Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

Московские родители провели очередную акцию протеста Мамы и папы детей-инвалидов вышли на улицу

26.10.2014

Московские родители провели очередную акцию протеста Мамы и папы детей-инвалидов вышли на улицу

Митинги родителей, недовольных деятельностью московского департамента образования по слиянию школ и переводу продленки на платную основу, становятся постоянным фактором столичной жизни. Очередная акция протеста прошла в субботу, 25 октября. Ее участники потребовали, чтобы власти отказались от коммерциализации образования, а глава департамента Исаак Калина отправился в отставку.

(далее…)

Финансирование школ Москвы: взгляд изнутри

22.10.2014

Финансирование школ Москвы: взгляд изнутри

Иван Валерьевич Ященко в статье «„Обычные“ и „необычные“ школы Москвы» (см. ТрВ-Наука № 164 от 7 октября 2014 года, с. 4) обрисовал новую систему муниципального финансирования московского образования. Есть подушевое финансирование, которое одинаково для всех школьников одного возраста, не зависит от типа школы и выдается за то, что ученик осваивает федеральный государственный стандарт. Есть государственные работы, выполняемые сверх этого на благо города. И есть гранты, которые каждый год выдают лучшим школам за достижения. В теории, при взгляде «сверху», это более-менее рабочая система. В реальности есть нюансы, которые сильно усложняют жизнь многим школам. 

1) Равное подушевое финансирование. Таков был посыл реформы финансирования, начатой в 2011 году. Была открыта пилотная программа повышения качества образования, вступавшие в нее школы получали «среднегимназический» норматив на ученика. Взамен требовалось «существенное изменение административно-финансовой деятельности школы». Посмотрим, что стояло за этой формулировкой — об этом сейчас многие забыли. Переход на новую систему оплаты труда, что уже признано необязательным. Ведение электронных журналов, которые теперь и так ведутся в каждой школе. Подъем средней зарплаты до определенного уровня: не ниже, чем средняя по региону, теперь это записано у директоров в контракте. Сдача ЕГЭ на положительную оценку — сейчас это легко, так как критерии опустили ниже некуда. И еще несколько организационных требований, которые по существу не улучшали работу школ, по крайней мере хороших школ. 

Логично предположить, что если все школы теперь выполняют требования пилота, то все они получат «пилотное» финансирование. Однако вход в пилот был закрыт загодя (из документов это не следует, они очень путано написаны; например, «Интеллектуалу» отказали во вступлении в пилот уже весной 2013 года!). Результат удручает: в сентябре 2014 года более 20 школ (из них многие с расширенным учебным планом) стали финансироваться в полтора раза ниже, чем все остальные государственные школы Москвы. А именно, им был выдан «лужковский» норматив финансирования 2010 года для обычных школ, с тех пор процентов на 30 уже «съеденный» инфляцией. Получается, что за одну и ту же работу — освоение государственных стандартов — разные школы Москвы сейчас получают разные деньги на ребенка. Где же равенство возможностей, заявленное как цель реформы? 

2) Госработы. Основной дополнительной статьей расходов для гимназий и лицеев является расширенный учебный план — деление класса на подгруппы по профильным предметам, дополнительные часы, спецкурсы. Самым естественным было бы открыть возможность финансировать их через систему госработ, если школа подтверждает свой уровень результатами выпускников (олимпиады, ЕГЭ, ГИА). Однако так было сделано только для математики. Ассоциация учителей математики под руководством И. В. Ященко разработала критерии оценки качества математических классов и включила «расширение матобразования» в госработы. И учителя математики, и школы в целом могут быть благодарны коллегам за эту работу. Но по другим предметам такого сделано не было. Таким образом, нельзя заявить на госработы деление на подгруппы в практикуме по химии или биологии, кружок по истории и т. д. — то, что должно оплачиваться постоянно. Зато можно заявить конференцию, олимпиаду, выезд — то, за что обычно не платили. Почему богатому городу Москве не выделить немного денег на очевидные работы с проверяемым результатом, понять нельзя. 

Отдельная история — как всё это было реализовано технически. В образовательном проекте хорошо бы за полгода знать, дадут деньги или нет, открывать проект или нет. Но на 2014/2015 учебный год заявки собирали в мае, портал госработ открылся в июле, заполнялся школами в августе, редактирование заявок было недоступно и опечатки исправить было нельзя, сметы в Excel не подгружались. Критерии, правила оформления и расценки заранее не были известны. В итоге на 11 октября (!) большинству школ еще неизвестно, какие суммы из их заявок одобрены и когда будут выданы. То есть работы надо вести, а денег на них еще нет. А может, и не будет. Какая отчетность нас ждет — тоже неведомо. 

3) «Гранты были введены по абсолютно прозрачным правилам. Сколько заработали — столько получили…» 

Гранты выдают верхним школам в рейтинге, а рейтинг учитывает валовые показатели школы: сколько учеников в школе написали ЕГЭ выше такого-то балла, олимпиадные результаты и т. д. То есть если две школы объединяются, то их показатели суммируются, и школы автоматически поднимаются в рейтинге. Более того, согласно методике расчета рейтинга 2013/2014 годов, если приказ о слиянии подписан в течение учебного года, хотя бы и в конце, то показатели школ тоже складываются. Кроме того, есть специфические баллы, например, за количество дошкольников в организации. Говорят, что один холдинг попал в топ-200 только потому, что имел много присоединенных детских садов. Никаких других баллов он не заработал. Получается, что гранты выдают не только за хороший результат, но и за следование «линии партии», например за укрупнение. 

Кстати, в качестве финансово устойчивой маленькой школы И. В. Ященко приводит школу № 1199 «Лига Школ». Изнутри картина отличается: от директора «Лиги Школ» С. А. Бебчука нам известно, что с 1 сентября 2014 года ее годовой бюджет сократился с 14 до 8 млн руб., что трудно назвать финансово устойчивой ситуацией. 

Теперь про «Интеллектуал». Иван Валерьевич предлагает сложить подушевое финансирование в 63 тыс. руб. и грант, полученный «Интеллектуалом» в пересчете на ученика (10 000 000 руб. / 290 учеников = 34 500 руб.), и обнаруживает, что это уже почти пилотное финансирование. Это очень странная операция. Во-первых, подушевое финансирование — это то, что положено всем за определенный объем работ, а грант — это премия, которую лично ты заслужил (и маленькой школе сделать это труднее, чем большой). Представьте, что сосед получает 123 тысячи, а вы за ту же работу — 63. Вы приходите к начальнику с вопросом, а он: «Ну, ничего, если будешь очень стараться и получишь премию — будет 97 тысяч». Справедливо? Далее, грант в разные годы можно было тратить на разные статьи расхода. Нельзя планировать бюджет, основываясь на гранте, так как сумма заранее неизвестна. То же относится и к отдельным грантам учителей. Если в школе много учителей, имеющих определенные достижения, то они заслуженно получают за них гранты, это их личный доход, и при чем тут подушевое финансирование? Почему бы тогда не учитывать пожертвования выпускников, президентские стипендии талантливым детям, подработки учителей на стороне?.. 

И главное. «Интеллектуал» был задуман Любовью Петровной Кезиной и ее советниками и реализован покойным Евгением Владимировичем Маркеловым и его командой как особая школа под особые задачи. Мне кажется, что мы их неплохо выполняем. Но «Интеллектуал» — объективно дорогой проект. (Из приказа об отмене коэффициентов мы узнали, что были школы, которые получали много больше нашего. Но в топе их никто не видел.) И вписаться нам в новые финансово-экономические реалии объективно труднее, чем другим школам. 

Самым старшим выпускникам по 24 года, и они еще не могут финансово поддержать школу. Должен был произойти переворот в сознании, чтобы понять, что новому руководству Департамента мы не нужны и надо выплывать самим. Это процесс небыстрый. Но мы уже всё поняли и сейчас активно работаем со спонсорами, ужимаем бюджет. Я думаю, что мы выплывем, если нас не топить. Не заставляйте нас сливаться и дайте денег, как всем, — дальше мы справимся. Больше всего мы хотим спокойно работать. 

Алексей Сгибнев, 
учитель математики школы «Интеллектуал» 

Источник: http://trv-science.ru/2014/10/21/finansirovanie-shkol-moskvy-vzglyad-iznutri/ 

Комментарий. Что можно добавить к сказанному? Если звёзды гасят, значит, это кому-то нужно. Если реформа финансирования школ убивает лидеров качества, то реформа заточена именно на это, а разговоры про качество это для доверчивой публики. Мне кажется, что после того, как после объединения слабых школ они стали подниматься в рейтинге вверх, честные составители рейтинга если и не должны были уйти в дальний окоп и тихо застрелиться, то хотя бы должны были бы признать свою ошибку и пообещать её исправить, но они молчат. Не заметно даже, чтобы кто-то из них покраснел от стыда за содеянное, значит, и рейтинг составляется не для повышения качества, а для повышения управляемости или решения других задач. Так или иначе, лидерам образования, показывающим качество, недоступное или не нужное составителям рейтинга и организаторам экономического удушения лидеров качества, создаётся агрессивная внешняя среда. Лидеры пытаются выплыть. Пожелаем им удачи, хотя ой как трудно плыть в серной кислоте! 

(далее…)

Митинг в защиту бесплатного образования 25 октября

22.10.2014

Митинг в защиту бесплатного образования 25 октября

25 октября 2014 года в 14-00 на Лермонтовской площади (метро Красные ворота) пройдет межрегиональная акция в защиту бесплатного образования.

Инициатором кампании выступает Гражданская инициатива за бесплатное образование и медицину в содружестве с инициативными группами родителей и учителей, независимыми профсоюзными организациями, оппозиционными политическими партиями и общественными движениями.

(далее…)

«Нельзя пересадить сердце слона лягушке»

22.10.2014

«Нельзя пересадить сердце слона лягушке»

 «Expert Online» 18 окт 2014, 12:26

Педагоги впервые рассказали о своих проблемах президенту лично. Откровенный разговор «без посредников» о ситуации в сфере образования состоялся на форуме ОНФ.

(далее…)

Министерство образования вступило на путь предательства Родины

22.10.2014

Министерство образования вступило на путь предательства Родины

№ 40 (432) от 23 октября 2014 [«Аргументы Недели», Николай СЕРДЮКОВ ]

Такое заявление сделал заместитель председателя экспертного совета комитета Государственной думы по труду, социальной политике и делам ветеранов Андрей Разин в интервью «АН».

(далее…)

Путин: борьба с выдающимися успехами реформы образования

21.10.2014

Путин: борьба с выдающимися успехами реформы образования
Андрей

Андрей  Сорокин,

В среду в Пензе состоялся форум Народного фронта по теме «Качественное образование во имя страны» с участием учителей, родителей, представителей профильных ведомств, членов Общественной палаты. Пленарное заседание открыл вступительным словом Владимир Путин.

(далее…)

Минобрнауки ликвидирует 150 рабочих специальностей Cмерть парикмахера

21.10.2014

Минобрнауки ликвидирует 150 рабочих специальностей Cмерть парикмахера

Рабочие кадры в России будут готовиться не три года, как раньше, а 10 месяцев, причем сразу 150 специальностей во главе с парикмахерами, часовщиками и фотографами закроются вовсе. Эти и другие последствия подготовленного Минобрнауки проекта приказа обсудили 21 октября депутаты ГД.

(далее…)

Головокружение от успехов Калины

20.10.2014

Головокружение от успехов Калины

Московского министра образования Калину в столичных школах боятся — практически все. Можно пересчитать по пальцам директоров и учителей, решающихся публично выказать не совсем полное согласие с его действиями. То ли потому, что несогласных могут уволить; то ли потому, что из-за инакомыслия одного педагога могут прищемить всю школу, — гадать можно по-разному. Во всяком случае, о последствиях коллективизации в Москве, где Калина за два года втрое сократил число образовательных учреждений, широкая публика знает мало — тем громче прозвучало имя гибнущей школы «Интеллектуал». Её душат за отказ сливаться с другой школой — и она вытащила тему слияний не на первые, так хоть на какие-то полосы больших газет. Ещё бы: не каждый день школьники пишут Путину открытые письма с просьбой спасти их любимую школу от разгрома, не каждый день в центре Москвы родители с учителями собираются на полуторатысячный митинг протеста. 

Полезно ли в принципе слияние школ и детсадов в большие комплексы — это отдельный разговор. В московском департаменте образования считают, что не просто полезно, а ничем не заменимо; а, например, в Рязани тамошние начальники, слив только две школы, объявили, что больше слияний не будет. Но полезна коллективизация или вредна, её нельзя проводить насильно и с нарушениями закона — как это массово делается в Москве. Да, слияния прекрасно вписываются в нынешний Закон об образовании, с его подушевым финансированием и одинаковостью всех школ. Но действующие нормы требуют, чтобы каждое решение о слиянии предварялось положительным заключением комиссии по оценке последствий такого решения с обязательным участием независимых экспертов. Каждый регион сам решает, как создавать такие комиссии. Москва создала свою только нынешним летом, когда больше двух тысяч слияний уже произошли; и комиссия эта состоит из директоров государственных образовательных учреждений, которых министр Калина и назначает — и может в любой момент уволить без объяснения причин. Независимость хоть куда. Успехи же московских школ, которыми оправдывают спешную коллективизацию, сильно отдают показухой. Нам говорят: доля школ, подготовивших победителей городских олимпиад, выросла на треть. А вы слейте все московские школы в одну — победители окажутся вообще в ста процентах школ. Или говорят: слившись, школы поднимаются в рейтинге. Ну да; школы-то рейтингуются по сумме баллов, начисляемых за успехи отдельных ребят, не нормируемой по числу учащихся, — большие комплексы и выходят вперёд. Или: на 37% сокращён управленческий аппарат. Так из трёх тысяч школ, лицеев и детсадов слепили неполных девять сотен комплексов — странно, что аппарат не опал сильнее. Но успехи, фиктивные или нет, прекрасно выглядят в глазах начальства. 

Мне скажут, что в любом случае всё это не трагедия. Те же колхозы то повально укрупняли, то чохом разукрупняли; это тоже было неумно и связано с бездной неудобств, но пережили же как-то — и со школами как-нибудь устаканится! Не соглашусь. Даже для школ во всех отношениях средненьких слияния оказались тяжёлой встряской, но для школ так или иначе особых они большей частью становятся смертным приговором. Гибнут школы коррекционные — и школы для одарённых детей; и то и другое — преступление. Известный педагог Ямбург говорит: «Если мы закрываем все школы седьмого-восьмого вида (коррекционные школы для детей с психиатрическими проблемами и умственно отсталых. — А. П.), отправляем всех больных в обычные школы и открываем месячные курсы для учительниц — это смерть и здоровым и больным». Подчеркну: Ямбург — убеждённый сторонник образовательных комплексов; но темпы нынешних слияний и его шокируют. Был, скажем, в Москве садик для детей с аутизмом: в группах по 15–19 человек; весь день с ними работали дефектологи и психологи; лечебный массаж, физиопроцедуры. Делай раз — стал садик подразделением комплекса, то есть уже не коррекционным, а общеобразовательным учреждением. Делай два — с родителями обсуждают тарифы на дополнительные услуги: три-четыре тысячи в месяц за кружок; группы хотят доукомплектовать здоровыми детьми — до 25 человек; у специалистов срезали зарплату и они увольняются. Всё. 

Для школ, сумевших собрать в своих стенах одарённых детей и одарённых учителей, слияния противопоказаны столь же очевидно. Одарённый и мотивированный ребёнок, как правило, остаётся таковым и быстро развивается лишь в среде себе подобных; будучи пересаженным в «рядовой» класс, он обычно получает пару раз по шее за то, что слишком умный, — и перестаёт быть как мотивированным, так и одарённым. Надо быть чиновником, чтобы не понимать масштаба потерь, которые несёт при этом и ребёнок, и его семья — и город — и страна. Чиновники же думают, очевидно, что тут не потеря, а приобретение; они отказывают тому же «Интеллектуалу» даже в тех деньгах, что положены всякой школе, — и не отвечают на журналистские запросы о причинах такой дискриминации. Тут же ещё беда: у ребёнка с инвалидностью есть справка, а у одарённого ребёнка никакой справки нет. Поэтому на больного ребёнка департамент будет давать дополнительное финансирование, а на одарённого — скорее голову себе откусит, чем даст хоть грош. Поэтому критерии для выделения денег школам с повышенным уровнем образования чиновник будет сочинять и согласовывать, покуда такие школы не перемрут. 

Среди педагогов московских школ, как я понял, жива робкая надежда: со дня на день отставят Калину — и станет легче. Надежда, на мой вкус, призрачная. С обеими своими задачами: вписываться в бюджет и производить победные рапорты — столичный министр образования справляется как нельзя лучше; такими кадрами не бросаются. И даже тогда, когда негативные последствия его реформы станут очевидны, а отставка, соответственно, вероятной, чудес не случится. Вспомним: после сталинской статьи «Головокружение от успехов» лишились мест многие деятели не первых уровней; горстка только что сколоченных колхозов была (ненадолго) распущена — и всё; итоги коллективизации никто и не думал пересматривать. Так и тут: со слиянием школ приостановят ломку новых дров. Деревья уже переломанные восстанавливать не будут. 

Источник: http://expert.ru/expert/2014/43/o-golovokruzhenii-ot-uspehov-kalinyi/ 

Комментарий. Не думаю, что это тенденция, но так совпало. Сегодня же поступило сообщение, что министр Ливанов предложил на базе лицея №31 в Челябинске создать интернат для обучения одаренных детей со всей России. 
http://uralpress.ru/news/2014/10/20/livanov-predlozhil-na-baze-liceya-no31-v-chelyabinske-sozdat-internat-dlya 

Страшно подумать! Неужели министр задаёт новое направление — не уничтожать лучшие школы, а поднимать их на федеральный уровень? Неужели только после санкций Запада можно было сообразить, что «Кадры решают всё!» Неужели эти самые санкции окажутся спасительными для российского образования? 

Интересно, чем на этот ход начальника ответит московский министр Калина? Неужели продолжит укрупнение школ до тех пор, пока будет хватать букв алфавита (уже были сообщения о классах 1ч, 1у!)?

(далее…)

Школам, подвергшимся недружественному слиянию, гарантирован трехлетний кризис Куда идет среднее образование?

20.10.2014

Школам, подвергшимся недружественному слиянию, гарантирован трехлетний кризис Куда идет среднее образование?

Государство, родители и учащиеся возлагают на школу разные надежды, ждут от ее работы разных результатов и по-разному видят ее будущее. К такому выводу пришли участники недавнего «круглого стола» на тему «Будущее современной российской школы».

(далее…)

Жертвы школьного уравнения К чему ведет укрупнение образовательных учреждений

20.10.2014

Жертвы школьного уравнения К чему ведет укрупнение образовательных учреждений

Пикеты, митинги, петиции — за последний месяц московские учителя и родители создали настоящее движение против объединения школ. Примеров, когда не согласные с созданием «образовательных холдингов» чего-то добивались, почти нет, и главная тревога — что в Москве разрушается система работы с одаренными детьми и с детьми-инвалидами.

(далее…)