативной основе. «Однако представленные макеты уставов вузов предусматривают только один способ формирования единоличного исполнительного органа университета (ректора) — назначение учредителем», — подчеркнул политик.

В настоящее время ТАСС не располагает комментарием Минобрнауки.

http://tass.ru/obschestvo/2035247

Олег СМОЛИН: «Отстаивать интересы омских вузов должны власть, депутаты и ректоры»

Депутат Государственной думы РФ Олег Смолин рассказал РИА «Омск-Информ», как сохранить систему высшего образования в Омской области от грядущей «модернизации».

– Олег Николаевич, как расценить информацию о том, что в Омске будет сокращено порядка 40% вузов и 80% филиалов вузов?

– В утвержденной Правительством России за подписью председателя правительства Дмитрия Медведева Концепции федеральной целевой программы развития образования на 2016–2020 гг. действительно предполагается закрытие 40% российских вузов и 80% филиалов. Эта задача мне кажется абсурдной, поскольку во всем мире сейчас не закрывают, а открывают университеты. Например, Норвегия в качестве национальной идеи заявила об открытии университетов, хотя это страна с одним из лучших в мире показателей развития человеческого потенциала. В США общий показатель количества университетов в расчете на душу населения вдвое выше, чем в России. Но закрывать университеты там никто не собирается.

– Тогда откуда родилась такая идея?

– Безусловно, в России есть некоторое количество халтурных вузов, которые нужно закрывать, но я абсолютно убежден, что цифры 40% и 80% изобретены при помощи известной технологии: пол – потолок – палец. Российские власти кто-то убедил, что в больших вузах качество образования выше, чем в небольших. Я публично обсуждал эту тему с Дмитрием Медведевым в июле 2012 года на заседании «Открытого правительства». И приводил ему примеры иностранных вузов, которые являются средними по размерам, но считаются в мире элитными: Кембридж, Оксфорд, Массачусетский и Калифорнийский  технологические институты. Практически все элитные вузы не являются, по нашим меркам, особо крупными.   И наоборот, самые крупные вузы дают образование массовое, среднего качества. Поэтому укрупнение вузов в России во многих случаях, скорее, приведет к понижению качества образования, чем к его повышению.

– Какова ситуация с уровнем высшего образования в Омске?

– Результаты мониторинга омских вузов прошлых лет, по сравнению со многими городами, даже с Москвой, были значительно лучше. Во-первых, у нас подавляющее большинство вузов успешно проходили мониторинг. Если какие-то вузы признавались неэффективными, мы имели консолидированную позицию региональных властей и омских депутатов по поводу сохранения этих вузов в регионе. Год назад, когда Омская медакадемия и два тарских филиала педагогического и аграрного университетов были объявлены неэффективными, по заданию губернатора в Москву приехали два министра – Сергей Алексеев и Виталий Эрлих и два ректора – Олег Волох и Сергей Петуховский. И там мы совместными усилиями отстояли наши омские вузы. Удастся это сделать сейчас, не знаю. По крайней мере, я уже заявился на комиссию и рабочую группу по мониторингу эффективности  вузов.

– На сегодня хоть один омский вуз закрыт?

– В Омске знаю как минимум один негосударственный вуз, который был ликвидирован по собственной инициативе учредителя и ректора, поскольку оказался экономически нерентабельным. В Москве и Санкт-Петербурге, соответственно, 7 и 10 небольших негосударственных вузов приняли самостоятельное решение о слиянии, учитывая позицию Министерства образования и науки РФ.

– Если все-таки Минобрнауки решит проводить «модернизацию» системы высшего образования в Омской области, нам есть что предложить?

– На совете ректоров с моим участием обсуждалась концепция возможных реорганизаций вузов в Омске, если она потребуется. Ее суть: на добровольной основе некоторые филиалы не омских вузов могут присоединиться к омским вузам. Я знаю такие инициативы со стороны филиалов не омских вузов. Но, например, Плехановская академия приняла решение сохранить свой Омский филиал, и мы будем эту позицию поддерживать.

Второй момент – если все-таки дело придет к предварительной реорганизации омских вузов, то наиболее правильный – это кластерный подход. То есть технически более близкие по профилю вузы могут объединяться. При этом мы полагаем, что в образовании, как в жизни, то, что по любви и согласию, то хорошо; то, что по принуждению, то скверно. Кстати, такую же позицию мне озвучил губернатор Омской области Виктор Назаров. Надеюсь, она меняться не будет.

– Уже около года обсуждается вопрос о возможности приезда в Омский регион министра образования и науки Дмитрия Ливанова.

– Мы с ним эту тему обсуждали. У меня отношение к этому визиту сложное. Почти всегда, когда приезжает министр, он что-то привозит в регион. По крайней мере, обещания дополнительного финансирования. Пока Омская область едва ли не в наибольшей степени сохранила традиционную структуру вузов, которую, как мне кажется, нужно было бы сохранять и завтра. Не хотелось, чтобы визит министра стал спусковым крючком к запуску ломки системы образования в Омской области. С нашей точки зрения, от принудительного объединения вузов вреда было больше, чем пользы. Как минимум в первые 2–3 года в новом большом вузе люди не работают, а выясняют отношения, кто главный в ректорате, на факультете, на кафедре и т. п. Есть не очень афишируемые результаты исследования создания федеральных вузов, которые как раз говорят об этой тревожной ситуации.

– Каковы их результаты?

– Я много раз общался с руководителями федеральных вузов, созданных путем принуждения. Очень часто слышал одно и то же: несколько старых вузов разрушили, а нового не создали. Не хотел, чтобы эта ситуация повторилась в моем родном городе. Мы обсуждали эту тему много раз с министром образования, с замом министра, отвечающим за высшее образование, Александром Климовым. Они говорили мне примерно одно и то же: мы не будем принудительно в Омске ломать структуру высшего образования. Но если вы сами проявите инициативу, мы это будем поддерживать и дадим под это деньги.

Не знаю, какие деньги дадут сейчас, учитывая секвестр бюджета, но пока мы готовы поддерживать инициативы по добровольному объединению омских вузов с некоторыми не омскими филиалами. Сохранение существующей модели высшей школы в Омской области зависит от консолидированных усилий власти, совета ректоров и депутатов ГД.

– Как в прошлом году проходило рассмотрение результатов мониторинга омских вузов в Минобрнауки?

– Не раскрою великую тайну, если скажу, что накануне в Москве был грандиозный скандал между Минобрнауки и московскими депутатами. На рабочей группе был объявлен неэффективным 21 государственный вуз Москвы. В том числе ведущие – Российский государственный гуманитарный университет (РГГУ) и  МАТИ, где готовят ракетчиков. После этого более чем уравновешенные депутаты – Николай Булаев из «ЕР», мой прямой начальник Вячеслав Никонов из «ЕР» вместе с представителями МосквыЛеонидом Печатниковым и Исааком Калиной в знак протеста покинули зал заседаний.

На следующий день рассматривался вопрос о реорганизации вузов Омска. После прошедшего скандала нам пошли навстречу. Результат мониторинга омских вузов за 2014 год  оказался значительно более благополучным, чем московских.

– На недавней встрече в пресс-центре РИА «Омск-Информ» министр образования Омской области Сергей Канунников сказал, что уровень образования в нашем регионе достаточно высок. Вы согласны с ним?

– Уровень образования, конечно, упал по всей стране. Мой друг и учитель профессор Худяков, декан с 40-летним стажем, говорит, что по уровню образования средний выпускник современного университета примерно равен хорошему выпускнику хорошей советской школы.

Но я уверен, что всякого рода образовательной халтуры в нашем регионе, как и в других сибирских регионах, значительно меньше, чем в целом ряде столичных вузов. У нас менее коммерциализирована образовательная система, а преподаватели все-таки считают свою работу не услугой, а служением. И успешная работа многих выпускников наших вузов в Москве и Питере говорит о том, что мы не худшие. Знаю много омичей, которые заняли достойное место в своих отраслях, в бизнесе в столицах. Недавно одного из наших профессоров назначили заместителем директора объединенного института Минобрнауки. Знаю нескольких омичей, которые сделали успешную карьеру в бизнесе. Думаю, что многие омские депутаты в Москве тоже далеко не последние.

– Что бы Вы пожелали выпускникам омских школ и вузов?

– Одной простой вещи, как ее когда-то сформулировал Евгений Евтушенко: «Дай Бог побольше разных стран, своей не потеряв однако». Или перефразируя Пушкина: «Какие б мы наук не ведали глубины, к вершинам или вдаль кто был бы принесен, все те же мы. Нам целый мир чужбина, Отечество нам Омск. Да будет Он».

Буду делать все возможное, чтобы сохранить  нашу систему омского высшего образования.

– Успехов Вам.

– Спасибо.

http://www.omskinform.ru/news/81712

Ректор МГТУ имени Носова обвинил министерство образования и науки РФ в некомпетентности

540 выпускников среднего профобразования вуза не могут получить дипломы.
В МГТУ прошло заседание консультативного совета вуза.  Сначала выступила проректор по учебной работе Ольга Назарова. Она рассказала, что за последние два года вузу пришлось пройти четыре процедуры аккредитации. В апреле 2013 года в МГТУ работала комиссия из 33 человек, и было получено свидетельство о государственной аккредитации на шесть лет по 139 образовательным программам. Вуз заплатил при этом 2 миллиона 650 тысяч рублей.
– Эти деньги нам никто не даёт, – подчеркнул ректор МГТУ Валерий Колокольцев. – Государственное дело, а платить университету. В обязанность ввели, а содержание  не дали.
Свидетельство должно было действовать до 24 апреля 2019 года.
–  Но далее наступил период реорганизации, – отметила проректор по учебной работе Ольга Назарова. 
После присоединения МаГУ к МГТУ вузу по закону нужно было получить временное свидетельство на один год. После переоформления документов и уплаты госпошлины в две тысячи рублей объединенный университет получил свидетельство, действующее до 27 марта 2015 года.
Третья процедура аккредитации началась в декабре 2014 года. В вузе работала комиссия из 49 экспертов. Госпошлина составила более четырех миллионов рублей.  Новое свидетельство должно было действовать до 1 марта 2021 года.  Но оказалось, что Рособрнадзором был нарушен административный регламент.  А в начале января 2015 года вообще выяснилось, что объединенным вузам можно было не проходить аккредитацию – вышел соответствующий закон.
В мае 2015 года в МГТУ началась четвертая процедура аккредитации – по нескольким программам аспирантуры и среднего образования. Было дано положительное заключение. Вуз опять заплатил госпошлину – более двух миллионов рублей.
– Срок процедуры истекает 6 августа. И мы должны получить свидетельство, если не будет нарушений, – добавила Ольга Леонидовна.
И подвела итоги. За четыре процедуры аккредитации, прошедшие в течение двух лет, МГТУ потратил около девяти миллионов рублей  только на уплату госпошлины, не считая других организационных расходов. Аккредитовано 297 образовательных программ разного уровня. И возникли новые проблемы. Рособрандзор нарушил сроки оказания услуги и затянул выход приказа. В связи  с этим ряд образовательных программ среднего образования – в правовом вакууме. Без приказа нет официальной аккредитации. А между тем подошло время выпуска и итоговой аттестации учащихся. В итоге 540 выпускников вовремя не получат дипломы о среднем образовании. И поступление на очную форму для них становится срезной проблемой. Ведь срок подачи документов на очную форму истекает 20 июля. А свидетельство об аккредитации, напомним, МГТУ должен получить 6 августа.
Мы делаем определенные шаги и переводим желающих в другие образовательные организации, но не все дети желают этого, – отметила Ольга Леонидовна.  
Есть проблемы и с приемной кампанией. Ведь вуз пока не имеет свидетельства по всем образовательным программам. И, кстати, юноши, которые обучаются по программам без государственной аккредитации, подлежат призыву.
Возникают и трудности при подачи заявки на участие в конкурсе по распределению контрольных цифр приёма на 2016/17 учебный год.
Всех этих проблем можно было бы избежать при проработке законодательной базы со стороны Министерства образования и науки РФ, уверены в вузе.
– Все беды и промахи, которые совершены были государством, переложены на плечи трудящихся, – пояснил ректор МГТУ Валерий Колокольцев. 
– Мы виноваты в том, что к нам присоединили. Мы виноваты, что  там не стыковали приказы и не проработали, как аукнется по всей цепочке реализация образовательных программ, – констатировалВалерий Михайлович.С чем это связано? Я скажу, не боясь. С некомпетентностью кадров! Банальная некомпетентность! Причем, это превращается в норму.  Вот о чем нужно думать нам на выборах и голосовать за тех людей, которые что-то могут сделать реальное, а не наказывать вуз на 10 миллионов рублей. На 10 миллионов я бы, наверное, чего-нибудь другое хорошее сделал. 
Валерий Колокольцев добавил, что в течение двух лет коллектив вуза был в постоянном стрессе. Спас, как обычно, профессионализм и высокий запас прочности.  Но, увы, на будущем развитии образования в городе странности законодательной системы  могут сказаться негативно.

Минобрнауки включило информацию о зарплатах выпускников в программу мониторинга эффективности вузов

Министерство образования и науки РФ впервые включило информацию о зарплатах выпускников в программу мониторинга эффективности вузов. Исследование этого показателя проводится совместно с Рособрнадзором и Пенсионнным фондом. Как сообщили в ведомстве, полученные данные будут широко доступны.
В этом году Минобрнауки России совместно с Пенсионным фондом РФ и Рособрнадзором запустило принципиально новую систему мониторинга и анализа трудоустройства выпускников вузов, сообщает ТАСС со ссылкой на пресс-службу ведомства.

В настоящее время завершена обработка данных, предоставленных вузами в начале июня в ПФР, на основе которых ведомство провело оценку средней заработной платы выпускников, сравнение средней заработной платы в региональном разрезе, а также в разрезе специальностей и направлений подготовки.

Таким образом, в этом году российские абитуриенты впервые при выборе образовательной организации смогут оценить не только престижность вузов, опираясь на основные показатели их деятельности, но и наглядно увидеть картину востребованности их выпускников по специальностям и направлениям подготовки на рынке труда.

В Минобрнауки считают, что теперь абитуриентам будет проще сделать свой выбор: к примеру, они увидят, что в одном случае по окончанию университета ребята смогли устроиться в среднем на зарплату в 80 тысяч рублей, а в другом — на 20.

Первые итоги мониторинга эффективности вузов 2015 года обещают опубликовать 11 июня, а в течение последующих трех дней все информационно-аналитические материалы и показатели вузов станут доступны в интернете.
По информации tass.ru

http://www.ug.ru/news/15352

В Иваново преподаватели и студенты вышли на акцию против сокращений в ИвГУ

ИВАНОВО, 2 июня. Преподаватели Иваново накануне провели акцию, выразив протест сокращениям в Ивановском госуниверситете и ухудшению качества образования.

Как сообщили «Росбалту» в профсоюзе «Университетская солидарность», преподаватели и школьные учителя Иваново при поддержке студентов и общественных активистов города вышли на акцию протеста в защиту образования, организованную независимыми профсоюзами «Университетская солидарность» и «Учитель». Пикет педагогов Иванова был приурочен к проведению всероссийской кампании «За право учиться и возможность учить!».

Основными требованиями пикетчиков стали прекращение сокращений в Ивановском государственном университете (ИвГУ), соблюдение трудовых прав работников сферы образования, достойная оплата, нормальная нагрузка.

По данным профсоюза, на площади Ленина собрались около 50 человек. Протестующих преподавателей и школьных учителей Ивана пришли поддержать студенты, выпускники ИвГУ, а также местные политические активисты.

«Чего мы хотим? Это не отставка ректора Владимира Егорова, как таковая, а прозрачность системы менеджмента вуза, которой можно добиться, если администрация будет сотрудничать, а не конфликтовать. Мы уверены, что общими силами, в диалоге руководства ИвГУ с обоими профсоюзами мы найдем возможности избежать сокращений в вузе, напрямую отражающихся на качестве образования. А трудовое законодательство в этом случае на стороне преподавателей» — заявил журналистам заместитель председателя профкома «Университетской солидарности» в ИвГУ Алексей Второв, уволенный буквально сразу после создания в вузе независимого профсоюза.

Участники пикета держали плакаты и баннеры, среди которых были «За право учиться и возможность учить», «Помоги вузу — стань уборщицей», «Сокращение в ИвГУ — конкурс не пройдет каждый 2-й», «Ни более, ни менее — самоуправление», а так же активно скандировали кричалки «Сокращай Егорова — это здорово!», «Оптимизируют твой вуз — вступай в профсоюз!», «Нормальная нагрузка. Достойная оплата. Нет сокращениям!» и другие.

«Пикет — это только начало! Мы не собираемся отступать и будем отстаивать свои трудовые права всеми законными способами, — комментирует акцию председатель профкома «Университетской солидарности» в ИвГУ Светлана Нилова. — Я и другие члены нашего профсоюза будем защищать свое право на рабочее место, показывать несостоятельность позиции ректора и призывать коллег на активное участие. Мы открыты для сотрудничества и решения проблем… Но пока пикет, так как только так нас смогли услышать и понять, что на административный произвол есть противовесы».

Как пояснили в профсоюзе, в начале прошлой недели сотрудники ИвГУ уведомили администрацию о создании в вузе своей независимой профорганизации в составе профсоюза «Университетская солидарность». «Проблем в университете множество: от чудовищного социального неравенства (преподаватели получают не более 16 тысяч рублей одновременно с тем, как ректор Егоров, имея помимо зарплаты другие доходы с университета, за прошлый год заработал почти 15 млн рублей) до произвола и буквально насилия со стороны представителей руководства по отношению к работникам вуза. Последней каплей, послужившей причиной присоединения преподавателей к независимому профсоюзу, стали начатые в конце апреля сокращения профессорско-преподавательского состава ИвГУ», — пояснили в профсоюзе.


Подробнее:http://www.rosbalt.ru/federal/2015/06/02/1404323.html

УрФУ выпускает кадры В уральском вузе готовится сокращение ставок преподавателей

Уральский федеральный университет может сократить более 700 преподавателей. Об этом вчера сообщил представитель независимого профсоюза «Университетская солидарность» Дмитрий Трынов. Официально в университете планы массовых сокращений не подтверждают, а указывают на то, что университет всего лишь оптимизирует число ставок «для того, чтобы стимулировать преподавателей для занятий наукой». Эксперты отмечают, что сокращение ставок — неизбежное следствие оптимизации бюджетного учреждения.

Как рассказал сопредседатель центрального совета Межрегионального профсоюза работников высшей школы «Университетская солидарность» Дмитрий Трынов, до конца текущего года Уральский федеральный университет намерен сократить 768 сотрудников вуза. По его словам, к настоящему времени в два института уже поступили разнарядки по снижению численности профессорско-преподавательского состава: институту материаловедения и металлургии поручено сократить 91 преподавателя, Высшей школе экономики и менеджмента — 70 человек. «Официально это не подтверждено, но директора институтов уже озадачили руководителей департаментов и заведующих кафедрой», — отмечает господин Трынов. Согласно проекту документа «Ключевые организационные изменения и подходы по оптимизации численности персонала», обсуждавшемся в вузе в середине мая, к 2016 году численность педагогического состава должна снизиться до 2337 человек.

В настоящее время в университете работает около 3250 научно-педагогических работников, из которых 650 — доктора наук, 2100 — кандидаты наук. Средняя численность педагогического состава без учета филиалов в 2014 году составила 2746 человек. Обучение здесь проходят более 55 тыс. студентов и слушателей, 25 тыс. из которых студенты очной формы обучения. Ежегодный бюджет университета составляет около 7,5 млрд рублей. УрФУ входит в число 15 вузов-участников проекта повышения конкурентоспособности ведущих российских университетов «5-100».

По мнению господина Трынова, существует риск того, что сотрудников вуза будут вынуждать увольняться. «Со многими преподавателями заключены срочные договоры, по истечении времени их действия можно просто не объявлять конкурс на замещение должности. И ставки, которые формально будут свободными, можно будет сократить», — добавил он.

Официальный комментарий вуза вчера получить не удалось — пресс-служба не успела ответить на запрос „Ъ”. Неофициально в учебном заведении подчеркивают, что речь идет не о сокращении преподавателей, а о сокращении ставок, которое может не повлечь за собой увольнений. «Тем самым сотрудников вуза подталкивают заниматься наукой: не только лекции читать, но и писать статьи, монографии, публиковаться в журналах», — отметил собеседник „Ъ”. Ранее ректор университета Виктор Кокшаров отмечал, что оптимизация штата вуза происходит в соответствии с «дорожной картой» правительства РФ, которая предписывает всем университетам выйти на соотношение преподаватель —студент 1 к 10.

«Это общая тенденция для всех федеральных бюджетных структур, — отмечает директор института экономики Уральского отделения Российской академии наук Александр Татаркин. — Мы видели, как это ранее коснулось здравоохранения, теперь это же видим и в сфере образования: сокращались неэффективные вузы, теперь перешли к ставкам». Эксперт отмечает, что высокие требования к научной деятельности преподавателей и интенсивная поддержка тех, кто активно публикуется, заставляет ставить вопрос о необходимости содержания преподавателей «неактивных». «В то же время сейчас на полную ставку преподавателю необходимо отработать 900 часов в год. И это уже само по себе достаточно большая нагрузка, даже без учета научной работы», — считает господин Татаркин.

Дмитрий Комаров
Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc/2739293

Реформа образования оставит страну без учителей Слияние и оптимизация педагогических вузов оборачиваются падением их уровня

Здание Московского педагогического государственного университета. Фото: mpgu.edu

5 февраля 2015 года де-юре завершилось слияние старейшего педагогического вуза столицы — Московского педагогического государственного университета (МПГУ) — с МГГУ им. Шолохова (бывший Заочный педагогический институт). Структурного слияния пока не произошло, но должно стать делом ближайшего будущего.

Декларируемая цель объединения — повышение эффективности образовательной деятельности. Однако пути достижения этой эффективности вызывают массу вопросов, равно как и сама реформа педагогического образования, площадкой для которой с подачи Минобрнауки стал МПГУ.

В том, почему преобразования в прославленном педагогическом вузе сопровождаются скандалами, разбиралась «Русская планета».

Драконовская оптимизация

«Присоединение МГГУ им. М.А. Шолохова к нашему вузу начато по инициативе Шолоховского университета. Оно реализует общий подход к повышению эффективности системы образования, принятый сейчас в стране: укрупнение образовательных организаций, — комментирует ректор МПГУ, академик Алексей Семенов. — Объединяя ресурсы, мы повышаем эффективность: эффективнее, если лекцию прослушают 100 человек одновременно, чем два раза по 50. Эффективнее, если деньги будет считать один бухгалтер, а не два».

 Алексей Семенов во время заседания Совета по образованию и науке при председателе Госдумы РФ

Алексей Семенов во время заседания Совета по образованию и науке при председателе Госдумы РФ. Фото: Александр Шалгин / пресс-служба Госдумы РФ / ТАСС

Однако в среде научной педагогической общественности существует и другая точка зрения. Так, экс-проректор МПГУ, доктор исторических наук, профессор Алексей Лубков отмечает, что в начале нулевых в образовании стала большую роль играть идеология, которую распространяет Высшая школа экономики. «Все пытаются свести к оптимизации и к рыночным механизмам, содержательные вопросы уходят. Это наносит очень серьезный ущерб образованию. Ведь оно является фундаментальной системообразующей основой нации и государства», — говорит он.

По мнению историка Евгения Спицына, на примере Москвы четко видно, чего добивается Министерство образования во главе с Дмитрием Ливановым, который в 2013 году назначил Алексея Семенова ректором МПГУ. «Главное — это резкое сокращения государственного финансирования образовательной системы как таковой. За счет якобы оптимизации управленческих структур, за которой скрывается полное переформатирование системы подготовки учительских кадров», — отмечает Спицын.

Некоторые сотрудники МПГУ с политикой ректора-реформатора не согласны. Сам Семенов утверждает, что детали объединения двух вузов обсуждаются в их коллективах, собираются совместные рабочие группы, проходят проектные сессии. Однако сотрудник университета на условиях анонимности рассказал «Русской планете», что реформы проводятся без учета мнения людей, которые работают в вузе десятилетиями.

«Новации принимаются кулуарно. Мы о обо всем узнаем последними. Сейчас сливаются факультеты в институты (в рамках университета. — РП.). В прошлом году хотели слить с другим отделением и исторический факультет. Его удалось отстоять, но это не пошло ему на пользу. Пошли сокращения. Сейчас активно обсуждается вопрос о том, чтобы выселить «фронду» из корпуса гуманитарных факультетов, расположенного на проспекте Вернадского, 88, на другой конец Москвы — в район Кузьминского кладбища. Если идея реализуется, это будет означать разгром факультета. И зримый итог того, чем может окончиться сопротивление администрации».

По словам собеседника РП, в последние годы, а в прошлом году особенно, шли драконовские увольнения профессорско-преподавательского состава МПГУ. Их следствием стал резкий рост нагрузки. Уменьшить ее администрация предлагает за счет сокращения лекционной и семинарской работы.

«Приоритет отдается внеучебной и научно-исследовательской деятельности, что в принципе неплохо, — рассказывает сотрудник университета. — Но студенты расстроены, все понимают, что если сократить количество лекционной и семинарской работы, то учебный процесс повалится. Сейчас появилось ядро студенчества, которое хочет знаний, которое активно и в учебе, и в общественной жизни. Эти молодые люди очень встревожены. К нам подходят студенты, спрашивают, что происходит, какое участие надо принять, какие акции устроить. Но я всегда повторяю, что мы за конструктивный диалог и против радикальных действий».

Интересно, что важной целью для преподавателей МПГУ ставится работа по повышению квалификации уже получивших диплом учителей — на коммерческой основе. Получается, что сильно сокращают количество лекций, аудиторные занятия, переводят студентов на дистанционную форму обучения, а освободившиеся силы и время преподаватели должны уделять курсам.

Корреспондент РП позвонила в вуз и узнала, что годовые курсы повышения квалификации для учителя истории будут стоить 70 000 рублей. Преподаются на них вузовские дисциплины, которыми, по идее, должны были овладеть выпускники МПГУ.

Впрочем, Алексей Семенов, который возглавляет МПГУ с августа 2013 года, говорит, что реформы, проводимые в его вузе, учитывают и потребности школы, и интересы и потребности студентов.

«Я вернулся в ректорат МПГУ в 2013 году вместе с Алексеем Семеновым. С его назначением в университете связывали определенные надежды. Потому что реформы вузу, конечно, нужны. Вопрос в их содержании, в целях, — говорит Алексей Лубков. — Кроме того, я считаю, что при масштабных изменениях нужно последовательно опираться на прекрасный коллектив преподавателей и студентов. Мы должны быть союзниками и идти к единой цели. Сейчас же людей ломают через колено, навязывая нововведения административно-волевым способом. Это неприемлемо».

Бакалавриат: универсальный и либеральный

Так что же представляют собой реформы МПГУ? «Укажу два важнейших направления изменений. Первое. Мы возвращаем педагогической практике подлинную значимость, делаем ее основой для психолого-педагогической и методической подготовки будущего учителя. Второе. Погружение всего образовательного процесса в информационную среду. При таком погружении в информационной среде, доступной через интернет, размещаются видеозаписи лекций, задания для учащихся, результаты выполнения заданий и рецензии преподавателей, сделанные самими студентами видеозаписи их работы с детьми», — комментирует «Русской планете» суть реформ Алексей Семенов.

В основе нововведений лежит концепция Liberal Arts, согласно которой «университет готовит не узкого профессионала, а широко образованного человека, обладающего способностью учиться самостоятельно, умеющего делать сознательный выбор. Мы даем студенту возможность на протяжении первых полутора лет своего учения в университете уточнить свой выбор педагогической профессии, — отмечает Алексей Семенов. — Наш подход мы называем универсальным бакалавриатом».

Однако универсальность в образовании была расценена частью научного и педагогического сообщества как уничтожение МПГУ.

Доктор филологических наук, заведующий кафедрой русского языка и стилистики Литературного института им. А.М. Горького Александр Камчатнов, проработавший в МПГУ с 1987 по 2007 год, в мае 2014-го написал петицию «Остановите разгром Московского педагогического государственного университета», адресованную администрации президента и правительству РФ.

Александр Камчатнов

Александр Камчатнов. Источник: Литературный институт имени А.М. Горького

В ней известный филолог указал, что реформы привели к уменьшению в 1,5–2 раза доли важнейших профильных дисциплин. «Например, до предела сокращен объединенный в один семестр с древнерусской литературой курс литературы XVIII века, исключены или сокращены такие курсы, как старославянский язык, историческая грамматика русского языка и стилистика», — отмечает ученый.

Профессиональная деятельность Алексея Семенова видится Александру Камчатнову «прямым разрушением российского педагогического образования в его лучших традициях». «В результате такой подготовки «универсальных» и «прикладных» бакалавров педобразования и внедрения программы Liberal Arts будущий учитель окажется некомпетентным и беспомощным перед учениками, не способным обучить их необходимыми в современном мире знаниями и умениями. Деструкция предметной подготовки учителей, которая проводится под лозунгом «практикоориентированности», сокращение часов на основные дисциплины обернется колоссальными потерями в образовании и воспитании у школьников», — убежден автор петиции, под которой на момент выхода материала подписались 10 000 человек.

Евгений Спицын, проработавший много лет преподавателем истории в школе, оценивает эти реформы, исходя из своего учительского опыта: «Я могу научить детей только тогда, когда знаю свой предмет блестяще. А все остальное не так важно — в том числе методика и формы преподавания. Реформаторы думают, что если оснастить классы компьютерами и интерактивными досками, и у них резко повысится уровень обучаемости, образованности. Но это не так».

С критиками реформ полемизирует ректор МПГУ Алексей Семенов: «Критики, по-видимому, под «уровнем образования» понимают другое, а именно, что уровень образования — это содержание тех курсов, которые предлагаются студентам, независимо от того, что усваивается. Мы проанализировали знания, которые студенты демонстрируют преподавателям — точнее говоря, отсутствие знаний по курсу, который студенты сдают, и начали обсуждать с профессорами ситуацию. Беда в том, что профессор считает, что читает хороший курс, но результаты экзамена оказываются плачевными».

Читайте в рубрике «Образование»Страсти по единому учебникуОбразовательный законопроект «Никонова — Яровой» спровоцировал противостояние Минобрнауки и думских комитетовСтрасти по единому учебнику

«Мы на практике решаем и задачи воспитания, формирования системы ценностей, — продолжает Алексей Семенов. — Наши студенты — будущие воспитатели молодого поколения России — занимаются самовоспитанием, осваивают принципы воспитательной работы, наиболее активны в волонтерском движении среди студентов страны, у нас развиваются спортивные клубы».

Самовоспитание и активность в волонтерском движении — дело хорошее, так же как и курсы повышения квалификации для учителей. Но цель у педагогического вуза другая — дать хорошее педагогическое образование. И беда в том, что этой цели достичь все сложнее.

«Перейдя на Болонскую систему, вузы фактически выпускают людей с неоконченным высшим, — констатирует историк Евгений Спицын. — Так, на первом курсе МПГУ будущий преподаватель истории год изучает ОБЖ, а такой предмет, как археология, убран из программы в соответствии с федеральным государственным стандартом. Качество образования катастрофически «уронено»».

Ректор Алексей Семенов, отвечая РП на вопрос, в чем слабые стороны программы МПГУ, основанной на Liberal Arts, объясняет: «Если же говорить о минусах, с которыми мы сталкиваемся, то такие минусы присущи любому процессу изменений в человеческом обществе: это трудности понимания, перестройки сознания и стереотипов деятельности, недоверие к новому. Их легко увидеть и в вопросах, которые вы задаете, порожденных членами коллектива МПГУ, которым спокойнее ничего не менять».

По словам экс-члена коллектива МПГУ Алексея Лубкова, Алексей Семенов — приверженец западных ориентиров. «В вузе работают приглашенные западные специалисты, ничего плохого в этом нет, но хотелось бы, чтобы этот опыт не противостоял отечественным традициям образования, не отвергал, а дополнял его, обогащал, — рассуждает он. — Сейчас же речь о катастрофическом снижении уровня образования. У нас и так в общем образовании печальная ситуация. Но раньше ее хоть как-то исправляли учителя. Сейчас же на смену «старичкам» придет новое поколение. Большой вопрос — чему оно сможет научить. Поэтому вопрос подготовки учителей стоят очень остро. За концепцией, которую продвигает Семенов, стоит круг людей, тесно связанных с ВШЭ. Эта идеология ни к чему хорошему не приведет. Потому что направлена против наших традиций педагогического образования».

По мнению Спицына, слияние МПГУ и МГГУ им. Шолохова — логичное продолжение политики Минобрнауки, которое хочет переформатировать процесс педагогического образования (в самом министерстве запрос РП оставили без ответа). Так, в мае 2012 года произошло слияние МГПУ (другой столичный педвуз с похожим названием) с МГПИ (Московским гуманитарным педагогическим институтом). Объединенный вуз возглавил экс-заместитель министра образования и науки Игорь Реморенко. В феврале 2015-го юридически объединили МПГУ и МГГУ им. Шолохова, и возглавляет этот вуз близкий к министру Ливанову и хороший знакомый ректора ВШЭ Ярослава Кузьминова Алексей Семенов.

Абитуриентки на собеседовании с сотрудником приемной комиссии в Московском педагогическом государственном университете

Абитуриентки на собеседовании с сотрудником приемной комиссии в Московском педагогическом государственном университете. Фото: Алексей Куденко / РИА Новости

«У нас в стране сложилась такая ситуация, что Высшая школа экономики контролирует экономику и политику. А вот педагогическое образование отдано на «откуп» Алексею Семенову и Игорю Реморенко. Им поставлена четкая задача перестроить всю систему подготовки педагогических кадров под IT-технологии. Задача — сломать через колено, так чтобы обратно ничего нельзя было восстановить, — делится Спицын. — Есть интересы и чисто финансовые. У МПГУ много зданий, в том числе и в центре Москвы. Ими можно хорошо «торгануть». Особенно главным зданием. К тому же у МПГУ есть почти 50 гектаров земли рядом с Москвой, которую они хотят продать в рамках «оптимизации»».

ЖСК на территории кампуса

Деятельность Алексея Семенова, как, пожалуй, и деятельность любого крупного чиновника, сопровождают слухи, домыслы, догадки. Недовольные ректором вспоминают, что до прихода в МПГУ Семенов 20 лет возглавлял Московский институт открытого образования (МИОО). В итоге проведенная в 2012 году службой финансового контроля Департамента образования г. Москвы проверка этого вуза выявила грубейшие нарушения финансово-хозяйственной деятельности со стороны его руководства. Общая сумма нарушений по оценке проверяющей комиссии составила более 260 млн рублей, причем неэффективное использование бюджетных средств за 2009–2011 годы превысило 40 млн рублей, а нецелевое использование бюджетных средств достигло 20 млн рублей. Отмеченные злоупотребления во многом послужили основанием для отказа от  последующего рассмотрения кандидатуры Семенова к избранию на должность ректора МИОО.

Оптимизация МПГУ, которую проводит Алексей Семенов, также вызывает вопросы. Число проректоров в университете к концу 2013/2014 учебного года достигло 13 человек (для сравнения, в феврале 2013 года их было 8), в должностях помощников ректора и советников при ректорате работал 21 человек против 3 в феврале 2013 года, а профессорско-преподавательский состав резко сократили.

По мнению Евгения Спицына, семейственность является основным принципом в кадровой политике университета. «Советником ректора стала его жена Елена Булин-Соколова, среди вновь назначенных советников ректората — супруга проректора Андрея Ершова — Ольга Ершова, а также муж проректора Тамары Березиной, советник ректората — Владимир Березин. А, например, курс повышения квалификации «Использование возможностей LMS Moodle для смешанного обучения», который должны пройти все преподаватели МПГУ, реализуется за немалые бюджетные деньги (более 6 млн рублей) фирмой зятя Семенова Александра Ездова, — говорит Спицын. — Слухов и упреков много: средства от проведения всех общественных и городских мероприятий в вузе, художественных и рекламных съемок в стенах архитектурных памятников университета, а также от установленных торговых автоматов, базовых станций сотовых операторов и прочего остаются у администрации МГПУ».

Но главный интерес вызывает, конечно, земля и недвижимость. «Сейчас происходит замена кадастрового номера агробиологической станции «Павловская слобода» (48 га, принадлежащих МПГУ). В результате будет снято обременение (запрет на продажу), и эту землю можно будет продать», — считает Спицын. Алексей Семенов прокомментировал РП, что сменой кадастровых номеров университет и его учредитель — Минобрнауки — не занимаются. «Чем мы заняты: созданием в агробиологической станции «Павловская слобода» минимальных условий для проведения там практики студентов», — говорит он.

«Но кроме образовательного процесса, создания и восстановления образовательной среды, нам приходится в короткие сроки осуществлять огромный массив организационной и административной работы, которая не была сделана в предшествующие десятилетия. В том числе правильное оформление и переоформление прав на оперативное управление недвижимостью — зданиями и участками земли, — комментирует Алексей Семенов РП. — Эта работа в основном подходит к концу, правда, сейчас начинается переоформление на нас недвижимости Шолоховского университета и его филиалов. А там тоже многое еще недооформлено на сам Шолоховский. Среди оставшихся дел — и приведение в соответствие наших прав на участок в Павловской слободе и реального их использования нами. Недавно мы этот процесс запустили, надеемся на скорое завершение. Действительно, если что-то не оформить, то, в принципе, можно и потерять».

Критики Семенова говорят и о выделении в основном кампусе университета на проспекте Вернадского участка размером 0,7 га для организации жилищно-строительного кооператива (ЖСК).

«В состав членов кооператива войдут работники Большого театра (которые и обратились к президенту страны В.В. Путину с просьбой об организации этого кооператива), наши работники, а также работники Московской государственной академии хореографии и Минобрнауки, — говорит ректор. — Собственник нашего имущества (и земли) — правительство Российской Федерации — обратилось к университету с предложением выделить участок для строительства. Прошло широкое обсуждение этого предложения, и оно было принято. Честно говоря, меня лично удивило, как много наших работников (более 60 человек) захотело участвовать в ЖСК — дело это недешевое. В соответствии с действующим законодательством реализацию проекта правительство поручает Федеральному фонду содействия развитию жилищного строительства (Фонду РЖС)».

Примечательно, что при декларируемой приверженности открытости, на сайте МПГУ нет информации о финансовой деятельности вуза за 2013–2014 годы. Алексей Семенов так прокомментировал этот вопрос. «Мы размещаем всю информацию в соответствии с законодательством Российской Федерации и указаниями Минобрнауки России. Если чего нет — быстро исправим. Спасибо».

Кого подготовят педвузы

Представители власти уже много лет доказывают нам, что в России слишком много людей с высшим образованием. Что сейчас требуются простые исполнители с хорошими руками. Поэтому готовить школьников к поступлению в вуз не нужно.

При этом сами вузы будут готовить универсальных бакалавров, которые за 2,5 года (4 года бакалавриата минус 1,5 года на «раскачку» и наконец-таки выбор специализации) овладеют всеми премудростями с помощью самообразования и дистанционного обучения. Но этот расчет неверен. Для современной сложной техники нужен именно человек, имеющий высокую квалификацию. «Образовать» такого профессионала может только вуз, а не техникум с дистанционным образованием.

По мнению анонимного собеседника, работающего в МПГУ, прославленный педвуз в результате реформ по уровню образования превратится в техникум. Но надежда умирает последней. Сотрудники, по его словам, все же надеются на смену руководства.

Доктор наук, завкафедрой русского языка и стилистики Литературного института им. А.М. Горького Александр Камчатнов более категоричен, он призывает «прежде всего избавить вуз от Семенова и его команды мародеров, провести демократичные выборы ректора, руководителей других подразделений (факультетов, кафедр). Сформировать новое руководство, которое смогло бы одновременно возродить славные педагогические традиции МПГУ и обновить их в соответствии с требованиями времени».

«Однако я смотрю на это с большим пессимизмом, потому что действия г. Семенова укладываются в ту политику Минобра, которую оно ведет уже больше 20 лет и при Филиппове, и при Фурсенко, и при Ливанове», — говорит Камчатнов.

В то же время профессор Лубков призывает не предпринимать бездумных радикальных действий. «Должно быть понимание той кризисной ситуации, в которой мы находимся, ее оценка, разработка последовательных шагов и системы мер по ее преодолению. А ситуация действительно катастрофическая. Я бы ее охарактеризовал как угрозу национальной безопасности России. Но при всем этом никакого радикализма не должно быть. Только терапевтические методы, — полагает он. — Самое же главное — твердая и выверенная позиция в реализации курса на возрождение российского образования. И на то, чтобы это образование служило будущему страны. Например так, как это было сделано в 30-е годы накануне Великой Отечественной войны, когда было пересмотрено многое в нашей советской системе образования. Тогда у власти хватило сил и воли развернуть ее в государственных национальных интересах, в интересах всего народа и общества. Нужен поворот, а опыт исторический и культурный у нашего отечества богатый».

http://rusplt.ru/society/reforma-obrazovaniya-ostavit-stranu-bez-uchiteley-17209.html

30 мая в Казани преподаватели выйдут на акцию за дебюрократизацию сферы образования

30 мая 2015 года Профсоюз работников высшей школы «Университетская солидарность» проводит в Казани сбор «образовательной макулатуры»: никем не используемых учебно-методических комплексов (УМК), фондов оценочных средств, программ дисциплин и прочей бумажной продукции, порожденной бюрократическими требованиями.

Принять участие в сборе приглашаются как школьные учителя, так и преподаватели вузов. Время и место сбора — 30 мая, с 10.00 до 11.00 перед главным зданием Казанского федерального университета (ул. Кремлевская, 18), рядом с площадью «Сковородка».

«Сбор «образовательной макулатуры» — это возможность для каждого научно-педагогического работника освободить полки шкафов от бумажного хлама, внести вклад в сохранение природных ресурсов, выразить своё отношение к бюрократизации образования и перегруженности учителей и преподавателей бессмысленной «бумажной» работой», — комментирует акцию педагогов Искандер Ясавеев, член Центрального совета Профсоюза «Университетская солидарность», доцент КФУ.

После акции мешки с макулатурой будут отвезены в специальный пункт приема бумажного сырья.

Проблема зачастую никак не отраженной в преподавательской нагрузке и не оплачиваемой разработки никем не используемых бюрократических отчетов серьезно беспокоит и вузовских преподавателей, и школьных учителей. Так, в инициированной «Университетской солидарностью» в конце 2014 г. кампании за отмену учебно-методических комплексов по дисциплинам за первые две недели приняло участие более 2,5 тысяч преподавателей по всей стране. Одним из итогов протестной кампании стало официальное опровержение Министерством образования и науки позиции администраций университетов о том, что инициатива предельной бюрократизации труда преподавателей исходит от правительства.

Сбор макулатуры приурочен к всероссийской акции в защиту образования и прав работников этой сферы, учащихся и их родителей «За право учиться и возможность учить!», проводимой профсоюзами «Учитель» и «Университетская солидарность» с 30 мая по 1 июня.


Более подробную информацию можно узнать по телефонам:

  • +7 (915) 212-40-07 (Владимир Комов, оргсекретарь Профсоюза «Университетская солидарность»);
  • +7 (917) 399-49-28 (Искандер Ясавеев, д-р социол. наук,  доцент КФУ).
  • http://unisolidarity.ru/?p=3484

Социолог Олег Губин — о том, по каким критериям следует оценивать российские университеты

Рейтинговый капкан Минобрнауки: есть ли выход

Олег Губин. Фото из личного архива

Вот уже 3 года Минобрнауки, если брать за начало отсчета майский 2012 года указ президента России, бьется над выполнением президентской стратегии по повышению международной рейтинговой конкурентоспособности российских университетов.

Пора подвести некоторые итоги, к сожалению, неутешительные. Сроки, отведенные президентом Минобрнауки, прошли, а признанный в мире российский национальный рейтинг мировых и ведущих отечественных университетов не создан. Отсюда и последнее решение президента передать имплементацию своей рейтинговой стратегии Российскому союзу ректоров. Срок — 1 июня 2015 года!

Но, как говорится, всё по порядку. Начнем с того, что на выходе — исходя из того, как Минобрнауки «претворяет» президентскую стратегию — просматриваются три парадигмы.

Первая — это некое подобие заведомо победительских для англоязычных университетов  рейтингов QS, THE, ARWU, U.S.News & World Report в альянсе, скажем, с QS. В конце 2012 года на совещании в Минобрнауки его ответственный чиновник А.Б. Борисов безапелляционно заявил, что российский национальный рейтинг мировых и отечественных университетов надо поручить «Интерфаксу» в альянсе с QS.

Вскоре Минобрнауки проводит тендер. Предсказуемо побеждает «Интерфакс» с бидом 16 млн рублей. Далее происходит некая метаморфоза. В Москве 17–18 декабря 2013 года «Интерфакс» и QS проводят конференцию «Развивающиеся страны: в центре внимания — университеты». На конференции QS представляет рейтинг университетов БРИКС, а «Интерфакс» — рейтинг вузов стран СНГ, Грузии, Латвии, Литвы и Эстонии.

Конференцию открывает министр Д.В. Ливанов, придавая ей минобрнауковский, а точнее, государственный статус. На свет появляются два рейтинга с отдаленным отношением к российскому национальному рейтингу мировых и ведущих отечественных университетов.

В сухом остатке: 16 млн рублей израсходованы, а российского национального рейтинга мировых и ведущих отечественных университетов нет.

Вторая парадигма — это нелегитимная, сколоченная из эклектичного набора индексов, без основательной научной проработки и апробации, заведомо победительская для российских университетов доморощенная рейтинговая платформа. Правда, отметим, что от такого варианта Минобрнауки в лице замминистра А.Б. Повалко открещивается. В интервью «Газете. ру» от 26 июня 2014 года чиновник заявил примерно следующее: ну построим мы национальный рейтинг, где мы всех победили, а им никто, кроме нас, пользоваться не будет.

При кажущемся резоне в этом популистском открещивании просматривается капитулянтская позиция и неверие Минобрнауки в создание авторитетного в мире российского национального рейтинга.

Отсюда и третий путь — в рамках проекта «5–100», но не в президентской, а минобрнауковской интерпретации. Суть его в том, что ничего российского создавать не надо. Тот же А.Б. Повалко в уже упомянутом интервью утверждал: «Проблема с национальным рейтингом проста: он может застопорить развитие». Соответственно, российским университетам не остается ничего, кроме «долгой и извилистой дороги в дюнах» в первую сотню «чужих» рейтингов.

По словам министра Д.В. Ливанова: «Проект повышения конкурентоспособности ведущих российских университетов (проект «5–100») предполагает, что пять российских вузов к 2020 году войдут в первую сотню ведущих университетов мира. Успешность вузов будет оцениваться по трем наиболее авторитетным мировым рейтингам университетов — QS, Times Higher Education и ARWU».

Рассмотрим, что ливановская рейтинговая стратегия означает на практике и в политическом смысле?

Во-первых, у российских университетов появился — не без влияния Минобрнауки — новый управляющий орган в лице иностранных рейтинговых агентств. Получается, что российскими университетами руководят уже не президент и правительство России, а зарубежные рейтинговые агентства. Президент проводит линию на независимость России, а рейтинговая политика Минобрнауки, ориентирующаяся на альянс с иностранными агентствами, этому противоречит.

Отсюда и участие в мероприятиях заморских рейтинговых агентств министра Д.В. Ливанова, заместителей министра А. А. Климова и А.Б. Повалко. Эти высокопоставленные чиновники посылают сигнал — без каких-либо полномочий со стороны президента и правительства России, — что в Российской Федерации иностранные рейтинги признаются на государственном уровне. Этому способствуют и российские СМИ, которые какими только возвышенными эпитетами не сопровождают «чужие» рейтинги. Они — и «престижные», и «авторитетные», и т.п.

А хотелось, чтобы российские СМИ обратили внимание, что международное экспертное сообщество активно обсуждает англо-саксонский рейтинговый неоколониализм и англоязычную колониализацию Web of Science и Scopus.

Во-вторых, минобрнауковский проект «5–100» обрекает российские университеты на копирование — скорее всего, далекое от подлинника — американских университетов. Пример — подсаживание всех и вся на «грантовую иглу», когда достойный прожиточный уровень осуществляется не за счет базовой контрактной зарплаты, а за счет грантов. Но дело в том, что в университетах Нового Света зарплатная часть гранта практически равна нулю, так как грант дается на исследование, а не на улучшение финансового положения грантополучителя.

Профессура американского университета покупает жилье и предметы длительного пользования не с грантовых надбавок, а благодаря достойной базовой контрактной зарплате.

В теории социальных изменений есть такая стратегия, как копирование. Но для ее успеха применительно к российским университетам нужны как минимум четыре условия.

Первое — это лидерство, знающее американскую модель университетов и работавшее в ней годами, а не наездами. Не поможет здесь и книжно-семинарское изучение американского опыта, а также приглашение американцев на проректорские должности. В России также растет рекрутирование иностранных преподавателей. Однако смущает привилегированность и кастовость такого рекрутинга по отношению к россиянам, а также устремленность иностранных преподавателей вернуться на Запад. Этакие калифы на час или перманентные временщики.

Второе условие — кардинальная реконструкция, говоря языком Фернана Броделя, структуры повседневности российских университетов по аналогии с американскими университетами. Американская модель университета — при всей ее сложности и даже бюрократичности — сильно децентрализована, предполагает циркуляцию-смену заведующих департаментами и деканов колледжей. В американских университетах нет вопиющего социального неравенства между администраторами и преподавателями, нет ученых советов и раздутых диссертационных советов. И еще много чего нет.

С другой стороны, структура повседневности американского университета включает в себя равную часовую нагрузку как для начинающего, так и полного профессора; руководство докторантами как начинающими, так и полными профессорами; офис каждому преподавателю с новейшим компьютером и программным обеспечением и т.п. Однако почему-то всё это выглядит блекло в проекте «5–100». Зато просматривается снижение количества диссертаций в России на фоне его увеличения в западных университетах. Мои американские коллеги лишь улыбаются, когда я говорю об оцифиривании публикаций, необходимых для защиты диссертаций и присвоения ученых званий. Оцифиривание — это «новаторский» способ Минобрнауки и ВАК в борьбе с липовыми диссертациями и званиями.

Третье условие предполагает полутотальный переход на публикационную англоязычность. Вспоминаю себя в Йельском и Стэнфордском университетах в 1990–1991 годах. Из России нас было раз-два и обчелся, а из Китая только аспирантов было более сотни. Именно тогда ковались основы китайского англоязычного публикационного рывка в Web of Science и Scopus.

Четвертое условие — это кратное сокращение преподавательских и научных кадров. В американских университетах наука совмещена с преподаванием. Профессор — это прежде всего исследователь в диапазоне научных фронтов, который результаты своих исследований трансформирует в учебный процесс. С другой стороны, обучение часто превращено в некую макдонализацию. Выпускников, особенно в публичных университетах, пекут, как гамбургеры, в больших аудиториях. Общение с профессором нередко заканчивается отсылом студента к его помощникам. И это понятно — надо время на написание статей и монографий, что ставится во главу угла.

Каждое из этих четырех условий может содержать погрешности. Однако «долгая и извилистая дорога в дюнах» в QS, THE, ARWU с латентным копирование американских университетов при всей ее привлекательности малореалистична, хотя в ней есть определенный смысл, если убрать «извилистости» и «дюны». Более того, в ней есть репутационные, финансовые и другие потенциальные издержки.

 Что мы под этим подразумеваем?

В недавно снятом по заказу CNN фильме Ivory Tower присутствуют следующие цифры и факты. В США долг по студенческим займам — почти $1,2 трлн. По сравнению с 1980 годом плата за обучение выросла более чем в 1,1 тыс. раз. В публичных американских университетах 68% студентов не могут завершит обучение в течение 4  лет, 44% — в течение 6 лет. Для справки: стандартный срок для получения степени бакалавра в США — 4 года.

Возвращаясь к российским проблемам, отметим: Минобрнауки значительно увеличило участие российских университетов в рейтинге QS. Но в мыслях крутится триумфальный дебют СССР на Олимпиаде в Кортино д’Aмпеццо в 1956 году. СССР к ней долго готовился, просчитывая возможный результат и репутационные последствия.

Это был всем дебютам дебют!

А то, что произошло с дебютом российских университетов в рейтинге QS, кроме как провалом и репутационным позором не назовешь. Все, кроме МГУ, оказались в подбрюшье рейтинговой пирамиды QS. Одно слово — попали, а точнее, сами залезли в рейтинговый капкан.

Но ведь президентская рейтинговая стратегия предполагает совсем другое. Она предполагает создание признанного в мире национального рейтинга мировых и ведущих отечественных университетов с последующим вхождение пяти российских университетов в первую сотню, скорее всего, этого рейтинга, а не рейтингов QS, THE и ARWU. Для подтверждения обратимся, что называется, к букве и духу «закона», коими являются нормативные документы, подписанные президентом России.

Указ президента Российской Федерации от 7 мая 2012 года «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики» предписывает «до 1 апреля 2013 года обеспечить формирование независимой системы оценки качества работы организаций, оказывающих социальные услуги, включая определение критериев эффективности работы таких организаций и введение публичных рейтингов их деятельности».

Ключевые слова — это «1 апреля 2013 года» и «введение публичных рейтингов» организаций социальной сферы, к коим несомненно относятся университеты. Заметим, что с датами «1 апреля» и «2013» у Минобрнауки напряг. Видно, считают эту дату первоапрельской шуткой, которая к тому же привязана к мистическому числу «13».

Президентский указ прописывает «вхождение к 2020 году не менее пяти российских университетов в первую сотню ведущих мировых университетов согласно мировому рейтингу университетов». Ключевое слово — «мировой рейтинг университетов» в единственном числе.  Замечу, что и с единственным числом у Минобрнауки проблемы, ибо в его установках фигурируют рейтинги во множественном числе с англо-саксонскими символами.

В президентском «Перечене поручений по итогам совещания по вопросу «О выполнении задач в сфере социальной политики, поставленных в указах Президента Российской Федерации» 11 июля 2012» прописано: «Министерству образования и науки Российской Федерации … разработать критерии для создания российского национального рейтинга ведущих мировых и отечественных университетов… Срок — 1 октября 2012 года».

И, наконец, 30 октября 2014 года подписывается «Перечень поручений Президента Российской Федерации по итогам пленарного заседания X съезда Общероссийской общественной организации «Российский союз ректоров», в котором прописывается следующее: «Представить в установленном порядке предложения по формированию ежегодного национального рейтинга организаций, осуществляющих образовательную деятельность по образовательным программам высшего образования. Срок — 1 июня 2015 года».

Подведем итоги. Как видим, ни в одном из президентских нормативных документов не упоминаются рейтинги QS, THE, ARWU и их признание на государственном уровне. Зато упор делается на разработку российского рейтинга мировых и ведущих отечественных университетов. А что же наш Минобрнауки? Там, где президент призывает «разработать критерии» российского национального рейтинга, замминистра А.Б. Повалко в уже упомянутом интервью утверждает, что, мол, надо «подстраиваться под критерии» чужих рейтингов, иначе как же «пять университетов войдут в первую сотню мировых рейтингов», имея в виду всё те же QS, THE и ARWU. Естественно, встает вопрос, не намудрил ли и не повел ли Минобрнауки российские университеты по ложному пути, если вообще не завел себя и российские университеты в англо-саксонский рейтиновый капкан?

Накануне 1 июня 2015 года замминистра А.А. Климов (в письме АК-1136/05 от 23 апреля 2015 года) вместо «предложений» фактически требует представить а) «единый перечень принципов ранжирования российских образовательных организаций высшего образования» и б) «проект концепции национального рейтинга образовательных организаций высшего образования». Понимает ли замминистра, что он требует? Концепция национального рейтинга мировых и ведущих отечественных университетов — это сложнейшее государственное know-how научное, международный паблик рилейшнз и уровня мегагранта проект на годы.

Напомню, что рейтинги ARWU, U-Multirank и CWTS разрабатываются в специально созданных структурах (Center for World Class Universities, Center for Higher Education,Center for Science and Technology Studies). На запуск U-Multirank Еврокомиссия выделила более € 2 млн. Над созданием рейтингов QS, THE, U.S.News & World Report трудятся агентства с многомиллионными долларовыми бюджетами.

Создавать рейтинг на пустом или полупустом месте — это одно. А когда рейтинговое пространство уже плотно занято — это совсем другое. И чем плотнее занято рейтинговое пространство, тем дороже и сложнее становится рейтинговое know-how.

Российский национальный рейтинг мировых и ведущих отечественных университетов должен стать вызовом всем университетам мира и уже существующей рейтинговой конструкции мирового университетского научно-образовательного пространства. Только тогда его воспримут в мире. Такой проект путем революционного невроза, на скорую руку не продвинуть. Его нужно либо делать на мировом уровне, либо не делать вообще. Но отказ от него будет поражением России.

Автор « директор Института развития образовательной политики МГУ

Читайте далее: http://izvestia.ru/news/587140#ixzz3bXjEfLJ5

Студенты поднимаются на борьбу против сокращений и платного образования

Сегодня в Хельсинки и Тампере пройдут демонстрации протеста студентов и работников ВУЗов.

По прогнозам, сотни студентов выйдут на марш протеста в пятницу днем в центре финской столицы. Демонстранты намерены выразить свое неудовлетворение новой правительственной программой, в частности сокращениями в области образования и вводом платы за обучение для некоторых групп иностранных студентов.

- Бесплатное образование – это залог равноправия, то есть принципа, который сам по себе заслуживает того, чтобы его отстаивать и от которого нельзя отступать, — заявляет в своем обращении студентка Нииа Виртанен, одна из организаторов протеста.

На приглашение принять участие в демонстрации около главного здания Хельсинкского университета Porthania в группе соцсети Facebook отозвались сотни людей. Также сообщается, что марш в знак протеста пройдет и в Тампере.

Демонстранты соберутся около здания Porthania и отправятся оттуда к министерству образования и культуры.

По словам Виртанен, студенты не приемлют в целом высказывания об экспорте модели образования и расценках на обучение – это только ускоряет принятие логики бизнес-предприятий в университетах.

http://yle.fi/uutiset/studenty_podnimayutsya_na_borbu_protiv_sokrashchenii_i_platnogo_obrazovaniya/8027262

Скандал по найму Преподаватели РГГУ протестуют против контрактов, ущемляющих их трудовые права

Анастасия Иванова

В Российском государственном гуманитарном университете (РГГУ) назревает скандал. Преподаватели, работающие в вузе по совместительству, недовольны существующей системой найма: в конце июня у них закончится годичный контракт, и их уволят, а в сентябре – снова примут на работу. Таким образом вуз экономит на зарплате за летние месяцы, а педагоги теряют отпускные и срочно ищут временную подработку на лето. Такая практика перешла и на штатных преподавателей, которые посчитали для себя эту процедуру «унизительной». Когда они попытались обсудить этот вопрос с ректором, глава вуза демонстративно покинул заседание ученого совета. Руководство вуза уверяет, что паника началась на ровном месте.

shadow

Во вторник профессорско-преподавательский состав РГГУ обратился к ректору с требованием ввести систему трех- и пятилетних контрактов хотя бы для тех, кто работает в РГГУ десять и более лет (включая аспирантуру). Этот вопрос должен был обсуждаться на заседании ученого совета. Однако это предложение ректор Ефим Пивовар и проректор Александр Безбородов просто проигнорировали. Г-н Пивовар покинул собрание без объяснения причин.

«Уже два года все сотрудники увольняются в конце июня, и по идее с ними заново заключают годичный контракт в начале сентября (на самом деле на 10 месяцев). В результате мы теряем деньги за летние месяцы, вынуждены носить справки и вести занятия без официального трудоустройства. Сейчас мы все опять должны быть уволены», – сообщила во вторник на своей странице в Facebook доцент Центра типологии и семиотики фольклора РГГУ Александра Архипова.

В конце июня увольняются почасовики и совместители, а их очень много, отметила «НИ» доцент института лингвистики РГГУ Татьяна Базжина. «В основном таких специалистов приглашают, когда штатные преподаватели не могут прочитать тот или иной курс. Я сейчас должна непонятно как планировать некоторые курсы на специализацию, при этом не могу быть уверена, что нужный человек будет оформлен на работу», – подчеркнула «НИ» преподаватель.

От нового порядка заключения трудовых договоров с сотрудниками университета страдают не только совместители, но и штатные преподаватели. «Научная степень, преподавательский стаж и заслуги фактически не учитываются. Многие преподаватели вуза считают данную практику унизительной и мешающей нормальной работе университета», – отмечалось в открытом письме к ректору.

Ранее ректор Ефим Пивовар объяснял необходимость именно такого порядка работы формальными причинами – изменениями в государственном финансировании, заставляющими планировать объем работ и оплаты не более чем на один год. Однако на вопрос преподавателя Елены Жигариной, почему это нельзя прописать в долгосрочном контракте как один из рисков, а не заставлять всех преподавателей увольняться и снова наниматься на работу каждый год, внятного ответа не было.

«Даже заслуженные профессора, проработавшие более 15 лет, вынуждены заключать контракт на год. А потом думать и гадать, примут ли тебя на работу. Вряд ли от этого появится энтузиазм работать лучше», – отметила «НИ» Татьяна Базжина.

Ректор РГГУ заявлял, что реально до сих пор «никого не уволили». Однако профессорско-преподавательский состав утверждает, что увольнения не коснулись штатных сотрудников, зато много увольняли совместителей.

Такие меры, безусловно, воспринимаются как инструмент административного давления, сказала «НИ» Татьяна Базжина. «Преподаватель каждый год под угрозой, что контракт не продлят. А совместитель так вообще не может даже заранее распределить нагрузку. Этот трудовой вопрос должен быть решен в правовых рамках в соответствии с трудовым кодексом и традицией академического сообщества», – отметила «НИ» доцент.

Кроме того, преподаватели-совместители не получают отпускных и практически весь сентябрь работают за «спасибо», пока контракт до конца не оформят и не подпишут. «В последние два года контракт заключается в сентябре формально на год, но фактически всех увольняют в конце июня. По всей видимости, университет экономит таким способом зарплату за июль и август», – предполагают преподаватели.

Однако руководство вуза считает, что ничего странного в университете не происходит. «Паника, как всегда, нагнетается, и это очень мешает работать, – сказал «НИ» проректор по учебной работе Александр Безбородов. – Ситуация нормальная. Мы этот вопрос очень внимательно изучаем, сейчас он находится на рассмотрении. Уверяю вас, что все будет в порядке».

http://www.newizv.ru/society/2015-05-28/220240-skandal-po-najmu.html

Балл на миллион Сколько заплатят абитуриенты, потерявшие баллы на ГТО и сочинении? Считал Александр Трушин

Через несколько недель в вузах начнется приемная кампания. Как и в прошлые годы, Минобр приготовил выпускникам школ сюрприз — при поступлении в институт будут учитываться непонятные баллы за ГТО и сочинение. И в очередной раз сократится количество бюджетных мест в вузах. Сейчас, по оценке экспертов, доля платников в государственных вузах составляет две трети. Как от «лучшего и бесплатного» мы пришли к среднего качества и платному образованию, выяснял «Огонек»

Александр Трушин

Во всем мире система образования считается самой консервативной. Но только не у нас. У нас что ни год — то что-то новенькое. Вот и сейчас опять меняются правила поступления в вузы. Самых важных новшеств два. Первое — «учет индивидуальных достижений абитуриента». Это могут быть спортивные достижения, школьный аттестат с отличием, волонтерская деятельность, участие в творческих конкурсах, физкультурных и спортивных мероприятиях. Абитуриентам будут начислять дополнительные баллы (до 10) и включать их в общую сумму конкурсных баллов. В народе эту новость уже окрестили «баллами за ГТО».

Идея члена комитета Госдумы по образованию Григория Балыхина получила полное практическое воплощение. Когда год назад замаячила перспектива коллективного подтягивания и прыжков, школьные учителя к ней относились сдержанно. Как сказал директор 548-й московской школы Ефим Рачевский, «главное, чтобы не доводили до дури, как часто у нас бывает». Ректоры поначалу вообще отмалчивались, надеясь, что это их не коснется. Но в этом году «до дури» все-таки довели: баллы за ГТО начислять придется. Не удалось отвертеться даже ректору МГУ Виктору Садовничему, которому в свое время, несмотря на обязательный ЕГЭ, удалось сохранить дополнительные испытания для абитуриентов МГУ. «Мы добавляем за ГТО лишь четыре балла (из возможных, повторимся, десяти.— «О»),— говорит Виктор Антонович,— но поскольку у нас зачисление производится по сумме четырех экзаменов, которая может достигать 400 баллов, то баллы за ГТО практически не повлияют на результат».

Вторая новость — начисление 10 дополнительных баллов за сочинение. В этом году все выпускники школы писали сочинение, которое считалось допуском к ЕГЭ. Оценок не было, ставили только «зачет/незачет». Но теперь оказалось, что вузы будут оценивать сочинения по 10-балльной системе. Известно об этом стало лишь в апреле. Надо ли говорить, что никто не знает, ни как будут оцениваться сочинения, ни какими будут критерии оценки. Фактически вернулись времена, когда одним абитуриентам ставили высокие баллы, а другим объявляли, что «тема не раскрыта» — поди докажи обратное.

Да и сами школьники не рассчитывали, что сочинение повлияет на поступление в вуз. Иначе бы и писали его по-другому. Ведь известно: часто один балл отделяет обучение на бюджетном месте от многолетней финансовой кабалы семьи, которая оплачивает учебу ребенка в государственном вузе. При средней цене в 325 тысяч рублей в год (в МГУ), четыре бакалаврских года отливаются в 1,3 млн рублей.

Ирина Абанкина, директор Института развития образования НИУ ВШЭ, считает, что «вокруг поступления в вузы опять начинается коррупционное движение. Дополнительные баллы за сочинение и ГТО, не имеющие прямого отношения к профилю обучения, я считаю дискриминационной мерой. Сдача норм ГТО может потребоваться для физкультурного вуза. Для всех остальных здоровье — частное благо. Эти баллы разрушают систему ЕГЭ. И в проигрыше будут толковые, умные ребята, которые в школе больше уделяли время учебе, а не спорту».

Мало избранных

Система поступления по конкурсным баллам ЕГЭ очень жесткая, порой несправедливая. Вузы каждый год меняют планку приема. Причем проходной балл становится известен лишь в конце всей процедуры, после того как абитуриенты принесут оригиналы своих школьных аттестатов и сделают окончательный выбор, в каком вузе они будут учиться. Заранее известно лишь одно: сколько в этом году будет принято студентов на бюджетные места. Это называется «контрольные цифры приема (КЦП)». Например, в МГУ в этом году будут набирать 4 тысячи студентов на бюджетные места и 3,5 тысячи — на платные. В МГИМО примут 979 человек, из них 507 бюджетников и 472 «платника».

В этих двух, как и еще в нескольких наших ведущих университетах (СПбГУ, Физтехе, НИУ ВШЭ и др.), доля студентов, обучающихся за счет бюджета, выше, чем доля «платников». В других же вузах наоборот. Например, в МГТУ им. Баумана в этом году принимают 577 человек на бюджетные места и 775 — на платные.

Почему так происходит? Закон об образовании 2012 года устанавливает общее количество мест, финансируемых за счет бюджета: 800 на 10 тысяч человек возрастной когорты от 17 до 30 лет. Если в этом году в ней насчитывается 25 млн человек, то общее количество бюджетных мест в вузах должно быть около 2 млн. В итоге примерно так и получается. При этом в Минобрнауки подчеркивают, что в этом году в определении КЦП участвовали специально созданные в регионах «центры ответственности». Они выясняли потребности региональных экономик в кадрах по различным специальностям, чтобы прием в вузы отвечал условиям местного рынка труда.

Распределение бюджетных мест Минобрнауки проводит по конкурсу. «Мы исходим из оценки показателей вузов,— объясняют в министерстве.— Оцениваются образовательная, научная, международная деятельность и финансовая устойчивость вуза. У кого показатели выше, те и получают больше мест, но в рамках заявки». Значит, большую часть бюджетных мест (и финансирования) получают сильные и престижные вузы, национальные исследовательские и федеральные университеты. Все другие — что останется.

Но это еще не все. Получив от государства КЦП, вузы самостоятельно распределяют бюджетные места между факультетами и специальностями. Кто думает, что больше мест отдают на востребованные экономикой направления, тот ошибается. Например, в МГТУ в этом году на шесть бакалаврских направлений «Автоматизация технологических процессов и производств», готовящих крайне необходимые предприятиям кадры, принимают больше «платников». В нашей экономике большие проблемы с логистикой. Но, например, в НИУ ВШЭ доля платных мест на направлении «Логистика и управление цепями поставок» больше, чем бюджетных. Биотехнологии в МГУ изучаются преимущественно за деньги. Вы удивитесь, но даже среди тех студентов, которые после окончания вуза будут работать на оборону страны, значительная часть учится за свои деньги. Так, по данным Росстата, самый низкий бюджетный прием в 2013 году был по направлениям: «Оружие и системы вооружения» (700 человек), «Приборостроение и оптотехника» и «Морская техника» (по 3900 человек на направление).

За последние годы нам вдолбили: у нас переизбыток юристов и экономистов. Но не уточнили, что плохих. Хороших мало, о чем и свидетельствует состояние нашей экономики и судебной системы. Но в большинстве вузов на экономику, менеджмент, товароведение, юриспруденцию и международные отношения бюджетных мест нет вообще. В МГИМО на направлениях «Менеджмент» и «Государственное и муниципальное управление» только платные места. О качестве муниципального управления, с которым сталкиваемся каждый день, умолчим.

Спрос на эти перспективные специальности большой, вот и заботятся вузы о своем бюджете, а не о потребностях экономики (и даже обороны). И, кстати, неплохо зарабатывают. Две трети российских студентов учатся за деньги. Об этом говорит Ирина Абанкина и уточняет: «Примерно половина или чуть меньше от общего бюджета вузов — это деньги родителей. На семьи студентов переложена большая часть финансирования образования». С такими расчетами согласен и ректор МГУ Виктор Садовничий, по его словам «около половины бюджета МГУ составляют внебюджетные фонды, в том числе доходы от обучения студентов на контрактной основе».

Пусть неудачник платит

Никто не может предсказать, в каком университете, на какой специальности каким будет проходной балл. По неофициальной статистике он колеблется в пределах 5-10 баллов год от года. Бывают всплески, когда неожиданный натиск победителей олимпиад вдруг путает все карты приема и для обычных абитуриентов остается очень мало конкурсных мест.

Известно, что в США и Великобритании даже самые престижные вузы заранее (за год!) объявляют свои проходные баллы. Любой может соотнести свои школьные результаты, понять, сколько надо добрать. У нас единственный вуз, который входит в приемную кампанию с открытым забралом, это РУДН. Его ректор и бывший министр образования Владимир Филиппов говорит: «Мы стараемся не обманывать и не подводить абитуриентов. Мы заранее объявляем на нашем сайте: у нас на ряд специальностей проходной балл ЕГЭ 80. Даже если останутся незанятые бюджетные места, пусть это будет нашей ошибкой, но мы не примем людей с меньшим баллом, они просто не смогут у нас учиться».

Абитуриентов других вузов ждет серьезная нервотрепка с 30 июля по 7 августа, когда будет проходить процедура зачисления в вузы. На первом этапе (до 4 августа) должны быть объявлены списки занявших 80 процентов конкурсных мест. Затем начнется второй этап борьбы, в которой решающее значение будут иметь как раз те самые дополнительные баллы за ГТО и сочинение. Этот распорядок — тоже новшество этого года. Кому начислят дополнительные баллы, тот и пройдет и будет учиться за счет государства. Неудачники будут платить, точнее, будут платить их родители.

Что такое 1 балл? Случайная описка, ошибочная цифра, не поставленная запятая. Ирина Абанкина говорит: «Один балл — это не барьер отсечения абитуриентов по знаниям. Это барьер платности. Те, кто не дотянул до установленной планки, вынуждены платить. Причем студенты-«платники» учатся в тех же самых группах, у тех же самых преподавателей, что и бюджетники».

И здесь возникает вопрос: за что они платят? Даже в школах, куда уже прокралось пресловутое «софинансирование», родители платят все-таки за дополнительные знания или предмет сверх образовательного стандарта. Но в вузах-то?!

Владимир Филиппов обращает внимание: «Если семьи соглашаются платить за образование, то они вправе требовать лучшие, более качественные услуги от вуза. Это может быть признание диплома вуза на международном уровне, международная аккредитация программ или хотя бы лучшие условия обучения. Конкуренция вузов за платных студентов должна стимулировать университеты к более качественной работе».

Но вузам гораздо проще брать деньги за обычные занятия и за дипломы государственного образца, а не повышать качество образовательных услуг. Вспомним, какой стон поднялся, когда Московский архитектурный институт включили в перечень неэффективных вузов. И никто не сказал о том, что этот вуз не обеспечивает студентам возможность работать по лицензионным графическим программам. Ребята скачивают пиратские версии, о качестве которых говорить не приходится — «улетевшие» проекты накануне сдачи становятся общей бедой. В то время как любой европейский вуз такого направления предоставляет студенческие легальные версии нужных программ. А появились ли в последнее время в МАИ современные компьютерные программы для расчета прочности фюзеляжей самолетов? Как решается проблема с реактивами на факультетах, где изучают биотехнологии? На это родителям студентов было бы не жалко денег, но они-то платят за другое!

Сколько стоит 1 недобранный балл? В МГУ в 2015-м средняя стоимость платного обучения — 325 тысяч рублей в год. Эти цены были установлены в прошлом году. В 2012-м плата колебалась от 287 тысяч рублей на факультете биологии до 300 тысяч в Институте стран Азии и Африки. Сейчас плата в ИСАА — 400 тысяч рублей. Правда, Виктор Садовничий еще в феврале заявил, что МГУ в этом году не будет поднимать цены на обучение, даже несмотря на инфляцию.

Цены в НИУ ВШЭ колеблются в это году от 240 до 400 тысяч рублей. Предел — 600 тысяч рублей на программе двойного диплома совместно с Лондонской школой экономики (здесь обучение только платное).

Известны нормативы, по которым Минобрнауки финансирует бюджетные места в вузах. Стоимость одного места на гуманитарном факультете — 63 тысячи рублей в год. Одно место инженерно-технического направления — 135 тысяч рублей в год. По закону стоимость платного обучения не может быть ниже этих нормативов. Выше — пожалуйста. И вузы задирают цены, и это не плата за качество образования или дополнительные знания, а неприкрытая спекуляция на спросе.

Напомним, что речь идет о государственных вузах. В частных вузах стоимость обучения гораздо ниже. Например, в Российском новом университете год обучения на прикладной математике и информатике — 79 090 рублей, на информационных системах и технологиях — 94 960 рублей. Самый дорогой частный вуз в России — Международный университет в Москве. Здесь наибольшие цены на 2015 год — 260 тысяч рублей на факультетах иностранных языков, менеджмента, юриспруденции, управления крупными городами. Где еще у нас услуга частной компании стоит дешевле, чем государственная?

Вернемся к цене недобранного балла. Либо студент попадает на бюджетное место, либо платит все годы обучения. Никаких скидок для недобравших 1-2 балла, никаких шансов после отличной сессии получить скидку или бюджетное место. Банковские образовательные кредиты у нас не пошли — условия кабальные. Нет фондов, которые компенсировали бы семьям часть стоимости обучения, как это делается, например, в США. Бизнес не желает платить за обучение кадров, которые он и так получает от университетов бесплатно.

Взять те же дополнительные баллы за ГТО и сочинение. Почему бы эти частные достижения детей не сделать основанием для скидок на обучение? Но нет, у нас выбирают самый несправедливый в социальном отношении вариант.

Эксперты много раз уже предлагали модели частичной платности обучения в вузах. Например, государство могло бы — не побоимся этого слова — софинансировать учебу ребятам, которые показывали хорошие результаты в 9-11-х классах. Не прошло. Мы получили самую жесткую схему: либо полностью бесплатно, либо платишь все шесть лет.

Сколько у нас детей?

Контрольная цифра приема на 1-е курсы в этом году — 576 тысяч человек. Это примерно на 125 тысяч больше, чем принимали в предыдущие три года (по 430-450 тысяч человек). В Минобрнауки увеличение количества бюджетных мест на 1-х курсах объясняют двойным выпуском студентов в 2015 году: завершают учебу по пятилетней программе специалисты, поступавшие в 2010 году, и бакалавры, принятые на 1-й курс в 2011-м. Их должно быть 1,029 млн человек (без учета отчислений). То есть министерство выполняет установленные Законом об образовании государственные гарантии.

Но почему же возникло несоответствие цифр — 576 тысяч замещают 1,029 млн? Проблема в том, что в 2012 году была изменена норма определения бюджетных мест в вузах. До этого расчет был 170 мест на 10 тысяч населения. А стало 800 мест на 10 тысяч, но не от всего населения страны, а от возрастной когорты 17-30 лет. Это означало сокращение числа «бюджетников». Автором «структурной реформы», как она называлась, был тогдашний министр Андрей Фурсенко. Предполагалось, что сокращение бюджетных мест станет «одним из источников значительного увеличения зарплат профессорско-преподавательского состава высшей школы». Зарплаты преподавателей действительно выросли. Но уже в 2013 году (по сравнению с предыдущим годом) число бюджетников сократилось примерно на 350 тысяч. А число «платников» в тех же условиях демографического спада выросло на 141 тысячу человек. То есть это позволило увеличить доходы вузов не за счет бюджета и не за счет вклада в науку и в экономику страны, а за счет родителей студентов.

Как произошло, что от «лучшего и бесплатного» мы пришли к дорогому и среднего качества образованию?

Все началось в 1991 году в Туле на совещании ректоров. Удрученные и недостаточным финансированием, и доходами коллег в частных вузах, они потребовали от правительства разрешения на прием 30 процентов студентов на платные места. И очень успешно эту норму перевыполнили. Сейчас число бюджетников в два раза меньше, чем тех, кто учится «с полным возмещением затрат» в госвузах.

Но изумление вызывает даже не перекосившаяся пропорция, а чудеса образовательной статистики. С 2012 года не министерство, а сами вузы отправляют данные о студентах (а также о преподавателях, заработной плате и т.д.) в Росстат. И почему-то число поступающих в вузы постоянно превышает не только количество бюджетных мест, но и расчеты по числу «платников».

Ирина Абанкина рассказывает, что в 2013 году на 1-е курсы в государственные вузы были приняты 1,14 млн человек. «Мы с коллегами сейчас обсуждаем, откуда появилась такая цифра,— говорит Ирина Всеволодовна.— Бюджетных мест было 450 тысяч. Количество выпускников школ —750 тысяч. Кто эти 390 тысяч? Это не второе высшее и не дополнительное образование. И не выпускники школ прошлых лет. Это не отслужившие в армии — их немного. И не отчисленные из наборов прошлых лет, сохранившие право перепоступления,— таких тоже мало. Это говорит об одном: у нас нет точных данных, каков спрос на образование в нашей стране».

Мы не знаем точного количества студентов. Мы не знаем, сколько у нас вузов (цифры даже не колеблются, а резво скачут — от 2 до 3 тысяч). Но известно, что государственное финансирование образования с 2008 по 2015 год увеличилось в 1,8 раза — с 280 до 510 млрд рублей. И столько же семьи сегодня отдают вузам.
Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc/2729074

ПРОРЕКТОР БГУ И ЕГО НЕВИДИМАЯ ДИССЕРТАЦИЯ

«Диссернет» не нашел в нацбиблиотеке США диссертацию Александра Макарова, врио проректора БГУ

Фото: bsu.ru

В интернете существует «вольное сетевое сообщество экспертов, исследователей и репортеров, посвящающих свой труд разоблачениям мошенников, фальсификаторов и лжецов» под названием «Диссернет». Один из основателей этого сообщества Андрей Ростовцев заинтересовался работами и.о проректора БГУ Александра Макарова, сообщает newsBabr.com

Как написал Ростовцев на своей страничке в социальной сети «Фейсбук», диссертации Макарова попросту не существует
 — Трудов его по экономике никто не знает, диссертации нет ни в одной библиотеке. Картина типичная, но решили запросить ВАК, так как со слов Макарова защищался он недавно, всего около пяти лет назад. В отделе кадров говорят, что диплом обещал принести, да так и забыл, наверное. Круто! Но еще круче пришел ответ из ВАК: «Для проверки нужны дополнительные данные (копия диплома, реквизиты)». Глупее ответа Департамента аттестации научных работников придумать трудно. Тем более что за последние 10-15 лет никаких Макаровых А.Н. докторами экономических наук не становились».

Макаров же, естественно, все обвинения в свой адрес опроверг, заявив, что докторскую диссертацию по теме «Социально-культурный комплекс региона. Развитие человеческого капитала» он защитил в Бостонском университете – и точка. И.о. проректора БГУ отправил представителей «Диссернета» искать информацию о его бесценных трудах именно в США.

Андрей Ростовцев не преминул это сделать, причем сообщил об этом в весьма язвительной форме. «В Бостон Макаров журналистов послал, явно надеясь на то, что Бостон далеко. Но… в действительности все каталоги университетов и тем более Конгресса США давно открыты для широкой публики. Уже через 5 минут Диссернет знал, что ни в библиотеке Конгресса США, ни в библиотеке Бостонского университета ссылок на работы А.Н. Макарова нет, как нет и диссертации. За последние лет двадцать в Бостоне получили ученые степени только два человека с фамилией Макаров — Makarov, Maria ; 2013 и Makarov, Ivan. ; 2005 причем оба по техническим специальностям».

На это заявление «Диссернета» ответил уже пресс-секретарь БГУ Иван Логинов.

- По поводу того, что этих материалов нет на открытых интернет-ресурсах США, возникает вопрос, там ли искали, там ли смотрели, — ответил Логинов на вопросы журналистов. Мол, ничего не знаю, диссертация существует, вы просто плохо искали, открестился от всех обвинений в адрес Макарова пресс-секретарь вуза.

Макаров, между тем, заявил, что лично продемонстрирует свою докторскую диссертацию и попросит американскую сторону «прояснить ситуацию». Как теперь будет выкручиваться Макаров, узнаем совсем скоро.

http://gazetarb.ru/news/section-society/detail-395869/

В Барнауле пройдет пикет в защиту бесплатного образования

31 мая в Барнауле пройдет пикет в защиту бесплатного образования и традиционной семьи в рамках единых дней социальных действий по всей России.

Пикет проведут Алтайское отделение «Гражданской инициативы за бесплатное образование и медицину», АКОО «Общественный родительский  комитет» и Алтайское краевое отделение Межрегионального общественного движения в защиту прав родителей и детей «Межрегиональное родительское собрание». Протест охватит более 20 регионов.

Участники акции выступают за свертывание деструктивных реформ в образовании, против неолиберального наступления на бесплатное образование, за отмену разрушительного закона ФЗ-83. Платные услуги в школах должны быть устранены, также как и любые поборы с родителей на школьные нужды. Расходы на бесплатное образование и здравоохранение должны быть приоритетными в бюджетной политике. Это вклад в будущее России. Безумное закрытие и слияние учебных заведений должно быть прекращено.

Участники акции выступают за достойный социальный статус и оплату труда педагогов, упразднение неэффективного и оскорбительного бюрократического контроля над ними. Повышение средней зарплаты должно выражаться в повышении заработной платы на ставку педработника.

Недопустимы разрушительные нововведения в высшем образовании: «эффективный» контракт, подушевое финансирование, «независимая» оценка, превращение аспирантуры в особый уровень образования. Все это, вместе с разрушением  академической науки, подрывает конкурентоспособность российской экономики и загоняет нашу страну в ловушку отсталости, отмечают организаторы пикета.

Участники акции призывают всех педагогов, родителей, учащихся, всех, кто болеет душой за российское образование и за Россию в целом поддержать солидарный протест.  Пикет пройдет 31 мая с 12 до 14 часов у ктр Мир.

http://amic-polit.ru/v-barnaule-proydet-piket-v-zashhitu-besplatnogo-obrazovaniya

ПРОЕКТ РЕЗОЛЮЦИИ ВСЕРОССИЙСКОЙ АКЦИИ В ЗАЩИТУ БЕСПЛАТНОГО ОБРАЗОВАНИЯ 30 мая — 1 июня 2015 года

Мы требуем:

Коммерциализация образования

  1. Официально признать, что в сфере массового образования и здравоохранения рынок терпит провал и отказаться от попыток коммерциализации сферы образования
  2. Отменить Федеральный закон Российской Федерации от 8 мая 2010 г. № 83-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений», уничтожающий образование страны, нарушающий Конституцию, права и свободы граждан РФ.
  3. Отказаться от планов реанимации бюджетной реформы, от предложенного министерством финансов плана «Оптимизация сети и численности работников государственных и муниципальных учреждений» как разрушительного для социальной сферы. Этот план, по нашему мнению, является покушением на бесплатное образование и здравоохранение.

Высшее образование

  1. Отказаться от планов введения так называемого «эффективного контракта», ведущего к значительному ухудшению положения преподавателей и стимулирующему к работе на формальные показатели вместо высокопрофессионального и творческого отношения к делу.
  2. Отменить подушевое финансирование, препятствующее отсеву неуспевающих студентов заставляющее преподавателей снижать требовательность, что ведет к необратимому понижению качества обучения.
  3. Недопустимо введение так называемой «независимой оценки» в вузе, поскольку оно выразится во внедрении в высшей школе технологий ЕГЭ, которые уже разрушили среднее образование.
  4. Необходимо вернуться к прежнему статусу аспирантуры, когда главным ее результатом являлось написание научного труда – диссертации. Трактовка аспирантуры как особого уровня образования  создает трудности для научной деятельности аспиранта.
  5. Необходимо законодательно утвердить принцип добровольности участия каждого вуза в Болонском процессе.  Специалитет по инженерным специальностям должен быть восстановлен.

Школьное образование:

1.Добиться финансирование образовательной сферы не по остаточному принципу, а на основании реальной потребности. Основой образовательного бюджета региона должны стать заявки-сметы учреждений образования (общего и дополнительного).

2.Отмена недавно принятого профстандарта учителя или длительное поэтапное его введение по мере готовности педагогов (сначала перестроить обучение в вузах, потом переучивать учителей в школах, потом вводить, на всё не менее 15 лет).

3.Добиться применения требований к учительской зарплате, записанных в Майских указах 2012 Президента, не к общей нагрузке педагога а к ставке.

4.Скорректировать положения нормативных документов об инклюзии с учетом интересов всех участников образовательного процесса. Для этого доступность получения образования в общеобразовательных организациях лицами ВОЗ должна обеспечиваться в отношении лиц с сохранным интеллектом и вторичными дефектами, позволяющими им осваивать образовательную программу без ущерба для этих лиц, а также иных участников образовательного процесса.

5.Реализовать в подзаконных нормативных актах имеющуюся в законе «Об образовании» возможность выборности директоров школ и других образовательных учреждений.

6.Внести поправку в ст. 278 ТК о том, что право собственника уволить руководителя предприятия без объяснения причин не относится к директорам образовательных учреждений. Увольнение руководителя должно быть не только мотивировано учредителем, но и доведено до сведения трудового коллектива, а также согласовано с органом общественного управления образовательной организации в соответствии с уставом данной образовательной организации.

7.Внести в закон «Об образовании» поправку, гарантирующую бесплатность групп продленного дня.

8.Добиться решения о том, что медик, психолог, логопед, соц. работник должны быть в каждом здании образовательного учреждения. Мед. работник — в течение всего рабочего дня. Вопрос о наличии медицинских и психолого-педагогических работников должен решаться педагогическим коллективом конкретного учебного заведения.

9.Обратиться в Минобрнауки с предложением о внесении в Федеральный перечень профессий отдельной строкой профессий «Классный руководитель» и «Воспитатель группы продленного дня». Исполнение данных трудовых обязанностей должно предполагать отдельный трудовой договор.

10.Добиться введения моратория на уменьшение финансирования (и сокращение ставок, реорганизацию) сельских и городских малокомплектных школ.

11.Внеси в Закон об образовании отдельный тип образовательных учреждений – коррекционные школы и интернаты. Гарантировать бюджетное финансирование работы коррекционных школ.

12.Прекратить практику насильственного слияния (объединения) образовательных учреждений. Внести в закон «Об образовании» поправку, предусматривающую необходимость получения согласия органов школьного самоуправления на реорганизацию образовательного учреждения. А также законодательно запретить передачу объектов земли, зданий, используемых государственными и муниципальными образовательными организациями, для последующего использования их для оказания исключительно платных образовательных услуг, а также для целей, не связанных с образовательной деятельностью.

13.Добиться запрета перевода работников образования с бессрочных трудовых договоров на срочные договора.

14.Прекращение монетизации и сокращения льгот сельским учителям. Недопущение ухудшения материального положения педагогов.Внести изменения в 48 статью в ФЗ «Об образовании» — Работникам образовательных учреждений всех типов, работающие в сельских населенных пунктах, рабочих поселках (поселках городского типа), имеют право на предоставление компенсации расходов на оплату жилых помещений, отопления и освещения и на проезд до места работы и обратно

15.Внести санкции (административное наказание, дисквалификация с должности от 3-лет) в Бюджетный кодекс РФ и Административный Кодекс РФ за нарушение Бюджетного кодекса РФ, Федерального Закона № 131 ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ», которые регламентируют обязанность финансирования муниципальных бюджетных образовательных учреждений.

16.Снять имеющиеся на данный момент ограничения на оформление педагогическими работниками пенсии за выслугу лет. Оставить один критерий: наличие 25 лет педагогического стажа.

Дополнительное образование:

1.Отменить жёсткую направленность программ допобразования (и, как следствие, постоянное переписывание программ всеми педагогами). В данном пункте идет речь о жестком закреплении 3-направлений работы доп образования – художественно-эстетическое, военно-патриотическое,….Проблема в том, что в эту систему не могут вписаться логопеды и прочие психолого-педагогические работники . Вот в результате логопед и пишет программу про эстетическое воспитание. Как вариант — ввести 4-е направление – психолого-педагогическое. Может так и проще будет)

2.Оценивать эффективность работы губернатора в области образования по количеству бесплатных мест в системе допобразования.

Детские школы искусств

  1. Снять ограничение в Муниципальных заданиях по приему детей в школах искусств.

  1. Внести в статью 47 ФЗ № 273 от 29.12.2012 «Об образовании в Российской Федерации» выплату за выслугу лет педагогическим работникам Детских школ искусств (ДХШ, ДМШ).

  1. Уравнять концертмейстеров и педагогических работников ДШИ в статусе.

  1. Установить единую норму часов (18 часов) педагогической работы за ставку преподавателям и концертмейстерам ДШИ, ДМШ.

  1. Законодательно гарантировать право на досрочную пенсию по выслуге лет преподавателям и концертмейстерам ДШИ, ДМШ, ДХШ. Снять ограничение на получение досрочной пенсии: исключить из п. 12 Постановления Правительства РФ № 781 от 29 октября 2002 года условие: наличие 16 лет 8 месяцев педагогического стажа на момент 01.01.2001 года, ограничивающее право педагогов ДМШ и ДШИ для назначения досрочной пенсии.
  2. Ввиду некорректной формулировки в требованиях ФЗ № 273 от 29.12.2012 «Об образовании в Российской Федерации» в виде обеспечения питанием и медицинским пунктом для всех видов образования, конкретизировать требования обеспечения питанием и медицинским пунктом только для общего образования, исключив обязательное требование по этим пунктам для дополнительного образования. Для школ искусств в данных услугах отсутствуют необходимость и возможность.

  1. Установление минимальной заработной платы педагогических работников учреждений дополнительного образования за ставку рабочего времени не ниже средней зарплаты в экономике по региону (но не ниже средней зарплаты по экономике России). Установление окладов (без включения доплат и премий) административно-вспомогательного и технического персонала на уровне не ниже МРОТ (а МРОТ — на уровень прожиточного уровня, как предписывает закон).

8.Закрепить в законодательстве РФ обязанность бюджетного финансирования для получения необходимой профессиональной переподготовки, переподготовки для исполнения должностных обязанностей в учреждениях дополнительного образования.

9.Создать координационный комитет из независимых экспертов, способной координировать деятельность министерств, ведомств России и других служб в области дополнительного образования детей, в системе деятельности специализированных учреждений ДОД.

10.В полном объеме применить к преподавателям системы дополнительного образования «Рекомендации ЮНЕСКО по повышению статуса учителя и преподавателя» от 1964 года.

  1. Вывести из под действия ФЗ N — 44 «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» образовательные учреждения всех видов, так как данный закон оказывает негативное влияние на качество предоставляемых обучающимся и сотрудникам учреждений со стороны предприятий и организаций разных форм собственности

Дошкольное образование:

1.Прекратить ежегодное сокращение ставок в учреждениях дошкольного образования, а так же введения новых графиков работы воспитателей, маскирующих фактическую нехватку работников в ДОУ за счет переработок.

2.Нормативно зафиксировать максимальное количество детей в группе — не более 20 человек.

Положение педагогов

1.Пересмотреть Федеральный закон «Об образовании» на основе широкой и свободной общественной дискуссии;

2.Индексировать зарплаты по реальной инфляции за 2014 год и в 2015 году;

3.Прекратить сокращения преподавателей, научных сотрудников, а также специалистов (логопедов, психологов и т.д.), работников учебно-методического и учебно-вспомогательного персонала особенно в преддверии роста числа обучающихся;

4.Снять препятствия для развития демократических начал в управлении образовательными организациями, в частности, вернуться к практике выборности ректоров во всех учреждениях высшего образования;

5.Прекратить практику бездумного слияния и ликвидации образовательных организаций;

Отказаться от идеи повышения пенсионного возраста. Устранить искусственные препятствия в получении досрочной пенсии педагогам.

Сельский учитель: единый госэкзамен — это элементарное отупление учеников

В конце мая во всех школах страны прозвенит Последний звонок. Накануне Корреспондент «АиФ» поговорил с обычным сельским учителем информатики и физики Алексеем Пилипуком.

Вот уже 23 года Пилипук преподаёт в Леушинской средней школе (Кондинский район Тюменской области). У него нет громких званий и регалий, но даже последний двоечник, который у него когда-либо учился, искренне вам скажет, что Пилипук — учитель от бога.

Конец идеалам?

Сергей Грачёв, «АиФ»: Алексей Дмитриевич, социологи и эксперты от педагогики говорят сегодня о том, что отношение молодого поколения к учёбе, к выбору будущей профессии за последние 20 лет кардинально изменилось. В этом плане сельские ученики как-то отличаются от городских?

Алексей Пилипук: И да, и нет. По многим критериям, в том числе по доступности знаний, разница между городом и деревней резко сокращается. Так что если есть желание — в деревне тоже можно получить качественное образование. Тот же самый Интернет позволяет слушать потрясающие лекции, «ходить» в столичные библио­теки. Но проблема в том, что желание получать знания, мотивация, способность мыслить самостоятельно, критически катастрофически упали. Причин этому я вижу несколько. Одна из них — в 90-е годы произошёл не только слом направления развития страны, но и в первую очередь слом сознания. Сегодня мы учим детей тех россиян, кто как личности формировался в 90-е. В условиях кардинальной смены мировоззрения получилось так, что подавляющее число родителей нынешних школьников лишились всяческих идеалов, что не могло не передаться этому поколению. Человек по сути своей существо одновременно и идеалистическое, и социальное. Мы же сегодня живём в обществе, в котором идеалов просто нет. Всё свелось к желанию получать лёгкие деньги, не владея при этом ни знаниями, ни профессией.

- Но получить высшее образование по-прежнему считается престижным, как это было в советские годы, или и тут ситуация изменилась?

- Лет 20-30-40 назад вузов было немного, поступить в любой из них было престижно. Тогда пробивались дейст­вительно сильные головы. А сейчас учебных заведений масса, и своим уровнем и качеством они катастрофически подорвали и престиж высшего образования, и отношение к знаниям в целом. Когда я вижу длинное название института, начинающееся со слова, например, «международный», — мне всё становится ясно… А ребятишки прекрасно осознают, что за родительские деньги, практически не учась, они могут получить любые «корочки». В итоге складываются парадоксальные ситуации: дипломированных юристов, экономистов и менеджеров у нас сегодня пруд пруди. При этом людей, которые действительно знают экономику, менеджмент и юриспруденцию, — единицы!

Люди элементарно перестали читать… Фото: АиФ/ Валерий Христофоров

- А как же мечты, желание самореализоваться, сделать карьеру?! Сложно поверить, что в 17-20 лет всего этого нет…

- Поверить, может быть, сложно, но это правда. Очень мало кто из представителей молодого поколения способен хотя бы в теории спланировать свою жизнь на полгода-год вперёд. Всё потому, что мы пошли по американскому пути развития и построили общество идеальных потребителей. Молодое поколение элементарно закормили. Они уже не стремятся где-то подработать во время обучения, как это делало большинство советских и постсоветских студентов. Они не хотят жить в общаге — квартиру им подавай. Они вытрясают с родителей крутые телефоны, планшеты и прочие гаджеты. Попросту говоря, у ребятишек мозги заплывают жиром. И ладно бы только мозги… Сердца, нервные окончания — вот что самое страшное. И молодёжь, и общество в целом поразил вирус безразличия. 90% населения страны абсолютно инертны. Это всё настолько глубоко засело внутри, что разом эту ситуацию не исправить.

Лет 15-20 назад почти каждый выпускник представлял, кем он хочет стать. Сейчас спрашиваю: «Куда планируешь поступать?» Отвечают, как правило: «Не знаю… Куда родители посоветуют — туда и пойду». Это поколение не хочет самостоятельно решать, как устроить свою жизнь.

Учёба «на глаз»

- Может быть, свою негативную роль в этом играет система образования и назрела необходимость кардинально её реформировать?

- Система образования в идеале должна быть самой консервативной. А мы с конца 90-х постоянно её реформируем-реформируем. В итоге школьники не знают, кто победил во Второй мировой войне! А введение ЕГЭ?! Вам любой педагог подтвердит, что единый госэкзамен — это элементарное отупление учеников. Их натаскивают на решение тестов, в результате чего они, не думая, выбирают ответы, по их же выражению, «на глаз». А учителя в условиях этой же зареформированно­сти системы вместо творческой подготовки к уроку занимаются непонятной писаниной. То есть готовят не сам урок, а его письменный конспект, что занимает две трети времени. Вместо этого я бы, например, мог подобрать больше интересного материала, наглядных примеров, а не заполнять ненужные формуляры. Мы косо смотрим на американцев, но в том же образовании опять идём по их пути. А между тем Китай, например, взял на вооружение и советскую систему образования, здравоохранения, и плановую экономику, пусть и с элементами рыночной. Мы же от всего этого отказались. В итоге посмотрите, где сейчас Китай и где Россия.

- Есть мнение, что нынешний кризис может как-то поменять ситуацию и согнать жир с мозгов. Вы согласны?

- Нет, чтобы сошёл жир с умов и сердец молодого поколения, должно произойти нечто экстраординарное. Типа кризиса 90-х гг. или, не дай бог, война. Это страшно, но иначе никак. В повести Стругацких «Понедельник начинается в субботу» есть персонаж, который всё время жрал, пока не лопнул. Пока наше общество, включая молодёжь, не наестся до такой степени, что взорвётся от переедания, — ничего не изменится.

- Режиссёр Владимир Бортко продвигает законопроект, согласно которому учителей обяжут обращаться к ученикам на «вы» с первого класса. По его мнению, это важно с точки зрения воспитания самоуважения. Вы эту практику ввели для себя с первых дней преподавания. Чем руководствовались?

- Для меня это естественно, органично… Объясняю детям: «Вы уже взрослые люди, почему я должен вам «тыкать»?» А что касается идеи Бортко, то она прижилась бы в обществе, где есть самоуважение. Человек, который обращается, по сути, к чужому, пусть и совсем ещё молодому, человеку на «ты», не уважает ни себя, ни его. Это культура. А её общий уровень у нас в обществе также стремительно падает. Люди элементарно перестали читать. В нашей школе есть только один десятиклассник, с которым я могу поговорить о литературе. Остальные не просто не читают — у них мышление на уровне SMS. Соответственно, и общаются они между собой столь же короткими, примитивными фразами. Чтение развивает фантазию, а значит, способность творить. А если человек не творец, он не способен уважать труд другого. Он не знает и не понимает, чего этот труд стоит. Уважение насильно не насадишь.

http://www.aif.ru/society/education/chego_zhdat_ot_novogo_pokoleniya_vzglyad_iz_provincii

В Улан-Удэ намечается очередной митинг в поддержку БГУ

Фото Александра Гармаева

Протестная акция должна состояться 30 мая на площади Революции

Однако, как стало известно infpol.ru, городские власти не дают разрешения на ее проведение.

Напомним, на недавней встрече с представителями профсоюзов Бурятии глава республики Вячеслав Наговицын заявил, что ситуация в БГУ находится под контролем не только у республиканских, но и у федеральных властей. Он пообещал, что все три претендента на пост ректора вуза, выдвинутые ученым советом еще в октябре,  в ближайшее время должны отправиться на аттестационную комиссию в Москву.

- Выборы продолжаются. Рассматриваются те три кандидатуры, которые были изначально предложены коллективом самого вуза, других кандидатур нет, – подчеркнул глава Бурятии.

«Тревожная ситуация»

Тем не менее, 20 мая инициативная группа университета подала заявку на проведение очередного, третьего митинга в поддержку Бурятского госуниверситета. Организаторы акции подготовили обращение к жителям Улан-Удэ и республики. По их мнению, БГУ сегодня находится в опасности. В нем отмечается, что ситуация в ведущем вузе республики на фоне безработицы, кризиса и растущих тарифов ЖКХ «выглядит тревожно». Недовольны авторы послания и временным ректором вуза Николаем Мошкиным: его назначение происходило, по их мнению, «с попранием демократических норм, без учета мнения коллектива».

- Проводимая им и его окружением политика ведет к деградации вуза, к нарастанию социальной напряженности в коллективе в связи с предполагаемым сокращением преподавателей, в первую очередь, имеющих собственное мнение, и нежеланием учитывать мнение коллектива. Особую озабоченность вызывает также моральный облик временного руководства университета. Скандалы вокруг ворованных и фальшивых диссертаций, нарушение федеральных законов о госслужбе, занятие незаконной предпринимательской деятельности и другие факты не дают им право занимать свои должности, тем более – воспитывать студентов, – говорится в обращении.

Инициаторы митинга намерены привлечь внимание общественности и жителей республики, а также государственных органов Бурятии «к недопущению нарушения российского законодательства при проведении выборов ректора БГУ». В обращении упоминается и о необходимости сохранить автономность университета.

- Мы призываем всех, кому небезразлично будущее наших детей, кому небезразлична судьба Бурятского государственного университета, выразить поддержку коллектива БГУ! Мы призываем выпускников стать на защиту альма-матер: университет в опасности! – отмечают авторы обращения.

Закредитованность и высокие тарифы

Напомним, впервые сотрудники БГУ вышли на митинг 30 января – выразить свое несогласие с назначением временным ректором Николая Мошкина. Тогда же они объявили о намерении обратиться к президенту страны Владимиру Путину – чтобы он обеспечил «демократичные и открытые выборы» будущего руководителя университета.

В начале февраля на площади Революции состоялась еще одна акция в поддержку вуза, которая в итоге переросла в митинг против руководства республики. Не исключено, что политизированные лозунги прозвучат и на третьем по счету митинге, тем более что в обращении к населению Бурятии организаторы мероприятия обращают внимание на рост закредитованности, высокие тарифы, общедомовые нужды, которые «навешивают на горожан», а также «беспомощную политику правительства Бурятии в сфере образования».

- Из-за замораживания и порой уменьшения зарплат и почти двойного роста цен падает уровень жизни педагогов. Выведение значительной части зарплаты в «стимулирующие выплаты» дает возможность властям урезать зарплату преподавателю, наказывать непокорных и вознаграждать «любимчиков», лишает педагога хоть какой-то уверенности в завтрашнем дне. Особенно пострадали малооплачивамые группы – технический и обслуживающий персонал в детских садах и школах, – уверены организаторы митинга. – Не уменьшаются очереди в детские сады, предкризисная ситуация в школах из-за увеличившегося школьников младших классов, падает качество образования в переполненных классах.

Автономное учреждение

Свою позицию относительно ситуации, сложившейся в Бурятском государственном университете, высказал один из кандидатов на пост ректора – директор института Внутренней Азии Константин Митупов.

- Когда директор департамента кадров Министерства образования и науки России Владимир Голубовский был в БГУ, он сказал, что выборы ректора должны пройти до мая. В апреле был крайний срок, – отметил Константин Митупов. – Глава Бурятии Наговицын пообещал, что выборы состоятся в апреле. К сожалению, все это заставляет думать, что они не отвечают за свои слова или отвечают настолько, насколько могут отвечать. Ситуация в вузе сложилась, скажу, не очень благоприятная. Мы оказались в положении, когда есть только обещания. Университет является автономным учреждением, выборы ректора – это исключительно дело коллектива. Мы живем в демократичной стране, и если во внутренние дела вуза вмешиваются, то сама идея демократичности оказывается под вопросом.

Константин Митупов прокомментировал и идею митинга, который намечен на 30 мая.

- Я считаю, что нужно идти другим путем, – подчеркнул он.

Митинг под вопросом

В Управлении общественной безопасности администрации Улан-Удэ информацию о том, что заявку о проведении протестной акции организаторы подали 20 мая, подтвердили. Однако состоится ли он – неизвестно. По предварительной информации, власти не дали разрешения на митинг, поскольку в это самое время на площади Революции состоится городское мероприятие.

http://www.infpol.ru/kartina-dnya/item/11655-v-ulan-ude-namechaetsya-ocherednoj-miting-v-podderzhku-bgu.html

Экономия на лечении и учении

План Минфина озаглавлен «Оптимизация сети и численности работников государственных и муниципальных учреждений». В рамках нового этапа реформы Минфин подготовил предложение довести состав и содержание госуслуг до определенных властями стандартов «при одновременном повышении их качества и доступности». Особое внимание в плане уделяется оптимизации управления имуществом. Крупные бюджетные учреждения вновь предлагается сливать с мелкими, персонал сокращать, излишки освободившего имущества продавать.

В министерстве указывают, что таким образом удастся сэкономить на бухгалтерии, юридическом сопровождении и кадровой работе. Также предлагается создать в школах центры коллективного доступа в «высокооснащенные кабинеты». При этом в министерстве считают невыгодным держать в каждой школе полный штат преподавателей, поэтому учителям-предметникам предлагается преподавать по графику сразу в нескольких учебных заведениях.

Ценой голодовок и забастовок

Напомним, аналогичные реформы в стране уже идут. «Оптимизация» сопровождается массовыми увольнениями, ответом на которые стали протестные акции – забастовки и голодовки. Минфин, однако, предлагает еще больше сократить расходы на социальные сферы за счет укрупнения учреждений.

Оптимизацию правительство уже начинало в 2010 году Федеральным законом № 83, но приостановило три года назад. ФЗ-83 был призван приспособить бюджетные учреждения к работе в рыночных условиях. Учреждения, способные зарабатывать, то есть относящиеся к сферам науки, образования, здравоохранения и культуры, вместо финансирования по смете обязали выполнять определенный план (госзадание), при этом доходы от платных услуг оставались за учреждением.

Новый виток реформ начался недавно. В Петербурге уже год идет слияние НИИ нейрохирургии имени А. Л. Поленова с федеральным Центром имени В. А. Алмазова. Одновременно с началом этого процесса, в мае 2014 года министерство здравоохранения провело реорганизацию восьми московских крупных научных и лечебных учреждений, фактически объединив их в три: Федеральный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии, Федеральный медицинский исследовательский центр им. Герцена и Федеральный научно-исследовательский центр эпидемиологии и микробиологии им. почетного академика Н. Ф. Гамалеи. В Москве с октября 2014 года соединяют ряд поликлиник с крупными больницами. В городе были уволены более восьми тысяч медработников. В целом по России за прошлый год были сокращены 90 тысяч медиков и реорганизованы около 350 медучреждений.

Например, в Ленинградской области со скандалом были объединены Ивангородская и Кингисеппская больницы. Ивангородский стационар продолжает работать, но как подразделение межрайонной больницы. В городе опасались сокращения терапевтического и хирургического отделений в Ивангороде – сейчас оба отделения работают, хотя главврач Ивангородской больницы уволилась, а часть врачей ушла на пенсию. В Ивановской области идет объединение Кинешемской, Заволжской и Юрьевецкой центральных районных больниц и Кинешемской станции скорой медицинской помощи в одно юридическое лицо. В Москве в 2014 году из более чем 600 учреждений в качестве самостоятельных юридических лиц продолжили работать только 46 взрослых и 40 детских поликлиник.

И медикам, и пациентам обещали, что укрупнение приведет к улучшению координации. Например, появится более легкий доступ к высокотехнологичному оборудованию. А сокращения должны были коснуться лишь бюрократического аппарата. Однако вместо этого и в столице, и в регионах начались увольнения медработников. Так, еще осенью в московской ГКБ № 7 было закрыто терапевтическое отделение, в ГКБ № 23 – отделение ревматологии, в ГКБ № 4 – инфекционный корпус, в ГКБ № 57 закрылось второе отделение сосудистой хирургии, в ГКБ № 59 сократили 60 коек, а в ГКБ № 72 коечный фонд урезали на 65%. Известно также о значительном сокращении числа коечных мест в травматологическом отделении НИИ скорой помощи им. Н. В. Склифосовского. Ответом на происходящее стали забастовки и голодовки.

Сопредседатель Межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие» Игорь Малахов обращает внимание на то, что сейчас акции протеста медработников продолжаются полным ходом. В частности, идет голодовка в Уфе и итальянская забастовка в ряде поликлиник в Москве. В столице в конце марта участвующие в акции медработники начали работать строго по инструкции и отказываться от дополнительной нагрузки. До этого фактически рабочий день участкового терапевта, к примеру, составлял 10 или 12 часов; при нормативе в 1800-1900 человек на участкового терапевта в реальности количество людей на участке составляет 2500-3000 человек. При этом московский департамент здравоохранения заявил, что забастовка «провалилась».

Голодовка врачей скорой помощи в Уфе началась 19 марта. Ее участники требуют укомплектовать бригады должным образом, в соответствии с нормативами. Первоначально в акции участвовало 13 человек, позже несколько человек были вынуждены отказаться от участия из-за ухудшившегося самочувствия. Инициатор голодовки Светлана Юсупова находится в критическом состоянии: она голодает уже месяц.

Игорь Малахов напоминает, что подобные предлагаемым сейчас меры уже принимались в 90-е годы.

– Это та самая программа оптимизации, которая уже идет, – говорит Малахов. – Стоило этого ожидать: в Москве это началось раньше, в регионах, включая Петербург, только сейчас. Денег не хватает, приходится возвращаться к практике создания территориальных медицинских объединений (ТМО), которая была 20 лет назад. Сейчас, в кризис, это снова считается выходом. В сложившейся ситуации с недофинансированием укрупнение – это один из путей.

При этом Малахов напоминает, что в 90-е отмечался рост заболеваемости и смертности, хотя прямой связи с укрупнением медучреждений тут выявить нельзя.

Оборона за счет учебы

Одновременно в стране увеличиваются расходы на военный бюджет. Одной из отличительных черт бюджета на 2015 год, внесенного правительством в Госдуму, был резкий рост расходов по разделу «Национальная оборона».

В целом за последние пять лет российский военный бюджет вырос почти в пять раз, а процентная доля «оборонки» в бюджете с 2011 года выросла с 7,5% до 21,2%. Военные расходы в бюджете 2015 года увеличиваются на 33%, или на 812 млрд рублей.

При этом сокращение расходов на образование и здравоохранение, действительно, также заложено в бюджете. Траты на образование, согласно бюджету, уменьшаются на 31 млрд рублей, а на здравоохранение – на 114 млрд рублей.

Если сравнить расходы России на различные статьи бюджета с аналогичными тратами других стран, то по «оборонке» Россию обгоняют только арабские государства Ближнего Востока и Северной Африки, а также Азербайджан.

При этом, к примеру, в 2012 году расходы на образование в России составили 4,2% от ВВП, тогда как аналогичный показатель в странах Западной Европы превышает 6%.

Отметим, согласно опросу «Левада-Центра», более 56% россиян выступают за раскрытие информации о том, как именно расходуются средства, выделенные на национальную оборону.

«Будет решать не Минфин»

Андрей Демидов, сопредседатель Межрегионального профсоюза работников образования «Учитель», считает, что предложения Минфина как минимум очень плохо продуманы.

– Они пишут, что у нас приходится больше педагогов на ученика, чем в развитых странах, – говорит Демидов. – Но в развитых странах ситуация немножко другая: надо смотреть страны, где территория и плотность населения сравнимы с Россией. У нас же не от хорошей жизни принято решение, что малокомплектной школа считается, если подвоз детей в другую школу занимает больше 30 минут. Это нормы безопасности, дороги у нас ужасные. Понятно, что у нас по ряду регионов две трети мелких школ. Что касается совмещения, оно уже активно применяется, но всему есть пределы: расписание не перестроить под три школы одновременно.

Впрочем, по сведениям Демидова, в правительстве были недовольны оглаской, которую неожиданно получили планы Минфина.

– Как я понимаю, это рабочий документ, который должен был обсуждаться в правительстве, – говорит Демидов. – Я не думаю, что это будет реализовано сейчас. Это общее направление госполитики – сэкономить на социалке. Мне кажется, эти предложения абсолютно непрофессиональны, никто не советовался со специалистами в той сфере, которую предполагается реформировать. Сокращения уже идут, количество педагогов сокращается.

Игорь Малахов обращает внимание на несоответствие количества выпускаемых ежегодно медработников и декларируемого сокращения.

– В связи с сокращением, которое идет постоянно, это достаточно странный шаг, – считает Малахов. – Если происходит процесс сокращения, возникает вопрос, почему у нас каждый год все больше и больше набор в медицинские вузы. Если мы нацелены на качество, если мы хотим меньше работников, которым сможем побольше платить, надо начинать со школы: меньше набирать, но давать более качественные знания и больше спрашивать. В других странах медицинские профессии одни из самых высокооплачиваемых, но там и требования очень высокие.

Экс-депутат петербургского ЗакСа, ныне сенатор Людмила Косткина, в ЗакСе возглавлявшая комиссию по здравоохранению, успокаивает: пока речь идет только о предложениях Минфина.

– Оптимизация расходов в социальной сфере шла и идет, но это не значит, что министерство финансов будет решать за министерство здравоохранения, – говорит Косткина. – Думаю, что все планы будет делать ни в коем случае не Минфин. Мы уже не раз сталкивались с такими предложениями Минфина, которые не проходили на законодательном уровне. Будем отстаивать основные позиции в этих сферах.

Депутат Госдумы Олег Нилов подтверждает, что законодательная власть будет протестовать против предлагаемых нововведений.

– Я считаю, это недопустимо, – говорит в беседе с ЗАКС.Ру Нилов. – Будем категорически против. В противном случае надо требовать отставки всех этих блоков – как финансового, так и здравоохранения, образования, всех, кто это «проглотит».

В то же время коллега Нилова по Госдуме Александр Сидякин предполагает, что в определенных случаях сократить расходы будет действительно целесообразно.

– Главное, чтобы оптимизация действительно была оптимизацией, а не выполнением каких-то разнарядок, – говорит депутат. – Если речь идет об оптимизации как обязательной опции любого бизнес-процесса, то даже с обывательской точки зрения это можно приветствовать: что-то неэффективно, что-то простаивает, что-то не дает искомого результата. Однако ни в коем случае это не должно повлечь сокращения сельских школ, сельских акушерских пунктов.

Однако, уточняет Сидякин, такие решения надо хорошо просчитать. В качестве примера депутат приводит инициативу повышения пенсионного возраста.

– Расчеты говорят, что повышение пенсионного возраста до 65 лет – это, с точки зрения Пенсионного фонда, капля в море, 200 млрд рублей против 7 триллионов, – говорит Сидякин. – Это не решит проблему, надо пересматривать систему.

Ярослав Нилов из фракции ЛДПР выступает против предложений министерства финансов.

– Мы в ЛДПР всегда голосуем против, если речь идет о любом сокращении расходов на «социалку», – говорит Нилов. – Что касается вопросов оптимизации, прежде всего сферы здравоохранения, у нас кроме Москвы, Питера и Новосибирска есть еще маленькие города и населенные пункты. Я недавно ездил с агитационным поездом ЛДПР, мы останавливались на полустанках и встречались с жителями. Люди живут крайне плохо. Уже таким образом провели «оптимизацию», что многие больницы и поликлиники были закрыты. Чтобы получить медицинские услуги, нужно за 20, 30, 40 километров ехать в какую-нибудь районную больницу и стоять в очереди. Я не знаю, куда уже дальше оптимизировать!

Еще один думский депутат Евгений Федоров (фракция «Единая Россия») также выступает резко против предложений министерства финансов. Однако, по своему обыкновению, Федоров винит во всем Америку.

– Мы читали сентябрьские указания МВФ о сокращении госрасходов России, которые министерство финансов и выполняет, – говорит Федоров. – Оно ничего своего не привносит. Задачей США еще год назад было резко обрушить жизненный уровень Российской Федерации. Это обрушение в экономике реализуется через «пятую колонну», которая это делает через министерство финансов.

При этом сам Федоров, по его словам, резко не одобряет предложения Минфина, но будет голосовать «за» них, если «сверху» поступит соответствующее указание, так как во фракции ЕР действует партийная дисциплина.

Депутат Госдумы Андрей Крутов, до недавнего времени входивший во фракцию «Справедливая Россия», также против предложений Минфина. При этом, по словам Крутова, он и еще несколько депутатов подготовили альтернативный план оптимизации бюджета.

– Мы категорически против подобных «оптимизаций» и против не только конъюнктурно, а программно, – говорит Крутов. – Мы с коллегами Оксаной Дмитриевой, Иваном Грачевым, Дмитрием Ушаковым и Натальей Петуховой месяца полтора назад разрабатывали альтернативный антикризисный план. Там содержались все пункты с точностью до наоборот: вместо сокращения расходов на здравоохранение и образование, вместо отмены индексации зарплат мы предлагали все это делать в полном объеме.

По словам Крутова, никаких оснований для сокращений бюджета на самом деле сейчас нет, так как девальвация рубля и падение цен на нефть друг друга нивелируют.

– По идее, бюджет должен получать стабильные рублевые доходы и, по крайней мере, в номинальном выражении «сводиться» ровно так же, как и год назад, – говорит Крутов. – А в прошлом году мы его свели не просто в ноль, а с профицитом более одного триллиона рублей.

Мария Смирнова

https://www.zaks.ru/new/archive/view/139396

Чилийские студенты требуют бесплатного и качественного высшего образования

14 мая в Чили прошли акции протеста — студенты потребовали от руководства страны ускорить реформу системы высшего образования — вместо повышения платы за обучение сделать его бесплатным, ввести более прозрачную схему финансирования учебных учреждений. Еще один пункт разногласий с правительством — низкое, по мнению студентов, качество образования в вузах.

В столице Чили Сантьяго протестные акции, по словам организаторов, собрали более 150 тысяч участников. Сначала шествие в Сантьяго было мирным, но когда его участники натолкнулись в центре столицы на полицейский кордон, то попытались его прорвать. Протестующие закидали спецназ булыжниками, файерами и бутылками с горючей смесью. В ответ полиция применила водометы и резиновые пули. Несколько человек получили травмы. десятки активистов задержаны.

Позже манифестации перекинулись на портовый город Вальпараисо, расположенный в 125 километрах к западу от Сантьяго. В ходе марша были убиты двое молодых людей. Студенты — 24-х и 18-ти лет — начали разрисовывать граффити стены одного из домов и поптались повесить баннеры с лозунгами. Неожиданно появился сын хозяина и потребовал их прекратить хулиганство, однако манифестантов это не остановило. Тогда он вернулся с оружием и открыл по ним стрельбу. От полученных огнестрельных ран молодые люди скончались. Нападавший задержан полицией.

Массовые акции протеста за скорейшее введение бесплатного университетского образования проходят в Чили регулярно уже многие годы. Предыдущая манифестация прошла в середине апреля. Собравшиеся на марш учащихся требовали ускорить процесс реформ с учетом требований студентов, а также не допускать в эту сферу коррумпированных чиновников. Тогда акция в Сантьяго вылилась в ожесточенные столкновения школьников и студентов с полицией. Были задержаны 134 человека, 7 стражей порядка получили ранения. По данным полиции в акции принимали участие около 40 тысяч человек, по данным организаторов — 180 тысяч.

Со времён Пиночета обучение в вузах остаётся чрезвычайно дорогим, при этом существует множество частных заведений с сомнительными дипломами. Обучение в чилийских университетах со времен Аугусто Пиночета является одним из самых дорогих в мире: многие студенты вынуждены брать кредит до 60 тысяч долларов, который потом выплачивают долгие годы после получения диплома.

Проведение реформы образования было самым важным предвыборным обещанием Башле, она неоднократно обещала исправить ситуацию до 2016 года. О предстоящем переходе страны на бесплатную систему университетского образования чилийские власти объявили в конце 2014 года.

Напомним, в Чили студенты летом 2006-го устроили протест нагишом, чтобы добиться изменений в системе образования. Акция состоялась в городе Вальпараисо, в 137 км от столицы страны — города Сантьяго.

Они настаивают на том, чтобы государство приняло меры, чтобы высшее образование стало доступным для большего числа молодых людей, особенно из малоимущих слоев населения. В частности, студенты и школьники выступали за отмену платы за вступительные экзамены в высшую школу, за улучшение условий обучения, которые бы сравняли частные и общественные учебные заведения, за предоставление льгот для проезда на общественном транспорте.

Выступления учащихся, которых поддержали их родители, преподаватели и учителя, отличались большим накалом. Они организовывали свои выступления с помощью Интернета и передачи по мобильным телефонам посланий СМС. Всего в этом движении участвовало больше полумиллиона молодых людей.

http://forum-msk.org/material/news/10827908.html

Язык твой – враг мой!

Алексей СОМОВ
Будущее страны напрямую зависит от того, как говорят и пишут её граждане
15.05.2015

Мы тут недавно с президентом России пришли к единодушному выводу: надо срочно возвращать в школьные экзамены сочинение. Потому что иначе с нашим дореформированным до ручки образованием в стране появится уже второе подряд пугающе безграмотное поколение молодых людей. Я, кстати, это понял даже чуть раньше, чем Владимир Владимирович. Зато от его решения проку оказалось гораздо больше: стоило ему о нём заявить, как те, кто как раз до этого и упразднили сочинения, мгновенно надумали их школьникам вернуть. И это, конечно, очень хорошо! Но мало.

Реформа российского образования, как и дорога в ад из известной поговорки, изначально была выложена самыми благими намерениями. Хотели бороться со злоупотреблениями и субъективизмом в вопросе оценки знаний учащихся, прививать им практичность и самостоятельность, учить проектному подходу к решению задач, и вообще «внедрять передовые зарубежные практики». Кстати, то, что это выражение – калька с английского, и на русском языке звучит чудовищно, сейчас способно заметить всё меньшее число людей, и это тоже – один из многочисленных результатов образовательной реформы. И далеко не единственный. К другим плодам модернизированного российского просвещения относится и констатируемый вузовскими преподавателями вопиющий уровень безграмотности вчерашних школяров (на журфак МГУ, например, приходят поступать и, как ни печально, поступают девочки, пишущие «мороженое» с двумя Н!). Но это бы ещё полбеды. Беда в том, что у людей, коряво и безграмотно выражающих свои мысли и чувства, сами мысли тоже обычно довольно корявые, безграмотные, да ещё и коротенькие, как у Буратино.

А чему тут удивляться? Их в школе учили правильно ставить галочку в тесте, а не воспринимать, анализировать, критически переосмыслять сложные и противоречивые тексты и образы. И уж тем более – не выдавать и формулировать собственное отношение к ним. В тесте ведь только один ответ правильный, вот его и надо угадать. А жизнь, она гораздо сложнее и противоречивее, в ней у каждого есть своя правда, и иногда «правильный ответ» состоит в том, чтобы найти компромисс между всеми имеющимися вариантами, а иногда – в том, чтобы все их отвергнуть, и настоять на своём, который никакими предложенными готовыми решениями не предусмотрен! А при реформе образования, кажется, как раз и забыли, что русский язык и литература нужны в школе не только для того, чтобы писать без ошибок, но в первую очередь – чтобы воспитать настоящую личность. Человека, способного понимать, думать, критиковать, выражать и отстаивать собственное мнение.

Но даже когда стало очевидно, что «дети ЕГЭ» растут гумантирарно недоразвитыми, авторы образовательных реформ и не подумали признавать свои ошибки. Им проще было заявить, что это дети в России такие неправильные пошли. Нездоровые. Ну, экология там плохая, тлетворное влияния ихнего Запада и нашего телевидения… В результате сейчас доброй трети младших школьников (ну, в приличных школах, разумеется, где обзавелись штатным психологом) ставятся свежевыдуманные диагнозы «дислексия» и «дисграфия». В переводе на многострадальный русский язык это означает, что эти детки испытывают проблемы с устным и письменным восприятием информации и выражением собственных мыслей и чувств. То есть, если раньше ребенок приносил домой «пару» по русскому языку, это называлось «завалить диктант» и вызывало вопросы к работе педагогов, усилиям родителей и его личной прилежности. А теперь это – приступ дисграфии! И никаких вопросов уже ни у кого не вызывает!

Оставалась, правда, надежда, что упущенное и исковерканное в школьные годы чудесные, смогут хоть как-то поправить вузовские преподаватели. Там более, что наиболее авторитетные высшие учебные заведения, ужаснувшись первым результатам образовательной реформы, почти сразу стали вымаливать себе особые привилегии, касающиеся оценки знаний абитуриентов и способов их дальнейшего обучения. Но вузов-то таких в стране – раз, два и обчёлся! Да и они по большей части осуществляют набор на платные места, что уже само по себе означает некоторую толерантность к «морожеННому». А остальные и вовсе созданы исключительно для осуществления бизнеса на «образовательных услугах», а не для воспитания и образования людей. А бизнес это бизнес: заплатил – получи заветную «корочку».

Вот поэтому сейчас во взрослую трудовую жизнь и шагают всё новые митрофанушки с дипломами о высшем образовании. Они, правда, более-менее знают английский – это, как им вколотили в головы, нужно для дальнейшей успешной карьеры и монетизации полученных знаний и навыков, ради чего (это тоже в них вколотили) и следует жить на нашей грешной земле. Зато русский язык эти молодые полуиностранцы по менталитету знают примерно так же, как и неродной английский. Поэтому и обосновались у нас в языке все эти «продвижения продуктов», «отделы развития персонала» и «системы управления качествами». А в некоторых торговых и ресторанных сетях сейчас и вовсе встречаются двери с загадочной надписью «моповая». И знаете, что скрывается за ними? Швабры, вёдра и половые тряпки! А всё потому, что по-английски швабра будет mop, а помещение, где они хранятся, соответственно — моповая…

Но и это ещё не всё! Сегодня фраза из деловой переписки может выглядеть, например, вот так: «на сколько я поняла из вашего письма… Каждое событие появиться однократно раз в рассылке на кануне мероприятия». Это не шутка, дорогие читатели! Орфография и пунктуация автора, работающего, между прочим, в крупном пиар-агентстве, сохранена мною с любовной тщательностью! Вот, может, и Владимиру Владимировичу подобные письма стали приходить, после чего он и приказал вернуть школьные экзаменационные сочинения?! А то ведь такие – прости господи! – молодые специалисты это не только кошмар и позорище, но и угроза национальной безопасности! Ведь даже для того, чтобы добывать и экспортировать сырьё сегодня нужны высокие технологии и люди, способные их придумывать и использовать, а планы современной России – куда более амбициозны, чем просто быть мировой кладовой ресурсов. И для их реализации во всех отношениях грамотная и думающая молодёжь тем более необходима!

Правда, государственные интересы в этом смысле внутренне противоречивы. С одной стороны, для того, чтобы крепить могущество страны, нужны люди образованные и самостоятельные, а с другой – те, кто привыкли думать и выражаться сложносочиненными предложениями, обычно задают много вопросов и сильно возмущаются, когда не получают исчерпывающих ответов на них. Поэтому пока президент РФ возвращает в школу сочинение, один из народных депутатов уже предложил убрать из программы Толстого с Достоевским. Дескать, рано и сложновато это всё для неокрепших детских умов.

Однако за этих двух классиков русской литературы всё же не слишком боязно. Если кто и может попасть под раздачу, то Салтыков-Щедрин. Ибо его читать в России было смешно и грустно во все времена – и тогда, когда он творил, и в советскую эпоху, и в нынешнюю, постсоветскую. Особенно же он неудобен тем, что его никоим образом нельзя обвинить в отсутствии патриотизма. Это ведь был не какой-нибудь лишний человек, не скептик-западник. Нет! Михаил Евграфович – всю жизнь на госслужбе! Да на каких должностях: был вице-губернатором сперва в Рязани, потом в Твери. Вот ведь – чиновник, а какой блестящий слог! И, кстати, именно он одним из первых среди русских писателей подметил и безжалостно высмеял возникновение особого полуграмотного казённо-чиновничьего наречия, которое оказалось на удивление живучим! Оно благополучно перекочевало в советское время, когда над ним глумился уже Корней Чуковский, придумавший для этого языка очень ехидное прозвище «канцелярит». Более того, канцелярит, выросший из среды малообразованных мелких чиновников, стал со временем признаком принадлежности к номенклатуре! На нем заговорили сперва советские «аристократы», а за ними и постсоветские. А заодно – все те, кто таковыми не являются, но очень хотели бы казаться.

Казённое наречие это теперь с новой силой лезет отовсюду: с трибун, из телевизора, официальных писем и статей, написанных с желанием создать иллюзию наукообразия и важности высказываемых идей, спрятав за словоблудием дефицит мыслей, а порой – и просто честности. И что самое печальное, при нынешнем уровне образования это отвратительное бюрократское арго, сдобренное теперь ещё и кучей англицизмов, похоже, снова ждёт блестящее будущее! Ибо для того, чтобы расслышать и ощутить бездушную мертвенную сущность, фальшивость и убожество «канцелярита», нужен вкус к нормальному живому и честному русскому языку, называющему вещи своими именами. Только его можно противопоставить одурманивающему гипнозу номенклатурного бормотания об «искоренении отдельных недостатков», «поисках взвешенных решений», «оптимизациях», «реструктуризациях», «монетизациях», за которыми обычно скрываются только какие-нибудь очередные неприятности, выпадающие на долю простых смертных.

Конечно, мне могут возразить, а специалистам технического профиля зачем эти филологические дебри? Отвечу: они вовсе не филологические, а совсем даже общечеловеческие! Ведь речь идёт не о воспитании ценителей изящной словесности, а нормальных развитых личностей, людей, обладающих чувством собственного достоинства, способных задумываться над смыслом того, что они слышат и видят вокруг, и отстаивать своё мнение. А это, согласитесь, одинаково касается всех – и тех, кто предпочитает циферки, и тех, кто – буковки. В советские времена, кстати, «технарей» русскому языку учили очень неплохо, и начитанностью они славились изрядной, потому и появилось у нас понятие «техническая интеллигенция», в котором главное слово всё же второе. Наконец, именно большие учёные обычно отличаются умением даже о самых сложных вопросах рассказывать живо, образно и доходчиво. Потому, что тот, кто умеет ясно и остро мыслить, тот и излагает свои мысли так же – ясно и остро.

А вот словоблудие, стремление говорить сложно о простом, расплывчатность формулировок, заштампованность речи и обилие в ней казёнщины, — это как раз верные признаки того, что говорящий (обычно это люди в очень хороших галстуках) старается нас одурманить, обмануть, втянуть в игру «я говорю, а ты кивай». В таких случаях есть очень эффективное противоядие. Надо не стесняться переспрашивать, просить перевести сказанное с «канцелярита» на человеческий язык. Словоблуды этого очень не любят. Допустим, он вам – про продолжающий неуклонно повышаться уровень чего-нибудь, а вы ему в ответ – а сколько именно? А сколько было раньше? А почему именно так? А мне? А вам? А кто так решил? А почему у меня не спросили? Он вам – нужно объединить усилия. А вы в ответ – а что конкретно я буду делать? А вы? Вот лично ваши усилия, они в чём состоять будут? А раньше вы их, простите, почему не объединяли?

После этого со словоблудов обычно вся шелуха тут же спадает, и становится очевидно, что за их расплывчато-убаюкивающими и скользкими речами стоит в лучшем случае скудость мысли, а в худшем – большое лукавство. И жизнь у них от каждого такого разоблачения становится гораздо сложнее. Зато у всех остальных наоборот – гораздо лучше! Вот в этом и состоит великая сила русского языка!

http://www.oilru.com/comments/read/616/

По России прокатится волна протестов против «реформирования» образования

31 мая, накануне Дня защиты детей, пройдет межрегиональная акция против «реформирования» системы образования, передает корреспондент ИА «Домострой».

Специалисты отмечают, что нынешняя реформа школы — наиболее глубокая реформа за последние 70 лет. В течение четырех лет эта реформа проводилась в Москве и уже дала свои «результаты и плоды». Как считают эксперты, сформированы педагогические коллективы размером с батальонную тактическую группу, вырос бюрократический пресс, выросло число неоплачиваемых часов работы учителей и так далее. Словом, все как обычно при нынешних реформах.

«Но есть и необычный результат. Педагогическое сообщество, получив по голове пыльным мешком реформы, наконец-то осознало, что в одиночку, опираясь на свой ресурс, эту реформу в каком-то смысле не переживет и обратилось, ну кто бы мог подумать, к своим историческим оппонентам — родителям», — отмечают активисты «Родительского всероссийского сопротивления».

Появился на свет следующий отчаянный призыв о помощи:

«Съезд обращается к педагогам и родителям с призывом поддержать инициативу профсоюза «Учитель» и профсоюза «Университетская солидарность» о проведении 31 мая (накануне Дня защиты детей) межрегиональной акции в защиту образования, против очередных оптимизаций, урезания финансирования, сокращения преподавателей, необдуманного объединения и ликвидации образовательных организаций. Предлагаем всем социальным инициативам в защиту образования, здравоохранения, науки, культуры проявить солидарность и принять участие в организации и проведении акции. Призываем родителей отстоять право своих детей на доступ к качественному образованию как общему благу».

http://dom-s.org/news/2015/05/06/po_rossii_prokatitsja_volna_protestov

В вузах отпускают с занятий Кемеровские профсоюзы ожидают массовых увольнений в сфере высшего образования

В вузах Кемеровской области возможно массовое сокращение сотрудников, предупреждают профсоюзы. По их прогнозам, до 2018 года здесь может быть уволено 2 тыс. человек. Представители вузов и региональной власти утверждают, что оснований для паники нет, а масштабы кадровых перемен станут понятны только в сентябре, после набора новых студентов.

О тревожных тенденциях в сфере занятости сообщил накануне праздников председатель Федерации профсоюзных организаций Кузбасса Олег Маршалко. По данным профсоюзов, число зарегистрированных безработных на начало апреля превысило 32 тыс. человек — 2,3% от всех занятых против 1,9% годом ранее. При этом число предлагаемых вакансий сократилось в два раза, до 17,7 тыс.

Кроме того, господин Маршалко отметил, что заметное сокращение персонала предстоит в сфере высшего образования Кузбасса — 2 тыс. сотрудников до 2018 года. По словам профсоюзного лидера, оно в основном затронет «четыре ведущих вуза Кузбасса», названия которых не уточнил. «Это (сокращение персонала.— „Ъ“) очень сложный вопрос… Ведутся консультации, переговоры профсоюза работников образования и науки, департамента образования и руководителей вузов области. И пока вопрос находится в стадии обсуждения»,— рассказал Олег Маршалко. Позиция профсоюзов сводится к тому, чтобы «сохранить как можно больше рабочих мест и найти сокращаемым нормальные рабочие места».

Обучение студентов в Кемеровской области ведут девять вузов и 27 филиалов, в которых занято 3,7 тыс. преподавателей. В первую тройку по численности студентов и профессорско-преподавательского состава (ППС) входят Кемеровский государственный университет (КемГУ), Кузбасский технологический университет (Кемерово) и Сибирский индустриальный университет (Новокузнецк). По данным госстатистики, в 2009/2010 учебном году в вузах региона обучалось 102 тыс. студентов. Согласно подсчетам областной администрации, в 2012/2013 учебном году этот показатель сократился до 82,6 тыс., в 20114/2015 — до 68,3 тыс. При этом число бюджетных мест не снижается (план на 2015/2016 год — 5 420).

Как сообщал „Ъ“ 23 апреля, Минфин РФ разработал план оптимизации бюджетных учреждений, в том числе вузов. Его авторы, в частности, предлагают активнее закрывать вузы с низкими показателями (в 2014 году неэффективными были признаны 72 вуза и 492 филиала).

Вчера вице-губернатор по вопросам образования, культуры и спорта Елена Пахомова заверила, что все зависит от того, сколько наберут в вузы в новом учебном году. «А сокращения профессорско-преподавательского состава в чистом виде сейчас не ведется»,— пояснила чиновница. По ее словам, высвобождение кадров в сфере высшего образования идет исключительно в результате прекращения трудовых договоров, выхода сотрудников на пенсию и сокращения совместительства. Кроме того, вице-губернатор указала на уменьшение административного и вспомогательного персонала вузов в соответствии с нормативами Министерства образования и науки РФ, в том числе за счет внедрения аутсорсинга. По оценке госпожи Пахомовой, уменьшение занятости в высшем образовании Кузбасса связано со снижением числа студентов по демографическим причинам.

Ректор КемГУ Владимир Волчек подтвердил, что именно со снижением числа потенциальных студентов связаны планы правительства РФ по сокращению числа занятых в сфере высшего образования. По его данным, в 2013 году число людей «студенческого» возраста в России составляло 15,34 млн человек, а в 2018 году их будет, как ожидается, всего 11,23 млн. Соответственно, снизится и число студентов — с 5,65 млн до 4,13 млн. Ректор Кемеровского технологического института пищевой промышленности (университета) Александр Просеков сообщил, что в его вузе основание «сокращение» не используется для увольнения ППС.

Впрочем, Елена Пахомова ожидает, что в регионе уже в следующем году ситуация начнет меняться. По ее данным, в 2014 году число выпускников школ Кемеровской области перестало снижаться и составило 10,5 тыс., а через год-два снова начнет расти.

Игорь Лавренков, Кемерово
Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc/2721581

Вузам распродают эффективность коррупционно-консалтинговым методом?

Минобрнауки ежегодно представляет «черные списки» неэффективных вузов. Мониторинг, призванный выявлять некачественные образовательные учреждения, сегодня не является механизмом отражения реальной ситуации в отрасли. Такого мнения придерживается большинство специалистов отрасли. В их числе - первый зампред комитета ГД по образованию, депутат от Челябинской области Владимир Бурматов. Подробности — в материале Накануне.RU.

Очередной мониторинг эффективности вузов завершился 20 апреля, а про его результаты пока ничего не слышно. «Итоги прошлого года просто положили под сукно, уже тогда было понятно, что они не являются репрезентативными, что показывать их было стыдно самим инициаторам этой процедуры – Минобрнауки», - отметил депутат.

После такой попытки «рейтинговать» вузы было принято «достаточно экзотическое решение», озвученное главой профильного ведомства Дмитрием Ливановым. Он уведомил, что направит мониторинг учредителям вузов, чтобы те принимали решение относительно подведомственных им организаций. То есть фактически Минобрнауки результаты мониторинга «переложило из одной руки в другую и разрешило самим себе делать все, что хочется», подчеркнул Бурматов.

За абсурдностью формулировок, говорит он, кроется провал реализации поручения, данного руководством страны. На деле искажается сама суть идеи, которая заключалась в создании инструмента, который мог бы объективно оценить качество образования в вузах и помочь избавиться от шарашкиных контор, торгующих дипломами.

«На сегодняшний день мы наблюдаем полное выхолащивание процедуры мониторинга, факт девальвации изначально благой и хорошей идеи оценки качества образования, полный провал поручения руководства страны провести объективный анализ ситуации на рынке. Мониторинг сегодня стал одним из инструментов давления на неугодных ректоров вузов, коррупционной наживы. В том виде, в котором он существует, он не должен дальше существовать», — пояснил парламентарий.

Активисты общественного движения «Обрнадзор» провели аналитическое исследование, которое выявило факты, свидетельствующие о наличии целого рынка платных услуг, которые обеспечивают успешное прохождение процедуры мониторинга.

Результаты опроса показали, что вокруг мониторинга эффективности вузов сегодня «кормится» большое количество коммерческих компаний, которые за деньги помогают проходить эту процедуру. «Зачастую это выглядит как откровенное манипулирование показателями и подтасовка результатов», - сказал Бурматов. Такие компании занимаются консалтинговой деятельностью, и с точки зрения закона привлечь их к ответственности достаточно сложно. Кроме того, эти фирмы могут быть аффилированы сотрудниками Минобрнауки. Таким образом, чиновник обеспечивает работу коммерческих институтов, которые опосредованно приносят ему доходы, а позиция в рейтинге эффективности вуза определяется наличием или отсутствием конфликта интересов?

«Благодаря» таким манипуляциям, считает Бурматов, «Строгановка», МАРХИ и другие уважаемые вузы получали ярлыки неэффективности накануне приемной кампании 2014 года. «Это очень сильно таргетировало вузы. Потом ярлыки снимали, но урон репутации этих вузов был нанесен», - подчеркнул он. А руководство этих институтов заявляло, что этой «дискредитации» предшествовали разговоры чиновников о необходимости передаче зданий, чтобы эффективность вуза, как говорится, возросла.

Процедура проведения мониторинга превращается в коррупционный процесс. По результатам исследования, оборот компаний, осуществляющих такие консультационные услуги, составляет несколько десятков миллионов рублей в год.

Данный рынок «теневой», и на нем фиксируется четкая связь фирм-«помощников» с бывшими и действующими чиновниками Минобрнауки, подтвердил руководитель общественного объединения «Обрнадзор» Алексей Монахов. По его словам, минимальная стоимость консультации за один несложный вопрос составляет 10 тыс. руб. Если речь идет о более масштабной подготовке данных для повышения «эффективности», то «цена вопроса» может доходить до 500 тыс. руб., уточнил эксперт.

Ключевой фактор, который влияет на рейтинг вуза, — преодоление порогового значения – средних показателей вузов по региону. Чиновники министерства знают информацию о таких медианных значениях до публикации итогов мониторинга, таким образом, именно они являются «поставщиками» таких популярных сегодня в отрасли услуг.

«Мы давно бьем тревогу, большинство ректоров государственных вузов не готовы обсуждать проекты, связанные с критикой мониторинга, но кулуарно они недовольны», — отметил, в свою очередь, зампред научного Совета РАН Амет Володарский. На его взгляд, происходит подмена понятий: вместо того, чтобы отчитаться, как эффективно использовать бюджетные средства, нам подставляют другое определение со словом «эффективность». «В эту ситуацию попадают частные вузы, большинство из которых объективно не готовы отвечать требованиям мониторинга. Этот рейтинг работает как дубинка против ректоров, которые могут высказать «оппозиционное мнение» в отношении развития образования в России», - сказал он.

Перед вузами, попавшими в прошлом году в «неэффективные» списки, даже не извинились, при том, что специалисты признали, что некоторые результаты ошибочны. «Вузы завоевывали репутацию столетиями, и тут вдруг за одну минуту стали неэффективными», - добавил эксперт.

Председатель Российского профсоюза студентов Алексей Казак выразил мнение, что мониторинг проводится не для прояснения картины на рынке образования, а для проведения реорганизации вузов. Он назвал неадекватными критерии оценки качества образования в этом рейтинге и заявил, что они написаны «под диктовку» западных экспертов.«Хватит притворства Минобрнауки. Если с Запада есть заказ, какие вузы надо закрыть, то давайте подчинимся, если мы колония, или нет», - сетует он.

Практически отменить мониторинг невозможно, поскольку эта процедура закреплена законодательно. Однако, по мнению Бурматова, необходимо пересмотреть механизм его проведения и критерии, по которым оцениваются вузы. «Должны быть предусмотрены антикоррупционные механизмы. Мониторинг должен быть независимым. То, что его проводит министерство, выглядит странно. Есть процедуры, которые уже включают проверки. Я настаиваю на дебюрократизации вузов: объем контрольных и проверочных мероприятий в отношении вузов избыточен», - отметил депутат.

Вместо того чтобы заниматься образованием, вуз занимается составлением отчета, согласился с коллегой Володарский. «Они страдают от непонятного бюрократического хаоса. Сегодня чтобы выпустить бад-препарат, нужно пройти меньше бюрократических барьеров, чем, к примеру, подготовить филолога по древнекитайской письменности», - заметил зампред научного Совета РАН.

Кроме того, важно наладить горизонтальную систему обмена информацией внутри министерства, продолжил Бурматов. «Когда ведомству нужна любая ерунда, они снова спускают вниз эту судорогу, в свои подведомственные учреждения, забывая о том, что у них эта информация уже есть. Вся бюрократическая структура начинает заново работать. Надо прекратить издеваться над вузами и использовать мониторинг как инструмент давления, подгоняя медианные показатели, чтобы закрыть вуз. Необходимо модернизировать процедуру — сделать ее более независимой, общественно-экспертной, а не чиновничьей «, - предложил первый зампред профильного думского комитета.

Не так давно президент РФ предложил создать общественный национальный рейтинг вузов, который направлен, как отметил Бурматов, «на формирование позитивной повестки». Частично предложения, высказанные депутатом по повышению эффективности самого мониторинга, будут реализованы через данный инструмент. Однако уверенности в том, что система изменится, по нет, уверен депутат. « На моей памяти мы года два с половиной бьемся с министерством. В чем-то они нас слышат, но это небольшое количество вопросов, остальное — профессиональный аутизм и отсутствие восприятия критики», - заключил Бурматов, добавив, что так и будет продолжаться, пока «решения в отрасли принимаются непрофессиональными людьми».

Вероника Килина

http://www.nakanune.ru/articles/110393

Правительство форсирует уничтожение образования и здравоохранения?

Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации, д. э. н., издатель журнала «Свободная мысль» (до 1991 — «Коммунист»)

Минфин предложил правительству возобновить «оптимизацию» расходов на образование, здравоохранение и социальную защиту. Это третий этап бюджетной резни: после февральского секвестра бюджета на 10% (он не коснулся лишь расходов на оборону, футбольные стадионы, сельское хозяйство и лекарства) и индексации социальных выплат и зарплат бюджетников на 5,5% при официально ожидаемой инфляции в 12,2%, — чтобы сэкономить 170 млрд руб. (вдобавок к 9,9 трлн неиспользуемых остатков, валяющихся в бюджете без движения) за счёт наиболее бедной части общества.

«Оптимизация» — урезание расходов с закрытием или, в лучшем случае, объединением бюджетных организаций с сокращением реально оказываемых услуг или падением их качества (как бывает, например, при объединении школы и детского садика).

Обоснование удивительно откровенно: Минфин считает, что бюджетников слишком много, а труд их неэффективен; вывод сделан на основании того, что их в России больше, чем в развитых странах.

Несмотря на все усилия либералов, число бюджетников за 5 лет удалось сократить лишь на 8%. Вспоминается шариковское «уж мы их душили-душили…» — может, увольнения учителей и врачей компенсируются размножением «оптимизирующих» их чинуш?

Минфин предлагает объединять небольшие бюджетные учреждения, загруженные менее чем на 50%, с крупными, а высвободившееся «излишнее имущество» продавать.

В образовании Минфин предлагает брать «учителей-предметников» на работу сразу в несколько школ. А если расстояние между сельскими школами составит десятки километров, то Минфина это не касается: или учителя марафон начнут бегать, или детей образования лишат. В самом деле — зачем оно им при таком руководстве страной?

Доступность ясель для детей от 1,5 до 3 лет (когда мать ещё может сидеть с ними без потери стажа, но уже не получает пособия) составляет лишь 15%. В детских садах для детей старше 3 лет не хватает 350 тыс. мест.

17 тысяч населённых пунктов не имеет даже акушерско-фельдшерских пунктов, а среднее расстояние до врача в них — 20 км.

В 2013 году, по данным Счётной палаты, скорая из-за нехватки людей, машин и бензина не выехала на 1,2 млн вызовов, а в 2014 году — уже на 1,4 млн.

Люди в «процветающей» России всё чаще умирают не от болезней, а от лишения их медицинской помощи: дороговизны лекарств и невозможности попасть к врачу.

А в бюджете на 2015 год сокращены расходы и на высокотехнологичную медпомощь, которой хвастает власть, и на первичную медико-санитарную помощь (в 1,5 раза), и на программу «Здоровье матери и ребёнка» (в 2,5 раза).

Но либералам этого мало: Минфин хочет ещё сильнее «оптимизировать» бюджетную сферу!

Госуслуги предлагается оказывать «на конкурентной основе», то есть передать их бизнесу, который, вероятно, повысит издержки их оказания: прибыль-то нужна. В итоге часть бюджетных расходов на оказание госуслуг перестанет доходить до населения, став прибылью коммерсантов.

Показательно, что в предложениях Минфина нет объёмов увольнений в бюджетных секторах: вероятно, их будут определять на местах — по потребности в урезании госрасходов.

И не нужно тешить себя мыслью, что это лишь предложение, которое может не быть принято. Медведев — либерал, как иСилуанов; они, насколько можно судить, едины в либеральной логике, по которой социальные расходы — не инструмент формирования человека (что есть смысл и оправдание государства), а подлежащая сокращению трата денег и досадное бремя бизнеса.

Дефицит федерального бюджета в I квартале — 4,9% ВВП, и снизить его до обещанных на год 3,7% ВВП будет непросто. А ведь есть ещё финансирующие основную часть социальной сферы региональные бюджеты, загнанные либеральным Минфином при полной поддержке либерального правительства Медведева на грань финансовой катастрофы, а долю помощи им в расходах федерального бюджета попытались резко сократить!

Логика бухгалтеров убивает надёжнее пули.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

http://www.aif.ru/society/opinion/1497518

Лучше меньше, да лучше

Александр КОЛЕСНИЧЕНКО

shadow

Качество высшего образования можно радикально повысить, установив вузам норматив по отчислению студентов. Например, на первый курс принимаем 100 человек, на второй перейдут 80, на третий – 70, на четвертый – 60, а диплом бакалавра (сейчас учат четыре года на бакалавров, а не пять лет на специалистов, как раньше) получат только 50 самых лучших.

Определять лучших можно по оценкам, рейтингам, портфолио. Главное, чтобы критерии отражали уровень подготовки и пригодность к работе. И тогда у студентов будет стимул выкладываться по каждому предмету и до последнего курса.

Пока же они на протяжении учебы деградируют. Не все, но многие. Я сейчас преподаю на подготовительных курсах и на выпускном, и разница ощутима. У «подготовишек» почти стопроцентная посещаемость, активность, и занятие обычно затягивается дольше положенного. На выпускном же курсе ходит половина группы, работает на занятии четверть пришедших. А некоторых студентов выпускного курса я впервые увидел на пересдаче, когда они принесли скачанные из Интернета рефераты (проверка на «Антиплагиате» сразу же указала на первоисточник). Причем один студент признался, что этот же реферат он уже сдавал раньше по другому предмету, и тогда ему зачли.

Деградацию студентов иллюстрирует знаменитый анекдот. Экзамен на первом курсе. Студенты взяли билеты, преподаватель раскрыл и поднял газету. Студенты достают шпаргалки и начинают списывать. Преподаватель опускает газету, кашляет. Студенты прячут шпаргалки. Экзамен на последнем курсе. Студенты взяли билеты, преподаватель раскрыл и поднял газету. Студенты достают шпаргалки и начинают списывать. Преподаватель опускает газету. Один из студентов кашляет. Преподаватель поднимает газету.

Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно осознавать, что вузовские дипломы обесцениваются столь же стремительно, как деньги. Особенно дипломы по социогуманитарным специальностям, где учеба может свестись к скачиванию и сдаче чужих рефератов. В естественно-технических специальностях все-таки есть формулы, схемы и чертежи, и там даже если скачал или списал, но не понял, то не объяснишь.

Россия в числе мировых лидеров и по доле выпускников школ, поступающих в вузы, и по доле окончивших вуз из числа поступивших. По данным Высшей школы экономики, из российских вузов на протяжении учебы отчисляют лишь пятую часть студентов, тогда как из американских – более половины. Причем наши отчисленные – это в большинстве своем те, кто учебу сам бросил. Ушел в академический отпуск и не вернулся. Нашел работу, и стало не до учебы. Или замужество, дети, и тоже стало не до университета.

В результате сейчас до дипломов в вузах тащат тех, кого 20 лет назад тащили бы до диплома ПТУ. Да, теоретически преподаватель может отчислить студента либо заставить его выучить предмет надлежащим образом. В Интернете есть фотография ведомости с экзамена по высшей математике в Московском авиационном институте, где всей группе поставлены двойки. Фамилию того преподавателя знают в московском Комитете солдатских матерей, куда потом ходят отчисленные. Но это исключение, которое лишь подтверждает правило: отчислить студента весьма проблематично, особенно если он доучился до старшего курса и тем более если он с платного отделения. Максимум, чего можно добиться, это имитации какой-то деятельности, чтобы было за что поставить зачет или тройку.

Норматив на отчисление слабых развязал бы преподавателям руки. Стало бы возможно не только не тащить отстающих, но и подстегивать средних, чтобы они становились сильными. «Падающего – подтолкни», призывал Ницше, имея в виду вызов, необходимость отвечать на который побудит человека развиваться.

Да, норматив на отчисление может стать поводом для коррупции, когда отчислять будут не самых слабых, а тех, кто не дал взятку. Да, вузы могут начать мухлеж со статистикой, как делают сейчас в госструктурах, создавая виртуальные вакансии, а потом сокращая их и изображая сокращение штатов. Да, нежелание студентов ходить на занятия нередко связано с тем, что преподают там устаревшую и неадекватную теорию.

Нужно учесть и социальные последствия нововведения. Не секрет, что вузы превратились в место передержки безработной молодежи. Сотням тысяч отчисленных из вузов нежелательно долго оставаться неприкаянными, и я понимаю, что недоспециалистам найти работу в кризис будет непросто. Наконец, есть призыв в армию. Отправлять в казарму того, кто к этому совершенно не готов, негуманно, даже если это отъявленный разгильдяй.

Только не надо потом удивляться, что русский язык вашему ребенку преподает учитель, который сам пишет с ошибками (реальный случай), не говоря уж о неправильных диагнозах и падающих ракетах.

Автор – доцент кафедры периодической печати факультета журналистики МГУ

http://www.newizv.ru/society/2015-04-29/219023-luchshe-menshe-da-luchshe.html

Профессура уходит по-тихому В волгоградских вузах не привлекают внимание к массовым сокращениям

Как стало известно „Ъ“, государственные вузы Волгограда усилили «оптимизацию» численности сотрудников. Согласно федеральным нормативам, большинству ведущих вузов предстоит провести существенное сокращение штатов до 2018 года, однако они активизировали этот процесс уже сейчас. По информации „Ъ“, так волгоградские вузы трактуют снижение финансирования Минобразования на федеральном уровне. Кроме того, сокращение персонала может быть составной частью подготовки к слиянию некоторых вузов в более крупные университеты. Пока оптимизационные процедуры проходят в бесконфликтном режиме.

По информации „Ъ“, в 2015 году все крупнейшие вузы Волгограда активизировали процесс приведения штатной численности сотрудников к нормативному. Согласно имеющимся сведениям, пять крупнейших учреждений высшей школы в течение этого года совокупно снизили численность сотрудников не менее чем на 600 единиц. Активнее всего процесс запущен в Волгоградском техническом университете (ВолГТУ), штат которого сократился примерно на 200 человек. Речь идет о приведении университетских штатов в соответствие с требованиями Распоряжения правительства РФ от 30 апреля 2014 года № 722‑р, утвердившего «дорожную карту» изменений, направленных на повышение эффективности образования и науки. Согласно постановлению, соотношение профессорско-преподавательского состава к числу студентов (не абсолютное количество, а т. н. «приведенный контингент». — „Ъ“) к 2018 году, а фактически к 1 сентября 2017 г., должно быть поэтапно доведено до 1 к 12. По данным прошлогоднего мониторинга, к этим параметрам близок только Волгоградский государственный университет (ВолГУ), имеющий соотношение 1:11. ВолГУ в течение трех лет нужно будет сократить всего около 40 преподавателей, тогда как количество «лишних» преподавателей в Волгоградском техническом университете (ВолГТУ) и Волгоградском социально-педагогическом университете (ВГСПУ) исчисляется сотнями. Кроме того, нормативы устанавливают и число вспомогательных вузовских работников. Их, по требованием «дорожной карты», уже в 2014 году должно было быть не больше 39 %, а к 2018 году — максимум 37 % от общей численности персонала. Сейчас, например, в ВГСПУ такого персонала 55 %, а в Волгоградском архитектурно-строительном университете ВолгАСУ) — 63 % (почти 500 единиц «лишних». — „Ъ“). Факт активной «оптимизации» в 2015 году неофициально подтверждают во многих госвузах города, но открыто заявить о процессе согласился лишь ВолГТУ. Ректор университета, член-корреспондент РАН Владимир Лысак рассказал „Ъ“, что сокращение происходит большей частью за счет «внутреннего совместительства», сокращения незанятых ставок и тому подобное. Кроме того, господин Лысак сообщил, что на некоторых кафедрах благодаря загруженности ВолГТУ научно-прикладной работой, подразумевающей получение грантов и изготовление всевозможных опытных материалов, вывод за штат дал сотрудникам даже существенное повышение денежного довольствия (по данным „Ъ“, ВолГТУ зарабатывает на допуслугах около 500 млн рублей в год). Кроме того, по сообщению руководства ВолГТУ, и зарплата преподавателей опережает среднюю по региону почти в 1,5 раза (более 34 тыс. рублей, средняя по области 23,5 тыс. — „Ъ“), а также соответствующие требования «дорожной карты». Господин Лысак заявил, что «потенциально болезненный процесс происходит контролируемо и спокойно» и вузу удается никого не сокращать принудительно.

В ректорате другого вуза рассказали, что «спасением стало большое количество преподавателей преклонного и очень преклонного возраста».

В самом проблемном с точки зрения соотношения количества преподавателей к студентам вузе — ВГСПУ, на тему оптимизации разговаривать отказались категорически. Источник в учебном заведении сообщил, что сокращения начались, но пока их нельзя назвать массовыми. Отметим, что, согласно «дорожной карте», ВГСПУ должен был сократить почти 700 единиц, в том числе около 200 преподавателей еще в 2014 году.

В Волгоградском госуниверситете рассказали, что избавлены от неприятной процедуры оптимизации преподавателей благодаря политике университета. «В 2013 году учеными ВолГУ была разработана и введена система формирования штатного расписания на основании госзадания университету. Эта система позволяет нам уже третий год придерживаться соотношения 1 преподаватель к 10–11 студентам, что вполне соответствует требованиям федерального министерства», — пояснил руководитель пресс-службы ВолГУ Виктор Виньков.

В ВолгАСУ получить комментарии не удалось. Один из преподавателей вуза сообщил, что ему известны слухи о возможности объединения с ВолГТУ. По информации „Ъ“ речь идет о проекте создания в регионах «опорных университетов», объединяющих близкие по профилю вузы в более крупные с одновременной оптимизацией факультетов и специальностей под потребности региональной экономики. По предварительной информации, в пилотной части проекта записаны 24 региона, в том числе и Волгоградская область. В 2015-2017 гг. объединение вузов должно состояться.

Доктор исторических наук (преподает в ВГСПУ), депутат областной думы Михаил Таранцов не доверяет очередному реформированию высшей школы. «Если сегодня пока нет потрясений, это не значит, что их не будет завтра. Общегосударственная политика на сокращение, а как будет обеспечена настоящая конкурентоспособность, пока не понятно, — говорит господин Таранцов, — то же повышение зарплаты, на мой взгляд, планируют достичь за счет увеличения нагрузки. При этом уровень образования все последние годы только падает».

Зампред комитета по образованию областной думы, кандидат экономических наук Иван Мордвинцев отмечает, что ни один из вузов не информирует экспертный совет по образованию о происходящей оптимизации. «Они собираются решать вопрос кулуарно, а значит, опять может получиться так, что к власти будут обращаться, когда серьезная проблема, например, немалое количество нетрудоустроенных преподавателей, уже станет фактом», — недоумевает господин Мордвинцев.

Ярослав Малых
Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/2719037

А.В.Иванов. Страна и ее высшая школа — в пике

Надежды, что наша власть сумеет совершить внутренний «крымский прорыв» и превратиться в подлинную национальную элиту, остается мало. По-видимому, временщики так и останутся временщиками. Назойливая псевдопатриотическая болтовня на фоне абсолютного нежелания что-либо менять внутри страны не раздражает сегодня разве что совсем уж доверчивых обывателей.

samolet_pike_1.jpg

Фактически мы вступили в период очередного глубокого застоя, когда каждый новый день только усугубляет проблемы  предыдущего. Причем, стоит вспомнить, что чем ближе земля, тем труднее самолету выходить из пике.

Обосновывать сказанное не буду; об этом здравыми аналитиками и публицистами уже сказано и написано предостаточно. Напомню лишь, что за последнее время российских граждан по сути обобрали четырежды.

Первый раз ― когда немереные деньги, полученные от продажи российских нефти и газа, были бездарно проедены всякими «национальными достояниями». После обрушения курса рубля и цен на углеводородное сырье вдруг выяснилось, что даже здесь нам не удалось достичь импортозамещения:  оборудование в значительной своей части закупалось за границей, а не производилось внутри страны. К тому же наши экспортеры ресурсов оказались еще и все в долгах, как в шелках. Иными словами, огромные природные ресурсы, принадлежащие всему народу, причем не только нам, но и нашим потомкам (не отвоевали же их лично нынешние олигархи, поколение за поколением, в схватке с суровой природой!), ― были в буквальном смысле слова  пущены на ветер. На них  практически ничего не было реально построено, кроме личных фазенд, производственно-технических симулякров, типа Сколково, да стадионов Сочинской олимпиады. Что касается  огромных налогов, якобы выплаченных сырьевыми компаниями в бюджет страны, то они несоизмеримы с нанесенным ей ущербом. Например, «Газпром», бесконтрольно распоряжаясь природными ресурсами и нанося ущерб экологии, обеспечивал колоссальные зарплаты своим сотрудникам, субсидировал зарубежные футбольные клубы (типа германского «Шальке-04»), а отечественным футболистам и хоккеистам выплачивал  годовые зарплаты, подчас превосходящие бюджеты целых российских городов.

С нашими банками тоже все более или менее понятно. Они жили доходами от тех же нефти и газа, финансовыми спекуляциями, да еще дешевыми кредитами из-за рубежа, которые потом  под грабительские проценты ссужались рядовым гражданам.

Второй раз нас обобрали недавно, когда государство предоставило наши бюджетные деньги на погашение долгов этих самых банков и сырьевых компаний в размере нескольких триллионов рублей. Фактически нас заставили из своего кармана оплачивать чужие счета, вместо того, чтобы взыскать их с самих виновных – людей, мягко говоря, не бедных, а средства налогоплатильшиков напрямую вложить в сельское хозяйство, промышленность, здравоохранение, науку и образование.

Третья волна разворачивается на наших глазах, когда за счет дорогой ипотеки, производственных и потребительских кредитов с процедурой беспощадного выколачивания денег из должников банки начнут  возвращать полученные деньги государству, сами, естественно, не оставаясь внакладе. Получив наши деньги, они  с нас же еще и снимут за них банковский процент.

Четвертая волна  только-только начинается. Фактически государство, придерживаясь либеральной экономической стратегии, занимается чем-то типа черной магии, когда хочет добиться положительных изменений в стране за счет финансовых манипуляций с  процентными ставками и банковскими кредитами, а не за счет прямого, повторю, вложения средств в реального производителя общественных богатств. Соответственно, неизбежно увеличивающиеся дыры в бюджете государство  вынуждено  во все возрастающей степени латать за счет урезания и без того предельно скромных вложений в  медицину, культуру, науку и образование.

Приведу пример с высшим образованием. Сегодня труд преподавателя фактически превращается в разновидность рабского труда, из которого выхолащивается вся его суть. Университетское самоуправление постепенно ликвидируется. Государственное назначение, а не свободное избрание коллективами, ректоров Московского и Санкт-Петербургского университетов ― тому наглядное подтверждение. Я уж не говорю об огромном ворохе бессмысленных (с бесконечным перечнем «компетенций») рабочих программ и отчетов, которые без конца, по прихоти министерства, должны составлять и модифицировать университетские преподаватели. Это коснулось уже и работы с аспирантами, которая ни с того ни с сего превратилась из подготовки кадров высшей научной квалификации, ― о чем призвана свидетельствовать исключительно защищенная кандидатская диссертация, ― …в третью ступень высшего образования. При этом всякие там «портфолио» (о, чиновничья магия иностранных слов!) должны заполнить на себя сам аспирант и его научный руководитель. Заверены портфолио должны быть заведующим кафедрой, деканом и под конец –  аж самим ректором. А еще нужны «объективки» на всех преподавателей, ведущих занятия с аспирантами. Пока еще не требуют для права преподавания формальных показателей  твоей цитируемости в РИНЦе,   индекса Хирша и т.д. Но это все уже не за горами.

Такого абсурда нет ни в одной стране мира, и, естественно, его не могло быть в Советском Союзе, где существовало государственное распределение студентов, и ни один выпускник вуза не оставался без работы по специальности, т.е. применял свои знания на благо страны и испытывал радость от занятия любимым делом.

При этом средняя годовая академическая нагрузка преподавателя общественных наук была в те годы около 450 часов в год, а месячная зарплата доцента равнялась 320 рублям, что гарантировало и возможность повышения своей научной квалификации, и возможность активно участвовать в общественной жизни (скажем, просветительские лекции читать по линии общества «Знание»),  и достаточно высокий уровень жизни. Сегодня же средняя зарплата доцента в Алтайском крае  где-то от 12 до 14 тысяч рублей в месяц, а годовая педагогическая  нагрузка равна 900 (!) часам. [Для сравнения: в близких нам по условиям жизни странах Восточной Европы педнагрузка составляет в среднем около 200 часов в год. – Ред.] При этом каждый преподаватель по требованию министерства  должен лично приносить в бюджет вуза не менее 50 тысяч рублей в год за счет грантовой или хоздоговорной деятельности.

 И плюс к этому, он еще должен публиковать статьи высокого научного качества желательно в так называемых ВАКовских журналах. Не забудем и о  новом надвигающемся «катке» требований   — публиковаться в иностранных журналах, входящих в мировые базы цитирования. При этом все подобные публикации –  платные (в тех же российских ВАКовских журналах от нескольких тысяч рублей и выше).

Но и этого мало. Одновременно с преподавателей, особенно обществоведов,   сегодня вновь требуют  вести воспитательную работу со студентами и профориентационную ― со школьниками. А, по последним сведениям, работников вузов вскоре заставят безвылазно сидеть (попросту тупо отсиживать) на работе по шесть часов в день,  ― независимо от того есть ли у них занятия или какие-либо кафедральные дела. Бессмысленность этого решения уже не требует комментариев, особенно если вспомнить, что даже персональных компьютеров на всех преподавателей не хватает в подавляющем большинстве  российских вузов (про личные кабинеты я уже и не говорю).

 После всего этого  министр науки и образования вместе с неизбывными «умниками» из Высшей школы экономики заявляют, что наши вузы неэффективны, их работников следует сокращать, а сами вузы сливать.

Цель этих «реформ» очевидна всем педагогам – попросту сбросить обременительную систему высшего образования с государственного бюджета, а самих преподавателей  –  вынудить  уйти с работы, не дожидаясь, пока «оптимизируют» их кафедру или вуз. С оставшимися, кто будет цепляться за работу любой ценой, можно, как с рабами, делать все, что угодно: замораживать им зарплаты, увеличивать количество аудиторных часов, закрывать магистратуры и аспирантуры, особенно в какой-то там азиатской России, которая и существует только для того, чтобы добывать полезные ископаемые для процветания власть предержащих в России европейской.

Самое показательное, что эта острейшая тема крайне мало  обсуждается даже в Интернете. И не случайно: отдельные голоса полностью заглушены гипертрофированным телевизионным псевдопатриотизмом, который пришел на смену вчерашнему гипертрофированному либеральному космополитизму и за которым, естественно, нет никакого подлинного патриотизма. Патриот, как известно, это тот, кто говорит правду и заботится о реальномпроцветании своей страны, а не о ее «имидже», и не устраивает «охоту на ведьм», пресекая на корню любую критику.

Может ли страна-самолет падать бесконечно долго? Я созерцаю такое падение уже свыше двадцати пяти лет. Способна ли ситуация все же измениться к лучшему, и если да, то благодаря чему? На эти вопросы у меня нет ответов. Остается только по мере сил исполнять свой гражданский и профессиональный долг и не питать никаких иллюзий.

_____________________________

Иванов Андрей Владимирович, д.ф.н., профессор Алтайского государственного аграрного университета.  г. Барнаул

*   *

Прим ред. Вслед за публикацией этого текста пришел следуюший отклик, который помещаем ниже:

*Кириллов Алексей Алексеевич < kirillovlexa@yandex.ru>
Главное ограбление связано с понятием ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ, КОТОРОЕ было введено в юридическое обращение только в 2008 году. В 4 части гражданского кодекса записано, что оно составляет половину всех активов предприятия. А ПРИ ПРИВАТИЗАЦИИ этот пункт отсутствовал. Нас грабили как неграмотных островитян. Стыдно за всё сообщество учёных в России и прежде всего за Академию Наук. Меня как учёного ограбили только по изобретениям на тридцать миллионов долларов.

http://www.za-nauku.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=9545&Itemid=31

При мониторинге эффективности вузов будут учитывать инвалидов

  |   Политика   |   Павел Панов
Учебные заведения предлагается оценивать по приспособленности для студентов с ограниченными возможностями

При мониторинге эффективности вузов будут учитывать инвалидов

Фото: Глеб Щелкунов

Ежегодный мониторинг эффективности вузов может пополниться новым оценочным показателем —  условия для качественного образования инвалидов и людей с ограниченными возможностями здоровья. Оценке будет подвергаться инфраструктурное оснащение вуза: наличие пандусов, лифтов, доступ в аудитории и т.д. Об этом «Известиям» сообщили в Министерстве образования и науки.

— Министерство ведет постоянную работу по повышению доступности образовательной среды для людей с ограниченными возможностями здоровья и инвалидов. В частности, сейчас обсуждается внедрение обязательного учета такого параметра, как наличие в вузе условий для качественного образования инвалидов и людей с ограниченными возможностями здоровья. Этот параметр должен стать обязательным для определения общего уровня и оценки качества образования в вузе, — говорят в пресс-службе ведомства.

В Минобрнауки отмечают, что за последние 2 года разработаны и направлены в вузы методические рекомендации по организации образовательного процесса для инвалидов с необходимыми условиями оснащенности, изменена и адаптирована нормативная база для возможности комфортного проведения приемной кампании. Сам пункт по включению нового показателя прописан в обновленной государственной программе «Доступная среда» на 2011–2020 годы, которая была подготовлена Министерством труда и социальной защиты.

Согласно официальной статистике, в России действует 950 учреждений высшего образования, из которых 548 государственных и 402 частных. Общее количество обучающихся составляет около 5,2 млн студентов. На начало 2014 года в России было зафиксировано порядка 580 тыс. детей-инвалидов.

Относительно доступности инфраструктуры для инвалидов, согласно данным за 2014 год, из 6708 зданий подведомственных высших учебных заведений, где проходит обучение или в которых проживают обучающиеся, в 4015 зданиях в настоящее время обучаются и живут студенты с ограниченными возможностями здоровья и инвалиды. Из них 3870 зданий полностью или частично приспособлены для получения профессионального образования, а также для временного проживания данных категорий учащихся.

Само введение нового критерия идет в привязке еще к одной идее ведомства: Минобрнауки предлагает опробовать схему учета результатов оценки научно-педагогических работников и удовлетворенности студентов условиями и результатами обучения в системе показателей эффективности деятельности вузов. Таким образом, к уже действующим показателям материально-технической базы, среднему баллу ЕГЭ, учету трудоустройства выпускников, предлагаемому показателю доступности для инвалидов и другим добавится показатель внутренней оценки самими студентами своего учебного заведения.

— Согласно конвенции ООН о правах инвалидов, понятно, что надо делать такие вещи. Все учреждения, особенно государственного значения, должны быть доступны для инвалидов. В государственной программе «Доступная среда», рассчитанной до 2020 года, как раз закреплено обеспечение доступности. Пусть сегодня это не всем нужно, но предусмотреть и включить такой показатель в критерии оценки все-таки нужно, и я считаю это необходимостью, — говорит член Комиссии по делам инвалидов при президенте и председатель совета Межрегиональной общественной организации инвалидов Надежда Белькова.

Ректор Московского технического университета связи и информатики Артем Аджемов подчеркивает важность проблемы, но считает, что оценивать вузы с учетом этого показателя не стоит.

— Это не самый главный показатель. Безусловно, нужно добиваться того, чтобы подобного рода возможности были у всех желающих обучаться, но это не самый главный показатель, который смог бы охарактеризовать университет. Многие университеты имеют здание, которые строились в 1930–1950-е годы, и в них не предусматривались лифты. В то время было правило, что если здание не выше 5 этажей, то в нем лифта нет. Получается, что университетам в качестве недостатка может предъявляться то, что было сделано в то время, когда подобные нормы не предусматривались, — поясняет ректор.

Исполнительный директор Ассоциации негосударственных вузов России Динара Асадуллина поддерживает своего коллегу.

— Работы по данному направлению сейчас только начинаются. Естественно, тема очень важная, и есть университеты и институты, которые формируют отдельные программы обучения для инвалидов. Если говорить об условиях, то вузы действительно имеют в своем распоряжении достаточно старые здания, в которых не предусмотрен лифт. Данный показатель не является первоочередным, однако сама тема является крайне важной. Общество сейчас лояльно относится к инвалидам, ведь они такие же люди, как и мы, просто им нужно помочь, — считает Асадуллина.

Помимо всего прочего, «Единая Россия» собирается в этом году провести мониторинг развития «Доступной среды» в образовательных учреждениях. Предполагается, что по итогам его проведения будет создана определено, насколько образовательные учреждения готовы к приему инвалидов. Мониторингу подвергнутся вузы, учреждения среднего образования, школы и т.д.

Читайте далее: http://izvestia.ru/news/585887#ixzz3YWjpv9io

Бакалавры примут участие в новом образовательном эксперименте в РФ

Новый эксперимент в сфере образования — Федеральный интернет-экзамен для выпускников бакалавриата — стартовал в России.

МОСКВА, 21 апр — РИА Новости. В России стартовал новый эксперимент в сфере образования — Федеральный интернет-экзамен для выпускников бакалавриата (ФИЭБ). Экзамен, который основан на использовании интернет-технологий в оценке качества образования, пройдет с 20 по 30 апреля на 86 базовых площадках страны от Владивостока (Дальневосточный федеральный университет) до Калининграда (Балтийский федеральный университет).

Экзамен будет включать в себя 10 направлений: юриспруденция, социология, психолого-педагогическое образование, экономика, менеджмент, государственное и муниципальное управление, теплоэнергетика и теплотехника, электроэнергетика и электротехника, информатика и вычислительная техника, строительство. Задания по этим направлениям разрабатывали педагоги ведущих российских вузов (ВШЭ, РАНХиГС, Финансовый университет, Московский строительный университет, Педагогический университет имени А.И. Герцена и др.).

Как отметили в НИИ мониторинга качества образования (г. Йошкар-Ола) — организации, отвечающей за организационно-технологическое сопровождение проекта, «ФИЭБ является логическим продолжением уже апробированных и получивших признание федеральных технологий интернет-тестирования в высшем образовании».

Пока речь идет о пилотной апробации проекта. Его спецификой в этом году является добровольность участия вузов и их выпускников в ФИЭБ. Предполагается, что в 2017 году система оценки качества подготовки бакалавров перейдет в штатный режим.

РИА Новости

http://ria.ru/sn_edu/20150421/1060017722.html#ixzz3YWfO5xpB

Укрупнять и увольнять Минфин предлагает вернуться к оптимизации образования, здравоохранения и культуры

Как стало известно «Ъ», Минфин РФ предлагает правительству вернуться к идее оптимизировать госрасходы на школы, вузы, больницы, театры, музеи и другие социальные учреждения. Оптимизацию правительство уже начинало в 2010 году «законом N83″, приостановило три года назад, новая ее версия отработана в ходе реформы столичного здравоохранения и образования. Крупные бюджетные учреждения вновь предлагается сливать с мелкими, персонал сокращать, излишки освободившего имущества продавать. Эти предложения Минфин представит сегодня в Белом доме на заседании правительственной комиссии под председательством первого вице-премьера Игоря Шувалова. В Москве оптимизация привела к массовым увольнениям врачей и акциям протеста.

Бюджетников не научили жить по-новому

План, который сегодня Минфин представит правительственной комиссии по вопросам оптимизации и повышения эффективности бюджетных расходов под руководством Игоря Шувалова, озаглавлен как «Оптимизация сети и численности работников государственных и муниципальных учреждений» (есть у «Ъ»). Основная проблема Минфину видится в низкой производительности труда в бюджетном секторе: в России слишком много бюджетников, которые мало трудятся. В документе говорится, что численность работников бюджетной сферы превышает аналогичные показатели развитых стран, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), а количество специалистов в образовании и здравоохранении — «превышает значительно» (см. рисунок на стр. 4). Несмотря на рост соответствующих расходов в последние годы, констатируют авторы, качество оказываемых услуг повышается недостаточно. В ведомстве говорят, что проходящая сейчас реформа отрасли «идет медленно», количество бюджетников за пять лет сократилось лишь на 8%, а доля казенных учреждений в некоторых регионах «необъяснимо высока» — до 95%.

Минфин напоминает про принятый в 2010 году федеральный закон N83, который был призван приспособить 330 тыс. бюджетных учреждений РФ к работе в рыночных условиях. Для этого их разделили на две части. Первую составили учреждения, способные зарабатывать (в основном из сфер науки, образования, здравоохранения и культуры). Вместо работы по смете они стали оказывать услуги на основе госзадания (получая субсидии из соответствующих бюджетов), а все доходы от платных услуг оставлять себе. Неспособные выйти на рынок (национальная оборона, пенитенциарная система и др.) преобразовались в казенные учреждения и остались в смете государства. Разделение завершилось к июлю 2012 года, при этом эксперты указывали на формальный характер реформы: «на места» не были спущены четкие критерии разделения учреждений, в перечнях услуг не было показателей качества, а нормативные затраты на оказание услуг определили по принципу «как сейчас». Жестко настаивать на продолжении реформы в 2012 году Минфин не стал.

Лечебные процедуры для бюджета

В рамках нового этапа реформы Минфин подготовил предложение довести «состав и содержание госуслуг» до определенных властями стандартов «при одновременном повышении их качества и доступности». Особое внимание в плане уделяется оптимизации управления имуществом. Так, «»мелкие» учреждения и организации, загруженные менее чем на 50%» предлагается сливать с более крупными. Образовавшееся после укрупнения «излишнее имущество» планируется распродавать. Кроме того, предлагается перейти к оказанию госуслуг «на конкурентной основе», фактически отдав часть их в частные руки. В Минфине уточняют, что для этого еще потребуется принять соответствующий федеральный закон. Наконец, с 2017 года в ведомстве хотят отказаться от содержания госимущества «в спящем режиме» (в том числе от частичной оплаты коммунальных счетов).

Объемы увольнений и сокращений в той или иной отрасли, например, в здравоохранении, в документе не записаны. Но мероприятия напоминают о модели оптимизации столичного здравоохранения. С октября 2014 года московские власти сливают ряд клиник с крупными больницами, а освободившиеся здания передают на баланс мэрии. В Москве были уволены 8,3 тыс. медработников, а необходимость реформы объяснялась по схожей с Минфином схеме: чиновники говорили об избытке врачей на душу населения и желании внедрить в укрупненных клиниках новые стандарты диагностики и лечения пациентов. Ответом были протестные акции, погасить их удалось, в том числе, путем дополнительных компенсационных выплат уволенным медикам в 2,69 млрд. руб. План Минфина компенсации не упоминает.

Напомним, что в России оптимизация системы здравоохранения началась раньше московской — в январе 2014 года. За прошлый год были сокращены 90 тыс. медиков и реорганизованы около 350 медучреждений, но медпомощь не стала ни эффективнее, ни доступнее. Об этом говорится в отчете Счетной палаты: доступность медпомощи в 2014 году сократилась, число умерших в стационарах за год выросло на 3,7%, а объем платных медуслуг увеличился почти на четверть (см. «Ъ» от 14 апреля). Отметим, что реформа проходит в рамках выполнения майских указов президента РФ, поставившего цель довести зарплату врача до 200% от средней в регионе. За четыре года оптимизации число больниц должно сократиться на 11%, поликлиник — на 7%. В презентации Минфина также говорится об идее выделения социально незащищенным слоям населения, например, инвалидам и пенсионерам, специальных коек в больницах (финансируемых из бюджетов, не по системе ОМС). Однако их число не приводится.

Глава Лиги защитников пациентов Александр Саверский говорит, что в финансовом ведомстве не учитывают, что «расходы на здоровье граждан как инвестиция видны только через три поколения». Господин Саверский также обращает внимание на выводы Счетной палаты: «Чтобы в платном сегменте был прирост на 24%, в бюджетном секторе должны быть куда большие сокращения. Ведь не все граждане могут позволить себе платную медицину». «Если слушать Минфин, с государственным здравоохранением придется вообще расстаться»,— заключает эксперт.

Глава думского комитета по здравоохранению Сергей Калашников назвал предложенную Минфином идею «снизить уровень госпитализации, переложив нагрузку на поликлиники, разумной». Правда, уточнил он, если «она будет реализована, как в Москве», когда количество коек в стационарах сократили, а поликлиники совершенно не подготовили к новым нагрузкам, это приведет к ухудшению качества здравоохранения. Качество же, по словам депутата, и без того ухудшилось, «потому что от губернаторов очень жестко требуют исполнения указа президента» о повышении зарплаты бюджетников: «А лучший способ для этого при нехватке денег — сократить работников, за счет чего повысить зарплату оставшимся». «Есть два вида недовольства граждан, которые легко перерастают в социальный протест — недовольство качеством здравоохранения и услугами жилкомхоза»,— предупредил господин Калашников.

Учителя счет любят

Масштабные реформы планируются и в сфере образования. Авторы предлагают распространить на всю страну практику слияния школ (а также детсадов и других образовательных учреждений), которая также была опробована в Москве: за последние два года количество учебных заведений сократилось почти в четыре раза. В Минфине указывают, что таким образом удастся сэкономить на бухгалтерии, юридическом сопровождении и кадровой работе. Образовательная реформа, напомним, в столице была встречена митингами учителей и родителей школьников.

В объединительных инициативах Минфин предлагает пойти дальше: например, создать в школах центры коллективного доступа. Такая модель существует в высшей школе, когда студенты из разных университетов по очереди занимаются на дорогостоящей технике. Какое именно оборудование должно стать общим для школ, не указывается — говорится лишь о «высокооснащенных кабинетах». При этом в Министерстве финансов считают слишком расточительным оплачивать школе полный штат преподавателей. Поэтому «учителя-предметники» станут преподавать по графику сразу в нескольких учебных заведениях. Очевидно, что в таком случае «высвободившихся» преподавателей школам можно будет уволить.

«Понятно, что Минфин хочет сэкономить на бюджетниках, но меры, которые они предлагают, не просто вредные. Они еще и нереализуемые»,— убежден сопредседатель профсоюза «Учитель» Андрей Демидов. Сейчас и так четверть школьных преподавателей «не от хорошей жизни» являются совместителями, но увеличить их количество не удастся: невозможно разработать общее для нескольких школ расписание. Кроме того, напоминает господин Демидов, каждый директор должен под угрозой увольнения выполнять указы Владимира Путина о средней заработной плате учителей. Совместители при этом не учитываются, поэтому большинство руководителей школ избавляются от них, чтобы повысить зарплату штатным преподавателям. По мнению представителя учительского профсоюза, «негативные последствия реформы сведут на нет любую экономию».

Курс Минобрнауки, взятый на сокращение числа вузов, Минфин как средство экономии поддерживает и стимулирует. Ставка делается на мониторинг эффективности высших учебных заведений, которое ежегодно проводит образовательное ведомство. Авторы оптимизационного плана предлагают активнее закрывать вузы с низкими показателями (в 2014 году неэффективными были признаны 72 вуза и 492 филиала). Оставшиеся учебные заведения, за исключением военных, предлагается переподчинить Минобрнауки — также в целях сокращения управленческих затрат. Сейчас 204 высших учебных заведения из 476, открытых во всей стране, подчиняются не Министерству образования, а сторонним ведомствам — Минздраву, Минтрансу и т. д.

Однако и эта инициатива встретит жесткое неприятие со стороны ряда представителей ректорского сообщества. «Я не понимаю, каким образом переподчинение нашего вуза от МИДа к Минобрнауки поможет улучшить бюджетную ситуацию,— заявил «Ъ» ректор МГИМО Анатолий Торкунов.— Ведомственная подчиненность — не только документооборот и бюрократия, это прежде всего вопрос содержания образования. В нашем случае сотрудники МИДа активно участвуют в образовательном и воспитательном процессе». Отметим, идеи Минфина касаются не только университетов, но и ряда других бюджетных структур, часть учреждений культуры предлагается передать с федерального на региональный уровень, и это также чревато громкими протестами.

Тем не менее Минфин выбрал для возобновления реформ относительно удачное время. С одной стороны, в ближайшие месяцы еще возможно продвижение таких проектов, до непосредственного наступления предвыборной кампании Госдумы, за которой последует старт и президентской кампании. С другой стороны, подготовка бюджета на 2016-2018 годы в любом случае требует оптимизации госрасходов, и хотя напрямую оптимизация сети не связана с сокращением средств, тратящихся на нее, некоторой экономии достигнуть таким образом возможно. Наконец, ситуация на рынке труда в 2015 году вполне способствует сокращению персонала в госсекторе: напомним, ожидаемого роста безработицы даже на 1 процентный пункт не произошло, спад в экономике пока предполагается умеренным — однако общая риторика властных структур позволяет продолжать реформу, объясняя происходящие сокращения влиянием экономического кризиса.

Александр Воронов, Александр Черных, Вадим Вислогузов, Дмитрий Бутрин, Виктор Хамраев