Архив метки: критика реформы образования

Марш в Петербурге прошел социально

Загрузил Carine Создано 2013-03-02 20:52

Сегодня, 2 марта в Санкт-Петербурге так же как и во многих других городах России прошел «социальный марш», организованный совместно левыми и социальными движениями. По оценке участников, мероприятие прошло динамично и собрало многие  «низовые» инициативы города. По оценкам участников, в шествии и последующем митинге приняли участие около 400 человек. Основной лозунг «Да социальным гарантиям! Нет политическим репрессиям!».

В 12.30 протестующие собрались у ст. М. Горьковская и, сформировав колонну, двинулись через Троицкий мост в сторону Марсова поля, где был согласован митинг.

В числе наиболее крупных «социальных» участников были заметны независимые профсоюзы (МПРА, Новопроф, Защита труда), а также различные градостроительные инициативные группы, традиционно участвующие в общегородских протестных мероприятиях.

Положительной новостью стало формирование в составе колонны научно-образовательного блока, в составе профсоюзов УЧИТЕЛЬ и Студенческое действие», а также отдельных граждан с плакатами на образовательную тематику.

«К сожалению, здесь сегодня не так много учителей, потому что очень многие вынуждены работать даже по субботам. Чтобы получать зарплату, позволяющую сводить концы с концами, учителя вынуждены брать по полторы-две ставки и после этого у них не только на митинг но и на сон времени не хватает» — сказал в своем выступлении сопредседатель Межрегионального профсоюза УЧИТЕЛЬ Андрей Демидов.

«Нам всем важно помочь учителю побороться за свои права. От того, что говорит учитель в школе, зависит, каких граждан мы получим на выходе. Сейчас в новом законе Об образовании написано, что учителя можно уволить или осудить за то что он сообщил ученикам якобы «недостоверную информацию» о каких-то особенностях развития тех или иных народов. Понятно, что при таких условиях, учитель будет всего бояться и думать только о том чтобы не подпасть под наказание. А когда «Единая Россия» реализует свою давнюю месту и создаст «единый учебник» истории и обществознания, всем надо будет говорить одно и тоже с риском попасть под суд за любое отступление. Я призываю все собравшихся, а все мы так или иначе относимся к сфере образования — если не как работники, то как родители, объединиться в отстаивании права на доступное и качественное образование» — отметил профсоюзный лидер, закончив скандированием лозунга «образование — наше право!».

Были широко представлены «болевые точки»  социальной карты города – обманутые дольщики, выселяемые жители дома на Ильюшина 15, защитники Сиверского леса и мемориального Фарфоровского кладбища. Городской штаб в защиту больницы 31 расширяет свою сферу деятельности, вовлекая новые инициативные группы.

Новым стало также участие представителей жилищного самоуправления (ТСЖ и ЖСК), а также работников городского зоопарка, у которых развивается трудовой спор с директором.

Более однородным на этот раз был политический состав участников. Отсутствовала как внесистемная либеральная оппозиция (Курносова и Ко), так и националисты, которые предпочли организовывать свой «социальный марш» под лозунгом «нет нелегальной миграции».

Кроме Левого фронта участие а акции приняли Российское социалистическое движение, КРИ, движение АВРОРА, Российская партия коммунистов, РКРП и другие.

Одной из ключевых тем митинга  стала защита «узников Болотной». Ранее, общественный Комитет 6 мая объявил 26.02- 3.03 неделей солидарных действий в защиту узников 6 мая, последним из которых на данный момент стал Сергей Удальцов

Выступивший представитель «Комитета 6 мая» призвал оказывать солидарную помощь узникам во всех доступных формах. Во время митинга шел сбор средств на помощь заключенным.

В митинге приняли участие два депутата Законодательного собрания.

Коммунист Ирина Комолова предложила включить в резолюцию требование о  приостановке действия 354-го постановления правительства РФ о взимании платы за общедомовые нужды на территории Санкт-Петербурга. Некоторые регионы уже пошли по этому пути.

Представитель фракции «Яблоко» Вишневский заявил что надо добиваться отказа от планов  переезда высших судов в Санкт-Петербург. Кроме того, что на это планируется выделить 65 млрд рублей, под нужды судей и обслуживающего их персонала уже изъяты так нужные горожанам объекты социальной сферы и этот процесс будет нарастать.

В целом, несмотря на сильный мороз, настроение собравшихся было бодрое. Люди много общались, фотографировали друг друга. Звучали предложения на тему дальнейшего сотрудничества между разными группами.

В итоге, организаторами было предложено суммировать прозвучавшие требования и направить их в органы власти.

Отдельно выделено требование, касающееся голодающих «ильюшинцев» — о немедленном создании согласительной комиссии чиновников, депутатов и жителей для удовлетворения требований голодающих.

ИА «ИКД»

Ссылки по теме:

Оппозиция готовит социальные марши [1]

Марш против подлецов [2]

«Марш свободы» в Москве и регионах [3]


Исходный адрес статьи
http://www.ikd.ru/node/18962

В Перми призывают упразднять вузы с дистанционной сдачей экзаменов

Депутат Заксобрания Пермского края Александр Телепнев призывает бороться с некачественным обучением. «В последнее время очень часто мы сталкиваемся с тем, что специалисты недостаточно квалифицированны, либо они просто отсутствуют. Конечно, хотелось бы, чтобы высококлассных специалистов готовили именно вузы самых высоких стандартов и именно государственно запатентованные. Ведь от этого напрямую будет зависеть дальнейшая наша судьба, потому что мы будет использовать результаты их профессиональной деятельности», — заявил он корреспонденту ИА REGNUM, комментируя заседание Совета ректоров Пермского края.

По его словам, чтобы бороться с псевдо-высшими учебными заведениями, надо сделать обращение к Министерству образования РФ, с целью проверки этих лицензий и выявлению тех вузов, которые не соответствуют регламентам, но надо это делать чутко и обоснованно. «Я за скорейшее упразднение и сокращение не высококачественных учебных заведений, тем более, где есть дистанционная сдача экзаменов, я не считаю это частью учебного процесса», — отметил Телепнев.

Напомним, что 27 февраля прошло расширенное заседание Совета ректоров Пермского края, на котором был поднят вопрос о деятельности на территории региона негосударственных высших учебных заведений. Как отметил руководитель подгруппы экспертов по направлению «Деятельность негосударственных вузов» Николай Захаров, в целом многие из частных вузов завоевали в крае безусловный авторитет и ведут образовательный процесс в соответствии со всеми нормами и требованиями. Однако наряду с «нормальными вузами» в Пермском крае действуют и, по большому счёту, псевдо-высшие учебные заведения, уточнил «Новый Компаньон».

Опубликовано 09:42 28.02.2013
Документ: http://www.regnum.ru/news/1630625.html

Вузы осенью ждет новый мониторинг

02.03.2013

ХАБАРОВСК, 2 мар — РИА Новости. Министерство образования РФ осенью этого года проведет новую аттестацию высших учебных заведений, причем добавятся еще два новых критерия — учет трудоустройства выпускников и специфика вуза, заявил министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов в интервью программе «Вести в субботу» на телеканале «Россия 1″.

В ноябре 2012 года межведомственная комиссия под председательством главы Минобрнауки РФ по итогам мониторинга вузовской сети признала неэффективными и нуждающимися в реорганизации 30 университетов и 262 филиала, которые должны быть объединены с более успешными вузами. Всего в мониторинге приняли участие 541 государственный вуз и 994 филиала.

«Мы обязательно осенью 2013 года проведем новый мониторинг вузов и филиалов, государственных и негосударственных, по скорректированным критериям, с учетом тех замечаний, которые мы получили. В частности, появятся критерии: трудоустройство выпускников и учет специфики вузов — принадлежность к сфере деятельности: культура, транспорт, медицина», — сказал Ливанов.

Он отметил, что аттестация пройдет в сентябре-октябре 2013 года и по ее результатам будут приняты определенные решения.

Министр сообщил, что в тех вузах, которые были признаны неэффективными, проводятся оптимизации и реорганизации, цель которых — улучшить качество работы и подготовки студентов, в некоторых меняют руководство.

Российские вузы, эффективность которых поставлена под сомнение

«В 2013 году сфокусируем усилия на филиальной сети. Мы уделим внимание сокращению филиальной сети и улучшению качества обучения там», — сказал он.

Также министр высказался о проблеме школьного курса истории, который, по его мнению, должны составлять ученые-историки, а не политики.

«Если собрать 20 лучших историков России, у них будут разные взгляды на исторические события и 20 учебников. Но если они смогут договориться и создать общий текст, под которым каждый подпишется, этот учебник будет вызывать доверие основной части общества. Это будет линейка учебников, объединенная единой логикой, рассчитанная на школьников разных возрастов. Заниматься этим вопросом будет рабочая группа, мы ее составим из ведущих российских ученых-историков, авторов востребованных учебников по истории, и представителей общественности. Важно, чтобы был услышан голос историков, а не политиков», — сказал он.

Что касается курса школьной литературы, то Ливанов подтвердил, что резких изменений в программе не будет, но новые произведения в программу будут включаться, так как появляются новые авторы.

РИА Новости http://ria.ru/society/20130302/925486864.html#ixzz2MOQbRFef

Кимы в стиле Зощенко Мыслящий диагност. Такая фигура в сегодняшнем профессиональном сообществе редкость

Здравствуйте, уважаемые коллеги! Читаю вашу газету регулярно уже много лет, а вот написать решился впервые. Работаю в школе больше тридцати лет, 15 из них как директор, ко всякому, если честно, привык и ничему не удивляюсь. Каких мы только отчетов не писали — пожарным, санэпидемстанции, в налоговую, особого совершенства достигли, когда появился ЕГЭ. Я вообще-то гуманитарий, истфак оканчивал, а тут научился в уме высчитывать средний балл по математике и русскому без калькуляторов. В начале учебного года слушал выступление министра Ливанова. Он обещал снизить количество отчетов и бумаг. Надо сказать, поверил я ему, думаю, может, даже на уроки время останется, книги почитаю, самосовершенствованием займусь. А тут на днях приходит новая бумажка. Да еще с каким названием — «КИМы для неперсонифицированной оценки личностных результатов учащихся». Стал читать и… хотите верьте, хотите нет — рассмеялся. Нашим российским чиновникам в писатели-фантасты податься бы всем скопом или юморески писать, но только литературный труд не особо денежный. Это не то что КИМы неперсонифицированные составлять.
Собрал своих учителей, стал декламировать, особенно нам понравилось — «повесить на видных местах и никого не заставлять». Уже стали прикидывать мои педагоги, каков будет у нас процент уважения к Отечеству и сколько баллов мы наберем по гуманистической системе ценностей. Вот думаем, неужели нашу работу будут оценивать по таким вот абсурдным КИМам?
Надеемся на понимание и помощь.С уважением Владимир Петрович Малышев,
директор средней школы

КИМ 1 для неперсонифицированной оценки личностных результатов учащихся (диагностируется эффективность школьного образовательного пространства для формирования личностных результатов — стремление к здоровому образу жизни, готовность к самообразованию)
Задание для работников школы
Повесьте в школе на видных местах не менее 10 объявлений о проведении мастер-класса тренера по оздоравливающей методике физических тренировок. Время проведения мастер-класса — после уроков. Все желающие могут прийти на мастер-класс. Форма одежды произвольная. Продолжительность мастер-класса — 20 минут.
Необходимо обеспечить, чтобы классные руководители и учителя не обязывали детей прийти на это мероприятие и никак его не анонсировали специально — только информация на объявлениях (возможно разместить объявление и на сайте школы).
Необходимо определить долю детей, пришедших на мастер-класс.
Способ оценки
Уровень 1 (недостаточный). Если доля детей менее 10 процентов — в школе недостаточно организована среда для формирования данного личностного результата учащихся.
Уровень 2 (допустимый). Если доля детей от 10 до 50 процентов — в школе среда для формирования данного личностного результата сформирована на допустимом уровне.
Уровень 3 (эффективный). Если доля детей более 50 процентов — в школе создана эффективная среда для формирования данного личностного результата.
Бланк
Первичные данные
1. Количество детей 5-9-х классов в школе (число).
2. Количество учащихся, у которых проявлены ценностное отношение к собственному здоровью и готовность к самообразованию (количество пришедших на мероприятие) (число).

КИМ 3 для неперсонифицированной оценки личностных результатов учащихся (диагностируется эффективность школьного образовательного пространства для формирования личностного результата — готовность к участию в социально значимом труде, экологическое сознание, стремление к диалогу)
Задание для работников школы
Повесьте в школе на видных местах не менее 10 объявлений о собеседовании с кандидатами в волонтеры для участия в археологических раскопках (или ином подобном мероприятии). Время проведения собеседования — после уроков. Все желающие могут прийти на собеседование. Продолжительность собеседования — 10 минут.
Необходимо обеспечить, чтобы классные руководители и учителя не обязывали детей прийти на это мероприятие и никак его не анонсировали специально — только информация на объявлениях (возможно разместить объявление и на сайте школы).
Необходимо определить долю детей, пришедших на собеседование.
Способ оценки
Уровень 1 (недостаточный). Если доля детей менее 10 процентов — в школе недостаточно организована среда для формирования данного личностного результата учащихся.
Уровень 2 (допустимый). Если доля детей от 10 до 50 процентов — в школе среда для формирования данного личностного результата сформирована на допустимом уровне.
Уровень 3 (эффективный). Если доля детей более 50 процентов — в школе создана эффективная среда для формирования данного личностного результата.
Бланк
Первичные данные
1. Количество детей 5-9-х классов в школе (число).
2. Количество учащихся, у которых проявлена готовность к участию в социально значимом труде (экологическое сознание, стремление к диалогу) — количество пришедших на мероприятие (число).

КИМ 4 для неперсонифицированной оценки  личностных результатов учащихся (диагностируется эффективность школьного образовательного пространства для формирования личностного результата — уважение к Отечеству, гуманистическая система ценностей, освоение социальных норм и ролей, успешная коммуникация в общении со взрослыми, успешная коммуникация в общении с детьми)
Задание для работников школы
Повесьте в школе на видных местах не менее 10 объявлений о проведении социальной акции «Суд истории: наше наследие — наша гордость» (или ином подобном мероприятии). Суть акции — диалог с незнакомыми людьми относительно уважения к истории нашей страны. Время проведения акции — после уроков. Все желающие могут принять участие в акции. Продолжительность акции 1 час.
Необходимо обеспечить, чтобы классные руководители и учителя не обязывали детей прийти на это мероприятие и никак его не анонсировали специально — только информация на объявлениях (можно разместить объявление и на сайте школы).
Необходимо определить долю детей, пришедших на собеседование.
Способ оценки
Уровень 1 (недостаточный): если доля детей менее 10 процентов —  в школе недостаточно организована среда для формирования данного личностного результата учащихся.
Уровень 2 (допустимый): если доля детей от 10 до 50 процентов — в школе среда для формирования данного личностного результата сформирована на допустимом уровне.
Уровень 3 (эффективный): если доля детей более 50 процентов — в школе создана эффективная среда для формирования данного личностного результата.
Бланк
Первичные данные
1. Количество детей 5-9-х классов в школе (число).
2. Количество учащихся, у которых проявлены уважение к Отечеству, гуманистическая система ценностей, освоение социальных норм и ролей, успешная коммуникация в общении со взрослыми, успешная коммуникация в общении с детьми, — количество пришедших на мероприятие (число).

Комментарии

Галина ЦУКЕРМАН, ведущий научный сотрудник Психологического института РАО, профессор, доктор психологических наук:

— То, в каком виде сегодня предлагается оценивать личностные результаты, — позор для психологического сообщества. И когда об этих материалах говорят как о достижении, мне становится стыдно, что я принадлежу к этому сообществу. Я умоляю своих коллег, педагогов и всех, кому не безразличны последствия, — необходимо наложить мораторий на измерение личностных результатов! Трудно сказать, на какое время, — это должны решать профессионалы, а не чиновники.
Одной из основных причин, требующих принятия этого решения, является принципиальная неготовность общества к таким измерениям… Никакое движение в эту сторону пока делать нельзя. Оно принесет исключительный вред. И это притом что я еще оставляю в стороне вопрос о несовершенстве методов, которые есть на сегодняшний день. Для доведения таких тестов до международных стандартов требуется не то время и не те методы, которые задействуются у нас сегодня при их создании. Да, измерители делаются на основании хороших, добротных методов диагностики, но эти методы создавались совсем для других целей, они еще долго будут непригодны для массовой диагностики.
Общество не готово сегодня к правильному восприятию результатов измерения личностных характеристик детей. Даже если предполагается анонимная диагностика в школе, и мы вроде бы защищаем школьника, но в то же самое время мы ставим под удар учителя. Например, получены данные о том, что в 4-м «А» самооценка детей несколько ниже, чем в 4-м «Б». Из этого обыватели, которых сегодня 99,9% (если мы говорим о понимании предмета, метода и результата измерения самооценки), сделают вывод — это плохо, учитель виноват! Понятно, что профессионал по-другому интерпретирует эти результаты и не будет так категоричен в своих выводах. Нормально мыслящий диагност (редкая фигура в нашем профессиональном сообществе) хотя бы поинтересуется, а какие дети четыре года назад пришли в классы «А» и «Б». И еще спросит, есть ли запрос родителей на диагностику личности детей. В итоге от, казалось бы, невинного измерения самооценки четвероклассников пострадает в первую очередь учитель того самого 4-го «А», в котором средние показатели детской самооценки окажутся ниже «среднего по региону». На него обрушатся родители, администрация школы и т. д. В то время как на самом деле педагог, быть может, совершил подвиг…
К сожалению, то, как и для чего сегодня производятся КИМы для оценки так называемых личностных результатов начальной школы, укладывается в общую клиническую картину системной болезни нашего образования. И я предлагаю не усугублять эту болезнь излишне рискованными и неподготовленными действиями, не прогибаться под каждую букву новых стандартов и наложить мораторий на массовые измерения каких бы то ни было личностных характеристик детей.

Игорь ВАЛЬДМАН, заведующий лабораторией мониторинга в образовании Института развития образования РАО:

— Могу сказать, что мировая практика проведения любых мониторингов качества образования состоит в том, что самому проведению предшествует профессионально-общественное обсуждение оценочной процедуры (критерии и содержание оценки, спецификация теста, форматы представления данных и т. д.). Насколько мне известно, такого обсуждения не проводилось.
Мониторинг, о котором пишет в «УГ» директор школы, как мне известно, направлен на оценку качества основного общего образования, в нем должны принять участие ученики 4-х и 5-х классов. Спрашивается, зачем оценивать детей из начальной школы? Не лучше ли посмотреть на результаты обучения, например, в 8-х классах?
Кроме того, примерно в эти сроки (в марте-апреле) в ряде регионов РФ будет проходить заявленная ранее апробация инструментария оценки качества начального образования (исполнитель Институт содержания и методов обучения РАО). Участниками станут школьники 4-х классов. Такая ситуация будет путать регионы, их четвероклассники должны дважды оцениваться разными инструментами.
Очевидно, в этой ситуации не хватает федеральной координации. Возникает еще один вопрос: если в КИМах директорам предлагают развешивать в школах десятки объявлений, призывающих детей принять участие в той или иной акции, то что делать с теми ребятами, которые клюнули на эту удочку? Либо придется действительно проводить заявленные мероприятия (подобный сюрприз вряд ли обрадует хоть одного директора), либо надо будет признаться перед детьми, что их откровенно обманули, пригласив только для того, чтобы посмотреть, сколько человек отреагирует на приглашение. Но, похоже, авторов данного мониторинга это совсем не интересует.

Галина КОВАЛЕВА, руководитель отдела оценки качества образования Института содержания и методов обучения РАО, кандидат педагогических наук:

— Идея, заложенная в материалах, достаточно продуктивная и очень важная — оценить эффективность школьного образовательного пространства для формирования личностных результатов. В этих методиках не планируется оценивать результат деятельности школы, т. е. личностные качества школьника, а предполагается оценить условия, созданные для формирования личностных результатов. Но как связана данная идея с разработанными КИМами для неперсонифицированной оценки личностных результатов учащихся?
По классификации измерительных материалов данные КИМы не являются измерителями для оценки личностных результатов учащихся, они предназначены для сбора контекстной информации, а именно факторов, влияющих на уровень и качество сформированных личностных результатов. Причем факторов не прямых в статистическом смысле, а косвенных.
Ответим на другой вопрос: можно ли использовать разработанные КИМы для оценки эффективности школьного образовательного пространства для формирования личностных результатов?
Для ответа на этот вопрос необходимо четко представлять измеряемый конструкт и его шкалу измерения, оценить валидность и надежность измерителя, а также возможность интерпретации и использования результатов измерения.
В теории и практике педагогических измерений разработаны специальные методики оценки эффективности школ, в которые входит оценка эффективности образовательной среды. Они включают значительное число переменных для сбора данных и многомерные иерархические модели для анализа полученных результатов. Даже эти обозначенные позиции не дают нам основания для позитивного ответа на наш вопрос.
Зададим тогда последний вопрос: что же измеряют разработанные материалы на основе данных о количестве детей, пришедших или не пришедших на объявленное мероприятие, и как связаны полученные данные с личностными качествами детей, их стремлением к здоровому образу жизни, готовностью к самообразованию, уважением к Отечеству и т. д.?
Наверное, ответить на данные вопросы смогут авторы разработанных КИМов.

От редакции

Поначалу мы все дружно решили, что письмо нашего читателя — это какой-то розыгрыш. В следующий момент принялись вспоминать, кому из классиков-сатириков подобный сюжет пришелся бы по вкусу: Гоголю, Зощенко, а может, Довлатову? Да, пожалуй, Довлатов, чуявший глупость и абсурд за версту, как служебная овчарка взрывчатку, оценил бы эти пассажи по достоинству. Но наши учителя не сатирики. Им не до смеха. Им бы не задохнуться в неиссякающем потоке самых немыслимых, дурацких, противоречащих логике и здравому смыслу распоряжений и указов. Вот и этот педагогический перл, если велят исполнять — будут исполнять. Как до этого уже в течение нескольких лет повсеместно организовывали среди детей мониторинг воспитанности, проводили анкетирование, высчитывали проценты патриотизма, любви к семье, к труду, к знаниям. То, что ни к чему, кроме очередных фальсификаций и потемкинских деревень, новая диагностика «эффективности школьного образовательного пространства для формирования личностных результатов» не приведет, даже и говорить не стоит. Какой педагогический коллектив согласится выставить свою школу в неприглядном свете? Поэтому, где нужно, цифры подправят, если понадобится, позабыв о добровольности исследования, пригонят на «мастер-класс тренера по оздоравливающей методике физических тренировок» не то что всех детей с первого по одиннадцатый класс — всю соседнюю военную часть и ткачих с городской фабрики заодно. Вопрос только — кому все это нужно?

http://www.ug.ru/archive/49958#commentaries

В Петербурге родители начали сбор подписей против реформы образования

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 1 марта. Петербургские сторонники организации «Родительское всероссийское сопротивление» начали сбор подписей против реформы системы образования. Массовые пикеты в защиту семьи и детства прошли сегодня в трех точках Северной столицы.

К театру «Балтийский дом» сегодня пришли десять человек с небольшой трибуной и двумя стендами. Участники пикета рассказали корреспонденту «Росбалта», что одна из главных целей сегодняшней акции — распространение информации о создании родительского сопротивления. Для этого активисты принесли стопку номеров газеты петербургского отделения движения «Суть времени» и листовки.

Ведется сбор подписей против губительных нововведений в системе образования — например, исключения произведений русских классиков из списка школьной литературы.

Кроме того, продолжается инициированный «Сутью времени» сбор подписей против введения в стране ювенальных технологий, а также некоторых тезисов «закона Димы Яковлева», с которым пикетчики в целом согласны.

По словам активиста Максима Цуканова, их организация собрала уже более 200 тыс. подписей против ювенальной юстиции, которые были переданы в Госдуму.

Акции «Родительского сопротивления» начались параллельно на Большой Московской улице, а также у станций метро «Горьковская» и «Пионерская». По заверениям организаторов, аналогичные пикеты проходят сегодня в 60 регионах России.
Подробнее:http://www.rosbalt.ru/piter/2013/03/01/1100916.html

УГРОЗЫ НОВОГО ЗАКОНА «ОБ ОБРАЗОВАНИИ В РФ»

ДЛЯ ДЕТЕЙ И ИХ РОДИТЕЛЕЙ:

1.​ Делает недоступным дошкольное образование для малообеспеченных семей и семей со средним достатком, так как даёт муниципалитетам право установить ЛЮБУЮ плату за детсад; снимает с государства ответственность за обеспечение гарантий получения дошкольного образования (муниципалитету даётся право отказать родителю в предоставлении места в детсад, в случае его отсутствия); упраздняет все льготы для детей из малообеспеченных семей и семей, имеющих несколько детей (п.2 ст. 6 и ст. 65 закона нарушают ст. 1, 7, 18, 19, 21, 43 Конституции РФ).

2.​ Узаконивает необязательность получения общего среднего образования для детей (ст. 17 и 63 закона нарушают ст. 43 Конституции РФ).

3​. Закрепляет религиозное образование и воспитание в светской общеобразовательной школе (ст. 87 закона нарушает ст.13, 14, 19 Конституции РФ).

4.​ Устанавливает правовые основы для коммерциализации образования (п.п. 11, 12 ст.3, ст.101 нарушают ст.43 Конституции РФ).

5​. Переводит образовательные учреждения полностью на нормативно-подушевое финансирование. В итоге будут уничтожены малокомплектные школы, общеобразовательные школы будут недофинансироваться, их финансирование ляжет на плечи родителей (п. 12 ст.3, п.2. ст.99, ст.101 нарушают ст.43 Конституции РФ).

6​. Предоставляет право вести занятия в школе лицам, не имеющим педагогического образования (п.1 ст.46 нарушает право на получение качественного образования).

7​. Подменяет школьное обучение самообразованием и семейным образованием, полностью снимая ответственность с государства (даже контролирующие функции) за образовательный процесс (п.2. ст.63 закона нарушает п.2. ст. 43 Конституции РФ)

8.​ Узаконивает эксперименты над детьми без их письменного согласия и согласия родителей (законных представителей), внедряемые Правительством РФ (п.2. ст.20 нарушает ст.21 Конституции РФ).

9​. Узаконивает ЕГЭ как единственную форму сдачи выпускных экзаменов при отсутствии универсальности содержания федеральных государственных образовательных стандартов (ст. 59 нарушает п. 1 ст.7 Конституции РФ).

10​. Лишает родителей и обучающихся права голоса при принятии чиновниками решений, касающихся реорганизации и ликвидации образовательного учреждения, в котором получает образование обучающийся, в том числе, сельских школ (ст.6, ст.8, п. 12 ст. 22 нарушают п.1 ст.32 Конституции РФ).

11.​ Лишает детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (законных представителей), полного государственного обеспечения обучения и содержания в образовательных учреждениях.

ДЛЯ СТУДЕНТОВ:

1. Отбирает у детей-сирот льготы на поступление в вузы (новый закон нарушает п.1. ст. 7, п.1 ст.39, п.1. ст.39, п.2. ст.55 Конституции РФ).

2. Уничтожает государственные гарантии на получение бесплатного высшего образования для людей старше 30 лет (п. 2 ст. 100 противоречит п. 3 ст. 43 Конституции РФ).

3. Ухудшает экономическое положение обучающихся, вводя 100%-ную оплату проживания в студенческом общежитии, вместо 5%-ной оплаты (закон нарушает п.2 ст.55 Конституции РФ).

4. Лишает студентов-сирот полного государственного обеспечения обучения и содержания в образовательном учреждении.

5. Вносит неясность в установление размера стипендий (не соотносит её с прожиточным минимумом в регионе) (пп. 9 и 10 ст. 36 нарушают п.2 ст.55 Конституции РФ).

6. Лишает обучающихся права на бесплатное посещение государственных и муниципальных музеев (закон нарушает п.2 ст.55 Конституции РФ).

7. Лишает студентов, совмещающих работу с учёбой, права на сокращённую рабочую неделю (закон нарушает п.2 ст.55 Конституции РФ, Ст. 173 Трудового кодекса РФ).

8. Лишает права участвовать в управлении образовательной организации, в том числе, права голоса при принятии решений, касающихся реорганизации и ликвидации образовательного учреждения, в котором получает образование студент (ст.6, ст.8, п. 12 ст. 22 нарушают п.1 ст.32 Конституции РФ).

9. Уничтожает светский характер образования (ст. 87 закона нарушает ст.13, 14, 19 Конституции РФ).

10.       Лишает студентов возможности получить качественное бесплатное высшее образование по ряду специальностей (учитель, педагог-психолог, инженер и др.) из-за принудительного перевода на бакалавриат, с научно необоснованным сокращением образовательных программ.  Хотя по этим специальностям программа полноценного обучения не может быть реализована в рамках бакалавриата  (закон нарушает п.3ст.43 Конституции РФ).

11. Лишает возможности получить бесплатное профессиональное образование по направлению государственной службы занятости, в случае потери возможности работать по профессии, специальности, в случае профессионального заболевания и (или) инвалидности (закон нарушает п.2 ст.55 Конституции РФ).

ДЛЯ ПЕДАГОГОВ:

1.​ Значительно ухудшает социально-экономическое положение работников образования. В ст.47 отсутствует упоминание о социально-экономических правах педагогических работников и гарантиях их реализации (продолжительности рабочего времени; нормативах нагрузки преподавателя и иные социальные гарантии), что уже сейчас привело к правительственному распоряжению №2620-р от 30 декабря 2012 г. «Дорожной карте», в которой к 2018 году запланировано увеличение «количества учащихся на одного преподавателя»: в детсадах – с 8,7 до 9,8, в школах – с 10,9 до 13, в вузах – с 9,4 до 12.

2. Педагогическая нагрузка будет определяться уставом или локальными актами учреждения (ст.47 нарушает п.2 ст.55 Конституции РФ и Трудовой кодекс РФ)

3. Нормативно-подушевая система оплаты труда (83-ФЗ), разрушающая структуру педагогической деятельности, приводящая к дисбалансу в оплате труда и снижению мотивации преподавателей.

4​. Лишает надбавок за ученую степень и ученое звание (п.11 ст.108).

5. Разрешает произвольное сокращение любой должности педагогических работников, без общественных слушаний и согласования с работниками образования (п.2 ст.46 нарушает п.1 ст.32 Конституции РФ).

6. Запрещает собственную и альтернативную научную точки зрения, называя их «недостоверными сведениями» (п.3 ст. 48 может очень широко толковаться, что создает условия для нарушения ст.13, п.1. и 4.ст. 29 Конституции РФ).

7​. Переводит преподавателей и руководителей детских садов, школ, техникумов и вузов на “эффективный” (срочный) контракт без их на то согласия («Дорожная карта»). В настоящее время практикуется увольнение директоров школ без объяснения причин.

8​. Лишает научно-педагогических работников национальных и федеральных университетов права на выборы руководителя организации, права голоса в создании, принятии и изменении устава образовательной организации; права на участие в управлении образовательной организацией, передавая все полномочия руководителю организации (ст. 10, ст.25 нарушают п.1 ст.32 Конституции РФ).

Инициативная группа педагогических работников и граждан, неравнодушных к судьбе российского образования

http://vk.com/obrazovanie_nashe_pravo

Петиция: http://democrator.ru/problem/10254

Мониторинг вузов — подстава для власти?

Выдержки из интервью академика РАН, директора Института социологии РАН Михаилом Горшкова «Российской газете.

Михаил Горшков:

Я более чем уверен, что различные формы провоцирования общественного недовольства в 2013 году будут использоваться и, возможно, весьма широко.

Снова Болотная, шествия, автозаки, скандалы и громкие заявления?

Михаил Горшков: Не только. В 2013 году власть может столкнуться с неприятными сюрпризами внутри самой властной вертикали. Начнутся «подставы» — скрытые и явные. Например, могут блокироваться в центре и на местах неудобные для столоначальников указы президента. Тихой сапой, аккуратно, но методично. Не исключены и по сути провокационные решения ряда региональных властей, которые способны взбудоражить определенные слои населения.

Например?

Михаил Горшков: Да взять хотя бы то, что теперь регионы сами начнут определять объемы социальной помощи бедным слоям населения. Понятно, что у субъектов Российской Федерации очень разные материальные возможности. Где-то, к примеру, установят «губернаторские надбавки» к пенсиям, а в других местах все останется на нищенском «базовом уровне». Это сильнейший раздражитель для нашего общества, которое вообще очень остро воспринимает любое неравенство в социальной сфере, а идею «справедливости» возводит во главу угла (мы это видим в ходе наших опросов уже не первый десяток лет). Кроме того, подобная диспропорция — прямое нарушение статьи Конституции РФ о равноправии граждан. С этими региональными надбавками мы рискуем наступить на мину! Конечно, к базовым государственным пособиям могут быть введены надбавки с поправкой на климат, средние доходы и пр., но в своей основе они должны иметь один и тот же стандарт. Ведь разница в развитии ряда регионов России по отдельным показателям доходит до десятков раз!

А как можно относиться к установлению различных размеров стипендий студентам младших и старших курсов, в расчете на то, что последние зачастую уже зарабатывают сами? Вот еще один детонатор для взрыва недовольства, причем в одной из самых «продвинутых» групп населения, с которой страна обоснованно связывает свои надежды на будущие реформы. Я не говорю уже о «черном списке» так называемых неэффективных вузов, где во многих случаях очень надуманно (или наоборот — с очень точным расчетом на чьи-то интересы) устанавливается, кого и с кем объединять. Кому, спрашивается, нужно включать в категорию недовольных студенчество?

И таких примеров масса. Оппозиция (которая на то и оппозиция, чтобы такие факты использовать в своих целях) — тут, строго говоря, ни при чем. Власть рискует создать себе проблемы собственными руками…

Михаил Горшков: В наступившем году властным структурам придется заново научиться говорить с людьми. На том языке, который привычен и понятен им, а не чиновникам. Власть как в центре, так и на местах должна будет определиться с собственными позициями и стремлениями и донести это до граждан в максимально понятной для них форме. 2013-й, как лакмусовая бумажка, проявит политико-мировоззренческие «стратегические линии» внутри российской власти. Речь в данном случае идет о принципиальном выборе модели дальнейшего экономического развития страны. А значит, о сторонниках и противниках смешанной экономики, сочетающей государственные и рыночные возможности, то есть модели государственного капитализма. Дискуссия во власти будет идти и о поддержке или противодействии максимальному снижению государственного участия в экономике и социальной сфере, то есть модели либерального капитализма. В данном случае или-или. Выбор необходим, середины нет. По сути это означает стратегическое противостояние внутри государственного аппарата, который «по определению» должен не дискуссии вести, а придерживаться единого подхода в управлении социально-экономическими процессами. Иначе он просто не сможет проводить на местах принятые сверху решения. Очень непростая ситуация.

Властным структурам в 2013 году нужно будет четче отработать механизмы обратной связи с общественным мнением. Они должны быть, как это отмечал Владимир Путин в своем Послании Федеральному Собранию, не локальными и временными, а постоянными — чтобы власти могли оперативно реагировать на изменения запросов населения.

Не случайно в этом документе (который для верховной власти в стране можно считать программным) содержалось прямое обращение к социальным ведомствам — до апреля этого года внести предложения по мониторингу оценок гражданами показателей качества образования и медицинских услуг. Очень интересно, как будут действовать представители социальных ведомств. Задача сложная, но выполнимая, однако результаты ее реализации не всегда будут приятны для руководителей этих ведомств. Уровень оказания социальных услуг различен в разных регионах России, и всплески недовольства граждан практически неизбежны.

Еще в 2011 году начал формироваться эффект «ножниц». Доходы у людей росли, а вот обстановку в стране они стали оценивать все хуже. Это означает, что социально-психологическая энергия общества истощается, людям уже не хочется «немного потерпеть, пока наступят лучшие времена». Силы и терпение на исходе. Сегодня маятник общественных умонастроений от отметки «плюс» качнулся в сторону нуля. Если власть подобную тенденцию не заметит и адекватно на нее не ответит, то этим обстоятельством могут воспользоваться оппозиционеры. Общество нуждается сейчас в свежих эмоциях и впечатлениях, смелых инициативах и идеях. И считает, что главное направление прогресса — к обеспечению социальной справедливости, равенства всех перед законом. Именно поэтому россияне так внимательно следят за ходом борьбы с коррупцией и остро на это реагируют: народ хочет видеть конкретные результаты, а не «заявления высокопоставленных чиновников». Если общество поймет, что на деле все окажется не так, как на словах, то доверие к власти придется восстанавливать не месяцами, а годами. Власти нужно доказать гражданам, что за благими намерениями следуют серьезные решения и действия. Только тогда в обществе сложится новый, благоприятный социально-психологический фон.

Мы 20 лет говорим о том, что в России существуют «зачатки» гражданского общества. А когда оно наконец станет полноценным и сможет влиять на власть?

Михаил Горшков: За двадцать лет реформ — как бы противоречиво они ни шли — серьезно изменилось само мышление общества. Я хотел бы отметить очень важную тенденцию. Из массовой идеологии вытеснились политические термины, и вместо них люди (и политики тоже) оперируют понятиями социально-значимого характера. Мы говорим не о «перестройке» или «гласности», а о справедливости, безопасности, здоровье нации и т.д. По большому счету это свидетельствует, что сейчас активно формируется массовая социальная идеология, в основе которой категории реальной повседневной жизни людей — благосостояние, равенство шансов и возможностей, защищенность и т.д. Более того, массовое сознание в принципиальных случаях стало перехватывать инициативу у так называемого экспертного сообщества. Например, основные слои населения уже не стремятся, как это было раньше, жестко противопоставлять понятия «демократия» и «порядок». Большинство населения выступает одновременно и за демократию, и за порядок, за синтез свободы и материального благополучия, сочетание преимуществ государственных начал в экономике и рыночного хозяйства. В этом я вижу признаки того, что массовое сознание начинает коренным образом обновляться. И народное мышление переходит от «альтернативного» к неальтернативному — то есть допускающему компромиссы и сочетание жизненных смыслов и целей разных групп населения во имя общего блага, возможность сотрудничества власти и оппозиции в ключевых вопросах, конструктивный подход к делу, а не «борьбу до победного». Очень бы мне хотелось в своем прогнозе не ошибиться…

Может ли что-то объединить народ, власть и оппозицию, чтобы не получилось, как в известной басне про лебедя, рака и щуку?

Михаил Горшков: Вполне вероятно. Сейчас и общество, и власть, и оппозиция должны быть заинтересованы в том, чтобы укрепить «подушку» экономической безопасности. Это крайне важно для того, чтобы с большей уверенностью перейти в 2014-15 гг., на которые многие эксперты прогнозируют новую волну финансово-экономического кризиса. В таком случае кому-то придется потуже затянуть пояса, кому-то выдвинуть перспективную, способную обернуться заметной отдачей идею, кому-то совершить управленческие «чудеса». А некоторым придется легитимным путем поделиться с обществом «жировыми запасами» через налог на богатство, введение прогрессивной шкалы налогообложения и пр. В данном случае оппозиции было бы не лишним публично поддержать подобные базовые государственные проекты. Живем-то мы в одной стране. Кроме того, сейчас две трети населения усматривают главное предназначение оппозиции не в том, чтобы она «боролась с режимом, пока его не переборет», а в умении с властью сотрудничать и добиваться результатов. В этом году более активно, чем раньше, будет стоять вопрос о том, как на главных направлениях развития страны объединить силы разной политической ориентации.

http://www.rg.ru/2013/02/27/gorshkov.html

Вавилов: профстандарт учителя в нынешнем виде — утопия

01.03.2013

Минобрнауки России опубликовало для широкого общественного обсуждения проект концепции и содержания профессионального стандарта педагога. Зачем нужен этот документ и что он реально изменит в школьной жизни, в интервью РИА Новости рассуждает старший научный сотрудник Центра правовых прикладных разработок Института образования НИУ ВШЭАлександр Вавилов.

— Александр Иванович, каково будет юридическое значение стандарта? Можно ли будет уволить учителя, если он не отвечает стандарту?

— Профессиональный стандарт педагога будет иметь силу нормативно-правового документа, обязательного к применению при решении вопросов кадровой работы образовательных учреждений. Он будет учитываться при разработке федеральных образовательных стандартов высшего образования педагогов и программ повышения их квалификации.

Уволить учителя за несоответствие профстандарту можно. Но сначала это несоответствие нужно установить. Сделать этого не могут ни управляющий совет школы, ни директор — только аттестационная комиссия. Если она установит, что учитель не соответствует стандарту, его можно уволить по пункту 3 статьи 81 Трудового кодекса России (несоответствие занимаемой должности). Однако работодатель должен предложить учителю другую работу, соответствующую его квалификации, если есть такие вакансии, и учесть мнение представителя первичной профсоюзной организации (профкома), если учитель в ней состоит.

Уволить учителя за несоответствие стандарту можно только в том случае, если школа обеспечила условия для его реализации. Так, если в принятом стандарте указано, что учитель должен пользоваться современными компьютерными технологиями, но в школе нет ни нужного программного обеспечения, ни компьютеров, то уволить учителя за «несоответствие» уже нельзя, если он не применяет эти технологии.

— Чем обусловлена необходимость принятия стандарта именно сейчас?

— Такая необходимость назрела очень давно. Не только в педагогике, но и в других сферах стандарты нужны для уточнения квалификационных характеристик, сейчас худо-бедно определенных единым квалификационным справочником должностей руководителей, специалистов и служащих (ЕКС). Эти характеристики настолько общи и декларативны, что непригодны для определения квалификации. В квалификационных характеристиках дается общее описание должностных обязанностей, затем в самом общем виде перечисляется, что должен знать работник, и после этого кратко формулируются размытые требования, сводящиеся к уровню образования. Лишь в редких случаях уточняется направление подготовки. Иногда указывается на необходимость иметь тот или иной стаж. Такой подход давно устарел. Он скопирован с документов советских времен, в частности, с постановлений Госкомтруда СССР.

Правовая необходимость в профстандартах обусловлена ролью права — механизма легитимации требований. Без правовых рамок работодателю трудно обосновать и «узаконить» в локальном документе требования к качеству работы специалиста.

— Было предложено два варианта профстандарта — проект, разработанный Федеральным институтом развития образования (ФИРО) еще в прошлом году, вызвавший недовольство Минобрнауки России, и проект группы во главе с директором Центра образования № 109 Евгением Ямбургом. Какие недостатки вы видите в предложенных ныне проектах?

— По меткому выражению вице-президента Российской академии образования Виктора Болотова, представленный на обсуждение стандарт Евгения Ямбурга напоминает ему утопию из «Города солнца» Томазо Кампанеллы. Требования профстандарта в нынешнем его виде просто не способен выполнить один учитель без целой команды специалистов-помощников. Это — главная сложность. Надо как-то разрешить этот вопрос: либо упростить требования, чтобы выполнение стандарта стало под силу одному учителю, либо наращивать вспомогательный персонал специалистов, которые будут помогать в решении тех вопросов обучения, воспитания и развития ребенка, в которых учитель не может быть компетентен по определению. Говоря упрощенно: не может же учитель, например, одновременно быть врачом, хотя обеспечение здоровья ребенка обозначено в проектах профстандартов как его компетенция.

А в целом проекты стандартов написаны хорошо, я бы сказал, с избытком положительности. Это понятно. Они написаны лучшими специалистами в образовании. Что-либо изменить в них трудно. Так что главная сложность все-таки состоит в том, как сделать профессиональный стандарт учителя реально выполнимым.

— Общественные слушания продлятся год. Как вы считаете, чего от них следует ждать?

— Я думаю, главная проблема решена не будет. Общественности понравятся формулировки проектов, и будет попросту одобрен один из вариантов. Я считаю, это, скорее всего, будет проект Евгения Ямбурга. Он все-таки понятнее описывает, каким должен быть учитель хотя бы в идеале.

Материал подготовила Екатерина Рылько (НИУ ВШЭ), специально для РИА Новости

РИА Новости http://ria.ru/society/20130301/925290734.html#ixzz2MIkCQzFr

Нормативное и правовое обеспечение, формирование и содержание общего образования

21.02.2013. Москва. Государственная Дума

Председательствует председатель Комитета по образованию А.Н. Дегтярев.

Смолин О.Н. Уважаемые коллеги!

На мой взгляд, проблема имеет три уровня: закон, стандарт, программа. Начнём с закона. Напомню молодым депутатам, что в законе 1992 года содержание, минимум содержания был включён прямо в тело образовательного стандарта. В 2007 году был принят другой закон, в котором содержание из стандарта исключено, и мы тогда предупреждали о тех последствиях, которые получили. Основных последствий два.

Первое. Общество, в том числе образовательное сообщество, не может повлиять на содержание образования. Это становится исключительной прерогативой исполнительной власти.

Второе, может быть, самое главное, о чём здесь уже говорила Татьяна Владимировна. Не нарушая закона, каждая школа может учить чему-нибудь и как-нибудь, потому что программа имеет примерный характер, и школа следовать ей не обязана. Перейдя с одной улицы на другую, мы можем оказаться в другой образовательной среде, и единственное, что скрепляет фактически образовательное пространство страны, как ни странно, это ЕГЭ, противником которого в современной форме я являюсь.

Поэтому наше предложение прежнее. Мы считаем, что требования к содержанию образования должны быть возвращены в государственный образовательный стандарт.

Второе. Сам стандарт. Мне уже приходилось в Думе цитировать заключение Российской академии образования, с которым я согласен на 100%. Оно, правда, относилось, к проекту стандартов для старшей школы, утверждённому Андреем Фурсенко. Смысл заключения предельно простой: можно получить аттестат зрелости (я добавляю от себя кое-что, не чистая цитата), не изучив ни физики, ни химии, ни биологии, добавляю, заменив их экологией; ни истории, добавляю, заменив Россией в мире; ни даже отдельного курса литературы. Стандарт это допускает. Я не считаю, что по этой линии непременно пойдут, но стандарт такое допускает. С моей точки зрения, это разрушение системы общего образования. Поэтому мы сделали две вещи, мы собрали на всякий случай необходимое число подписей для проведения процедуры парламентского расследования по этому поводу. Но поскольку время ещё есть, мы предлагаем ещё раз в министерстве, я говорил об этом министру образования и науки, организовать специальный «круглый стол» по поводу стандарта для старшей школы. Мне кажется, есть время для исправления ситуации.

Номер три. Образовательная программа. Повторю, у нас сейчас реально не осталось документа, нормативно определяющего содержание образования. В стандарте содержания образования нет, программа имеем статус примерный, и следовать ей школа не обязана.

С моей точки зрения, нам нужно либо программе придать более жёсткий характер, либо в стандарт вернуть содержание образования.

Что касается программы Ланина. Коллеги, конечно, меня, как любого нормального человека, возмущает, когда моему ещё не выросшему до этого возраста внуку будут предлагать тексты, описывающие одно, другое и третье. Кстати, вы посмотрите, в Интернете выложены тексты анкет, которые предлагаются якобы для борьбы с курением, где ребёнка, извиняюсь, спрашивают где-то в среднем классе, имел ли он половой акт без презерватива. То есть любую идею можно извратить бог знает до чего. Но я хочу обратить ваше внимание, что программа Ланина – это не самый важный документ, который нужно обсуждать. Гораздо более интересно обсуждать 100 книг, которые рекомендованы сейчас каждому ребёнку. Гораздо интереснее обсуждать так называемый кодификатор, в рамках которого предлагаются у нас литературные произведения, которые потом могут попасть в программу ЕГЭ. Если мы (повторяю), возвращаем содержание в стандарт, образовательное сообщество получает прямую возможность повлиять на содержание образования. Если мы ни программу, ни стандарт не наделяем нормативными функциями в отношении формирования содержания образования, мы будем возмущаться, конечно, безусловно, но такой узаконенной возможности повлиять на содержание образования у нас не будет. Вот, собственно, мои предложения.

Вернуть содержание образования в стандарт, провести «круглый стол» по стандарту, одобренному Андреем Фурсенко, и, конечно, когда дело дойдёт до появления примерной программы для старшей школы, которую предложит министерство, обсуждать её с образовательным сообществом. Кстати, кто, коллеги, до появления программы Ланина слышал фамилию Эппеля? Вот я не уверен, что многие здесь слышали.

И я точно не слышал, хотя кое-что читаю. Я думаю, что всё-таки в литературную, в программу школьную должна попадать устоявшаяся литература, а не вкусовщина. Кому-то понравился Эппель, кому-то ещё кто-то. Вообще давно происходит, уже несколько столетий, наверное, происходит дискуссия между сторонниками канона и модернизации содержания образования. Так вот я публично сейчас заявляю сторонникам канона. Что у нас произошло? Допустим, я, правда, в это не могу поверить, что у нас совсем не сократилось число часов по литературе. Допустим, оно не сократилось. У нас увеличилось количество писателей, которых мы изучаем. Значит часть писателей переехала из старшей школы в основную. Даже «Войну и мир» предлагают изучать в рамках основной школы. Даже «100 лет одиночества» Габриэля Гарсиа Маркеса, которую я, конечно, читал, предлагают перенести в основную школу. Коллеги, кто читал Гарсиа Маркеса, прекрасно знают, что магический реализм даже взрослому человеку… Критики спорят о том, что зашифровано в этом самом романе Маркеса. А детям в девятом классе, им понять это совершенно невозможно.

Поэтому я считаю, что если нам приходится выбирать, часов не хватает, я предпочитаю, чтобы мой внук больше читал Пушкина. Вырастет, захочет, прочитает. Не захочет, не прочитает. Или Пелевина, или даже Людмилу Улицкую, которую я лично люблю, но я считаю, что не за счёт Пушкина. Понимаете? Я считаю, что нужно исходить из того, что, прежде всего, детям нужно дать классическое образование, а современную литературу (жизнь кончается не завтра) смогут – прочтут. Если у вас есть дополнительные часы, то надо тщательно отобрать или дать большой список современной литературы на выбор учителю и большинство учителей, я вас уверяю, Эппеля не выберут. Вот суть моих предложений.

Полный текст стенограммы (файл PDF, 324 Кб).

http://www.smolin.ru/duma/committee/2013-02-21.htm

Стандарты снова отправят на экспертизу

Ирина Ивойлова

В Минобрнауки будет создан Совет по федеральным государственным стандартам.

Совет займется рассмотрением проектов стандартов и предложений к ним, которые будут сделаны. Об этом говорится насайте Минобрнауки, где опубликован проект постановления правительства о новом порядке рассмотрения федеральных стандартов. За Минобрнауки закрепляется обязанность обеспечить разработку проектов стандартов и внесение в них изменений. Для этой работы министерство должно привлекать учебно-методические объединения, которые работают в системе образования, образовательные организации, в том числе — вузы, научные организации и  работодателей.

Если к стандарту есть замечания, то инициативные группы имеют право на безвозмездной основе разработать и предложить свои замечания в Совет по федеральным стандартам, который их рассмотрит.

Не менее чем за два месяца до рассмотрения стандартов на Совете, все материалы, в том числе — сами проекты и замечания к ним будут размещены на сайте Минобрнауки. Для всех проектов будет обязательной независимая экспертиза. Например, для школьных стандартов ее проводят общественные организации, действующие в системе общего образования, региональные министерства и департаменты образования.  Совет имеет право утвердить или отклонить проект стандартов, внести в них изменения или не согласиться с ними. Пока не ясно, кто именно войдет в Совет, положение о нем только разрабатывается.

Тема стандартов — одна из самых острых. Окончательный вариант стандартов для старшей школы, где предусматривается деление предметов на базовый и профильный уровень и возможность выбрать вместо химии, физики и биологии общий предмет «естествознание», до сих вызывает множество споров. Как и новые дисциплины «словесность» и «Россия в мире». Неясно, как совместить русский с литературой в одном учебнике, кто этот учебник напишет? Непонятно, что будет преподаваться в курсе «Россия в мире» и нет уверенности, что после курса «естествознание» у выпускников школ будут внятные представления о том мире, в котором мы живем. Причем, больше всего недовольства стандартами было со стороны учителей и общественных организаций. Первый вариант стандарта для старшей школы был написан небрежно, неграмотным русским языком и просто потряс педагогов своими идеями. Потом разработчики извинялись: «Вы нас не так поняли, мы не то хотели сказать…» После этого текст дорабатывался, но претензии к нему остались.

Новые правила по утверждению и доработке стандартов дадут надежду, что и в скандальном стандарте для старшей школы могут быть изменения. Если, конечно, того пожелает общественность, а Совет ее поддержит.

http://www.rg.ru/2013/02/28/min-site.html

Что почём нынче в школе? «Образовательные услуги» с нового учебного года станут платными

В утвержденных правительством «Правилах» говорится, что организации, осуществляющие образовательную деятельность за счет бюджетных ассигнований, вправе осуществлять ее за счёт средств физических или юридических лиц, если она «не предусмотрена установленным государственным или муниципальным заданием».

В решении правительства и в самих «Правилах» никаких стоимостных показателей не приводится – назначение цен, по всей видимости, будет теперь привилегией администрации учебного заведения. К тому же обращается внимание на то, что цены на образовательные услуги (с маленькой оговоркой) на месте стоять не будут: «Увеличение стоимости платных образовательных услуг после заключения договора не допускается, за исключением увеличения стоимости указанных услуг с учетом уровня инфляции, предусмотренного основными характеристиками федерального бюджета на очередной финансовый год и плановый период».

Не стоит думать, что речь идет только о каких-то дополнительных программах обучения.

В «Правилах» черным по белому отмечено: учебное заведение оказывает «платные образовательные услуги по реализации основных и дополнительных образовательных программ (части образовательной программы)».То есть, платить придется практически за всё.

В договоре на оказание платных образовательных услуг указываются «вид, уровень и (или) направленность образовательной программы (часть образовательной программы определенных уровня, вида и (или) направленности)», «сроки освоения образовательной программы (продолжительность обучения)». И, как венец победы рыночных отношений в российском образовании, — «исполнитель обязан обеспечить заказчику оказание платных образовательных услуг в полном объеме в соответствии с образовательными программами (частью образовательной программы) и условиями договора.

Отныне учитель в России становится «оказывателем платных образовательных услуг», а родители вправе рассматривать школу как прачечную или химчистку, а не храм знаний, в котором их детей обучают и воспитывают люди с благородным званием «учитель».

Теперь, как к любому обслуживающему персоналу, родитель вправе обратиться к поставщику услуги: «Эй, девушка!». И – по-рыночному – будет прав.

Фактически, исходя из принципа рыночного фундаментализма и вытекающего из него рыночной концепции средней школы, система классической российской школы попросту уничтожена указанным решением Правительства РФ. А, по большому счёту, в России появился некий монстр, не имеющий аналогов в мире.

«В наше образование введена модель “комбината услуг”. Смешения в одном образовательном учреждении платных и бесплатных занятий нет ни в одной стране мира.

Это смешение чрезвычайно опасно, потому что естественным следующим шагом станет разделение родителей и учеников на тех, кто доплачивает школе, и тех, кто не доплачивает.

Мы переносим социальное расслоение в школу, вместо того чтобы преодолевать это расслоение через образование как социальный лифт», — считает Уполномоченный по правам ребенка в Москве Евгений Бунимович.

Избранный режим финансирования школ предполагает, что львиная доля средств идет на преподавание тех предметов, по которым школа отчитывается результатами ЕГЭ. К тому же учителя получают повышенную зарплату не за ставку, а за часы преподавания, работая на износ.

«Этот экономический механизм выдавливает из школы воспитательную работу», — уверен Бунимович.

Реформа образования месяц за месяцем все больше и больше открывает возможности для расширения его платности. Но сколько, кому и за что придется платить родителям, так и не ясно до конца.

Ясно главное – «рыночность» потянет за собой в школу соответствующие отношения и процессы, что, безусловно, повлияет на общий климат в российской школе.

И что интересно, от серьезного обсуждения этих кардинальных проблем, от выработки стратегии развития образования, а значит и будущего страны, напрочь отстранены Российская академия наук, Российская академия образования, Российский Союз ректоров, другие государственные и общественные учреждения, имеющие непосредственное отношение к системе образования в стране.

Вот и выходит, что судьба российской цивилизации сегодня зависит от желания, воли, решений нескольких лиц так любящих принимать решения, но бесконечно далеких от понимания проблем стратегии развития России.


Андрей Терентьев
27.02.2013 | 15:37
Специально для Столетия
http://www.stoletie.ru/obschestvo/chto_pochom_nynche_v_shkole_625.htm

Исполняется 20 лет с момента исключения астрономии из школьной программы

Игорь Олин 28.02.2013

В России выросло поколение, считающее, что Земля стоит на ките и трёх слонах.

В 2013 году исполняется 20 лет с момента исключения астрономии из школьной программы. За этот срок знания многих россиян о Вселенной стали укладываться в содержание астрологического прогноза. Говорящие звёзды сопровождают нашего гражданина с рождения и до гробовой доски. Он верит в магию, зомби, полтергейст, хиромантию, чёрных кошек, что, впрочем, совсем не мешает ему относить себя к православному миру. Да что там простой обыватель, если у нас даже некоторые авторитетные депутаты призывают запретить изучение теории Дарвина? В этакой обстановке значительная часть наших соотечественников считают несусветной глупостью утверждение, что Земля вращается вокруг Солнца. Коперник, Бруно, Галилей, Кеплер для них не более чем компания очередных черепашек-ниндзя.

Падение метеорита под Челябинском вызвало у данного поколения глубокое недоумение. Особенно востребованы оказались комментарии знаменитых астрологов. Так Павел Глоба узрел в чебаркульском явлении «кометное время» цивилизации и предрёк ей крутые перемены. В пику ему астролог Зараев отверг версию глобального перелома, но заметил, что «люди будут находиться в астральном тумане», грозящем различными катастрофическими процессами. А вот малоизвестный их коллега Антуан ограничился пускай местечковым, но радужным прогнозом: во-первых, «рождённые в момент падения метеорита — потенциальные гении», во-вторых, «взрыв метеорита обозначил местность, где возможен новаторский прорыв, какое-то грандиозное открытие, взлёт инженерной мысли». Деревенский прорицатель Сидор Попиган в свою очередь предсказал, что либо всё будет очень хорошо, либо всё будет уж совсем очень плохо.

Вкусив плод астрологической науки, россияне потянулись к духовным отцам. Настоятель челябинского Свято-Троицкого храма увидел в метеорите знак божий: «Вот так посетил нас Господь в день Своего Сретенья!». То ли он обознался, только епархия не заметила важного визитёра, наоборот, организовала проведение благодарственных молебнов в честь избавления от напасти. Сие неразрешимое противоречие нашло выход в предложении митрополита Феофана увековечить день падения небесного тела возведением Сретенского храма. Наверное, сейчас и не остаётся ничего более, как строить церкви в честь солнечных затмений, падения астероидов, орбитальных станций, спутников, ракет. В такой логике дело «Оборонэкспорта» или сочинских трамплинов, например, вполне можно закончить строительством соборов — в память о чёрных дырах, засосавших бюджетные миллиарды.

В России возник массовый спрос на обломки чебаркульского хондрита. Кто эти люди, готовые снять с себя последнюю рубаху, чтобы обладать камешком из тех 2-х тысяч тонн, что ежегодно падают на Землю? Возможно, часть из них как раз те, на кого снизошла благодать в виде взлёта инженерной мысли, и вскоре на кастинге «Минуты славы» будут представлены уникальные метеоритные конструкции. Однако большинство, думается, относится к законченным «православным» или светским уфологам, которые желают с помощью посланца небес установить астральный контакт со сверхъестественным разумом.

В 2009 — международный год астрономии — отечественные астрономы обратились к властям со словами: «Ликвидация астрономии в средней школе неминуемо создаёт благоприятную почву для повсеместного распространения лженаучных представлений о мире. Мы считаем, что необходимость всеобщего астрономического образования обусловлена важностью вклада астрономии в создание научной картины мира и формирование научного мировоззрения современных людей». А в сентябре прошлого года, когда 300 учёных разных стран написали петицию с требованием вернуть Плутону звание планеты Солнечной системы, в наш школьный учебный план в обязательном порядке были введены основы религиозных культур.

http://forum-msk.org/material/news/9806833.html

Комментарий А. Шевкина к пресс-релизу Социального Марша Регионов

Комментарий. Ну вот, господам «реформаторам» российского образования удалось довести до кипения котёл общественного негодования по поводупредательского уничтожения образования в России в угоду нашим зарубежным «благожелателям», заказчикам и авторам рекомендаций и стратегий уничтожения образования в России. Признаюсь, давно пишу на тему этого предательства и заданности процесса «реформирования», давно предлагаю отправить в отставку и провести расследование деятельности главного смотрящего за уничтожением образования, явно назначенным извне — Я.Кузьминова. Только массовый протест в рамках закона и мирно может так надавить на власть, что она сама исправит положение, отказавшись выполнять распоряжения своих внешних управляющих и смотрящих от них внутри страны. В противном случае власть рискует окончательно потерять остатки сомнительной легитимности, и народ найдет исключительно мирные способы сменить власть, разорвать путы колониального грабительского и разрушительного управления извне. Пора осознать, что мы колония США и их союзников, что мы переживаем разрушительные «реформы», которые должны, по замыслу их организаторов, ликвидировать Россию — сначала как социальное государство, а потом и как государство вообще. Самое забавное, что вся эта протестная работа может вестись под лозунгами национально-освободительного движения «За независимую Россию!», «За восстановление национального суверенитета России!», «За восстановление суверенитета над российским образованием!».
Кто из наших противников, из господ «реформаторов» против этих лозунгов? Может быть против них наша Генеральная прокуратура?, наше МВД?, наши суды? наша Дума? наш Президент? — Пусть саморазоблачатся!

При широком размахе протестного движения они, чтобы минимизировать собственные потери, будут вынуждены перехватить наши лозунги и включиться в процесс спасения России от полного развала.

Рекомендуем изучить текст Игоря Ильинского «Эти странные российские реформы…»
http://www.isoa.ru/docs/vestnik_2012-349.pdf (с. 13-20).

http://www.shevkin.ru/?action=ShowTheNewsArchive

Минфин предлагает учить финансовой грамотности с первого класса

27 февраля 2013

По информации «Известий», в 2013 году в российских школах появится новый предмет — финансовая грамотность. Изучать его будут школьники всех возрастов, с 1-го по 11-й класс. Пилотный проект запускается по инициативе Минфина в пяти регионах (в частности, в Калининграде и Волгограде). Об этом «Известиям» рассказала Анна Зеленцова, координатор проектной группы по повышению финансовой грамотности при Минфине. К 2018 году новый предмет может быть включен в общеобразовательную программу, отметил источник в ЦБ.

Грамотно объяснят, как не хранить деньги под матрасом

Вопрос о повышении финансовой грамотности населения поднимается не меньше 10 лет, но до масштабных проектов дело дошло только сейчас. В 2006 году президент Владимир Путин поручил правительству, ЦБ и Ассоциации российских банков разработать план действий по повышению уровня финансовой грамотности (ПФГ). Минфин вложил в программу $88 млн, $25 млн выделил взаймы Всемирный банк (кредит выдан на 14 лет). По оценкам банка, успешная реализация проекта ПФГ обеспечит финансовой системе России около 14,5 млрд рублей в год за счет повышения склонности граждан к накоплению денег на банковских счетах. Еще 1–3 млрд рублей может оказаться на счетах в банках благодаря тому, что население вытащит свои наличные из-под матрасов.

Как сообщила «Известиям» Зеленцова, программа ПФГ ориентирована на школьников, студентов, а также на людей с низким и средним уровнем доходов и получателей потребительских кредитов. По словам собеседницы «Известий», будут созданы новые специальные курсы для школьной программы.

По словам Зеленцовой, в 2013 году предмет «финансовая грамотность» появится в школах пяти регионов России, в частности Калининграда и Волгограда (сейчас идет отбор учебных заведений). В случае его успешной реализации новый предмет будет включен в общеобразовательную программу в 2018 году, сказал источник в ЦБ. Как пояснила Зеленцова, финансовую грамоту будут изучать школьники 1–11 классов.

«Финке» придется теснить физику и химию

Всего будет проведена апробация более 30 видов учебных пособий и курсов для школ, детских домов и учреждений начального и среднего профобразования, сказала собеседница. Занятия с младшими классами будут проходить в игровой форме, для старших классов предусмотрены дополнительные занятия, для студентов — мультимедийные курсы, семинары и тренинги по управлению личными финансами.

Одна из основных задач, которые предстоит решить в ходе реализации проекта, — устранение борьбы за часы, отмечает один из ведущих сотрудников Центробанка, при поддержке которого реализуют проект. Каждый преподаватель считает, что его предмет является самым важным. Поэтому физик просит больше часов под физику, химик — под химию и т.д. Финграмотность на начальном этапе будет предметом не обязательным, а дополнительным, поэтому речи о повышении нагрузки на школьников сейчас пока не идет. Однако если предмет будет включен в общеобразовательную программу, проблема вновь возникнет.

Еще одна задача — найти тьюторов, которые будут обучать учителей финграмотности, ведь учителя не обладают специальными финансовыми знаниями, отметили в Минфине.

В Министерстве образования «Известиям» сообщили, что в настоящее время «никаких изменений в стандартах нет». От дополнительных комментариев в ведомстве воздержались.

Опрошенные «Известиями» эксперты склоняются к тому, что в инициативе есть рациональное начало, но пока она не проработана до конца.

— Уровень финансовой грамотности населения остается крайне низким, — говорит аналитик ХКФ-банка Станислав Дужинский. — По данным опросов Национального агентства финансовых исследований (НАФИ), самым популярным среди банковских услуг остаются пластиковые карты для снятия зарплаты при помощи банкомата, а также оплата услуг ЖКХ и другие обязательные платежи. Современные кредитные, депозитные и платежные продукты следуют за ними со значительным отставанием. Услугами интернет-банкинга пользуется только 3% от опрошенных НАФИ респондентов, и это притом что уровень использования интернета в России — один из самых высоких в Европе.

Первые кандидаты — учителя обществознания

По мнению доцента кафедры теории и практики госуправления НИУ ВШЭ Павла Кудюкина, есть ряд проблем, которые могут возникнуть при реализации инициативы.

— Первая из них носит психологический характер. В старших классах учащиеся уже более или менее представляют свой будущий путь и к предмету «финансовая грамотность» могут относиться как к необязательной нагрузке, уделяя время только профильным дисциплинам, необходимым для поступления в вуз. То есть может возникнуть проблема с мотивацией, — рассуждает он.

Во-вторых, непонятно, как новый предмет будет вписан в образовательный стандарт, говорит Кудюкин. По всей видимости, предстоит длительная дискуссия с Министерством образования, в частности по поводу выделения дополнительных часов и вопроса их оплаты.

— Безусловно, дети в школе сегодня и так очень загружены, добавлять новых часов категорически нельзя, — говорит вице-президент банка «Стройкредит» Роман Морозов. — Однако уроки финансовой грамотности намного полезнее, чем ряд других предметов из действующей школьной программы. Взять хотя бы набивший оскомину многим родителям предмет под названием «Окружающий мир». Однозначно, в школьной программе много «бесполезных» часов, которые можно отдать в пользу финансовой грамотности.

Еще одна проблема — поиск тьюторов, считает Кудюкин.

— Школы не будут нанимать специальных преподавателей для обучения финграмотности. Скорее всего, эта роль будет отведена учителям обществознания. А их, в свою очередь, самих нужно предварительно обучить, так как они не являются специалистами в финансовых вопросах. Тьютор должен быть не только хорошо подкован в вопросах экономики, но и обладать качественными педагогическими навыками — чтобы научить, заинтересовывать учащихся финансовой информацией. Готовых тьюторов в России нет, а работники финансовой сферы могут запросить весьма высокую зарплату — от 100 тыс. до 300 тыс. рублей за месяц. Откуда эти деньги будут браться, также нерешенный вопрос, — говорит собеседник «Известий». — Сам Минфин, скорее всего, будет против включения в бюджет дополнительной статьи расходов на тьюторов.

В качестве преподавателей могут выступать практикующие финансисты, отметил Морозов, но у них должны быть стимулы, и это должны быть не разовые вылазки, «финансовые субботники», а системная и организованная работа. Эксперт добавил, что эти вопросы необходимо решить на федеральном уровне, иначе новые уроки превратятся в очередную профанацию.

Читайте далее: http://izvestia.ru/news/545658#ixzz2M7EwI6Ml

Мнение: Надо разделить экспертов ЕГЭ по уровню профессионализма

Федеральный институт педагогических измерений (ФИПИ) в экспериментальном порядке предложил регионам разделить экспертов предметных комиссий, оценивающих работы ЕГЭ, на разные категории в зависимости от их профессионализма. Как сообщает корреспондент ИА REGNUM сегодня, 26 февраля, об этом в ходе круглого стола в Санкт-Петербурге заявил директор ФИПИАндрей Ершов.

Андрей Ершов отметил, что уже более 40 регионов добровольно приняли «правила игры». «Делаем это для того, чтобы сложная работа не попала к эксперту из предметной комиссии, который работает первый год,- назвал одну из причин данной меры директор ФИПИ.- Человек должен пройти определенный профессиональный путь, чтобы, к примеру, оценивать апелляции».

«К каждой категории должны быть предъявлены определенные требования, мы эти критерии попробуем все вместе обсудить, — рассказал Андрей Ершов.- Но закрепятся они только тогда, когда войдут в нормативную базу — может, через год или два».

Андрей Ершов добавил, что пока ФИПИ ждет от регионов создания своего рода общественного договора: «Если мы будем делать что-то директивно — ничего не получится. Регионами накоплен колоссальный опыт в работе предметных комиссий, и игнорировать его невозможно». Как считает директор ФИПИ, любое нововведение должно быть введено только после консультации с регионами.

Одно из обсуждений инициативы ФИПИ пройдет в Санкт-Петербурге на семинаре для ведущих экспертов региональных предметных комиссий по физике, географии, информатике и информационным компьютерным технологиям (ИКТ). В семинаре примут участие представители 23 регионов.

Андрей Ершов рассказал, что на встрече также будут обсуждаться траектория развития по каждому предмету в целом: «Думаю, что это будут нелегкие споры».

Подобные семинары, но по уже другим предметам, пройдут в Казани и Краснодаре.

Опубликовано 17:22 26.02.2013
Документ: http://www.regnum.ru/news/1629912.html

Афанасьев: инженерам необходимо магистерское образование

Участие России в Болонском процессе отразилось и на инженерном образовании — многие технические вузы перешли от специалитета к бакалавриату и магистратуре. В Московском институте электроники и математики (МИЭМ), год назад вошедшем в состав Высшей школы экономики, в этом году планируется открыть сразу шесть магистерских программ. Зачем инженеру диплом магистра, в интервью РИА Новости рассказал заведующий кафедрой кибернетики МИЭМ НИУ ВШЭ Валерий Афанасьев.

— Валерий Николаевич, в 2000-е годы, когда высшая школа в России переходила на болонскую модель «бакалавр + магистр», некоторые эксперты заявляли, что для инженеров она непригодна — нужно сохранять пятилетнюю программу специалитета. Оправдались ли эти опасения?

— Споры о целесообразности перехода на бакалавриат и магистратуру в инженерном образовании продолжаются до сих пор, причем не только в России. Год назад я был на Международном конгрессе по автоматическому управлению в Вене, и представители Венского технического университета активно критиковали новую систему подготовки инженеров.

Вот одна из проблем: бакалаврского образования недостаточно для того, чтобы человек мог работать инженером в высокотехнологичных отраслях. Нынешний бакалавр — это немного улучшенный техник, его уровень подготовки явно ниже, чем у специалиста. Поэтому бакалавры занимают рабочие места, которые раньше занимали выпускники техникумов. И до сих пор нет единого мнения, на чем делать акцент в их подготовке: давать в большей степени специальные, продуктивные навыки, чтобы они могли полноценно работать, или же фундаментальное образование. Одновременно и то, и другое сделать за 4 года невозможно.

Когда я обозначил эту проблему на совещании с руководством ВШЭ после слияния наших университетов, ректор Ярослав Кузьминов сказал: «Вы за 6 лет сможете подготовить хорошего специалиста? Вот и готовьте». То есть, чтобы стать инженером, нужно окончить еще и магистратуру — итого 6 лет учебы. Разрабатывая магистерские программы, многие наши преподаватели актуализировали курсы, которые раньше читали специалистам, с учетом разработок в науке и технике последних пяти лет — это, конечно, плюс.

- Считается, что магистратура — это подготовка научно-педагогических кадров. Означает ли это, что выпускники будут ориентированы на работу в науке и преподавание?

- Необязательно. Хотя магистр — это ученая степень, а магистерская диссертация — научная работа, было бы странно требовать от студентов фундаментальных открытий. Гораздо важнее изучить проблематику, с которой выпускник будет сталкиваться на производстве. Например, магистерская программа «Системы управления и обработки информации в инженерии», руководителем которой я являюсь, посвящена изучению значительного пласта задач, связанных с моделированием систем управления подвижными объектами, современных навигационных систем, систем управления и обработки информации.

Сегодня есть отрасли промышленности, где инженеры зарабатывают очень неплохо, — это радио-, авиационная, оборонная и электронная сферы. Производство постепенно возрождается, на выпускников есть стабильный спрос, от них требуют знания высокого уровня — за 6 лет их можно получить.

- Но ведь вовсе необязательно, что эти 6 лет человек проведет в одном вузе. В магистратуру могут поступать выпускники бакалавриатов самых разных технических вузов?

- Да, мы убеждены, что «обновление крови» очень полезно. Переход в новый университет для студента — это Клондайк, ребята стараются максимально использовать новые возможности и, таким образом, способствуют повышению активности и у «аборигенов» университета.

Другой вопрос, что для успешной учебы в нашей магистратуре желательна хорошая бакалаврская подготовка — такого уровня, как в МГУ, МГТУ имени Баумана, МФТИ, МИФИ. Особенно важны знания математики — в МИЭМ они были на очень высоком уровне и в советские годы.

В МИЭМ пока нет собственных выпускников-бакалавров по ряду направлений магистратуры, а возможности после слияния с ВШЭ мы можем предоставить более широкие. Выделяется по 15-25 бюджетных мест на каждую магистерскую программу, появились общежития. Так что в этом году мы ожидаем большое количество новых магистрантов из других университетов — тогда будут очевидны результаты такого «взаимного обмена».

- Можно ли утверждать, что за последние 20 лет российское инженерное образование сильно отстало от западного?

- Российское инженерное образование не хуже, а в своих фундаментальных аспектах даже лучше зарубежного. Другой вопрос, что многие отрасли промышленности за границей вкладывают деньги в высшее образование — дают стипендии, организуют целевое обучение магистров. В России же такие примеры пока единичны — компания IBS, Яндекс.

Нам нужно перенимать зарубежный опыт и развивать программы международного взаимодействия в академической среде, мы сейчас активно налаживаем связи и работаем в данном направлении — ведь, в конце концов, именно интеграция в европейское пространство высшего образования и была целью присоединения России к Болонскому процессу.

Подготовила Мария Глазырина (НИУ ВШЭ), специально для РИА Новости

РИА Новости http://ria.ru/society/20130227/924935645.html#ixzz2M79KSCoP

Власти Чувашии заверили, что 11 классов школ останутся бесплатными

ЧЕБОКСАРЫ, 27 фев — РИА Новости. Жителям Чувашии не стоит беспокоиться из-за внесения изменений в конституцию республики, в которых прописана гарантия бесплатного получения не 11, а девяти классов среднего образования, так как право на бесплатное обучение в девятом-одиннадцатом классах зафиксировано в законе об образовании РФ, сообщил журналистам глава Минобразования Чувашии Владимир Иванов.

Ранее депутаты Госсовета Чувашии во втором чтении приняли закон о внесении изменений в конституцию республики. Он принят для приведения в соответствие конституции Чувашии с Конституцией РФ. Закон гарантирует гражданам право на получение девяти классов бесплатного основного общего образования, тогда как ранее в конституции республики гарантировалось бесплатное получение полного среднего образования (11 классов обучения).

«Мы считаем, что нужно сегодня опираться на новый закон об образовании РФ, основные статьи которого вступают в силу с сентября этого года, часть статей вступает в силу с 2014 года. Здесь наши граждане не должны беспокоиться по поводу того, будет образование платным или не будет. Всё-таки закон об образовании гарантирует бесплатность образования всех уровней», — сказал Иванов.

Согласно закону, общее образование в России включает в себя три уровня: это начальное образование — первый-четвертый классы, основное общее образование — пятый-девятый классы и среднее полное — с девятого по 11 классы.

По словам Иванова, широкое обсуждение закона говорит о том, что приведение в соответствие конституции Чувашии с Конституцией РФ — «это вопрос щепетильный и важный для наших граждан».

Против принятия закона выступили все три оппозиционные фракции в Госсовете Чувашии — КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия», которые намеревались внести ряд поправок и попросили отложить второе чтение закона. Однако им было отказано в этом. В знак протеста депутаты от оппозиционных фракций покинули зал заседаний на время принятия закона. По их мнению, внесение изменений в конституцию Чувашии в будущем может привести к тому, что обучение в 10-11 классах станет платным.

Фракция «Единая Россия» в отсутствие депутатов от оппозиции единогласно поддержала данный закон, за его принятие проголосовали 30 депутатов. Всего в чувашском парламенте 45 депутатов.

РИА Новости http://ria.ru/society/20130227/924899972.html#ixzz2M77c6chW

«Студентов много, студенчества – нет»

Росбалт, 25/02/2013

«Учись, студент!» — завещал хулиган Федя главному герою в известном советском фильме «Операция Ы и другие приключения Шурика». И хотя в данном случае речь идет о некой житейской «мудрости» («кто не работает, тот ест»), в этой реплике сохраняется представление о студенте как человеке, которому предстоит узнать еще очень и очень многое. Между тем, российское студенчество за последние десятилетия претерпело ряд существенных изменений. О том, каких именно, и как это происходило, я решила расспросить преподавателя факультета свободных искусств и наук СПБГУ, а также – факультета истории искусств Европейского университета в Санкт-Петербурге, заведующего сектором истории и теории изобразительного искусства и архитектуры Российского института истории искусства Ивана Чечота.

— В университете я давно. Здесь учился на историческом факультете, куда поступил в 1971 году, здесь же начал преподавательскую карьеру (в 1976 году — прим. ред.). Конечно, за это время многое изменилось. Но что-то сохраняется. К примеру, возраст поступления студентов в высшую школу – 17-18 лет (вообще-то, для некоторых явно рановато). Не сильно колеблется и срок обучения в вузе — 4-6 лет (а не 7-8, которые давали бы более весомый результат). Не изменилось отношение к времени студенчества как к счастливому периоду, когда «все цветет», жизнь нравится и приносит удовольствие.

Мне не кажется, что в нашем обществе победило прагматическое отношение к образованию лишь как к средству, ведущему к конкретной цели (работа, деньги, социальное положение). Серьезное отношение в более идеалистическом смысле стало едва-едва заметно. Оно было в большей степени характерно для части студентов начала XX века.

Иногда советских студентов противопоставляют нынешним как якобы идеалистически мотивированных – прагматикам. Но, по моим наблюдениям, современные студенты – это, скорее, просто слабо мотивированные молодые люди.

— А такие качества, как прилежание, интерес к учебе?

— К сожалению, уровень прилежания неуклонно снижается. Само слово «прилежание» стало антикварным. Вместо «прилежных» теперь «активные», «мобильные». И связано это со снижающимся в последние годы уровнем требований. Отчасти это происходит из-за некой размытости представлений о том, что ныне нужно знать и уметь. Причем, мне кажется, что и сами преподаватели сегодня не имеют четкого ответа на этот вопрос.

Например, на факультете свободных искусств и наук, где я работаю, непонятно, готовим ли мы вообще студентов к профессиональной деятельности, и к какой — в частности. Ведь идеология либерального образования говорит, что мы готовим студентов к разнообразной, меняющейся жизни, и что поэтому, прежде всего, они должны быть гибкими. Но тогда непонятно, что студенты должны знать и уметь, кроме обладания способностью ориентироваться-приспосабливаться, кроме владения средствами добывания поверхностной информации.

Интерес же к учебе всегда зависит от личности. В старые времена была такая тема – «Учиться!». Сегодня она тоже есть, но на деле часто означает «приспосабливаться» и демонстрировать лояльность. Ну да, всегда находилась альтернатива – жениться. Кроме личной жизни, в прошлом мало что еще отвлекало. Политической жизни не было, за границу не ездили. Так что довольно многие были вынуждены учиться. Сейчас гораздо больше отвлекающих факторов, и труднее сосредоточиться на учебе.

Когда я учился, на моем «идеологическом факультете» некоторые студенты готовились к партийной карьере, но их было немного, примерно одна пятая-шестая часть. А остальные подобных целей не имели. В моей группе не смеялись, когда кто-то говорил, что нужно стать образованным человеком, или что на свете нет ничего интереснее учебы. Никто не делал ужимку: «А зачем?», что, по-моему, бывает сегодня, когда все чаще возникает вопрос о цели: «А зачем быть образованным и знающим человеком?». Это ведь не гарантия того, что тебя возьмут на работу, что ты будешь счастливым. Раньше целевая установка не была для студентов такой отчетливой.

— Но, может, студенты стали внутренне свободнее?

— Если говорить о внутренней свободе, то я всегда думал, что она либо есть, либо ее нет, это также зависит от личности. Жесткого гнета в те времена, когда я учился, уже не было. Мне кажется, студенты и в прошлом были достаточно свободны, могли многое между собой обсуждать и смотреть на вещи критически — если у них, конечно, хватало для этого ума и внутренней свободы.

Чем отличаются современные студенты в этом плане? Они стали свободнее от вопросов о будущем, о том, кто они и к чему готовятся. «Работать? Где-нибудь буду, не в этой, так в другой сфере, не в России, так за границей, не пропаду…» Наверное, мысли о настоящем призвании их посещают и, быть может, мучают, но они этого не показывают.

В 70-е годы в значительной степени можно было быть свободным от идеологий. Сегодня же, как мне кажется, студенты делятся на «скорее правых» и «скорее левых», на «радикальных» и «либеральных», на «модных» или «антимодных». Четкой трендовой, идеологической закрепленности, которая навязывается молодым людям сейчас, раньше не наблюдалось: «Ты это слушаешь или не слушаешь?», «Я это никогда не смотрю!», «А у тебя где страничка — неужели там же, где у мамы?». Такого не было, и в этом смысле было больше свободы. Не приходилось думать, соответствуешь ли ты той или иной моде или интеллектуальной позиции. Все соответствовали какому-то расплывчатому понятию «советский студент», а далее делились на «общественников», карьеристов-конъюнктурщиков и на тех, кого теперь называют «ботаниками». Характерно, что слово «конъюнктурщик» ушло в тень, но многие понимают, что успеха в сегодняшнем смысле без приспособленчества не бывает. Но кто сказал, что все дело в «успехе», а не в том, чтобы прожить жизнь честно, порядочно, человеком добрым и со вкусом (в разных смыслах последнего)?..

— А перестроечное поколение, постперестроечное, нулевых, нынешнее — они как-нибудь отличались друг от друга?

— У меня ощущение, что больших событий в области истории студенчества в течение долгого времени не было. Мы проходили немалое количество сюжетов, связанных со студенческим движением XIX — начала XX века: бунты, демонстрации, кружки. Ничего такого не было ни в моей юности, ни потом. Нет и сейчас. Мое наблюдение такое: нет особенной, именно студенческой жизни — есть жизнь молодежная. Мне кажется, что нынешние студенты имеют самосознание «молодежь», точнее даже «молодые люди», так как «молодежь» звучит все-таки по-советски. Студенты осознают, что они именно молодые, не старые, не вчерашние, не позавчерашние, а нынешние и будущие.

Но я сомневаюсь, что где-то имеется какое-то студенческое самосознание, которое объединяет ребят из разных вузов, и понимание о том, что они обладают какими-то правами, целями и вместе являются силой. Если это и намечается в социальных сетях, так ведь это снова где-то, а не в университетских коридорах. Сегодня, несмотря на весь тренд «юнисекс», размыто и представление о единстве студенток и студентов: они лишь формально принадлежат к единому студенчеству, и время учебы они переживают по-разному, и о будущем тоже думают по-разному.

— Вы сказали, что сейчас нет никаких студенческих движений. На ваш взгляд, почему? Ведь проблемы, которые волнуют, в том числе и молодых, в обществе есть…

— Думаю, это связано с размытостью мотивации — зачем вообще быть студентом. Нет единства и сверхзадачи. Как я понимаю, в XIX или в начале XX века была мотивация, связанная с некоторыми идеалами: служить родине, культуре, науке, Просвещению. Особенно это касалось университета. В университет шел тот, кто собирался в дальнейшем что-то исследовать либо преподавать. Советская мотивация наследовала эти идеи. Она рисовала роль студента, который готовился занять важные позиции. Не в бизнес-смысле, а в культурном плане. Сегодня же огромное разнообразие мотиваций — «я учусь для того, чтобы родители отстали», «я учусь, потому что все учатся», «я учусь, чтобы хорошо устроиться» и т.д.

Слабость мотивации связана также с омассовлением студенчества. У нас все становятся студентами. Я считаю, что студентов слишком много, что их должно быть меньше, что наряду с вузами должны существовать престижные средние специальные, профессиональные школы. Если студентов станет меньше, их консолидация возрастет, их место в обществе станет определеннее. Отсутствие единства и мотивации лишает студенчество общественной роли. Какой силой оно является? Просвещения, наук? Нет! У нас это сила какой-то бытовой и семейной повседневности: Коля студент, и Машенька будет… Студент — это возраст, а не выбор, за редкими радостными исключениями.

— Получается, что, кроме отсутствия единой мотивации и наличия «веера целей», а также снижения уровня прилежания, современное поколение студентов больше ничем не отличается?

— Нет, оно, конечно, еще отличается более высокой информированностью и гораздо более высоким уровнем первоначальных знаний. Многие из современных студентов закончили прекрасные средние школы, каких раньше не было. Я бы даже сказал, что среднее образование сегодня выше по уровню, интереснее, чем раньше. У многих студентов действительно прекрасное среднее образование, они знают тот или иной иностранный язык, бывает, и два. Они уже несколько раз побывали за границей. И, конечно, у них есть всякие технические средства, которых раньше не было: учись — не хочу!

С одной стороны, это очень хорошо. Но всякая палка о двух концах. Если я знаю английский язык, не дурак, и у меня мобильный компьютер-телефон-камера, то я уже очень хорошо могу идти по жизни — при условии установки на общение, которое сегодня как категория является царицей культуры. Правда, как показывает опыт, общение и учение — вещи хотя и связанные, но в глубине своей разные.

Недостатком доступности информации и установки на общение как среду учения является то, что сегодня очень мало студентов, которые способны добывать знания и умения вне общения и вне электронных сетей. Сегодняшние студенты, к примеру, бывают удивлены, когда я не выдаю им распечатки. Говоришь студенту, что он должен бы сходить в библиотеку. И тут начинаются трудности. Образование требует принесения в жертву времени и общения, а «в читальном зале душно», там сидят пожилые неинтересные люди. Нет спору, Интернет – отличная штука, но думаю, что он — только ориентировочное средство, подспорье в работе с книгой и другими чувственно осязаемыми средствами образования. Прочитанное и увиденное на экране слабо запоминается вследствие своих сенсорных особенностей. Полная передача функции памяти машинам означала бы оскопление разума, лишение его индивидуальности, субъектности, и тем самым — конец образования как культурной формы.

— А если говорить конкретно об искусствоведении, меняются ли как-то студенческие интересы?

— Опять же, эти изменения отражают перемены в культурных акцентах. Ну да, раньше меньше (зато интенсивнее, с риском) интересовались «авангардом», превратившимся теперь как тема в модную вещицу. Встречаются «подсевшие на советское» — для многих это тренд, гранты, международные конференции; но есть и искренние, с интересом к жизни и искусству родителей, дедов. В общем-то все, о чем у нас говорится в СМИ, отражается в тематике наших студентов-искусствоведов: главный художник — Фрида Кало, главная теоретическая проблема – кураторство, архитекторы – те, что получают прицкеровскую премию или право на строительство особняков в новой России. Но есть и «православные», и заглядывающие на Восток, особенно по прочтении книги Саида «Ориентализм». Первые где-то стесняются, где-то чувствуют себя на коне. Это зависит от учебного заведения. Низок интерес к классическим периодам и темам истории искусства, за исключением импрессионистов, которые по-прежнему любимы массовой студенткой второго курса. Студенты делятся сегодня на тех, кто читает умные книжки (обычно они написаны философами, филологами, психологами) и пытается применить их к темам искусства, и на тех, кто, как это было всегда, учится на искусствоведении, потому что это красиво.

20 лет я преподавал для студентов, которые собирались стать историками искусства. Последние же 20 лет я работаю с ребятами, большая часть которых вовсе не готовится стать искусствоведами, т.е. занимаюсь общим просветительством и эстетическим воспитанием. Практически в каждом вузе есть кафедра искусствоведения или нечто подобное, однако профессионалов в этой области становится все меньше и меньше — так же, как и желающих что бы то ни было серьезно исследовать. Молодые люди не хотят работать в музеях. Ни девушки, ни юноши. Причем, не из-за низкой зарплаты, а потому что в музеях сложилась определенная традиция, отчасти являющаяся продолжением советской: для молодых людей она нечто муторное, сонное, скучное.

В то же время, я не замечаю, чтобы какие-то молодые люди хотели писать об искусстве. Не в смысле обслуживания СМИ, а писать в журнал, писать книжку, брошюру, которые могли бы продаваться и покупаться любителями искусства. Зато есть значительное количество людей, которые рвутся в сферу так называемого современного искусства, имея довольно смутное представление о нем и о том, кем они в этой сфере могут быть.

Есть также категория молодых людей, в основном — девушек, которые воображают, что, если не в России, то на Западе уж точно при везении можно стать «галеристкой», как они это называют. Множество студентов желают оказаться при фондах и фестивалях, то есть работать в менеджменте культуры. Но активных среди них тоже очень мало. Я вижу тревожную ситуацию, особенно в нашем городе, который славится как «культурная столица». Старшему поколению некому будет передавать свои посты! Я не вижу достаточно ярких 20-26-28-летних молодых людей, которые хотели бы продолжать линию «искусствоведения». Может быть от того, что оно в кризисе или просто сходит со сцены по объективным причинам? Очень может быть…

Мой лучший ученик с факультета, любящий и знающий многое в искусстве, отправился в США изучать Петроградскую коммуну Северной области. Радостно сознавать, что мне и коллегам удалось передать ему пафос исследования. Но это исключение. Одно за десять лет!

Искусство находится в упадке — как новейшее, так и традиционное, как отечественное, так и западное. Нет новых идей, а силы служить старым идеалам иссякли, будь это даже недавние идеалы авангарда и революции 1960-х годов. Сегодня искусство — это сфера обслуживания масс и элит. Одним оно нужно для престижного развлечения, другим — для демонстрации силы и чтобы было, о чем интеллектуально потрепаться. Никаких возвышенных целей познания, постижения, жизнетворчества общество перед искусством не ставит. Отсюда понижение престижности всей этой сферы и уход наиболее активных сил в другие области.

— А что все-таки делать выпускникам-искусствоведам? Куда им можно устроиться после окончания университета и с какими трудностями они могут столкнуться?

— Вообще-то, они могут устроиться, куда захотят. Можно и в Эрмитаж, и в Русский музей, и в Государственный центр современного искусства. Можно пойти в аспирантуру, стать доцентом и профессором истории искусства в СПбГУ. Только никто не хочет!..

Наш факультет, например, тем и замечателен, что в качестве преподавателей здесь собраны люди в некотором роде ключевые. Нужно просто однажды сказать своему преподавателю: «Я стала вашей ученицей и теперь буду ею всегда. Я хочу идти профессиональным путем». Многие профессора готовы помочь и мечтают об учениках, о будущих коллегах…

— Такое впечатление, что вам сегодня менее интересно работать, чем 20 лет назад. Так ли это?

— Это ложное впечатление. Вообще-то работать просто с людьми, а не с будущими профессионалами, более интересно и по-человечески гораздо более ответственно.

Беседовала Светлана Абросимова, студентка СПбГУ

Онегина не поняли Какие учебники нужны школе

Ирина Ивойлова


Почему хороший учитель обходится без учебника? Как в школу попадают плохие книги? В чем причины бурных споров и скандалов вокруг учебной литературы, даже имеющей гриф минобрнауки «допущен»?

Чаще всего родители и учителя недовольны учебниками по гуманитарным дисциплинам и книгами для начальной школы. Директор Историко-архивного института РГГУ и председатель комиссии по разработке КИМов по истории Александр Безбородов считает, что в учебниках для школы вместо истории часто дается историография, которая уместна лишь для вузовских книг.

— В учебниках для школы, особенно в 5, 6, 7-х классах не должны отражаться дискуссии и разные взгляды на исторические факты. В этом возрасте ребенку достаточно дать ядро знаний. А в учебниках, бывает, на одной странице одно, а на другой — «вот еще один взгляд…» — рассказывает Безбородов.

Ученый допускает, что в школе могут остаться, к примеру, два учебника истории, но оба они будут объединены единым подходом. Внимание: сейчас для школ рекомендовано 109 (!) учебников истории, еще 6 книг допущены к изучению. В среднем получается 3-4 книги на каждую параллель классов.

— Это не так уж и много, — говорит директор школы 1741 и руководитель Московского регионального отделения Ассоциации учителей истории и обществознания Павел Панкин. — Главное, чтобы не было вранья.

Сам Павел Павлович на уроках пользуется двумя учебниками. По его мнению, учебники истории не так уж плохи, а вот принципы преподавания в школе никуда не годятся. Почему?

Если раньше преподавание дисциплин было линейным, и с 1-го по 11-й класс трудность предметов повышалась, то сейчас все важные темы ученики должны пройти до 9-го класса. В 10-м и 11-м начинается, по сути, повторение уже пройденного. Этот метод называется концентрическим. В начале 2000-х годов его предложило минобрнауки, и почти все школы на него перешли. Вот и получается, что сложный и противоречивый XX век большинство школьников проходят в 15 лет, а не в 17 как раньше.

Любая дисциплина сейчас в целом должна быть пройдена до 9-го класса. И в учебники для средних классов должен быть втиснут максимум информации. Отсюда — перегруженность фактами, цифрами, сжатое и сумбурное изложение материала.

Еще один школьный предмет, учебники по которому далеки от совершенства — литература. Наталья Казакова, преподаватель гимназии N40 Калининграда в 10-м и 11-м классах учебниками по литературе не пользуется.

— Они слишком сложные с филологической точки зрения. Вместо утомительного рассказа о творчестве писателей и поэтов ученикам нужна хрестоматия, чтобы они с этим творчеством могли познакомиться, — уверена педагог. — Современным детям даже в 9-м классе сложно понять «Героя нашего времени» или «Евгения Онегина». А «Война и мир» в 10-м классе — это вообще непостижимо! Это можно изучать только эпизодически».

Об учебниках по русскому языку М. Разумовской Казакова отзывается так: «Приспособились!» Но до сих пор удивляется, что сложные правила, которые надо обязательно учить, помечены там значком «возьмите на заметку». В следующем году гимназия хочет отказаться от этих учебников и взять другие.

Известный московский учитель Сергей Волков считает, что программу по литературе давно пора разгружать. С ним согласна и Наталия Солженицына, которая в одном из интервью «РГ» рассказала, что, по ее мнению, список обязательной литературы в школе больше увеличить нельзя и, возможно, даже настал момент, когда стоит взглянуть на него критически. «Но это дело методистов», — уточнила Солженицына.

Знаете, о чем обычно разговаривают родители первоклашек и второклашек, которые занимаются по системе Занкова? О том, как подготовиться к уроку по «Окружающему миру», где даются основы географии, истории, астрономии и физики. К примеру, в учебнике «Окружающий мир» Дмитриевой и Казакова для 2-го класса предлагается заучить определение космоса и рассказать, какой климат был бы на нашей планете, если бы ось Земли была расположена не под наклоном, а под прямым углом. Или вот еще задание: «Объясните, почему воздушный шар при нагревании взлетает в воздух?»

Учителя признаются: «Да, учебники сложные, детям трудно. Но такие программы!» Кто, спрашивается, их пишет? Обязательные и безусловные требования выдвигаются школе только в виде стандартов: скажем, все должны освоить к окончанию начальной школы умножение, деление и историю древнего мира, а к окончанию старшей школы — уметь извлекать квадратный корень и знать, что такое безличные предложения.

Как именно и когда это делать — по идее должны решать школа и учитель. Именно учитель пишет программу, по которой будет заниматься. И совсем не обязательно, что программа будет полностью совпадать с текстом учебника. Но все дело в том, что собственные программы есть далеко не у всех педагогов.

Личный опыт

Венера Заббарова, преподаватель английского языка, гимназия 11, Королев, Московская область:

— Я написала учебник по английскому языку для средних классов. Издавать книгу пришлось за свой счет. В областном минобре провели экспертизу, дали рекомендательное письмо, предложив ездить по школам с выступлениями и рассказывать о своем учебнике. Я отказалась. Я же в школе каждый день! В итоге удалось продать 700 экземпляров тем учителям, которые знают о моей методике. А еще 1300 пока лежат. Основной упор в книге сделан на грамматику, так как детям не хватает объяснений, которые дает обычный учебник. Языковые учебники вообще быстро устаревают, их надо постоянно переписывать или обновлять. Сейчас некоторые авторы учебников пытаются их обновить, подавая материал с помощью выдуманных персонажей, например, хоббитов. По-моему, не самый удачный способ.

Кстати

На специальном портале ученики, родители и учителя могут высказатьо них свое мнение. Пока что там 2427 анкет и оценено 558 учебников. Чаще всего обсуждают учебники по математике и английскому языку. Но анкеты составлены так, что не дают возможности прямо сказать: такой-то учебник плохой и заниматься по нему не интересно.

Мнение родителей и учителей на форумах

Учительница английского языка, Барабинск, Новосибирская область:

— В 4-м классе есть тема «Степени сравнения прилагательных». В русском языке это изучается в 6-м классе. Ко мне пришла возмущенная мама: почему я даю такие трудные темы?

Карина:

— Мой сын учится во втором классе по программе «Школа России». Возьмем «Окружающий мир». Все темы дети знают еще с детского сада. Ну, разве это нормально во втором классе изучать, какие животные дикие, а какие — домашние?

Яната:

— Учебник по истории в программе «Школа 2100″ отвратительный. И вот результат: когда детей в нашем классе попросили составить рейтинг предметов (от самых любимых до самых нелюбимых), история оказалась на последнем месте.

Опубликовано в РГ (Федеральный выпуск) N6017 от 26 февраля 2013 г.

http://www.rg.ru/2013/02/26/uchebnik.html

Минобрнауки объяснило студентам как быть, когда университет закрывают

25 февраля 2013

НАТАЛЬЯ ГУРОВА

Министерство образования и науки подготовило документ, который определяет условия перевода студентов из одного учебного заведения в другое. В том случае, если вуз лишился аккредитации, был реорганизован или закрыт. Это первый документ, который вносит ясность в процесс слияния вузов, а также объясняет студентам и сотрудником учебных заведений процедуру перевода.

Согласно документу, перевести студента в другой вуз можно только с его письменного согласия, но в пятидневный срок с того момента, когда был издан акт о реорганизации или закрытии учебного заведения. В документе говорится о том, что студент переводится «на ту же специальность с сохранением формы обучения, курса, основы (платное или бесплатное), а также стоимости обучения». По желанию студент может перевестись на другую специальность.

Выбирает учебное заведение для перевода сам вуз, который закрывают. Он запрашивает выбранный из реестр университет, о том, можно ли перевести туда студентов. «Вуз-реципиент» должен в течение десяти дней сообщить, согласен ли он их принять или нет.

Если студент не хочет переводиться в предлагаемый деканатом вуз, то должен сообщить о своем решении в письменной форме. При этом учебное заведение не несет ответственности за его перевод в дальнейшем.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Руководитель российского студенческого союза Артем Хромов

- В связи с реорганизацией и ликвидацией учебных заведений должна существовать процедура перевода обучающихся в новообразованный вуз и министерство предлагает два варианта. Один из них, чтобы учащиеся в случае реорганизации был переведен в филиал или головное учебное заведение или в другое образовательное учреждение. Мне кажется, что несколько неправильно обозначены сроки, в которые учащийся должен быть уведомлен после принятия решения. На это отводится пять дней. Нынешняя проблема в том, что чиновники не нашли возможности донести информацию до обучающихся. Они узнавали, что закончат другой вуз из средств массовой информации или в столовой своего alma mater. Необходимо, чтобы процедура была обеспечена более эффективно.

Хочу отметить, что в конце прошлого года было реорганизовано 8 учебных заведений, в ближайшее время может произойти слияние и поглощение еще 21 вуза. В текущем году ожидается реорганизация или ликвидация еще 55,5% филиалов вузов. И этот процесс происходит очень быстро, поэтому мы предлагаем, чтобы не было конфликтов, связанных с неуведомлением студентов, чтобы их уведомляли заранее. Чтобы была подготовлена программа развития новообразованного учебного заведения, которую могли бы обсудить все представители сообщества. Там необходимо прописать вырастит ли стоимость обучения, будет ли сокращен профессорско-преподавательский состав. И сделать так, если вырастет плата, чтобы государство взяло на себя финансовое бремя. Также важно, чтобы были организованы курсы по предметам, которые студентам нужно сдать при переводе в новый вуз, иначе студент не успеет подготовиться и будет отчислен.

http://vmdaily.ru/news/minobrnauki-obyasnilo-studentam-kak-bit-kogda-universitet-zakrivayut1361779457.html

«ЭТО НЕСЕРЬЕЗНО!»

17 февраля 2013, 16:18 Андрей Филимонов

Вы, может, не поверите, но я все утро просидел над текстом «Профессионального стандарта педагога», который скачал с сайта «Эха». Увы! Впечатления самые плачевные. Одно из значений слова «стандарт» —  эталон, нечто шаблонное, трафаретное, не содержащее в себе ничего оригинального, творческого. В то время как предлагаемый к обсуждению Стандарт должен, по мнению авторов «Побуждать педагога к поиску нестандартных (подчеркнуто мной) решений.

Данный  документ постоянно  намекает на то, что «свобода лучше, чем несвобода». Пестня   звучит так:

- Труд педагога должен быть избавлен от мелочной регламентации, освобожден от тотального контроля.

· Преодолеть технократический подход в оценке труда педагога.

· Обеспечить координированный рост свободы и ответственности педагога за результаты своего труда.

Вызывает усиленное мозговращение этот «координированный рост  свободы»

Не хуже и припев, состоящий из таких сводящих скулы банальностей, как

- Содержание математического образования в старшей школе опирается на все математическое образование в начальной и основной школе.

— Различаются не только уровни квалификации педагогов, но и те условия, в которых они осуществляют свою профессиональную деятельность.

Речь, однако, идет о государственной школе, и уже, поэтому должно быть понятно, что государство никогда не позволит никаких таких выкрутасов со стороны ремесленников, то есть преподавателей.  Само слово «стандарт» буквально кричит об этом. Государство заказчик, и, естественно, что оно  контролирует выполнение своего заказа. Что, в общем-то, правильно. Это, во-первых.

Во-вторых. Оказывается, профессиональный стандарт педагога – рамочный документ, который  может быть дополнен региональным стандартом, а тот, в свою очередь внутренним стандартом образовательного учреждения, на основе которого НУЖНО БУДЕТ (выделено мной) разработать и принять локальные нормативные акты.

Закончив чтение я понял — это документ хорош для проверяющих, а вовсе не для тружеников указки и мела. Если чиновники от образования хотят, чтобы рядовой школьный учитель пользовался Стандартом, он должен помещаться на листочке формата А-4, иначе это будет ПСС В.И. Ленина в количестве 56 томов, которые, по моему, никто из коммунистов так и не осилил, а ведь каждое слово Владимира Ильича — это своеобразный стандарт.

В общем, пока читал, перед глазами стоял  незабвенный Евгений Моргунов в образе Бывалого и его сакраментальное: «Это несерьезно!»

http://www.echo.msk.ru/blog/plidurok/1013746-echo/

Минобрнауки раскрепостит учителя с помощью профессионального стандарта

16.02

Вчера вечером на сайте Министерства образования и науки России был размещен проект профессионального стандарта педагога. Он разработан рабочей группой Общественного совета при ведомстве во главе с известным педагогом, директором центра образования №109 г.Москвы Евгением Ямбургом. Как говорится в преамбуле, профстандарт «должен прийти на смену морально устаревшим документам,  до сих пор регламентировавшим его деятельность, призван, прежде всего, раскрепостить педагога, дать новый импульс его развитию». «Труд педагога должен быть избавлен от мелочной регламентации, освобожден от тотального контроля». Важно «обеспечить координированный рост свободы и ответственности педагога за результаты своего труда».

Введение стандарта после пилотной фазы предполагается с 1 сентября 2014 года. Ответственность за внедрение проект предполагает возложить на еще не созданную общественную ассоциацию «Профессиональный стандарт учителя – 2013».

Несмотря на то, что стандарт обращен к личности педагога, разработчики трактуют его как “инструмент реализации стратегии образования в меняющемся мире, повышения качества образования и выхода отечественного образования на международный уровень”. При этом документ нужен будет прежде всего при приеме на работу и при проведении аттестации.

“Готовность к переменам, мобильность, способность к  нестандартным трудовым действиям, ответственность и самостоятельность в  принятии решений  – все эти характеристики деятельности успешного профессионала в полной мере относятся и к педагогу”, — говорится во введении.

Итак, что должен педагог, прежде всего, в обучении? Во-первых, иметь высшее образование. Все, кто его не имеют, предполагает документ, должны пройти переподготовку. Во-вторых, “демонстрировать знание предмета и программы обучения”, в-третьих, “уметь планировать, проводить уроки, анализировать их эффективность (самоанализ урока)”.

В области воспитания педагогам необходимо — владеть формами и методами воспитательной работы, методами организации экскурсий, походов и  экспедиций, методами музейной педагогики. И еще 15 разнообразных задач.

В области развития первые три требования — готовность принять разных детей, вне зависимости от их  реальных учебных возможностей, особенностей в поведении, состояния  психического и физического здоровья; способность в ходе наблюдения выявлять разнообразные  проблемы детей, связанные с особенностями их развития; способность оказать адресную помощь ребенку своими педагогическими приемами.

Стандарт дополнен расширенным списком ИКТ-компетентностей и психолого-педагогическими требованиями к квалификации.

Помимо общих  в документе отдельно прописаны требования для педагогов начальной школы и дошкольного образования. «В силу особой значимости» в документе выделены приложением  и стандарты для учителя русского языка, а также математики и информатики. Впоследствии предполагается подготовить стандарты и для педагога-психолога, и дефектолога – специального педагога, и тьютора –педагога, осуществляющего поддержку и  индивидуальное сопровождение ребенка с ограниченными возможностями,  и менеджера образования и т.д.

Раздел “Методы оценки” утверждает, что “оценивая профессиональные качества педагога, необходимо  обеспечить обратную связь с потребителями его деятельности. В качестве таких потребителей выступают сами учащиеся и их родители. Отсюда следует, что оценка  деятельности учителя выходит за узкие ведомственные рамки и требует закрепления организационных форм и соответствующего им порядка проведения,  обеспечивающего общественное участие в этой процедуре”.

Проект стандарта предполагает, что оценка соответствия требованиям, предъявляемым к учителю, может быть проведена посредством внутреннего аудита, включающего анализ планов и отчетов, посещение проводимых им уроков, или в иной форме. Сбор данных для оценивания может быть осуществлен посредством результативного опроса, выслушивания, наблюдений и анализа документов, записей и данных.

Внутренние аудиторы образовательного учреждения должны назначаться из числа наиболее уважаемых  авторитетных учителей данного учреждения и быть обучены принципам, процедурам и методам проведения аудитов в соответствии с ГОСТом. Объем и частота проведения аудита в отношении конкретного учителя, говорится в проекте,  устанавливаются самой образовательной организацией, исходя из ее политики в области повышения качества образовательных услуг.

Предполагается, что опубликованный профессиональный стандарт будет выступать как рамочный и может дополняться как на региональном уровне, так и в каждом образовательном учреждении.

http://pedsovet.org/content/view/18259/249/#comment63519

Комментарии (69)   RSS-лента последних комментариев к этому материалу

Юрий Розенфарб
сегодня, 07:15:16#69

Документ сногсшибательный. Особенно мне понравился п. 3.10, касающийся внешнего аудита. Я понял, что можно создать группу представителей родительской общественности » представляющих
интересы потребителей», в которую войдут родители, недовольные оценками своих чад, которые проведут внешний аудит школы и конкретного учителя, вызвавшего недовольство своими требованиями, и….
А почему тогда учителя не могут провести внешний аудит, скажем мясокомбината, изделиями которого они недовольны? Или учить у нас может каждый, а в других сферах нужна компетентность?!!

Александр Яковлев
сегодня, 06:59:20#68

Я-то, наивный, полагал, что Общественные советы для другого созданы.

Вадим Монахов
18.02.13 22:48:32#67

На #35,#65: Любовь Николаевна, спасибо за ссылки. Особенно потрясла меня приведённая вами работа аспирантки из РГПУ

http://www.emissia.org/offline/2010/1395.htm

— этот анализ показывает, что нормальный человек с научным складом мышления, который серьёзно занимается проблемой, способен провести гораздо более качественный анализ, чем пресловутая «рабочая группа», состоящая из директоров, проректоров и профессоров.

И если чуть доработать документ этой девушки, получится очень хороший стандарт учителя — в отличие от разработанного под руководством Ямбурга.

Сдаётся мне, что Ямбургу просто дали уже готового уродца и поручили довести до товарного вида — а он не догадался (или,вероятнее, не позволили) выбросить уродца и начать с нуля.

Татьяна Феоктистова
18.02.13 21:27:50#66

В Великобритании у меня работает учителем родственница.
Образование Великобритании так же пережило большой кризис. Некогда там тоже проводились реформы, и при низких зарплатах требования учителям завысили так, что желающих британцев работать в школах не осталось.
Потом спохватились, зарплаты учителям повысили многократно (одни из самых высоких), но вот вернуть обратно в школу отечественный преподавательский состав, так и не удалось — слишком напряженная и ответственная работа.
Чтобы компенсировать сильное психологическое перенапряжение учителям каждые каникулы назначается отпуск. Каждый месяц один день они без объяснения причин имеют право не выходить на работу.
Для реализации покупки жилья учителям предоставляется льготный тариф.
В настоящий момент профессия учителя в Великобритании очень уважаемая, но все — равно непрестижная. Желающих работать в школах, особенно в социальных, нет, и учителями в школах Великобритании работают англоговорящие «гастарбайтеры».
Что в скором времени ждет и российское образование.

Любовь Туз
18.02.13 21:19:00#65

http://www.emissia.org/offline/2010/1395.htm это там.

А у нас: Раздел» Методы оценки утверждает, что оценивая профессиональные качества педагога, необходимо обеспечить обратную связь с потребителями его деятельности. В качестве таких потребителей выступают сами учащиеся и их родители. Отсюда следует, что оценка деятельности учителя выходит за узкие ведомственные рамки и требует закрепления организационных форм и соответствующего им порядка проведения, обеспечивающего общественное участие в этой процедуре.» Почитайте интернет, сколько уже закладных на учителя , а ведь надо выстраивать диалог и это гораздо важнее для всех участников образовательного процесса.

Сергей Игнатьевич Циренщиков
18.02.13 21:17:18#64

на 61-62!
Стандарт для учителей Великобритании и то, что «втюхивают» нам — две большие разницы.
Даже по объему!
5 страниц и 47!!!
Да какой !!! будет ЭТО, не просто читать, а исполнять!?

Сергей Игнатьевич Циренщиков
18.02.13 21:03:51#63

на 60
«Всем должны за одинаковую работу одинаково платить… »

Но, не в «нашем Гондурасе».
===

«еще и региональные стандарты примут с такими добавками…»

Абсолютно верно!
В каждом регионе есть свои «наполеончики». В нужный момент тявкнуть, куснуть, лизнуть — это у них на генетическом уровне.
===

О «ямбургах»…

Он, младше меня на 2 года. Я уже на пенсии и работаю. А кто на мое место пойдет? Желающих нет…
И у него возраст…
Пенсионеров на руководящих должностях ТЕРПЯТ!
До тех пор, пока они «в хоре»…

Ольга Столбовская
18.02.13 20:19:39#62

прошу прощения — сбой.
на 61. Продолжение.
Переработали иностранный образец так, как понимали текущий момент. Российские учителя — самые учителистые учителя в мире! Должны и обязаны соответствовать за бесплатно любой министерской фантазии и испытывать при этом энтузиазм, что такие люди, как в уважаемой министерством комиссии, для них такую великолепную бумажку, их вдобавок освобождающую, сочинили!
В Великобритании ни о чём такоим не думали, создавали рабочий инструмент.

Ольга Столбовская
18.02.13 20:12:34#61

Какое-то странное создаётся впечатление — вот собралась некая группа, которой поручили создать нечто вроде иностранного аналога профессионального стандарта деятельности учителя. У нас любять всё иностранное лямзить.
Любовь в # 35 любезно предоставила ссылку на такой документ в Великобритании. Да, планка там высока, но вполне достижима и четко очерчена. В пределах чего и кто может требовать с учителя. Я предполагаю, что потребовать что-то сверх этого невозможно.
Для учеников есть подобное — требования четкие и строго исполняемые, даже с помощью полиции.

У нас попытались их переработать — мы же впереди планеты всей

Наталья Ведерникова
18.02.13 20:07:03#60

на 57

Согласна! За такую зарплату и СТОЛЬКО требовать?! Вот где хорошо платят — пусть и вводят. Вот только зачем надо за хорошей зарплатой в Москву ехать? Всем должны за одинаковую работу одинаково платить…

Правильно Сергей Игнатьевич заметил — мы МУНИЦИПАЛЬНЫЕ — и странно требования ФЕДЕРАЛЬНЫЕ нам предъявлять. Хотя, если уж честно, по опыту работы в разныхх регионах (так уж сложилась жизнь) могу сказать — в каждом регионе СВОИ заморочки и извращения федеральных требований. Вот увидите — еще и региональные стандарты примут с такими добавками… как в аттестации — ведь во всех регионах по-разному!

А о Ямбурге я была лучшего мнения… Жаль…

Людмила Алексеева
18.02.13 19:30:30#59

………Да московские учителя не против ………….да кто их слушает. А московские зарплаты получают и приезжие из регионов, из стран СНГ, которых в Москве немало. Да и зарплаты разных школ очень разные. Особенно при НСОТ, который разрушает педагогический коллектив. Положение учителя в любом случае(конечно, если зарплата-мизерная, то надо бежать) как при КРЕПОСТНОМ ПРАВЕ.

Валерий Ганузин
18.02.13 18:54:40#58

На 56. «И еще — не в обиду москвичам — почему только они? Все остальные учителя России — ничто?»

Наталья! Как раз в обиду москвичам, т. к. учителей московских, как не странно, в этом списке нет. А могли бы вставить-тогда было бы не в обиду.

Вся Москва застряла в пробках
На» порше» сидит мажор…

Сергей Игнатьевич Циренщиков
18.02.13 18:53:05#57

Вот чего еще никак не пойму…
Мы, учителя, собственно НА КОГО работаем?

На государство?
Ой-ли!

Если на государство, то мы должны быть ГОСУДАРСТВЕННЫЕ СЛУЖАЩИЕ. С Уставом.

Но мы, вообще-то, даже не муниципальные!
Принимает нас на работу ДИРЕКТОР ШКОЛЫ.
Вот ОН, директор, муниципальный служащий. Со своей мэрией устанавливаемой зарплатой…

А мы?
Школа называется МБОУ. И мы в ней — наемные работники.
Муниципального Бюджетного Образовательного (пока Учреждения), а будем Организации. Т.е. МБОО.

При чем к нам все измышлизмы министерством прикормленных московских чиновников?

Кто нам деньги платит, тот и «нас танцует»!
А это местная власть — муниципалитет!

Т.е. нами минобразин командует опосредовано, через власть на местах…

И, я сегодня тему ветки обсуждал с коллегами, все уверены в том, что школу собираются «добить» окончательно.
Не выдержав многолетнего издевательства уйдут учителя помнящие еще советскую школу, а новые не придут.
Ну нет в МБОУ, по эту сторону МКАД, московских зарплат, за которые можно и соответствовать предлагаемому «Стандарту»! Просто нет!

Вот там хорошее «Приложение»…, про информатиков…
Многие молодые учителя, как только освоят то что там требуется, Я УВЕРЕН — УЙДУТ из школы на более спокойную и выгодную работу.

Наталья Ведерникова
18.02.13 17:53:43#56

Такой рабочей группе надо было стандарт администратора разрабатывать! Где же тут педагоги?!

Иеще — не в обиду москвичам — почему только они? Все остальные учителя России — ничто? Москва — это другое государство — вот вам и странности текста — в отрыве от реальности

Сергей Игнатьевич Циренщиков
18.02.13 15:59:52#55

Коллеги…
Порочна, по самой своей сути, практика создания «рабочих групп» для решения каких-либо насущных задач.
Поясню:
Задача решается не постоянным, созданным для ее решения коллективом, а некой «рабочей группой».
Эта «группа», на договорной основе, быстро сляпывает очередное убожество мысли и … растворяется.
Спорить — с кем?
Убеждать — кого?
Очень часто те, кто представляет «продукт», вообще «не в теме».

Нет ОТВЕТСТВЕННОСТИ!
А это порождает БЕЗНАКАЗАННОСТЬ.

И весь бардак — под флагом демократизации, гуманизации…

Константин Поляков
18.02.13 15:36:19#54

Как говорят за бугром: в России, чтобы не производили, получается автомат Калашникова. А про российских чиновников мы точно знаем: чтобы они не делали, как сказал №49, рождается «ублюдок», то есть неудобоваримое для населения по всем вопросам жизни и деятельности общества. Но зачем они этой гадостью насильно кормят наших детей и внуков? Пусть сами и расхлёбывают.

Вадим Монахов
18.02.13 15:11:14#53

Спасибо Станиславу за присланную в письме ссылку:
состав рабочей группы

http://минобрнауки.рф/документы/3071/файл/1735/12.02.15-Состав_РГ-Профстандарт.pdf

Привожу этот состав:
Ямбург Евгений Александрович
директор ГБОУ города Москвы Центра образования № 109
(председатель рабочей группы)

Булин-Соколова Елена Игоревна
директор ГБУ города Москвы «Центр информационных технологий и учебного оборудования», руководитель по созданию образовательного комплекса для детей «Сколково»

Бурлакова Ирина Анатольевна
заведующий кафедрой «Дошкольная педагогика и психология» ГБОУ ВПО «Московский городской психолого-педагогический университет»

Волошина Ирина Александровна
исполнительный директор Национального агентства развития квалификаций Общероссийского объединения работодателей «Российский союз промышленников и предпринимателей»

Гуружапов Виктор Александрович
заведующий кафедрой «Педагогическая психология» ГБОУ ВПО «Московский городской психолого-педагогический университет»

Забродин Юрий Михайлович
проректор ГБОУ ВПО «Московский городской психолого-педагогический университет», вице-президент Федерации психологов образования России

Мехед Анна Григорьевна
директор ГБОУ города Москвы лицея № 1581

Семёнов Алексей Львович
и.о. ректора ГАОУ ВПО города Москвы «Московский институт открытого образования»

Случ Михаил Ильич
директор ГБОУ города Москвы средней общеобразовательной школы № 1060

Солонников Сергей Владимирович
председатель технического комитета Росстандарта

Тарасюк Ольга Вениаминовна
учёный секретарь учебно-методического объединения по профессионально-педагогическому образованию ФГА ОУ ВПО «Российский государственный профессионально-педагогический университет»

Щипулина Лидия Ивановна
заместитель директора по учебно-воспитательной работе
ГБОУ города Москвы Центра образования № 109

ella
18.02.13 14:44:04#52

Коллеги! Внесла ссылку на обсуждение проекта на сайте Минобра в новость.

Евгения Неклюдова
18.02.13 14:34:00#51

О, да… новые проверки, аттестация, причем всех подряд вне зависимости от времени предыдущей аттестации, новый контроль внутри школы на соответствие новым стандартам… Какое хорошее раскрепощение!!! очередной стресс! Из учителей делают подопытных кроликов в очередной раз. Уже просто не знают, чем занять их, бедных… осталось очередные новые стандарты ввести! Правильно! И еще и церберов к ним прикрепить из собственных же школ. И кто сказал, что переаттестовывать будет самый уважаемый человек??? Им станет тот, кто ближе к власти, а не к людям! Как же они слепы там, «наверху». Никак не успокоятся, пока не добьют нашу систему образования окончательно. Последних добровольно работающих учителей загоняют в очередную клетку!!!!!!!!!!

Вадим Монахов
18.02.13 13:33:16#50

На #48: просьба воспроизвести удалённую ссылку, но разрывая её пробелами, чтобы не растягивала страницу.

Редакции: просьба не удалять такие ссылки, а вставлять посередине пробелы, чтобы не растягивали страницу.

Сергей Игнатьевич Циренщиков
18.02.13 12:54:05#49

На 48
Большое спасибо, Станислав!
Теперь многое встало на свои места…
Из всей этой «группы товарищей» только 2-3 человека можно, с натяжкой, отнести к учительству «из недр которого» и должен был родиться пресловутый «стандарт».
Фактически, собралась команда чиновников.
В нее «добавили» для представительства учителя (завуча).
И «родили»… ублюдка…

Станислав Корешков
18.02.13 11:22:53#48

На 43. На сайте министерства есть и документ и список группы товарищей.
http://минобрнауки.рф/ удалена ссылка. Длинные ссылки растягивают страницу!!!!

Ольга Морозова
18.02.13 05:09:40#47

Не знаю, может быть где -то «между строк» и можно найти «раскрепощение» учителей, но я этого в новых стандартах этого не обнаружила!

Наиль Рафиков
17.02.13 23:52:54#46

Да. Придется послушаться совета Ирины Хакамады — Внимательно и вдумчиво прочитать Макиавелли.
….»Следует заранее примириться с тем, что всякое решение сомнительно, ибо это в порядке вещей, что, избегнув одной неприятности, попадешь в другую.»…

Марина Прудникова
17.02.13 23:35:14#45

Буквально месяц назад сдала экзамен в университете по педагогике, психологии и методике. Пока всё помню. Умных слов вспомнила много. Но, прочитав стандарт, половину фраз не поняла. А, как говориться, дьявол прячется в деталях. Например фраза в ИКТ-компетенциях «Обеспечение расходными материалами». Что имеется в виду: учитель должен знать о расходных материалах и уметь их вовремя потребовать у администрации, или обеспечивать учебный процесс за свой счёт. И подобных формулировок полный стандарт.

Наталья Ведерникова
17.02.13 23:17:05#44

на 41
Ольга Ивановна, когда собеседник инкогнито — это наводит на мысли…

Сергей Игнатьевич Циренщиков
17.02.13 23:12:12#43

на 41
Не знаю как вам, коллеги, а мне так очень интересно было бы узнать авторов этого «стандарта».
Поименно.
А то «засвечен» один Ямбург…
Его что, «Козлом отпущения» назначили?
Чиновничью ахинею обычно пишут скопом… чтобы каждый ни за что не отвечал!

«Авторов в студию»!

Сергей Игнатьевич Циренщиков
17.02.13 23:07:48#42

на 39
» Учитель-предметник не должен быть специалистом широкого профиля, иначе какой из него специалист?»

Вот Вы, Светлана Петровна, ЭТО понимаете!
А вот проверяющие, члены всяческих комиссий, особенно аттестационных, считают, что самим приказом о их включении в комиссию, им придан некий статус всезнания и всеведения.
И возможность всех и вся как судить, так и осуждать.

Ольга Столбовская
17.02.13 21:48:03#41

на 40. Может, вы соавтор этого нехорошего проекта — профессионального стандарта? И специально, намеренно, решили до конца разрушить педагогические коллективы школ? Так сказать, получайте граблями по голове?

РНК
17.02.13 21:40:06#40

на 37
«Лучше уж граблями по башке!»

Что ж, лучше — так получайте.

Симон Cветлана Петровна
17.02.13 20:36:56#39

На 4.»…так ещё и одни учителя (уважаемые) — аудиторы, другие, так сказать, неуважаемые — проверяемые…»

Ольга Ивановна, Вы, как всегда, в самую точку! Кем, интересно, эти учителя уважаемые? Об остальном и говорить не хочется.

Даже утверждение, что педагог должен проводить психологическую диагностику, говорит о непродуманности документа. Педагогическую- да, а психологическую оставьте психологам. Учитель предметник не должен быть специалистом широкого профиля, иначе какой из него специалист?

Сергей Игнатьевич Циренщиков
17.02.13 18:48:51#38

P.S.
«…я стараюсь ВСЕГДА думать по-другому»

Но ведь это означает, что КАЖДАЯ Ваша последующая мысль отрицает предыдущую!?
Не знаю как Вы, но я диспансеризацию, с подобным утверждением. не прошел бы ни за что!

Сергей Игнатьевич Циренщиков
17.02.13 18:44:50#37

на 32
«…я стараюсь ВСЕГДА думать по-другому»

То есть и в ситуации «дважды два», Вы думаете что пять?
И в строю, лично Вы, будете идти «не в ногу»?
===
К сожалению, вы не одиноки…
И вместо того, чтобы действительно СОЗДАВАТЬ НА ОСНОВЕ …, топчутся на месте, заново «изобретая велосипед», таблицу логарифмов, стандартные алгоритмы, разрушают «мир до основания»…

Лучше уж граблями по башке!

РНК
17.02.13 18:32:51#36

На 34.
Ольга Ивановна, важно, чтобы с нами, учителями, этого не случалось.

Любовь Туз
17.02.13 18:32:48#35

http://ilekobr.ucoz.ru/ilpedsov/ukteach.pdf

стандарт учителей Великобретании, интересно.

Ольга Столбовская
17.02.13 18:22:17#34

на 32. О граблях. На них постоянно наступают наши реформаторы. Хотели как лучше, а получается как всегда. На грабли.

Ольга Столбовская
17.02.13 18:20:33#33

на 32. Но ведь речь в этой ветке идёт о новом проекте — профессиональном стандарте учителя. Его разработчики в первую очередь должны были учесть стандартные реакции тех, кому адресован данный документ.

На мой взгляд, она наиболее вероятна в наших условиях.
Не меняя систему, предлагать что-то — значит рассчитывать варианты реакции этой системы на новшества. Остальное — глупость.

РНК
17.02.13 18:03:40#32

на 31
«Странно, что вы думаете по-другому»

Да, я стараюсь ВСЕГДА думать по-другому. Стереотипное мышление приводит к ситуации с граблями.

Ольга Столбовская
17.02.13 17:33:59#31

на 29. Конечно. Я предположила самое популярное решение. Именно так и действовали, действуют, и будут действовать все чиновники и администратьоры. Самое очевидное воплощение на местах. Странно, что вы думаете по-другому.

Сергей Игнатьевич Циренщиков
17.02.13 17:29:06#30

на 29
Нина Кирилловна, а как называется ПОЛНОЕ ЦИТИРОВАНИЕ чужого поста, для добавления в качестве комментария ОДНОЙ фразы из 6 слов?!
В смысле креативности мышления?

РНК
17.02.13 17:21:13#29

сегодня, 16:41:53#27

Ольга Столбовская
Кто ж позволит хозяйничать в школе крепким орешкам? Назначат аудиторами подхалимов правильных, они всё и будут решать, как начальству надо! Как надо и кому надо, тому и напишут правильную характеристику, а кому не надо, хоть семи пядей во лбу и таланта неимоверного, тому не напишут, а со школы попросят, как не соответствующего их представлениям о должности учителя по новому стандарту !

Какое же у Вас СТАНДАРТНОЕ мышление!

Татьяна Михайловна
17.02.13 16:49:02#28

Я готова принять любого ребенка. И учить его в рамках его учебных возможностей. Да только кто ж мне даст. От нас требуют-то другого.

Ольга Столбовская
17.02.13 16:41:53#27

Кто ж позволит хозяйничать в школе крепким орешкам? Назначат аудиторами подхалимов правильных, они всё и будут решать, как начальству надо! Как надо и кому надо, тому и напишут правильную характеристику, а кому не надо, хоть семи пядей во лбу и таланта неимоверного, тому не напишут, а со школы попросят, как не соответствующего их представлениям о должности учителя по новому стандарту !

РНК
17.02.13 15:59:06#26

Стандарт предполагает наличие в школе армии «учителей-супер-героев». Этаких «крепких орешков», которые спасут Россию. Но ведь тогда чиновникам несдобровать!

Сергей Игнатьевич Циренщиков
17.02.13 13:22:41#25

P.S.
Понимаю, что цитата из Вики — дурной тон, но:
«Ренегат (лат. renegatus, от renego — «отрекаюсь») — лицо, перешедшее из одного вероисповедания в другое; в переносном смысле — человек, изменивший своим убеждениям и перешедший в лагерь противников, отступник, изменник.»

А то, что учителя и преподаватели — это одно, а МинОбразиН — совершенно иное — секрет Полишинеля.
От деятельности «нашего министерства» стонут и органы управления образованием на местах.

Сергей Игнатьевич Циренщиков
17.02.13 13:16:18#24

на 23
Именно!
В качестве типично чиновничьих методов «обеспечения и освобождения» — создание еще одной, чисто чиновничьей структуры!
Это только пока она «общественная».
Деткам и внучкам аппарата нужно «пристраивать» своих чад?
Вот и озаботились…
Инициатива, чисто снизу! От «озабоченных учителей».
Сегодняшний Ямбург — это учитель? Типичный чиновник!

Низиенко Е.Л., в интервью, заявляла: «Стандарт профессиональной деятельности учителя может быть принят обществом только в одном случае: он должен родиться в недрах профессионального сообщества.»
И там же — » Евгений Александрович по поручению министра сейчас занимается разработкой стандарта.»
Все, приплыли!
Где «родители»? Ау!
И КТО они?
Е.А.Ямбург — от министерства… «по поручению», а кто от «общественности»?

Нам готовят еще один «документ на шею»…

Елена Романенко
17.02.13 07:04:16#23

И под каким микроскопом можно разглядеть освобождение и раскрепощение? Начинали бы с себя: стандарты для чиновников, депутатов и правительства, а мы бы нашли уважаемых людей, которые проверили их соответствие стандартам. Начинать надо с головы.
«Труд педагога должен быть избавлен от мелочной регламентации, освобожден от тотального контроля». Важно «обеспечить координированный рост свободы и ответственности педагога за результаты своего труда».
Слова — то и помыслы благие, а вот методы…

Валерий Ганузин
16.02.13 23:29:05#22

Судя по вышенаписанному в школе создадут отделы качества менеджмента и аудита. Будут проводить внутренний и внешний аудит качества менеджмента. Потоком пойдут бумаги наверх. Забудут не только о воспитании и обучении школьников, но и общекультурную и общепрофессиональные компетенции, введенные недавно. Учителей заставят выучить язык аудита для общения с аудиторами и сотрудниками отдела менеджмента и качества.Заставят учителей пройти курс повышения квалификации по аудиту и менеджменту. В конце концов учителя будут свободны, но при этом забудут обычную русскую речь.Ученики будут называться товаром и т.д.

Сергей Игнатьевич Циренщиков
16.02.13 22:57:17#21

Коллеги!
Я, вообще то, считаю, что учитель ДОЛЖЕН нести ответственность.
Серьезную ответственность!
Но только за СООТВЕТСТВИЕ ЕГО ОЦЕНКИ ЗНАНИЙ учащегося, тому что он проявит на экзамене!
С разумным учетом корреляции…

Маргарита Долгополова
16.02.13 22:10:54#20

Сей опус годится только для его чтения на концертах Задорнова с соответствующими комментариями.

Андрей Евсеев
16.02.13 21:59:36#19

Я так понимаю суть этого, дураками писаного, документа — УЧИТЕЛЬ ДОЛЖЕН ВСЁ И ВСЕМ, И ВО ВСЕМ ВИНОВАТ.
В каом дурдоме на это раз день открытых дверей состоялся?

Сергей Игнатьевич Циренщиков
16.02.13 21:44:57#18

Только что по RenTV с концерта Задорного:
«…
Все равно, надо жить!
Как бы ни было это противно!»

Сергей Игнатьевич Циренщиков
16.02.13 21:29:20#17

А если я проигнорирую требования идиотического «нестандартного стандарта», который будет курироваться мифической, когда нибудь созданной, общественной организацией?
Меня уволят?
Или — «Ай-яй-яй!» скажут и «козу» покажут?

О Ямбурге я был лучшего мнения… в прошлом.
Видимо, с кем поведешься…
А может просто спокойно жить желают? Академики?

Короче:
Очередной, плохо организованный, бред.
Как, впрочем, и многое в «нашем Гондурасе»…

Константин Поляков
16.02.13 21:18:02#16

Да, лженаука в России — торжествует, чему очень радуются обнаглевшие чиновники вместе с министром минобрнауки. Я не буду говорить о сути, боюсь, что мне станет плохо, анализируя очередной бред, а о форме. Обязанности российского чиновника изложены в статье 7.1 Конституции РФ. Но здесь наглость на лицо: «опус» разработали ОБЩЕСТВЕННЫЕ (смысл — народ, а не чиновник) организации и «Ответственность за внедрение проект предполагает возложить на еще не созданную общественную ассоциацию «Профессиональный стандарт учителя – 2013», то есть и «блюсти» будет также народ. А что же тогда будет делать чиновник, получая зарплату явно большую, чем у педагога? Деньги-то он получает из бюджета, опять же, народные деньги (Конституция РФ). Отсюда, следующий вопрос: а зачем народу такие бездельники, если они не хотят выполнять свои конституционные обязательства перед народом?

Вадим Монахов
16.02.13 20:41:41#15

Вот ещё элементы «раскрепощения»:

— для лицеев, гимназий, музыкальных школ и т.п.: «1. Готовность принять разных детей, вне зависимости от их реальных учебных возможностей, особенностей в поведении, состояния психического и физического здоровья.»

— для переноса на учителей ответственности за девиантное поведение учащихся: «12. Умение проектировать психологически безопасную и комфортную образовательную среду, знать и уметь проводить профилактику различных форм насилия в школе.»

В соответствии с этим «стандартом» за любое девиантное действие учащегося отвечают учителя, которые не смогли спроектировать, не сумели создать.

— опять пресловутая «толерантность» прёт — учителя должны воспитывать «навыки поликультурного общения и толерантность».
Но, как я понимаю, в нашем обществе «толерантность» очень избирательна. Чеченцам, например, можно безбоязненно российские законы игнорировать, а не только правила культурного общения. В Татарстане — можно публично называть русских оккупантами, за это повышают в должности. И т.д. А мы должны толерантно к этому относиться. Но я предлагаю на нашего Президента равняться в толерантности. Это ведь очень достойный пример для подражания, не так ли? Вот так и надо воспринимать понятие толерантности, на конкретном примере.

Но не всё в «стандарте» плохо, имеются пункты, благодаря которым в школах можно этот «стандарт» игнорировать:
«образовательные организации имеют возможность сформулировать свои внутренние стандарты, на основе которых нужно будет разработать и принять локальные нормативные акты, закрепляющие требования к квалификации педагогов, соответствующие задачам данной образовательной организации и специфике ее деятельности».

Главное требование к «стандартам»: чтобы тем, кто нормально работает, они не мешали работать, чтобы можно было их игнорировать!

Наталья Еремина
16.02.13 20:33:22#14

на 7
А я в силу занятости и одновременно любопытства прочла только до того, кто кому должен. Учитель должен….
«5. Использовать специальные подходы к обучению, для того чтобы включить в образовательный процесс всех учеников: со специальными потребностями в образовании; одаренных учеников; учеников, для которых 10 русский язык не является родным; учеников с ограниченными возможностями и т.д.»
Так на этом и можно ставить точку, ибо дальше начнётся взаимоисключающее словоблудие при описании критериев реализации этого «долга». А, может, классик зря утверждал, что «в одну упряжку впрячь не можно коня и трепетную лань»?

Наталья Ведерникова
16.02.13 20:25:55#13

на 11

Юлагие, конечно — теперь кроме аттестации и ВШК у нас еще будет АУДИТ — при котром некие ЛУЧШИЕ учителя (с чьей это точки зрения?) будут оценивать других. Самое интересное, что историка, скажем, будет оценивать учитель начальных классов, ведь во многих школах специалист по предмету один. Как и с баллами по НСОТ начнутся дрязги, обиды, злость и либозлюдство…

И все ради очередного многостраничного документа в приложении к уже имеющимся?

Наталья Ведерникова
16.02.13 20:22:36#12

«Одним из важнейших признаков соответствия стандарту, видимо, будет умение подставить правую щёку после того, как девиантный подросток ударил учителя по левой»

Это уже реализовано. Учитель сейчас НИЧЕГО не смеет сделать по отношению к хамству ученика

Татьяна Передерий
16.02.13 20:06:14#11

#9// А это всё очень сложно понять, а ещё сложнее принять. Может и идеи хорошие, и намерения благие,но…

Татьяна Передерий
16.02.13 20:01:25#10

#8 «..кроме вреда ничего не может принести. Главное, чтобы ущерб был минимален.» Вернее не скажешь..Опять эксперимент над учителем и школой? Только научились жить в условиях одного абсурда под названием ЕГЭ, теперь придумываем другой..Боремся с бюрократией,подменяем аудитом с множеством планов и отчетов.. Опять некогда непосредственно заниматься обучением и воспитанием в рамках всяких стандартов..

Ольга Столбовская
16.02.13 19:54:41#9

Я не поняла — сей документ заменяет каким-то образом уже имеющиеся документы, регламентирующие аттестацию педагогов? Или же это дополнение уже имеющихся — тех же должностных инструкций? Там сказано — «на смену уже имеющимся» и якобы устаревшим. Какие именно документы имелись в виду?

С другой стороны, в условиях дефицита кадров в школах, думаю, всё будет на бумаге, а в реальности всё как всегда…

Вадим Монахов
16.02.13 19:34:36#8

Требования стандарта противоречивы:

«Стандарт должен:
-Соответствовать структуре профессиональной деятельности педагога.
— Избавить педагога от выполнения несвойственных функций, отвлекающих его от выполнения своих прямых обязанностей.»

И тут же абсолютно несвойственные работе большинства педагогов функции:
«Необходимость наполнения профессионального стандарта учителя новыми компетенциями:
— Работа с одаренными учащимися.
— Работа в условиях реализации программ инклюзивного образования.
— Преподавание русского языка учащимся, для которых он не является родным.
— Работа с учащимися, имеющими проблемы в развитии.
— Работа с девиантными, зависимыми, социально запущенными и социально уязвимыми учащимися, имеющими серьезные отклонения в поведении.»

Я сразу представляю
— Работу с одаренными учащимися в колониях и тюрьмах.
— Работу в условиях реализации программ инклюзивного образования в музыкальных школах и художественных училищах.
— Преподавание русского языка учащимся, для которых он не является родным, в языковых гимназиях.
— Работу с учащимися, имеющими проблемы в развитии, в ведущих лицеях и гимназиях.
— Работу с девиантными, зависимыми, социально запущенными и социально уязвимыми учащимися, имеющими серьезные отклонения в поведении, в ведущих лицеях и гимназиях.

Одним из важнейших признаков соответствия стандарту, видимо, будет умение подставить правую щёку после того, как девиантный подросток ударил учителя по левой.

В общем, полный бред. Я так понял, что Ямбург постарался по максимуму нейтрализовать очередное творение Кондакова, и сделать идиотский «стандарт» как можно безобиднее. Но как идиотскую идею ни реализуй, она всё равно остаётся идиотской. И кроме вреда ничего не может принести. Главное, чтобы ущерб был минимален.

Сергей Игнатьевич Циренщиков
16.02.13 19:34:14#7

P.S.
Скачал и прочитал первый 10 страниц…
Стало не интересно, грустно и как-то мезковато на душе.
1. Авторы явно не знают, что вообще обозначает понятие СТАНДАРТ.
Иначе вот это не появилось бы:
«Владеть формами и методами обучения, выходящими за рамки уроков: лабораторные эксперименты, полевая практика и т.п.»
Стандарт именно описывает то, что В РАМКАХ! Т.е. «от сих и до сих»!

Любовь Жиглова
16.02.13 19:25:05#6

Лично у меня стандарт вызывает множество вопросов.
Например, 4.3. часть третья (профессиональные компетенции): п.14….владеть элементарными приёмами психодиагностики личностных характеристик…..Что понимается под словом «элементарные приёмы»? С какой целью необходимо проводить психодиагностики личностных характеристик? Будет ли это проводиться с согласия родителей? Есть ли необходимость вменять педагогу функционал психолога?
п. 15. …..составлять портрет личности ребёнка. Каждого ли ребёнка? На составление портрета личности одного ребёнка потребуется немало времени (не говоря о наличии у педагога психологических знаний ). Где гарантия того, что эти «портреты» не причинят вред самому ребёнку?

Иван Шевченоко
16.02.13 19:23:33#5

Я все-таки сомневаюсь в том, что образование в стране кто-то сознательно уничтожает.

Ольга Столбовская
16.02.13 19:21:40#4

Цитата: «Внутренние аудиторы образовательного учреждения должны назначаться из числа наиболее уважаемых авторитетных учителей данного учреждения».

Мало нам баллов в начислении зарплаты, так ещё и одни учителя (уважаемые) — аудиторы, другие, так сказать, неуважаемые — проверяемые…
Ни один коллектив этого не выдержит. Тем более — женский по преимуществу.
За что же такое испытание нервам?!

Ольга Столбовская
16.02.13 19:19:06#3

цитата:»оценка соответствия требованиям, предъявляемым к учителю, может быть проведена посредством внутреннего аудита, включающего анализ планов и отчетов, посещение проводимых им уроков, или в иной форме. Сбор данных для оценивания может быть осуществлен посредством результативного опроса, выслушивания, наблюдений и анализа документов, записей и данных».

Бред какой! А аттестация тоже останется? И проверки Рособрнадзора? А также администрация школы внутришкольный контроль осуществляет… Рабоать когда? Проявлять эти самые «ответственность и самостоятельность в принятии решений»?

Если уж сапмостоятельность так нужна, зачем же контроль такой тотальный?

Сергей Игнатьевич Циренщиков
16.02.13 19:09:29#2

Стандарт?
А внедряться будет общественной организацией?
А сама организация еще в проекте?

Помилуйте!
Да есть у меня должностная инструкция. И этого мне достаточно.
Ямбургу, со товарищи, надо еще и «кодекс строителя светлого педагогического завтра»?!

А этот, «общественный совет», кто нибудь на употребление ПАВ проверял?

Елена Санькова
16.02.13 18:34:26#1

Итак, судя по стандарту, в классе будут присутствовать ученики из (расформированных к тому времени) коррекционных школ…А значит, вместо 1 планирования придется составлять еще и по спецпрограммам школ 2,3,5,8 вида?(((( И это при отсутствии в школах психологов, логопедов и дефектологов?((( Далее по тексту. Обучение билингвальных детей? Где курсы и УМК для такого обучения? Учитель будет проходить экспресс-курсы по языкам бывших соцреспублик?(((( Круто!((((

«Уметь защищать достоинство и интересы учащихся»

Людмила Кожурина

В проекте стандарта впервые предпринята попытка преодолеть технократический подход в оценке труда педагога. Но профессиональное сообщество принципиальную важность этого начинания пока не оценило

После публикации 16 февраля Проекта стандарта педагогической деятельности, разработанного группой Евгения Ямбурга, его не раскритиковал только ленивый. Проект и в самом деле очень сырой и уязвимый, находить недостатки в нем легко. Однако мы считаем исключительно важным обратить внимание на самую сильную сторону проекта – на его педагогическую составляющую.  Почему-то именно она оказалась в тени обсуждения…

Краткая хроника

Напомним, все началось с того, что в Трудовом кодексе РФ появилась новая статья – о квалификации работника. Цель – соотнести уровень знаний, умений, профессиональных навыков и опыта работы с размером зарплаты. Минтруда затребовало профессиональные стандарты, чтобы определять уровень квалификации, необходимый для осуществления определенного вида деятельности. Они придут на смену квалификационным справочникам.
Стандарт педагогической деятельности должен был быть утвержден до 13 февраля, но…
Краткая хроника. Еще в 2006 году ФИРО получил госконтракт на разработку стандарта педагогической деятельности и в 2012 году представил проект, о котором министр Ливанов высказался публично: «Мы его даже не можем показать учительскому сообществу, потому что оно расценит его как издевательство».
Дмитрий Ливанов поручает члену Общественного совета при министерстве Евгению Ямбургу выработать приемлемый проект, где были бы и зафиксированы нынешние реалии, и уловлены новые тенденции. Он обещает всяческую поддержку, в том числе финансовую – например, на случай, если потребуются соцопросы.
Почему Ямбург? Потому что опытный директор школы, хорошо знает узкие и широкие места профессии. Сможет сформулировать «снизу», из реальности.
Что ж, слегка удивившись срочности заказа, Евгений Александрович взялся за работу. Опубликовал статью о профстандарте в «Новой газете», она собрала много комментариев читателей; провел выездное заседание Общественного совета МОН на эту тему в Ставрополье. Наконец, 16 февраля на сайте министерства был выложен проект Ямбурга и его команды: http://минобрнауки.рф/документы/3071/файл/1734/12.02.15-Профстандарт_педагога_(проект).pdf.
Ура! Эксперты пошли в бой этой же ночью: удручающе плохой, пустые декларации, контрольно-проверочная парадигма! Но как водится, после артобстрела – короткая передышка: это государственный документ или корпоративный? Если он про требования, то одно, а если про ценности профессии – другое.
«Авторы проекта неправильно понимают»… о, сколько всего не понимают! Что стандарт – это вовсе не про учителя, а про его функции, результаты, условия. Что педагогическая деятельность – это вовсе не работа с детьми, а «деятельность, обеспечивающая достижение целей (задач), зафиксированных в Законе «Об образовании в РФ», подзаконных актах, в т.ч. в ФГОС ОО». И далее, далее: все написанное бессмысленно и опасно, надо срочно писать альтернативный проект.

Что такое учитель?

Существует тысяча способов заболтать суть, и только один – проявить ее: непредвзятый диалог с чужой мыслью.
Тем более, что впервые на сайте министерства – очень высокий ранг! – лежит текст (пусть и проект документа), который через необходимые компетенции выделяет и формулирует саму сущность учительской профессии, ее смысловое ядро:
«Уметь общаться с детьми, признавая их достоинство, понимая и принимая их.
Уметь находить (обнаруживать) ценностный аспект учебного знания и информации и обеспечивать его понимание и переживание учащимися.
Уметь проектировать и создавать ситуации и события, развивающие эмо­ционально-ценностную сферу ребенка (культуру переживаний и ценностные ориентации ребенка).
Уметь защищать достоинство и интересы учащихся, помогать детям, оказавшимся в конфликтной ситуации и/или неблагоприятных условиях…
Готовность принять разных детей, вне зависимости от их реальных учебных возможностей, особенностей в поведении, состояния психического и физического здоровья.
Способность в ходе наблюдения выявлять разнообразные проблемы детей, связанные с особенностями их развития.
Умение защитить тех, кого в детском коллективе не принимают».
Впервые внятно описаны признаки профессии педагога как помогающей профессии. Наконец-то выражен самый ожидаемый в обществе, самый незаменимый аспект педагогической работы: понимание ребенка.

Профессионалы против профессионалов

Этот аспект – доверие детству, умение вникнуть в ситуацию ребенка – сегодня фактически стерт из повседневной практики обучения. «Я готова принять любого ребенка. И учить его в рамках его учебных возможностей. Да только кто ж мне даст! От нас требуют-то другого», – пишет учитель на форуме, где обсуждается документ. Одновременно на форуме экспертов рядом с цитатой из документа: «Быть готовым к общению в условиях повышенной степени доверия детей учителю» (начальная школа. – Л.К.) – специалист ставит три знака вопроса.
Специалист-аналитик, наверное, считает подобное белибердой, потому что не представляет, как это можно учитывать, куда расписывать.
Или такая, например, есть в документе компетенция учителя начальной школы: «Уметь реагировать на непосредственные по форме обращения детей к учителю, распознавая за ними серьезные личные проблемы».
И тут же – нетривиальная задача для проверяющих: «…По отношению к учащимся, имеющим особенности и ограниченные возможности, в качестве критериев успешной работы педагогами совместно с психологами могут рассматриваться интегративные показатели, свидетельствующие о положительной динамике развития ребенка: «был – стал». Или: «…в особо сложных случаях (например, ребенок с синдромом Дауна) о сохранении его психоэмоционального статуса». Это кто будет уровни определять, это сколько нужно доказательств собрать, чтоб мы (проверяющие) поверили?
Есть у нас стандарт на Стандарт: задать высокие нормы, а с аномалиями вы уж как-нибудь справляйтесь сами, факультативно и бесплатно. Так что за попытку взлома этой традиции авторам проекта – отдельное спасибо.
Причем содержательную попытку: «Профессиональная деятельность педагога дошкольного образования оценивается только комплексно.
Высокая оценка включает сочетание показателей динамики развития интегративных качеств ребенка, положительного отношения ребенка к детскому саду и высокой степени активности и вовлеченности родителей в решение образовательных задач и жизнь детского сада.
Интегративные показатели оценки деятельности педагога преобладают и в начальной школе».
Вот бы так!

Предметник в поле педагогики и культуры

Про учителя математики: «учитель должен понимать рассуждение ученика… предотвращать формирование модели поверхностной имитации действий, ведущих к успеху без ясного понимания смысла… поощрять выбор различных путей в решении задачи… формировать позитивное отношение к интеллектуальным достижениям товарищей». Все это – воспитание ученика посредством предмета.
А учитель русского языка в первую очередь «должен поощрять формирование эмоциональной и рациональной потребности учащихся в коммуникации». Далее много пунктов о том, как жизненно необходимо человеку говорить/писать о личном, по событиям, по впечатлениям, по произведениям искусства. Лингвистическая компетенция тоже обозначена, но ближе к концу. Грамматика как средство, а не как цель школьного преподавания русского языка.
Главное достоинство учителя-предметника – знание предмета и общая культура. И это впервые сказано: чтобы общаться, взаимодействовать, сотрудничать – с детьми, коллегами, специалистами в своей области – надо быть человеком культуры.
Опять же – как проверить? И специалисты говорят: демагогия! Вот это, мол, демагогия чистой воды:«Ответственность и самостоятельность в принятии решений…расширения пространства педагогического творчества… труд педагога должен быть избавлен от мелочной регламентации, освобожден от тотального контроля… громоздкие квалификационные характеристики и должностные инструкции, сковывающие инициативу учителя, отвлекающие от непосредственной работы с детьми, не отвечают духу времени… стандарт призван преодолеть технократический подход в оценке труда педагога».

…Нет сомнений, Минтруда или наши люди с оглядкой на чужое ведомство проект перепишут. Но разве это будет не бессмысленно – задавать формализованные критерии творческой профессии? Выход у них один, надо перестать считать ее творческой. К чему и движемся: красные флажки расставлены на каждом шагу учителя, его статус катастрофически падает. А обсуждения этой темы – какой форум ни открой, в том числе экспертный – заканчиваются поиском ошибок друг у друга и взаимными нападками.
Потому что всюду горит красный свет, все нельзя – а жить и работать охота.

http://ps.1september.ru/view_article.php?ID=201300401

Нестандартный стандарт педагога

персональная страница участника mbogdanov 24 февраля 2013, 04:39

На сайте Мионбрнауки опубликован и предложен для общественного обсуждения профессиональный стандарт учителя. Если бы это был стандарт садовода-любитля, допускаю, что было бы возможным не обращать на него особого внимания. Но сфера образования – исключительно важная для любого из нас, а роль учителя в системе образования – определяющая. Значит, пропустить этот документ без, как минимум, прочтения, было бы слишком опрометчиво. Тем более, что в последние годы «профессионалы» из Минобрнауки уже достаточно нареформировали в своей отрасли.Исходя из этого, я решил почитать подготовленный авторским коллективом, возглавляемым директором московской школы Ямбургом, документ. И пришел в полное недоумение, поскольку при первом прочтении возникло ощущение, что текст документа писал какой-то современный выпускник ВУЗа, а не поименованные среди авторского коллектива Академик РАО, научные работники и представители образовательных учреждений… Однако, поразмыслив, я понял, что мы имеем перед собой системообразующий документ, созданный теми, кто его подписал. И тут возникает множество очень серьезных вопросов. Пришлось вчитываться и делать «пометки на полях». Предлагаю некоторые из них вам, надеюсь, вы сможете добавить к ним свои. Думаю, вам будет что добавить…

Несколько слов о логике документа и смыслах.

Причина и смысл создания документа приведена в его преамбуле, где сказано: «…существующие громоздкие квалификационные характеристики и должностные инструкции, сковывающие инициативу учителя, обременяющие его формальными требованиями (например, предписывающими составлять образовательные программы) и дополнительными функциональными обязанностями, отвлекающими от непосредственной работы с детьми, не отвечают духу времени.» Далее, исходя из этого, ничем не обосновываемого «непреложного факта», авторы утверждают: «Профессиональный стандарт педагога,… должен прийти на смену морально устаревшим документам…».

Иными словами, профессиональные требования и квалификационные нормативы – это «анахронизм», который должен быть отправлен в топку истории. Просто потому, что «они устарели». В чем именно – не важно, просто «устарели».

При этом, вполне в духе «демократов – перестройщиков», далее в тексте документа говорится о «добровольности» применения «Стандарта»: «Профессиональный стандарт педагога можетприменяться… при приеме на работу… при проведении аттестации» и т.д.

Возникает вопрос к авторам: так все-таки «стандарт» — это документ, обязательный к исполнению и отменяющий «морально устаревшие» профессиональные требования или документ для исполнения «по желанию»? Тогда где границы «желания»?

Я не склонен думать, что авторы не понимают алогичность и противоречивость этих тезисов, как и то, что подобное двоякое прочтение не способствует налаживанию управляемости системой образования. Скорее, наоборот, работает на ее полную разбалансировку, когда одни регионы будут жить «по стандарту», а другие – как Бог на душу ляжет (ведь устаревшие нормативы и инструкции упраздняются, судя по тексту стандарта).

Отдельно следует отметить то, как именно понимают место и роль предлагаемого «стандарта» в жизни его авторы. Читаем: «Стандарт – объективный измеритель квалификации педагога. Стандарт – средство отбора педагогических кадров в учреждения образования. Стандарт – основа для формирования трудового договора, фиксирующего отношения между работником и работодателем.»

Но простите, ведь профессиональный стандарт – это ничто иное, как определенный перечень требований, которым должен соответствовать претендент на должность. Ничего более. На основании такого перечня создается средство оценки, которым проверяются претенденты. Средство оценки (как тот же, не к ночи помянутый ЕГЭ) – отдельное понятие, отдельная сфера правоприменения и совершенно отдельная тема для обсуждения в профессиональном сообществе. Эти два понятия – не могут быть совмещены, как нельзя совместить в одном понятии килограмм как меру веса и гирю весом в килограмм!
Так же стандарт не может быть «основой для формирования трудового договора», ибо правила формирования трудовых отношений определены нормами Гражданского Кодекса!

Получается, что с юридической точки зрения и фактически, предложенный как «стандарт» документ, ничтожен! Он внедряется в систему образования, предлагая подменить абстракциями годами вырабатывавшиеся системы понятий и отношений субъектов в отрасли, тем самым внося полную сумятицу и бардак в жизнь общества.

В целом, если говорить о «духе» предложенного документа, то со всей очевидностью, буквально в каждом абзаце, читается его безмерная неконкретность, расплывчатость и гуманистическая сущность, не предусматривающая никаких четких критериев ни для оценки уже работающего педагога, ни для реализации в качестве ориентира в подготовке педагогических кадров.

То, что «стандарт» предельно нестандартен говорит, например, такой перл в нем: «Стандарт должен: …побуждать педагога к поиску нестандартных решений.»

Это мне напомнило антинаучную, но «политически верную» словесную конструкцию «экономика должна быть экономной», которая была лозунгом-отрыжкой партноменклатурных пиарщиков времен Брежнева. Эта фразочка не имела никакого реального отношения к экономике, однако создавала обширное поле для гонений не неугодных директоров и управленцев под видом «борьбы за экономию».

О грамотности, научной и практической обоснованности

Об этом можно написать отдельное научное исследование. «Стандарт» — это просто кладезь для психо-лингвиста, защищающего диссертацию по теме «профессиональные девиации бюрократических работников на примере современного нормотворчества». Можно начать прямо с фразы «Стандарт должен..». Стандарт, как средство нормирования, вообще-то никому ничего не может быть «должен». Это, как «осетрина второй свежести» — вздор!

Как вздор и то, что «требования к стандарту» вынесены… в его текст. Я мог бы согласиться с «требованиями к стандарту» в техническом задании на его создание, но никак не в нем самом. Кстати говоря, безграмотно и то, что мы обсуждаем сразу некий непонятно каким образом родившийся текст «стандарта» с непонятно каким юридическим статусом и порядком применения! Мне, как управленцу, при прочтении «стандарта» становится совершенно ясно, что этот документ ошибочен в самой своей сути.

Взять хотя бы процесс работы над «стандартом»: вдруг, ни с того, ни с сего, без всякой видимой причины, группа товарищей, близких к Минобрнауки, выступает с неким текстом, который должен «установить стандарты для педагогов». Заметим, «стандарты» предлагаются не для Министра образования и его замов или, например, не для водителей, от рук которых в год гибнет 30.000 человек по стране, а для педагогов. Чем обусловлен этот выбор? Объективно – ничем, кроме активности товарища Ямбурга и его соратников.

Но даже, условно (!!!) согласившись с доводами авторов, и признав (повторюсь – условно признав) необходимость создания стандарта для педагогов, никак невозможно согласиться с процедурой работы над этим документом! Поскольку все, что сейчас происходит, противоречит всем канонам нормотворчества и законам управленческой науки.

С учетом стратегической важности документа, и, раз уж мы тут все такие демократы, с учетом требования участия «общественности» в работе над документом, мне лично видится разумной иная, нежели реализуется теперь, последовательность работы над «Стандартом» (если уж он так нам нужен, что, повторюсь — не доказано!):

  1. Публичное формирование межведомственной (!!) группы разработчиков ТЕХНИЧЕСКОГО ЗАДАНИЯ на «Стандарт» из числа заинтересованных лиц: от Минобрнауки, Минтруда, от учительских профсоюзов, от профессионального сообщества педагогов ВУЗов, от родителей..
  2. Публикация, общественное обсуждение созданного выбранной группой текста ТЗ
  3. Утверждение ТЗ, выделение бюджетного финансирования проведение открытого конкурса по выбору исполнителя (научного коллектива), который будет писать Стандарт на основании утвержденного ТЗ
  4. Утверждение Стандарта Приказами по Минобрнауки, Минтруда, внесение соответствующих поправок в трудовое законодательство, в закон об образовании и т.д. В т.ч., выделение финансирования на переподготовку и профессиональное переобучение педагогических кадров «под стандарт»
  5. ….

Заметьте, я описываю только поверхностную схему принятия такого рода документов в нормальных, профессионально оправданных условиях. В этой схеме нет ни межведомственных согласований, ни аналитической работы, предшествующей постановке проблемы (об этом авторы вообще молчат как рыбы). Нет здесь и «пилотного» внедрения, и много чего еще, что требуется в реальной жизни, прежде, чем документы столь масштабно влияющие на общество, возможно внедрять в принципе. Однако вопиющая наглость разработчиков, «пропихивающих» свое детище, граничит с наглостью оккупантов, насаждающих свои правила и законы на оккупированной территории.

О бедном учителе замолвите слово…

Чего же требуют авторы документа от учителей в свете «современных международных норм и правил», на которые они несколько раз ссылаются в документе?

Во-первых, наличия высшего образования.

Для людей непосвященных в проблематику отрасли образования покажется вполне логичным наличие высшего образования у педагогов. Однако, я вынужден обратить внимание публики «не из профессии» на то, что разработчикам «стандарта» известно доподлинно: учителя начальной школы, а так же педагоги музыки и изобразительных искусств, воспитатели детских садов – все они готовятся средними профессиональным учреждениями. Причем диплом педагога музыки или ИЗО, например, дает право работать как в общеобразовательной, так и в музыкальной (или художественной) школе, не заканчивая при этом Консерватории или Академии художеств, которые готовят исполнителей, а не педагогов.
Таким образом, всего одной фразой в своем «стандарте» товарищи «ямбургцы» уничтожают ВСЮ отраслевую систему среднего профессионального образования, заодно ударяя и по дополнительному и дошкольному образованию, о котором они, якобы пекутся! Иначе как понимать это «благое пожелание» в «стандарте»?

Напомню, кстати, что уничтожение среднего специального образования в медицине уже привело к катастрофической нехватке в России младшего медицинского персонала и фельдшеров! Мы хотим повторить этот опыт на детях и системе образования?

Второе ключевое требование к педагогу в стандарте звучит так: «Демонстрировать знание предмета и программы обучения».

Не ЗНАТЬ предмет и методики обучения ему, а «демонстрировать знание». Чувствуете разницу? Это тоже самое, что требуется ныне от учащихся – не Усвоение учебной программы, а Освоение. В итоге все Осваивают, но никто ничего не Усваивает, что мы и видим по уровню наличествующих знаний в головах выпускников. При полной благостности отчетов Минобрнауки и статистики по ЕГЭ.

Мой прогноз, возникающий в связи с этим требованием к педагогам, весьма печален: с принятием подобного «требования» о настоящей профессиональной квалификации педагогов придется забыть! Компетентность не предусматривает наличия знаний, умений и профессиональных навыков.

В части воспитательной деятельности педагога «стандарт» описывает 18 пунктов требований, в то время, как в части учебной работы (основной, по факту!) – только 7, что обусловлено опять-таки непонятно чем. Видимо, фантазии авторов в этой части стандарта было просторнее. Тут вам и экспедиционная работа, и музеи, и мотивация к учебно-познавательной деятельности… Как будто в учебном процессе педагогами все это не используется и присуще только выделенной в отдельные часы педагогической нагрузки «воспитательной работе»!

Уместно будет вспомнить классиков педагогики, Каптерева, Ушинского, Макаренко, психологов Гальперина, Талызину, Леонтьева и иных светил отечественной (и не только) науки, которые не отделяли воспитание от обучения, ибо это понятия неразрывные, по мнению ученых. Однако разработчики «стандарта» не согласны с педагогикой и психологией – для них «учебная деятельность» и «воспитательная работа», как для настоящих бюрократов, есть понятия разные. Ведь часы-то разные в бухгалтерских отчетах!

Но возникает естественный вопрос: как можно безапелляционно оценить успехи («эффективность») педагога по пункту «стандарта» «учебная деятельность» отдельно от пункта «воспитательная работа»? Ответа на этот вопрос на сегодняшний день нет, об этом уже много лет ведутся споры, однако «стандартотворцам» это не мешает ввести «норму» по которой можно будет принять на работу или уволить педагога по признаку соответствия «стандарту» по этим пунктам.

Вообще, внимательное чтение «стандартных» требований к учителю, даст возможность любому (даже профессионально неподготовленному) читателю найти особо выдающийся пункт.
Меня лично, в силу особенностей моей деятельности, особенно порадовала «забота» авторов «стандарта» о семье, выразившаяся в требовании к учителю «уметь поддерживать конструктивные воспитательные усилия родителей (лиц, их заменяющих) учащихся, привлекать семью к решению вопросов воспитания ребенка». Перед взором встает красочная картина того, каким количеством новых отчетов или какими идиотскими критериями оценки данного пункта требований порадуют учителей наши бюрократы при внедрении «стандарта».

«Личностные качества и профессиональные компетенции, необходимые педагогу для осуществления развивающей деятельности» заняли в «стандарте» еще больше пунктов, чем даже требования в части воспитательной работы. Тут много, на мой взгляд, воды и пустых высказываний, которые просто нереально применять для оценки работы конкретного педагога. Как, например, оценить «готовность к взаимодействию с другими специалистами в рамках психолого-медико-педагогического консилиума»? Или«Умение читать документацию специалистов (психологов, дефектологов, логопедов и т.д.).» — буквально, ЧИТАТЬ?? По-моему, такая формулировка в стандарте, принимаемом для всей страны как требование к педагогу — это клинический случай, явно указывающий на необходимость экспертизы на профпригодность людей, оформлявших этот документ и публиковавших его на сайте Минобрнауки.

Довершающее список общих требований к педагогу «знание основных закономерностей семейных отношений, позволяющих эффективно работать с родительской общественностью.», предложенное авторами, как еще одна из личностных обязательных характеристик педагога, не взирая на всю сущностную «кривизну», меня порадовало. И знаете почему? Потому что оставляет нам шанс на вполне законных основаниях (в соответствии со «стандартом») объединять усилия учителей и родителей в борьбе с различными «ревнителями реформ образования» в нашей стране.

И то, что стандарт опубликован для всеобщего обсуждения – это тоже замечательно. Нам предложен диалог. Давайте его вести, отстаивая свои интересы – иного пути просто нет.

Nota Bene:

Все написанное выше – лишь начало дискуссии с Министерствм образования и науки, которое взяло на себя роль инициатора обсуждения. В следующей статье я постараюсь осветить профессиональное отношение по предложенным требованиям к ИКТ-компетентности педагога, трактуемой в «стандарте» как (внимание!) «…квалифицированное использование общераспространенных в данной профессиональной области в развитых странах средств ИКТ при решении профессиональных задач там, где нужно, и тогда, когда нужно.». Это будет не скучно, уверяю вас ;-)

http://spbroditeli.ru/blog/112.html

Особенности профессиональных стандартов подготовки учителей в Англии

Абазовик Екатерина Викторовна
аспирант кафедры педагогики,  Российский государственный педагогический университет им. А.И.Герцена,  Санкт–Петербург

В настоящее время отечественная система профессионального образования, в том числе педагогического, переходит на новые стандарты, основанные на компетентностном подходе. Требования к выпускникам должны будут формироваться на основе профессиональных стандартов. Поэтому опыт использования профессиональных стандартов в развитых европейских странах, в частности  Англии, может быть интересным и полезным для нас.

В данной статье на основе теоретического анализа документов [1 – 6] раскрываются особенности общей структуры и содержания профессиональных стандартов подготовки учителей в Англии.

Профессиональные стандарты для учителей (Professional Standards for Teachers), разработанные Департаментом образования и Агентством по подготовке и развитию педагогических кадров (TDA), используются в Англии с 1998 г. На протяжении десятилетия эти документы неоднократно уточнялись (последняя версия — 2007 г.). Эти стандарты определяют [1]:

  • требования к уровню первоначальной подготовки кандидатов для получения статуса квалифицированного учителя (Qualified Teacher Status) [2];
  • требования к профессиональной педагогической деятельности учителей основного уровня после окончания пробного года работы в школе (Core Standards);
  • требования к профессиональной педагогической деятельности учителей продвинутого уровня: «учителям – специалистам» (Post Threshold Teachers), «учителям – знатокам» (Excellent Teachers), «учителям — экспертам продвинутого уровня» (Advanced Skills Teachers).

Таким образом, стандарты определяют требования к профессиональной педагогической деятельности учителя на разных карьерных стадиях, начиная от учителя — новичка, который получает статус квалифицированного учителя (обязательный документ, помимо диплома), и заканчивая учителем — экспертом продвинутого уровня.

Структура стандартов содержит три взаимосвязанных раздела требований:

  • к уровню сформированности профессиональных качеств;
  • к уровню сформированности профессиональных знаний и понятий;
  • к уровню сформированности профессиональных умений.

Рассмотрим требования стандартов к выпускникам для получения статуса квалифицированного учителя. Рамка стандартов для получения статуса квалифицированного учителя включает в себя 33 пункта требований к сформированности профессиональных знаний, умений и навыков начинающего учителя [3].

Первый раздел, связанный с профессиональными качествами, включает в себя три блока требований к учителю.

1.1 Начинающий учитель должен продемонстрировать в плане отношений с учащимися:

  • умение организовать взаимодействие с детьми и подростками, демонстрируя высокие ожидания от каждого ученика, организуя индивидуализированный подход и стимулируя учащихся к сотрудничеству;
  • способность служить образцом отношений и поведения для учащихся;
  • знание и соблюдение основных юридических рамок своей профессиональной деятельности (законодательство в области образования, профессиональные обязанности, устав и образовательные приоритеты школы, правила внутреннего распорядка и поведения).

1.2 Второй  блок посвящен некоторым коммуникативным навыкам, которыми должен обладать учитель:

  • умение общаться с детьми, родителями, опекунами; умение взаимодействовать в индивидуальном общении и в команде, владение способами невербальной коммуникации;
  • осознание и уважение вклада коллег, родителей, опекунов в развитие и достижения учащихся; информирование родителей об успеваемости их детей, проявление уважения к этническим, культурным и религиозным особенностям в актах общения;
  • выполнение обязательств по коллективному взаимодействию и сотрудничеству с коллегами и привлечение опыта других специалистов к работе с классом, осознавая при этом свой вклад в их работу.

Следует отметить, что данный блок умений может быть актуальным для отечественной практики подготовки учителей: коммуникативная и эмоциональная компетенции учителя, готовность  делиться опытом с коллегами и учиться на их опыте – все еще слабые места российской школьной практики, в то время как в Англии этому придается большое значение.

1.3 Третий блок посвящен профессиональному развитию учителя и включает такие умения как:

  • анализировать свою практическую педагогическую деятельность и определять направления и цели дальнейшего развития и совершенствования;
  • творчески и конструктивно критически относиться к инновациям, быть готовым внедрять их в свою практику при условии очевидности пользы;
  • учитывать советы коллег, быть открытым к инструктированию и наставничеству. В этом пункте оценивается, способен ли начинающий учитель осуществлять планирование и преподавание в сотрудничестве, пользуется ли советами и поддержкой менторов, тьюторов, коллег, позитивно ли воспринимает конструктивную критику в свой адрес и т.д.

Второй раздел — требования к уровню сформированности профессиональных знаний и понятий — включает в себя

2.1  следующие педагогические и методические умения:

— в плане преподавания: владение широким спектром стратегий учения,  преподавания и управления поведением учащихся; умение выбирать подходящую стратегию обучения для конкретного ребенка;

— в плане оценивания и наблюдения:

  • знание требований к оцениванию  результатов обучения в своей предметной области, порядок осуществления контроля и проведения экзаменов; знание требований к результатам обучения на каждом уровне школьного стандарта, умение подготовить учащихся к процедуре оценивания;
  • знание различных подходов к оцениванию и понимание важности организации текущего  оценивания;
  • умение  использовать статистические данные для оценки своей деятельности, прогресса учащихся и повышения их успеваемости.

— в плане общей грамотности и предметных знаний: знание и понимание статуса и стандартов своего предмета специализации; умение преподавать свой предмет учащимся разного возраста и способностей, выбирая соответствующую методику обучения;

С 2008 г. все выпускники педагогических учебных заведений Англии и Уэльса до получения статуса квалифицированного учителя обязаны сдать тесты функциональной грамотности, вычислений, информационно – коммуникационных технологий и уметь применять эти знания в учебном процессе [4].

2.2 Следующий блок требований касается работы с разными категориями учащихся, в том числе с детьми с особенностями развития. Стандарты предполагают, что учитель должен продемонстрировать:

  • знание процесса развития ребенка и понимание того, что его успехи зависят от природных, религиозных, этнических, лингвистических, социальных факторов окружающей его среды; способность оказать поддержку детям с различными образовательными потребностями, в том числе специальными, при помощи опытных коллег;
  • знание своих обязанностей по охране здоровья учащихся и способность получить квалифицированную консультацию у коллег по поводу особых проблем учащихся.

Третий разделтребования к сформированности профессиональных умений и компетенций учителя — включает в себя:

3.1 в планировании:

  • умение разрабатывать серию взаимосвязанных учебных заданий и видов деятельности с четко определенными целями и задачами, понятными учащимся и подходящими для конкретных учеников по возрасту и уровню обученности;
  • умение  обучать грамоте, вычислениям, информационно – коммуникационным технологиям детей разного возраста и способностей;
  • умение планировать домашние задания и внеклассную деятельность с учетом индивидуальных потребностей учащихся;

3.2 в обучении:

  • умение проводить уроки и серии уроков, используя различные методики, ресурсы, включая электронное обучение;
  • умение применять различные стратегии оценивания и фиксирования достижений образовательных результатов конкретных учеников и всего класса; излагать материал последовательно и логично, с учетом способностей учащихся к восприятию; строить свою речь, используя объяснение, расспрос, дискуссию и т.д.

3.3 в оценивании и осуществлении обратной связи:

  • умение адекватно оценивать ход образовательного процесса, текущий уровень достижений учащегося, чтобы ставить перед ним адекватные учебные задачи, содержащие вызов;
  • умение давать регулярный, своевременный, точный отчет о достижениях учащегося, отражающий как его прогресс, так и проблемы.

Умению объективно и конструктивно оценивать образовательные результаты учащихся и эффективность своей профессиональной деятельности уделяется недостаточно внимания в российской системе подготовки учителей. Нормативы оценки, принятые в нашей стране, фиксируют результат учащегося и не предполагают дальнейшей деятельности учителя по обоснованию и интерпретации полученных результатов, равно как фактически  не влияют на успешность его профессиональной деятельности. В то же время успешность учителя в Великобритании определяется не средним баллом класса по тому или иному предмету, а прогрессом каждого ученика в достижении конкретного уровня обучения.

3.4 Следующие требования касаются организации образовательной среды и подразумевают, что начинающий учитель продемонстрирует:

  • умение создавать целесообразную, безопасную и комфортную образовательную среду в классе и вне класса, стимулирующую интерес к учению;
  • умение управлять поведением учащихся, задавая им четкие дисциплинарные рамки, а также способствовать развитию самоконтроля и независимости учащихся в процессе обучения.

Понятно, что научиться этому можно только на практике. Поэтому в ходе курса подготовки педагогических кадров в Великобритании практике уделяется около половины учебного времени, в то время как в наших вузах доля педагогической практики составляет около 10 % учебного времени.

Кроме того, согласно стандартам, непременным требованием к начинающему учителю является  умение работать в команде и сотрудничать с коллегами. Очевидно, что коллегиальности в подготовке педагогических кадров в Англии придается ведущее значение: умение сотрудничать, обмениваться опытом, обращаться за советом к более опытным коллегам, вовлекать коллег в работу с классом и анализировать совместно достигнутые результаты проходят красной нитью в профессиональных стандартах.

Мы рассмотрели требования стандартов к кандидатам для получения статуса квалифицированного учителя, а в целом стандарты очерчивают структуру всей карьеры учителя и конкретизируют стадии профессионального развития, что и является их особенностью. Так, при достижении каждой стадии карьеры (всего их пять), учитель должен продемонстрировать соответствие определенным стандартам. Учителя, претендующие на статус «учителей – знатоков» (Excellent Teachers) и экспертов (Advanced Skills Teachers), подают заявление и аттестуются при помощи внешней экспертизы. «Учителя – специалисты» (Post Threshold Teachers), оцениваются директором учебного заведения. Данные ступени карьеры учителя оплачиваются по более высокой шкале. После завершения пробного года работы (Induction) подразумевается, что начинающие учителя стараются достичь соответствия ключевым профессиональным учительским стандартам (Core Standards), расширяют и углубляют свои профессиональные знания, совершенствуют  качества и умения. При этом учитывается, что не все учителя обязательно пожелают продвигаться по карьерной лестнице. В этом случае стандарты призваны поддержать стремление учителей в определении достижений и способов совершенствования и накопления их опыта в рамках достигнутой карьерной стадии [5].

Следующей особенностью профессиональных стандартов для учителей в Англии является то, что к ним прилагается руководство, которое обеспечивает процедуру выявления сформированности профессиональных компетенций и предполагает взаимосвязь требований стандартов. Руководство включает в себя [6]:

  • обоснование значимости каждого раздела стандартов;
  • определение объема каждого требования стандартов, показывающего, что учитывается в данном пункте, а что нет;
  • ряд уточняющих вопросов, позволяющих облегчить процедуру выявления определенных знаний, качеств и т.д., полезных, в том числе для будущих учителей в качестве самооценки;
  • источники, показатели оценки к каждому требованию;
  • взаимосвязь с другими пунктами стандартов;
  • ссылки на дополнительные ресурсы. Особенно полезны для обучающихся (будущих учителей), поскольку позволяют соизмерить приобретенные профессиональные знания, умения и навыки со своими запросами и ожиданиями.

Особенность профессиональных стандартов для учителей в Англии состоит и в том, что они предусматривают не только требования к уровню сформированности различных компетенций учителя, но и требования к организации его подготовки, осуществляемой педагогическими учебными заведениями.

Согласно требованиям стандартов, каждый вуз обязан:

  • разработать программу курса обучения, содержание которой обеспечит достижение стандарта для получения статуса квалифицированного учителя;
  • оценить сформированность каждой из компетенций стандарта;
  • подготовить каждого студента к преподаванию на двух основных ступенях Государственного учебного плана;
  • предоставить возможности реализации индивидуальных образовательных потребностей студентов;
  • ознакомить всех студентов с требованиями стандарта и помочь им выстроить образовательный маршрут оптимально, чтобы все требования стандарта были выполнены;
  • организовать партнерство со школами и совместно осуществлять подготовку и оценивание учащихся;
  • координировать теоретическую подготовку в вузе с практической на рабочем месте.

Взаимодействие вузов со школами имеет большое значение, поскольку финансирование вуза зависит не только от количества выпускников, получивших в итоге статус квалифицированного учителя, но и от количества выпускников, проработавших в школе не менее пяти лет.

Таким образом, на основе проведенного анализа можно сделать следующие выводы:

  • профессиональные стандарты в Англии представляют собой результат комплексной личностной и профессиональной подготовки кандидатов на получение статуса квалифицированного учителя, ориентирующий выпускников на перспективы карьеры и профессионального развития учителя;
  • для английских стандартов характерна четкая фиксация компетенций будущего учителя, а руководство к стандартам позволяет облегчить процедуру оценивания при помощи измеримых показателей, а также отражает тесную взаимосвязь требований стандартов;
  • в содержании стандартов прослеживаются следующие акценты в подготовке учителя: сотрудничество с коллегами и ощущение себя как члена команды; коммуникативная и эмоциональная компетентность; рефлексия и планирование повышения квалификации; теория и практика оценивания результатов учащихся на основе различных подходов, с постоянной обратной связью с учащимися; требования к общему уровню грамотности (прохождение тестов).

Литература.

  1. Standards Framework [Электронный ресурс]. – URL: http://www.tda.gov.uk/upload/resources/pdf/s/standards_framework.pdf (дата обращения 03.02.2010).
  2. Qualified Teacher Status [Электронный ресурс]. – URL: http://www.tda.gov.uk/Recruit/thetrainingprocess/qualifiedteacherstatus.aspx(дата обращения 03.02.2010).
  3. Professional Standards for Teachers [Электронный ресурс]. – URL:http://www.tda.gov.uk/teachers/professionalstandards/standards/qts.aspx (дата обращения 03.02.2010).
  4. Skills Tests [Электронный ресурс]. – URL: http://www.tda.gov.uk/Recruit/thetrainingprocess/qualifiedteacherstatus/skillstest.aspx (дата обращения 03.02.2010).
  5. Introduction to Standards [Электронный ресурс]. – URL: http://www.tda.gov.uk/upload/resources/pdf/l/introduction_to_standards.pdf (дата обращения 03.02.2010).
  6. Standards Guidance [Электронный ресурс]. – URL: http://www.tda.gov.uk/partners/ittstandards/guidance_08/qts (дата обращения 03.02.2010).

Рекомендовано к публикации:
Н.Ф.Радионова, доктор педагогических наук, научный руководитель работы
А.А.Ахаян, доктор педагогических наук, член Редакционной Коллегии

http://www.emissia.org/offline/2010/1395.htm

Стандарт – это неприличное слово

Минобрнауки разработало и предложило на суд общественности так называемый «профессиональный cтандарт педагога». Лучше всего на счёт названия выразился учитель истории Филипповской школы Михаил Поваляев: «На самом деле «язык язычит» (Хайдеггер). Педагогический стандарт: 1) если это термин, то он придуман людьми, либо ничего не понимающими в образовании, либо ненавидящими его и жадно ждущими его уничтоженья; 2) если это метафора — то крайне неудачная и вводящая в заблуждение. Чтобы понять, что я имею в виду, достаточно взять любой учебник по метрологии и стандартизации и почитать основные определения».

Позволю себе процитировать песенку из известного советского мультфильма: «Как вы лодку назовёте, так она и поплывёт». Как правильно отметил Михаил Викторович, из названия не понятно, что является целью принятия cтандарта учителя. Неясно это и из текста самого стандарта.

Всего две цитаты из текста, позволяющие почувствовать вкус к стилю документа:

«Профессиональный стандарт педагога, который должен прийти на смену морально устаревшим документам, до сих пор регламентировавшим его деятельность, призван, прежде всего, раскрепостить педагога, дать новый импульс его развитию». (стр.2)

«Внешний аудит: аудит, проводимый независимой от образовательной организации стороной. Внешний аудит может быть осуществлен надзорными органами или организациями, представляющими интересы потребителей». (стр.9)

Для понимания последствий принятия обсуждаемого стандарта педагога полезно вспомнить хронологию принятия ФГОСов (федерального стандарта общего образования). Та история началась уже больше десяти лет назад – признаков окончания этого порядком затянувшегося сериала не видно до сих пор. Разработчикам разных версий ФГОСов для старшей школы ещё ни разу не удалось подготовить проект, который смог бы найти поддержку среди научно-образовательного сообщества страны.
Ещё в начале 2000-х годов стандарт образования обсуждался в Госдуме, тогда на слушаниях в комитете по образованию и науке резко против той версии выступил один из величайших учёных за всю историю России математик Владимир Игоревич Арнольд. Тот проект принят не был, а для разработки стандарта образования именно по математике была создана очень внушительная комиссия, включившая в себя действительно известных и уважаемых учёных и учителей, в т.ч. профессора МГУ Владимира Тихомирова и учителя геометрии Игоря Шарыгина.

В следующей серии этого захватывающего образовательного сериала очередной «филькиной грамотой» от разработчиков из Минобрнауки возмущалось Московское математическое общество, а учитель литературы 57 школы Сергей Волков собрал более десяти тысяч подписей под открытым письмом против того проекта. Тот стандарт опять принят не был, а Волков стал членом Общественной палаты при президенте РФ.
Наконец, в мае прошлого года очередная версия учительского стандарта была подписана министром образованияАндреем Фурсенко в последний день работы. Тот текст тоже был крайне низкого качества, о чём я писал в статье на «Полит.ру».

К сожалению, мой худший прогноз оправдался очень быстро: уже 1 сентября 2012 разразился крупный скандал в одной из известных московских гимназий – там уволили учителей биологии, физики и химии, а вместо них наняли учителя естествознания (так по ныне действующему ФГОСу для старшей школы делать можно). Вице-мэр Москвы Печатников (по его собственным словам) звонил по телефону бывшему министру Фурсенко и интересовался, что же имели в виду авторы? На что получил потрясающий ответ: естествознание предполагалось для деревень. Хотя в тексте ФГОСов нигде этого не написано. Не знаю, за что бывший министр образования так не любит деревенских жителей и их детей, но ни разработанных курсов по естествознанию, ни школьных учебников по этому предмету, ни подготовленных учителей естествознания в России не существует вовсе.

Уже в октябре прошлого года, выступая на конкурсе «Учитель года», министр образования и науки Дмитрий Ливанов (сменивший Фурсенко на этом посту) заявил, что «прочитал текст ФГОСов и ничего не понял». По имеющимся у меня сведениям, минобрнауки заказало новый проект стандарта образования той же команде авторов, которая делала предыдущий проект, и уже выделило деньги на разработку.

Все последствия принятия обсуждаемого стандарта учителя предугадать трудно – кафкианская бюрократическая машина современной России умеет извращать начальственные фантазии самым непредсказуемым образом.

Тем не менее, некоторые последствия очевидны:
1) У чиновников от образования появляется новый механизм подавления инакомыслия среди нелояльных капризам начальства учителей. Ведь требования стандарта туманны, а механизмы контроля прописаны мутно.
2) Продолжится бюрократическое наступление на образование. Объём отчётности, требуемый от учителя и не имеющий никакого отношения к собственно преподаванию, вырос в последнее десятилетие катастрофически. А теперь наверняка придётся отчитываться ещё о соответствии свежевыдуманному стандарту.

Отдельно хочется отметить, что ещё до принятия стандарта учителя само его обсуждения уже сыграло очевидную негативную роль: роль спойлера или, если угодно, громоотвода. Дело в том, что одновременно в поле общественного обсуждения не может быть слишком много тем: в фокусе внимания профессионального сообщества остаётся лишь одна-две, а остальные уходят на периферию и забываются. Например, в ноябре-декабре прошлого года такой темой был новый закон об образовании. И общественному совету при минобрнауки (ОС при МОН), одно из заседаний которого прошло как раз в тот период, было бы естественно обсудить тот законопроект. Ведь ОС при МОН – единственный хоть сколь-нибудь действующий (хотя и посредственный, скажем прямо) механизм коммуникации между профессиональным сообществом и властью. Но повестка заседаний ОС при МОН составляется сильно заранее, так что на заседании в прошлом декабре общественный совет при минобрнауки обсуждал тогда ещё не написанный стандарт учителя, хотя всё общество ждало реакции на тогда ещё не принятый закон об образовании.

Сегодня самой актуальной темой для учительского сообщества Москвы являются слияния школ. Опираясь на новый закон об образовании, новую систему оплаты труда и подушевое финансирование департамент образования г.Москвы под руководством Исаака Калины железной рукой загоняют школы в колхозы образовательные холдинги. Особенно сильно от этой политики страдают известные гимназии и лицеи, коррекционные школы и школы для детей с медицинскими проблемами (например, подушевое финансирование не учитывает необходимости наличия в таких школах отдельных специалистов для работы с детьми с синдромом дауна и аутизмом).

Так что вброс стандарта учителя в информационное пространство отвлекает профессионально сообщество от обсуждения наиболее актуальных и острых проблем образования, стоящих сегодня перед российским обществом.

Текст: Колюцкий Григорий, кандидат физико-математических наук
Источник: http://finam.info/news/standart—eto-neprilichnoe-slovo/

Добавление. Написать стандарт учителя до того, как написан стандарт депутата — очевидная глупость, которую легко исправить, поручив написание стандарта депутата большому специалисту по этике депутата Пехтину, освобождённому недавно от выполнения обязанностей депутата. Надо посмотреть, как этот документ будет работать на обозримом количестве депутатов Государственной думы. Только потом можно доверить Думе утвердить профессиональный стандарт учителя, который будет действовать на необозримом количестве учителей, исчисляемом сотнями тысяч.

А если без шуток, то стандартизировать представителей творческих профессий — это что-то с чем-то! Это апофеоз желания современной нелегитимной власти заткнуть всем рты, связать руки и т.п. .

Пока еще нестандартный учитель математики Шевкин А.В.

http://www.shevkin.ru/?action=ShowTheFullNews&ID=864

Кодекс учителя снаружи и внутри

19.02.2013 Наталья Савицкая

Новый стандарт педагога призван вывести наше образование на международный уровень

Стандарт предписывает: учитель должен уметь водить детей в походы и на экскурсии.
Фото Интерпресс/PhotoXPress.ru

На сайте Министерства образования и науки РФ появился проект профессионального стандарта педагога. Рабочую группу по разработке концепции и содержания стандарта возглавил Евгений Ямбург, член Общественного совета при Минобрнауки РФ, директор центра образования № 109 г. Москвы. «Труд педагога должен быть избавлен от мелочной регламентации, освобожден от тотального контроля», – сообщается в документе, регламентирующем каждый шаг и без того замученного лишним контролем школьного учителя.

Первое впечатление от прочитанного документа: как много и сколь многим учитель должен… Начало обсуждения стандарта учителя было положено еще в памятный 2010 год, нареченный властью Годом учителя. Тогда надо было как-то ударно отметить учительство. А события шли, как назло, праздничной атмосфере совсем не соответствующие.

Напомним, что в 2010 году много шума наделали истории с избиением учителей подростками. После случая с шелеховской пенсионеркой-учительницей, которую пинали на уроке физкультуры школьники-отморозки, стали раздаваться голоса учителей, что педагога надо бы как-то защитить. Но на свет появился совсем другой документ, не защищающий учителя, а обязывающий. Стандарт (впрочем, тогда его еще называли кодексом, а был он меньше по объему) учителя, как и полагается, спустили для обсуждения в массы.

И учителя резко раскритиковали его, обозвав «уголовным кодексом». «Люди, его составляющие, вообще-то имеют хоть какое-то отношение к образованию или нет? – в лоб спросили учителя тогдашнего министра образования и науки РФ Андрея Фурсенко. – Интересно, какого такого учителя имели в виду составители стандарта, когда писали следующее: «Учитель не должен использовать «в личных целях» телефон и компьютер, требовать дополнительного вознаграждения за свою работу и распространять сплетни»?

Нынешний стандарт учел уроки прошлого, но не настолько, чтобы окончательно отмежеваться от предшественника. Так что это вообще – тотальный контроль над каждым учителем? Или все сделано всего лишь для удобства проверяющих чиновников?

Введение стандарта после пилотной фазы предполагается с 1 сентября 2014 года. Ответственность за внедрение проекта предполагается возложить на еще не созданную общественную ассоциацию «Профессиональный стандарт учителя-2013». Как говорится в преамбуле документа, профстандарт «должен прийти на смену морально устаревшим документам, призван прежде всего раскрепостить педагога, дать новый импульс его развитию». Разработчики трактуют стандарт (обращенный к личности педагога) как «инструмент реализации стратегии образования в меняющемся мире, повышения качества образования и выхода отечественного образования на международный уровень».

Характеристики успешного педагога заключаются в том, что он готов к переменам, мобилен, способен к нестандартным трудовым действиям, ответственный и самостоятельный в принятии решений. Теперь – что учитель должен в обучении? Иметь высшее образование. (Все, кто его не имеет, должны пройти переподготовку.) Демонстрировать знание предмета и программы обучения. Уметь планировать, проводить уроки, анализировать их эффективность.

В области воспитания педагогам необходимо «владеть методами организации экскурсий, походов и экспедиций, методами музейной педагогики» и другими подобными искусствами педагогики.

В области «развития детей» учитель должен быть готов принять разных детей, «вне зависимости от их реальных учебных возможностей, особенностей в поведении, состояния психического и физического здоровья; иметь способность в ходе наблюдения выявлять разнообразные проблемы детей, связанные с особенностями их развития; оказать адресную помощь ребенку своими педагогическими приемами». Учитель обязан уметь «читать документацию специалистов» (психологов, дефектологов и т.д.). «Уметь составлять вместе с другими специалистами программу индивидуального развития ребенка. Осуществлять совместно с дефектологами психолого-педагогические характеристики (портрет личности учащихся)».

Помимо общих в документе отдельно прописаны требования для педагогов начальной школы и дошкольного образования. Также выделены приложением и стандарты для учителя русского языка, математики и информатики. Раздел «Методы оценки» утверждает, что, «оценивая профессиональные качества педагога, необходимо обеспечить обратную связь с потребителями его деятельности – учениками и его родителями».

Проект стандарта предполагает, что оценка соответствия требованиям, предъявляемым к учителю, может быть «проведена посредством внутреннего аудита, включающего анализ планов и отчетов, посещение проводимых им уроков, или в иной форме». Объем и частота проведения аудита, говорится в проекте, устанавливаются самой образовательной организацией исходя из ее политики в области повышения качества образовательных услуг.

В общем, с одной стороны, учителю говорят о том, что он и так делает. С другой стороны, чиновники даже не пытаются сократить объем письменной отчетности, а, наоборот, понуждают учителей писать кучу программ, планов и прочих бумаг.

Впрочем, может, и правильно сказал один учитель на форуме про стандарт: «Прочесть и быстро забыть. Мой личный кодекс давно у меня внутри».

Опубликовано в Независимой Газете от 19.02.2013
Оригинал: http://www.ng.ru/education/2013-02-19/8_codex.html

О. Смолин Результаты мониторинга и критерии оценки деятельности федеральных государственных учреждений высшего профессионального образования

19.02.2013. Пресс-Центр РИА Новости. Заседание Общественного совета при Министерстве образования и науки РФ

Смолин О.Н. Уважаемые коллеги! Я так много критиковал мониторинг и его итоги, что сегодня постараюсь сосредоточиться на конструктиве. Единственное, что хочу заметить: в Государственной Думе оппозиционной фракцией подготовлен проект документа о возбуждении процедуры парламентского расследования по этому поводу. Будет или нет запущен, не знаю, но такой документ в проекте существует.

Начну с того, что я поддерживаю критерий трудоустройства в качестве одного из измерителей эффективности работы вузов, не потому, что он идеальный, но из всех, которые обсуждались, этот мне кажется наиболее приемлемым. Это первое.

Второе. Я полагаю, что мониторинг должен проводиться по группам вузов.

Уважаемый Александр Алексеевич (Климов – зам. министра образования), то, что вы признали первую группу такой, где признаки неэффективности связаны с особенностями специфики деятельности, тем самым вы признали, что мониторинг не про них. Вообще говоря, это признание неэффективности самого мониторинга. Я поддерживаю уважаемого Евгения Александровича Ямбурга, я бы к этой группе отнёс и педагогические вузы, поскольку у них большая специфика деятельности и как профессор на четверть ставки педагогического вуза не могу согласиться, что они уже перестали быть педагогическими. Может быть, кто-то и перестал, но большинство остались педагогическими. Если там есть, например, юристы, то они в большинстве готовят учителей права, а не юристов.

Третье. Понятно, что нет и не может быть единого универсального критерия или даже нескольких критериев, поэтому количество критериев надо увеличивать. Мы обсуждали эту тему с Виктором Антоновичем Садовничим, и он, и я, хоть я не математик, полагаем, что порядка 15 видов критериев должно быть, чтобы неидеальные критерии погашали недостатки друг друга.

Четвёртое. Единый госэкзамен. Не могу согласиться с таким критерием эффективности или неэффективности вуза по двум причинам.

Причина первая. ЕГЭ поступающих отражает не качество работы вуза, а престиж будущей специальности. Мы, например, сначала наказываем выпускников педагогических, сельскохозяйственных, вузов культуры низкой зарплатой, а затем предлагаем второй раз наказать эти вузы за то, что к ним не идут самые способные ученики. Выпускники, естественно, народ прагматичный, они идут туда, где будет более высокая заработная плата.

Во-вторых, полагаю, что это предложение всерьёз расходится, в том числе с конституционными нормами. Конституция устанавливает, что на конкурсной основе отбор производится только на бесплатные учебные места. Право человека на платное образование Конституция никак не ограничивает. Как Конституционный суд может трактовать ситуацию, когда человек не может поступить в вуз при определённых баллах ЕГЭ за собственные деньги, это, вообще, говоря, отдельная большая тема. Кстати, пользуясь случаем, хочу заметить: в мире сейчас наблюдается другая тенденция – принимают по-максимуму, но и отсеивают по-максимуму. А у нас при подушевом финансировании, не говоря уже о негосударственных вузах, студентов стараются не отсеивать — вот, в чём проблема. Барьер надо ставить, на мой взгляд, не столько на входе, сколько в процессе самого обучения – это будет соответствовать международной тенденции. В крайнем случае, критерий среднего балла ЕГЭ поступающих можно использовать только по группам вузов, вот там он что-то будет отражать.

Пятое. Наука. Безусловно, наука во всех международных рейтингах является одним из ключевых показателей, но я хотел бы обратить внимание на то, как у нас предлагается измерять научные достижения.

Во всём мире эффективность затрат измеряется по результатам. У нас предлагается эффективность результатов измерять по затратам, то есть ровно наоборот. Не важно, что ты открыл, получил ли ты патент или не получил. Важно, сколько ты денег потратил. Коллеги, согласитесь, это странный критерий для измерения эффективности научной деятельности вуза. Считаю, можно использовать какие-то критерии. В том числе рейтинговые журналы, не только международные, но и ВАКовские журналы в России, хотя мы тоже должны иметь в виду, что эти критерии далеко не идеальные, у нас многие ВАКовские журналы помещают статьи за деньги, как многим известно.

Шестое. Что касается метров на студента. Мне представляется, что этот критерий стимулирует неэффективное использование имущества. Я напомню пример: в тройку лучших британских вузов недавно вошёл Британский открытый университет – несколько сот тысяч студентов. Мы приняли закон об использовании электронного обучения и дистанционных технологий, мы всерьёз полагаем, что в Британском открытом университете или в Анатолийском, где 1 миллион 200 тысяч студентов, там по 11 или 13 метров на студента приходится. Это нереально. Надо совмещать предложение с современным уровнем развития образования.

Седьмое. Доход на преподавателя. Эта позиция стимулирует увольнения преподавателей. Если вы откроете так называемую «дорожную карту», недавно утверждённую правительством, то вы там увидите, что наряду с сокращением студентов предполагается увеличение количества студентов в расчёте на одного преподавателя. Если это будет связано с современными технологиями, ладно, хуже, если это будет связано с банальным увеличением нагрузки. Кстати сказать, нагрузка на одного преподавателя на одну ставку уже увеличилась с 700 до 900 часов. Профессор, который превращён в «ломовую лошадь», перестаёт быть профессором. Профессор должен иметь время работать над собой. Иначе ему просто нечего будет дать студентам.

Восьмое. Позиция касается негосударственных вузов. Как куратор Совета по негосударственному образованию хочу сказать следующее: абсолютно справедливы требования, чтобы в части качества образования, трудоустройства и т.д. требования к негосударственным вузам были такие же, как к государственным. Но вот, что касается финансов, имущества, то надо иметь в виду, что есть заведомо разные условия. Одним государство даёт деньги, другим денег не даёт. Налоговый режим разный, материальная база в одном случае получена по наследству, в другом – создана самостоятельно. Здесь, мне представляется, тоже надо внимательно подумать над критериями.

Девятое. Вузы с социальной миссией. Не случайно в первой версии мониторинга в неэффективные попали 20 вузов, которые обучали инвалидов. Я ещё раз, пользуясь случаем, благодарю Александра Алексеевича, который здесь пошёл нам навстречу, и вузы, которые обучают инвалидов, были переведены в первую группу. Но я считаю, что показатели, отражающие социальную миссию, — образование инвалидов, малых народов Севера и т.д. – должны быть фактором не наказания вузов, а наоборот поощрения. И должны учитываться в критериях.

Наконец, тема номер десять – это показатели мониторинга практически никак не коррелируют с показателями аккредитации. В этой связи я бы предложил министерству образования и науки, Рособрнадзору, другим министерствам, парламентским комитетам, Общественному совету, Российскому союзу ректоров создать совместную группу, кстати, благодарю за предложение Минобрнауки войти в такую группу, и совместно выработать критерии, их опубликовать, нормально обсудить, только после этого применять. Нельзя, чтобы вуз, только что признанный и аккредитованный, подтвердивший качество образования, вдруг оказывался неэффективен.

Заканчивая, уважаемые коллеги, хочу сказать вот что. Закрытие университетов никоим образом не может быть целью мониторингов. Недавно Норвегия объявила свою национальную идею: Норвегия открывает университеты. Вряд ли России нужно объявлять в качестве национальной идеи формулу: Россия закрывает университеты. Целью действительно должно быть повышение качества нашего образования и предельная осторожность в том, что касается наших вузов для того, чтобы из добрых намерений мы не понизили и без того уже упавший человеческий потенциал нашей страны.

http://www.smolin.ru/actual/public/2013-02-19.htm

В 2013 году для российских учителей введут новые профстандарты

Министерство образования и науки России вынесло на общественное обсуждение новый проект профессионального стандарта, специально разработанный для педагогических составов общеобразовательных учреждений.

Новые профстандарты, которые будут применяться со следующего года, будут учитывать проведение оценки «по единым критериям на всей территории России». Например, учителя должны будут использовать психологические приемы в работе. То есть учитель должен будет уметь вовремя поддержать ученика, который не смог найти общий язык со сверстниками, своевременно помочь ему в изучении темы, пропущенной по болезни.

А для учителей начальных классов и работников детских дошкольных учреждений сделают упор на том, что педагоги должны владеть многими современными электронными технологиями. Ведь ни для кого не секрет, что  компьютеризация – это будущее нашей планеты.

Также в планы правительства входит «обинтернетить» все школы России. К примеру, с помощью сети родители школьников смогут своевременно проверить результаты успеваемости, посещаемости, а также узнавать новости из жизни школы и класса. Пока эта система развивается только в Москве. Но вскоре это новшество придет на территорию всей страны. Еще министерство образования хочет значительно облегчить жизнь учителям. Оно поставило перед собой задачу по сокращению отчетности, на которую педагоги тратят «полжизни».

На официальной странице Минобрнауки РФ в живом журнале прописано, что педагог должен иметь высшее образование, уметь планировать и анализировать уроки, организовывать экскурсии, объективно оценивать знания учеников и так далее. В общем, разработчики предлагают общественности ознакомиться с проектом и внести в него свои поправки и предложения.

http://www.kp.ru/online/news/1374200/

Перед ЕГЭ не надышишься Что нужно знать о Едином госэкзамене по математике-2013?

Как наиболее эффективно подготовиться и сделать минимум ошибок в одном из самых трудных из экзаменов ЕГЭ — математике? Об особенностях и специфике сезона-2013 «МК» рассказал разработчик заданий математического экзамена — руководитель Федеральной комиссии разработчиков КИМ ЕГЭ по математике Иван Ященко.

— Во-первых, надо сразу сказать, что никаких радикальных изменений в ЕГЭ по математике, и в особенности в его базовой части, по сравнению с прошедшим годом нет, — успокоил он. — Изменения скорее касаются ГИА в 9-м классе — там мы перешли от экзамена по алгебре к экзамену по математике из трех частей — алгебра, геометрия и реальная математика (практические задания). Мы с гордостью сообщаем, что за прошедшие три года практически исчезла критика экзамена со стороны родителей. Но важнее другой вопрос выпускников — как готовиться к экзаменам?

Главная задача завершающего этапа подготовки к экзаменам, по словам Ященко, — не ВЫУЧИТЬ математику, что делать уже поздно. И не ориентироваться на то, что сдать нужно непременно на 100 баллов. 90—95—100 баллов — столь высокие результаты нужны для поступления в ведущие вузы, где требуется знание математики выше среднего. Но у тех, кто нацелен на высокий балл и на физмат, и так иной уровень подготовки.

— Всем же остальным, — сказал Ященко, — важно сдавать экзамен на тот уровень, на который они МОГУТ его сдать. Решайте те задачи, которые вы можете решить и обеспечить отсутствие случайных ошибок. Для успешного решения очень важно понять условия задачи — и это реально большая проблема для многих. Знаний детей хватает, чтобы справиться с заданием, но изначально неправильно понятое неправильно и решается. 40% ошибок — это неверно понятое условие.

Ященко рассказал, что в прошлом году треть тех, кто получил предельно высокие баллы, но тем не менее не добрал до сотни, решили все самые сложные задания, но ошиблись в простейших вычислениях базового уровня.

— Уже третий год подряд экзамен по математике абсолютно реалистичен — он состоит не из абстрактных задач, а из задач, которые мы встречаем в повседневной жизни. Скажем, поезд отправляется в 9.45 утра, а прибывает в 12.15 следующего дня. Сколько поезд был в пути? Просто? Да, но перед этим вопросом в прошлом году спасовало 30% ребят! Это значит, что треть детей просто неспособны решать нужные в обычной жизни задачи — подсчитать сдачу после покупок, маршрут, выбрать оптимальный тариф мобильной связи и т.д. Это очень плохой признак…

Занимайтесь по самому обычному школьному учебнику — если вам кто-то предлагает какую-то «суперметодику» (что случается) — не верьте, это мошенники и жулики, желающие собрать деньги за совершенно ненужные курсы и тренинги.

материал: Евгений Балабас

http://www.mk.ru/print/articles/817186-pered-ege-ne-nadyishishsya.html

Студентов, не согласных с реорганизацией вузов, отчислят

25 февраля 2013

Процедура слияния вузов не предоставляет студентам неэффективных учебных заведений альтернативу — это следует из проекта приказа Минобрнауки

Министерство образования и науки подготовило проект приказа, который устанавливает порядок и условия перевода студентов в случаях реорганизации вуза и присоединения его к другому высшему учебному заведению, а также в случаях аннулирования лицензии вуза или лишения его аккредитации. Это первый документ, которые прописывает механизм слияния эффективных и неэффективных вузов. Впрочем, как и сам процесс реорганизации, так и его документальное оформление могут вызвать протест со стороны студенческого сообщества.

Так, в проекте приказа зафиксировано, что перевод обучающихся обязан обеспечить учредитель вуза только при письменном согласии студентов. При отсутствии такового учащийся будет отчислен.

Перевод студента в новый вуз осуществляется по принципу схожих специальностей и направлений подготовки. Так, если он проходил обучение по специальности «экономика», то на такое же направление его переводят и в новый вуз. Помимо этого, министерство предоставляет студентам реорганизуемого вуза возможность перейти в принимающее учебное заведение с изменением направления подготовки.

При этом ни возможности отказа, ни альтернативы студентам предоставлено не будет. Официальная формулировка гласит: «В случает отказа от перевода в предлагаемое принимающее образовательное учреждение обучающийся указывает об этом в письменном заявлении» — при несогласии студента перейти после реорганизации в новое учебное заведение он будет просто отчислен без предоставления места в каком-либо другом вузе.

Такую трактовку проекта приказа подтвердил уполномоченный по правам студентов РФ и глава Российского студенческого союза Артем Хромов.

— Действительно, такой пункт есть. И, увы, придется так делать. Введение такой нормы, по сути, вынуждает студента согласиться и перейти в другое учебное заведение, — говорит Хромов.

В проекте приказа также говорится, что руководители принимающих учебных заведений должны сообщить о согласии или об отказе принятия студентов в порядке перевода с сохранением условий обучения. Объявление для студентов о реорганизации учебного заведения происходит в пятидневный срок уже после принятия решения о его закрытии. К тому же перевод обучающихся не зависит от времени учебного года — так, вуз может быть закрыт во время сессии или в период каникул.

— Я поднимал этот вопрос на общественном совете при Минобрнауки. Сейчас студенты узнают о реорганизации своего вуза через Twitter или сарафанное радио, поэтому и рождается такое недовольство, — подчеркнул Хромов. — Необходимо объявлять о таких решениях заранее и перед реорганизацией представлять программы развития, компенсации обучения, сохранения условий и т.д. Сегодня подобные решения принимаются поспешно.

Ректор МГТУ имени Баумана Анатолий Александров считает, что сокращать число вузов и принимать подобные решения необходимо, иначе российское образование ждет гибель — по словам ректора, сегодня существует масса высших учебных учреждений, «которые и вузами назвать нельзя».

— Конечно, все будут работать над тем, чтобы у студента была возможность продолжить образование. В случае если большинство студентов решает, что обучение в новом вузе пойдет им на пользу, нужно прислушиваться к мнению большинства. Я думаю, это сделано, чтобы избежать того, что устроил Бабурин в РГТЭУ. Мы все понимаем, что вузы, которые не соответствуют требованиям, должны прекратить свое существование, — говорит Александров.

Проректор РЭУ имени Плеханова Сергей Марков, чей вуз уже прошел через слияние с РГТЭУ, считает, что подобная норма позволит перевести слияния эффективных и неэффективных вузов в правое поле.

— Это логичная вещь. В данном случае прописывается процедура, чтобы в будущем не было правового вакуума, для предотвращения чрезмерных жалоб и судебных исков. Людям придется уходить из вуза, если они не согласны с правом университетов сливаться и расходиться. Придется смириться с новой реальностью, — говорит Марков.

Читайте далее: http://izvestia.ru/news/545575#ixzz2LvFrvHXt

Психологический центр Новгорода: от помощи детям к профанации за деньги

Мне бы хотелось рассказать о ситуации, которая сложилась в одном из психологических центров города Новгород.  Некоторое время назад я работала в одном государственном учреждении, оказывающем услуги детям от рождения до 18 лет. Непосредственно наш отдел занимался детьми до 4 лет. В нашей команде были психологи, логопеды, дефектологи. Работа была обширной. Занимались и детками с ограниченными возможностями, и с детками, имеющими какие-либо трудности в адаптации, с неврозами, помогали в реабилитации детей с ДЦП, с синдромом Дауна. Работа шла во многих направлениях. Служба раннего развития в нашем городе и по всей области была единственная. Родители были очень рады и благодарны за работу службы. Специалисты отдела пытались понемножечку систематизировать накопленный опыт, особенно в области работы с детьми с аутистическими расстройствами, с ДЦП, с нарушениями слуха и зрения.  Большая работа проводилась с родителями.

Стоит отметить безграмотность населения в вопросах воспитания и развития детей раннего возраста. Клубов, занятий для данного возраста очень много, но, к сожалению, тех, которые бы занимались теми направлениями, которые важны именно для данного возраста, очень мало. Жалко, что многолетний накопленный опыт советских и иностранных ученых позабыт. И изучение букв, большое количество разных игрушек вытеснили знания о естественном развитии детей раннего возраста. Но это так, лирическое отступление. Просто хотелось сказать, что работа, действительна, была эффективной и очень необходимой для нашего города, да и, наверное, можно сказать для страны, поскольку мы сотрудничали с отдельно сформировавшимися службами раннего вмешательства в Архангельске, Томске, Санкт-Петербурге и еще некоторых городах России. Велась работа с иностранными организациями.

В начале своего существования наш отдел набирал свои обороты. Работа кипела, открыли большое количество бесплатных групп для детей, клубов для родителей. Индивидуальные приемы велись также бесплатно. Каждый индивидуальный прием длился 50 минут. Для диагностики ребенка время было неограниченно, можно было 2 приема назначить, а, если нужно, то и больше. Для диагностики детей раннего возраста нередко необходима работа двух специалистов, а иногда и общая работа всего отдела. Ведь ни для кого не секрет, что правильно поставленный диагноз это уже чуть ли ни половина успеха в работе. При этом занимались мы совсем  за небольшую зарплату. Лично я  получала 5 000 – 6000 рублей, иногда, конечно, были и премии, но небольшие 2000 – максимум 3000 рублей. Но я еще молодой специалист с низшей категорией, а чтобы повысить ее необходимо проработать 2 года.  Но так работать нам пришлось недолго.

С 2012 года для нашего руководства важнее стало количество принимаемых клиентов. Сверху поступило распоряжение вести группы в два раза больше по количеству детей и в два раза меньше по времени продолжительности. Ну, получалось как на заводе, пришел – отстучал – ушел. Что ж, попробовали и так работать. Количество детей, побывавших в нашем центре, несомненно, увеличилось. И вроде бы все довольны, только вот мы понимали, что качество нашей работы  ухудшилось. Запретили совместные диагностические приемы, из-за большого количества групп уменьшилось количество индивидуальных приемов. Людям приходилось ждать до повторного приема  2-3 недели, а  иногда и целый месяц. А для ребенка раннего возраста один месяц – это огромный период, за который столько всего может произойти. В общем, повторные приемы в данном случае были как первичные приемы, все приходилось начинать чуть ли не с самого начала. Число специалистов — кто работал непосредственно с детьми — конечно, не увеличилось, было и осталось 2,5 ставки. А объемы увеличились конкретно, почти в два раза. Зарплата при этом осталась на прежнем уровне.

Мы все думали о развитии отдела, о накопленном опыте и возможности собственного развития, ездили, учились, смотрели, устраивали видеосъемки приемов с последующим разбором работы. А руководство все цифр и объемов требовало, и потихонечку стало намекать, что надо бы учиться зарабатывать самостоятельно, думать об услугах, которые можно было бы продать.

В результате, объем мы выдали, но желания работать уже не было, да и сил тоже. Какой тут индивидуальный подход… Как сложно и больно было смотреть на детей, которым реально можно было помочь, родителям, которым просто чуть больше времени нужно было, чтобы им разъяснить, как поступать с детьми. Но индивидуального времени было мало, а требований и желаний объемов было большим. Ходили мы к директору, разъясняли, просили и доказывали, что нельзя так. Нельзя без последовательности, четкости и индивидуального подхода к каждому, что вырастут у нас не личности, а массы. А нам все про объемы и про «надо».

Кульминацией стало распоряжение директора: индивидуальный прием будет длиться не один час, а 30 минут. Нет, подумали мы, это уже предательство собственной профессии. Относиться к людям, как к безликим роботам, а тем более к тем, кто только-только появился на свет? Стать соучастником развития и появления психических нарушений, дезадаптации и десоциализации? Сначала я, затем все мои коллеги по отделу, подали на увольнение.

Отдел наш развалился… и, по-видимому, кроме нас и наших детей и родителей никому наша работа не нужна. Государству нашему, вероятно, выгоднее лечить болезни, а не заниматься полноценным развитием наших граждан с самого начала. Больно, что жизнь людей превращается в одномерное, безликое, ограниченное, узкое, сжатое подобие жизни. Что мы в одиночку бессильны, а объединиться для истинной борьбы духа не хватает. Но хватит ли нам силы духа видеть обезличенное, несчастное потерянное поколение наших детей? И стоит ли ждать последствий нашего бездействия или все-таки встать с коленей и начать быть?

Образование в объятьях гламура

24.02.2013

МОЖНО СТРОИТЬ ОБУЧЕНИЕ НА ФОРМУЛАХ «ЖИВИ ИГРАЮЧИ», «НЕ БЕРИ В ГОЛОВУ», «НЕ ГРУЗИ БЛИЖНЕГО СВОЕГО»

Гламур проник в образование. Что это – модное поветрие, затяжная болезнь, угроза национальной безопасности? Об этом в материале, написанном для газеты «БИЗНЕС Online», рассуждает профессор КФУ Михаил Щелкунов. На его взгляд, этомощный тренд потребительского общества, который порождает самые разные феномены: глэм-литературу, глэм-искусство, глэм-науку, глэм-культуру и, как ни прискорбно, глэм-образование.

ЧТОБЫ ПРОИЗВОДИТЬ ВПЕЧАТЛЕНИЕ НА ПУБЛИКУ

Гламур приходит в образовательную среду вместе с человеком «массы», несущим стереотипы глэм-культуры. Главнейший из них – создать себе на основе брендов привлекательный имидж, чтобы производить впечатление на публику.

Гламур сопутствует потребительскому отношению к образованию. Ведь для потребителя образование не предмет трудоемких усилий, а товар. Его можно приобрести за деньги без особых личностных затрат – интеллектуальных, волевых, физических. В этом смысле гламур – отличный маркетинговый инструмент в условиях коммерциализации системы образования. Этически и эстетически гламур в образовании оправдан нравами и вкусами современного общества, которое не зря именуется цивилизацией «вечного праздника», «всеобщего карнавала».

MAKE US FUN!

Общество

Образование в объятьях гламура

24.02.2013

МОЖНО СТРОИТЬ ОБУЧЕНИЕ НА ФОРМУЛАХ «ЖИВИ ИГРАЮЧИ», «НЕ БЕРИ В ГОЛОВУ», «НЕ ГРУЗИ БЛИЖНЕГО СВОЕГО»

Гламур проник в образование. Что это – модное поветрие, затяжная болезнь, угроза национальной безопасности? Об этом в материале, написанном для газеты «БИЗНЕС Online», рассуждает профессор КФУ Михаил Щелкунов. На его взгляд, этомощный тренд потребительского общества, который порождает самые разные феномены: глэм-литературу, глэм-искусство, глэм-науку, глэм-культуру и, как ни прискорбно, глэм-образование.

ЧТОБЫ ПРОИЗВОДИТЬ ВПЕЧАТЛЕНИЕ НА ПУБЛИКУ

Гламур приходит в образовательную среду вместе с человеком «массы», несущим стереотипы глэм-культуры. Главнейший из них – создать себе на основе брендов привлекательный имидж, чтобы производить впечатление на публику.

Гламур сопутствует потребительскому отношению к образованию. Ведь для потребителя образование не предмет трудоемких усилий, а товар. Его можно приобрести за деньги без особых личностных затрат – интеллектуальных, волевых, физических. В этом смысле гламур – отличный маркетинговый инструмент в условиях коммерциализации системы образования. Этически и эстетически гламур в образовании оправдан нравами и вкусами современного общества, которое не зря именуется цивилизацией «вечного праздника», «всеобщего карнавала».

Психология глэма — постоянный поиск наслаждения, развлечения, комфорта. Для ее носителей образование – источник удовольствия. Их лозунг: «Обучение через удовольствие: make us fun!».

Образование начинает все больше напоминать игру или шоу. Не спорю, игровой момент присущ обучению, но в меру. Как и во что можно играть, осваивая высшую математику, нанотехнологии, фундаментальную медицину, генную инженерию и другие серьезные предметы?

Шоу-практики придают образованию вид развлекательного представления, в котором стирается различие между реальными действиями и их символическими аналогами. Отсюда имитирующий, «понарошечный» характер шоу-практик. Взять, к примеру, шумные акции в духе «два прихлопа – три притопа», посвященные борьбе с коррупцией в вузе. Они вряд ли реально повлияют на носителей этого зла. Или громкие заклинания типа: «Наша alma mater – лучшая в мире!» — разве они поднимут ее рейтинг в списке вузов?

ДА ЗДРАВСТВУЕТ ПРАЗДНИК!

Гламур культивирует в образовательном учреждении атмосферу постоянного праздника. Своей броскостью, яркостью, зрелищностью она создает впечатление об образовании как о продолжении «праздника жизни», а о вузе — как о месте приятного времяпрепровождения. Здесь все отмечено безоглядным оптимизмом, удовольствием, весельем, культом молодости.

При этом праздничная атмосфера совмещается с «пофигистским» (в стиле cool) отношением учащихся к фундаментальным ценностям науки, образования, высокой культуры. Оно строится на формулах «живи играючи», «не бери в голову», «не грузи ближнего своего», «я этого достоин», «бренд всему голова».

НЕ БЫТЬ, А КАЗАТЬСЯ

Образование под воздействием гламура приобретает черты имиджевого блага. Индивиду важно не содержание знаний, а внешняя форма их удостоверения – диплом, аттестат, сертификат. Чем их больше и чем они престижнее, тем более образованным предстает их обладатель в глазах окружающих.

Отсюда погоня за образовательными брендами: поступить в широко известный вуз, обучиться модной профессии, обладать престижным дипломом, познакомиться с именитыми преподавателями, заиметь ученую степень.

Между тем настоящая образованность удостоверяется реальными знаниями и умениями. А если дипломом престижного вуза прикрывает никудышные знания его обладателя? Если тренинг у именитого специалиста сводится к получению «корочки»? Если диссертация просто куплена на рынке теневых услуг? Тогда хваленый бренд превращается в фантом-обманку, которым человек маскирует отсутствие подлинной образованности.

Ее место замещает имиджевый интеллектуализм – стремление индивида произвести впечатление широко образованного человека, который разбирается в достижениях науки и культуры, цитирует в разговоре знаменитых авторов. На самом деле это выражение умственного потребительства: присвоить истину в виде результата чужого усилия.

КАК БЫ ЖИЗНЬ, КАК БЫ ОБРАЗОВАНИЕ

Гламур – искусная подделка реальной жизни, как бы жизнь. За имиджевой привлекательностью человека скрывается внутренняя пустота. Чувства, слова, мысли, внешность заимствуются из глянцевых журналов, рекламных слоганов, медийных шоу, а потому – ненастоящие, искусственные.

Вот и образование в объятиях гламура превращается в как бы обучение, как бы воспитание. Именно как бы — если освоению первоисточников предпочитают знакомство с книжками вроде «Кант (Вебер, Пиа-же Кейнс, и т.д.) – за 30 минут!», «История экономики (права, социологии, психологии и т.д.) в картинках». Самостоятельное написание рефератов подменяют скачиванием готовых из интернета. Вместо чтения учебников зубрят шпаргалки типа «вопрос-ответ». Подготовку к аттестации сводят к натаскиванию по тестам.

Сразу вспоминается классическая фраза: «По форме – правильно, по существу – издевательство».

С помощью гламура индивид стремится убежать – пусть в своих фантазиях – от скуки и однообразия настоящей жизни. Точно так же имиджем своей образованности он пытается компенсировать собственную отчужденность от подлинных знаний, умений, навыков.

Гламур сравнивают с мертвечиной в эстетике, культуре, он губит жизнь во всех ее проявлениях. За внешним блеском и красивой «упаковкой» глэм-образованности скрывается омертвление живой мысли, творческого воображения, подлинных эмоций. Перефразируя Ч. Элиота, можно сказать: «Гламур и образование — плохие любовники».

ВСЕРЬЕЗ И НАДОЛГО?

Каковы перспективы глэм-образования? Оно очередное поветрие или долговременная тенденция? Ответил бы так. Система образования ныне отнесена к сфере услуг, то есть живет по рыночным законам спроса и предложения. И если потребители жаждут брендов, имиджей и символов-обманок, то обязательно будет спрос на мнимую образованность и глэм-образование. Пока что он далек от исчерпания. Продолжает расти число купленных дипломов, удостоверяющих не только обучение в вузе, но и кандидатские и докторские степени. Скандалы разгораются даже в престижных московских вузах, что уж говорить о многочисленных филиалах и представительствах.

Что касается подлинного образования, то оно востребовано как раз теми, кто будет развивать экономику брендов и культуру имиджей. К счастью, остаются еще и такие, кто не потерял вкуса к реальной, а не иллюзорной жизни и заинтересован в реальном, а не мнимом образовании. Может, на них вся надежда?

Михаил Щелкунов

http://www.business-gazeta.ru/article/75743/

 

Бюджетная реформа против больных детей

Уничтожение детских садов компенсирующего вида

В Москве происходит ликвидация детских садов компенсирующего вида. Всех специалистов с 01 сентября 2013 года сократят,и наши детки,которым по состоянию здоровья необходимы постоянные занятия с логопедами, дефектологами,психологами и другими специалистами не смогут получать квалифицированную помощь.Вся проблема по развитию таких детей будет возложена на родительские руки и кошельки.Мы посещаем такой сад первый год,а в прошлом году обучение частными специалистами обходилось мне, вдове с 2-мя детьми,младшему 3 года,в 20-25 тысяч рублей.Я призываю родителей детей,посещающих ДОУ компенсирующего вида:Давайте объединим наши усилия и поднимем проблему в городе Москве,потому что это касается не только ЮВАО. Прошу юристов помочь в составлении грамотно сформулированного запроса в Министерство образования и Правительство Москвы,чтобы дали вразумительные объяснения,как предполагается работать с детьми,имеющими проблемы со здоровьем с нового учебного года.

http://democrator.ru/problem/9967


Управление школой: каждый административный принцип должен поверяться педагогическим

Владимир Лизинский

Без этого никакой, даже самый высококлассный менеджмент делу не поможет

В последнее время директору навязывают исключительно менеджерскую позицию. Разрушительная роль подобного управления очевидна, ведь школа – учреждение воспитательное, а не производственное. И строится она в первую очередь в соответствии с гуманитарными, а не технически-организационными принципами. Об этом шла речь на секции «Административное и педагогическое управление. Двойственный характер управления образованием», работа которой проходила в рамках Международного семинара экспертов в области управления качеством образования, состоявшегося в Москве в середине февраля. На семинар приехали специалисты из Австралии, Финляндии, Японии. Руководитель секции – профессор кафедры педагогики и психологии АПКиППРО Владимир ЛИЗИНСКИЙ, – говоря о необходимости грамотного соединения административного и педагогического управления, показал, как тот или иной тип управления влияет на все взаимоотношения внутри школы – как личностные, так и профессиональные.

Директор – менеджер

Начнем с программы развития школы. Директор, пренебрегающий педагогическим управлением, может составить лишь административную программу развития, в которой будут упущены смысл и цели развития педагогического коллектива. Так называемые менеджеры, далекие от понимания системообразующей деятельности образовательного учреждения, не делегируют обязанности, а заставляют своих заместителей выполнять собственно педагогическую работу за них. Уклоняясь от педагогического управления, они не могут быть авторитетными для педагогов, не могут сделать точный выбор при принятии решений.
Ведущей деятельностью директора должны быть разработка концепций, путей и содержания развития школы. А для этого необходимо уметь применять накопленные наукой и практикой знания. Менеджер вынужден будет в этой сфере пользоваться чужими разработками и полностью зависеть от чужого профессионального уровня. Так, сегодняшние скоропалительные решения связаны с бухгалтерским подходом к школе как к производству, которое должно приносить прибыль. Яркий пример – объединение школ. При этом отменяется понятие уклада школы. Как это возможно? Ведь во многих школах годами, десятилетиями складывались системы внутренних ценностей.
Чем меньше администрация готова к управлению учебно-воспитательным процессом, тем больше усилий затрачивается на отчетность. Что соответствует, с одной стороны, чиновничьим запросам, с другой – происходит фальсификация реальности за счет подгонки результатов, наукообразия, изобретения липовых достижений. В этом случае выстраиваются субъект-объектные отношения подчинения, беспрекословного выполнения воли вышестоящих. Тогда как педагогическое управление обязательно сопряжено с субъект-субъектными отношениями.
Для административного управления характерны приказ, требование, план, жесткие критериальные подходы, принуждение, должностные инструкции, стимулирование и наказание, организация профессиональной подготовки кадров…
Педагогическое управление предполагает другой тип профессионального взаимодействия: уважительное отношение к сотрудникам, обучение под определенную задачу, помощь, демократизм, поддержку инициативы и творчества, увязывание целей коллектива, личности и организации (правда, администрация часто полагает, что ее цели и цели учителей совпадают, но это наивность).
Без сочетания административного и педагогического управления мы попадаем в ловушку: школа перестает рассматриваться как прежде всего воспитательное учреждение. Управляемая в административно-командном стиле такая школа лишает учеников детства: они ходят туда только затем, чтобы непрерывно что-то сдавать…

Управление минус педагогика

Директор, работающий в логике педагогического управления, прежде чем идти проверять уроки, выяснит у специалистов и выберет наиболее полезные и щадящие подходы. Он понимает, что нельзя контролем заменять процесс, что в основе контрольных действий лежит прежде всего исключительное уважение к учителю – как условие успешного управления.
Но сегодня в большинстве своем директор – это администратор. Поэтому посетив урок, он собирает «свидетелей» – своих замов – и педантично перечисляет недостатки проведенного урока, вытекающие из восьмидесяти трех критериев… или девяноста двух критериев, составленных учеными, бывшими в школе последний раз в детстве.
Учитель в зависимости от темперамента молчит или отбивается, но постепенно начинает осознавать свою профессиональную непригодность. После полутора-двухчасового разбирательства он выходит опустошенный, несчастный… Чтобы с ужасом каждый раз ждать, когда нагрянут с проверкой. И хочется ему на все плюнуть, и приходится искать пути самозащиты, и пытается учитель следовать не своим принципам и выстроенным за годы методам, а делать так, как нужно администрации.
А что же директор? После экзекуции, устроенной в общем-то неплохому учителю, говорит он своим коллегам: «Зато остальные будут готовить к ГИА и ЕГЭ так, чтобы не подвели школу. И хватит этих разговоров о личности, развитии и воспитании – нам не за это платят. Нужно соответствовать велению времени».
Директор, который не может показать интересный, полезный с точки зрения методики, содержания и отношения к детям урок, почему-то всегда знает «как надо»…

Когда анализ урока не карательная  мера, а средство достижения учительского успеха

Хороший руководитель знает, что акцентировать внимание на ошибках – это признак управленческой профнепригодности, поскольку теория и практика управления успехом учит искать во всяком деле достоинства, отмечать интересные поиски и решения. Известно, что хороший директор гордится не только своими учителями, но еще и умением выращивать успешных учителей, создавать условия для хорошей работы и постоянно думает о том, чтобы стимулировать всякий учительский успех.
Такой директор при разборе урока нередко использует трехэтапный метод анализа учебной деятельности учителя. На первом – учитель в режиме свободной рефлексии рассказывает все, что сможет и захочет о подготовке к уроку, о его целях и событиях, о полученных результатах и степени удовлетворенности от только что проведенного занятия. Иногда после этого уже нет нужды проводить второй и третий этапы, достаточно лишь подвести короткий итог.
Но в случае необходимости, на втором этапе, присутствующие стараются обнаружить и показать достоинства, малые педагогические открытия, особенности и черты учительского почерка. Здесь запрещено искать недостатки и ошибки.
На третьем этапе все участники и сам виновник торжества придумывают, изобретают способы качественного улучшения или, правильнее сказать, моделируют урок будущего. Трехсполовинный этап: директор благодарит учителя и договаривается, когда они смогут подумать о дальнейших шагах: если урок прекрасен, показать его коллегам, а если есть проблемы, то каким способом можно обсудить их с учителем в диалогическом режиме…
Однако известно, чем хуже директор и завуч готовы к работе, тем больше ошибок они выискивают. И тут я, как ученый и как практик, могу сказать, что хороших уроков… не бывает. Все зависит от нашей позиции: хотим видеть хороший урок – увидим, хотим увидеть недостатки – я в любом уроке найду тысячу недостатков. Это легко. Сложно другое – уметь содержательно говорить о достоинствах урока. Когда я проводил соответствующее занятие, ни один из администраторов не мог сказать о достоинствах так, чтобы они были яркими, удивительными, чтобы можно было сфокусировать внимание остальных. Это выглядело примерно так: «Это был хороший урок, были правильно расставлены все акценты, было все как положено, учитель назвал цели, на доске писал что положено». Разве это интересно?
А ведь можно было отметить, например, что учительница на краешке доски мелко что-то записывала. Чрезвычайно интересно: оказывается, она боялась забыть кому-то поставить пятерки и писала их в сторонке. И еще все время подходила к детям с неустойчивым вниманием, гладила по голове и что-то шептала. Что она шептала?… Вот это и называется педагогическое мастерство!

Управление качеством: три стратегии

Организация внутришкольного контроля в значительной степени зависит от управленческой и педагогической позиции директора. Известны три стратегии директорского поведения.
Директор сам или с помощью завуча помогает учителю до тех пор, пока не выведет его на дорогу профессионального успеха. В этом случае директор должен быть не только педагогическим асом, но и уметь учить педагогов – в необидной форме и не в виде эпизодических мастер-классов. Это постоянная длительная совместная работа. В основе подхода – важнейший управленческий принцип: сначала выявить проблемы, определить цели и задачи, организовать обучение и необходимую помощь, создать условия для успешной работы и уж затем диагностировать процесс и полученный результат. Все просто, но почему же мало кто идет по этому пути? Потому что здесь нужны соответствующие свойства души, нужно воспитать в себе любовь к коллегам и к детям, нужно работать над собой.
Вторая стратегия: директор создает комиссию по определению норм и профессиональной готовности педагогов, проводит собеседование с каждым, чтобы выявить учительские достоинства и определить, каких знаний и умений не хватает и какая форма повышения квалификации предпочтительна. И уж затем проводится серьезная работа по организации педагогического наставничества, создание малых исследовательских групп. Особенность этой стратегии – в хорошей организации методического сопровождения и информационного обеспечения педагогов.
При этом нужно учитывать два главных обстоятельства. Во-первых, необходимо формирование активной творческой познавательной педагогической среды и демократизации управления учебно-воспитательным процессом путем вовлечения коллектива. Во-вторых, лучшие учителя получают право самоконтроля, хорошие учителя – право на поддержку и согласование приемлемых форм диагностики успешности, а учителя, нуждающиеся в поддержке, получают ее еще до контроля. Контроль носит поддерживающий, обучающий, толерантный характер.
Третья стратегия директорского поведения предполагает создание в школе инновационных структур: кафедр, лабораторий, центров, которые охватят всех заинтересованных и нуждающихся в поддержке педагогов.
К сожалению, школы имеют обыкновение опираться на нескольких лучших педагогов, заранее раз и навсегда определив остальным позицию середнячков, которых можно задействовать и использовать в случае крайней необходимости – на подхвате. И не затрачивать усилия на то, чтобы увеличивать со временем количество лучших, использовать и развивать достоинства всех учителей.
Предельно важно, чтобы администрации удалось вовлечь всех или большинство в общее дело повышения качества обучения и воспитания детей. Администрации полезно знать, что дурно организованный, агрессивный внутришкольный контроль – одна из главных причин, приводящая к профессионально-личностному выгоранию педагогов. А значит, снижению их потенциала, качества работы и – главное! – качества жизни.

Записала Елена Куценко
http://ps.1september.ru/view_article.php?ID=201300409

Сельская школа: какая поддержка ей нужна? После 10 лет реформ об этом все-таки стоило бы спросить у самой школы

Людмила Кожурина

В феврале учителя сельских школ съехались в Москву на форум. Школ на селе у нас 43 000 из общего количества 51 500. Было больше, но за последние 10 лет закрылась каждая третья.
На селе работают 40% всех учителей страны. Они обучают треть российских школьников. Как живет-думает сельский учитель сегодня? Мы тоже пошли на форум.

Общие ориентиры

Хотя идея форума была – «полноценное образование в сельской местности – не только за счет самоотверженного труда учителей», люди с гордостью рассказывали о проектах, основанных на личном энтузиазме.
Учителя из Ивановской области говорили о том, как дети облагородили центральную площадь села: «Представляете, мы всё сами, только сами, без копейки затрат!»
Педагог из Бурятии, создавшая с детьми этнографический музей на безвозмездной основе, тоже акцентировалась на «всё сами»: отмыли, отчистили, сшили, соорудили, построили: «А то живут в селе люди – без палисадников, без огородов».
Похоже, взаимодействие школы с сельской администрацией и местным бизнесом не предусматривается по умолчанию.
Один большой проект все же был. Презентация учителя из поселка Мордово Тамбовской области о работе клуба военно-патриотического воспитания: «Побеждает не сила, а дух, значит, надо закалять дух – это ребятам нравится». На вопрос человека из президиума: «А вы не спрашивали, что читают дети?» – был ответ: «А что спрашивать, знаю, не читают, больше смотрят – мы крутим военные фильмы, когда едем в автобусе на соревнования». Соревнования снимаются на камеру, и было что посмотреть. Дети что только не выполняют – а впереди реет красный флаг со словом «Мордово».
Приветствовали и выступление учителя из Рязанской области, который говорил об улучшении подготовки учителей. Много лишнего в их образовании, из-за этого профессия мельчает. Убрать английский, лишнюю математику, достаточно уметь решать ЕГЭ – а больше дать истории России, русской литературы, а в придачу – актерское мастерство и риторику, потому что главная задача учителя – вести за собой, без этого нет авторитета.
Трудно было реагировать: вопросы к докладчикам регламент не предусматривал, так что спросить про «куда вести» мне не удалось.

Травма оптимизации

Несмотря на то что министр Дмитрий Ливанов, приехавший на пленарное заседание, уверял: «Сегодня у нас достаточно ресурсов: и финансовых, и технических, и организационных, чтобы обеспечить высокий уровень обучения независимо от количества выпускников… то есть сельские малокомплектные школы получат столько средств, сколько им нужно, а не по головам», – некая смущенность и терпеливое недоверие витали в воздухе.
Не перестроились, слов в докладах не меняли: «Малочисленная школа устарела… она съедает государственные деньги… дети неконкурентоспособны». И рассказывали, как хорошо перестроились: укрупнились, создали сеть – одна базовая, в райцентре, и 17 филиалов в селах. Теперь каждый может проявить себя в райцентре – ну не мечта ли? (Тамбовская область)
Тогда как директор школы из Архангельской области свидетельствовал: закрытие школ уменьшает доступ ребенка к образованию, он чаще пропускает школу ввиду проблем то с транспортом, то с погодой, то с трудностями адаптации в большом коллективе. Он не хочет в неудобную школу. А местный бюджет – раскошеливайся.
Из разговора в перерыве с учительницей из Марий Эл я узнала, что в ее школе учатся 162 ученика, из них подвозят – 150.
И это положительные результаты оптимизации?

Оценим преимущества

Из разных разговоров. Дети в селе выращивают экологически безопасные овощи и создают аптекарские огороды. Овощи со школьного огорода – на обед каждый день.
Питаются хорошо: двухразовое горячее, ничего привозного, «из фольги». В приоритете спорт: лыжная база, теннисные столы в коридорах, шашки-шахматы, оборудованные спортплощадки во дворе – обычный набор. Как сказал тут один учитель, «лучше тройка по физике, чем подорванное здоровье». Кстати, именно учителей физики, математики и английского в сельских школах-то и не хватает: не в почете. А вот то, в чем школы заинтересованы – подсобное хозяйство, программы сельскохозяйственной грамотности, – государством не поддерживается. По крайней мере из проекта Закона «Об образовании» такие предложения исключили.
Конечно, сельские школы внутри себя разные. В Якутии, например, 70% сельских школ – как было всегда, так и осталось; как ориентировались на национальную культуру, так и продолжают. А если на все указания брать «под козырек», можно опустошиться полностью. Из Брянской области жаловались: «Модернизация выматывает: к одним требованиям привыкнуть не успеешь, как уже подоспели новые, опять перестраивайся. Сейчас нужно вести электронные журналы, а связь в селе слабая, интернет еле дышит. Но раз надо – ведем!»
Ведем. Сдаем. Везем. Детей в вузы готовим. И 10 тысяч получаем?
…Финал даю оптимистичный: «Зарплата сельских учителей не может быть меньше средней по экономике региона. Если нет справедливости и прозрачности распределения средств, мы готовы разбирать все жалобы, которые поступят от учителей», – заявил Дмитрий Ливанов.

http://ps.1september.ru/view_article.php?ID=201300408

Точка недоверия Качество подготовки к ЕГЭ – главный родительский упрек школе

Ольга Фролова

Тема «семья и школа» в эти дни обрела новый предикат: «сопротивление» вместо милого сердцу «взаимодействие». Утрата доверия школе налицо, и учитель пишет:
«В последнее время родители настолько замучили претензиями, что хочется прекратить всякие отношения с ними: на уроке смотришь на детей, а видишь-представляешь их мам, как правило, раздраженных и беспощадных, и уже не знаешь, кого учишь. Все попытки удержаться на минимальном контакте проваливаются, потому что их разговоры «а у нас такие вот образовательные цели, а у вас тут такое творится…» быстро не заканчиваются. В небезопасном положении оказываются все, включая детей, несомненно, втянутых в эти дрязги. А почему? Раз родители отправляют ребенка в школу, они ей доверяют. Кто не доверяет – учит дома или еще где-то. Но нет, водят и явно не доверяют, носят какие-то статьи и книги, дают советы, как готовить к ЕГЭ… ужас-ужас».
Можно посочувствовать. Но попытаемся понять ситуацию с разных сторон. Согласно исследованиям, уровень доверия семьи школе самый низкий в точке «подготовка и сдача ЕГЭ»: более половины (52,1%) уверены, что объем школьной подготовки не позволяет справиться с заданиями по ЕГЭ, – против 7,1% доверяющих школе. Среди старшеклассников и первокурсников две трети недовольны школьной подготовкой. Опросы ВЦИОМ подтверждают: школа не может брать на себя ответственность за качество подготовки к ЕГЭ и, следовательно, минимизировать последствия травмы, наносимой этой формой аттестации.
Таким образом, родители просто вынуждены разделить со школой ответственность за качество знаний своих детей, а 6% считают, что подготовка к ЕГЭ – это сугубо семейное дело. Чуть меньше половины родителей полагают, что репетиторство – лучшая форма подготовки, на втором месте – подготовительные курсы. Причем лишь треть опрошенных родителей воспользовались курсами школы.
По мнению ученых, именно введение ЕГЭ стимулировало массовый переход родителей от формальных институтов образования к неформальным. Но подсчитать, сколько репетиторов, курсов и других неформальных институтов образования работают на то, чтобы успокоить армию родителей, социологи не могут. Только утверждают: система гос­образования стремительно сдает позиции. Люди ищут места, где еще, кроме школы, можно получить образование. Ведь лишь 6% выпускников отвечают, что им повезло со школой и с учителями.
Вероятно, это школы, которые сумели выстроить понимающие взаимоотношения с семьями, смогли снизить травматические риски от введения ЕГЭ, где не нагнетают обстановку и не требуют с родителей гарантий. Какие-то чудесные школы.
А в общей логике – существующая процедура ЕГЭ убивает смыслы и цели школы.

http://ps.1september.ru/view_article.php?ID=201300407

Татьяна Куприянова: «Пока власти экономят деньги, учителю приходится работать на всех фронтах»

Об итогах и перспективах модернизации региональных систем образования мы разговариваем с заместителем председателя Профсоюза работников народного образования и науки РФ Татьяной Куприяновой.

– Только 24 субъекта РФ выполнили Указ Президента по итогам 2012 года. А остальные? Проявили халатность и безответственность?

– Из обсуждений на различных площадках мы видим, что эта задача для всех территорий приоритетна по социальной значимости. В зависимости от состояния бюджетов эти вопросы решаются с разной степенью успешности: экономически развитые регионы справляются, естественно, быстрее. Но сказать, что это им дается легко, было бы неверно, поскольку уровень зарплаты по экономике в целом в таких регионах выше и денег для реализации столь масштабного проекта в сфере образования им требуется больше. А для дотационных территорий эта задача оказывается еще более сложной ввиду дефицита средств, и даже использование всех возможных инструментов, включая кредиты и субсидии из федерального бюджета, не всегда способствует решению проблемы. Нельзя забывать и о том, что в течение 2012 г. требования к регионам резко возросли в связи с Указом Президента № 597, который вышел 7 мая, когда региональные бюджеты уже были сверстаны. Однако нельзя сводить все трудности только к деньгам. Да, требуется системная работа по мобилизации всех ресурсов, но и по их эффективному использованию – тоже. Вот для этого нашим чиновникам порой не хватает квалификации и опыта.

– В этом году проект МРСО завершается, и с 2014 года регионы должны будут реализовывать все направления проекта самостоятельно. Каковы прогнозы?

– Тревожные. Помимо повышения зарплаты педработников, необходимо будет обеспечивать повышение квалификации учителей не реже одного раза в 3 года, закупать бесплатные учебники для школ (в соответствии с нормой Закона «Об образовании в РФ»), обновлять оборудование, строить и проводить капремонт школьных зданий – иными словами, поддерживать достигнутые результаты и в то же время повышать их из года в год на уровень современных требований. На все это потребуются очень большие деньги, и очевидно, что без серьезных вливаний из федерального бюджета выполнить все задачи будет невозможно. С 2014 г. начнет применяться только программный метод планирования бюджетов всех секторов экономики, то есть бюджетные средства в сфере образования будут выделяться для реализации конкретных программ. И от того, насколько удастся скоординировать «дорожные карты» и финансовые ресурсы, оценка реальной бюджетной обеспеченности на ближайший и на отдаленный периоды будет проведена точно. А пока мы наблюдаем значительные расхождения в прогнозной оценке доходов региональных бюджетов, осуществляемой Минфином России и самими регионами. Пока прогнозы Минфина превышают реальные возможности субъектов РФ, поэтому и требования к ним предъявляются не всегда адекватные.

– В Министерстве образования и науки утверждают, что зарплата учителей повсеместно и значительно выросла. Это так и есть?

– Зарплата растет существенными темпами, но не менее существенна и дифференциация в доходах различных категорий педагогических работников школ. В связи с этим необходимо уточнять механизмы оценки качества и эффективности труда педагогов и совершенствовать критерии, используемые для распределения стимулирующей части фонда оплаты труда.
Еще более острой в нынешних условиях становится проблема усиления неравенства в оплате труда учителей и других пед­работников школ в зависимости от уровня бюджетной обеспеченности регионов. Порой зарплата педагогов, проживающих в соседних территориях, различается в 4–5 раз. Недовольны этим обстоятельством не только педагоги, но и губернаторы, и руководители органов управления образованием, и директора школ, поскольку, несмотря на все принимаемые в небогатых регионах меры по повышению зарплат и дополнительной социальной поддержке учителей, они все равно стремятся уехать в более благополучные регионы. В этой ситуации Правительство России должно как можно скорее воспользоваться предоставленным ему по Трудовому кодексу правом устанавливать базовые ставки заработной платы и оклады работников государственных и муниципальных учреждений в образовании в качестве минимальных федеральных гарантий по оплате труда. Эта мера могла бы способствовать поэтапному сокращению дифференциации в оплате труда.

– Есть мнение, что зарплата растет во многом за счет интенсификации учительского труда, увеличения учебной нагрузки. Что вы думаете об этом?

– Эти процессы начались еще в связи с введением НСОТ. Сегодня в рамках МРСО в большинстве регионов наблюдается повышение средней учебной нагрузки учителей на 20 и более процентов. Интенсивность труда возросла по разным причинам. В связи с нехваткой учителей по целому ряду предметов. С по-прежнему большим объемом бумажной и электронной отчетности (несмотря на рекомендации Минобрнауки). В начальных классах – в связи с привлечением учителей к реализации внеурочной деятельности в рамках ФГОС. Кроме того, в отдельных регионах активизировались процессы реструктуризации сети образовательных учреждений и оптимизации численности работников, особенно школьных психологов, воспитателей, социальных педагогов – всех тех, кто сопровождает учебно-воспитательный процесс в школе. И пока власти экономят деньги, проводя оптимизацию кадров, учителю приходится работать на всех фронтах, что не дает реальной возможности качественно выполнять все виды обязанностей, возлагаемых на него. А ведь именно повышение качества образования было продекларировано как главная цель проводимой модернизации. В настоящее время порядка 30 региональных организаций нашего профсоюза приняли решение о проведении мониторинга интенсивности труда учителей, цель которого – внимательно разобраться в сложившейся ситуации и на этой основе подготовить предложения по принятию дополнительных мер, направленных на сохранение здоровья педагогов, профилактику профессионального выгорания. Надеемся, что к этой сложной, интересной работе присоединятся и другие регионы, а также руководители сферы образования, которые пока еще не проявили заинтересованности в таком исследовании.

Беседовала  Ольга Дашковская
http://ps.1september.ru/view_article.php?ID=201300403

«Нужное вычеркнуть»

Елена Кондратьева-Сальгеро, журналист (Франция)

С трудом удерживая руку на пульсе нескончаемых экспериментов в области образования, с уверенностью понимаю только одно: разнарядка «меньше пашешь, больше срубишь» внедрена полностью. Сужу по Франции.

С трудом удерживая руку на пульсе нескончаемых экспериментов, начинаний и переиначиваний в области образования, пытаясь вникнуть в толкования и перетолки, с уверенностью понимаю только одно: разнарядка «меньше пашешь, больше срубишь» внедрена полностью. Сужу по Франции, и пусть каждый осудит по себе. Кто-то взгрустнет, кто-то позлорадствует, кто-то, не вникая в суть, охает чужую зарплату, а кто-то вдруг и призадумается «на поглубже». Как говорил поэт, дыра в ушах ведь не у всех сквозная, кому-то может и запасть.

Когда в начале 80-х министр социалистического правительства Франции Ж.-П. Шевенман с голубых экранов телевидения призвал страну догнать и перегнать японцев в благородной статистике дипломов о высшем образовании, он имел в виду вовсе не повышение уровня школьников и студентов методами решительных отсевов бездельников и встряской отстающих. Он, как показала практика, «имел в виду совсем наоборот».

С тех пор эксперименты по единому принципу «все равны, всем поровну» дали статистически бессмысленные результаты: в высшие учебные заведения приходят люди с дипломами о законченном среднем образовании, едва умеющие читать. Но и это не порог: из высших учебных заведений выходят люди с дипломами о законченном высшем образовании, не умея грамотно писать и элементарно формулировать собственные мысли. Общего культурного уровня лучше не поминать вовсе.

Последние выпускные экзамены на «законченное среднее» собрали рекордное количество исторических анекдотов. Галилей получил характеристику «великого инквизитора», «изобретателя силы тяготения», a фраза «До него земля не вертелась», как взрывная волна, несчетное количество раз обогнула интернет. Нерон оказался «греческим отморозком, организатором оргий радиаторов на римских аренах». Англичанин Сталин в паре с американцем Чурчилем взяли в плен Гитлера и вместе с ним закончили Вторую Мировую, сразу после которой началась Холодная, потому что Гитлера они так и не поделили. А Жанна Д’Арк, наслушавшись чьих-то голосов, развязала потасовку с британцами, за что ее сожгли и обнаружили, что она была святая. Жила она в XIX веке, после Иисуса, но еще до Леонардо да Винчи, который «много плавал, открыл Америку, a потом рисовал»…

Успешно отснятые ролики с перлами на экзаменах пинг-понгом летают по интернету, «веселится и ликует весь народ». Процитированная верхушка айсберга меж тем продолжает погружение в бездны всеобщего неведения, поскольку нынешний министр образования Франции, столь же надежный представитель социалистического блока г-н Пейон только что озвучил свое решение о «дальнейшем облегчении школьных программ» вместо ранее предложенной «дополнительной среды».

Счет переменам и нововведениям все более обалдевающие родители давно потеряли, поэтому я с разбегу и не скажу, с какого точно года французские школьники учатся четыре дня в неделю – без среды и субботы. Лет семь назад, помнится, утром в среду они еще ходили в школу, что-то лепить и вырезать до обеда. Развивали ловкость рук и художественный вкус по методике другого министра-социалиста Джака Ланга, сил не щадившего, внедряя доминирование «прикладных дисциплин» в ущерб скучным классическим обязаловкам, таким, например, как чтение и письмо. Дети пачкали ладошки в красках и развозили искусство по щедрой ватманской белизне. Сверху клеили сухие листья, пробки, мятые газеты и прочий подручный материал. Очень живенько получалось. Подчеркнем.

Много сил и времени уходило также на развивающее «плюри-культурное обучениe». Трое из моих детей в одной и той же средней школе прошли через сито музыкальной подготовки, заучивая наизусть мелодии африканских народностей. Вся семья дружно пела хором таинственные сочетания звуков («О-ле-ле, о-ле-ле, ма-си-ма, макаси! Бота-найе! Бота-найе! Бота, бота, касауи!…»), смысла которых не знала даже сама вдохновленная учительница. Поскольку в школе тогда не было ни одного африканского ребенка, у кого бы спросить, а когда появился один, то оказалось, что и он не говорит на этом наречии, смысл песни так и остался сокрытым, но мы единодушно решили, что дети развились необычайно. Других музыкальных занятий в школе не было (далеко не все школы во Франции могут себе позволить такую роскошь). На провокационные вопросы некоторых мрачно настроенных родителей было отвечено, что «Чайковского им не выговорить», а «Моцарт – скучно». Вычеркнем.

Горько знаменитый и официально запрещенный «глобальный метод» обучения чтению (когда вместо правил определенных буквенных сочетаний детей заставляли запоминать визуально целые слова) постоянно оказывается частично в ходу у многих учителей, несмотря на всеми признанные, не плачевные даже, а рыдающие результаты. Пробуют также «усовремененные» методики: например, одна из моих дочерей имела счастье выучить язык глухонемых совместно с обучением чтению в подготовительном (первом) классе уже другой средней школы. Нам, родителям, объяснили, что такая методика необыкновенно развивающа и непременно пригодится нашим детям в их дальнейшем продвижении к высотам всех наук. Подчеркнем.

Чистописанию, напротив, уделяется минимум времени, поскольку это, по выражению одной из представительниц учительской профессии, «проходной момент». В век компьютеризации и так сойдет. «Облегченный» уровень математики по некоторым сравнениям с предыдущими поколениями составляет разницу в один-два года: то, что в 70-х проходили во втором классе, теперь проходят в четвертом. И процесс этот, по свежему подтверждению нынешнего министра, не стоит на месте, а был, есть и будет есть-поедать все больше «классической мишуры». Вычеркнем.

Я опять же точно не скажу, не помню, с какого конкретно года специальным указом были отменены домашние задания. То есть некоторые особо вредные учителя, особенно в частных учебных заведениях, еще смеют втюривать на дом какое-нибудь жалкое упражненьице в четыре строчки или чахлое четверостишие какого-нибудь современного автора. Автор непременно должен быть современным и никому не известным, кроме составителя очередного учебника: современные авторы редко рифмуют, запоминать их сложнее, поэтому учить дома наизусть более одного четверостишия чересчур утомляет и без того возбужденного современным миром ребенка. Который, если и не сделает домашнего задания, ни в коем случае и никак наказан не будет: в свете действующих законов домашние задания – факультатив. Вычеркнем.

Конкретные знания кстати – тоже факультатив. Поэтому в свете отгремевших реформ и нововведений ни один ученик средней французской школы не может быть оставлен на второй год без согласия родителей, не смотря и не глядя на результаты его трудов. Если родители не согласны, что, как вы понимаете, чаще всего и происходит, ученик продолжает восхождение к светлому будущему, не обремененный по дороге, как многие другие, веригами навыков, цепями знаний и капканами обязанностей. Вычеркнем.

К шестому году такого «обучения» при переходе на следующий этап – в колледж задачи несколько усложняются, и некоторый «отсев» особо утомленных еще до пробуждения все-таки происходит, хоть и незначительный и в зависимости от требуемого колледжем уровня. Который варьируется. Вообще, постоянно меняется  все вокруг и все подряд: программа и учебники, методика и личные вкусы преподавателей. Единого обязательного светлого пути к знаниям в данный момент творческих изысканий в области образования не существует. Никогда не знаешь, на какого преподавателя попадешь и чему он обучит. Это интригует. Подчеркнем.

В зависимости от социального контингента учащихся, варьируются также и требования к ним. Поэтому время от времени в прессу робко прорываются унылые свидетельства об удручающем уровне выпускников все более многочисленных учебных заведений. Те же самые сведения, куда более насыщенные деталями и комментариями, бодро циркулируют в устном варианте меж заинтересованных родителей. Дети с высоким «оценочным баллом» в колледжах «трудных социальных зон» при переводе в учебные заведения зон более «привилегированных» «впадают в депрессию, обнаружив, что их настоящий уровень и «оценочный балл» вдребезги разбиваются о доселе неизвестную им действительность. И первые «там» оказываются последними «здесь», в коем случае им незамедлительно рекомендуют «психологическую помощь». Учебные заведения неустанно пополняются штатными психологами, которые в большинстве своем являются выпускниками все тех же «облегченных» и все далее «облегчающихся» программ…

Методика взаимного утешения на мази продолжает набирать обороты. На повестке дня сегодняшнего социалистического правительства вопрос об отмене оценок, чтобы никому не было обидно. Oт каждого по способностям, но всем – поровну. Предлагают также равняться на скандинавские страны. Показывают умилительные репортажи из передовых школ Норвегии или Финляндии, где вопрос о каком бы то ни было принуждении вообще давно не стоит: дети ходят в школу, когда хотят, в любое время, в любом виде, хоть в костюме супермена, хоть с аквалангом. В классе на десять человек четыре учительницы, и каждый занимается чем душе угодно. Хочешь, попиши чуток, не хочешь, постучи по клавише или кому-нибудь по лбу, хочешь, ложись на пол, не хочешь – не считай. Результаты, говорят, сногсшибательные. Ложись на пол и созерцай… Главное, вовремя облегчить, не пeреутомить и не придираться. Что выучат, то и выучат. Мы все, как известно, тоже «понемногу, чему-нибудь и как-нибудь».

Вы слишком многого от них требуете, говорит директриса особо настырным родителям старой закалки. Сейчас совсем другие времена, дети перегружены информацией и информатикой. Детей не следует травмировать оценками, обязательствами, ненужными понятиями «лучшие», «худшие»… Все должны быть равны. Все нужное они и так усвоят. Разве у вас, в России, по-другому?

Ну все равно, глобализация и до вас доберется. Лучше не препятствуйте. Вычеркнут.

http://www.vz.ru/opinions/2013/2/22/621487.html

Эй, залётные! Российским авиакомпаниям катастрофически не хватает летчиков, но смену никто не готовит. Вся надежда на иностранцев…

22.02.2013

Согласование законопроекта о привлечении иностранных пилотов для полетов в российских авиакомпаниях зашло в тупик. Авиакомпании настаивают на том, что открыть границу для зарубежных летчиков — единственно возможный способ быстро ликвидировать дефицит летного состава, который тормозит развитие отрасли. И с ними согласен Минтранс. Но категорически против профсоюзы, которые обещают блокировать законопроект до тех пор, пока профильное министерство не услышит их собственные предложения.

Единственное, в чем сходятся обе стороны, — решать проблему нужно было еще несколько лет назад. Уже в середине 2000-х, когда впервые после развала советского «Аэрофлота» начали устойчиво расти объемы перевозок, все летные училища страны в год выпускали не больше 180 молодых летчиков (в СССР ежегодно стены училищ покидали 2-3 тысячи выпускников). Специалисты установили, что пик нехватки летного состава придется на 2012–2014 годы. Так оно и случилось.

Нельзя сказать, что авиационные чиновники вообще никак не отреагировали на подъем в отрасли. Наборы в летные училища стали постепенно расти, и в 2012 году профильные учебные заведения выпустили более 500 бывших курсантов. Пытались создавать программы переучивания штурманов и бортинженеров (многие из них как раз в середине 2000-х остались без работы из-за массового вывода из эксплуатации отечественных самолетов) и военных летчиков. С этим, правда, тоже не все сложилось.

Крупные авиакомпании нехватка летного состава, очевидно, волновала гораздо сильнее, чем Минтранс и Росавиацию вместе взятые. Правда, их заинтересованность в летном составе так и не вылилась ни во что созидательное. Зато были отлично освоены технологии переманивания летчиков друг у друга.

Сколько именно пилотов не хватает российским коммерческим перевозчикам? По оценкам руководителей авиакомпаний, дефицит по отрасли оценивается в 1,5–2 тысячи человек. Но даже для поддержания количества пилотов на сегодняшнем уровне необходимо ежегодное пополнение в 500–700 летчиков — на смену тем, кто списался по здоровью или ушел на пенсию. Советский кадровый задел не бесконечен: сегодня средний возраст пилотов гражданской авиации составляет 50 лет.

Что предлагает Минтранс

Привлечение иностранцев — самый дешевый и быстрый способ решения проблемы, который полностью устраивает перевозчиков. Одним из наиболее активных лоббистов такого нововведения выступил гендиректор «Аэрофлота» Виталий Савельев, который на встрече с Владимиром Путиным даже попытался убедить президента в том, что без привлечения пилотов-нерезидентов невозможно создать отечественного лоукостера (авиакомпанию, работающую в низком ценовом сегменте. — Ред.). Мол, из-за того, что летчиков сегодня очень мало, им приходится слишком много платить (притом что зарплаты отечественных пилотов все равно ниже средневропейских).

Ничего страшного в отмене ограничений, связанных с гражданством, перевозчики не видят. Это предоставление права выбора путей развития, возможности выбирать лучших специалистов, уверен президент Ассоциации эксплуатантов воздушного транспорта Евгений Чибирев.

Из-за нехватки пилотов многие европейские страны уже давно открыли свои границы для иностранцев, и часть российских пилотов в 90-е «улетела» именно туда. Ни к каким фатальным последствиям, о которых говорят противники снятия ограничений в России, это не привело.

Первый вариант законопроекта Минтранс подготовил еще в 2011 году. С тех пор его концепция осталась прежней: отменить устанавливающие ограничение статьи Воздушного кодекса и Закона о правовом положении иностранных граждан в России. После того как в конце прошлого года профсоюзы заблокировали законопроект на уровне рабочей группы Трехсторонней комиссии по социально-трудовым отношениям при правительстве, проект немного видоизменили: по новой версии, привлекать можно только иностранных командиров, а условия будет определять правительство.

Любопытно, что законопроектом крайне недовольна и подконтрольная Минтрансу Росавиация. Ведь именно этому ведомству придется выполнить львиную долю работы по разработке практического механизма привлечения зарубежных кадров и методики их отбора. А позже — отвечать за то, что из этого выйдет.

Чем недовольны профсоюзы

После того как рабочая группа Трехсторонней комиссии силами профсоюзов заблокировала законопроект, Минтранс решил пойти на уступки объединениям работников и обозначить правила игры. Замминистра транспорта Валерий Окулов (в прошлом — гендиректор «Аэрофлота») пообещал, что после того, как законопроект будет принят, правительство установит дополнительные ограничения: принимать не более 200 человек ежегодно, в течение «всего» пяти лет. Но опять не угодил.

«Мы категорически против принятия законопроекта даже с учетом предложенных ограничений», — говорит президент Профсоюза летного состава России Мирослав Бойчук. И обещает приложить все усилия к тому, чтобы он вновь был заблокирован на заседании рабочей группы Трехсторонней комиссии, которое состоится в ближайшее время.

Если спросить у профсоюзных активистов и действующих пилотов: «Почему вы против?» — вам зададут встречный вопрос: «А кто к нам пойдет в российские авиакомпании?»

Действительно, что могут предложить иностранным высококвалифицированным кадрам — командирам и инструкторам — отечественные авиакомпании?

По условиям труда флагманы российских коммерческих перевозок сильно проигрывают европейским лидерам и, судя по всему, еще долго не смогут достичь их уровня. Об этом знает, например, руководство «Аэрофлота», которое еще в 2008 году просило своих зарубежных представителей изучить, какие меры для «закрепления» пилотов предпринимают европейские перевозчики. Но многое из того, что удалось выяснить в ходе этой «операции», так и не внедрили в практику.

Значит, в Россию поедут в основном те, кому не нашлось места в Европе.

Более того, как утверждают представители профсоюзов, некоторые авиакомпании, узнав о том, что в Россию могут допустить иностранных пилотов, вообще перестали брать на работу выпускников летных училищ. Ведь вчерашнего курсанта еще необходимо переподготовить — вложить деньги и потратить время. А иностранец придет «готовенький».

Учитывая все это, профсоюзы выработали свое предложение по решению проблемы дефицита летного состава. «Во-первых, привлекать нужно носителей русского языка, для того чтобы избежать проблем со взаимодействием внутри экипажа, — объясняет Бойчук. — А во-вторых, упростить процедуры получения вида на жительство и гражданства специально для летчиков, чтобы они работали с российскими коллегами на одних условиях».

Время

Но ни привлечение иностранных пилотов, за которое ратуют Минтранс и перевозчики, ни получение ими гражданства, которое предложили профсоюзы, — это не решение проблемы, это — примитивное латание дыр. Нужна долгосрочная программа реформирования и развития летного образования. Однако ни профсоюзы, ни авиакомпании, ни Минтранс сейчас об этом почти не вспоминают.

А разрабатывать подобную программу, с учетом отсроченности ее положительных плодов (как минимум — на пять лет), нужно как можно скорее. Потому что летный состав в России действительно работает на износ — в прямом смысле. И не спасает даже слишком высокая, по мнению некоторых руководителей, зарплата. В прошлом году «Аэрофлот» обратился в Верховный суд с требованием отменить приказ Минтранса от 1986 года, в соответствии с которым отпуск у летчиков в два раза длиннее, чем у «обычных» работников. Руководство авиакомпании даже не скрывало, что единственная причина, побудившая их пойти на такой шаг, — нехватка пилотов.

Зинаида Бурская

http://www.novayagazeta.ru/society/56882.html

Стандарты для старшеклассников вернут на доработку

21.02.2013 19:35   |  «Газета.Ru»

В четверг на заседании комитета Госдумы по образованию депутаты поручили Минобрнауки разработать и утвердить требования для содержательной части Федерального государственного образовательного стандарта (ФГОС) для старшеклассников. Напомним, что в недавно принятом стандарте для старшеклассников не предусмотрено единых требований к содержанию школьной программы, а есть лишь требования к результатам и набору компетенций, которыми должен обладать выпускник школы. Согласно сегодняшним положениям стандарта каждая школа имеет право разрабатывать свою программу и это обеспокоило экспертов и депутатов. «ФГОС должен обеспечить единство образовательного пространства на всей территории России», — сказал председатель комитета Госдумы по образованию Александр Дегтярев.

Представители Российской академии образования жестко раскритиковали стандарт для старшеклассников и подтвердили необходимость создания единых подходов к содержательной части школьных программ. «Во всех предыдущих версиях стандарта было прописано содержание по каждому предмету и были требования — на каком уровне ученик должен усвоить это содержание. В последнем стандарте содержатся требования в обобщенной форме: к примеру, «обеспечить формирование общей культуры». В эти формулировки можно втиснуть абсолютно любое содержание, все отдано на откуп авторам учебников. К тому же отсутствие единого содержание делает невозможной экспертизу учебников и разработку КИМов для ЕГЭ», — предостерегла заместитель директора Института содержания и методов обучения РАО Татьяна Иванова.

Присутствовавшая на заседании комитета директор департамента общего образования Минобрнауки Елена Низиенко пообещала, что вскоре ведомство займется разработкой требований к содержанию образовательных программ для старшеклассников. Готовая версия ожидается к 1 сентября 2013 года. Сам стандарт для старшеклассников должен начать действовать во всех российских школах с 2020 года.

http://www.gazeta.ru/social/news/2013/02/21/n_2765949.shtml?utm_source=google&utm_medium=banner&utm_campaign=twi

РЕКТОРАТ МГУ ЗАСТАВЛЯЕТ УВОЛИТЬ ПРЕПОДАВАТЕЛЯ МЕХМАТА.

У преподавателя кафедры дискретной математики Михаила Сергеевича Лобанова подходит к концу срок действия контракта. Почему же и.о.декана мехмата В.Н.Чубариков отказывается продлевать контракт?

Очень просто: Михаил — один из немногих активистов Инициативной группы МГУ, которые пользуются возможностью отстаивать интересы МГУшников публично, не боясь отчислений и незащищённых дипломов (в случае студентов и аспирантов). Именно поэтому ректорат, чьи действия зачастую вызывают негодование студентов, аспирантов и сотрудников МГУ, «отыгрывается» за всю критику со стороны ИГ на Михаиле Лобанове.

Так было во время отстаивания МГУшниками свободных правил прохода в общежитие ГЗ в 2009 и 2011 годах вопреки ужесточениям, навязанных ректоратом (http://vk.com/album177822599_161846134). Так было после избирательных кампаний 2011-2012 годов в МГУ, когда усилиями ИГ все проживающие в общежитиях студенты и аспиранты были включены в избирательные списки — опять же, вопреки действиям ректората. ИГ создала паблик (http://vk.com/igmsu), публикация новостей в котором сама по себе заставляет ректорат экстренно решать некоторые проблемы в МГУ. Благодаря ИГ частично заработал переход А13-Б19 на мехмате (http://vk.com/wall177822599_336). (О прочей деятельности ИГ и ситуации в МГУ: http://bg.ru/society/perehvat_iniciativy-11926/).

Отыгрываться ректорат умеет одним способом: вертикалью. Ректорат давит на нашего и.о.декана, и.о.декана идёт беседовать с заведующим кафедрой дискретной математики — и мехматские чины, опасаясь за свою карьеру, вынуждены бороться «на местах». Были и разговоры с Лобановым службы безопасности МГУ, и попытки выселения его из общежития.

Описание текущей ситуации Михаилом на форуме ГЗ:http://www.forumlocal.ru/showflat.php?Cat=&Board=... Прочтите это и другие сообщения пользователя mannerheim, посвящённые борьбе ИГ за демократичные выборы в студенческие организации, за свободные правила прохода, за небольшие улучшения в МГУ. Задумайтесь о том, что без деятельности Инициативной группы и самоотверженных, честных людей, таких как Михаил, наша жизнь в МГУ была бы менее приятна.

Ещё ничего не решено! И чем больше МГУшников узнает о ситуации, тем больше шансов, что увольнения не произойдёт — ректорат боится публичности. Просьба, репост!

http://vk.com/mm_daily?w=wall177822599_680%2Fall

Разоблачителя плагиаторов уволили из МГУ

РБК | 13:16:35

Инициатора проверки на плагиат работы директора Специализированного учебно-научного центра им. Колмогорова МГУ Андрея Андриянова увольняют с должности преподавателя механико-математического факультета МГУ. Об этом на университетском форуме сообщил сам разоблачитель Михаил Лобанов.
«Увольняют без объяснения причин. Формально они имеют такую возможность. Никто особо не старается скрыть, что причины лежат в моей общественной деятельности и в давлении ректората», — написал он.
Напомним, в ноябре 2012 г. Минобрнауки создало специальную комиссию для проверки деятельности диссертационного совета МПГУ. Президиум Высшей аттестационной комиссии (ВАК) выявил 11 случаев плагиата в диссертацих, которые защищались на базе МГПУ.

http://www.utro.ru/news/2013/02/22/1102952.shtml

Cовременные западные подходы к образованию плохо влияют на успеваемость и мотивацию мальчиков

21.02.2013,

Американские и европейские ученые доказали, что современная западная система образования ущемляет интересы мальчиков, приводя к стремительному снижению их успеваемости.

Сегодня в университетах – особенно в гуманитарных – а также в музеях, театрах, на концертах присутствуют, в основном девушки и женщины. Многие задаются вопросом: почему же мужчины настолько вытеснены из «культурной жизни», не заинтересованы в гуманитарном университетском образовании? Приводятся различные весомые доводы, такие как невозможность прожить на заработную плату ученого или педагога, непристижность, невозможность устроиться на работу – все эти факторы существенны, но проблемы с заинтересованностью молодых людей в образовании и самообразовании не объясняет. Такова ситуация в России, однако, подобную тенденцию заметили также ученые в Европе и Америке.

Доктора Кен Харланд и Сэм Маккриди из Ульстерского университета обратили внимание на то, что за последние десятилетия произошло катастрофическое падение успеваемости мальчиков и молодых людей. Недавно они смогли подобрать метод, которым можно было бы объективно диагностировать данную проблему, и провели лонгитудинальное  исследование по заказу Министерства образования и Министерства юстиции Северной Ирландии. Ученые обнаружили «системные ошибки» в методике оценки успеваемости, которые ставят мальчиков в невыгодное положение, крайне негативно влияя на их мотивацию. Особенно подвержены проблемам с успеваемостью и здоровьем оказались мальчики из бедных семей.

На протяжении пяти лет (2006-2011) ирландские ученые наблюдали процесс обучения 378 мальчиков (с 11 до 16 лет) в девяти школах Северной Ирландии, уделяя особенное внимание опросам самих учеников относительно методик преподавания, атмосферы в школе, факторов, положительно и отрицательно влияющих на успеваемость, усвоение материала и т.д. Полученные данные показали, что, во-первых, современные стандарты образования не учитывают особенностей мышления и психологии мальчиков, во-вторых, приводят к тому, что мальчики повсеместно получают заниженные оценки, не соответствующие их настоящим знаниям и умениям. Слова одного из опрошенных учеников попали на страницы газет: «Учителя должны лучше понимать, как мальчишки думают и почему поступают так, а не иначе. А так они просто не в теме». Сами ученики настаивали на том, что оценки – главное препятствие в их учебном процессе. Доктор Харланд замечает, что хотя опрошенные учителя и признавали тот факт, что большинство мальчиков в их классах имеют низкую успеваемость, большинство не принимало это в расчет при выборе стиля преподавания или подхода к ученикам.

В чем же кроется причина подобной несправедливости и непонимания со стороны учителей? В 70-е гг. XX в. феминистки постоянно жаловались на то, что в школе поощрялось «мужское мышление». Заучивание фактов, дат, формул – все это, утверждали они, не подходит для девочек. Феминистические лозунги и требования в корне изменили систему подготовки учителей и стандарты преподавания. Министры образования и специалисты повсеместно приветствовали введение новой, «более справедливой» методики преподавания, во главе угла которой оказались некогнитивные и социоэмоциональные навыки, а не знания как таковые. В результате этого успеваемость мальчиков, будущих мужчин, оказалась под угрозой.

Повсеместное распространение левой идеологии американского феминизма привело к фактическому вытеснению мальчиков из образования практически во всех странах западного мира. Представление о том, что девочки отстают от мальчиков, и в настоящее время лейтмотивом любой дискуссии на тему образования среди законодателей и практиков не только в Европе и Америке, хотя все исследования показывают, что ситуация стала обратной. Учителя стремятся защищать «интересы» девочек, ориентируясь в оценке всех учеников прежде всего на социоэмоциональные факторы, и стараясь избежать того, чтобы недооценить девочек. Доктор Корнуэл утверждает, что в результате такого отношения оценки, которые учителя дают своим мальчикам, не коррелируют с данными проверочных работ, и выигрывают от этого несоответствия всегда девочки.

Как писала автор книги «Война против мальчиков: как ложно понятый феминизм портит жизнь молодых людей» Кристина Хофф Соммерс, «идея о том, что школы и общество подавляют девочек, породила целый ряд законов, направленных на то, чтобы возместить нанесенный им ущерб и лишить мальчиков несправедливого превосходства». В другой своей книге автор продолжила мысль: «Это считается всем известным фактом. Но это неправда». Она вспоминает известный случай в нью-йоркской школе Скарсдэйл: там на собрании, посвящённом успеваемости, один из учеников выступил с докладом о том, что девочки не то что не находятся в заведомо невыгодном положении – наоборот, намного опережают мальчиков (по их же собственным школьным записям).

Исследование на тему успеваемости мальчиков провел также профессор Университета Джорджии Кристофер Корнуэл, профессор Университета Джорджии, который пришел к сходным выводам. Он доказал, что, действуя в рамках пропитанной теориями феминизма парадигмы образования, педагоги с самых первых классов систематически переоценивают успехи девочек и недооценивают достижения мальчиков.

Доктор Корнуэл проанализировал результаты тестов и даваемые детям учителями оценки, начиная с подготовительной школы и до пятого класса и обнаружил, что преподаватели всех дисциплин оценивают мальчиков ниже, чем следует из результатов тестов. Причина кроется в том, что учителя и преподаватели (по статистике в большинстве своем женщины) дают мальчикам оценки без опоры на объективные результаты тестов. Мальчики регулярно получают заниженные по сравнению со своей реальной академической успеваемостью отметки. Мальчики значительно отстают от девочек по отметкам, несмотря на то, что тесты по математике они решают не хуже девочек, а по другим естественным наукам – намного лучше.

Как выяснилось, после пятого класса оценка успеваемости ученика становится вопросом «субъективной оценки ребенка учителем» и в еще меньшей степени ориентируется на объективные данные тестов. По словам доктора Корнуэла, учителя предпочитают оценивать детей по их «социоэмоциональным навыкам». Это оказывает значительное влияние на их дальнейшие успехи, так как, при всей важности тестов, будущее учеников зависит от выставляемых учителями оценок. Если же устранить фактор некогнитивных навыков, разрыв между мальчиками и девочками по чтению практически полностью исчезает. По словам ученого, он был «удивлен», что мальчики, хотя и обгоняют девочек по математике и естественным наукам, отстают от них по оценкам учителей. Более того, подобное неравенство между полами в плане академических успехов оказывается намного серьезнее неравенства между разными этническими группами. Доктор Корнуэл отмечает, что «разрыв между мальчиками и девочками в оценках по чтению больше, чем между светлокожими и темнокожими учениками на 300 с лишним процентов», а по совокупности дисциплин он составляет 40%.

Заниженные оценки – далеко не единственная проблема, с которой сталкиваются в настоящее время мальчики. Непомерная и неразумная увлеченность идеями защиты девочек и гендерного уравнивания привела к тому, что судьбы молодых людей оказались под угрозой. Исследователи призывают учителей и социальных работников обратить внимание на потребности и мышление мальчиков, скорректировать образовательные и воспитательные программы, чтобы дать им возможность выучиться и состояться в жизни.

Harland, K. And McCready, S. (2012) Taking Boys Seriously: A Longitudinal Study into adolescent male School-Life Experiences in Northern Ireland. Department of Education and Department of Justice, Centre for Young Men’s Studies Publication

http://www.familypolicy.ru/read/1459

Кирпич на голову учителя

У врачей, педагогов и социальных работников появятся кодексы профессиональной этики
Минтруда РФ разрабатывает законопроект об этических стандартах для представителей ряда профессий бюджетной сферы. Если документ, проект которого опубликован на сайте ведомства, будет принят, собственные кодексы чести в скором времени могут появиться у врачей, педагогов и социальных работников

Предложенный законопроект предусматривает изменения в законодательстве о социальном обслуживании, об образовании, об охране здоровья и в ряд иных актов, чтобы, как пишет «Российская газета», «определить порядок разработки и утверждения кодексов профессиональной этики работников отрасли социальной сферы». До сих пор в российском законодательстве норм, определяющих порядок подготовки и издания профессиональных этических правил, просто не было.

Между тем во многих странах мира кодексы этики для различных видов деятельности в системе государственного управления существуют уже очень давно, как часть профессиональных стандартов. Это некий свод норм поведения, считающегося уместным для человека той или иной профессии.

«В Америке, например, кодексы поведения разрабатываются и для отельной фирмы, и для отдельного профессионального сообщества, — рассказал «СП» завкафедрой психологии РГТЭУ, психоаналитик Павел Гуревич. — Даже самая маленькая компания там имеет свой собственный этический кодекс – в нем есть рекомендации как для рядовых сотрудников, так и для руководителей высшего звена. Это так называемая «ситуативная этика», этика на определенные ситуации. Например, человек поступает в фирму, и там могут быть особые правила: не увлекаться, скажем, амурными отношениями на работе. Человек подписывает договор, и если это условие нарушит, то его изгоняют. Так, кстати, никто не задается вопросом: надо ли заниматься доносительством. Если официантка уронила поднос с посудой, об этом начальство узнает немедленно – сообщит коллега этой официантки. Он обязан это сделать. Те же нормы существуют у учителей, врачей, психоаналитиков – практика эта довольно известная».

«СП»: — Приживется ли она у нас? И, вообще, подобные своды правил как-то влияют на личностные и профессиональные качества человека?

— У нас, к сожалению, нет у многих готовности, соединять правила с реальным поведением. А работают этические кодексы только в правовом обществе. Я бы так сказал, в любом обществе есть три «скрепы»: интересы, мораль и право, т.е. все должно быть в гармонии. Люди объединяются по интересам, по нравственным принципам, которым они следуют, по правосознанию. Но когда общество безнравственно в целом, когда нет разработанных юридических законов, то этот вопрос становится абстрактным: «Надо ли?». Ну, конечно, надо. Только что надо? А надо, чтобы общество было нравственным, было правовым. А когда общество дремучее, и вдруг дается клятва где-то в отдельно взятом коллективе — это, на мой взгляд, абсурдно. Так что начинать надо с разработки законов по тем ситуациям, которые никогда не были предметом юрисдикции. Даже советская идеология апеллировала к нравственности. А мы сейчас об этом вообще не говорим, не задумываемся даже, насколько нравственно то или иное деяние. А когда человек понимает, что ему это сулит выгоду, то он переступает все нравственные нормы: может украсть, заняться рейдерством и даже убить.

«СП»: — Так нужны ли отдельные нормы профессиональной этики?

— Затрудняюсь все-таки ответить одним словом: да – нет. Нужны, наверное. Но только если это будут не какие-то формальные вещи. Можно ведь написать все, что угодно. А что будет на самом деле? Вот, что важно.

Эксперт «Центра медицинского права» Андрей Карпенко убежден, что для работников отечественного здравоохранения такой кодекс просто необходим:

— Вообще основным вопросом юриспруденции – самым-самым главным – является вопрос: где границы между теми сферами нашей жизни, которые должны регулироваться законами, и той сферой, которая не должна этими законами регулироваться. Эта грань очень расплывчатая. И чем больше мы сместимся в сторону той сферы, которая должна регулироваться хоть какими-то нормативными актами, тем лучше. Потому что наше общество, увы, далеко не совершенно, и всегда лучше, чтобы был хоть какой-то нормативный акт. Пусть это даже будет этический кодекс, или что-то в том же духе. Это мое личное мнение.

«СП»: — Кто должен определять «правила игры»?

— Исключительно профессиональное сообщество. Врачебную этику, понятно, должно разрабатывать врачебное сообщество. Этику педагога – педагогическое.

Сопредседатель Межрегиональной профсоюзной организации «Учитель» Андрей Демидов, в свою очередь, довольно скептически оценивает полезность этических постулатов, спущенных «сверху»:

— Откровенно говоря, не думаю, что Министерству труда или Министерству образования надо озаботиться какими-то этическими кодексами для педагогов. Потому что на уровне профессиональной культуры эти нормы давно сложились. Всем понятно, что педагогу не стоит ни на рабочем месте, ни за его пределами ругаться матом, подрабатывать в стриптизе или еще каким-то образом дискредитировать образ учителя. Есть более серьезные проблемы.

«СП»: — Например?

— Например, при интерпретации статей закона об образовании или Трудового кодекса, где говорится, об основании увольнения педагога, совершившего аморальный поступок. Проблема в том, что, в сущности, нет внятного разъяснения от законодателя, что подразумевается под аморальным поступком. И естественно, что на местах, в случае каких-то конфликтных ситуаций руководители учреждений образования могут трактовать это положение очень широко и не в пользу учителя. И если бы (в данном случае) Минобразования официально разъяснило бы, что подразумевается под аморальным поступком со стороны педагога (пусть они и не называют это этическим кодексом, но просто попытаются интерпретировать норму, которая реально может педагогу поломать жизнь), было бы неплохо. По крайне мере, с этим можно было бы работать. Это можно было бы отнести, допустим, в прокуратуру или в суд или даже Конституционный суд на предмет нарушения прав личности. Пока каждая ситуация рассматривается индивидуально — это плохо, потому что создает угрозу произвольного толкования.

«СП»: — А насколько учитель может быть свободным, скажем, в политических предпочтениях?

— Есть такое понятие, как запрет на профессию, для тех педагогов, кто был осужден по экстремистской статье. Но это опять же очень спорная вещь. Хотя к нам в профсоюз не поступало еще заявлений от педагогов, которых на этом основании вышвыривают из школы, тема для обсуждения здесь есть. Дело в том, что экстремизм тоже внятно не разъяснен в законодательстве. Мы знаем, что например лозунги «Долой самодержавие!» или «Права не дают, их — берут»» некоторые эксперты готовы признать экстремистскими. Это известная проблема, касается она и педагогов, тех, которые имеют активную гражданскую позицию и участвуют, например, в оппозиционных акциях. Поэтому в данной ситуации разъяснение, что такое экстремизм, было бы весьма и весьма полезным. Но это, наверное, вопрос уже ни к министерству, а к нашему Конституционному суду или Верховному. Кроме того, в последней версии закона об образовании появилась новелла о том, что учитель может быть наказан (вплоть до увольнения), если он якобы способствовал разжиганию национальной, социальной, религиозной и прочей розни, путем (цитирую) «сообщения учащимся недостоверных сведений о культурных, религиозных, и прочих исторических особенностях развития тех или иных народов».

Но нельзя не понимать, что трактовка, что способствует разжиганию, а что не способствует – это схоластика, и, в общем, подвести под наказание можно любого. Особенно это касается историков и обществоведов. Потому что там каких то твердых истин, которые нельзя интерпретировать, практически и нет. Поэтому мы хотим знать, имеет ли учитель право интерпретировать исторические факты: если — да, то, в каких пределах. Вот те проблемы, которые сегодня связывают учителя по рукам и ногам. Поможет их решить какой-то этический кодекс, который министерство выдаст как бы «вниз», в массы? Мне кажется, что это неактуально. Это будет всего лишь еще один камень, кирпич, который уронят на голову учителю.

http://svpressa.ru/society/article/64623/

Комментарий. Власть придумывет способы удержания учителя в зоне безусловной управляемости. Другой цели введения стандарта учителя я не вижу. Вот и начинала бы власть с себя. А то именно сегодня глава Комиссии по этике, глава Центральной контрольно-ревизионной комиссии «Единой России», депутат Госдумы с 1999 года Владимир Алексеевич Пехтин сдал мандат. Человек, смотрящий за этичностью поведения, сам оказался нечистоплотен. Чтобы он там не говорил, а без серьезных оснований такое лицо от мандата не отказалось.

Ребята, прежде чем вводить стандарт для учителя, введите стандарт для себя, любимых, покажите как надо следовать этому стандарту, а иначе какое у вас моральное право даже говорить о стандарте для учителя?

http://www.shevkin.ru/?action=ShowTheFullNews&ID=863

Средняя зарплата учителя по стране составила 31 тысячу рублей

Вадим Мелешко

Почему 11 субъектов РФ не выполнили распоряжение Правительства о повышении заработных плат педагогам? Ответить на этот вопрос постарались эксперты, выступавшие сегодня в РИА Новости на круглом столе «Зарплата учителей: проблемы роста».

Как заявила заместитель председателя Комитета Госдумы по образованию Ирина Мануйлова, главная из причин заключается в том, что впервые было решено соотносить заработную плату учителей не просто со средней по региону, причём за прошлый год, а привязывать её к зарплате непосредственно на данный период. Кроме того, если раньше речь шла только об учителях-предметниках, то теперь к общей массе прибавили и других школьных педагогов (то есть ещё плюс 200 000 человек). В результате пришлось искать дополнительное финансирование в размере 15 миллиардов рублей.

По словам Мануйловой, государство готово и впредь повышать зарплаты педагогам. Однако оно вправе рассчитывать на то, что и качество образования также должно повыситься. Правда, как выяснилось в ходе обсуждения, пока не существует системы, которая позволила бы в режиме реального времени оценивать динамику изменения уровня обученности и воспитанности каждого школьника. Но, во-первых, работы по её разработке уже ведутся, а во-вторых, очень многое здесь отдано на откуп самим школам, администрация которых всегда точно знает, кто из коллектива какие успехи показал за тот или иной период в работе с теми или иными детьми.
Примечательно, что все присутствующие на круглом столе сошлись во мнении: успехи педагога должны отразиться на его зарплате. Однако ни в коем случае нельзя допустить ситуации, когда учителя на первое место ставят количество проведённых мероприятий, а не то, насколько сами мероприятия повышают качество образования.

«Зарплата должна быть достойной, чтобы гарантировать педагогу уверенность в завтрашнем дне», — сказала член Комитета Совета Федерации по науке, образованию, культуре и информационной политике Людмила Бокова.

На сегодняшний день размеры среднестатистической зарплаты учителей сильно отличаются в зависимости от региона. К примеру, на Чукотке сумели достигнуть планки в 100 000 рублей, в Москве — 57 000. Немало регионов, где учительская зарплата не превышает 20 000. В целом же по стране средняя зарплата учителя составила 31 000 рублей.

http://ug.ru/news/6969

комментарии:

Доповышались! Спасибо! После последнего повышения в школе нет сопровождающего педагога при подвозе детей, нет библиотекаря, сняты доплаты за классное руководство, нет кружков, сняты доплаты за почетные звания «Почетный работник образования» и «Заслуженный учитель РФ». И даже при голых ставках выделенных средств не хватает! Повышайте еще!
20 февраля, 19:02
Лера Beliy
Приравняли к средней зарплате. Если рабочий будет на производстве пахать на полторы ставки (как делают учителя),то разрыв бедет на 15-20 тысяч.Надо брать ставку учителя и ставку на производстве и их сравнивать.
20 февраля, 19:33
Арсений Попов,провинциальный учитель
Как про другую страну чатаю. Даже не верится, что где-то учитель может получать не то что 50 или 70 т.р., но и 30 или даже 20. Не укладывается в голове. Да ну не может быть.
сегодня в 06:45
Остап Бендер
Что за бред: на Чукотке у учителей заработная плата 100 000 рублей? У меня жена (стад 20 лет) работает на 2-х ставках в школе заработная плата со всеми северными надбавками 55 000. А под 100 они получили в декабре месяце за счёт премии!!!! В январе и в феврале 2013 года зарплата около 55 000 рублей. Зачем всю страну вводить в заблуждение, о том что на Чукотке учителя получают большие деньги. При этом, почему-то, не пишется о ценах на Чукотке. К примеру, баночка сметаны-100 р., 1 кг бананов-до 450 р., яблок-до 450р, помидоров — до 450 р. И вот пойми теперь, 55000 р. много это или мало….

Зарплата учителей в регионах не выдерживает… ожиданий

Как растет уровень зарплат учителей по России в целом? В чем главная причина низких показателей роста зарплат и кто в этом виноват? Эти вопросы звучали вчера на круглом столе в РИА “Новости”.

Резкое повышение расходной части регионального бюджета — главная причина возникших сложностей по выполнению обязательств по увеличению зарплат педагогам, считает заместитель председателя Комитета Госдумы по образованию Ирина Мануйлова. Зарплата учителя сегодня исчисляется в соответствии со  средней по экономике региона за текущий период, а не за год, как было ранее. Это вынудило регионы принять меры, чтобы довести цифры до нужных показателей. К  “неуспешным” отнесено 11 регионов,  семь из которых обязались найти внутренние ресурсы для доведения зарплат до необходимого уровня в ближайшее время.

На региональных плечах лежит весь груз платежей, считает директор Института развития образования Высшей школы экономики Ирина Абанкина. Федеральные субсидии не покрывают всех затрат. Кроме того, у разных регионов разные коэффициенты к зарплате. Поэтому средняя зарплата исчисляется уже с коэффициентом региона, а по существу, ее покупательская способность может быть и ниже, отметила Абанкина. По итогам мониторинга, который провела ВШЭ в прошлом году, ожидания роста зарплаты педагогов опережают реальность: в 2012 году зарплата учителей выросла в два раза, а ожидания роста — в 3,5 раз. Разрыв между ожиданием и действительностью в дальнейшем будет не снижаться, а только увеличиваться, добавила Абанкина.

Нет ни одного региона, в котором средняя зарплата учителя была бы ниже средней по региону, отметила член Комитета Совета Федераций по науке, образованию, культуре и информационной политике Людмила Бокова. Так, в Саратовской области средний уровень зарплаты по региону составляет 16 600 рублей, а учитель получает на три тысячи больше. Максимальную зарплату получают учителя Чукотского АО (до 100 тыс рублей). Минимальный уровень зарплаты, по ее информации, составляет 12 тысяч рублей.

Педагоги ждут серьезной прибавки, а  чиновники улучшения показателей. Повышение зарплаты должно привести не к увеличению количества образовательных услуг, а к повышению их качества, считает Ирина Мануйлова.

Правда, фонд оплаты труда учителя зависит на сегодняшний день от количества учащихся. И в этом серьезная проблема мотивации учителя, считает член Общественной Палаты, президент образовательного холдинга “Наследник” Любовь Духанина. “Сегодня в стране нет системы постоянного мониторинга каждого школьника, его достижений и развития, исходя из которой можно было бы четко мотивировать учителя и рассчитывать его зарплату. Такие системы в международной практике существуют, но наше педагогическое сообщество к ним пока еще не готово. Выстраивать сложную аналитику придется самому педагогу, после всех уроков, после проверки всех тетрадей и заданий, после подготовки на следующий день. Это реально увеличивает нагрузку на учителя”.

Эльвира Федюшина

http://pedsovet.org/content/view/18291/341/

РГТЭУ победил. Поддержат его или добьют?

В декабрьском протесте студентов и преподавателей Российского государственного торгово-экономического университета главным лозунгом были слова: «Не дадим Ливанову провалить реформы Путина!» Большинство студентов не воспринимали псевдолиберальных призывов и обратились за правдой к власти.

В чем суть нашего протеста? Не только в борьбе против фальсификации в отношении РГТЭУ показателей мониторинга деятельности вузов, но в нашем осуждении самих «черных списков» вузов, кулуарности и непродуманности решений Минобрауки. Коллектив РГТЭУ обратился к Президенту России В.В.Путину с призывом вмешаться и принять решения, соответствующее интересам России.

Не буду повторять доказательства фальсификации мониторинга, за которую никто не ответил, или нелепости присоединении РГТЭУ к РЭУ им. Плеханова (70 тыс. студентов – к 13 тыс., 1480 преподавателей, имеющих учёную степень, – к 782 и т.д.), сопровождавшемся ложью и оскорблениями в адрес преподавателей и студентов нашего университета. Скажу о том, что, возможно, реально стояло за всей историей ликвидации РГТЭУ.

За последние несколько лет РГТЭУ стал лидировать среди вузов в сфере торгово-экономического образования. Не только по потенциалу ППС (хотя 89 докторов наук только на наших московских экономических кафедрах или 43 доктора наук на юридическом факультете РГТЭУ в Москве тоже многое значат). Важнее показатели результатов нашей работы.

В 2012 году из 5 проектов-финалистов II Конкурса инноваций для ритейла среди молодых специалистов и студентов Retail New Wave – 3 проекта студенческих команд РГТЭУ. Студенческая команда РГТЭУ с проектом «Система информационно-правовой поддержки ритейла «Retail Hotline» стала победителем. Второе место по итогам финала занял проект другой команды РГТЭУ – «МагАвто: отсекая лишнее». Компания АШАН,

присудила специальный приз за проект «МагАвто: отсекая лишнее» команде РГТЭУ. Также вручены специальные поощрительные призы двум проектам, наиболее заинтересовавшим производителей продовольственных товаров.

При участии в конкурсе на лучшую научную книгу 2011 года, проведённого в 2012 году Фондом развития отечественного образования, 10 ученых РГТЭУ стали лауреатами конкурса в 5 номинациях. Участвуя в том же году в 144 выставках (в том числе в 37 международных), РГТЭУ получил 572 награды, в том числе премии. У РЭУ, для сравнения, 69 наград, полученных при участии в 37 выставках (8 международных).

И вот в этой ситуации, развивая сотрудничество с 73 зарубежными университетами, в том числе по программам двойного диплома, уделяя особое внимание послесоветскому пространству, РГТЭУ стал инициатором нового образовательного проекта – мы предложили Правительству России создать на базе РГТЭУ Евразийский федеральный (или торгово-промышленный) университет. Соответствующие согласования прошли летом с Россотрудничеством и МИД РФ, с ЕврАзЭС и Евразийской экономической комиссией.

Именно этот проект был предложен и в Минобрнауки России. Заявление Минобрнауки 20 декабря 2012 г. при реорганизации РГТЭУ о том, что наш университет не предоставил никаких предложений о своей реорганизации – циничная ложь. Последние по времени наши предложения о Евразийском образовательном проекте были получены господином Д.В.Ливановым 17 декабря.

Почему именно РГТЭУ?

Евразийская интеграция – это прежде всего общее торговое и таможенное пространство. В ХХ веке именно наш вуз долгое время был всесоюзным торговым. И сейчас у РГТЭУ 26 филиалов в России (от Южно-Сахалинска до Смоленска, от Перми да Краснодара и Пятигорска), есть эффективная сеть СПО. Работает филиал в Бишкеке (Киргизия), проработаны вопросы об открытии филиалов в Бендерах (Молдавия), в Сербии и Украине.

Итак, кому-то очень не понравились наши усилия, направленные на наполнение евразийской интеграции реальным содержанием, особенно в условиях ВТО.

Перерыв в протесте коллектива РГТЭУ завершен, но мы продолжаем ждать ответа от Президента Российской Федерации. У него наше обращение, имеющее почти тысячу «живых» подписей, врученное главе государства в декабре на заседании Госсовета.

Мы признательны российским и зарубежным государственным и общественным деятелям, публично выразившим нам солидарность. Особо важно то, что в феврале 2013 года к Президенту России обратились в поддержку нашего евразийского образовательного проекта видные деятели Общероссийского Народного фронта С. Говорухин и А.Карпов, председатель Изборского клуба А. Проханов, лидер КПРФ Г. Зюганов.

Ситуация на текущий момент рубежна. Президент может одобрить евразийский образовательный проект с нашим участием, и мы с удвоенной энергией возьмемся за дело. Президент может одобрить действия Минобрнауки или просто ничего не ответить – и тогда ликвидация РГТЭУ состоится, его преподаватели и студенты распылятся по другим вузам. И в том, и в другом случае решение президента будет касаться не только РГТЭУ, но и всего российского общества.

За первый вариант говорят поручения Президента Правительству России от 23 января 2013 г., в соответствии с которыми Правительство обязано, во-первых, до 1 августа 2013 г. утвердить порядок осуществления мониторинга системы образования, а также перечень обязательной информации, подлежащей мониторингу, «обратив особое внимание на обоснованность принципов и критериев оценки с учётом специфики реализуемых программ, востребованности выпускников, на обязательное обсуждение принципов и критериев оценки с профессиональным и экспертным сообществом». Во-вторых, уже после этого в срок до 1 февраля 2014 г. обеспечить проведение на постоянной основе мониторинга деятельности вузов, реорганизации

неэффективных, «обратив особое внимание на соблюдение публичности и гласности, обеспечение прав обучающихся на завершение обучения в других образовательных учреждениях в случае реорганизации неэффективных ГОУ».

За второй вариант говорит срочный комментарий Председателя Правительства России о том, что исполнение поручения Президента не коснется вузов, которые уже подвергнуты реорганизации.

РГТЭУ подвергнуто, но оно ещё ждет и надеется. В особых сомнениях студенчество – а не предал ли идеалы сопротивления ректорат, призвавший прервать протест и довериться Президенту. Мой иск о восстановлении в должности ректора находится в суде, и, надеюсь, будет рассмотрен по закону. Но это не решает вопроса об РГТЭУ.

Ожидание не может быть вечным. За первый месяц «реорганизации» из университета уволены или вынуждены уйти доктора наук, профессора Доброхотов Л.Н., Саенко Г.В., Станкевич З.А., Кузьмицкий А.А. и другие. Уволены кандидаты наук и видные общественные деятели И. Миронов, Н. Павлов, Н. Курьянович, десятки сотрудников. С увольнением декана факультета социальных технологий и заведующего кафедрой политологии профессора Чернышова А.Г. тут же подвергся расформированию сам факультет. Ликвидируются научные центры. И процесс «реорганизации» только начат.

Декабрьский протест РГТЭУ возымел действие. Это подтверждено поручениями Президента России 23 января. Коллектив РГТЭУ лег на амбразуру, чем спас систему образования от абсурда. Уже ближайшее будущее покажет, позволят ли нашему тяжело раненому университету выжить и встать в строй, или, когда остальные вузы радостно пойдут вперёд, нас тихо добьют.

Почетно быть героями, но мы ещё и сами готовы и можем работать на благо Родины. Очень хочу, чтобы это услышали и поняли.

http://argumenti.ru/economics/n377/234468

Министр с «уголовным прошлым»?

Олег Александров, 2013-02-21

Продолжаются скандалы в системе высшего образования в РФ. Так теперь студенты, учащиеся на военных кафедрах напуганы тем, что им теперь придется проходить сборы не один месяц, в девять. На фоне этого стали известны скандальные подробности из прошлого министра образования Дмитрия Ливанова, сообщили корреспонденту The Moscow Post в оппозиционных кругах.

Министр с «уголовным прошлым»?

Из студентов – в солдаты

Скандалы в Минобрнауки следуют буквально один за другим. Так сейчас внимание общественности приковано к возможности внедрения нового порядка военной службы студентов. Ведь сейчас для студентов вузов, обучающихся на военных кафедрах, ввести срочную службу в армии сроком на девять месяцев непосредственно в частях по три месяца в год.

А вот три месяца, которых недостает до принятого сейчас годичного срока службы, предлагается засчитывать в счет обучения этих студентов на военной кафедре.

Эту инициативу, которую поддержали представители Минобрнауки, уже успели раскритиковать как сами студенты, так и преподаватели вузов. Ведь студентов лишают не только каникул, но и подготовки, в частности, к пересдачам экзаменов и зачетов, которые бывают в конце июня-начале июля и конце августа-начале сентября.

А ведь это очень важно для «технарей», которые не всегда успевают вовремя закрывать сессии.

Этот скандал, связанный с недовольством студентов, стал еще одним негативным эпизодом в карьере министра образования Дмитрия Ливанова.

Реформа или рейдерство

Данное обстоятельство наложилось на недавние скандалы, связанные со слиянием вузов, которое уже окрестили «рейдерством в образовании». Чего стоит только скандал, когда под видом слияния Российского государственного торгово-экономического университета (РГТЭУ) и Российского экономического университета имени Плеханова (РЭУ, «Плешка») фактически произошел обыкновенный рейдерский захват.

Кстати, экс-ректор РГТУ Сергей Бабурин объявил о том, что власти надумали заполучить помещения университета, чем и объясняется их решение о слиянии РГТЭУ и РЭУ имени Плеханова. А вернее о поглощении «плехановцами» территории «бабуринцев»!

А ведь теперь «раздербан» и «передел» в сфере высшего образования затронул уже многие ведущие российские вузы. Вот лишь некоторые примеры действий этой «фурсенко-ливановской системы».

Так Горный университет был реорганизован в структурное подразделение Московского института стали и сплавов, ректором которого ранее был сам министр образования Дмитрий Ливанов. В итоге МИСиС «отхватил» у Горного здании стоимостью около двух миллионов долларов в самом центре Москвы (Ленинский пр-т, д. 6). Отметим, что студенты Горного жаловались на это Дмитрию Медведеву, но эта жалоба ни к чему ни привела.

Далее вскоре произойдет объединение Государственного университета управления (ГУУ) и Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС), которая, в свою очередь, не так давно получилась методом слияния РАНХ И РАГС.

В итоге РАНХиГС «отхватит» шикарный комплекс ГУУ (Рязанский проспект, д. 99), а так же его филиалы и входящие в него институты.

Так же вскоре ожидается объединение МГУПП (университет пищевых производств) с МГУПБ (университет прикладной биотехнологии) и ГАИН (Государственной академией инноваций). Отметим, что в ходе этого процесса у ректора МГУПП Дмитрия Еделева (39-летнего сына экс-замглавы МВД) прошли обыски, а студенты МГУПП устроили массовый митинг протеста.

Так же состоялось слияние Налоговой академии и Государственного университета Министерства финансов с Финансовым университетом при Правительстве РФ. В итоге «правительственные финансисты» «оттяпали» здания Налоговой (4-й Вешняковский проезд, д.4) и ГУ Минфина (Златоустинский Малый пер., д. 7, строение 1)

Кстати, под «удар Ливанова» попали не только московские и федеральные вузы, но и институты из других регионов.

К примеру, в Петербурге в «черный список» «почему-то» попали Театральная академия с ежегодно зашкаливающим конкурсом, не страдающие от отсутствия абитуриентов ГАСУ и ИНЖЭКОН, Университет технологии и дизайна, Университет культуры и искусств.

Неэффективные реформы

Так же Ливанова обвинили в неэффективности проведения реформы в области школьного образования. В первую очередь это связано с тем, что из обязательных школьных дисциплин пропадают весьма важные предметы. Зато в школах полным ходом идет буквально «насаживание» преподавания религии.

Кстати, Ливанов провел серьезное «сокращение школьной литературы» . Из обязательного курса исключены «Медный всадник» Пушкина, «Дама с собачкой» и «Человек в футляре» Чехова, «Петербургские повести» Гоголя, «Одесские рассказы» Бабеля, «Тихий дон» предполагается изучать только в виде отдельных глав. Эти произведения будут изучаться только в углубленном курсе. Из XX века исключены поэзия Беллы Ахмадулиной, Владимира Высоцкого, Булата Окуджавы, проза Алексея Толстого.

Так неужели министр хочет лишить наших детей права на культуру?!

Коррупция «разъедает» Министерство образования

Однако, самым большим ударом по российскому образованию является коррупция. Ведь дело уже дошло до арестов в руководстве Миноборнауки!

Так недавно бывшему председателю Высшей аттестационной комиссии (ВАК) при Министерстве образования Феликсу Шамхалову было предъявлено обвинение в мошенничестве. Шамхалов обвиняется в совершении преступления, предусмотренного частью 4 статьи 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере). По версии следствия, бывший глава ВАК, действуя вместе с неустановленными лицами, похитил 1,5 миллиарда рублей у Внешэкономбанка. Ранее сообщалось, что размер хищения составил 350 миллионов рублей.

Напомним, что глава ВАК Феликс Шамхалов был задержан 5 февраля, а через два дня его арестовали. Сообщалось, что Шамхалов является фигурантом дела о хищении 350 миллионов рублей, выделенных Внешэкономбанком в качестве кредита на строительство элитного жилого комплекса. Якобы банк выдал деньги компании ООО «Заречье 2», частично принадлежавшей Шамхалову, но жилой комплекс не был построен, а кредит — не возвращен. Экс-глава ВАК заявляет о своей невиновности. По его словам, строительство было заблокировано банком и управляющей компанией.

В рамках расследования дела в доме и рабочем кабинете Шамхалова прошли обыски. Помимо бывшего главы ВАК по делу проходит Антон Соловаров, гендиректор ООО «Заречье 2».

«Преступная связь» Шамхалова и Ливанова?

Причем, похоже, что это не единственное преступление, в котором можно обвинить Шамхалова! Ведь журналисты обращают внимание на «криминальное прошлое» экс-главы ВАК.

Вообще, по данным СМИ, о Шамхалове в Москве всерьез заговорили после того, как его «дагестанской бригаде» удалось, как тогда выражались, взять под себя научно- производственное объединение «Экономика» , располагавшееся в огромном престижном здании на Бережковской набережной в центре столицы. Для криминального мира Москвы первой половины 90-х годов это было значительным событием. Это означало, что «бригада Шамхала», как называли будущего главу ВАК в определенных кругах, в жестокой борьбе за дорогостоящую собственность сумела оттеснить конкурентов. Нетрудно предположить, что память о том, чего стоило Шамхалу завладеть НПО «Экономика», хранят лишь ряды могилок на Троекуровском да Хованском кладбищах.

А вот в 2000-х годах Шамхалов «засветился» в «криминальном скандале» вместе с будущим министром Ливановым!

Как выяснили журналисты, несколько лет назад, когда Счетная палата РФ нашла серьезные нарушения в Московском институте стали и сплавов (МИСиС) по линии его проректора Дмитрия Ливанова , то «закрыть» тему и вывести будущего министра из-под удара помог родной брат Шамхалова – Ферид Имирасланович, который тогда трудился на одной из ключевых должностей в СП РФ. К слову сказать, после скандала с братом Шамхаловым Ферид Имирасланович благополучно трудится на не менее хлебной должности замглавы Государственной инспекции по контролю за использованием объектов недвижимости правительства г. Москвы.

Куда исчезли деньги МИСиСа?

Кстати, когда Ливанов был проректором МИСиСа, там так же разгорелся еще один коррупционный скандал.

Напомним, что в 2004 году руководство МИСиСа незаконно перечислило бюджетные денежные средства на расчетные счета организаций, выполнявших строительные работы. По словам сотрудника ДЭБ, на тот момент удалось установить факты незаконного перечисления бюджетных ассигнований на сумму свыше 57 млн. руб.

По слухам, в этом скандале был замешан и Дмитрий Ливанов.

Кстати, после этого скандала он «почему-то» спешно покинул МИСиС и ушел на повышение в министерство, став в 2004 году директором департамента государственной научно-технической и инновационной политики Министерства образования и науки Российской Федерации, а затем и заместителем министра образования и науки Российской Федерации.

Так что, возможно, господин Ливанов и сам замешан в этом коррупционном скандале.

И вот после всего этого остается лишь один вопрос: «Как человек с такой сомнительной репутацией, как Дмитрий Ливанов, может быть министром образования РФ?!!»

http://moscow-post.ru/politics/ministr_s_ugolovnym_proshlym11029/

Что происходит… в школе

21.02.2013 13:42

Текст: Юлиана Лизер
В конце 2012 года правительство РФ утвердило план «изменений в отраслях социальной сферы, направленных на повышение эффективности образования». PublicPost публикует рассказы педагогов о тех изменениях, которые уже коснулись их лично, и тех, которых они только ждут — сегодня тему продолжает Антонина, учитель русского языка и литературы из подмосковного Красногорска.

О тех, кто идет работать в школу

У нас в школе еще считается, что коллектив молодой, потому что средний возраст учителя — 40-45 лет. Из моей университетской группы — 27 человек — в школе сейчас работают шестеро. Но я вообще думаю, что в эту профессию идет только тот, кто действительно хочет работать с детьми. Год от года дети все труднее, у них очень слабая мотивация к учебе, даже у тех, кто учится хорошо. Если люди идут в школу ради денег, то это не учителя. Становиться учителем стоит как минимум из принципа «если не мы, то кто?».

О списке рекомендованной литературы

Некоторые произведения из списка я не читала даже будучи студентом-филологом. Я неплохо отношусь к классике, но на дворе уже XXI век, а мы даже двадцатый в школе не проходим. ХХ век — это 11-й класс, когда детям уже не до литературы, они занимаются только в рамках подготовки к ЕГЭ. Соответственно, символисты, футуристы, акмеисты — все выпадает.

Дети уже не понимают героев классики. Объяснить им, почему Печорин — «герой нашего времени», практически нереально. «Слово о полку Игореве» мы в прошлом году разбирали с большим трудом — хотя читали адаптированный текст в переводе Лихачева. Они не могут ничего понять: почему князь Игорь избежал плена, отчего Ярославна плачет в Путивле на стене — только хлопают глазами и говорят: «Нам не интересно, мы не хотим».

Я не знаю, правильно ли это с методической точки зрения, но я использую отсылки к современной литературе, провожу какие-то исторические параллели. Я же вижу, как они оживляются, когда разговор заходит о чем-то близком. Причем дети современную литературу читают, насколько это вообще возможно — если учесть, что большую часть свободного времени они проводят за компьютером. Другое дело, что большинство учителей — люди старшего возраста. Им очень трудно объяснить, что современность тоже заслуживает внимания. При упоминании новых авторов лица напрягаются, а во взгляде появляется легкое недоумение. Мол, зачем это? У нас же есть XIX и XVIII века!

О религиозном воспитании

Два года назад у нас был электив (предмет по выбору — прим. ред.) для старших классов, обычно седьмым уроком. Недалеко от школы находится храм, оттуда приходил батюшка. Что он на своих уроках говорил, я, честно говоря, не знаю — заходил в рясе и что-то читал.

Вообще, контакт с этим храмом у школы довольно крепкий — батюшка приходит каждый год на первое сентября и благословляет учеников. Но никакой пропаганды я от него не слышала.

Сейчас у нас проводится электив только для восьмого класса, предмет появился с этого учебного года, и ведет его учительница истории в моем кабинете. Называется предмет «духовное краеведение». Судя по тому, что я наблюдаю… Первое время на доске оставались разные христианские термины, цитаты из Библии, такое облако тэгов. Сама я на этих уроках не была. Не хочу даже ради интереса — я придерживаюсь атеистических взглядов. Но это учебный предмет, он обязателен. Насколько я знаю, детям там не интересно.

В моем курсе словесности тоже есть раздел, посвященный Библии как литературному произведению. Но вот прошлом году ко мне подошел ребенок и сказал: «Я просмотрела учебник, знаю, что мы будем изучать Библию, и я на эти уроки не приду. Родители мне не разрешают. Дайте мне задание, я напишу реферат». Семья этой девочки — мормоны. Классный руководитель был в курсе, и на уроки девочка так и не ходила.

А вообще ни в прошлом, ни в позапрошлом году не было такого сумасшествия на тему сближения церкви и государства, как сейчас. Я не знаю, что будет дальше, но, судя по всему, «духовное краеведение» никуда от нас не убежит.

О фильтрованном интернете

В сентябре прошлого года у нас установили системные фильтры. С тех пор не открываются социальные сети и YouTube. Может, это и хорошо, но «Яндекс.Видео» и YouTube часто бывают полезны — там выкладывают видеоуроки, которые мы широко использовали. Теперь все приходится скачивать дома и приносить на урок на флешке. При этом у детей, конечно, есть планшеты и смартфоны — на переменах все сидят в Twitter и «ВКонтакте».

О «пропаганде гомосексуализма»

Я считаю, что этот закон школы касаться не должен. Если депутаты примут его в том виде, в каком он обсуждался, учителя очень сильно пострадают. Моя коллега преподает МХК (мировую художественную культуру — прим. ред.), мы с ней этот вопрос обсуждали — говорит, Древнюю Грецию придется перекраивать всю. Как рассказывать о Спарте, где мужчины воспитывали мальчиков, если нельзя говорить об однополых отношениях?

О бюрократии

Пожалуй, самая больная тема для учителей — это аттестация. Большинство говорит, что это не нужно. Очень часто слышу фразу: «Мы работаем, мы должны учить детей, а не зарываться в горы бумажек».

У меня сейчас вторая квалификационная категория, и до 2015 года я должна либо ее подтвердить, либо аттестоваться на первую. Проще аттестоваться на первую, но для этого нужно собирать портфолио — за все достижения учителя ему начисляются баллы, и это очень нудная система. Нужно все время собирать бумажки. О каждом участии в Олимпиаде — бумажку. О каждом докладе на каком-либо школьном методическом объединении — бумажку.

Еще сейчас нужно писать отчеты буквально по каждому поводу. Начиная с ежедневных пропусков. Я должна в специальную ведомость вносить фамилии тех, кто сегодня отсутствует, и ставить пометки, по какой причине, — то есть, по идее, каждый день после уроков я должна садиться, обзванивать всех отсутствующих детей и узнавать, где они… И заканчивая миллионом отчетов по каждой проведенной контрольной, по итогам четвертей. Это физически тяжело.

О подушевом финансировании

С введением подушевого финансирования у нас появились проблемы. Если в классе меньше 25 человек, то это уже совсем другая зарплата. Я сейчас классный руководитель, и для меня это актуально: зарплата учителя-предметника зависит от количества часов в неделю, а классного руководителя — от количества учащихся в классе.

Еще я третий год подряд заполняю раз в три месяца бумагу на стимулирующие выплаты. Вписываю туда все, за что, по идее, должна их получать — подготовка к ГИА и ЕГЭ, участие в конкурсах, занятия с одаренными детьми, с отстающими детьми — то есть все, что выходит за рамки урочной системы. В разные месяцы выходит по-разному, но около 25 тысяч я получаю.

О Москве и области

Я поняла свою ошибку уже когда устроилась на работу. Надо было идти работать в Москве. Потому что меня лишили даже подъемных, которые полагаются молодому специалисту. Все мои одногруппники получили по 30-40 тысяч в первый год работы и прибавку к зарплате 40%. Я не получила ничего, а потом мне объяснили: это — область. Хотя, когда я училась в университете, нам говорили, что какие-то надбавки должны быть везде. У тех, кто работает в Москве, зарплата выше моей примерно в полтора-два раза при одинаковом количестве часов.

О налоге на репетиторство

Появилось распоряжение, согласно которому с сентября 2013 года репетиторство будет облагаться налогом. Репетиторам придется подавать бумаги в налоговую инспекцию. Ты можешь оформить себя как индивидуального предпринимателя с получением ИНН, и тогда, насколько я поняла, ты можешь заниматься даже в школе. Хотя, судя по тому, что написано в новом законе об образовании, репетиторство теперь вообще должно быть запрещено. У тебя уже есть как минимум два вида заинтересованности (в новом законе об образовании вводится понятие конфликта интересов учителя — прим. ред.), одна из которых — материальная. А еще ты заинтересован в том, чтобы ребенок, с которым ты занимаешься, понимал твой предмет, а не просто отдавал тебе банкноты.

О показателях качества образования

Я это наблюдаю с первого года работы, и по мне это нечто вроде средней температуры по больнице. Высчитывать, какой класс учится хуже, а какой лучше — бесполезное дело. Каждый ребенок — личность. Я понимаю, что в моем восьмом классе, где 30 человек, я физически не успеваю к каждому подойти, но уравнивать всех неким среднеарифметическим показателем — это очень глупо. И эти гонки школ за место в рейтинге, у кого самый высокий показатель качества знаний — тоже глупость.

Хотя, если вспомнить курс государства — дети должны любить родину и спортом заниматься, — то все складывается в одну стройную линию. Никому не нужно, чтобы ребенок умел мыслить, нужно, чтобы он умел ставить галочки в тестах и стройным шагом идти, куда скажут.

Однако возможно, что такие рейтинги будут влиять на финансирование. И если, например, в школе много учеников не сдают ЕГЭ, к ней будут применяться репрессивные меры вплоть до слияния.

О новых стандартах образования

В прошлом году нам прибавили лишний час физкультуры — вместо двух часов в неделю стало три. Для этого учеников лишили одного часа русского языка; нам пришлось переделать программы и выкинуть развитие речи. У меня сразу сложилось в голове: занимайтесь спортом, а развивать речь и свободу мысли мы не будем. Правда, в этом году час русского вернули обратно, но только за счет «гимназического компонента» — это часы, которые распределяются на разные предметы по решению школьной администрации.

http://www.publicpost.ru/theme/id/3289/chto_proishodit_v_shkole/

ПЯТЬ ТЕЗИСОВ ОБ ОБРАЗОВАНИИ

Публикуем статью Павла Кудюкина, члена Оргкомитета по созыву учредительной конференции Свободного профсоюза преподавателей России «Университетская солидарность»

  1. 1. Общественный заказ на бесплатное и качественное образование

Обязательно найдётся кто-то, кто укажет, что бесплатного ничего не бывает, а то и процитирует любимую поговорку Маргарет Тэтчер. Поэтому сразу уточним, что «бесплатное» означает бесплатное для получающего образование и его семьи, финансируемое обществом либо из бюджета, либо в иных институциональных формах.

Общество должно чётко определять, что именно и в каких объёмах оно обязано финансировать в образовании. Поскольку Россия, вопреки широко распространенным предрассудкам, страна небогатая, мы вынуждены по одёжке протягивать ножки и не можем гарантировать всеобщее бесплатное образование любого уровня и любого профиля. Другой вопрос, что это не основание для тотальной коммерциализации и превращения системы образования в сегмент рынка.

Мы должны понимать, что в системе образования можно выделить две компоненты : есть образование (и тесно связанное с ним воспитание, социализация), есть профессиональная подготовка. Образование – несомненно общественный интерес. Каждый гражданин в меру своих способностей должен иметь возможность освоить некоторый минимум научных представлений о мире и обществе, и эта образовательная, она же общекультурная компонента несомненно должна финансироваться обществом. Более того, в определённых объёмах (для современной России следует говорить о полном общем образовании) такое образование должно быть не только правом, но и ОБЯЗАННОСТЬЮ гражданина.

С профессиональной подготовкой сложнее – ведь есть целый ряд профессий и специальностей, которые используются практически полностью в коммерческом секторе. И здесь целесообразно ставить вопрос либо о финансировании с привлечением частных средств, либо о софинансировании. Если профессиональная подготовка жёстко привязана к конкретному типу производства, она должна финансироваться работодателем, поскольку именно он заинтересован, чтобы его работник был достаточно квалифицирован для исполнения своих функций.

Интересно, что российский крупный бизнес выступает как раз с противоположной позиции – за максимальную коммерциализацию высшего образования и перекладывание расходов на профессиональную подготовку рабочих и средних технических кадров на государство. Говоря о реальной проблеме нехватки таких квалифицированных кадров, он призывает именно государство заняться её решением.

Говоря о высшем профессиональном образовании, мы тоже должны учитывать, что многие специальности востребованы полностью или преимущественно коммерческим сектором, и здесь возможно сочетание государственного заказа на подготовку специалистов за бюджетные средства с корпоративным финансированием и частным финансированием (с развитием системы доступного, не кабального кредита).

При этом даже при подготовке специалистов для коммерческого сектора финансирование общекультурной, общественно значимой компоненты образования должно осуществляться обществом.

Мы не должны догматично отстаивать исключительно общественное финансирование везде и всегда, но мы безусловно за бюджетное финансирование общего образования при обеспечении его достойного качества, дающего возможность человеку спокойно переходить на следующие стадии образования – после школы нормально поступать в ВУЗ, в том числе и элитный, из бакалавриата – в магистратуру и далее в аспирантуру. Естественно, не запрещая гражданину, если у того есть желание и возможность, оплачивать частных учителей, отправлять ребенка куда он хочет – в отечественную частную школу, в британскую public school, хоть в Китай – это его право, на которое мы не посягаем. Но для подавляющего большинства российских детей общество должно обеспечить возможность учиться здесь, за общественный счет и получитькачественное образование.

  1. 2. Учитель – важнее чиновника!

Наши неолиберальные идеологи реформы образования предлагают стоить дом с крыши. «Давайте, – говорят они, – выстроим систему элитного образования, выделим несколько десятков лучших университетов, дадим им особый статус, накачаем в них ресурсы, и вот они-то и вытащат страну». Подход абсолютно порочный, потому что не может существовать полноценного элитного образования, если у него нет возможности черпать тех, кого оно будет учить, из очень широкой массы людей, получивших массовое, но хорошее общее образование. И потому мы должны заботиться в первую очередь о массовом общем, а не элитном высшем образовании. А это – среди прочего – проблема школьного учителя и педагогического высшего образования. Между тем именно последнее оказалось под ударом в связи с пресловутым рейтингом.

И опять мы видим какую-то вывернутую наизнанку логику. Да, когда говорят о двойном негативном отборе (в педвузы идут не лучшие абитуриенты, а из выпускников в школу идут в основном те, кого больше никуда не берут), это во многом верно. Только вот выводы из этого странные делают, ведя дело к уничтожению педагогического образования «как класса». Или ещё (и это применительно не только к школьному, но и к высшему образованию): качество работы преподавателей нас не устраивает, давайте повысим качество, а уж затем повысим оплату. Очевидно, что повышать качество предполагается путём бюрократического «перебора людишек».

А не начать ли с того, что повысить оплату педагогического труда, чтобы школьному учителю и вузовскому преподавателю не приходилось жить по известному высказыванию: Если работать на одну ставку, то есть не на что, а если на две – то некогда? И снизить безумный, зашкаливающий уровень нагрузки. И тем самым создать возможность для проведения реального конкурсного отбора на педагогические места, чтобы повысить общий профессиональный уровень. Вот в Москве ввели «лужковские» надбавки для школьных учителей, и в школы стало непросто устроиться на работу.

Зарплата преподавателя должна обеспечивать не только физическое воспроизводство, но и культурные потребности. Педагог по самой природе своей профессии должен читать книги (и не только по специальности), следить за новинками культуры и искусства, ходить в театр, ездить за границу, наконец. А его нагрузка должна оставлять время и силы для всего этого. Помимо оплаты речь должна идти и о социальном пакете (повышенная пенсия, добровольное медицинское страхование и т.д.), который должен дополнять не самый высокий уровень оплаты. Не исключено, что такой социальный пакет должен, с учётом бедственного состояния региональных и муниципальных бюджетов, финансироваться из федеральных средств.

Подъём материального уровня преподавателей должен быть подтянут к пока ещё высокому социальному престижу преподавателя (пока что, по опросам, преподаватели находятся в высших строчках тех, кому доверяют) и подкрепить этот престиж и статус.

Стоит напомнить, что Южная Корея начинала свой модернизационный прорыв с того, что ещё в 1950-х гг. школьному учителю было установлено жалованье на уровне армейского капитана (в только что закончившей войну стране это были очень немалые деньги).

  1. 3. Научная и светская картина мира

Наши «реформаторы», сосредоточиваясь преимущественно на организационно-экономических и финансовых аспектах, почти не затрагивают вопрос о содержании образования (что, может быть, и к лучшему, учитывая результаты в тех случаях, когда этим вопросом занимаются). Однако и здесь мы видим всё более тревожные сигналы в виде ФГОСов и клерикального наступления на образование.

Вопрос о содержании образования – центральный. Ради чего мы учим? И чему мы учим? Образование должно формировать научную и светскую (рациональную, просвещенческую) картину мира. И здесь мы должны избежать двух опасностей – кокетливого постмодернистского отрицания истины и догматизма. Клерикальное наступление идёт во многом благодаря именно постмодернистскому подходу: «объективной истины не существует», «у каждого есть право на своё представление о мире», «не важно, чему именно учить» и т.д. Но при этом церковники-то как раз настаивают на том, что их истины – безусловны и абсолютны.

Человек, получивший полноценное образование, вовсе не обязательно помнит всё, чему его учили. Но он по крайней мере имеет основу для того, чтобы понять, почему не имеют отношения к науке креационизм или «фольк-лингвитика», торсионные поля или конспирологические концепции истории и политики. Не думаю, что школьник должен обязательно знать названия всех элементарных частиц с их характеристиками. Но он должен обладать основными знаниями о развитии нашей вселенной и устройстве материи.

В то же время он должен понимать, что истина, как говорил Гегель, «не отчеканенная монета, которую можно положить в карман», её познание – это сложный и бесконечный процесс. И общее образование должно дать представление об основных методах научного познания как этого бесконечного продвижения к истине. И понимание, что мир познаётся и осваивается человеком не только рационально, но и чувственно-эстетически. И ещё (самое, быть может, главное) – образование должно научить задавать вопросы, привить человеку вкус к познанию, желание и умение учиться всю оставшуюся жизнь.

Религиозные убеждения – вещь уважаемая, но религия к общественному образованию и его содержанию отношения иметь не должна. Дело веры – личное дело каждого, вы можете верить во что хотите, но понимайте, что это к науке отношения не имеет. Школу необходимо оградить от поползновений ввести даже в замаскированной форме религиозное обучение. Никаких теологических факультетов и кафедр в государственных вузах быть не может. Это, кстати, полностью соответствует отечественной традиции – в российских университетах теологического образования изначально не было.

Хотите изучать религию – ради Бога! В семье, в воскресной школе, в медресе, семинарии, хедере… За счёт родителей, конфессий, религиозных объединений.

  1. 4. Образование как школа демократии и самоуправления

Если мы исходим из того, что образование – важнейший институт общественного воспроизводства, то оно может и должно стать ключевым инструментом демократизации общества. Если мы хотим, чтобы наше общество было демократическим, то мы должны с младых ногтей учить ребенка в доступных ему пределах управлению собственными делами и прививать элементарные навыки демократических процедур, демократического подхода к принятию решений, общественного диалога и уважения к позициям других.

Ясно, что не может существовать единой модели ученического самоуправления независимо от возраста учащихся или студентов. Какие-то простейшие элементы самоуправления своими делами могут быть освоены уже первоклассниками (да хотя бы вопрос о том, кому с кем сидеть и как столы удобнее для занятия расставить). А в старших классах объём вопросов, решаемых самими учащимися и тем более студентами в вузе, может быть уже очень значителен. Если мы не учим демократии, начиная с детского возраста, то мы в целом снижаем шансы на демократическое развитие.

Необходимо развивать и то, что заложено в действующем законодательстве: те же попечительские советы с представителями родителей, реализацию общественного контроля за распределением финансовых ресурсов, прозрачность их поступления и использования.

Вообще образование – это та сфера общественной жизни и экономики, где начала самоуправления могут формироваться и развиваться опережающим темпом по сравнению с другими отраслями. Вплоть до того, что в сфере высшего образования можно сформировать отраслевую систему самоуправления – высшая школа может самоуправляться не только внутри каждого учреждения, но и выше – министерство ему в общем-то не нужно. Вполне возможно решение общеотраслевых проблем общественным советом, сформированным самим сообществом и другими заинтересованными сторонами («потребителями»).

Для высшей школы такое самоуправление должно строиться на базе университетской автономии и внутреннего самоуправления. При этом есть вопросы сугубо студенческие, есть сугубо преподавательские, есть общие для всех работников ВУЗа и обучающихся в нём.

Вот такая сложно структурируемая система самоуправления, начиная со старшей группы детского сада или по меньшей мере с первого класса и кончая вузовским и послевузовским уровнем.

И не исключая самоуправление каждого человека своим непрерывным, в течение всей жизни образованием. Это необходимый элемент современного общества: сам человек решает для себя: «Мне не хватает таких-то знаний или умений. Я иду на такие-то курсы, нахожу такие-то обучающие Интернет-курсы, получаю платно или бесплатно формальное образование, просто занимаюсь самообразованием, читая книги».

  1. 5. Образование как общественное благо и как основа национальной безопасности

В условиях рыночной экономики знания могут капитализироваться, но само образование – не товар, а специфическое общественное благо, «общественно-значимое благо». Человек, когда учится, вкладывается не только в себя, он делает некое вложение в развитие общества в целом – становясь обществом образованных и активных людей, оно получает бульший потенциал для развития, для движения вперед, чем общество людей невежественных, задавленных и т.д. И вот именно поэтому общество ответственно за то, чтобы дать каждому желающему получить максимум образования, которое ему доступно по его способностям.

Напомню известное высказывание из позапрошлого века: «Битву при Садовой выиграл прусский школьный учитель». Широко распространённое качественное образование в каком-то смысле основа безопасности общества, основа его экономического развития, основа его внутренней связности. Образование как социальный лифт противодействует сегментации общества на жёстко отграниченные друг от друга слои и группы.

Более образованный человек менее склонен к преступности – это очевидный факт. Более образованный работник, хорошо сознающий свой классовый интерес, вряд ли пойдёт на слепой бунт, он сумеет использовать более эффективные и продуктивные формы классовой борьбы.

Ну и, наконец, тоже немаловажный вопрос – современные вооруженные силы требуют грамотных офицера и солдата. Как бы ни формировались вооружённые силы – на контрактной основе, по призыву или как комбинирующие элементы профессионально-контрактные и призывно-милиционные – в любом случае военнослужащий должен обладать определенным уровнем знаний, чтобы владеть современными оружием и техникой, чтобы «знать свой манёвр».

Павел Михайлович Кудюкин, доцент ВШЭ

http://unisolidarity.ru/?p=648