Архив метки: критика реформы образования

Андрей Сидорчик: Дмитрий Ливанов и игра в «напёрсток»

Опубликовано : 2012-12-28 16:04:33

Министр образования Дмитрий Ливанов в своём «Твиттере» шлёт победные реляции: мятежники повержены, назначенный и. о. ректора РГТЭУ приступил к обязанностям, всё хорошо и замечательно.[articles: 58402]

Вот только радость министра разделять как-то не хочется. И дело вовсе не в том, кто и как бунтует в РГТЭУ.

Реформирование исподтишка

С самого начала история реформирования системы государственных вузов вызывает очень много вопросов.
Нет сомнений, что сегодня в России институтов и университетов больше, чем необходимо государству. И мысль о сокращении казалась, да и сейчас кажется, вполне разумной.

Но вся штука в том, что и как сокращать.

Для того чтобы понять, что нужно сокращать, государство должно иметь хотя бы общее представление о том, в специалистах какого профиля оно будет нуждаться через 10, 15, 20 лет.

Если у власть имущих и есть такое представление, то от общества они его тщательно скрывают.
В основу же определения того, кого следует сохранить, а от кого избавиться, была положена «эффективность».
Как показали последние месяцы, принципы, которыми чиновники эту «эффективность» мерили, понимания среди специалистов не нашли. Из чего, собственно, и выросли протест и возмущение.

[articles: 58408]

Министерство образования начало убивать доверие к проводимой реформе ещё до появления списков «неэффективных» вузов. Первые акции по слиянию и поглощению университетов проходили за кулисами, без лишнего шума. Студенты и преподаватели «сливаемых» вузов узнавали о своей участи едва ли не в последний момент.  Так было со столичным ГУУ и с университетами в Тамбове.

Когда же в университетах поднималась волна возмущения, министр Ливанов изображал удивление и уверял, что дело будет решено миром.

Поверить в то, что глава министерства был не в курсе, крайне трудно. И эта скрытность, мягко говоря, настораживала.

Неисправный «градусник»

После того как список «неэффективных» стал достоянием гласности, что, кстати, произошло не по инициативе Минобразования, а благодаря Студенческому союзу, о каком-либо доверии к реформе стало трудно говорить всерьёз.
В список «неэффективных» скопом угодили творческие вузы, которые по предложенной мерке оказались совершенно неконкурентоспособными. Чуть позже министерство дало задний ход, признав, что с этой категорией институтов и университетов погорячилось.[articles: 57651]

Но, если «градусник» врёт в данном отношении, где гарантия, что он не врёт и в остальном?

Если предлагаемые министерством принципы не понятны ни экспертам, ни обществу, это больше напоминает игру в «напёрсток», где ведущий, глядя вам в глаза, убеждает, что всё по-честному. Что не помешает ему за пятнадцать минут раздеть вас до нитки.

Политическая реорганизация?

Сейчас в отношении РГТЭУ говорят больше о «провокациях», забывая о том, что было в самом начале.
А изначально университет во всеуслышание заявил, что два из пяти ключевых показателей мониторинга в отношении РГТЭУ были сознательно занижены министерством – данные о научно-исследовательской и финансово-экономической деятельности вуза. То есть вуз предоставил одни цифры относительно этих показателей, а в отчёте появились другие.
Если руководство РГТЭУ говорит правду, то речь идёт о намеренной фальсификации, и за это чиновники министерства должны отвечать. Если это не так, то уже само министерство имеет основания обращаться в суд с иском в ответ на необоснованные обвинения.[articles: 57426]

Но Министерство образования заявляет: данные перепроверим, но реорганизации избежать не удастся.
Позвольте, почему вы так в этом уверены? Против вас выдвинули серьёзные обвинения, и вам, товарищи чиновники, кровь из носа нужно доказать, что это неправда.

Вместо этого появляется приказ министра об отстранении ректора РГТЭУ Сергея Бабурина. На главном федеральном канале демонстрируется сюжет, сообщающий о крайне низком уровне подготовки в университете. Правда, затем выясняется, что сюжет постановочный, а одна из участниц съёмки и вовсе оказывается не той, за кого себя выдаёт.
Сами понимаете, что прохождение подобного материала на федеральном канале случайным быть не может. А если это не случайно, то кому это нужно?

Представитель министерства, комментируя забастовку, заявляет: студенты должны думать не о сохранении вуза, а о получении хорошего образования. Министр образования Дмитрий Ливанов заявляет, что после присоединения к университету имени Плеханова преподаватели станут получать увеличенные зарплаты, а студентам государство покроет разницу в цене обучения.

Обратите внимание – министерство даже не пытается убедить в правильности своего решения, оно, по сути, «покупает» лояльность студентов и профессоров.

От всего этого складывается твёрдое впечатление, что реорганизация РГТЭУ – это чисто политический вопрос.

Безвыигрышная лотерея

И если судьба РГТЭУ решается не по объективным показателям, а в результате закулисных интриг, где гарантия, что все остальные идущие «под нож» вузы – это действительно «худшие из худших»?

В новейшей российской истории мы имеем опыт множества реформ, которые не просто провалились, а имели совершенно разрушительный характер. И каждый раз реформаторы вместо внятных ответов на вопросы заглядывали нам в глаза и просили верить в чистоту их помыслов.

Верить на слово в чистоту помыслов чиновников Министерства образования нет ни малейших оснований. В подобные «напёрстки» мы за последние два десятка лет проиграли всё ценное, что было в стране. Может, пора уже остановиться?

Андрей Сидорчик ,

Редактор раздела «Общество» интернет-службы «AиФ»

Постоянный адрес статьи: http://www.aif.ru/society/article/5878

Вузы экстра-кластера Объединение высших учебных заведений должно идти по новому принципу

Как далеко нас может завести усиливающий процесс объединения вузов? Чем он опасен, и есть ли ему внятная альтернатива? Ответы на эти и другие острые вопросы модернизации высшего образования вместе с «МК» искал автор теории горного права России, доктор юридических наук, председатель отделения проблем управления РАЕН Александр Лагуткин.

- Александр Владимирович, сейчас любят говорить, что на повестке дня страны — развитие технического образования …

- На повестке дня страны разрушение технического образования! Взять, к примеру, уничтожение учебных заведений, готовивших специалистов высшей квалификации для космоса. Одна академия вообще закрыта. Другая, переведена на периферию и там тихо загибается. И вот наши ракеты уже не взлетают. А взлетают — так не долетают туда, куда должны. А спутники, которые они несут, разлетаются в стороны как птичья стая.

Фактически мы перестали готовить специалистов для космической отрасли, этого краеугольного камня национальной безопасности России. А ведь некогда наше высшее инженерное образование отличало очень высокое качество. Именно ему в известной мере мы обязаны победой в Великой Отечественной войне, и мне непонятна сегодняшняя попытка ввести у нас Болонскую систему. Как человек с образованием бакалавра спустится под землю и будет руководить горными работами коллектива в сотни людей? Как он будет нести ответственность за их жизнь и здоровье? Как недоучившийся инженер будет принимать решения во внештатных ситуациях, то и дело возникающих в чуждой для человека среде на глубине 300-500 метров, а то и нескольких километров под землей?

Вопрос безопасности не зря является главным в горных работах: даже по официальным данным, каждый миллион тонн добытого угля оплачивается одной человеческой жизнью. Конечно, никаких бакалавров там быть не должно! Горными работами должен руководить инженер или на крайний случай, техник, закончивший среднее специальное учебное заведение и получивший узкоспециальные знания и навыки для проведения горных работ и обеспечения безопасности человека.

- А что в этом плане даст объединение Московского государственного горного университета с МИСиСом? Появятся ли дополнительные риски?

- Прежде всего, напомню: нормативный акт о присоединении МГГУ к МИСИС родился на свет без тщательной экспертной базы. Непонятно, кто и на каком уровне готовил решение о слиянии, кто из руководства страны и отраслей визировал его. Раньше в таких случаях требовалось решение Секретариата ЦК КПСС – не ниже. А тут все решил некий наблюдательный совет! А последствия кто-нибудь продумал? Просчитал, во что это может вылиться для высшего инженерного образования и, что самое неприятное – для национальной безопасности России? Ведь минерально-сырьевая база, ее развитие – ведущая отрасль российской экономики. Лишь пару лет назад премьер-министр Путин принимал решение об определении Московского горного как ведущего вуза в развитии стратегии всей угольной отрасли страны. А сегодня мы можем уничтожить подготовку кадров для этой базовой отрасли, как разрушили ее для космической.

Второе. Московский горный и МИСиС— вузы разнородные. Общих кафедр, за исключением непрофильных – истории, иностранного языка и т.п. – у них нет. При таком раскладе Горный как самостоятельная структура просто перестает существовать. И самое страшное для экономики и национальной безопасности страны то, что мы лишаемся вуза, возглавляющего учебно-методическое объединение горного образования России. Мы ведь голову отрезаем!

- Нет профильного методического объединения – нет горного образования?

- Конечно! А как его давать? Кто расскажет, как надо? 80% учебников по горному делу написаны профессорско-преподавательским составом Горного! И я отнюдь не уверен, что немолодые профессора останутся в вузе, лишившемся своего имени. Тогда-то все и рухнет: уйдет школа!

- А как Вы относитесь к идее перемещения вуза за МКАД?

- Никак! Не готов возражать против предполагаемого решения, но думаю, что, если перемещать, то лучше уж в Сколково. И еще один важный момент. Конечно, в сложившихся условиях начавшаяся аттестация Горного не может быть объективной. Поэтому для объективности и эффективности предлагаю перенести ее срок на время после окончательного решения вопроса о судьбе вуза.

- Значит, вариантов, при которых слияние пошло бы на пользу Горному, нет?

- Есть: кластерная система вузов!

- Что это?

- Объединение нескольких вузов, полностью охватывающих тот или иной цикл производства. Например, Геологоразведочный, Горный и Металлургический – в нашем случае МИСиС. Геологи разведывают, находят и регистрируют месторождение в установленном порядке. Затем зарегистрированное месторождение, определенное по его объемам и горно-геологическим условиям, передается горнякам, которые решают, каким способом добывать данное полезное ископаемое, строят шахту или карьер (если речь идет об угле, то разрез), ведут процесс добычи и несколько стадий обогащения. Львиную долю полезных ископаемых, добываемых в недрах, составляют металлы – черные, цветные и т.п. Поэтому продолжением данной кластерной цепочки станет переработка металлов: добытые и обогащенные в несколько фаз полезные ископаемые передаются металлургам. Аналогичная цепочка может быть и в области сельского хозяйства: например, Растениеводство – Текстильный институт и швейный. Или животноводство и последующие направления: мясомолочное – кожевенная – и третья стадия – кожгалантерейная, обувная или швейная. Подобных вариантов много.

- Но в чем разница со схемой объединения, предложенной Минобрнауки?

- Во-первых, предложенное объединение охватывает не всю цепочку, а выхватывает из нее лишь два вуза. Кроме того, кластер предусматривает участие и поддержку ведущих отраслевых предприятий, а здесь этого нет. Принципиальная разница и в кадровом управлении. Все три вуза кластера должны сохранить свою автономию, своих ректоров и прежние правила их назначения (выборов), а, главное — сложившиейся десятилетиями научные и учебные школы: драгоценный багаж, который может исчезнуть при слиянии разнородных вузов.

Управляться такое вузовское образование — Московский геолого-разведочный, Московский горный и МИСиС – также должно по-новому. Осуществлять общее управление кластером должна надстройка во главе с председателем совета ректоров. Ее задача – не текущие вопросы хозяйствования вузов, а изучение конъюнктуры мирового внутреннего рынка с участием ведущих предприятий отрасли и составление ежегодных аналитических докладов для руководства государсва способных лечь в основу стратегии и тактики развития отраслей. Назначать и освобождать от должности председателя совета ректоров, на мой взгляд, должен глава государства. Хотя бы первые 5-10 лет, чтобы эта структура устоялась. Стоит отдать это во власть чиновников – и всё, мы похороним идею!

Стоило бы, с моей точки зрения, и сменить учредителя. Сегодня государство требует от вузов развития научной деятельности. Исходя из этого, а также, учитывая прежние успехи Российской академии наук в фундаментальных областях, думаю, что в качестве учредителя и основного управленца этой вузовской системы лучше назначить РАН. Надеюсь, ученые простимулируют бурное и позитивное развитие отраслевых и прикладных наук. Да и в отличие от Академии наук СССР, РАН теперь — не общественная организация, а государственный орган. А, значит, имеет право и должна заниматься распределением денежных финансовых средств, определенных бюджетом на развитие высших учебных заведений. Кроме того, кластерная система будет экспериментальной, а кому руководить и финансировать эксперименты, как не РАН? Ну а Минобрнауки я предложил бы реформировать и передать несвойственные ему функции управления наукой РАН.

- Не думаю, чтобы Минобрнауки эта идея сильно порадовала …

- В данной ситуации меня не очень интересует реакция министерства и его главы. Пусть академия наук является учредителем кластера и им управляет! При этом я не исключаю, что в состав нового вузовского объединения войдут и другие вузы. К примеру, на сегодняшней повестке дня возрождение Северного морского пути России. А снос полезных ископаемых реками на шельф Северного ледовитого океана, наверняка, потребует воссоздать лабораторию подводной добычи, ранее существовавшую в Горном: стоит лишь представить, сколько за тысячелетия там осело золота и т.п.! Так что вполне возможно, что через несколько лет появится необходимость ввести в состав этого кластера Институт Арктики.

- И образование сольется с экономикой…

- Образование – это составляющая единой ткани культуры нации, этноса. А с культурой нельзя обращаться так, как сегодня: рвать, комкать и резать эту живую, единую ткань! Ее разрушение может привести к трагическим последствиям. Поэтому заниматься реформированием и, тем более, оптимизацией системы образования должны подготовленные люди, а не те, кто говорят об «образовательных услугах», опуская образование на уровень парикмахерского и банно-прачечного обслуживания.

- Вы видите главную проблему в управлении?

- Решение основных проблем и сводится к необходимости создания эффективной, адекватной условиям, управленческой модели. Говорю это как специалист! В противном случае получится как с нашей армией. Бывший министр обороны уничтожил весь профессиональный унтер-офицерский состав, являющийся костяком любой армии мира. А нового не создал. Я уж не говорю об экономической стороне дела – сколько бюджетных средств пошло на то, чтобы уволить из Вооруженных сил всех прапорщиков, и сколько их потребуется, чтобы снова вырастить профессиональных унтер офицеров – этот костяк вооруженных сил. Но это – тема следующего интервью.

материал: Марина Лемуткина

http://www.mk.ru/daily/newspaper/article/2012/12/27/793272-vuzyi-ekstraklasstera.html

РГТЭУ: как секретарша приказала снять Бабурина

Приказ о «снятии» ректора РГТЭУ С.Бабурина подписан не Ливановым, а его секретаршей
Изображение

Изображение

http://www.za-nauku.ru//index.php?option=com_content&task=view&id=6693&Itemid=31

Тебя я съем последним!

26.12.2012 г.
«Тебя я съем последним!»  - Такой подарок обещал Одиссею циклоп Полифем.

Подобные слова приходят на ум глядя на попытки сохраниться РГТЭУ…

- «Время пришло, пожалуйте на кухню».

В течение многих лет высшее образование в России успешно собирало в себе значительную часть молодых людей (причём наиболее активную и интеллектуальную часть), во многом устраняя их из политической и хозяйственной жизни. Впрочем, разваленное реальное производство и не в состоянии их востребовать.

По сути нынешнее высшее образование стало не столько активной подготовкой к практической созидательной деятельности в интересах страны, сколько временем на «пожить в удовольствие», осмотреться и устроиться куда подоходнее и «понепыльнее» – в зарубежные фирмы, на госслужбу, в коммерческие структуры…

Вероятно, для режима именно этот эффект – устранение  молодых и решительных из реальной жизни в отсидку за партой, зачастую симуляцию дела и было целью поддержания и развития высшего образования. Не секрет также, что процент этнических русских, обучающихся в высших учебных заведениях в РФ значительно вырос, по сравнению с СССР, что отсекало этот слой молодежи  от возможного участия в политической жизни.

Здесь я должен сделать отступление – образование, квалификация кадров — вещь важнейшая, и будущее России я вижу во всеобщих 2-х 3-х высших. Но ВОПРОС О ЦЕЛЯХ процесса. В идеале она видится как затребованность работников высшей квалификации единым хозяйственным механизмом, и страной, как единой развивающейся социальной системой, разносторонне – развитых личностей. Вопрос об образовании непременно встанет  в огромный  рост при переходе на курс реального развития. В этом случае страна и общество будут нуждаться в квалифицированных  людях, как фронт в солдатах…

НО ЭТО В ИДЕАЛЕ, В РЕАЛЬНОСТИ ИМЕЕМ очевидный посыл власти: сидите в институтах и никуда не суйтесь. В этом, по сути, состоит неофициальная договорённость власти и студенчества. Востребованность кадров не высока, а в реальной хозяйственной деятельность исчезающее мала, но ВУЗы работали.

Что изменилось? Похоже, во властных кругах пришли к выводу, что выброс на улицу (в дикий рынок) значительного количества молодых людей им не опасен, а, раз так, стоит ли тратить средства (из государственного кармана, который давно рассматривается, как свой) на поддержание существующего количества институтов. Из аналитических материалов видно, что планируется ликвидация большинства вузов страны. Тем более что опыт показал, что такие действия вызывают обычно не консолидированный протест, а стремление каждого субъекта оказаться не в списке на ликвидацию (на жаркое) – забиться в дальний угол загона или усиленно угождать власти.

Избежать участи – сковородки в такой ситуации невозможно, но можно попробовать пробиться в конец очереди.

Так недавно, при всеобщем молчании система выжрала военное образование, средне-специальное, среднетехническое. Серьёзно пожировала на школьном.

Теперь пришла очередь высшего.

Всё закономерно, «ЦИКЛОПА НАДО КОРМИТЬ».

Быть может, конечно, что  циклов сдохнет сам…  Сдохнет, но перед этим сожрёт всё и вся. И единственный выход здесь — победить и убить циклопа заблаговременно, что и сделал многомудрый Одиссей.

Илья Игнатьев

http://www.za-nauku.ru//index.php?option=com_content&task=view&id=6691&Itemid=31

Образование – дело общества, а не государства

Сергей Бурячко: «Приходится объединяться и пытаться докричаться до власти. Иначе нас никто не слышит»
Сергей Бурячко

Сергей Бурячко
Фото: Александр Крупнов

То, что делает директор петербургской школы №610 «Классическая гимназия» Сергей Бурячко, можно назвать формированием эффективного инструмента взаимодействия общественности с государством. Схема проста, но действенна: сотрудники и администрация гимназии, не согласные с угрожающей системе образования очередной инициативой чиновников, пишут открытое письмо и размещают на своем сайте. Послание на горячую тему собирает такое количество подписей, что власти не могут игнорировать голос народа.

Данный метод ведения диалога родился спонтанно в 2011 году, когда педагоги познакомились с проектом федеральных государственных образовательных стандартов для старшей школы (ФГОС). Напомним: предлагалось сократить количество предметов, обязательных для изучения в старших классах, до четырех, исключив такие важные дисциплины, как литература, история, химия. «Ситуация со стандартами взорвала наш коллектив. Мы видели, что в качестве национальной модели образования нам подсунули какой-то суррогат. И параллельно с коллегами из московской гимназии написали рецензию на проект», – рассказывает Бурячко. Петербуржцам тогда удалось собрать под своим обращением около 12 тыс. подписей. Под давлением общественности стандарты для старшей школы были пересмотрены и приняты в этом году в более приемлемом, с точки зрения учителей, виде.

Осенью 2012 года позитивный опыт был повторен. После того как в конце сентября на ученом совете филологического факультета Санкт-Петербургского государственного университета было высказано намерение в несколько раз сократить количество бюджетных мест, а прием на отдельные специальности проводить раз в два-три года, учителя бунтарской школы написали обращение к президенту РФ Владимиру Путину, министру образования и науки Дмитрию Ливанову и ректору СПбГУ Николаю Кропачеву. Авторы текста предостерегали от скоропалительного решения, лишающего факультет уникальных конкурентных преимуществ. «Речь идет о кафедрах, которые ведут активную научную работу и принципиально ориентируют на нее студентов; о кафедрах, которые выращивают редких специалистов; о кафедрах, аналоги которых существуют по большей части только в московских вузах – МГУ и РГГУ», – говорилось в послании. «Классическую гимназию» инициатива руководства вуза удручила всерьез: до четверти выпускников школы ежегодно поступают на филологический и восточный факультеты СПбГУ.

И это вновь сработало. Активистов поддержали коллеги из МГУ, Института русской литературы РАН, Тартуского университета, Литовской ассоциации преподавателей древних языков. Под обращением собрано более 9 тыс. подписей. «Проректор университета сказал на встрече, что все эти подписи ничего не значат: „Это просто ваши друзья подписываются“. Мы спросили: „Почему же вы не позовете ваших друзей? У вас их просто нет“», – иронизирует Сергей Бурячко. Он имеет право чувствовать себя победителем: в конце ноября ректор СПбГУ отклонил план филфака по сокращению количества бюджетных мест. Но директор гимназии не похож на триумфатора. Скорее на человека, вынужденного действовать от безысходности. «То, чем мы занимаемся, – аномалия. Когда зарубежные коллеги узнают о нашей активности, то бывают ошеломлены, – констатирует он. – Но в России слишком велика дистанция между теми, кто принимает ключевые для системы образования решения, и теми, кто работает в этой системе. Приходится объединяться и пытаться докричаться до власти. Иначе нас никто не слышит».

Под одну гребенку

– Сейчас на повестке дня – проект закона «Об образовании», принимаемый Госдумой во втором чтении. Почему вы не развернули общественную дискуссию по поводу этого документа?

– Это чересчур – чтобы школа, даже с нашим потенциалом, занималась законотворческой деятельностью. Но это вовсе не значит, что мы концептуально согласны с данным законопроектом. По-прежнему считаю, что закон «Об образовании» как единый документ для нашей страны не нужен.

Принятый в 1992 году закон «Об образовании» был одним из наиболее удачных законодательных актов нового времени – это признано в том числе международными экспертами. Смысл его заключался в том, что создавались рамочные конструкции, внутри которых регионы могли проводить свою политику в области образования, что и наблюдалось в 1990-х годах. Можно спорить о том, правильно ли использовались эти возможности, но многообразие школ, образовательных программ возникло на постсоветском пространстве во многом благодаря этому закону. Потом пошли многочисленные поправки, которые закон ухудшали и ограничивали поле его действия. В результате мы практически пришли к юридическому коллапсу.

– Возможно, это и пытаются исправить, разрабатывая единый федеральный документ?

– Принято плохое решение – сделать всеобъемлющий закон, охватывающий сразу все ступени образования – от начальной школы до высшей. В итоге родился 300-страничный абсолютно нечитаемый документ. Невозможно учесть в одном документе многообразие жизни такой большой страны, с многообразием регионов с разным финансовым положением, культурными традициями. Если обратиться к западному опыту (а мы все время именно это и делаем, потому что наши реформаторы образования откровенно или негласно копируют зарубежные модели, часто в упрощенном, вульгаризированном виде), то в больших развитых странах нет федерального закона об образовании. Нет такого документа ни в Германии, ни в США, тем не менее они как-то не одну сотню лет справляются со своей системой образования и обеспечивают единство образовательной политики.

– Разве само по себе отсутствие единого закона помогает? Насколько знаю, в той же Америке считают, что их школьное образование в кризисе.

– Надо сказать, что некая тупиковость в образовании наблюдается не только в нашей стране – это общая проблема мира в связи с его чрезвычайной усложненностью. Специалисты не видят прямого выхода из кризиса. Поэтому большинство стран выбирают вариативность: разрабатываются разные модели и проверяются практикой на продуктивность и жизнеспособность. Когда нам говорят: будем копировать американскую, британскую или, скажем, шведскую образовательную модель, это звучит как нонсенс. За этим ничего не стоит. Если начинаешь разбираться, какова школьная система даже такой маленькой страны, как Финляндия, обнаруживается, что никакой единой модели нет – есть множество различных образовательных учреждений, подходов, школ.

У нас происходит нечто противоположное. Министерство образования и правительство РФ пытаются причесать всех под одну гребенку, унифицировать образовательный процесс. Из этого ничего не получится: все равно жизнь свое возьмет, многообразие вернется на каком-то витке развития системы.

– В чем главная ошибка реформаторов образования?

– В установке на государственное регулирование образования. Это дело не государственное, а общественное. Система образования должна соответствовать запросам общества, она не может быть проще, чем вся общественная структура. В противном случае она не удовлетворяет каким-то запросам. И решения должны приниматься законодательной властью, причем на уровне муниципальных образований. Налоги в цивилизованном обществе имеет право распределять только законодательная власть, которая, учитывая разные обстоятельства (состояние местного бюджета, текущие потребности экономики, мнение общественности), принимает решение о статусе школ и, соответственно, их финансировании. Не дело обывателя дискутировать с властью о социальной справедливости применительно к системе образования. Его задача – выбрать представительный орган власти. Если общество не согласно с принятыми решениями, то в следующий раз оно просто не изберет этих людей.

Но это глобальная проблема, выходящая далеко за рамки школьного образования. По сути, вопрос государственного устройства. У нас по сложившейся в советское время традиции подавляющее большинство жизненно важных для системы образования нормативных актов выходит из-под пера исполнительной власти. В этом смысле федеральный закон ничего не определяет. Нюансы жизни школы будут установлены в последующих документах Министерства образования и региональных исполнительных органов власти. Если помыслы разработчиков чисты, то вместе с федеральным законом надо было представить общественности весь пакет нормативных актов, по которым, собственно, нам предстоит жить. Пока этого нет, сложно сказать, что получится.

По американским лекалам

– Чем вас не устраивает унифицированный подход? Он ведь позволяет задать некий средний стандарт хорошего уровня.

– Ничего не имею против хорошего уровня образования в целом. Но принцип «всех подравнять» вымывает все уникальное. Сейчас развернулась дискуссия, инициированная руководителями специализированных школ, гимназий, лицеев. Суть ее сводится к тому, что их статус в законопроекте не определен. Собственно, и в предыдущем законе его не было, но его трактовка позволяла в рамках действующего законодательства открывать образовательные учреждения разных типов и видов. Если новый закон примут в нынешнем виде, больше этой возможности не будет.

– Что это значит для «Классической гимназии»?

– Несмотря на то что ФГОС пересмотрели, некоторые неопределенные моменты остаются. Например, стандартами установлены вариативность образовательных стандартов для старшей школы и возможность выбора учеником одной из многих программ. Но ничего не говорится о том, на каком уровне будет реализовываться эта вариативность: в одной школе должны быть представлены десять разных образовательных программ или в десяти школах – по одной, в соответствии со специализацией, выбранной учебным заведением? Если имеется в виду второй вариант, то нам ничего не угрожает: мы остаемся гимназией, предлагающей одну-две программы с углубленным изучением предметов.

– А если первый?

– Тогда будущее туманно. Возможен вариант укрупнения учебных учреждений. В Москве интенсивно идет слияние школ и создание учебных мегакомплексов. Это явная ориентация на американскую модель, которая по ряду причин признана неудачной и самими американцами. Но дело даже не в этом. Прежде чем копировать, надо четко представлять генезис модели: почему она возникла, к чему привела, какие в ней минусы. Ничего этого не проанализировано. Нам говорят: укрупненные школы – единственный экономически возможный вариант для реализации вариативных образовательных программ, особенно для старших классов. Но мы видим другой опыт. США сейчас исправляют ситуацию: за время первого президентского срока Обамы закрыто около 5 тыс. таких мегашкол. Они разукрупняются, разбиваются на мелкие школы разных типов. Это яркий пример того, как в нашей стране насильственно насаждаются модели, не характерные ни для российской, ни для европейской систем образования.

– У адептов укрупнения есть еще один аргумент – восстановление социальной справедливости, выравнивание возможностей для всех учеников. Якобы гимназии и лицеи финансируются лучше обычных школ за счет большинства налогоплательщиков, дети которых учатся отнюдь не в спецшколах. Не согласны?

– Действительно, в массовое сознание внедряется тезис, что лицеи и гимназии получают больше денег, а большие школы обходятся удельно дешевле. Но повторюсь: это вопрос не обывателя, а законодателя – решать, что вот эта школа нам нужна, чтобы обеспечить кадровый потенциал какой-то отрасли в будущем. Или, напротив, она нам не по карману.

Озвученная чиновниками задача невыполнима в принципе, укрупнение школ не обеспечит социального выравнивания. Всегда есть дети, образовательные потребности которых выше среднего показателя. Их примерно 5%. Значит, внутри этой мегашколы будут возникать разные образовательные программы, в том числе для одаренных детей. То есть элемент неравенства, конкуренции переносится с межшкольного уровня на уровень одной школы. И уже администрации учебного заведения придется решать вопрос, на кого из детей потратить больше денег, потому что у них большие образовательные запросы, а на кого – меньше. Природу не изменишь. В силу закономерных процессов некоторым укрупненным комплексам удастся стать лучше других. И они окажутся более привлекательными для родителей. Все вернется на круги своя.

Есть еще одно возражение. Насколько мне известно, никто в нашей стране не проводил исследование: что будет, если под одной крышей собрать 3 тыс. подростков из разных социальных слоев, из семей с неодинаковым уровнем достатка, разных национальностей? Одно дело – когда это происходит в маленькой школе, где все дети на виду, и совсем другое – мегашкола. Американские психологи очень серьезно занимались данным вопросом и пришли к выводу, что в большинстве случаев это наносит вред. Они еще в 1960-е годы отмечали, что такие учебные заведения становятся рассадниками подростковой преступности, наркомании, что в таком формате неизбежно отчуждение детей друг от друга и от преподавателей, ребенок чувствует себя потерянным в большом коллективе.

Бесплатного образования нет

– Одна из главных претензий к реформам сводится к тому, что платное образование будет постепенно вытеснять бесплатное. Вы согласны?

– Надо забыть слова «платное» и «бесплатное». Образование – это всегда деньги, различаются только источники финансирования. Первое, что я бы сделал, – озвучил, во сколько обходится год обучения школьника в каждом регионе. И откуда берутся деньги. Спросите любого американца, за счет какого налога и в каком объеме финансируется школа в его округе. Он ответит, а россиянин – нет. Необходима монетизация этого процесса, чтобы и общество знало, и принимающие решение власти чувствовали ответственность.

Если же говорить о желании государства уменьшить свои обязательства в отношении образования, то такое ощущение есть. Поскольку ФЗ №83 позволяет образовательным учреждениям зарабатывать деньги, то возникает коллизия: иногда школе выгоднее предоставлять платные образовательные услуги, чем пользоваться бюджетным финансированием. Нас все время к этому подталкивают. Это абсурд. Ни в одной развитой стране в государственных школах вообще нет платных образовательных услуг. Есть частные школы, которые в некоторых странах финансируются за счет непосредственных платежей родителей, а в других, как в Германии или Финляндии, ничем не отличаются от государственных и содержатся за счет местного бюджета.

В 1990-е годы введение в нашу реальность понятия «платные образовательные услуги», вероятно, было вынужденной мерой. Школам разрешили зарабатывать, чтобы как-то выжить в сложной экономической ситуации. Это можно было принять как временную меру. Хотя, например, наша школа на протяжении 20 с лишним лет существования не предоставляла платных услуг, в том числе в рамках дополнительного образования. Моя принципиальная позиция: государственная школа финансируется только из бюджета, который складывается из налогов.

– Какие угрозы вы видите в переводе школ на новый порядок финансирования?

– Пока не совсем понятно. В законе просто устанавливается подушевой принцип финансирования. Затем в каждом регионе определяется размер этого норматива, причем исполнительной властью, что исключает возможность общественной дискуссии на эту тему. Можно предположить, что нормативы будут различаться в зависимости от возможностей бюджета субъекта федерации и позиции его руководства. Можно предположить, что если будет принято решение жестко посадить школы на подушевой норматив, дефицит средств ощутят маленькие школы – сельские, коррекционные, а также специализированные – лицеи и гимназии, чей статус в законопроекте никак не определен.

В Петербурге нормативно-подушевое финансирование в порядке эксперимента введено еще в 2006 году. Первые итоги были неудачными: как оказалось, методика приемлема для школ с наполняемостью 600-800 человек. Школы, где детей меньше, недополучали средства. Крупные образовательные комплексы, напротив, аккумулировали излишки средств, так как наращивать фонд оплаты труда закон не позволял. Методику подкорректировали, и сейчас я не знаю случаев, чтобы в городе кому-то не хватало финансирования на текущую деятельность. Не хватает на многое другое: на развитие, на крупные проекты.

Кроме того, надо сказать, что в глазах общественности такое финансирование – это определенная сумма, выделяемая на одного ученика. На самом деле это не совсем верно, точнее совсем неверно. У экономистов и бухгалтеров нормативно-подушевое финансирование – просто определенная методика расчета бюджета школы, входным параметром которой является численность учащихся. Норматив – это как МРОТ при расчете заработной платы в бюджетной сфере.

Реальные затраты бюджета на конкретную школу зависят от ее вида и типа, наличия инфраструктурных объектов и многого другого. Все это регулируется местным законодательством или нормативными актами исполнительной власти. Так что в реальности у каждой школы получается свой норматив. Однако если закон «Об образовании» будет принят в настоящем виде и не появится никаких разъясняющих подзаконных актов, петербургские гимназии, лицеи и школы с углубленным изучением предметов потеряют «на входе» до 5 тыс. рублей на одного ученика в год.

– К каким последствиям, на ваш взгляд, приведут изменения госполитики в области образования?

– Образование – система консервативная, в этом ее и плюсы, и минусы. Эта система развивается по собственным законам, и если внешнее воздействие противоречит ее внутренней логике, она его отторгает. Либо делает вид, что принимает, но живет по-своему. Единственная надежда – что негативные, с нашей точки зрения, нормы закона окажутся нежизнеспособными. Еще Салтыков-Щедрин говорил: «Строгость российских законов компенсируется необязательностью их выполнения».

Санкт-Петербург

http://expert.ru/northwest/2012/02/obrazovanie—delo-obschestva-a-ne-gosudarstva/

Ливанов встретился со студентами РГТЭУ и призвал «быть вне политики»

МОСКВА, 28 дек — РИА Новости. Министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов в пятницу провел встречу с представителями студентов Российского государственного торгово-экономического университета (РГТЭУ), которой они ждали с прошлой недели, и заверил, что все права студентов будут соблюдены, а также призвал университеты не участвовать в политике.

Студенты РГТЭУ на прошлой неделе начали в здании своего вуза акции протеста против того, что университет объявлен «неэффективным» по итогам мониторинга Минобрнауки РФ и подлежит реорганизации. В частности, они требовали встречу с министром образования и науки. В четверг коллектив РГТЭУ решил приостановить протесты. Представитель исполняющего обязанности ректора заявил, что новое руководство не намерено применять никаких санкций к студентам и сотрудникам вуза, участвовавшим в акции.

«Все студенты продолжат обучение, вам будет предоставлен период для адаптации, все условия, связанные с обучением на коммерческой основе, будут сохранены, преподаватели смогут продолжить работу», — заявил на встрече Ливанов. Его слова приводятся на сайте Минобрнауки.

Он заверил студентов, что стипендии будут выплачиваться своевременно и в полном объёме, программа обучения и расписание будут сохранены, обучение бюджетных и внебюджетных студентов не прервётся и предоставленная отсрочка по призыву будет действительна, договоры внебюджетных студентов будут перезаключены на тех же условиях с сохранением уровня оплаты до окончания обучения, наработки и достижения студентов в творческой и профориентационной деятельности будут использоваться в дальнейшем.

«Для наблюдения за реализацией студенческих гарантий министр предложил создать постоянно действующую рабочую группу, в состав которой войдут представители студентов, представители министерства и уполномоченный по правам студентов России. Также планируется создание аналогичной рабочей группы совместно с представителями преподавателей», — говорится в сообщении.

На встрече было отмечено, что все мероприятия в рамках реорганизации вуза осуществлялись и будут осуществляться в полном соответствии с законодательством.

«Мы должны констатировать, что уровень обучения в вашем университете упал, он ниже среднероссийского уровня и существенно ниже московского. Это печальное положение — результат низкоквалифицированного руководства университета», — отметил Ливанов.

Также он подчеркнул, что деятельность руководства университета была политизирована, преследовались личные цели, которые никак не связаны с повышением качества образования.

«Университеты должны быть вне политики: студенты должны учиться, преподаватели должны давать знания, а руководство должно создавать соответствующие условия для студентов и преподавателей», — сказал Ливанов.

Министр отметил, что постоянный диалог с представителями студенческих объединений и профессорско-преподавательского состава вузов является необходимым условием повышения качества образования в высшей школе.

«Очень важно, чтобы был постоянный контакт. Наша общая цель заключается в том, чтобы все студенты получали качественное образование», — отметил министр.

http://www.inmsk.ru/news_society/20121228/356227740.html

Литература с ограничениями или что обещает школьникам Минобразования

В Министерстве образования и науки Российской Федерации не согласны с формулировкой Учёного совета филологического факультета МГУ о катастрофе в гуманитарном образовании и упразднении в учебном плане предмета «Русская литература». Как заявил корреспонденту ИА REGNUM заместитель министра образования и науки Александр Климов, в системе общего образования (3-11 классы) в настоящее время действует приказ Минобразования от 9 марта 2004 г. № 1312 «Об утверждении федерального базисного учебного плана и примерных учебных планов для образовательных учреждений Российской Федерации, реализующих программы общего образования».

По словам замминистра, в соответствии с базисным учебным планом (далее — БУП) в федеральный компонент государственного стандарта общего образования включён и является обязательным для изучения на ступени начального общего образования учебный предмет «Литературное чтение», на ступени основного общего и среднего (полного) общего образования учебный предмет «Литература». Он уточнил, что на ступени среднего (полного) общего образования на базовом уровне литература изучается в объёме 3 часов в неделю, на профильном уровне — 5 часов.

Учитывая, что в 5, 6, 7, 8 классах на изучение литературы отводится 2 часа в неделю, а в 9 классе — 3 часа. В Минобразования воспринимают это как сохранение и увеличение (на профильном уровне) количества учебных часов, отведённых на изучение литературы в 10-11 классах. Сокращения, как утверждает Климов, нет.

Тем не менее, учителя, работавшие еще при 10-летней системе обучения, отмечают, что ранее в старших классах на литературу отдавалось по 8 часов в неделю.

Климов также уточнил, что новые федеральные государственные образовательные стандарты общего образования не определяют русский язык и литературу как интегрированный учебный предмет. Русский язык и литература включены в группу предметов, общих для изучения всеми обучающимися, что говорит о национальной значимости данных учебных предметов.

Напомним, в декабре 2012 года Ученый совет филологического факультета МГУ выступил с заявлением, в котором назвал «катастрофой» ситуацию с образованием в стране — в первую очередь гуманитарным. В документе отмечается, что проводимая в сфере образования политика уже дает свои плоды: резко сократились часы на русский язык и литературу, на порядок упал уровень их преподавания. «Учащийся более не рассматривается как самостоятельно мыслящая личность, наделенная аналитическими способностями и умеющая реализовать их на практике в форме связного текста; теперь он должен лишь воспроизводить некоторую часть полученной информации; естественно предположить, что цель такого среднего образования — создание потребителя, «управляемой массы»», — уверены филологи.

Опубликовано 00:03 28.12.2012
Документ: http://www.regnum.ru/news/1609484.html

Из РГТЭУ уволили одного из организаторов забастовки

15:53 28 декабря 2012

Из РГТЭУ уволили организатора студенческой забастовки Ивана Миронова.Из РГТЭУ уволили организатора студенческой забастовки Ивана Миронова.

Фото: Игорь Ивандиков, «Вечерняя Москва»

Преподаватель Российского государственного торгово-экономического университета Иван Миронов уволен по распоряжению исполняющего обязанности ректора Андрея Шкляева.

«Первым под удар попал Иван Миронов. Он уволен и отчислен из магистратуры. Дано распоряжение не пропускать его в вуз», — написали представители РГТЭУ в Twitter. Иван Миронов является одним из организаторов протестной акции студентов РГТЭУ противреорганизации вуза.

В свою очередь Шкляев заявил, что на Миронова поступило большое количество служебок: коллектив «недоволен его работой, поэтому его дело сейчас рассматривают юристы».

Глава Минобрнауки Дмитрий Ливанов написал в своем микроблоге в Twitter: «Сотрудники РГТЭУ, ответственные за втягивание студентов в провокационные и противоправныедействия, не должны работать в системе образования».

Напомним, ректор РГТЭУ Сергей Бабурин был снят с занимаемой должности. Соответствующий приказ был подписан Минобрнауки. На его место назначили Андрея Шкляева, работавшего до этого в университете имени Плеханова. Это вызвало недовольство у сотрудников и студентов университета.

В четверг коллектив РГТЭУ принял решение приостановить протесты, начавшиеся 18 декабря.

Как рассказал «Вечерке» выбранный недавно Уполномоченным по правам студентов Артем Хромов, в пятницу, со студентами РГТЭУ встретился сам министр образования Дмитрий Ливанов.

По словам Хромова, студентам был дан ряд гарантий. В частности, министр пообещал, что стоимость обучения в вузе после реорганизации для студентов из РГТЭУ не повысится. Во-вторых, для тех, у кого начнутся какие-либо проблемы с успеваемостью, создадут специальные бесплатные курсы. Кроме того, студенты РГТЭУ пятого курса получат дипломы РГТЭУ. Остальным достанутся дипломы Плешки. «Министр пообещал, что никаких репрессий по отношению к тем, кто устраивал забастовку, не будет», – отдельно отметил Артем Хромов.

По его словам, мнения в студенческой среде насчет реорганизации самые разные. «Это и понятно. Кто-то готов принять перемены, кто-то нет», – отметил Хромов.

http://vmdaily.ru/news/iz-rgteu-uvolili-odnogo-iz-organizatorov-zabastovki1356695613.html

Ищу учителя Как нам модернизировать систему педагогического образования

28-12-2012 13:16:00

Из сорока трех федеральных педагогических вузов неэффективными признаны тридцать

Как нам модернизировать систему педагогического образования

Днем с огнем

Мудрец Диоген шокировал сограждан, когда средь бела дня проходил по улицам города с горящим факелом, возглашая: ищу человека! Обыватели, как водится, крутили пальцем у виска, насмехаясь над чудаковатым философом. Спустя тысячелетия, в современной России примерно в такое же положение попадают родители детей и руководители школ, озабоченные поисками хорошего учителя, которого нынче днем с огнем не сыщешь. Уходящая натура в лице педагогов советской закалки, что привыкли сердце отдавать детям, рассматривая себя в качестве наставников, а не продавцов образовательных услуг и   молодые харизматичные звезды (победители профессиональных конкурсов) не в счет. В массовой профессии невозможно делать ставку на ее отдельных выдающихся представителей. Что же это за бермудский треугольник, в котором исчезают педагоги высокого класса?

У данного заколдованного треугольника три стороны. В основании социально-экономические реалии страны. Нет нужды подробно объяснять тот очевидный факт, что нищенские до недавнего времени зарплаты педагогов, судорожное реформирование школьного образования, обрушившее на педагогов немыслимый вал бессмысленной отчетности, в совокупности привели к резкому падению престижа профессии. Откровенно говоря, престиж учительского труда и в советскую эпоху не был  столь уж велик. Отсюда бытовавшая среди абитуриентов тех лет поговорка: ума нет – иди в пед. Но все познается в сравнении. В Советском Союзе отсутствовала гигантская дифференциация в доходах населения, оставались неизжитые романтические представления о труде учителя, поддерживаемые добротными фильмами, например, «Доживем до понедельника». Все это  и многое другое не позволяло опустить престиж учительского труда, говоря языком подростков, ниже плинтуса. Случилось это в последние десятилетия. Стоит добавить, что не только педагогическое образование, но  высшее образование в целом подверглось в эти же годы серьезной деформации. Оно стало играть роль своеобразного социального сейфа. При отсутствии социального лифта для молодежи, при наличии труднопреодолимых препятствий для создания малого и среднего семейного бизнеса, при серьезных опасениях за судьбу мальчиков, попадающих в армию с процветающей дедовщиной, родители стремятся положить своих великовозрастных детей на сохранение в вузы, неважно какие, лишь бы не болтались без дела. Образовательный рынок ответил на это  увеличением количества высших учебных заведений с сомнительным качеством преподавания.

В свою очередь, государство рано или поздно должно было положить предел процессу девальвации высшего образования. Под раздачу попали в первую очередь федеральные педагогические вузы, расположенные в регионах. А кто же еще, если оценивать их деятельность по входному показателю: по среднему баллу ЕГЭ поступающих абитуриентов. А куда еще этим бедолагам поступать? Не в Высшую же школу экономики, или  МГИМО. И уж тем более не в Физтех с такими–то  скромными результатами. Ну, и какие педагоги могут получиться из этих злосчастных троечников? Так из сорока трех федеральных педагогических вузов признаны неэффективными тридцать.  Отсюда беспощадный административный вывод: объединить федеральные педвузы в университеты и тем самым обеспечить повышение качества подготовки будущих педагогов. Часть из них стала называться социально-педагогическими университетами, другая часть гуманитарно-социальными, а некоторые вузы присоединили к классическим университетам. На сегодняшний день в системе педагогического образования осталось меньше пятидесяти вузов, из них федеральных, расположенных в территориях, чуть больше сорока.   Региональные  педвузы, среди которых, разумеется, есть всякие (успешные и не очень) предполагается закрыть в целях экономии бюджета. Таково вкратце основание бермудского треугольника, в котором стали исчезать будущие педагоги. Теперь подробно   рассмотрим две другие его грани.

Ускорение запущенному государством процессу так называемой оптимизации высшего педагогического образования предала высказанная на самом верху политического олимпа идея, суть которой заключается в том, что никакого специального педагогического образования в стране сегодня вообще не требуется. К примеру, молодой талантливый инженер или аспирант физического факультета, внезапно воспылавшие любовью к детям, по зову сердца, придя в школы, вполне справятся с обучением и воспитанием подрастающих поколений.  Сигнал был услышан и попал на благодатную почву преобразований. Реорганизованные университеты стали сокращать педагогическую компоненту подготовки будущих учителей: дидактику, методику, психологию, коррекционную педагогику, возрастную физиологию, минимизировать педагогическую практику, лишая будущих учителей возможности пройти стажировку. Стоит ли после этого удивляться тому, что выпускники, получившие «классическое» образование, попав в школы, испытали шок, будучи не в состоянии донести полученные в вузах знания до детей и сделали все возможное, дабы не связывать свою дальнейшую судьбу со школой, которая в их сознании ассоциировалась с неуправляемым зверинцем.

Трудно упрекать классические университеты в пренебрежении к прикладным знаниям, обеспечивающим процесс обучения и воспитания. У них другое предназначение – фундаментальная подготовка ученых. Отсюда своя специфика образовательных стандартов, свои учебные планы. Навязанный им педагогический прицеп воспринимался как бесплатное пионерское поручение.  Отсюда тенденция к сокращению в таких вузах набора студентов на педагогические  специальности.      Остается добавить, что неравенство в оплате педагогов в разных регионах страны привело к тому, что наиболее квалифицированные и энергичные учителя стали покидать провинцию и работать вахтовым методом. Это особенно заметно в столице, где зарплата учителя в разы выше, чем в регионах. Приезжают, вдвоем снимают квартиру и предлагают свои услуги. Вот и получается, что на местах хорошего учителя сегодня днем с огнем не отыскать.     Между тем в стране, находясь у последней черты в ожидании полной реорганизации, продолжают работать региональные педагогические вузы, чья дальнейшая судьба пока не определилась. Но и они, за редким исключением, будучи поставлены в стесненные условия, не решают проблемы подготовки квалифицированных педагогических кадров. Почему?

Кто отвечает за пиджак?

У А.Райкина была известная миниатюра, когда клиент, придя в мастерскую, получив уродливый пиджак, не может найти виновных в браке. Один отвечает за рукава, к которым нет претензий, другой за пуговицы, что вроде бы на месте, но пиджак нельзя надеть. Налицо коллективная безответственность.

Нечто подобное происходит сегодня и с педагогическим образованием.  Судите сами, не так давно, после продолжительных дискуссий, проведения положенных тендеров на выполнение госзаказа были приняты стандарты высшего педагогического образования. Но тут же, спустя всего лишь два года, вослед им принимаются федеральные государственные стандарты общего среднего образования. И сразу становится очевидным, что обновленное накануне содержание подготовки педагогов не соответствует новым подходам и требованиям, предъявляемым  к среднему образованию.  Здесь тот самый случай, когда телега бежит впереди лошади.

Да, стремительные изменения, происходящие в жизни, ставят перед школой в целом и педагогами в частности сложнейшие задачи, требуют овладения новыми компетенциями. Например, научиться обучать вместе здоровых учащихся и детей с ограниченными возможностями (инклюзивное образование), преподавать русский язык как иностранный тем ребятам, для которых он не является родным и т. п.  Поэтому на очереди принятие  профессионального стандарта учителя, куда будут включены новые требования к его профессиональной деятельности. Но как можно требовать с педагога то, чему его никто, никогда и нигде не учил?

Бессистемный судорожный характер реформирования педагогического образования – еще одна грань бермудского треугольника, куда проваливаются учителя, увлекая за собой своих воспитанников. Необходимо все поставить на свои места, осознав, что лошадью (в современных терминах драйвером обновления школы), способной вывести на себе воз серьезных проблем, является педагогическое образование. Без его серьезного системного реформирования мы не сдвинемся с места, продолжая лишь имитировать модернизацию образования, наивно принимая за нее увеличение в вузах и школах количества интерактивных досок и компьютеров.  Учитывая  ложные шаги и ошибки, совершенные в ходе реформирования педагогического образования в предшествующие годы, необходимо для начала четко уяснить его особенности, специфику и предназначение.

Шашечки или ехать?

Примечательно, что многие из реформаторов высшей школы, настаивающие сегодня на ликвидации педагогических вузов и передаче их функций по подготовке учительских кадров в федеральные университеты классического типа, сами в прошлом выпускники педагогических институтов. Предоставим психоаналитикам возможность разобраться в глубинных причинах этого эдипова комплекса или комплекса неполноценности, отлившегося в административную форму. Но факт остается фактом: в массовом сознании действует магия названий. При слове университет хочется задержать дыхание и почтительно замереть, а при произнесении «пединститут» сочувственно выдохнуть. Такое отношение вызывает у меня, находящегося более трех десятков лет у руля школы, вопрос водителя из известного анекдота. Клиент, вызывавший такси, удивляется тому, что на машине нет шашечек, а шофер отвечает ему:  вам шашечки или ехать?

Профессия педагога во многом носит прикладной характер. И в этом нет ничего унизительного. Инженеры технологи, создающие сложное изделие для запуска на космическую орбиту не менее уважаемы, чем ученые, чьи фундаментальные исследования были положены в основу разработки технологического процесса. Но у них разная профессиональная направленность и соответствующая ей  подготовка. Так и педагоги: учитель физики (и любого другого предмета) не только физик, но специалист по ребенку. Его изделие – это хорошо подготовленный ученик, готовый к взлету со стартовой площадки школы в большую жизнь. Отсюда следует, что педагогические вузы, в отличие от классических университетов, призваны обеспечить практическую ориентацию подготовки своих выпускников.

Но педагогика не сводится только к технологии, это еще искусство, приобщаясь  к которому, будущий учитель  овладевает разнообразными способами педагогического общения, учится управлять эмоциями и настроениями своих воспитанников. В аспекте такой подготовки педагогический вуз сродни творческим школам – студиям, где не обойтись без мастер-классов и стажировочных площадок.  Но и здесь наблюдается смещение жанров. Классический университет может хорошо подготовить теоретика музыковеда, а нам требуется научить студента виртуозно играть на скрипке (тонких струнах души ребенка), извлекая чистую гармоничную мелодию. Как призывает реклама: почувствуйте разницу.

И наконец, об исследовательской деятельности, наличие которой считается сегодня важнейшим критерием эффективности деятельности вузов. Оценка ее определяется исходя из публикаций в зарубежных изданиях, что должно свидетельствовать о соответствии нашего образования мировым стандартам. По отношению к классическим университетам, призванным, как и во всем цивилизованном мире, вести фундаментальные исследования, такой критерий не вызывает возражений.

Хороший педагог, безусловно, исследователь, но исследователь особого рода. Он одновременно непосредственный участник событий и наблюдатель, добывающий знания о конкретном ребенке. Постоянная совместная деятельность с детьми определяет его позицию и способ исследования, который в науке именуется включенным экспериментом. Конечная цель исследования – найти ключ к каждому ребенку, а не опубликовать за рубежом инновационную работу. Педагогика – не нано технология. Да и кого из классиков отечественной педагогики, положа руку на сердце, знают за пределами нашей родины? Разве что А.С.Макаренко, да и то, благодаря его писательскому дару. Что вполне естественно, поскольку живая педагогика опирается на культурные, национальные и исторические традиции, которые сильно разняться в разных странах.

Очевидно, что педагогическое образование имеет свою ярко выраженную специфику и призвано решать те задачи, с которыми федеральные классические университеты не справятся.  Тем опаснее нынешний курс на закрытие педагогических институтов. К настоящему времени сорок из них уже ликвидированы, преобразованы и слиты с другими высшими учебными заведениями. Мы не первые, кто стал на этот тупиковый путь. Суверенный Казахстан завершил операцию по зачистке педвузов, а затем, увидев результаты, спохватился и принял президентскую программу по их восстановлению.  Стоит ли нам участвовать в гонке за таким лидером?  Быть может, лучше остановиться, перевести дух и задуматься над тем, как грамотно, спокойно и вдумчиво преобразовать отечественную систему педагогического образования?

Да, педагогические институты и университеты сегодня не в лучшем состоянии. Как было показано выше, в силу объективных социально-экономических причин от них не зависящих, ошибочных установок на реформирование и, будем говорить прямо, собственной косности, многие из них не отвечают назревшим задачам подготовки учителей новой формации. Вызывают, мягко говоря, недоумение те специальности, по которым в соответствии с принятыми стандартами высшего педагогического образования выпускают сегодня в школы учителей. Учитель русского языка без права преподавания литературы, математик, чей диплом не позволяет преподавать информатику и т. п. Как же они бедные прокормятся в отдаленных аулах и сельских школах, где один класс в параллели? И это вместо того, чтобы готовить для таких школ сопряженные специальности: химик-биолог, историк-филолог и т.д. Между прочим, работу таких специалистов я наблюдал в инклюзивной школе г. Бремена, где нет проблемы обеспечения педагогическими кадрами трудно доступных районов.  Там молодой мускулистый учитель математики преподавал еще и физкультуру, а государство доплачивало ему за работу по второй специальности.  Вот вам и зримые европейские стандарты качества подготовки специалистов в действии. Мы же, по всей видимости, делаем ставку на десантные спецоперации, в ходе которых в отдаленные районы страны будут сбрасываться с вертолетов молодые магистры и аспиранты, выпускники федеральных университетов, призванные нести свет современных знаний восхищенным аборигенам. Но шутки в сторону, пока в деле разгрома педагогического образования мы не дошли до последней черты, необходимо предложить и обсудить программу его возрождения и развития.

Модернизация педагогического образования: пути выработки решений и механизмы их реализации

Для любого вменяемого управленца, пересекающего пределы МКАД, периодически посещающего города и веси нашей необъятной родины, очевидно, насколько различаются между собой условия жизни, быта, возможности получения доступного качественного образования в разных регионах.  Столицы, центральная Россия, Якутия, республики Северного Кавказа – это как разные планеты со своей атмосферой и климатом, не только природным, но и психологическим. Понятно стремление центра, несмотря на явные различия, обеспечить равный доступ к образованию всем жителям страны.

Но способ достижения этой цели видится в привычном укреплении вертикали, в данном случае образовательной. Но она-то, как раз и не срабатывает, потому что решения, принимаемые в центре, не могут учесть все подводные камни, возникающие при их реализации на местах.

К примеру, в обширном крае, равном по площади европейскому государству, требуются воспитатели дошкольных учреждений, воспитатели детских домов, педагоги дополнительного образования. Куда следует обратиться руководителям образовательных учреждений и муниципальных органов образования? Педагогические институты ликвидированы, а федеральные университеты таких специалистов не готовят. Да и странно было бы, если бы в ходе фундаментальной подготовки ученых их параллельно обучали оригами и бисероплетению. Быть королем и при этом еще немножечко шить – невыполнимое желание героя  анекдота. Остается воспользоваться услугами педагогических колледжей, финансируемых из региональных источников.

Но их положение сегодня незавидно. Будущее этой усеченной ветви педагогического образования сокрыто. Существующее законодательство не позволяет присоединить региональные колледжи к федеральным университетам. Проучившись четыре года, те из выпускников, кто желает продолжить свое образование, должны заново поступать в университеты, которые в своих программах подготовки никак не учитывают полученные ими знания. Между тем в педагогические колледжи часто поступают девушки и юноши из семей со скромным достатком, проживающие в сельской местности и небольших поселках, изначально заряженные на педагогическую деятельность, готовые в дальнейшем осуществлять ее на своей малой родине. А иначе, зачем тратить четыре года жизни на дело, к которому не лежит душа. И пусть поначалу уровень их подготовки оставляет желать лучшего, но постепенно, по мере обучения, имеющего в колледже ярко выраженную практическую направленность, эти студенты набирают обороты и дают фору своим коллегам, поступившим в университеты со школьной скамьи. Еще совсем недавно, всего несколько лет назад, педагогические институты зачисляли лучших выпускников педагогических колледжей без вступительных экзаменов сразу на второй курс, выстраивая дальнейшую программу обучения таких студентов с учетом полученных ими ранее знаний. Сегодня университеты лишены такой возможности, и потому педагогические колледжи постепенно превращаются в тупиковую ветвь образования. Их и без того незавидное положение усугубляет тот факт, что новый закон «Об образовании РФ», зафиксировавший норму, согласно которой зарплата педагога не может быть ниже средней по экономике региона, не распространил ее на преподавателей колледжей. В результате лучшие педагоги-практики, на мастер-классах которых можно было выращивать будущих учителей, оказались в буквальном смысле слова вне закона.

В действительности получается, что как бы пренебрежительно отдельные ретивые  реформаторы образования ни относились к педвузам и колледжам, без них не обойтись. Попытки директивно перестроить педагогическое образование сверху, совершив качественный скачок в деле подготовки учителей, на деле отливаются в известную формулу В. С. Чердомырдина: » Хотели как лучше, а получилось как всегда».

Представляется, что сегодня в формате общественного совета, созданного при Минобре,  появляется  возможность выработки разумных путей и способов реформирования педагогического образования. Важнейшим неустранимым  условием предстоящей работы должно стать общественное публичное обсуждение предпринимаемых шагов на всех этапах разработки, апробации и запуска механизмов его обновления.

Принципиальными управленческими подходами, положенными в основу грядущих преобразований, не использованными в силу разных причин в ходе предшествующих попыток реформирования являются:

  • Выстраивание системы педагогического образования не сверху вниз, а снизу вверх, от потребителя.

В качестве  заказчиков следует рассматривать образовательные учреждения, муниципальные и региональные органы управления, отвечающие за обеспечение этих учреждений педагогическими кадрами. На земле виднее, где и какую реструктуризацию произвести: какие вузы и колледжи на деле обеспечивают кадрами дошкольные учреждения, школы и интернаты, дома творчества в регионе. Внятными критериями оценки их эффективности являются трудоустройство выпускников по полученной специальности и качество их работы. Арбитрами здесь являются региональные департаменты образования, имеющие региональную статистику. Очевидно, что регионализацию педагогического образования можно рассматривать в качестве одного из векторов модернизации. Это еще один управленческий подход.

  • Регионализация педагогического образования — стратегическая задача, решение которой позволит  сохранить, укрепить и развить качественную подготовку специалистов.

Обращает на себя внимание тот факт, что федеральные университеты получили статус автономных организаций. Соответственно своему статусу, уже в ближайшей перспективе они лишаться государственных дотаций и будут вынужденные перейти на самоокупаемость.  Что неизбежно приведет к сокращению набора абитуриентов на педагогические специальности и обострит проблему кадрового голода.

Кроме того, как уже отмечалось выше, федеральные университеты лишены права присоединять к себе педагогические колледжи. А региональные педагогические вузы таким правом обладают. Так в регионах появляется возможность провести разумную диверсификацию системы педагогического образования с учетом своей специфики, выстраивать практико-ориентированную непрерывную систему подготовки специалистов разного уровня. Здесь колледжи становятся ступенью, позволяющей решать проблему профессионального отбора, расширить временные рамки бакалавриата, обеспечив тем самым будущим педагогам необходимую стажировку в образовательных учреждениях.

  • Создание и укрепление горизонтальных связей между региональными педагогическими вузами — необходимое условие повышения качества их работы.

Ответ на вопрос, почему буксует модернизация педагогического образования, коренится в способах ее проведения. Педагогическое сообщество лишено реальной возможности участвовать в выработке стратегических решений, а все, что разработано чиновниками или Высшей школой экономики и спущено сверху, вызывает отторжение, маскируемое формальным выполнением регламентирующих жизнь вузов предписаний. Многие из них уже сменили вывески, превратившись из педагогического института в социально-педагогический университет, или, как в одном из городов Поволжья, в социально-педагогический институт технологий и ресурсов. Педагогическая направленность, составляющая суть их деятельности, стыдливо, как неприличная болезнь, прикрывается вычурными названиями.  Иначе региональным педагогическим институтам сегодня не выжить.

Между тем педагогическое сообщество в лице директоров школ, руководителей и преподавателей вузов должно участвовать в проектировании своего будущего. Только тогда оно станет считать модернизацию педагогического образования своим кровным делом. Так не на словах, а на деле будет реализован принцип государственно- общественного управления.

Существует ли при таком подходе опасность консервации системы, трансляции изжившего себя опыта, который по инерции станут воспроизводить слабые педагогические институты? Безусловно.

Но чтобы этого не произошло, необходима своего рода горизонтальная прокачка свежей крови, обеспечить которую может создание холдингов и ассоциаций региональных педагогических вузов. Перед всеми ними стоит одна четкая цель: обеспечить доступность и качество среднего образования. Достижение этой цели требует мобилизации всего накопленного опыта и использования оправдавших себя практик.

В одних вузах реализован наиболее удачный стандарт подготовки специалистов коррекционной педагогики. В других осуществляется качественная психолого-педагогическая подготовка воспитателей дошкольных учреждений и учителей начальной школы, третьи успешно готовят воспитателей интернатов, для детей с девиантным поведением, четвертые вплотную подошли к решению проблемы инклюзивного образования и т. п. Очевидно, что весь комплекс проблем качественной подготовки специалистов разного педагогического профиля в одиночку не решить.

Укрепление горизонтальных связей между педагогическими вузами призвано обеспечить кооперацию между ними, которая может быть достигнута на управленческом организационном уровне, что в свою очередь даст возможность: взаимного обмена преподавателями, аспирантами и студентами, организации стажировок и мастер-классов.

Развитие кооперации рано или поздно приведет к реструктуризации системы, которая будет происходить не на основе искусственных  надуманных критериев оценки эффективности того или иного вуза, а путем естественного объединения вокруг признанных педагогическим сообществом лидеров, обеспечивающих наиболее качественную подготовку педагогов. При прочих условиях, федеральные университеты могут выступить своеобразными донорами, ориентирующими региональные вузы на мировые стандарты образования, при  условии, что они сами выйдут на этот уровень.

  • Региональный педагогический вуз нового типа: необходимость пилотных проектов

Очевидно, что назрела потребность в разработке и внедрении новой модели педагогического образования. Поскольку попытка унификации системы повсеместно дает сбои, в  основу ее создания должен быть положен принцип вариативности. Вариативность во всем, начиная с гибкой системы заказов на специалистов, которые должны формироваться на основе прямых контактов со школами и другими учреждениями образования, кончая выстраиванием разных маршрутов получения студентами педагогического образования.

Там, где для этого есть соответствующие условия, в модель регионального педагогического вуза органично вольются педагогические колледжи, а также школы и дошкольные учреждения, на базе которых можно организовать стажировку будущих педагогов. Такая модель регионального вуза, помимо прочего, создает возможность пересмотреть стандарты образования по ряду специальностей. К примеру, специализация по коррекционной педагогике, по сути дела, включает целых три специальности: медицинскую, филологическую и педагогическую. Ясно, что за четыре года, отведенных на подготовку бакалавра, качественного специалиста не подготовить. Но его можно начинать целенаправленно готовить уже на старших курсах колледжа.  Это один из возможных маршрутов.

Совершенно нельзя исключать возможности прихода в школы людей с непрофильным высшим образованием. Но тогда магистратуры педагогических вузов должны быть готовы предоставить им индивидуализированные программы психолого-педагогической и методической подготовки с учетом базового образования. Тогда появляется надежда на укоренение в школах людей, в сознательном возрасте решивших сменить профессию. Это еще один из допустимых маршрутов получения педагогического образования.

Сегодня трудно прогнозировать,   какие организационные формы предпочтут региональные вузы. Возможно, где-то создадут региональные психолого-педагогические центры подготовки педагогов. А где-то возникнет ассоциация педагогических вузов с кооперацией усилий и четким разделением труда. У одних лучше получается подготовка воспитателей дошкольных учреждений и педагогов начальной школы, у других учителей физики и биологии. Не исключено, что выпускник, бакалавр федерального университета, получивший классическую подготовку историка, решивший связать свою судьбу со школой, снизойдет до понимания необходимости получить дополнительную  методическую подготовку на специальном дидактическом факультете. Если уже опираться на мировой опыт, то именно так и осуществляется подготовка бакалавров в Германии.

Главное не загонять в жесткие рамки процесс самоопределения региональных педагогических вузов, запустив пилотные проекты, позволяющие апробировать разнообразные модели подготовки специалистов с учетом региональной специфики, кадрового и научного потенциала  учебных заведений.

Очевидно, что при таком подходе придется пересмотреть принятые стандарты педагогического образования. Никакой трагедии в этом нет. Во-первых, они устарели, поскольку при их разработке не учитывались новые компетенции, которыми должен обладать современный учитель: такие как, работа в инклюзии, необходимость преподавать русский язык как иностранный детям, для которых он не является родным и т.п. Во-вторых, новый стандарт должен предусматривать разные уровни и модели подготовки педагогических кадров. По аналогии с медициной, где разноуровневый стандарт предполагает подготовку техника, фельдшера и врача. Любопытно, что у нас наивысший уровень подготовки педагога предполагается в старших классах школы, тогда как в развитых странах наивысшая квалификация требуется для работы с маленькими детьми.

И наконец, модернизация педагогического образования невозможна вне системного подхода. Принимая новый профессиональный стандарт учителя, необходимо параллельно менять стандарт педагогического образования,  стандартам основной и старшей школы. Только так можно избежать нестыковок и рассогласований, снять противоречие между должным и реально возможным. И тогда модернизированный педагогический костюм придется по фигуре учителя.

Автор: Евгений Ямбург

Постоянный адрес страницы: http://www.novayagazeta.ru/society/56109.html

БОРИС МИРОНОВ. ТОЛЬКО ТАК ПОБЕДИМ!

27 дек, 2012 at 10:51 PM

Тавро «неэффективности», ныне прижженное к пятистам восьмидесяти шести высшим учебным заведениям страны, с приходом к власти ельцинской гайдаро-чубайсовской ОПГ стало кодовым обозначением разрушения России. Под завесой «неэффективности» угробили оборонную промышленность, обладавшую лучшими в мире технологиями и профессионалами, конструкторскими и технологическими решениями на десятилетия опережавшими другие страны. 261 оборонное предприятие, практически вся элита оборонной промышленности, лучшее, чего достигла и наработала отечественная промышленность, уничтожено под лозунгом борьбы с «неэффективным» производством. Как «неэффективная» расчленена и уничтожена Единая энергетическая система страны. Сегодня по нашим «неэффективным» отечественным лекалам в Китае создана Единая энергосистема. Под маркой «неэффективности» сведена с орбиты и затоплена в Тихом океане вершина технической мысли – российская космическая станция «Мир». «Неэффективным» гайдаровские эксперты признали и шедевр научно-технического творчества — программу «Энергия-Буран», давшую свыше шестисот одних только новейших технологий. Как «неэффективные» затоплены по стране командой Чубайса десятки угольных шахт — причина вымерзания половины России. Возить уголь стало далеко и накладно…

Достоверно известно, что  все эти программы разрабатывались при активном участии зарубежных спецслужб. В доказательство приведу руководство по приватизации, разработанное Госкомимуществом, Европейским банком реконструкции и развития и целым выводком зарубежных фирм «Морган Гренфелд», «Бейкер энд Маккензи», «Клиффорд Чанс», «Кредит Комерсиаль де Франс», «Купер энд Лойбрэнд», «Дэлойд энд Туш», «Уайд энд Кэйс», «Сентрал Юропион»… Для проведения первого этапа приватизации в Россию слетелись более 200 иностранных консультантов, среди которых кадровый сотрудник ЦРУ Бойл, кадровые военные разведчики Христофер, Шаробель, Аккерман, Фишер, Хиктон, Камински, Уилсон, Бокая, Уаймен, Брус и другие. Так ведь и угольные шахты затопили по прямому указанию Международного валютного фонда.

Вот и реформа российской системы высшего образования не отечественная затея. В 1999-м году Россия в Болонье подписала декларацию, обязавшись к 2010-му году систему высшего образования привести к единому общеевропейскому стандарту. Что это значит? В Болонской декларации ответ дан предельно четко: процесс реформирования высшей школы характеризуется как «абсолютно необходимый компонент для становления и обогащения понятия «гражданин Европы». Одним словом нас бросили в общеевропейский плавильный котел, из которого, по замыслу прорабов глобализации, мы должны выйти гражданами Европы, без национальных корней, без родной земли, без Отечества.

Насколько оправдана нынешняя реформа высшей школы? По признанию ученых, много лет проработавших в университетах Европы, Америки, Японии, наша система образования превосходит зарубежную. Главное её достоинство – упор на фундаментальные знания. В наших институтах учат не просто специальности, учат быть математиками, физиками, биологами. Наши студенты более подготовлены к восприятию наук, намного лучше зарубежных сверстников владеют математическим аппаратом, проявляют больше творческой самостоятельности. Иначе Запад так активно не скупал бы наших ученых. Не смотря на это, уже 17 декабря 2002-го года на парламентских слушаниях в Государственной Думе был процитирован доклад Всемирного банка «От знаний к благосостоянию, преобразованию российской науки и технологий с целью создания современной экономики, основанной на знаниях», в котором прямо говорилось, что в соответствии с рекомендациями Всемирного банка число специалистов в сфере научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ России сокращено с 11,9 миллиона до 870 тысяч. Через два года Правительство России приняло программу сокращения научно-исследовательских  институтов в 10 раз! «Идет планомерное уничтожение науки», — вынужден был признать Президиум Российской Академии наук («Коммерсантъ, 29.09.04).

Значительно отстав по срокам в «болонизации», вернее сказать, в болванизации высшей школы – умышленном иссушении интеллекта нации, национального сознания народа, куратор этой программы «смотрящая» за Россией Высшая школа экономики обязала министра образования Ливанова ускорить процесс, вручив ему длиннющий список вузов, не вписывающихся в европейский стандарт «гражданина Европы». Вот откуда в расстрельном списке так много гуманитарных вузов, продолжающих сохранять лучшие традиции национального воспитания: Московский педагогический государственный университет, Московский государственный технический университет «МАМИ», Московский государственный открытый университет, Московский архитектурный университет, Литературный институт им. А. М. Горького, Брянский государственный университет им. академика И. Г. Петровского, Брянская государственная инженеро-технологическая академия, Ковровская государственная технологическая академия им. В.А. Дегтярева, Воронежский государственный педагогический университет, Воронежский государственный педагогический институт, Воронежская государственная лесотехническая академия, Воронежский государственный институт физической культуры, Ивановская государственная сельскохозяйственная академия им. академика Д. К. Беляева, Калужский государственный университет им. К.Э. Циолковского, Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова, Костромской государственный технологический университет, Костромская государственная сельскохозяйственная академия, Орловский государственный аграрный университет, Рязанский государственный университет им. Сергея Есенина, Рязанский государственный агротехнологический университет им. П. А. Костычева, Ярославский государственный технический университет, Ярославский государственный педагогический университет им. К.Д. Ушинского, Ярославская государственная сельскохозяйственная академия… Итого, напомню, 586 «неэффективных» вузов с филиалами.

Но как, скажите на милость, крупнейшие вузы страны, стариннейшие, именитейшие — Санкт-Петербургский государственный университет водных коммуникаций заложен ещё Императором Всероссийским Александром I в 1809 году!, а Российский торгово-экономический университет и того старше — с1804 года родословную ведёт!, столетиями нарабатывающие школу воспитания и образования, в одночасье вдруг признаются негодными воспитателями и наставниками? Может, потому что, по мнению оценщиков-экспертов, не тому и не так учат? Так, скажем, гитлеровские идеологи, хоть и разрешали открывать на оккупированной территории школы, но зорко следили что и как преподавать, потому как нельзя на оккупированной территории воспитывать личность, когда нужен раб. Но ведь не школы фашисты закрывали, они лишь программы меняли. И если  вдруг какие вузы, по мнению «просвещённого» министерства, действительно оказались дремучими, так почему их не укрепляют, а ликвидируют. Почему хоть средненький по силам филиал вуза где-нибудь в моей родной сибирской глухомани, в котором действительно не сыщешь такого созвездия научных светил как Авен, Кудрин, Гранберг, Минх, Давидсон, Кон, Берзон, Левин, Липсиц, Миркин, Немзер, Порус, Энтов, Ясин, Уринсон.., что блистают в столичной Высшей школе экономики, но есть доктора наук, есть и кандидаты, именно закрывают. Закрывать-то зачем?! Куда сегодня можно поехать учиться ребёнку из статистически нормальной средней семьи, — на какие «шиши»? Сокращать тысячи студенческих мест — это действительно иссушать мозги народа. Готовить специалистов по потребности,  как заявляет министерство образования: нужно 150 инженеров-теплотехников и зачем 151-ый, — это дурость или вредительство? С каких пор люди с высшим образованием стали обузой? Любая мало-мальски заботящаяся о своём будущем страна стремится наращивать в стране слой образованных людей. Мы же, наоборот, его сокращаем. Опять всё тот же вопрос: дурость это или вредительство?

Доказывая, что ярлык «неэффективности» в политике министра Ливанова и стоящей за ним Высшей школы экономики, всё та же маскировочная сеть для разрушения, что использовалась прежде при разгроме индустрии страны, достаточно сравнить показатели «неэффективного» Российского государственного торгово-экономического университета с показателями эталонной «высокоэффективной» Российской экономической академии им. Г. В. Плеханова, назначенной в гробовщики РГТЭУ. Имея одинаковый профиль вуза — финансово-экономический – «неэффективный» РГТЭУ превосходит назначенную ему в мамки плехановскую академию по всем основным параметрам. У РГТЭУ на восемь больше специальностей аспирантуры, на 23 больше филиалов, на 16 больше факультетов, на 178 больше кафедр, на 20 больше научных подразделений: институтов, центров, лабораторий, и если в РГТУ научные исследования ведутся по 322 научным школам и самостоятельным научным направлениям в рамках 14 отраслей наук, то «Плехановка» научные исследования ведёт лишь по 14 научным школам в рамках 6 отраслей науки. Если в чём и преуспевает академия им. Г. В. Плеханова, так это в финансировании, правда, при одном «но», всё это бюджетные деньги, своих она зарабатывает на порядок меньше РГТУ — всего шесть с половиной миллионов, тогда как РГТЭУ зарабатывает больше 72 миллионов. По числу остепененных научно-педагогических работников РГЭТУ превосходит «Плехановку» ровно вдвое, а дальше и вовсе картина для «Плехановки» неприглядная. У РГЭТУ за год 106 выставок студенческих работ, у «Плехановки» — 19,  из них  международных, всероссийских, региональных: 83 против 16. У РГТЭУ в активе 6 853 доклада на научных конференциях, семинарах, у «Плехановки» не набирается и тысячи – 979. У РГТЭУ — 2 314 научных публикаций, у «Плехановки» — 826. За лучшие научно-исследовательские работы на конкурсах и выставках РГТЭУ получил 685 медалей, дипломов, грамот, премий, академия имени Г. В. Плеханова – 62…

Может про все эти реальные достижения РГТЭУ Министерство образования просто не знает, но вот итоги открытого конкурса самого Министерства на лучшую научную работу студентов по естественным, техническим и гуманитарным наукам: у РГТЭУ 43 министерских награды, у академии им. Г. В. Плеханова в десять раз меньше – 4…

Что происходит? Кого надо определять в наставники? Ну, уж точно не «Плехановку». Тогда за что или почему крушат прекрасный вуз РГТЭУ?!

Чтобы ответить на этот вопрос, надо внимательнее приглядеться к Высшей школе экономики, к тем, кто реально правит Министерством образования и науки, для кого и министр Ливанов, и его заместители лишь мальчики на побегушках «принеси-подай-пшёл вон!», послушный инструментарий чужой воли. Высшая школа экономики – детище фонда Сороса и Комиссии европейского союза, на чьи деньги и была создана эта школа Егором Гайдаром. В чистом виде иностранный агент, согласно нынешнему законодательству. Ну, а если всмотреться, кто заправляет школой — Петр Авен, Алексей Кудрин, Александр Шохин, Евгений Ясин, Яков Уринсон… — всё та же гайдаро-чубайсовская команда. И вот теперь они добрались до высшей школы страны. И ведь разгромят, как разгромили станкостроение, машиностроение, авиапром, тяжёлую индустрию, лёгкую промышленность, сельское хозяйство, сокрушили державный щит страны – ракетостроение, космическую индустрию, гигантский передовой оборонный комплекс, судостроение, пенсионную систему, доступную для народа систему здравоохранения.., если мы, сполна познавшие горечь сдачи страны рубеж за рубежом, не поймём, наконец, что дальше отступать некуда, дальше начнётся сдача российских земель, не случайно ведь трубадуры Кремля заговорили вдруг об Аляске – мошеннически и предательски отданной за бесценок американцам, как мудром и дальновидном решении сановной камарильи Александра II.

Сегодня у нас есть шанс остановить эту прожорливую чубайсовскую свору на рубеже борьбы против развала национальной высшей школы, потому что впервые в новейшей истории России на пути этой подлой армады встали студенты РГТЭУ, как когда-то на пути бронированной гитлеровской танковой армады у железнодорожного разъезда Дубосеково под Москвой встали герои-панфиловцы во главе с выпускником РГТЭУ политруком Клочковым. Встали и не пропустили дальше врага. Встали и уже вторую неделю держатся сегодняшние герои, совсем ещё мальчишки, совсем ещё девчонки. Ни один рабочий коллектив не встал защищать от разгрома свой завод, ни один колхоз не восстал против разора, ни одна воинская часть не исполнила Присягу, а молча, покорно и позорно сложила свои боевые знамёна, украдкой при прощании подтерев этим знаменем свои сопли и слёзы. А вот мальчишки с девчонками встали и стоят. Не отдают свою альма-матерь на поругание. Стоят, как стояли панфиловцы, стоят, как стояли бойцы Брестской крепости. А вся Россия молчит, прилипнув к телевизору, сомнут или не сомнут ребятишек. Да не сомнут!, если мы не промолчим, не отсидимся, не отмолчимся, как всегда. Ведь это наши дети, в один миг ставшие солдатами на поле битвы со злом и несправедливостью. Чего же мы молчим? Чего ждём?! Надо идти туда, где сегодня решается -  нет, не судьба РГТЭУ, и не судьба высшего образования, где решается судьба России. Остановить, наконец, эту страшную жуткую смертельную для России, для народов России политику уничтожения и разрушения страны.

Я обращаюсь к студенчеству страны, я обращаюсь ко всем матерям и отцам, я обращаюсь ко всем трудовым коллективам, я обращаюсь к политическим партиям и движениям, я обращаюсь ко всем гражданам России, сохранившим в себе хотя бы толику боли за Россию: не молчите, не бездействуйте! Встаньте рядом, плечом к плечу с этими юными, отчаянными и мужественными героями – студентами РГТЭУ! Будьте рядом, плечом к плечу с теми, кто сегодня на передовой в битве за Россию!

http://ivan-mironov.livejournal.com/130835.html

Совет Федерации одобрил закон «Об образовании» Тем временем, петербургские депутаты-коммунисты просят Президента отклонить законопроект и уволить Д.Ливанова …

Совет Федерации сегодня одобрил подготовленный Минобрнауки закон «Об образовании в РФ», призванный заменить два действующих базовых закона: «Об образовании» (1992) и «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» (1996), сообщает РИА Новости.

«Самая сильная сторона закона об образовании – его социальная составляющая», — заявила председатель Комитета Совета Федерации по науке, образованию, культуре и информационной политике Зинаида Драгункина, представляя документ. По словам сенатора, этот акт направлен на создание правовых условий для обновления и развития российской системы образования, сообщаетсайт СФ РФ.

Парламентарий напомнила, что действующему закону уже двадцать лет, и за это время в него было внесено 83 изменения. «За прошедшие годы многое изменилось. В условиях модернизации возникла необходимость вывода российской системы образования на качественно новый уровень, который отвечал бы вызовам времени, учитывал мировые тенденции», — подчеркнула сенатор.

З.Драгункина отметила, что в законе сохраняются базовые принципы и нормы, закрепленные действующим законодательством и оправдавшие себя на практике. Среди них: бесплатность образования, его доступность и качество, право выбора образовательной организации, обучение на родном языке, государственно-общественный характер управления образованием и другие. По ее словам, законом закрепляются новые серьезные положения, в том числе современные требования к образованию, такие как новые образовательные технологии, новые методы обучения, сетевое взаимодействие образовательных организаций. Кроме этого особое место отводится созданию условий для обучения лиц с ограниченными возможностями здоровья. Как заметила Зинаида Драгункина, вводится норма о приеме на подготовительные отделения вузов на бюджетной основе лиц, нуждающихся в социальной помощи.

Сенатор сообщила, что при подготовке законопроекта ко второму чтению было внесено более 1600 поправок. «Мы рассмотрели их совместно с депутатами Госдумы. Сразу хочу проинформировать, что 575 из них были приняты, 950 – отклонены. Среди внесенных поправок – поправки двадцати моих коллег-сенаторов», — пояснила З.Драгункина. После принятия поправок, считает парламентарий, многие нормы закона стали более точными и содержательными.

Она также добавила, что теперь ежегодно Федеральному Собранию будет представляться доклад Правительства о реализации государственной политики в сфере образования.

По словам сенатора, в связи с принятием данного документа впереди предстоит большая работа, связанная с внесением изменений в 102 федеральных закона. «Считаю этот закон судьбоносным. И нам предстоит просветительская работа: научить и помочь жить и работать по этому закону. Мы должны дойти до каждого региона, каждого населенного пункта, каждой школы», — заявила она. «Закон вступает в силу с 1 сентября 2013 года. Поэтому у нас есть еще и прекрасная возможность – разъяснить положения закона на августовских педсоветах», — заметила сенатор.

Выступивший на заседании министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов назвал закон сбалансированным документом, в основу которого заложены основы для дальнейшего развития образования в нашей стране. По его словам, закон в целом обеспечивает доступ к качественному образованию каждому гражданину.

Напомним, что Госдума приняла законопроект в третьем чтении 21 декабря. При этом коммунисты и эсеры документ не поддержали, считая, что он не решает задач по обновлению образования. Напомним также, что законопроект вызвал массу возражений со стороны экспертного сообщества и общественности.

Тем временем, коммунисты выступили с заявлением, в котором отмечается, что депутаты от «Единой России» вместе со «своими верными сателлитами из ЛДПР» заблокировали проект Обращения петербургского Парламента к Президенту Путину с предложением наложить вето на антинародный закон об образовании и отправить в отставку министра образования Дмитрия Ливанова, сообщает сайт петербургского отделения КПРФ. За включение в повестку дня проекта Обращения проголосовало 23 депутата.

В тексте Обращения к Президенту России депутаты отмечают, что после опубликования проекта Закона, «имеющего судьбоносное значение для жизни всей нашей страны», в Государственную Думу поступило более 600 тысяч обращений возмущенных указанным проектом граждан и 40 тысяч коллективных обращений, «однако, несмотря на массовый протест образовательного сообщества, родителей, всех неравнодушных граждан, Государственная Дума приняла проект Закона».

«Четкое и категоричное «нет» проекту Закона сказали представители педагогического сообщества всех ступеней образовательной системы, многие родители и учащиеся, научная, техническая и творческая интеллигенция. Об этом свидетельствуют многочисленные митинги, открытые письма с протестами в адрес Министерства образования и науки Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и Президента Российской Федерации, официальное обсуждение проекта Закона в Интернете, различные дебаты, освещаемые печатными и телевизионными СМИ, в которых представителям Министерства образования и науки Российской Федерации приходилось в одиночку противостоять многочисленным представителям перечисленных социальных групп, по сути бессмысленно «навязывая» обществу предлагаемую концепцию Закона», — говорится в заявлении.

Авторы документа отмечают, что принятый закон несколько улучшился после внесения в него ряда существенных поправок, среди которых есть и предложения Законодательного Собрания Санкт-Петербурга, однако «Государственная Дума упустила уникальный шанс принципиально изменить имеющийся курс образовательной политики, который привел к падению качества нашего образования, особенно за последние 10 лет». «Однако сейчас становится все более очевидным то, что в предлагаемой редакции Закон нуждается в серьезной, подчас кардинальной, переработке с обязательным учетом мнения профессионального научно-педагогического сообщества по ряду положений», — отмечают петербургские парламентарии.

В частности, отмечают они, закон в его нынешнем виде способствует коммерциализации системы образования, что ущемляет интересы значительной массы населения и прежде всего малоимущих; в законе нет положений, устанавливающих конкретные нормативы в отношении финансирования всей системы образования, а также уровня заработных плат и стипендий; начальное профессиональное образование необходимо сохранить, как это и было всегда, в качестве самостоятельной ступени образования, а не включать ее в состав среднего профессионального образования, как это предлагается в законе; надбавки за ученые степени кандидатам и докторам наук в размере 3000 и 7000 рублей соответственно, которые не индексировались с 2007 года, и вовсе перестанут существовать в прежнем виде, так как, в соответствии с законом, будут включены в оклад (эти выплаты следует проиндексировать с учетом инфляции за прошедшие 5 лет и оставить в виде надбавок, считают коммунисты); необоснованным шагом представляется изменение порядка поступления в учебные заведения, влекущее за собой отмену льгот при поступлении в вузы для детей-сирот; наряду с ЕГЭ должны существовать альтернативные формы вступительных экзаменов; существенный недостаток закона – отсутствие стратегии научно-образовательного прорыва.

На основании изложенного, депутаты, обращаясь к Президенту, просят отклонить принятый Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» и рассмотреть в соответствии с действующим законодательством вопрос об освобождении от должности министра образования Д.Ливанова «в силу того, что его деятельность не соответствует сложным и масштабным задачам, которые стоят сегодня перед российским образованием».

Обращение составили депутаты А.В.Воронцов, М.Л.Резник, В.Я.Дмитриев, В.О.Нотяг, К.О.Смирнов, И.В.Иванова, И.В.Коровин, Ю.А.Гатчин, М.А.Шишкина, Б.Л.Вишневский, А.А. Кобринский.

http://ruskline.ru/news_rl/2012/12/26/sovet_federacii_odobril_zakon_ob_obrazovanii/

Минобрнауки объяснило, в чем заключалась неэффективность РГТЭУ

26 декабря 2012, 16::32

Минобрнауки России озвучило критерии, по которым была определена недостаточная эффективность РГТЭУ.

«Низкие показатели по организации финансово-экономической деятельности, научной работы, инфраструктурному обеспечению являются очевидным следствием неэффективной работы руководства образовательного учреждения», – говорится в сообщении пресс-службы Минобрнауки, поступившем в среду, передает «Интерфакс».

В нем отмечается, что решение о реорганизации РГТЭУ было принято учредителем – Министерством образования – на основе данных, предоставленных бывшим ректором Сергеем Бабуриным. В соответствии с этими данными «вуз показал худшие результаты среди однопрофильных московских вузов».

«Всем студентам и преподавателям РГТЭУ, заинтересованным в обеспечении качественного образовательного процесса, даны государственные гарантии продолжения обучения и трудовой деятельности на условиях, действовавших до принятия решения о реорганизации университета», – подчеркивает Минобрнауки.

Пресс-служба министерства цитирует Андрея Шкляева, назначенного приказом Минобрнауки временно исполняющего обязанности ректора вуза: «В РГТЭУ учится много замечательных и талантливых студентов, работает много квалифицированных преподавателей. Слияние с РЭУ имени Плеханова, входящим в международные рейтинги университетов, открывает для них новые возможности».

По мнению Шкляева, студенты и преподаватели РГТЭУ не хотят участвовать в политизированных акциях. «Мы знаем, что они заинтересованы только в качественном образовании и не хотят участвовать в политизированных акциях. Очевидно, что им просто не дают озвучить свою позицию третьи силы. Какие именно – будут разбираться правоохранительные органы», – отмечает Шкляев.

Во вторник Минобрнауки издало приказ об увольнении ректора РГТЭУ Сергея Бабурина; временно исполняющий его обязанности Андрей Шкляев из РЭУ пообещал объединить два вуза безболезненно для студентов и преподавателей.

Сам Бабурин заявил, что находится на больничном и собирается обжаловать решение об увольнении.

В тот же день РГТЭУ направил в Арбитражный суд Москвы жалобу на решение Министерства образования и науки о присоединении заявителя к Российскому экономическому университету (РЭУ) имени Плеханова.

Минобрнауки приняло решение о слиянии РГТЭУ с Российским экономическим университетом (РЭУ) имени Плеханова после двухдневной забастовки, которую провели студенты в ответ на решение Минобрнауки о реорганизации вуза.#{bigimage=686836}

http://vz.ru/news/2012/12/26/613907.html

Михаил Делягин Министерство образования пора переименовывать в министерство уничтожения образования?

В ноябре 2012 года Министерство образования и науки РФ опубликовало список «неэффективных ВУЗов». Всего в списке оказались 25 вузов и 231 филиал, подлежащих реорганизации.

При этом в список не попали  учреждения при Генпрокуратуре России, МВД, МЧС, Минюсте, ФСИН, ФТС по причине того, что  «ряд запрашиваемых сведений в отношении образовательных учреждений носит конфиденциальный характер».

Однако в него попал Российский государственный торгово-экономический университет (РГТЭУ).

Студенты РГТЭУ, не согласные с признанием ВУЗа неэффективным, сразу же объявили забастовку, требуя встречи с представителями Минобрнауки.

Глава департамента Министерства образования и науки по работе с молодежью Александр Страдзе встретился  с парламентерами от студенческого совета РГТЭУ и пообещал, что результаты мониторинга  будут перепроверены, однако, в пятницу 21 декабря было принято решение о  слиянии РГТЭУ с РЭУ им. Плеханова. В Министерстве это объяснили тем, что учебные программы ВУЗов «в значительной степени — до 80% — совпадают».

Вчера, 24 декабря 2012 года, студенты РГТЭУ возобновили бессрочную ночную акцию протеста, к которой присоединились преподаватели и сотрудники ВУЗа.

Преподавательский состав особо акцентирует внимание общественности на непрозрачности критериев оценки ВУЗов при внесении их в список и указывает на то, что авторы методики сегрегации учебных учреждений неизвестны.

Комментирует экономист, Директор института проблем глобализации Михаил Делягин: «Министерство образования пора переименовывать в министерство уничтожения образования?

Министр образования Ливанов сразу же по своему назначению официально провозгласил свою цель: закрытие вузов.

Спору нет, качество отреформированного либералами образования ужасает, — но Министр говорил не о повышении его качества, не о приведении специальностей выпускников в соответствие с потребностями экономики, но именно о закрытии вузов, — вероятно, еще и в целях экономии бюджетных средств. Смысл его новаций, похоже, раскрыл Жириновский, указав по сути, что для нынешнего государства хорошее образование является злом, так как образованный, думающий человек не может не протестовать против его разрушительной политики.

Характерно, что в список «бесперспективных» вузов не попали многочисленные «Рога и копыта» — разнообразные институты «международного менеджмента, бизнеса, науки, экономики и права». Не попала прославившаяся террористическим поведением своих кавказских студентов академия Маймонида. Зато попали знаменитый РГГУ и ростовская консерватория, только «свежие» выпускники которой только за один год взяли 17 (!!!) премий на престижных международных конкурсах.

Заявления представителей РГТЭУ о том, что Минобразования использовало для составления «списков на уничтожение» не данные самих вузов, а заведомо сфальсифицированную статистику, как минимум, заслуживают тщательного рассмотрения.

Борьба студентов РГТЭУ — это борьба за сохранение образования, за выживание интеллекта вопреки людоедским реформам либеральных вивисекторов.

Остается лишь ждать, когда ненависть и презрение к Министру образования распространятся на назначившего его президента».

http://delyagin.ru/news/43087.html

Онлайн трансляция из РГТЭУ

http://www.rsute.ru/Pages/Def.aspx

Реформа образования — добить оставшихся в живых

Федеральные чиновники отлично усвоили универсальную функцию — наломать дров.

И реформы, судя по всему, проводятся по принципу «ломать — не строить». На этот раз под топор угодила многострадальная система образования.

Ранее умы россиян поражал глава Минобрнауки Андрей Фурсенко (отказавшийся, кстати, на одном из мероприятий публично проверить свою грамотность интерактивным диктантом). Под его началом было принято немало необдуманных решений. Так, весной 2011 года смуту внес приказ об изменении списка вступительных экзаменов в вузы. Он был официально опубликован лишь в мае, тогда как будущие абитуриенты определяются с выбором ЕГЭ до 1 марта, и изменение перечня предметов на вступительных экзаменах путает все их планы. Вузы подняли шумиху, и чиновник от букваря ретировался.

На смену ему пришел Дмитрий Ливанов и уже успел заявить о себе в духе предшественника. «Новая метла» по президентской указке рьяно начала наводить порядок в своей вотчине.

Чтобы вычислить неэффективные вузы, было решено составить их рейтинг. Цель благая, да только средства необдуманные. Чиновники решили всех причесать под одну гребенку и выстричь тех, кто выбивается из общего ряда. В результате в Ноев ковчег под управлением Ливанова не попали лучшие творческие и гуманитарные вузы страны, а у Минобрнауки даже рука не дрогнула указать их в списке неэффективных. Бумажка есть бумажка — работа проделана, результаты следует огласить, даже если они идут в разрез со всеми доводами разума и аргументами реалий. Так, в Свердловской области пострадали Уральская архитектурная академия, Екатеринбургский театральный институт и Нижнетагильская государственная социально-педагогическая академия. Общественность буквально взорвало от возмущения.

В результате УралГАХА, выпускники которой — главные архитекторы многих городов России, отвоевала право на жизнь. Театральный институт потом и кровью добился программы оптимизации, хотя его ректор Владимир Бабенко уверен, что ревизорские тряски продолжатся, и без потерь из битвы с чиновниками вузу не выйти. Но все же заведения, находящиеся в уральской столице и знаменитые на всю Россию, отстоять удалось. А вот из глубинки гораздо сложнее докричаться до федерального центра. Вопрос по Нижнетагильской соцпедакадемии пока остается открытым, хотя вуз уже заручился поддержкой губернатора Евгения Куйвашева.

Образовательное учреждение прошло проверку только по площадям в расчете на одного студента. Объем НИОКР на одного научно-педагогического работника в 1,7 раза меньше нижнего порога. Вуз лишь немного не дотянул по общему финансированию в расчете на одного работника  - 1 004 000 рублей при норме 1 100 000 рублей. Средний балл ЕГЭ принятых абитуриентов составил 53 вместо 60. Ну и иностранных студентов, как того требует рейтинг, педагогическая академия не нашла. Приговор — реорганизация в филиал одного из екатеринбургских педуниверситетов. Результат — неизбежные сокращения во всех отношениях.

Как пояснил «Уралинформбюро» и.о. ректора — первый проректор НТГСПА Сергей Ноздрин, в расчет при составлении рейтинга брали данные 2011 года, уже в этом году по всем показателям, кроме иностранных студентов, учебное заведение подтянулось на требуемый уровень.

Но дело даже не в этом — а в том, что бездумные решения сверху могут поставить территории на грань социальной катастрофы. Сегодня Нижнетагильская соцпедакадемия обеспечивает кадрами весь север и северо-восток Свердловской области — это 150 тысяч квадратных километров, где проживает 1,6 миллиона человек. «У нас есть уникальные факультеты — художественно-графический и сценических искусств — аналогов которым нет во всем УрФО!» — рассказывает С.Ноздрин.

Этот вуз действительно готовит педагогические кадры, а не просто выдает корочки для тех, кто не знал, куда пойти учиться. Ежегодно учебное заведение с 60-летней историей выпускает около 1000 специалистов. В НТГСПА не пошли на поводу у требований современности и не стали пачками штамповать юристов-экономистов. К примеру, учителей химии по области сейчас готовят лишь в стенах нижнетагильской академии. В области 92 детские художественные школы и школы искусств — их педагогические коллективы на 90% состоят из выпускников этого вуза. В то время как немало выпускников двух педагогических университетов Екатеринбурга бегут отнюдь не в школы.

Представители заклейменных неэффективных вузов в один голос признают, что реформа системе высшего образования действительно не помешает, но обдуманная и взвешенная. Ректоры задаются резонным вопросом — почему чистки не начали с филиалов маловразумительных вузов, где студенты занимаются после дождичка в четверг, записывая лекции чуть ли не на коленке. Почему не взялись за коммерческие «конторы по выдаче дипломов», которых развелась тьма. «Да, в вузах надо навести порядок, — соглашается С.Ноздрин. — Чтобы, к примеру, в педагогических не готовили юристов — абсолютно бессмысленное занятие… А у нас к идее реформы, как всегда, подошли бездумно… Шандарахнули дубиной».

Получается, что чиновникам от образования и науки не хватает ума не то что глубоко разобраться в специфике своей нивы, но хотя бы обратиться за помощью к тем, кто в этом «варится» ежедневно. У вузов не только не спросили совета «до» — к ним упорно не хотят прислушиваться «после». В Москве студенты уже решились на акцию протеста. Учащиеся Российского государственного торгово-экономического университета сутки стояли стеной за свою альма-матер и добились от Минобрнауки обещания разобраться. Если и это останется пустым звуком — они готовы вновь пойти на крайние меры, вплоть до голодовки. Уже поговаривают о внутренней забастовке и студенты Нижнетагильской академии, но ректорат все же надеется, что при поддержке областных властей удастся добиться вразумительного решения от Москвы.

Людмила СОЛОДКОВА

http://www.uralinform.ru/analytics/society/164218-rephorma-obrazovaniya-dobit-ostavshihsya-v-jivyh/

«Минобразования пойдет в ситуации с РГТЭУ на попятную, иначе протесты перекинутся на другие вузы»

Минобразования пойдет с РГТЭУ на попятную, так как им некуда деваться в данной ситуации, считает депутат Госдумы, заместитель председателя Комитета по образованию, член фракции «Справедливая Россия» Виктор Шудегов, сообщили Накануне.RU в пресс-службе партии.

«Я считаю, что те критерии, по которым оценивают деятельность «неэффективных» вузов, не выдерживают никакой критики. Мы много раз обсуждали их на заседаниях Государственной Думы. И все фракции отрицательно высказались относительно предложенных министерством принципов определения рейтингов вузов», — рассказал Виктор Шудегов.

«Вообще-то у нас имеется Рособрнадзор, в обязанности которого и входит проводить контроль качества подготовки студентов, аккредитацию, лицензирование. Эта работа должна идти планово, и в случае несоответствия вуза требованиям Рособрнадзор имеет право закрывать в нем обучение по той или иной специальности. Однако в комиссии по определению этих абсурдных критериев собралась группа непонятных лиц. Я считаю, что закрывать те или иные вузы на основании таких критериев либо присоединять их к более «сильным» – абсолютно незаконно и неправильно. Главное требование, по которому должна оцениваться деятельность вуза, – это уровень подготовки студентов-выпускников», — добавил депутат.

«Сейчас нас спасает только то, что, в отличие от европейских стран, где студенты выходят с протестами на улицу, российские студенты и преподаватели гораздо законопослушнее, они находятся на своих учебных и рабочих местах и выражают свой протест в виде сидячих забастовок», — отметил Шудегов.

По его мнению, протесты в связи с данной проблемой легко могут перекинуться и на другие учебные заведения, попавшие в категорию «неэффективных».

«Эти вузы имеют многолетние традиции, известны своими выпускниками и хорошими показателями по подготовке кадров высокой квалификации. И вдруг они становится «неэффективными». Студент в середине семестра узнает, что учится в очень плохом вузе, у него в результате нет будущего и ему в дальнейшем будет сложно трудоустроиться. Представьте, в каком положении окажутся родители, ведь такую информацию нужно давать перед поступлением, когда абитуриент вправе спросить лицензионные документы», — заметил депутат.

Он добавил, что министерству образования и науки нужно вести диалог со всеми вузами, которые объявлены «неэффективными», чтобы не было подобных акций протеста и уличных беспорядков.

«Министерство, безусловно, пойдет на попятную, ему некуда деваться в данной ситуации. А если оно будет тянуть с решением, то в таком случае можно и даже нужно выходить на улицы, это ускорит процесс».

Анастасия Колесова

http://www.nakanune.ru/news/2012/12/24/22296019/

Ученый совет РГТЭУ решил ввести в вузе режим ЧС

МОСКВА, 24 дек — РИА Новости. Ученый совет Российского государственного торгово-экономического университета (РГТЭУ), который Минобрнауки РФ решило объединить с Российским экономическим университетом (РЭУ) имени Плеханова, намерен ввести в вузе режим чрезвычайной ситуации, говорится в документе, опубликованном в понедельник на сайте РГТЭУ.

«Объявить в Российском государственном торгово-экономическом университете режим чрезвычайной ситуации. Преподавателям и студентам принять все возможные меры по защите традиций вуза, чести и достоинства коллектива и отдельных его членов», — говорится в сообщении.

Студенты РГТЭУ в ночь на среду бастовали в здании учебного заведения, протестуя против того, что их вуз объявлен «неэффективным» по итогам мониторинга Минобрнауки РФ и подлежит реорганизации. Ректорат не препятствовал акции и отметил, что учебному процессу она не мешает. В четверг, 20 декабря, студенты РГТЭУ объявили о прекращении акции, но не исключили, что она вновь будет возобновлена.

В пятницу Минобрнауки сообщило, что РГТЭУ решено присоединить к Российскому экономическому университету имени Плеханова.

По сообщению студсоюза вуза, акция протеста студентов РГТЭУ возобновится в понедельник в 18.00.

http://m.news.mail.ru/inregions/moscow/90/politics/11415417/

Обращение ко всем студентам и независимым инициативным группам ВУЗов в России!

  • 23 дек, 2012 at 8:36 PM
  • Обращение ко всем студентам и независимым инициативным группам ВУЗов в России!
  • Мы — студенты должны выступить с недоверием СтудСоюзам и администрации всех ВУЗов! Так как они, проявили свою некомпетентность в разрешении сложившейся ситуации с проводимой минобрнауки преступной реформой образования! Все против, но нас не слышно! Вот он, тот час которого все ждали, нет сил больше выходить на пикетики и распространять листовочки, а в это время реформа продолжается, теперь мы студенты должны показать, что мы будущее и что мы представляем сильное будущее! Не буду писать громких призывов и пафосных лозунгов, так как все и так в курсе, что происходит и второе настал тот момент когда надо не писать а взять и придти на линию фронта, так как отступать НЕКУДА больше. Фронт находится сейчас в РГТЭУ. Там администрация дошла до того, что манипулирует студентами и торгуется для себя за место под солнцем, то есть крутит нами как хочет и мы обязаны помочь нашим товарищам! Значит так, призываем журналистов, гражданских активистов и правозащитников, но главное студентов и всех-всех-всех приехать к зданию РГТЭУ в 18:00 и мы покажем, что из себя представляет российский студент и запомните нам боятся нечего, мы стоим за своё — точка! Будем перехватывать инициативу и требовать не пересмотра мониторинга ВУЗов, а отмены этой реформы, а если вы не знаете, то есть и другая реформа — альтернативная: разработанная именно студентами, преподавателями, учёными, но наше министерство образования решило разрушить всю систему обучения — не дадим им этого сделать, теперь всё зависит, от тебя! МЫ, СТУДЕНТЫ ТРЕБУЕМ — БЕСПЛАТНОГО ОБРАЗОВАНИЯ — ЭТО НАШЕ ПРАВО И ЕГО У НАС НИКТО НЕ ОТНИМЕТ!
Завтра 24.12 в 18-00 будет проходить общий сбор в РГТЭУ. Нужно собрать как можно больше активистов на данное событие.Нужно поддержать студентов и спасти образование в РФ.Нужно бороться.Ведь лишь Борьба дает ПРАВА!
Всех сможем пропустить.Для входа нужно будет предьявить паспорт,либо связаться  с Алиной 8-910-436-65-83
http://anteuni.livejournal.com/12667.html

Российский Государственный Торгово-Экономический Университет: Наш ответ Российскому союзу ректоров

Стоит пожалеть большинство членов Президиума Российского союза ректоров, которые боятся возражать чиновникам Минобрнауки. К сожалению, они готовы отдать под нож десятки филиалов,  которые успешно прошли государственную аккредитацию. Столь подлая позиция в отношении своих коллективов и коллег вызывает возмущение.

Над академическими свободами возникла угроза уничтожения. И не важно, будет ли осуществлено уничтожение руками циничного министра, или испуганного Президиума Российского союза ректоров.

В отличие от других, мы публично поддерживаем Заявление Ученого совета Филологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, всех коллег, обеспокоенных судьбой российской системы образования.

РГТЭУ выражает солидарность всем, кого гонят в «черный список» и  призывает перестать отмалчиваться. Только сообща мы отстоим права и студентов, и преподавателей. Защитим отечественную высшую школу.

http://www.rsute.ru/News/Pages/rectoranswer.aspx

О забастовке студентов РГТЭУ

Когда-то в царской России студенчество было серьезнейшей политической силой, и из его среды выходило немало революционеров. Студенческие забастовки и волнения во Франции порой приводили к смене правительства и новому политическому курсу.

В нашей стране студенчество пока не является столь единой и мощной силой, чтобы в достаточной мере влиять на политические процессы. Тем не менее, в числе студентов российских вузов – наиболее продвинутая молодежь, которая политизируется и в перспективе вольется в средний класс – тот самый, который уже формируется, обретает гражданское самосознание и совсем не чужд оппозиционных настроений.
Поэтому забастовка студентов Российского государственного торгово-экономического университета (РГТЭУ), первая в своем роде масштабная протестная акция студентов за последние годы, привлекла к себе широкое внимание.

Напомним, все началось с того, как в начале ноября 2012 г. Минобрнауки подготовил «черный список» вузов, неэффективных с точки зрения Министерства и в перспективе подлежащих расформированию. Причины появления такого списка понятны. За последние десятилетия, с внедрением платного образования, произошла коммерциализация сферы высшего образования, и появились десятки вузов, за немалые деньги предлагающие довольно сомнительное образование. А в условиях высокой коррумпированности чиновничества, неразберихи в образовательной сфере получить таким вузам лицензии можно довольно легко. Авгиевы конюшни нужно было расчистить, и Министерство образования во главе с новым министром Дмитрием Ливановым рьяно взялись за дело. Но как обычно, любой процесс подобного очищения сам сопровождается неразберихой, нередко имеет коррупционную составляющую и потенциально чреват скандалами. В самом деле, ректоры вузов, имеющие хорошие связи в министерстве или в других высших структурах, могут гораздо меньше опасаться за свою судьбу. А вот неугодные ректоры могут, наоборот, поплатиться. Имел ли значение тот факт, что ректором  РГТЭУ является один из известнейших лидеров оппозиции Сергей Бабурин? Трудно сказать, но исключить этого момента никак нельзя.
Во всяком случае, в «черный список», среди прочих, попали такие старейшие и прославленные вузы, как Государственный музыкально-педагогический институт имени М.М.Ипполитова, Литературный институт имени Горького, Московский архитектурный институт. Попал в список и один из ведущих гуманитарных вузов страны, еще недавно признававшийся лучшим – Российский государственный гуманитарный университет. Вероятно, состоялись кулуарные переговоры и, естественно, некоторые вузы список покинули, в частности, МАРХИ. Однако один из вузов оказался упрямым и пошел по радикальному пути – студенты РГТЭУ устроили забастовку.

РГТЭУ был образован в 2002 г. путём слияния Московского государственного университета коммерции (МГУК), Московского торгово-экономического техникума и Московского технологического колледжа питания. Однако представители университета претендуют на древность и заявляют, что ведут свою историю с 1804 г., от Московского коммерческого училища. Это очень крупный вуз: с учётом филиалов в РГТЭУ обучается до 70 тыс. человек. Среди выпускников учебного заведения есть и весьма влиятельные люди, в частности, действующий Президент Татарстана Рустам Минниханов. В вузе готовят специалистов различных специальностей, хотя повышенное внимание уделяется торговле и сфере услуг – еще в советское время вуз существовал как Всесоюзный заочный институт советской торговли. Конечно же, ликвидация вуза, как неэффективного, ставит и перед его студентами, и перед выпускниками большие проблемы. Студенты прикинули последствия и заявили не без оснований: «… в реорганизованном вузе стоимость обучения вырастет минимум в два с половиной раза, а бюджетников отчислят в первую же сессию, как раз к осеннему призыву».  При этом студенты четко понимают необходимость массовых, скоординированных выступлений: «От каждого требуется только прийти. Если придет сто человек, то мы проиграем. Если тысяча, то победим. Единство – это наше спасение. Только вместе мы станем силой, которую услышит власть и поддержит вся страна. Только вместе мы добьемся победы, и наши требования будут выполнены».
Большие проблемы возникнут и у значительного количества преподавателей вуза. Поэтому неудивительно, что руководство университета поддержало своих студентов в их требованиях.

Сначала в ноябре прошёл организованный уличный пикет против решения о реорганизации учебного заведения, который ни к чему не привел, а через месяц была организована и забастовка, объявленная бессрочной. Акция студентов была столь массовой и решительной, что ряд СМИ поспешили сообщить о захвате здания учебного заведения (полиции даже пришлось предупредить о недопустимости нарушения общественного порядка).

В свою очередь, ректор Сергей Бабурин, которому не привыкать к борьбе, обратился с открытым письмом к В.Путину, в котором обвинил Межведомственную комиссию по проведению мониторинга вузов в фальсификации данных. Бабурин заявил, что чиновники сознательно занизили представленные РГТЭУ цифры, свидетельствующие о состоянии научно-исследовательской и финансово-экономической деятельности, которые являлись ключевыми в мониторинге. Параллельно Учёный совет РГТЭУ назвал и всю реформу высшего образования, проводимую командой министра Ливанова, «разрушающей отечественную высшую школу». Видимо, не случайно и сама студенческая забастовка проходила под лозунгом «Не дадим Ливанову провалить реформу Путина».

Неудивительно, что забастовка сразу приобрела политический оттенок, став разменной картой в политических играх. Поддержать бастующих в вуз приехали известные оппозиционеры – координатор «Левого фронта» Сергей Удальцов, депутаты Государственной думы от фракции «Справедливая Россия» Дмитрий Гудков и Илья Пономарёв.

Утром 19 декабря к студентам приехал на переговоры директор департамента дополнительного образования детей, воспитания и молодежной политики Минобрнауки Александр Страдзе. Представитель ведомства пояснил, что РГТЭУ был отнесен к вузам с признаками неэффективности из-за низкого среднего балла ЕГЭ поступивших студентов и низкого качества научной работы преподавателей. Кроме того, по его словам, преподавание в вузе ведется по устаревшим методикам, не востребованным молодежью, и многие студенты уходят из вуза «в более интересные сферы жизни». Даже по итогам встречи он был настроен довольно решительно, заявляя, что вуз все равно будет реорганизован и присоединен «к одному из семи московских вузов, обучающих по этим направлениям»: «Требование студентов о сохранении вуза, его бренда, странно и удивительно, почему они хотят разобраться в качестве проведения мониторинга. Скорее всего, это чье-то желание через студентов удовлетворить свои требования и амбиции. На наш взгляд, логичное требование учащихся — получить качественное высшее образование… Уверен, акции происходят от недостатка знания. Студенты опасаются, что их выгонят на улицу». Впрочем, он пообещал перепроверить результаты мониторинга.

С другой стороны, студенты выразили готовность продолжить забастовку до победного конца и рассчитывали встретиться с самим министром Д.Ливановым. Ситуация развивалась противоречиво; так, вице-премьер правительства РФ Ольга Голодец выразила сомнение в правильности рейтинга: «Если МАРХИ или РГГУ оказались в конце рейтинга, это вопросы не к вузу, а к рейтингу», хотя и осторожно намекнула на чрезмерную активность студентов: «студенты используют ректорат не в слишком позитивных целях».

Масла в огонь добавило и непростое положение министра Д.Ливанова, о неустойчивости его в должности говорят уже не первый день. Мало того, что он затеял довольно непопулярную реорганизацию вузовской системы – как раз 19 декабря министр подверг резкой критике поправки депутатов Госдумы о запрете усыновления американцами российских детей, чем вызвал неудовольствие единороссов и некоторых высокопоставленных представителей исполнительной власти, заявивших о его несоответствии должности.
Впрочем, забастовку студенты все-таки прекратили. Стало известно, что депутаты Госдумы в тот же день обратились в правительство с просьбой рассказать о принимаемых мерах по стабилизации ситуации с мониторингом неэффективности вузов, а также проверить причину попадания РГТЭУ в список. Вместе с тем, председатель Российского студенческого союза Артем Хромов сообщил, что если требования не будут выполнены, то учащиеся намерены возобновить акцию. Студенты собираются просить правительство РФ проверить работу министерства образования и науки по организации мониторинга.

Директор Московского бюро по правам человека Александр Брод: «Кто прав, кто виноват в этой истории, без детального выяснения всех обстоятельств сказать трудно. Не исключено, что мониторинг проводился пристрастно. В любом случае, хочется надеяться, что конфликт будет разрешен максимально справедливо и объективно. И это немаловажно: в «черном списке» оказались десятки вузов, и если студенты воедино выйдут на улицы, это будет крайне неприятным событием для страны. Не думаю, что присоединение РГТЭУ к университету им.Плеханова является решением проблемы. Это фактически уничтожение самобытного вуза. Вся эта история говорит о глубочайшем кризисе высшего образования в стране, а также его руководства».

http://www.antirasizm.ru/index.php/news/851-2012-12-21-12-39-54

Российский Государственный Торгово-Экономический Университет: Вниманию СМИ

Уважаемые коллеги! Будьте профессионалами!

Не ставьте свою репутацию в зависимость от сиюминутных  потребностей.

Поверьте, столь резкая реакция студентов и коллектива РГТЭУ вызвана именно несправедливостью оценок и фальшью, опираясь на которые чиновники от Минобрнауки принимают поспешные решения. Будь иначе – все рукоплескали бы их решениям. Но никто из министерства даже не подумал поинтересоваться мнением коллектива,  преподавателей и студентов.

Мы до сих пор не получили из министерства ответов на наши обращения, где указывали на искаженные факты и цифры.

Нет в министерстве реакции ни на обращения депутатов (прил.1прил.2) парламента, ни на поручение Президента России, предписывающие детально разобраться в ситуации.

Стремясь прикрыть свои ошибки, чиновники Минобрнауки в спешке принимают неоднозначные  и спорные даже с точки зрения Закона решения одно за другим. Мониторинги эффективности  и комиссии созданы в обход объективных и законных  процедур государственной аккредитации и лицензирования.

Более того, продолжаются публикации  искаженных  цифр и фактов: в РГТЭУ нет ни одного направления или специальности ВПО, где вкладывается в одного студента < 50 т.р. в год. Реальные цифры намного выше и министерству они известны.

Нам крайне обидно слышать о «заборостроительном техникуме», «продаже дипломов» и прочую грязь. Вдвойне противно смотреть явно заказные сюжеты с психологически обработанными героями и монтажем. Например, мы знаем, что одна уважаемая телекомпания использовала в своей программе запись студенток, сделанную (!) в здании Института Психотерапии и клинической психологии на Новолесной ул.! Нам также известно, что часть их ответов (самых глупых) — является монтажом. Господа журналисты, это удары ниже пояса. Вам не стыдно за такую работу?

Пишут и публикуют такое только те, кто ни разу не бывал в наших стенах и не вникал в факты. Недостатков нет лишь там, где ничего не делают. Возьмите и попробуйте купить диплом РГТЭУ и проверив его по базе данных, размахивая документом в камеру, изобличайте. Не ищите мышей там, где их нет. В действительности РГТЭУ имеет схожие с «эффективными» вузами показатели, а по многим критериям их превосходит.

Уважаемые коллеги! Призываем Вас к объективному освещению событий вокруг РГТЭУ.

РГТЭУ всегда был и остается предельно прозрачным для СМИ вузом. Мы рады общению и с удовольствием предоставим любую интересующую Вас информацию, любые документы.

Пресс-служба РГТЭУ

Да – нам не много бюджетных мест выделяет Минобрнауки.

Да, — у нас нет проблем с количеством абитуриентов даже в условиях демографической ямы.

Да, — мы не нацелены на обучение детей олигархов.

Да – у нас доступные цены на обучение.

Да – мы за доступное и качественное образование.

http://www.rsute.ru/News/Pages/formassmedia.aspx

РГГУ не расформируют

РГГУ не расформируют

Ректорат РГГУ заявил, что слухи о присоединении к РГСУ или ВШЭ безосновательны. Оптимизация университета идет по плану

«Руководство РГГУ призывает коллектив не поддаваться на провокации, активно участвовать в обсуждении Программы развития университета»,— написано на сайте университета. Как и было определено в начале декабря, для оптимизации РГГУ составлена программа. Она уже согласована с Правительством Москвы и вскоре будет отправлена в Министерство образования и науки.

Депутат Александр Хинштейн, написавший в твиттере о перспективах РГГУ, на следующий день также поправился: он написал, что слияние РГГУ с каким-либо вузом — не решенный вопрос.

http://gaude.ru/news/22636

Точка невозврата пройдена!

Десятилетие реформ в образовании.
Точка невозврата пройдена!
«Россия недостаточно богата, чтобы позволить себе хорошую и широкодоступную систему образования»
Из интервью «Санк-Петербургским ведомостям» С.Е. Рукшина, заслуженного учителя России, доцента РГПУ им. Герцена, заместителя директора физико-математического лицея № 239, автора более ста научных работ по педагогике, математике, техническим наукам, создатель и руководитель городского Центра для одаренных школьников:
«Мы отметили десятилетие реформ в образовании. А сейчас входим в трагический виток, вот-вот минуем точку невозврата.
В 1983 году президент Рейган сказал в своем докладе о состоянии образования в США так: «Если бы хоть одно иностранное государство предприняло попытку навязать нам ту убогую систему образования, которая у нас предлагается, мы должны были бы расценить это как объявление войны».
Эти слова гораздо лучше подходят сейчас нам. Происходит это отчасти из-за того, что право определять направление реформ в образовании монополизировала каста «знающих, как надо»: большинство документов разрабатывают узкий круг людей, связанных с Высшей школой экономики, возглавляемой ректором Ярославом Кузьминовым. Я терпеть не могу конспирологические теории, но не могу не замечать, что один из основных разработчиков реформ, сотрудник ВШЭ, является представителем Всемирного банка по вопросам образования в РФ.
А в 2005 году я был в США на международном семинаре и там встретился с Элен Вулфенсон, женой бывшего президента Всемирного банка. И она сказала: «По нашему мнению, Россия недостаточно богата, чтобы позволить себе хорошую и широкодоступную систему образования». Неужели мы должны руководствоваться мнением именно этих людей о том, какая система образования нужна нашей стране?»
Не случайно, что гигант прогрессивной мысли Тоффлер, гений педагогики и певец постмодернизма (у нас его любят, принимают на государственных форумах — в частности на форуме в Ярославле, где, естественно, его не обошел вниманием Д.Медведев), писал – «Крошечные магнитофоны, встроенные в простое сельскохозяйственное оборудование, могут давать устные инструкции неграмотным фермерам».
Возвращаясь с интервью С.Е. Рукшина, там ест ььи такие слова: «Когда люди, напрямую ассоциированные с Всемирным банком, разрабатывают и хвалят реформы, впору вспомнить Уинстона Черчилля: «если ваши политические противники хвалят вас, задумайтесь, на правильном ли вы пути». Фактически никто из профессионалов в области образования не имеет права голоса не только при написании судьбоносных для страны документов, но даже при их обсуждении».
При этом мы уже говорили, что такие структуры, как «Всемирный банк» привлекают именно страны в состоянии кризиса. «Разрушенные страны привлекательны для Всемирного банка по простой причине: они послушны. После катастроф правительства этих стран обычно делают все, что от них требуют, лишь бы получить финансовую помощь, даже если она будет значить огромные долги и травматические политические реформы», – пишет известный критик западной системы Наоми Кляйн в книге «The Shok Docktrine: The Rise of Disaster Capitalism» (видео-вариант).
Осознавая беспомощность пострадавших от конфликта или катаклизма стран, Всемирный банк и МВФ предоставляют помощь не в виде грантов, а в виде займов на определённых условиях, принятие которых делает то или иное государство государством с «ограниченным суверенитетом».
Сегодня «ограниченность суверенитета» создается исключительно усилиями «пятой оккупиационной колонны», колонизировавших гуманитарную область знаний – т.е. экономическую/финансовую, информационную и образовательную составляющую суверенитета России. И не только.
Мы говорили, что «уверенность» условно нового министра образования Ливанова в том, что что число бюджетных мест в вузах превышено в два раза, навеяна соответствующими выводами, сделанными специалистами Всемирного банка. Они давно заявляют, что в России не нужно иметь такое большое количество бюджетных мест.
При этом с деградацией образования в «третьих странах», куда иудо-либералы «скатили» и Россию, появилоась информация, что в Великобритании собираются вводить аналоги «тоталитарных» советских математических школ.
Автор: Кирилл Мямлин
http://www.oodvrs.ru/news/shkola/tochka_nevozvrata_proydena/

Алтайская общественность просит Президента РФ не утверждать «порочный» Закон «Об образовании»

24 декабря 2012 г. (08:33)

Алтайская организация «Общественный родительский комитет» просит Президента РФ не утверждать Закон «Об образовании». Свои доводы общественники опубликовали в пресс-релизе.

Сообщаем всем неравнодушным согражданам, что 21 декабря Госдума приняла в третьем чтении  порочный, по нашему мнению, закон «Об образовании в Российской Федерации «.

Из наиболее очевидных недостатков  этого закона можно назвать следующее.

Отменено ныне действующее положение о том, что плата родителей  за  содержание ребенка в детсаду не должна составлять более 20 процентов для обычных семей и более 10 процентов для многодетных. Предложение  увеличить размер компенсации родителям за содержание ребенка в детсаду также было отклонено. Это означает, что плата  родителей за детский сад может возрасти в несколько раз.

Несмотря на то, что по информации Института социологии до 90 процентов российского населения не поддерживает существующую форму экзамена в виде ЕГЭ, в законе сохранена обязательность единого государственного экзамена и использования вместо традиционных экзаменов тестоподобных заданий. Более того, стала обязательной тестовая форма государственной итоговой аттестации в девятом классе. Были отклонены предложения в том числе Законодательного Собрания Санкт-Петербурга и Самарской Губернской Думы сделать ЕГЭ добровольным или проводить аттестацию по литературе и другим гуманитарным предметам в  традиционной форме. Озвучены планы внедрить  аналогичную проверку знаний при переходе из 4-го в 5-й класс и далее везде. Все это размывает  духовно-нравственное содержание образования и тормозит развитие творческих способностей.

Новый закон будет исключительно рамочным, в нём около 150 отсылочных норм, передающих множество серьезных полномочий (стипендии, питание, учебники, образовательные кредиты, выплаты на учебно-методическую литературу, надбавки за ученые степени и  ученые звания  и пр.) на подзаконный уровень. При этом министерство образования, например, разработало скандально известный  проект образовательного стандарта старшей школы с тремя обязательными предметами: ОБЖ, физкультура и «Россия в мире». Общество предлагало перечислить непосредственно в законе конкретный набор предметов, которые были бы доступны и бесплатны. Это предложение отклонено.

Законом исключается действующая норма, прямо запрещающая приватизацию государственных и муниципальных образовательных учреждений и их имущества. Объекты социальной инфраструктуры для детей, в том числе детские оздоровительные дачи, лагеря, санатории для детей, также могут быть приватизированы.

Предлагается отказаться от действующего положения, согласно которому в России на 10 тысяч населения должно приходиться не менее 170 бюджетных студентов, и заменить его новым: 800 студентов на 10 тысяч молодежи. Расчеты показывают: через пять лет при таком подходе число бюджетных студентов в стране сократится не менее чем на 700 тысяч. В России и без того бесплатно учатся менее 40% студентов, тогда как во Франции – более 80%, а в Германии – более 90%.

Сохранены все системные недостатки законопроекта: идеология услуг, зафиксированная во всех статьях, где речь идет об экономике и финансировании образования, которая разрушает все духовное содержание образовательных отношений; подушевое финансирование, уничтожающее небольшие, и в особенности малокомплектные, сельские школы; принудительный болонский процесс, который на 40% уменьшает преподавание специальных предметов для бакалавра по сравнению со специалистом и т.п.

Имеет крупные изъяны  даже то важное достижение закона, в соответствии с которым  расходы на оплату труда педагогов не могут быть ниже уровня средней зарплаты в регионе. Во-первых, это относится только к школьным учителям и не касается других педагогов, в том числе вузовских преподавателей. Во-вторых,  закон не уточняет, что эта зарплата должна выплачиваться за одну ставку. Между прочим, средняя нагрузка российского учителя составляет 26 часов, то есть полторы ставки, а средняя нагрузка преподавателя вуза вместо прежних 720 часов за одну ставку давно перевалила за 800, причем на одну ставку практически никто не работает. Предложенная норма будет заставлять чиновников и директоров школ увольнять часть учителей, а остальным увеличивать нагрузку.

Родительская, педагогическая, студенческая и научная общественность, как нашего региона, так и страны в целом  многократно обращала внимание руководство страны и полномочных органов на концептуальные недостатки данного законопроекта и образовательной политики в целом. Критика разрушительных реформ всегда была аргументированной, выдвигалось множество конкретных, конструктивных предложений. Можно упомянуть в этой связи о таких местных документах как решение расширенного заседания комиссии Общественной палаты Алтайского края по образованию, культуре и делам молодёжи, открытое обращение Клуба профессоров Алтайского края, резолюция круглого стола «Угрозы семье, детям, обществу и государству» (г. Барнаул, 24.09.2011 г.). К сожалению, подавляющая часть предложений общественности учтена не была. Яркой иллюстрацией служит то, что законопроект даже не обсуждался специально созданным для таких вопросов Общественным советом при Минобрнауки. Созданная по предложению руководства Госдумы межфракционная депутатская группа, которая должна была принять ключевые решения по законопроекту, не собралась ни разу.

О неприятии нового закона и в целом образовательных реформ  свидетельствуют, в частности: выступление филологического факультета МГУ в полном составе против разгрома гуманитарного образования

(http://www.philol.msu.ru/); резко негативная характеристика проводимым реформам со стороны учителя двух филдсовских лауреатов и 80ти медалистов международных олимпиад С.Рукшина, данная им  в «Санкт-Петербургских ведомостях» (http://www.spbvedomosti.ru/guest.htm?id=10293947@SV_Guest); недавние протест тамбовских студентов против слияния двух разнопрофильных вузов, забастовка студентов Российского государственного торгово-экономического университета (РГТЭУ) в связи с решением о признании вуза  неэффективным (http://www.rsute.ru/Pages/Default.aspx). Студенческий совет и ученый совет РГТЭУ категорически выступили против «черного списка вузов» как такового, считают, что сами критерии оценки, взятые неведомыми чиновниками, порочны, а значит «черный список» во всех его трех частях должен быть аннулирован как таковой. Комитет по защите отечественного образования РГТЭУ заявил о полной поддержке заявления ученых — филологов МГУ о неприятии проводимого министерством образования и науки курса непродуманных и необоснованных реформ в сфере образования. Министерство повинно в том, что вначале необоснованно создало множество вузов и их филиалов, а затем также необоснованно и с нарушением законодательства приступило к ликвидации, прежде всего, тех учебных заведений, которые либо неугодны, либо еще способны осуществлять качественное образование.

Общественники из  движения  «Российским детям – доступное дошкольное образование» (РДДДО) (http://rdddo.ru/) решили написать письмо Президенту России, в котором требуют не подписывать закон в случае, если в нем будет отсутствовать действующее ныне положение о предельном размере родительской платы за содержание ребенка в детском саде. Также его просят изменить политику государства в отношении доступного дошкольного образования. В частности, необходимо установить право первоочередного зачисления в ДДО детей из семей с тяжелым материальным положением и детей работников с семейными обязанностями, а не  детей судей, прокуроров, действующих сотрудников полиции и иных подобных льготных категорий. Принимаемый закон в этой части ухудшает материальное положение как минимум 33 миллионов граждан страны, фактически уничтожает конституционную гарантию общедоступности и бесплатности дошкольного образования.  У государства не нашлось 200 млрд. в год на содержание наших детей в детских садах, но есть триллионы на Олимпиаду, саммит АТЭС, чемпионат мира по футболу, а также на беспрецедентное воровство из бюджетов, которое достигает, по оценкам экспертов, 22% от их суммы. Российская Федерация как правовое социальное государство не может произвольно отказываться от выполнения взятых на себя публично-правовых обязательств. (Из постановления Конституционного Суда Российской Федерации № 5-п от 15 мая 2006 года.)

АКОО «Общественный родительский комитет» присоединяется к  этим обращениям   РДДДО, Ученого совета  филологического факультета МГУ, Студенческого совета, Ученого совета и Комитета по защите отечественного образования РГТЭУ.

Нами направлены обращения Президенту РФ и в Совет Федерации с  требованием отклонить (не утверждать) закон «Об образовании в Российской Федерации» и принять все меры для исправления в нем вышеназванных недостатков, в частности, для включения в него следующих положений:

«Размер родительской платы за содержание ребенка в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, реализующих основную общеобразовательную программу дошкольного образования, не может превышать 20 процентов затрат на содержание ребенка в соответствующем образовательном учреждении, а с родителей (законных представителей), имеющих трех и более несовершеннолетних детей, – 10 процентов указанных затрат».

«Обучающиеся, освоившие образовательные программы основного общего и среднего общего образования, вправе выбрать форму государственной итоговой аттестации: использование контрольных измерительных материалов (единый государственный экзамен) или традиционная форма устных или письменных испытаний. Контрольные измерительные материалы не используются для проведения государственной (итоговой) аттестации по предметам «литература»,  «история» и предметам образовательной области «обществознание»».

«Обязательными предметами при освоении учащимися образовательных программ общего образования являются: русский язык, литература, иностранный язык (иностранные языки), математика (включая алгебру и геометрию), информатика, история (включая историю России и всемирную историю), обществознание (включая основы государства и права и на ступени среднего общего образования краткую историю философии, основы экономики и социологии), география, основы естествознания (природоведение) на ступени начального общего и основного общего образования, физика (включая астрономию), химия,  биология, искусство (включая музыку, изобразительное искусство и мировую художественную культуру), технология, физическая культура, основы безопасности жизнедеятельности».

Настоящие требования являются предложениями участников круглого стола «Угрозы семье, детям, обществу и государству», в работе которого  участвовали  РО  Всероссийского женского союза  «Надежда России», РО МОО «Межрегиональное родительское собрание», АКОО «Общественный родительский комитет», АКОД «Много деток — это хорошо», АКОО Комитет по правам ребенка «Фиалка», ОД «Гражданская инициатива за бесплатное среднее образование», АО Общества православных врачей России, клуб ветеранов комсомола, видеостудия «Поиск», а также педагоги, медики, представители профессорского сообщества, многодетные родители и люди старшего поколения. (http://rodkom2005.narod.ru/obr1.htm)

Приглашаем всех заинтересованных родителей, педагогов, журналистов и просто неравнодушных людей присоединить свои голоса в защиту отечественного образования.

АКОО «Общественный родительский комитет», rodkom2005@narod.ru

http://www.amic.ru/news/203358/

АНТИСОЦИАЛЬНЫЙ БЮДЖЕТ – ДЕГРАДАЦИЯ И ВОЗВРАТ К ГЕНОЦИДУ 90-Х

Жуковский Владислав

Под красивые слова о «модернизации», «инновациях» и «развитии человеческого капитала» российские власти урезают социальные расходы и отказываются от поддержки социально необеспеченных слоёв населения. Либеральные фундаменталисты окунают Россию в эпоху 1990-х годов, продвигая бюджет социального геноцида, который закрепляет нищету и упадок экономики.

Отдельного внимания заслуживает широко разрекламированный миф о социальной направленности находящегося на рассмотрении в Госдуме проекта бюджета на 2013-2015гг., который, по мнению правящих властей, отражает намерение безусловного исполнения всех взятых на себя обязательств со стороны правительства. Именно об этом чуть ли не ежедневно на всех каналах рассказывают по очереди то президент Путин, то председатель недееспособного правительства Медведев, то рядовые министры.
Как уже отмечалось ранее, в течение ближайших 3 лет под разговоры о «модернизации», «инновациях» и «отраслевой диверсификации экономики», финансово-экономический блок правительства, оккупированный идейными последователями Гайдара и прочих носителей разрушительной ультралиберальной идеологии «рыночного фундаментализма», намерен своими собственными руками поставить крест на самой идее модернизации и уничтожить остатки наукоёмких производств.
Напомним, что даже с учётом официально заложенной в проект бюджета инфляции (5,5% в 2013г. и по 5% в 2014-2015гг.), которая как минимум в 2-2,5 раза ниже так называемого показателя «социальной инфляции» для 70% бедного населения с ежемесячными доходами менее 20 тыс. рублей, государственное финансирование ключевых направлений бюджетной росписи подлежит сокращению на 30-60%.
Столь масштабного урезания бюджетного финансирования базовых направлений социально-экономической политики не наблюдалось в России аж с середины 1990-х годов, когда либеральные фундаменталисты и компрадорская властно-олигархическая мафия по указке транснационального капитала и обслуживающих его интересы международных финансовых организаций (МВФ, ВБ и т.д.) целенаправленно уничтожали отечественную экономику и проводили политику геноцида коренного населения России. Наиболее подробно это описано в работах видных российских учёных
Да, действительно, как уже отмечалось ранее, из страха потерять доверие наиболее патерналистской и политически активной части общества (пенсионеров и бюджетников), чьи доходы и степень лояльности напрямую зависят от масштабов бюджетного финансирования, правящие власти расширяют государственные расходы по отдельно взятым направлениям социальной политики.
При этом, наращивая финансирование социальных затрат и увеличивая обязательства бюджета перед малообеспеченными гражданами России, правительство наотрез отказывается стимулировать развитие несырьевых секторов экономики, наукоёмкой промышленности и финансировать научно-технический потенциал России.
Расширяя зависимость бюджетной системы и благосостояния населения от независящей от властей внешнеэкономической конъюнктуры (прежде всего, цен на нефть) при одновременном отказе от модернизации и возрождения высокотехнологичных производств, нынешние власти подводят страну на грань пропасти. В условиях, когда в структуре федерального бюджета России свыше 55% всех поступлений приходится на платежи нефтегазового комплекса (НДПИ, экспортные пошлины, акцизы, лицензии и т.д.), это ставит все приоритеты в области экономической и социальной политики в критическую зависимость от непросчитываемых внешних факторов.
Более того, с учётом косвенных доходов, межотраслевых связей и инвестиционного мультипликатора на долю притекающих в страну нефтедолларов, просачивающихся в несырьевые секторы экономики и создающих налогооблагаемую базу в них (в виде НДС, НДФЛ, налога на прибыль и т.д.), реальная зависимость федерального бюджета от цен на минеральное сырьё достигает 70-75%.
Согласно проекту бюджета на 2013-2015гг. социальные расходы федерального бюджета вырастут на 15% (с 3962 до 4559 млрд. рублей), что в принципе согласуется с предвыборными обещаниями Путина относительно приоритетного повышения уровня жизни малообеспеченных слоёв населения. Однако с учётом официально заложенного в бюджет прогноза по инфляции государственные расходы на реализацию социальной политики в реальном выражении снизятся 1,26%.
При этом, если ещё в 2011г. доля расходов на социальную политику превышала 5,73% ВВП, то в 2013г. она должна увеличится до 5,95%, после чего сожмётся до 5,5% по итогам 2015г. Другими словами, вопреки всем предвыборным лозунгам на деле федеральные чиновники сокращают расходы на и без того хронически недофинансированную социальную сферу и снимают с себя социальные обязательства.
Это неудивительно: критически значимая часть российских чиновников смыслом своего существования считает паразитическое разворовывание бюджетных средств и коррупционные поборы. По этой причине они рассматривают социальные расходы как некий балласт, мешающий им заниматься разворовыванием бюджетных триллионов рублей на «олимпийских стройках», постоянно срывающихся военных заказах, обрушающихся мостах к саммиту АТЭС и создании внутреннего оффшора в Сколково.
Уже сегодня удельный вес расходов государства на социальное обеспечение населения в экономике России (также как и на науку, инфраструктуру, НИОКР, поддержку национальной экономики и т.д.) в среднем в 2-2,5 раза ниже среднемирового уровня и в 3-4 раза ниже, чем в экономически развитых и динамично развивающихся индустриальных странах.
Таблица 1. Структура расходов федерального бюджета на 2013-2015гг. (в % к ВВП)
Источник: расчёты автора по данным Минфина России
Нет абсолютно ничего удивительного в том, что на словах правительство обещает повысить уровень жизнисоциально необеспеченных слоёв населения, оказавшихся лишними в рамках паразитической модели «экономики трубы», а на деле целенаправленно сокращает финансирование находящейся в бедственном положении социальной сферы. Как это и бывает в большинстве случаев, когда речь идёт о «подвигах» и благих намерениях российских чиновников, «социальная направленность бюджета» и «гарантированное исполнение правительством всех взятых на себя социальных обязательств» на деле оказываются всего лишь очередным мифом и элементом предвыборной пропагандой.
Широко разрекламированная в официальных СМИ «социальная ответственность» российских коррумпированных чиновников как была, так и остаётся всего лишь красивой фигурой речи и хорошо продаваемым предвыборным лозунгом, призванным стянуть под стяги правящего компрадорского феодально-олигархического режима наиболее зависимую от них в материальном плане часть населения.Эта логика поведения российских чиновников и система ценностей были навязаны России ещё  в период псевдо-рыночных «реформ» в 1990-х годах, вылившихся в либеральный погром промышленности, развал социальной сферы, уничтожение, деградацию экономики и масштабное хищение государственного имущества.
Наиболее наглядно масштабы расхождений между предвыборной пропагандой и реальными действиями правящих властей, именуемых даже среди её представителей «оффшорной аристократией», проявляются при анализе подготовленного Минфином проекта бюджета на ближайшие 3 года. При этом наибольший интерес с точки зрения понимания истинных намерений и приоритетов правящих властей в области социальных отношений представляет рассмотрение статьи «Социальная политика» и изучение динамики запланированных государством расходов по её компонентам.
Прежде всего, вопиющее недоумение вызывает сокращение бюджетного финансирования по направлению охраны семьи и детства на 3% в номинальном выражении – с 219,1 до 212,6 млрд. руб. Принимая во внимание тот факт, что даже согласно правительственному прогнозу накопленная инфляция за 3 года составит 16,3% (а реальная свыше 27-30%), то реальное сокращение расходов на программы охраны семьи и детства в лучшем случае составит 19%, а в худшем не менее 30-35%. И это при том, что в России до сих пор свыше 60% населения с доходами менее 17 тыс. рублей по качеству и количестве потребляемых благ и услуг относятся к бедным и нищим слоям населения. Свыше 1,5 млн. детей являются беспризорными, численность наркоманов зашкаливает за 5,5-6 млн. человек, а по количеству суицидов среди подростков в возрасте до 18 лет Россия уже много лет занимает лидирующие позиции в мире.
Судя по всему, до сих пор стоящие у руля финансово-экономического блока правительства «гайдаровцы» и идейные последователи разрушительной политики «рыночного фундаментализма», рассматривающие государственную службу как источник безнаказанного личного обогащения и инструмент для обеспечения финансово-экономической колонизации страны со стороны транснационального капитала, возвращаются к принципам социальной политики 1990-х годов.
Аналогичная ситуация складывается с социальным обеспечением населения, расходы на которое в номинальном выражении в ближайшие 3 года согласно проекту бюджета подлежат увлечению на едва заметные 2,9% — с 903 до 929,7 млрд. рублей. С  учётом запланированного в Минфине падения покупательной способности российского рубля более чем на 16% это означает, что вместо роста расходов по итогам 3 ближайших лет будет зафиксировано сокращение финансирования социального обеспечения российских граждан минимум на 13,3% в реальном выражении. Также на 12,7% в реальном выражении подлежат урезанию и без непозволительно низкие расходы на прикладные научные исследования в области социальной политики.
Единственной статьёй в рамках социальных расходов предлагаемого Минфином бюджета (от которого уже поспешили откреститься руководители Министерства экономики), финансирование которой подлежит увеличению как в номинальном, так и в реальном выражении с учётом инфляции, является пенсионное обеспечение. В номинальном выражении расходы на этом направлении подлежат увеличению на 20,2% (с 2,82 до 3,39 трлн. рублей), а в реальном выражении приблизительно на 3,9%.
Однако и здесь не всё так однозначно – чиновники умудрились. В рамках сводной статьи «Пенсионное обеспечение» из 6 прописанных в проекте бюджета подстатей лишь по одной запланировано увеличение финансирования в реальном выражении, тогда как объём государственных расходов по 5 ключевым подстатьям пенсионного обеспечения подлежит сокращению на 5-45% с учётом инфляции.
Прежде всего, недоумения вызывает едва заметное увеличение размера пенсионных выплат за период 2013-2015гг. на 4,9% — с 507,3 до 532,2 млрд. рублей. С учётом официального прогноза по динамике инфляции (5,5% в 2013г. и 5% в 2014-1015гг.) это означает, что реальный размер пенсионных выплат российским гражданам в пенсионном возрасте сократится минимум на 11,4%. С учётом постоянного роста численности пенсионеров, продолжающегося вымирания трудоспособных граждан,  хронического и постоянно расширяющегося дефицита Пенсионного фонда (свыше 1 трлн. рублей в 2012г.), а также социальной инфляции в 10-13% и безудержного удорожания ЖКХ, реальный размер бюджетной поддержки пенсионеров в течение ближайших 3 лет сократится на 17-25%.
По сути дела, этот бюджет означает продолжение принятой в ещё 1990-е годы политики социального геноцида пенсионеров и социально необеспеченных слоёв населения, а также их искусственное удержание в нищете.
Не намного лучше обстоят дела с бюджетными ассигнованиями на выплату пенсий военнослужащим, а также социальную помощь населению. В номинальном выражении финансирование обоих направлений вырастет на 5% и 9,9% соответственно. Однако с учётом даже официального прогноза по инфляции реальный размер бюджетного финансирования пенсионных выплат военнослужащим и социальной помощи гражданам России из федерального центра подлежит сокращению на 11,2% и 6,3% соответственно.
Не намного лучше обстоят дела с бюджетным финансированием пенсионных выплат по государственному пенсионному обеспечению, которое согласно проекту бюджета подлежит увеличению на 11,4% в номинальном выражении (с 315 до 351 млрд. рублей). В реальном выражении даже с учётом крайне политкорректной и заниженной в 2-2,5 раза инфляции, объём пенсионных выплат по государственному пенсионному обеспечению  подлежит сокращению на 4,8%.
Откровенный провал наблюдается с валоризацией пенсионного капитала, расходы на которую подлежит сокращению на 27% только в номинальном выражении (с 600,2 до 437,9 млрд. рублей). В реальном выражении сокращение выплат из бюджета на валоризацию бюджетного капитала достигнет 43,3%, а с учётом реальной инфляции, превышающей официальную в 2-2,5 раза достигнет 55-60%. Столь масштабное сокращение расходов государства на переоценку пенсионных прав российских граждан, работавших до начала запуска провальной пенсионной реформы в январе 2002г., означает не просто отказ правительства от повышения пенсионного обеспечения недавно вышедших на пенсию граждан.
По сути дела, сокращение бюджетных расходов на валоризацию пенсий свидетельствует о том, что в правительстве практически принято окончательное решение относительно признания провала пенсионной системы в её нынешнем виде.
Другими словами, уже сейчас можно смело говорить о провале пенсионной реформы, которая была направлена на втягивание пенсионных накоплений в финансовые спекуляции и их прокрутку через счета крупных государственных и частно-олигархических банков с последующим обесценением. Пенсионная реформа провалилась, что были вынуждены признать даже нынешние президент и премьер. И в настоящий момент правительство пытается судорожно заткнуть дыры в Пенсионном фонде, в том числе за счётповсеместного урезания в реальном выражении расходов на социальную поддержку населения, валоризацию пенсионных накоплений, охрану семьи и детства, а также выплату пенсий  военнослужащим и ветеранам труда.
Единственной статьёй в рамках пенсионного раздела предлагаемого проекта бюджета, предполагающей хоть какое-нибудь увеличение финансирования в реальном выражении, по сути дела, является статья, связанная смежбюджетными трансфертами бюджету Пенсионного фонда. Согласно проекту бюджета размер трансферта за период 2013-2015гг. увеличится на 22,9% — с 1 до 1,22 трлн. рублей. Даже с учётом официального прогноза по инфляции (5-5,5%) размер межбюджетного трансферта продемонстрирует расширение на 6,6%.Таким образом, правительство и Минфин косвенно дают понять, что
Совершенно очевидно, что, сворачивая социальную поддержку населения в целом, правительство боится потерять поддержку наиболее патерналистской и зависимой от него части общества (пенсионеров), с целью чего и расширяет размер пенсионных выплат. Именно нынешние пенсионеры являются, по сути дела,  единственной категорией российских граждан (не считая касту коррумпированных чиновников, монополистов и сырьевых олигархов), которая по инерции поддерживает российские власти. И действительно увидит хоть и едва заметное, но расширение государственной поддержки. Однако, как показал опыт 2000-2011гг. вся эта поддержка практически наверняка будет съедена произволом монополий, коррупционными поборами чиновников, безудержным удорожанием ЖКХ, транспорта и продовольствия.

ЧУДОВИЩНАЯ НЕКОМПЕТЕНТНОСТЬ РУКОВОДСТВА ПРОФИЛЬНЫХ ВЕДОМСТВ И МИНИСТЕРСТВ
Не стоит удивляться крайне заявлению министра труда Максима Топилина, сделанному 26 июня текущего года в интервью «Российской газете», о том, что «проблема бедности среди пенсионеров окончательно решена». Иначе как проявлением вопиющего непрофессионализма и чудовищной некомпетентности это заявление охарактеризовать невозможно в принципе. Логику своих размышлений министр труда объяснил тем, что все пенсионеры, размер пенсий, социальных выплат и компенсаций которых ниже прожиточного минимума, получают дополнительные выплаты из федерального и регионального бюджетов.
Во-первых, дополнительные выплаты пенсионерам со стороны федеральных и региональных властей осуществляются только в том случае, если размер трудовой пенсии, социальных выплат и компенсаций оказывается ниже официально утверждённого правительством прожиточного минимума.
Необходимо отдавать себе отчёт в том, что прожиточный минимум –  это термин сугубо статистический, не имеющий практически никакого отношения к реальной жизни рядовых граждан. Официально под этим термином понимается средняя цена потребительской корзины, в которую входят наборы продуктов питания, непродовольственных товаров и услуг, необходимых для сохранения здоровья человека и обеспечения его жизнедеятельности, а также обязательные платежи и сборы.
По состоянию на 2 квартал 2012г. прожиточный минимум для пенсионеров утверждён кабинетом министров в размере 5020 рублей, что иначе как издёвательством над собственным населением назвать не получается. Совершенно очевидно, что в условиях безудержно дорожающего продовольствия, растущих цен на услуги естественных монополий, произвола коммунальной мафии и коррупционного беспредела чиновников, выжить на 5 тыс. рублей в России просто невозможно. Тем более, когда от 55 до 70%  семейного бюджета пенсионеров уходит на оплату услуг ЖКХ, газа, электроэнергии и транспорта. Умудриться выжить на 2-2,5 тыс. рублей в месяц в России просто невозможно.
На протяжении многих лет лучшие российские учёные (академики С.ГлазьевН.ПетраковО.Богомолов,Д.Львов, а также экономисты В.КатасоновЮ.БолдыревМ.Делягин,  С.БатчиковМ.ХазинМ.Мусин,С.Губанов и другие) с цифрами в руках предельно доходчиво объясняют властям, что нынешний размер прожиточного минимума не способен обеспечить не только развитие человека и реализацию его потенциала, на даже элементарное биологическое выживание. Это прожиточный минимум геноцида и уничтожения остатков научно-технического и человеческого потенциала, к которому в целях экономии бюджетных средств власти привязывают размеры социальных выплат, пособий и компенсаций.
По своей калорийности и пищевой ценности входящий в расчёт прожиточного минимума минимальный набор продовольственных товаров уступает пайку немецкого военнопленного в период Великой Отечественной Войны. По рыбе разрыв достигает практически 3 раз (43 против 120 граммов в сутки), по хлебу и макаронным изделиям — 1,66 раз (366 против 610 граммов),  по овощам и картофелю — 27% (559 против 600 граммов), а по чаю и специям – 4,28 раз (13 против 55,6 граммов).
Превышение минимальной нормы по мясу в 2,5 раза (101 грамм в 2011г. против 40 граммов в 1943-1945гг.) и по кондитерским изделиям в 3 раза (60 против 20 граммов соответственно) также не вызывает особенного оптимизма в силу наплыва низкокачественной и вредной для здоровья иностранной мясной продукции и полуфабрикатов. А одними конфетами ни находящиеся в бедственном положении пенсионеры, ни миллионы прочих социально необеспеченные граждан России сыты не будут.  Одновременно с этим расходы на оплату услуг ЖКХ, транспорта, электроэнергии, непродовольственных товаров и одежды занижены приблизительно в 3-4 раза.
Если при расчёте величины прожиточного минимума использовать методики экономически развитых стран и оценивать прожиточный минимум в 60% от величины среднего душевого дохода, то получится, что реальный прожиточный минимум должен составлять не менее 13,2 тыс. рублей и дифференцироваться в зависимости от региона и стоимости жизни.
В таком случае вопреки громким и ничем необоснованным заявлениям министра труда Максима Топилина правящим властям не только не удалось решить проблему бедности среди пенсионеров (а точнее сказать кромешной нищеты), но даже добиться более-менее заметных успехов в деле борьбы с бедностью среди трудоспособного населения. В таком случае в России за чертой бедности в состоянии нищеты находится не 17,7 млн. человек (12,5% населения), а как минимум 45-50% населения страны (70 млн. россиян) с доходами менее 12-13 тыс. рублей  в месяц.
Более того, в статистике имеется несколько подходов к определению величины прожиточного минимума и состава потребительской корзины – социальный и физиологический. Если социальный метод помимо обеспечения физиологического выживания человека также учитывает расходы на товары и услуги, предназначенные для развития человеческого потенциала и способностей, то физиологический концентрируется исключительно на биологическом аспекте выживания человека.
В России, значительная часть руководства которой по-прежнему слепо верит в догмы «рыночного фундаментализма» и «государственного невмешательства», реализуется физиологический подход,рассматривающий население страны в качестве биомассы, которую можно и нужно безнаказанно перерабатывать в замки, яхты и личные самолёты в фешенебельных странах.
Другими словами, по сути дела, значительная часть населения страны и практически все пенсионеры рассматриваются правящими властями как немецкие военнопленные, которым нужно обеспечить минимально необходимый паёк, чтобы они элементарно не вымерли от голода. А вот вкладывать средства в повышение качества образования, здравоохранения и социального обслуживания, без которых невозможно обеспечить развитие научно-технического и человеческого потенциала, а также модернизацию экономики, коррумпированные чиновники не готовы. Так как для них и для их детей это будет означать возникновение упущенных коррупционных прибылей сегодня и создание конкуренции со стороны обездоленных слоёв населения в среднесрочной перспективе.
Во-вторых, такое ощущение, что Максим Топилин, как и подавляющая часть остальных высокопоставленных чиновников, ответственных за разработку и реализацию основных направлений социально-экономической политики, в принципе не учился в университете и имеет крайне смутное представление об обсуждаемом вопросе.
Иначе сложно объяснить, по какой причине министр, ответственный за развитие трудовых отношений, реализацию предвыборных президентских обещаний по созданию 20 млн. высокотехнологичных рабочих мест и повышение оплаты труда, не отличает два принципиально разных термина – бедность и нищета. Прожиточный минимум, до величины которого правительство осуществляет дополнительные выплаты, является индикатором не бедности, а нищеты. При этом, как было показано выше, в условиях российской действительности это индикатор не просто нищеты, а нищеты кромешной, которая в принципе несовместима с элементарным биологическим выживанием человека.
Таким образом, говорить о том, что решена проблема бедности среди пенсионеров и радикальным образом повышены пенсионные выплаты не приходится. Благодаря статистическим припискам и манипуляциям с хроническим занижением инфляции, структуры минимального набора продуктов питания и услуг и величины прожиточного минимума властям удалось впервые за 20 лет либерального погрома экономики и социальной сферы подтянуть пенсии до многократно заниженного прожиточного минимума.
Другими словами, впервые за годы псевдо-рыночных преобразований власти прекратили открытый геноцид пенсионеров, наполнив экономическим содержанием гарантированное в Конституции России право пенсионера пускай и не на достойную, но всё-таки жизнь. Другое дело, что Россия по-прежнему остаётся единственной крупной экономикой в мире, где размер МРОТ оказывается ниже прожиточного минимума и на практике применяется регрессивная шкала налогообложения доходов населения, при которой 70% бедных граждан России оплачивают безбедное существование 5% богатых.
В-третьих, мало того, что нынешний размер прожиточного минимума не имеет совершенно никакого отношения к реальности и не способен обеспечить даже элементарное выживание населения (в том числе и пенсионеров), так он ещё и никоим образом не соотносится с ростом стоимости жизни внутри страны. Для сравнения, за период со 2-го квартала 2011г. по 2-квартал текущего года величина прожиточного минимума для населения в целом снизилась на 1,9% — с 6505 до 6385 рублей. Аналогичная ситуация наблюдается с динамикой прожиточного минимума для пенсионеров – вместо индексации вслед за ростом цен наблюдается его снижение на 2,4% — с 5141 до 5020 рублей.
И это при том, что только по официальным данным Росстата потребительские цены в России по итогам 2011г. выросли на 6,1%, а на начало июня текущего года выросли на 4-4,5%. К середине лета текущего года продовольствие подорожало на 8-12%,  тарифы естественных монополий и услуги ЖКХ выросли в цене на 15-18%, овощи и зерновые  подорожали на 8-12%, а дефлятор ВВП в 2011г. достиг рекордных с 2008г. 15,8%. Более того, так называемая «социальная инфляция» для 60% населения страны с трудовыми доходами менее 15 тыс. рублей устойчиво превышает отметку в 12-15%. И на этом фоне отказ от индексации социальных выплат вкупе со снижением величины прожиточного минимума на 1,5-2% выглядит откровенным издевательством над малоимущими гражданами России.
Другими словами, коррумпированные чиновники, рассматривающие Россию в как трофейное пространство для безнаказанного личного обогащения, продолжают искусственно удерживать в нищете 60% населения страны и, прежде всего, наименее социально обеспеченные слои населения: пенсионеров, многодетные семьи, детей и т.д.

ПОСЛЕДСТВИЯ ОТКАЗА РУКОВОДСТВА СТРАНЫ ОТ УТВЕРЖДЕНИЯ АНТИСОЦИАЛЬНОГО БЮДЖЕТА И ИСПОЛНЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННЫХ ОБЯЗАННОСТЕЙ
В такой ситуации не стоит удивляться тому, что уже более 20 лет население России вымирает темпами в 250-960 тыс. человек, 2 млн. подростков не ходят в школу, а численность беспризорных детей зашкаливает за 1,5-2 млн. человек. При том, что от суицидов (порядка 35-40 тыс. человек ежегодно) каждый года умирает больше, чем от всех видов несчастных случаев на транспорте (30 тыс.), ДТП (17,6 тыс.), случайных отравлений алкоголем (15 тыс.), прочих отравлений (12,4 тыс.), утоплений (9 тыс.) и убийств (19,2 тыс.).
С таким откровенно антисоциальным бюджетом Россия продолжит вымирать, её население деградировать и спиваться, расчищая дорогу иммигрантам из нищих и слабо развитых республик Средней Азии. Только по официальным и в разы заниженным оценкам Росстата, за период 2000-2011гг. на территорию России въехало свыше 18 млн. человек или 12% населения страны. По экспертным оценкам в одной только Москве численность незаконных мигрантов превышает 3-5 млн. человек, а все на территории России единовременно находится порядка 15-17 млн. граждан слаборазвитых республик Средней Азии.
Таблица 2. Чистые потери рабочих мест в российской экономике ( знак «-» означает потери)
Источник: расчёты автора по данным Росстата
Только в 2011г. по данным Банка России чистые переводы денежных средств по счёту оплаты труда иностранных граждан превысили 9,8 млрд. долл. Это эквивалентно 2,5% федерального бюджета России в 2011г. и превышает суммарные расходы федерального бюджета на сельское хозяйство (150,5 млрд. рублей), водное хозяйство (24,5 млрд.), лесное хозяйство (29,2 млрд.), ТЭК (24, 6 млрд.) и воспроизводство минерально-сырьевой базы (34,5 млрд.).
За период 2005-2011гг. по «причёсанным» данным всё того же Росстата российская экономика потеряла свыше 3,9 млн. рабочих мест, из которых 1,12 млн. пришлись на сельское хозяйство, а 2 млн. – на обрабатывающие производства. Всего же за 11 лет «вставания с колен» Россия потеряла свыше 8 млн. рабочих мест, а по экспертным оценкам не менее 12 млн. мест, которые активно замещались неквалифицированной рабочей силой.
Неконтролируемый и постоянно усиливающий наплыв иммигрантов из нищих республик Средней Азииразмывает российский рынок труда, снижает оплату труда российских рабочих, провоцирует рост этнической преступности и социальной напряжённости, а также подрывает стимулы к модернизации.Коррумпированным чиновникам и бизнесменам гораздо проще эксплуатировать рабский и низко оплачиваемый труд иммигрантов, чем бороться с коррупцией и стимулировать техническое перевооружение производства.

http://communitarian.ru/publikacii/ekonomika/antisocialnyy_byudzhet_-_degradaciya_i_vozvrat_k_genocidu_90-h/

Обращение коллектива РГТЭУ к коллегам в РЭА им. Г.В. Плеханова

21.12.2012

Уважаемые коллеги!

РГТЭУ и РЭУ им Г.В. Плеханова уже многие десятилетия творчески дружат и сотрудничают, наши студенты тоже дружат ивзаимодействуют.

Друзья, не губите нашу дружбу! Давайте дружить и дальше, но не участвуйте в рейдерском погроме нашего вуза.

Принято единогласно на собрании коллектива РГТЭУ 21.12.2012г.

Решения общего собрания коллектива РГТЭУ 21.12.2012г.

21.12.2012

В связи с появившейся информацией о реорганизации РГТЭУ, сегодня 21 декабря 2012 года состоялось общее собрание профессорско-преподавательского состава и сотрудников РГТЭУ, на котором  единогласно (при 1-2 воздержавшихся по нескольким пунктам) принятыследующие решения:

  1. Направить в суд иски о защите чести и достоинства РГТЭУ
  2. Направить заявление в прокуратуру о несоответствии системы мониторинга для оценки работы вузов Российской Федерации и проводимой  на ее основе реформы образования.
  3. Провести митинг протеста против политики министра Ливанова
  4. Проголосовать против присоединения РГТЭУ к РЭА им. Г.В. Плеханова
  5. Выразить  доверие  ректору РГТЭУ С.Н. Бабурину
  6. Выразить недоверие министру Ливанову
  7. Присоединиться к общественному комитету по защите отечественного образования
  8. Обратиться к коллективу РЭА им. Плеханова о непризнании приказа Д.В. Ливанова и сотрудничестве наших вузов.
  9. Профессорско-преподавательскому составу и сотрудникам университета присоединиться к акциям протеста студентов РГТЭУ.

http://www.rsute.ru/News/Pages/meetingapokalipsis.aspx

Процесс присоединяя РГТЭУ к РЭУ им.Г.В.Плеханова может занять около года.

22.12.2012, Москва 05:58:22 Процесс присоединяя Российского государственного торгово-экономического университета (РГТЭУ) к Российскому экономическому университету им.Г.В.Плеханова (РЭУ им.Г.В.Плеханова) может занять около года. Об этом сообщает пресс-службы РЭУ со ссылкой на ректора Виктора Гришина.

По его словам, для успешного объединения нужно будет создать специальную комиссию, состоящую из представителей обоих вузов, для внимательного изучения учебных программ, нормативов, научно-исследовательской работы, проводимой в РЭУ и РГТЭУ. Названия учебных дисциплин и специальностей в вузах совпадает на 80-90%.

«Что касается преподавателей РГТЭУ, то перед нами вряд ли встанет вопрос об их сокращении, так как зачастую преподаватели РЭУ загружены больше, чем на 100%», — добавил В.Гришин.

При этом ректор РЭУ отметил, что понимает всю сложность поставленной перед его вузом задачи. По разным оценкам, в РГТЭУ и его филиалах обучаются до 80 тыс. студентов, которые платят за обучение в среднем около 50 тыс. руб. в год. «Мы же в среднем на каждого из 15 тыс. студентов РЭУ тратим примерно 180 тыс. руб., в эту сумму входит и содержание помещений, и зарплата преподавателей, и техническое оснащение вуза. Количество затраченных денег напрямую влияет на качество обучения», — подчеркнул В.Гришин, отметив при этом, что студент, обучающийся в РГТЭУ, будет продолжать платить 50 тыс. руб. за свое обучение уже в РЭУ. «У нас есть договоренность с Министерством образования о возмещении расходов на их обучение. Также студенты сохранят все социальные блага, которые они получали в своем университете, будь то место в общежитии или повышенная стипендия», — заключил он.

Напомним, что по итогам мониторинга деятельности государственных вузов в 2011г. РГТЭУ показал худшие результаты среди однопрофильных московских вузов; все данные предоставлялись самим вузом и были заверены подписью ректора. Министерство образования и науки (Минобрнауки) РФ приняло решение о присоединении вуза к РЭУ «в рамках реорганизации московских вузов экономического профиля и в отсутствие предложений со стороны руководства РГТЭУ».

http://www.rbc.ru/rbcfreenews/20121222055822.shtml

Рождение «опасного» класса Политолог Борис Межуев — о том, нужно ли прислушиваться к требованиям студентов

Выступление студентов Российского торгово-экономического университета, которое переросло в бессрочную забастовку, — событие, которое несмотря на всю его, казалось бы, политическую незначительность, обозначает новую веху в нашей истории. При том, что конкретные проблемы конкретного вуза будут, вероятно, так или иначе решены, забастовка студентов в конце концов прекратится, возникнет много новых тем для разговора, и данная проблема потонет в сотне других проблем.

И все же то, что началось вчера, не закончится ничем. Мы уже сейчас видим, что тема реформы образования становится важнейшей политической проблемой, причем те, кто ранее ратовал за радикально-либеральные реформы в этой области, с точки зрения сегодняшнего дня выглядят как раз отсталыми ретроградами. Мы уже сейчас понимаем, что основной социальный конфликт, который будет происходить в России, — это столкновение лучшего, но невозможного будущего нашей страны с ее безрадостным настоящим. Будущее сегодня представляют те студенты и их преподаватели, которые протестуют против того, чтобы их учебные заведения вносили в список неэффективных. Очень может быть, что они и в самом деле таковы. Не хочу ничего сказать плохого про конкретно торгово-экономический университет, но трудно отрицать тот факт, что университетов в России и конкретно в Москве и вправду слишком много и многие из этих бесчисленных вузов на самом деле, что называется, не на уровне.

С прагматической точки зрения и министр образования Дмитрий Ливанов, и те сотрудники ВШЭ, которые создавали этот злосчастный ноябрьский реестр, абсолютно правы: у нас свыше 80% молодежи получает высшее образование, и эта цифра, конечно, находится в вопиющем противоречии с состоянием российской экономики. И, главное, все понимают, что реальное качество получаемых этим большинством образовательных услуг невелико, а цена обретаемых тем или иным, не всегда честным путем дипломов еще ниже. Итак, прагматически либерал-реформаторы не ошибаются. И все же подлинная история и будущее страны не с ними, а с протестующими против них студентами.

Просто по той причине, что это действительно завышенное студенческое большинство и есть единственная сила, которая может вывести наше общество из топкого болота сырьевой экономики и цезаристской политики. Реформаторы говорят интеллектуальному классу и его молодой части: «Вас слишком много. Вам нужно сократиться, чтобы адаптироваться к условиям нашей отсталой экономики». Студенты могут и должны ответить: «Да, нас слишком много. И потому именно вам придется приспособить к нам вашу экономику и вашу политику». Реформаторы говорят: «С точки зрения нашей экономики вас не должно существовать». Студенты отвечают: «А с нашей точки зрения, не должно существовать вашей экономики».

Проблема нашей страны именно в том, что здесь за последнее время и в самом деле никто не был реалистом, то есть, говоря языком мая 1968 года, никто здесь не требовал невозможного. Никто не угрожал настолько потрясти основания общественной стабильности, чтобы заставить все сегменты элиты забыть клановые дрязги и, засучив рукава, начать наконец строить новую, несырьевую Россию. Руководствуясь при этом отнюдь не экономической логикой (подозреваю, что поначалу и довольно долго эта несырьевая Россия будет работать себе в убыток), но мотивами социального и политического выживания в условиях пробуждения нового «опасного» класса, чье благополучие и общественный престиж просто несовместимы с пролонгацией режима сырьевой стагнации.

Американский социолог Иммануил Валлерстайн полагает, что демократия на Западе родилась исключительно как реакция на выступление бунтующих «опасных» классов. Очевидно, что сам по себе бунт этих классов был лишен какой-то созидательной перспективы и если бы во Франции или Италии воцарилась после Второй мировой какая-нибудь рабочая демократия, сегодня в этих странах социализм был бы браным словом, а Маркс был бы вычеркнут из всех учебных программ. Но если бы в этих странах не было левого рабочего движения, то вместо демократии мы бы имели финансовую олигархию, что-то в духе режима Луи-Филиппа Орлеанского.

Таков парадокс истории. Людей охватывает социальная «энергия заблуждения», но именно эта энергия и обеспечивает обществу прогрессивное развитие, если бы такой энергии не возникало, люди бы согласились жить в условиях стагнации, к условиям которой либеральные бухгалтеры адаптировали бы все слишком зарвавшиеся общественные институты типа высшего образования. Однако «опасные» классы наступают, требуют невозможного, и обществу волей неволей приходится идти вперед. И элитам приходится учитывать интересы тех, кого оказывается слишком много и кто не хочет жить в мире, в котором для него отводится слишком мало места.

Сейчас к студентам, несомненно, потянутся представители различных политических сил, все понимают, что, если поднялся один «неэффективный» вуз, рано или поздно к нему присоединится и другой, и третий. Потом возникнет некая связность всех вычеркнутых Минобрнауки учебных заведений. Рано или поздно конкретные требования перерастут в более широкие претензии по отношению ко всему неолиберальному курсу, рано или поздно будет подвергнуто развернутой и всесторонней критике и все то нынешнее положение вещей, при котором студенчеству, особенно региональному, оказывается после получения диплома просто нечего делать в жизни, если только не идти в полицию, шоферы или бандиты. Рано или поздно на основе всего этого брожения возникнет настоящая российская социал-демократия, которая будет требовать от государства не помощи и защиты, а возможностей для учебы и квалифицированной работы.

И в конечном счете рано или поздно принцип невозможного одержит верх над принципом реальности. Но этот путь будет долгим и нелегким. А пока студенчество становится культурно престижным и в то же время «опасным» классом. И это залог нашего общего лучшего будущего. И сторицей воздастся тем мудрым политикам, кто окажется способен это понять и не противодействовать этому прогрессивному движению.

Читайте далее: http://izvestia.ru/news/541884#ixzz2Fng1unB6

Окончательная оптимизация

Может закрыться единственная в России школа для аутистов

Сейчас угроза уничтожения нависла над многими малокомплектными школами. Но некоторые из них умеют делать то, чего не умеет больше никто в стране, — например, учить детей с расстройствами аутического спектра (РАС). Закроется школа — ученики потеряют шанс на адаптацию в обществе…

Сейчас угроза уничтожения нависла над многими малокомплектными школами. Но некоторые из них умеют делать то, чего не умеет больше никто в стране, — например, учить детей с расстройствами аутического спектра (РАС). Закроется школа — ученики потеряют шанс на адаптацию в обществе…

Школа входит в состав Центра психолого-медико-социального сопровождения детей и подростков. У него есть два здания, где учатся дети-аутисты: на улице Кашенкин Луг обучают в основном детей с умственной отсталостью, на улице Архитектора Власова — детей с условно-нормальным интеллектом по программе массовой школы. «В нашу школу ходят дети, которые могут усвоить программу общеобразовательной школы, с особенностями развития, характерными для РАС: это трудности понимания устной и письменной речи, аффективные реакции в ответ на неожиданные для них ситуации, иногда — агрессия и самоагрессия, — рассказывает руководитель школы на улице Архитектора ВласоваТатьяна Хотылева. — Обычно такие дети находятся на надомном обучении. Массовая школа избавляется от них всеми силами: у нее нет ни финансирования, ни специалистов, чтобы работать с ними. Другие ученики и их родители, да и учителя реагируют на них крайне агрессивно. Если с такими детьми интенсивно заниматься в дошкольном и младшем школьном возрасте, многих удается адаптировать к обучению в обычной школе, если нет — они оказываются изолированными от общества».

В школе на Архитектора Власова учатся всего 76 детей, примерно столько же — на Кашенкином Луге. С детьми работают психологи, нейропсихологи, логопеды, школьников постоянно наблюдают неврологи и психиатры. В классах — по 5 человек. Желающих попасть в школу очень много, но увеличить прием нельзя: нет ни помещений, ни финансирования. Сотрудники — специалисты редкой квалификации. Казалось бы, надо всемерно помогать и распространять опыт.

Вместо этого школу неустанно оптимизируют. Весной Центр и школу в его составе передали Московскому городскому психолого-педагогическому университету, отчего сотрудники школы резко потеряли в зарплатах. Сейчас идет новый этап оптимизации: врачи и медсестры, работающие в московских школах, в массовом порядке переподчиняются Департаменту здравоохранения, так что все врачи, работающие в Центре, получили извещения об увольнении с 1 января. Родители школьников забросали все возможные инстанции письмами: без врачей нельзя! На днях стали поступать официальные ответы: сохранить всех врачей все равно не получится, но хотя бы несколько ставок — возможно.

Оптимизация тем временем движется к победному концу. На очереди — введение нормативно-подушевого финансирования: если не с 1 января 2013 года, то с 1 июля уж точно. На одного ученика начальной школы в год по НПФ выделяется 65 тысяч рублей. На коррекционные занятия — 1200 рублей в год на ребенка. Кто в теме — знает: это цена не одного года, а одного занятия со специалистом. Идеологи реформы уверяют, что коррекционные школы ничего не потеряют при переходе на НПФ, ибо им положены повышающие коэффициенты. Аутизм, однако, не включен в традиционную структуру коррекционных школ, и коэффициента для него не предусмотрено. Он, правда, предусмотрен для инвалидов, но инвалидность аутистам дают крайне неохотно, в тяжелых случаях, у большинства здешних школьников ее нет.

Перед введением НПФ школы предупредили: учитесь сами зарабатывать деньги платными услугами сверх стандарта.

«Так как для детей с РАС необходимы малокомплектные классы, на обучение одного ребенка в школе нужно не 65 и даже не 130, а более 400 тысяч рублей в год. Нереально добирать эти деньги платными услугами. Дети у нас сложные, семьи вокруг них часто рушатся, — говорит Татьяна Хотылева. — У нас есть классы, где все дети, кроме одного, — из неполных семей. ». А занятия с психологами и логопедами «сверх стандарта» для этих детей не блажь, не третий иностранный язык — они жизненно важны.

Сейчас у школы нет номера, школа не является юридическим лицом. Она не указана на портале Департамента образования Москвы. Психолого-медико-педагогические комиссии не направляют в нее детей: ведь российская система образования вообще не признает никаких особых потребностей за рамками коррекционных школ восьми видов. Поэтому школы как бы нет.

А скоро, кажется, и в самом деле не будет.

Автор: Ирина Лукьянова

Постоянный адрес страницы: http://www.novayagazeta.ru/society/56019.html

Эксперт: Новый закон «Об образовании» станет угрозой для национальной безопасности России

Я хочу напомнить цитату из доклада 40-го президента США Рональд Рейгана: «Если бы хоть одно иностранное государство предприняло попытку навязать нам ту убогую систему образования, которая у нас предлагается, мы должны были бы расценить это как объявление войны». Эти слова сильно напоминают по своей тенденции наши реформы в системе образования за последние 10 лет и сегодняшний законопроект». Так сегодня, 18 декабря, на пресс-конференции в Санкт-Петербурге охарактеризовал рассматриваемый Госдумой во втором чтении законопроект «Об образовании» член Общественного Совета Минобрнауки РФ, заслуженный учитель России, руководитель Городского математического Центра одаренных школьников Сергей Рукшин. Об этом сообщает корреспондент ИА REGNUM.

Рукшин заявил, что подобный «слепой перенос европейского опыта на российскую почву создают угрозу национальной безопасности страны». «Нам надо задуматься о наших национальных приоритетах. Мы не США, мы не Европа, мы не можем «купить» специалистов. И тем более мы не должны повышать мобильность наших выпускников», — отметил Сергей Рукшин.

Эксперт попытался вскрыть скорее корни, чем дефекты, законопроекта. «Образование начинается с детского сада, который должен не только прививать ребенку ценности морали и патриотизм, но и обеспечивать свободное время родителям, чтобы они занимались работой, — рассказал Рукшин. — Ни для кого не секрет, что в детские сады сейчас безумные очереди, и они не выполняют эту функцию».

Следующей ступенькой образования является средняя школа, «которую сейчас не пинает, не обсуждает разве что ленивый». По словам Рукшина, в 1990-е годы, сложные для нашей страны в экономическом и политическом планах, были временем «простора педагогического эксперимента». Высокий уровень школа тогда сохраняла по инерции. «Сейчас же образование пытаются свести на потребление образовательных услуг. На выходе получается в лучшем случае работник, который воспринимает родину как место работы. А место работы можно и поменять. И теперь мы замечаем колоссальный отток профессиональных кадров из страны», — пояснил эксперт и отметил, что образование — это не услуга, а системообразующий институт российского народа и государства.

Систему аттестации учителей Рукшин назвал издевательской. «Чтобы получить высшую категорию, он должен иметь ученую степень, быть автором учебных пособий, участвовать в конференциях, писать научные статьи, иметь победителей научных олимпиад. Тех, кто удовлетворяет этим требованиям, единицы. И что получается, что в школах на окраинах города или в сельских школах нет хороших учителей?» — прокомментировал эксперт.

Профессиональное образование, по словам Сергея Рукшиа, «напрочь разбито» уже сейчас. «А почему у нас ракеты не взлетают, спутники не на грунте Марса, на грунте океана? Почему у нас падают мосты и случаются разные аварии? На это две причины: во-первых, у нас избит энерготехнический комплекс, во-вторых, у нас нет работников с профессиональным образованием. У нас нет техников. Наши бакалавры инженерных вузов не имеют практической подготовки», — отметил Сергей Рукшин и заключил, что перевод специалитета инженеров на «недобакалавров» и магистров-исследователей не дают практиков.

Сергей Рукшин также попытался ответить на резонный вопрос: кому эти «абсолютно разрушительные реформы» выгодны? «Понятно, что Россия в качестве сырьевого придатка выгодна очень многим государствам мира», — уверен Рукшин. Россия, заинтересованная в самостоятельном существовании, должна иметь хорошую систему образования, которая будет сопровождаться социализацией и воспитанием патриотизма, считает эксперт.

Лучшим для нашей системы образования, по мнению Рукшина, стало бы объявления моратория в течение 1,5-2 лет на любые реформы в области образования, а «сглаживать острые углы в переходный период могли бы подзаконные акты». «В это время нужно остановиться и оглянуться. Нужно провести тотальную ревизию всех реформ за последние 10 лет при участии профессионалов», — заключил Сергей Рукшин.

Вице-президент РАЕН, доктор физико-математических наук, профессор, лауреат Государственной комиссии СССР Георгий Фурсей поделился, как исправить сложившуюся в системе образования ситуацию. «Назад в будущее, — заявил Фурсей. — Назад к нашим великим учителям, начиная от Ломоносова и далее Макаренко. К целому ряду других выдающихся людей».

Напомним, что сегодня в Госдуме РФ будет рассмотрен во втором чтении новый закон «Об образовании». Новый закон должен стать неким «Кодексом образования», который заменит два базовых закона: «Об образовании» и «О высшем и послевузовском профессиональном образовании». Ко второму чтению поступило более 1700 поправок.

Опубликовано 12:53 18.12.2012
Документ: http://www.regnum.ru/news/1605902.html

Коллектив РГТЭУ: Власть может оказаться в абсурдной ситуации

Если Минобрнауки РФ не подчинится ни Президенту РФ, ни Парламенту, то власть окажется в абсурдной ситуации, считает пресс-служба столичного Российского государственного торгово-экономического университета (РГТЭУ).

«Замглавы Минобрнауки РФ Александр Климов, к которому мы официально обращались еще 7 ноября 2012 г. с письмом о несоответствии данных мониторинга и фактических данных РГТЭУ, не нашел возможности тщательно разобраться и официально ответить на наше обращение. Сегодня, и только через СМИ он огласил свою позицию, — сообщает пресс-служба РГТЭУ. — В связи с этим мы заявляем, что уверены в эффективной работе коллектива РГТЭУ, знаем реальные показатели нашего вуза и не можем согласиться с такими оценками».

«Более того, в данном интервью замглавы Минобрнауки РФ фактически отвергает любую возможность пересмотра решений, любого конструктивного диалога и вынуждает нас обратиться в суд за защитой деловой репутации вуза. Господин Климов еще с 7 ноября игнорирует наши обращения, а теперь — и Государственную Думу, — считают в вузе. — Он уже заранее уверен, что никакая депутатская проверка Министерству не указ. Считаем это полным неуважением к депутатам Государственной Думы, не говоря о студентах и преподавателях».

Коллектив университета ждет, что чиновники министерства представят свои объяснения по мониторингу в связи с поручением Президента России от 29 ноября 2012 г. и предъявят все, что у них имеется, депутатам Госдумы в связи с решением Государственной думы РФ от 19 декабря 2012 г.

Как ранее сообщало ИА REGNUM, 20 декабря студенческий совет РГТЭУ принял решение о приостановке забастовки студентов, начатой 18 декабря в знак протеста против признания вуза неэффективным.

Опубликовано 14:23 20.12.2012
Документ: http://www.regnum.ru/news/1606969.html

Конец света в третьем чтении

Эксперт «Фонтанки.ру» доктор экономических наук, доцент Светлана Шендерова:

- Этот закон – маниакальная попытка влить в отечественную высшую школу коктейль, изготовленный по неолиберальной рецептуре, но с привычным разгильдяйством и надеждой на авось. Главная цель «вузовской» части – сделать законным изоляцию максимального количества людей от возможностей федерального бюджета, незаметно для большинства, но с выгодой для некоторых. Это относится и к абитуриентам, и к студентам, и к ученым.

Кому ЕГЭ, а кому приемная комиссия

- С одной стороны, к третьему чтению авторы закона решили, что результаты ЕГЭ будут действовать 4 года с момента их получения. Это страховка от недобора, который неизбежно последует уже на следующий год, когда станет ощутимым «недород» лихолетья 90-х. С другой стороны, выпускники колледжей и иностранцы будут лишены возможности сдать ЕГЭ и будут вынуждены поступать только по результатам вступительных испытаний, проводимых вузом самостоятельно.

Это напрямую противоречит посланию президента 2012 г., так как делает малореализуемым даже дистанционное высшее образование на русском языке для соотечественников из стран СНГ. Общению с приемной комиссией будут предшествовать прелести процедуры признания документа об образовании. Пока иностранцы и соотечественники будут преодолевать эти барьеры на пути в российский университет, увеличения их количества от вуза потребует мониторинг. «Вот тут и вертись».

Как не стать доктором наук

- Автором уже показаны коррупциогенные возможности нового закона, открывающиеся «на местах» из-за того, что разработчики закона считают до трех как минимум двумя способами. Нынешняя версия закона по-прежнему напоминает игру-бродилку, где переход с уровня на уровень чреват или вторым высшим, т.е. платным, образованием, а для молодых людей – еще и службой в армии. Причем по мере повышения уровня образования ужесточаются риски и неопределенность. Дипломированные специалисты, желающие изменить профиль своего образования или углубить знания в определенной области, только за деньги смогут сделать это в магистратуре. Или получить второе высшее в бакалавриате другого направления или по другой специальности – тоже за деньги, только уже дольше.

Невиданные в мире дипломы «исследователя» и «преподавателя высшей школы», а также возможность обучения в аспирантуре «в форме самообразования» к третьему чтению законопроекта, к счастью, исчезли. Зато кто может поступать в докторантуру, и чем она должна завершаться, кто ее оплачивает – в законопроекте вообще не указано. Судя по тому, что слов «доктор наук» в законопроекте так и не появилось, докторантуру просто вычеркнуть забыли.

Это Болонский процесс против докторов ничего не имеет, только уровни высшего образования просит выстроить последовательно, т.е. до трех сосчитать. Но времена Ломоносова давно миновали – надежды на интеграцию с Европейским пространством образования и исследований этот закон окончательно хоронит.

Это в немецких университетах без защиты докторской диссертации невозможно получить звание профессора. А по новому закону — легко. Для того чтобы стать проректором, можно обойтись и без степени, хватит и пятилетнего стажа: квалификационные справочники Минздравсоцразвития уже разрешают. Хоть бакалавр. Чтобы стать профессором или ректором, придется все-таки степенью обзавестись, но вот какой — уже неважно.

Разве может орган быть доктором?

Ректор – это орган

- Да-да, именно так, «единоличным исполнительным органом» ласково назвали ректора в ст. 26 п. 3 законопроекта. Орган этот может быть избран, а может быть назначен. Причем ректоры (или, простите, органы), назначаемые президентом или правительством, аттестации не подлежат, в отличие от тех, которые избираются коллективом или назначаются учредителем. Банк органов, т.е. кадровый резерв, вроде бы и не нужен: ни сроки их пребывания в должности, ни количество этих сроков, ни возрастные ограничения работы органов в законе не прописаны.

Дать ректоратам свободу выгодного толкования закона, распоряжения внебюджетными средствами и надеяться на то, что в обмен на эту управленческую инновацию чингисхановых времен они выведут свои университеты в мировые рейтинги – это верх абстракционизма и недальновидности. Очередное «берите суверенитета сколько сможете проглотить».

Однако подозрительно организованные протесты против слияний показывают: даже выданный много лет назад «ярлык на княжение» отнюдь не гарантия ректорской лояльности. Ряд ректоров настолько сроднился с руководящей должностью, что беспрепятственно назначает собственных детей и жен проректорами; ученый совет, возглавляемый ректором-отцом, безропотно может избрать ему в преемники сына. Количество тех, кто работает «за ректора», а именно так prorector переводится с латыни, доходит до 15 человек. И все это в государственных вузах, за счет налогоплательщиков.

Куда там Болонскому университету, где проректоров всего-то 8, Оксфордскому, где их 6, Гейдельбергскому с 5. В международных рейтингах они, правда, в третьей сотне, первом и седьмом десятке top-100 соответственно. Такие сравнения слишком сложны для вышестоящих инстанций; рост аппаратов ректоратов не является препятствием для выделения миллиардных бюджетных сумм из госбюджета.

Отечественного ректора за феодализм уволить или хотя бы приструнить учредитель не способен. Максимум – слить его вуз с «эффективным». При этом последний никак не гарантирован от нашествия «неэффективных» менеджеров, а взаимосвязь мониторинга и реорганизаций в законе не прописана вовсе.

Американские инвестиции?

- Зато вузы в очередной раз переименовали. Теперь они называются ООВО –образовательные организации высшего образования. Почти ООО. С очень ограниченной ответственностью перед абитуриентами, студентами и собственными сотрудниками. Зато с правом распоряжаться стипендиями, надбавками и заработной платой. Освобождая от ответственности за их установление и выплату федеральный бюджет.

Отменяя закон «О высшем и послевузовском образовании» и ряд других, авторы не позаботились об адекватном наполнении закона нового. Они неоднократно заявляли о том, насколько всеобъемлющ новый закон «Об образовании», и вскользь – о том, что для его нормальной работы придется принять еще «достаточно большой объем» подзаконных нормативных актов.

Не проще ли все-таки довести закон до ума? Разве трудно избавить вузы от очередного переоформления лицензий и госаккредитаций в связи с очередным переименованием, от заполнения более чем сомнительных анкет мониторинга, по результатам которого вуз ни закрыть, ни реорганизовать?

Зачем все это, если министерские сотрудники не в состоянии ни проанализировать колоссальный объем статистической информации, ежегодно килограммами посылаемый вузами в вышестоящие инстанции, ни уменьшить его? Только для того, чтобы продемонстрировать видимость деятельности и трудоустроить нужных людей для перекладывания документов?

Почему в законе не прописана ответственность федеральных чиновников за нарушение ими собственных инструкций и сроков рассмотрения документов? Почему дипломы сотен кандидатов и докторов наук, защитившихся больше года назад, до сих пор ждут подписи человека, который нашел время и 90 млн бюджетных денег на «аудит ученых» транснациональной консалтинговой компанией?

Почему проекты обучения россиян в ведущих вузах мира за счет бюджетных миллиардов предполагают сдачу экзаменов, подходящих в первую очередь для поступления в американские университеты? Почему по заказу государства кандидатов в ректоры российских государственных вузов, по слухам (официальной информации нет), обучают в частной бизнес-школе преимущественно американские преподаватели, имеющие опыт работы прежде всего в частном бизнесе?

Очевидно одно: американские вузы, обучавшие многих из вдохновителей и авторов этого закона, имеют все шансы окупить затраты на их образование. В случае принятия этого закона – за счет бюджета Российской Федерации.

д.э.н., доцент Светлана Шендерова

Опубликовано:

http://www.fontanka.ru/2012/12/21/145/

Минобрнауки эффективно присоединит РГТЭУ к РЭУ Плеханова. Студенты очень против

21 декабря 2012 Елена Гладкова

Министерство образования РФ приняло решение о присоединении Российского государственного торгово-экономического университета (РГТЭУ) к Российскому экономическому университету им. Г.В.Плеханова (РЭУ им. Г.В. Плеханова), об этом сообщили в пресс-центре Министерства.

Напомним, что данное решение принято после проведения мониторинга, несмотря на двухдневную забастовку студентов РГТЭУ. С точки зрения модернизаторов от образования, вуз показал одни из худших результатов среди однопрофильных московских ВУЗов.

В релизе Минобра поясняется, что объединение произойдёт «в рамках реорганизации московских вузов экономического профиля и в отсутствие предложений со стороны руководства Российского государственного торгово-экономического университета», а выбор в пользу РЭУ им. Г.В. Плеханова «обусловлен тесными связями данных университетов, а также значительным совпадением учебных программ (до 80%), что позволит провести безболезненную интеграцию образовательных процессов». При этом стоимость и другие условия обучения останутся прежними. По окончанию обучения студенты получат дипломы РЭУ им. Г.В. Плеханова.
По поводу планов министерства высказался сам глава Минобрнауки Дмитрий Ливанов:

— Фактически студенты РГТЭУ стали жертвами недобросовестных действий руководства РГТЭУ. РГТЭУ вкладывал в обучение одного студента менее 50 тыс. рублей в год, за эти деньги в принципе невозможно дать полноценное высшее образование. Для сравнения: в Москве обучение одного школьника стоит около 120 тыс. рублей в год.

Студентов РГТЭУ можно поздравить — они стали студентами одного из лучших экономических университетов страны. РЭУ им. Г.В. Плеханова получит дополнительные бюджетные средства на адаптацию и доучивание студентов и повышение оплаты труда преподавателей РГТЭУ.

Руководству РГТЭУ предстоит в максимально сжатые сроки провести реорганизационные мероприятия и дать возможность студентам и преподавателям полноценно учиться и работать в одном из ведущих экономических вузов страны.

Высказался и непосредственный участник процесса ректор РГТЭУ Сергей Бабурин («Ъ»):

— Вуз будет продолжать бороться за свою репутацию и те научные школы, которые у нас формировались 200 лет. У нас уже студенты объявили аврал для более энергичного протеста, но, очевидно, будет и коллектив профессорско-преподавательский присоединяться к этому протесту. Потому что, кто сказал, что Плехановка эффективней нас? Давайте публично сравним показатели нашего вуза и показатели Плехановки и разберемся, кто к кому должен быть присоединен.

У нас сегодня известно какой день — и действия Минобрнауки я могу сравнить разве что с концом света, который решили устроить некоторые недальновидные чиновники. Официальной информации нам еще не поступало, но неофициально это заявление подтвердили. Что ж, ни студенты, ни преподаватели РГТЭУ не станут спокойно смотреть на то, как нам перерезают горло. Студентам пообещали встречу с министром — и обманули, они этого так не оставят.

Так что не только студенты «не оставят этого так», но и преподавательский состав присоединится. Совместными усилиями в РГТЭУ намерены и дальше бороться против реорганизации по причине сложнодоказуемой «неэффективности».

Напомним, студенты Российского государственного торгово-экономического университета в ночь на среду начали«бессрочную забастовку», которая продлилась два дня. Вчера было объявлено о прекращении акции, однако студенты честно предупредили, что с решением Минобрнауки о присоединении университета к РЭУ имени Плеханова они не согласны и готовы в любой момент снова начать бастовать.

По утверждению председателя студенческого совета РГТЭУ Алины Артамоновой, «студенты пока настроены решительно и в любой момент могут встать на защиту своего вуза», поскольку хотят учиться в том Высшем учебном заведении, куда поступали.

Олег Смолин, заместитель главы думского комитета по образованию, в разговоре с «Однако» поддержал борьбу студентов за свой ВУЗ:

— Первое. На пленарном заседании Госдумы я говорил министру Ливанову, что нельзя доверяться Высшей школе экономики, и что критерии, по которым они проводили мониторинг, напоминают мне попытки измерять кровяное давление в децибелах, а рост – в квадратных километрах. Критерии абсолютно непригодны, они ориентированы исключительно на коммерческий успех, поэтому в числе так называемых «неэффективных» сразу оказалось тридцать экономических вузов, 24 сельскохозяйственных, 17 культурных, 5 технических и больше 20-ти вузов, которые воспитывают инвалидов. То есть то, за что нужно награждать – за это наказывали.

Второе. Даже по этим критериям «бабуринский» РГТЭУ вполне бы проходил, если бы не были, на мой взгляд, преднамеренно искажены результаты мониторинга по нескольким позициям. Ну, по одной позиции университет не проходил, потому что у него нет общежития и нет возможности обеспечить 3% иностранных студентов. А дальше происходит следующее. Такой критерий как «затраты на науку в расчёте на одного научно-педагогического работника» у университета числится 94 тысячи, а на самом деле, в пределах 190 тысяч (цифры цитирую по памяти). То есть больше, чем требуется по критериям мониторинга. Такая же ситуация по пункту «доходы вуза из всех источников».

Эти результаты, судя по всему, были искажены преднамеренно – я думаю, здесь есть явные следы политического преследования, поскольку Сергей Бабурин известен как критик современной образовательной политики. Известен и как человек, который во время избирательной кампании допускал в свой ВУЗ представителей всех партий, а не только одной «Единой России». Также известен как человек, который периодически позволяет себе высказывать самостоятельную точку зрения, что современным ректорам уже перестало прощаться.

Третье. Мы прекрасно знаем, что во всех подобных случаях во всём мире студенты не молчат. Российская власть разбалована этим «молчанием ягнят», но вот, похоже, ягнята намерены превращаться в граждан. Если это будет сделано цивилизованным методом в рамках закона, если студенты заявят свои позиции всеми законными средствами, я лично это буду только приветствовать.

Я напомню, что приказ по Тамбову, где принудительно пытались соединить два университета, Дмитрий Ливанов в конце концов был вынужден отменить. Так что аналогия вполне может быть.

Считаю, что студенты должны бороться за свой ВУЗ, если они считают, что он их хорошо учит. Я неоднократно был в этом университете, там очень интересные студенты, там очень много внимания уделяется тому самому патриотическому воспитанию, к которому призывает нас президент. И если за это будут наказывать, то это значит, что слова и дела власти расходятся окончательно.

Интересно отметить, что Олег Денисов, председатель российской Ассоциации профсоюзных организаций студентов, не встал на сторону студентов, считая, что ситуация в вузе «инспирирована» его руководством:

— Студенты вузов, находящихся в процессе преобразования, по большому счёту, ничего не теряют ни в финансовом, ни в морально-этическом аспектах. И, на мой взгляд, ситуация в РГТЭУ спровоцирована администрацией вуза, потому что администрация вуза, безусловно, теряет. Понятно, что в объединённом вузе будет один ректор, и маловероятно, что это будет Бабурин.

В протестах студентов за какие-то реальные права, студенты РГТЭУ никогда не выделялись. То есть в защите прав студентов, своих социальных прав, студенты торгового университета не принимали никакого участия. А когда тема коснулась лично администрации этого вуза, сразу проявилась студенческая активность. Это и позволяет нам сомневаться, и делать выводы о том, что ситуация инспирирована.

Если студенты продолжат бастовать, Министерство может пойти на встречу, но, судя по динамике развития конфликта, оно тоже заняло жёсткую позицию. Ведь до забастовки не было приказа о присоединении к Плехановскому университету, а активные действия администрации вуза и студентов вызывали обострении позиции со стороны Министерства.

На мой взгляд, ясно, что основные переговоры будут вестись не со студентами, а с администрацией вуза. Если Министерство образования захочет договориться с Бабуриным, оно договорится, и ситуация просто уйдёт в никуда. Либо Министерство всеми возможными способами продавит ситуацию – ресурсы и возможности у него имеются. И так как этот процесс только ознаменует крупномасштабные реорганизации в высшей школе, то, я думаю, он будет показательным для других.

Что можно предъявить Министерству образования с точки зрения студентов? Студентов же не выгоняют на улицу, им дают возможность закончить высшее учебное заведение, получить государственный диплом. С нашей стороны, со стороны студенческих профсоюзных организаций, претензий к этому процессу нет.

http://www.odnako.org/blogs/show_22774/


«Ливанову выгодно, чтобы сотни людей вышли на улицу»

Госдума выяснит, насколько корректно и адекватно Минобрнауки провело мониторинг вузов

21.12.2012, 19:33 | Ирина Резник, Наталья Зиганшина

Демарш министра образования и науки против единодушно принятого Госдумой закона в ответ на «закон Магнитского» может обернуться неприятностями для Минобрнауки. Госдума инициирует «проверку возможных последствий решений», принятых ведомством в рамках мониторинга вузов. В Минобрнауки утверждают, что студенты отстающих вузов только выиграют от реорганизации, получив дипломы более солидных учебных заведений.

Госдума планирует выяснить, насколько корректно и адекватно был проведен мониторинг вузов и какие последствия грозят российской высшей школе после намеченной реформы. «В наш комитет из Госдумы поступило указание инициировать проверку возможных последствий всех решений, принятых Минобрнауки в рамках мониторинга вузов. Когда будет выполнено это указание, пока что непонятно», — рассказал «Газете.Ru» зампред главы думского комитета по образованию Олег Смолин.

Результаты проверки могут быть неутешительными для новой министерской команды. Некоторые эксперты связывают грядущую проверку Минобрнауки с чисто политическими мотивами. Особенно критично депутаты Госдумы стали настроены по отношению к Дмитрию Ливанову после того, как тот открыто выступил против принятия закона, запрещающего американским семьям усыновлять российских детей. Во время последнего заседания в пятницу члены нижней палаты парламента не по-доброму упоминали министра образования и науки. «Ливанову выгодно, чтобы сотни людей вышли на улицу. Наверное, ему выгодно, чтобы Госдума не принимала единогласно этот закон», — заявил депутат Госдумы от КПРФ Владимир Кашин.

Между тем в пятницу в Минобрнауки рассказали о мероприятиях в отношении московских вузов, признанных нуждающимися в реорганизации.

Как говорится в поступившем в «Газету.Ru» пресс-релизе ведомства, принято решение о присоединении Российского государственного торгово-экономического университета (РГТЭУ) к Российскому экономическому университету им. Г. В. Плеханова (РЭУ им. Г. В. Плеханова). «Такой выбор обусловлен тесными связями данных университетов, а также значительным совпадением учебных программ (до 80%), что позволит провести безболезненную интеграцию образовательных процессов», — говорится в пресс-релизе.

В документе также отмечается, что в прошлом году РГТЭУ показал худшие результаты среди однопрофильных государственных московских вузов. «Фактически студенты РГТЭУ стали жертвами недобросовестных действий руководства РГТЭУ. РГТЭУ вкладывал в обучение одного студента менее 50 тысяч рублей в год, за эти деньги в принципе невозможно дать полноценное высшее образование. Для сравнения: в Москве обучение одного школьника стоит около 120 тысяч рублей в год», — цитирует ведомство своего главу Дмитрия Ливанова.

Кроме того, решено присоединить к Московскому государственному машиностроительному университету (МАМИ) Московский государственный открытый университет им. В. С. Черномырдина и Московский государственный вечерний металлургический институт.

«На данный момент МАМИ является крупным и динамично развивающимся московским вузом технического профиля. В декабре 2011 года к нему был присоединен Московский государственный университет инженерной экологии. Дальнейшее укрупнение вуза призвано решить задачи консолидации финансовых, материально-технических и интеллектуальных ресурсов для интенсивного развития российского инженерного образования», — говорится в пресс-релизе.

Результаты мониторинга и предстоящая реорганизация вызвали недовольство оказавшихся в «черном списке» вузов. Особенно активно протестовали студенты РГТЭУ, которые в минувший вторник начали забастовку. В акции принимали участие 400 человек. Студенты принесли в университет спальные мешки и еду. Ночью к бастующим со словами поддержки выходил ректор вуза Сергей Бабурин и приезжали депутаты от «Справедливой России» Дмитрий Гудков и Илья Пономарев, а также координатор «Левого фронта» Сергей Удальцов. Бабурин написал открытое письмо Владимиру Путину с просьбой разобраться в ситуации вокруг вуза.

В среду чиновники из департамента Министерства образования согласились пересмотреть рейтинг эффективности вузов. Накануне сообщалось, что студенты прекратили забастовку, так как получили подтверждение, что их требования выполнят. Однако в четверг вышел приказ Минобрнауки, определяющий судьбу вузов, и в пятницу пресс-служба ведомства сообщила, что «в рамках реорганизации московских вузов экономического профиля и в отсутствие предложений со стороны руководства РГЭТУ принято решение о его реорганизации».

В самом вузе сейчас звучат призывы не подчиняться этому решению, рассказал «Газете.Ru» пресс-секретарь ректора РГТЭУ Андрей Гара.

«В настоящий момент проходит общее собрание коллектива, на котором звучат призывы не подчиняться этому приказу. Коллектив настроен очень решительно, люди призывают к протестным акциям, даже к голодовке», — рассказал Гара. Он напомнил, что разобраться в ситуации министру поручил президент. Кроме того, с такими же предложениями к правительству обратились несколько депутатов Госдумы. «И, несмотря на это, министр Ливанов издает в последний рабочий день Думы и в отсутствие президента этот приказ, что выглядит достаточно подло, по мнению многих преподавателей и профессоров», — возмущается Гара.

Бастовавшие студенты добавляют к списку обвинений в адрес министра нарушение данного им слова. «Министр обещал приехать к нам, после того как мы приостановим забастовку, и мы ему поверили», — говорит активист Альберт Зарипов. По словам студента, он «не отрицает, что РЭУ им. Г. В. Плеханова — хороший вуз, но кто сказал, что РГТЭУ хуже». «Возможно, Плехановский университет более известен, но наш университет — ведущий в торгово-промышленной сфере вуз, имеет 200-летнюю историю, и по многим показателям намного лучше», — считает Зарипов.

«Если бы я хотел учиться в Плехановском университете, то поступал бы туда. Но я поступал в РГТЭУ, потому что хотел получить образование именно здесь, и это мнение большинства», — говорит студент.

Ранее вице-премьер России по социальным вопросам Ольга Голодец, признавая, что к мониторингу эффективности учебных заведений остается много вопросов, говорила, что у нее «есть ощущение, что студентов просто использует ректорат в каких-то не очень позитивных целях».

Стоимость обучения на договорной основе в вузах очень разнится. Так, в университете им. Плеханова стоимость обучения для поступивших в этом учебном году составила на специальности «политология» 200 тыс. рублей в год, «экономика» — 210 тыс. рублей, «реклама и связь с общественностью» — 230 тыс. рублей и «менеджмент» — 220 тыс. рублей. В РГТЭУ на тех же специальностях стоимость составляет соответственно: 83 тыс. рублей, 150 тыс. рублей, 122 тыс. рублей и 125 тыс. рублей. И это тоже могло напугать студентов.

По мнению ректора университета им. Плеханова Виктора Гришина, студенты только выиграют от того, что получат диплом Плехановского университета. «Возникают вопросы про стоимость обучения: к нам уже присоединился не один вуз — мы сохраняем для студентов их условия. Если говорить об оплате, то условия мы сохраним. Другое дело, что мы постараемся дать более качественное образование. Думаю, наши требования будут восприняты студентами РГТЭУ», — сообщил Гришин РИА «Новости».

Что касается преподавателей, то большинство продолжит работу в объединенном вузе. «Я знаю, что заработная плата наших преподавателей выше, чем в РГТЭУ. Думаю, что наши социальные возможности по поддержке преподавательского корпуса не хуже, чем в РГТЭУ, а может, даже и лучше, — отметил Гришин. — Я не вижу, что нам нужно что-то делить. Я считаю, что министерство проводит адекватную политику». По его словам, сейчас будет разрабатываться план объединения вуза, также будет создана комиссия, а сам процесс объединения, по расчетам Гришина, займет примерно год.

Однако такое возможно «при хорошем отношении обоих вузов». Если же РГТЭУ займет другую позицию, «будет сложно сразу сформировать работоспособный коллектив», заявил ректор.

Что до реорганизуемых технических вузов, то там страсти не достигли такой степени накала, как в РГТЭУ. В МГОУ имени В. С. Черномырдина «Газете.Ru» рассказали, что пока не видели приказа и надеются, что окончательное решение еще не принято. «Нам звонят с этим вопросом студенты, но пока это все неточно, и мы ничего конкретного не можем им сказать», — рассказала помощник ректора Адель Крутова. Между тем министерство предъявляет к этому вузу претензии не только из-за «неэффективности», но и в связи с необеспечением требуемого от вузов повышения зарплат профессорско-преподавательского состава.

Как объяснял ранее «Газете.Ru» первый проректор по учебной работе МГОУ имени В. С. Черномырдина Евгений Щербак, выделенные вузу дополнительные средства были «размазаны тонким слоем» между преподавателями головного вуза и 21 филиала и не решили проблемы. «Наш вуз специфический, у нас учатся дети рабочих и крестьян, и мы не можем, как в ГУ ВШЭ, требовать с них за обучение по 300 тыс. рублей, — рассказал он. — Мы не сможем потребовать с шахтера из Кемерово оплачивать за обучение ребенка даже и 112 тыс., как это запланировано. Это в корне неправильно: у людей со средним достатком тоже должен быть доступ к образованию, особенно на востребованных технических специальностях».

Ректор Университета машиностроения Андрей Николаенко, к которому будут присоединены два вуза-аутсайдера, заявил о том, что гарантирует, «что в процессе реорганизации права профессорско-преподавательского состава и обучающихся будут строго соблюдены».

По его словам, в ближайшее время будет создана рабочая группа, которая займется формированием предложений по структуре нового университета. На официальных сайтах трех вузов планируется открыть «горячую линию», где каждый желающий сможет выразить своё видение структуры объединённого университета и предложить конкретные идеи. Реорганизация вузов – это «отражение современной российской тенденции на укрупнение университетов», считает Николаенко. Работа в структуре объединённого вуза, по его мнению, позволит объединить традиции и опыт университетов, сконцентрировать ресурсы и повысить качество образования.

Ректор обещает направить реорганизацию «на формирование такой системы управления, которая могла бы привлекать финансовые и интеллектуальные ресурсы для развития университета в целом и каждого института, входящего в его состав». Между тем изначально МАМИ сам значился в списке вузов с признаками неэффективности. Однако 22 ноября состоялось окончательное заседание Межведомственной комиссии по мониторингу вузов, на котором университет был исключён из «черного списка».

http://www.gazeta.ru/social/2012/12/21/4902241.shtml

Образование cменило стандарты

Госдума окончательно одобрила проект закона «Об образовании»

21.12.2012, 18:02 | Наталья Зиганшина

В пятницу на последнем заседании Госдумы в 2012 году в третьем чтении был принят закон «Об образовании». Это означает, что вся российская система образования уже с будущего учебного года начнет плавный переход на новые законодательные нормы.

Этот документ стал один из самых скандальных и обсуждаемых в российской законотворческой практике. Резкие и критические замечания от общественности и ректорского сообщества получила еще самая первая версия проект закона «Об образовании», а впоследствии он редактировался несколько раз. В итоге к рассмотрению в нижней палате парламента была представлена седьмая по счету редакция. Общественное обсуждение документа тоже побило все рекорды — два с половиной года и свыше 20 тысяч предложений. Однако после того, как законопроект, наконец, был внесен правительством на рассмотрение в Госдуму и прошел первое чтение, ко второму чтению набралось еще 1700 поправок. Фракции Госдумы поделились на два фронта: изначально сторонниками закона были ЛДПР и «Единая Россия», а представители «Справедливой России» и КПРФ выражали несогласие. Коммунисты даже вносили свой альтернативный закон «О народном образовании», но он не был пропущен.

Перед голосованием в окончательном, третьем чтении представители несогласных фракций выступили с резкой критикой документа.

Заместитель думского комитета по образованию, депутат от «Справедливой России» Виктор Шудегов попросил вернуть документ к первому чтению. «Этот закон не решает проблемы повышения качества образования и перевода страны на инновационный путь развития. Он продолжает ту политику, которая привела к кризису образования в нашей стране. Мы могли существенно исправить законопроект, нужно его вернуть к первому чтению», — призвал Шудегов коллег-парламентариев.

Представитель КПРФ Марина Плетнева выразила озабоченность, что в документе не прописаны четкие условия обучения.

«Сколько в классе детей, какие стандарты, чему буду учить — ничего этого не прописано. Это же просто декларация, а не закон, мы все отдаем на откуп правительству. Мы сами уничтожаем своих детей, всех, в своей стране. Это не образование — зачем мы с вами тут сидим и тратим народные деньги?» — вопрошала депутат.

Бывший глава думского комитета по образованию, а ныне заместитель председателя комитета, член «Единой России» Николай Булаев высказался в защиту законопроекта и обвинил своих коллег в том, что они просто не читали документ.

«Есть уникальная возможность, наконец, почитать законопроект в том виде, в котором Дума его принимает. Я убеждаюсь, что многие его не читали и не понимают смысла. Школьное образование остается бесплатным, бюджетные места в вузах остаются. Этот законопроект сохраняет важнейшие позиции для школы: льготы для сельских учителей и среднюю зарплату. Законопроект сохраняет то хорошее, что есть сейчас, и в то же время работает на развитие», — заверил присутствующих Булаев.

В итоге за принятие законопроекта проголосовало чуть больше 60%, и он был принят в окончательном третьем чтении.

Новаций в системе образования будет много.

В частности, для дошкольников вводятся обязательные стандарты, хотя многие эксперты предостерегали от этой нормы, мотивируя свои опасения тем, что каждый стандарт предполагает результат и введение такой нормы «приведет к ЕГЭ для выпускников детского сада». Система оплаты за детский сад также претерпит серьезные изменения. Услуги по дошкольному образованию разделены на две составляющие: реализацию основных образовательных программ и реализацию услуг по присмотру и уходу. При этом услуги по присмотру и уходу софинансируются за счет бюджета и родительской платы, а образовательные программы полностью финансируются за счет государства. Пока что непонятно, каким образом это отразится на окончательной плате за детский сад.

Ученикам школ закон гарантирует бесплатность образования в рамках новых стандартов (объем учебных часов будет даже больше, чем сейчас).

Но за занятия сверх прописанного в стандартах школа имеет право брать плату.

Учителя также получили право официально заниматься репетиторством. Правда, согласно документу, они не могут заниматься за деньги с собственными учениками. А действие сертификата ЕГЭ для поступления в вузы продлено на год: теперь этот документ будет действителен три года.

В системе профессионального образования законопроектом вводится ряд не менее существенных изменений. Прежде всего, исчезает уровень начального образования, но сами программы сохраняются — их могут предоставлять и общеобразовательные школы, и центры присвоения квалификации, и учреждения среднего профессионального образования, и даже вузы. Средний уровень образования станет общедоступным и бесплатным: поступить в колледж сможет любой желающий и без экзаменов.

Высшее образование будет разделено на три ступени – бакалавриат, специалитет и магистратура.

Появится отдельный уровень «Подготовка кадров высшей квалификации», к нему отнесут программы ассистентуры-стажировки, ординатуры, а также подготовки научно-педагогических кадров. А вот докторантура исключается из числа образовательных программ, она будет регулироваться не законом «Об образовании», а федеральным законом «О науке и государственной научно-технической политике».

Законный статус получили модульные и дистанционные технологии образования, а также сетевое взаимодействие образовательных учреждений, однако в документе не прописано, каким образом и по каким схемам будут внедряться эти новации — и это может создать серьезные проблемы.

Критики принятого в третьем чтении законопроекта обвиняют его в рамочности и декларативности.

«В законопроекте около 150 отсылочных норм, это закон о распределении полномочий между чиновниками. Ни родители, ни учителя, ни профессора, ни студенты не получат ничего особенно важного для себя, за редким исключением», — считает зампред думского комитета по образованию Олег Смолин.

Главный козырь сторонников законопроекта – это нормы, которые удалось отстоять в непростом диалоге с Минфином о фиксированной зарплате учителей на уровне средней зарплаты по экономике региона, а также набор льгот для сельских учителей по оплате ЖКХ.

Правда, некоторые депутаты опасаются, что норма о фиксированной зарплате впоследствии может быть отредактирована. «Ранее в нынешнем законе была статья, которая гарантировала зарплату преподавателям вуза на уровне двух средних зарплат по промышленности и учителям школ – на уровне одной зарплаты по промышленности, но 22 августа 2004 года эти статьи были исключены», — напомнил депутат Шудегов.

Теперь очень многие процессы в системе образования будут зависеть от позиции руководителей государства, нормативных актов правительства и Минобрнауки и возможностей представителей региональных властей и муниципалитетов. Сам законопроект ждет стандартная процедура: теперь его должен одобрить Совет федерации и подписать президент. Как ожидается, в силу закон вступит с сентября 2013 года.

http://www.gazeta.ru/social/2012/12/21/4902009.shtml

Марина Кулакова, Нижний Новгород: Инструкции для школ пишут люди, у которых нет правой половины мозга. Но они об этом не подозревают

«Протезируемый результат». Это словосочетание я увидела в плане воспитательной работы школы. Не поверив своим глазам, я провела цитату через поисковик. Внимание! Инструкция, содержащая это словосочетание, есть во всех школах России!

Привожу ее полностью.

» 1ЦЕЛЕПОЛАГАНИЕ ВОСПИТАНИЯ И СТРУКТУРА УПРАВЛЕНИЯ ВОСПИТАТЕЛЬНЫМ ПРОЦЕССОМ.

1. Идеальная цель (идеал, к которому стремится школа): воспитание всесторонне и гармонично развитой личности, обладающей личностными качествами, которые могут быть востребованы сегодня и завтра, способствующие «вхождению» ребенка в социальную среду.

2. Результативная цель (протезируемый результат, выраженный в желаемом образе выпускника и который планируется достичь за определенный промежуток времени): развитие личности выпускника основной школы с достаточно сформированным интеллектуальным, нравственным, коммуникативным, эстетическим и физическим потенциалом и на достаточном уровне, овладевшим практическими навыками и умениями, способами творческой деятельности, приемами и методами самопознания и саморазвития.

3. Процессуальная цель (проектное состояние воспитательного процесса, необходимое для формирования желаемых качеств выпускника): создание в школе благоприятной культурной среды развития личности ребенка, среды жизнедеятельности и способов самореализации в интеллектуальной, информационной, коммуникативной и рефлексивной культуре и оказание ему помощи в выборе ценностей…»

Сейчас так пишут только чиновники Министерства образования и люди, работающие в системе образования. Скоро так будут писать и мыслить все, кого пропустили через мясорубку ЕГЭ. Так пишут люди, у которых НЕТ правой половины мозга. Но они об этом не подозревают.

«Протезируемый» результат вместо прогнозируемого – это не опечатка, а глухота. Этическая, эстетическая, грамматическая – всесторонняя, глубокая. Это новый вариант старинной формулировки «Молчать я вас спрашиваю!»

Этот «воспитательный план», эта, прости, Господи, «структура управления воспитательным процессом» вывешена во всех школах, начиная с Москвы, и никто, видимо, никто (!) не должен удивиться и возразить?! И даже просто подчеркнуть красным и исправить эти чудовищные формулировки? Но никто не исправил. Так и висит на сайтах всех школ России!..

Почему не исправляют, не возмущаются, не возражают? Боятся? Тысячи, десятки тысяч учителей, завучи — почему они допускают это? Или сами не видят, не слышат, или «приказ есть приказ», выполняй не рассуждая?

Я отвечу, во всяком случае вариант ответа у меня есть.

За последнее десятилетие огромное количество учителей-словесников, именно тех, кто слышит и видит, ушли из школы. Не на пенсию, просто ушли, не выдержав – это была для них единственная форма протеста. Знаете ли вы, что каждую четверть надо предоставить отчетность о каждом «обучающемся» – о его «воспитуемости» и разных других его качествах – в процентах? Хорошо ли вы представляете себе, что такое тесты по русскому и литературе и как глубоко они, тесты, разрушают сознание, мышление, национальные основы мирочувствования детей и учителей? А знаете ли вы, что до последнего времени остаются люди и школы, их единицы, которые «тайком» учат по старым учебникам и по полным текстам классической литературы?..

Если нет, то вы многого не знаете о российских школах последнего десятилетия!

«Помощь в выборе ценностей…» Авторы этого текста сами нуждаются в помощи. Глухие люди не имеют права никого воспитывать и ничем руководить. Разве они могут «оказать помощь в выборе ценностей» нормальному живому ребенку? Самая большая ценность – это язык, живой язык, живая речь, все остальные ценности мы передаем детям именно через язык и речь. Почему в Министерстве образования нет филологов, словесников с опытом работы в школе, а не в «управлении»? Что это за вертикаль власти процентов, цифр, тестов, безграмотного нагромождения абстракций и канцелярской мертвечины?

Цитата, которую я привожу, эти формулировки «плана», «протезируемый результат» и » процессуальная цель» — и есть катастрофа, разгром гуманитарного образования, о котором в своем обращении единодушно говорят филологи ученого совета МГУ. И они абсолютно правы – руководство и авторы всех «директив» последних лет должны нести не просто ответственность, а наказание за свои деяния и слова.

Кого и как можно привлечь за этот документ к ответственности? Хотя бы административной? Школы набиты такими «директивами».

Об авторе

Марина Кулакова, филолог, преподаватель, писатель, автор проекта творческой модели образования-воспитания «ЖЭСТ: живая ЭстЭтика», Нижний Новгород

http://www.ug.ru/insight/31

Сергей Бабурин требует публичных показателей Плехановки и РГТЭУ

21 декабря 2012, 13:20 [ «АН-online» ]

Сергей Бабурин требует публичных показателей Плехановки и РГТЭУ

Студенты и преподаватели Российского государственного торгово-экономического университета (РГТЭУ) намерены продолжать борьбу против реорганизации, заявил ректор вуза Сергей Бабурин.

«Вуз будет продолжать бороться за свою репутацию и те научные школы, которые у нас формировались 200 лет. У нас уже студенты объявили аврал для более энергичного протеста, но, очевидно, будет и коллектив профессорско-преподавательский присоединяться к этому протесту. Потому что, кто сказал, что Плехановка эффективней нас? Давайте публично показатели нашего вуза и показатели Плехановки и разберемся кто к кому должен быть присоединен», — сказал он, сообщает ria.ru.

Ранее «АН» сообщали: Российский государственный торгово-экономический университет (РГТЭУ), где бастовали студенты, решено присоединить к Российскому экономическому университету имени Плеханова.

http://argumenti.ru/education/2012/12/221686

«Минобр — это Министерство народного недоверия»

От редакции: Несколько дней назад Министерство образования и науки опубликовало результаты Мониторинга деятельности российских вузов. Список потряс воображение: в число «неэффективных» попали несколько знаменитых, брендовых вузов. По мнению экспертов, мониторинг проводился по критериям, не проверяющим главное — качество образования. О том, как такое могло произойти, обозревателю «Русского журнала» рассказывает член-корреспондент РАО Александр Абрамов.

* * *

Александр Абрамов: Здесь в очередной раз обнаружились признаки большой неэффективности Министерства образования и науки, которое в последнее время проявляет себя «замечательно». «Русский журнал» уже комментировал «Государственную программу развития образования на 2013-2020 гг.». В ней, например, среди главных «целевых индикаторов — отношение среднего балла ЕГЭ (в расчете на 1 предмет) в десяти процентах школ с лучшими результатами ЕГЭ к среднему баллу ЕГЭ (в расчете на 1 предмет) в десяти процентах школ с худшими результатами ЕГЭ. Мало того, что этот критерий совершенно бессмыслен. Если считать, что хороший показатель – это высокий коэффициент, то добиться этого можно так: повышать средний балл ЕГЭ в десяти процентах лучших школ и одновременно понижать его в десяти процентах худших. Еще страшней то, что раз ЕГЭ введен в качестве главного интегративного показателя, значит, он становится центром школьного образования. Эту программу обсуждал вновь созданный Общественный Совет при Министерстве, члены которого написали свои критические замечания. Но замечания проигнорировали. «Программа развития образования на 2013-2020 гг.» очень легко получила одобрение Правительства. Реакции на ее явное несовершенство не было никакой. Слава богу, такого не произошло с «Программой развития науки и технологий»: возникла дискуссия с учеными, и она не прошла.

Но последний документ, выявивший «неэффективные вузы», совершенно безумный.

Русский журналВ чем его безумие?

А.А.: Провести серьезный мониторинг по оценке состояния нескольких сот вузов за короткое время было невозможно. Поэтому пошли по линии наименьшего сопротивления: ввели безумные критерии, которые никоим образом не связаны с качеством образования. Ни один из пяти критериев не имеет к этому отношения. ЕГЭ в принципе сомнительная вещь, и оценивать качество вуза по числу высокобалльников ЕГЭ несерьезно. Или: никто никогда не оценивал качество вуза в квадратных метрах на душу вузовского населения. Не оценивали вузы и в количестве иностранцев, обучающихся в них на фул-тайм. Последнее – попытка ориентироваться на международные критерии. Но эти критерии малоприменимы к российской действительности. Ведь при том состоянии, в котором находится страна, привлекательность поступления в российские университеты зависит далеко не только от вузов. А зависит, например, от безопасности (мы знаем, сколько печальных и трагических историй происходило с иностранными студентами за последнее время). Не выдерживают критики и другие параметры оценки качества вуза – объем НИОКР в рублях, например. И еще – в самом слабом вузе могут быть сильные факультеты.

РЖ: И все-таки, как можно оценивать качество вуза? Ведь делать это нужно.

А.А.: Есть ключевой критерий. Это – судьбы выпускников. А в этом мониторинге нет ни одного содержательного критерия. И когда в список неэффективных вузов Москвы и, кажется, Петербурга, не попадает ни одного юридического вуза – это и вовсе смешно.

Вся система критериев – это полная халтура, которая свидетельствует о неготовности Министерства к решению задач реформирования высшей школы. Это нужно рассматривать как заявление министра об отставке, в связи с полной некомпетентностью.

Но есть другая сторона дела. Результаты этого мониторинга – вызов всей высшей школе. Начинается охота за ведьмами, при очень странном отборе ведьм. И высшая школа, конечно же, должна среагировать на это.

РЖ: А как среагировать? Ведь все ректоры повязаны по рукам и ногам?

А.А.: Это вызов здравому смыслу, вызов высшей школе. Проглотит она это или нет? Ведь результаты мониторинга будут сопровождаться многочисленными последствиями. Репутационные потери для пострадавших вузов уже налицо!

РЖ: Да. Вот и министр образования говорит: вы посмотрите на эти результаты и увидите, кто чего стоит.

А.А.: Я убежден в том, что пришло время проверить все министерства по поводу признаков неэффективности. Министерство образования теперь превратилось в Министерство народного недоверия. Одна бумага за другой, и – полный провал. Это означает, что в Минобре не осталось людей, которые могут сделать правдоподобный документ.

РЖ: Ведь всюду идет одно и то же – укрупнение школ, слияние школ с детскими садами, а ПТУ — с вузами. Это укрупнение – только ради экономии бюджетных средств?

А.А.: Конечно! Они не думают о том, что это чрезвычайно важная часть жизни страны. Не думают о содержательной работе. Возникает вопрос: а судьи – кто? Нас считают за идиотов и рабов. Люди могут выйти на площадь.

Беседовала Наталья Иванова-Гладильщикова

Источник фото: Официальный сайт министерства образования и науки РФ

06.11.12 10:57

http://www.russ.ru/Mirovaya-povestka/Minobr-eto-Ministerstvo-narodnogo-nedoveriya

Общественная палата решила лишить троечников высшего образования

Вузам запретят самостоятельно устанавливать «проходной балл» ЕГЭ

14.11.12 13:44
Общественная палата решила лишить троечников высшего образования / Вузам запретят самостоятельно устанавливать «проходной балл» ЕГЭ

Москва, Ноябрь 14 (Новый Регион, Алексей Усов) – Общественная палата РФ представила еще одну поправку к закону «Об образовании», которая преследует две цели: разорить значительную часть коммерческих вузов и отсечь «троечников» от возможности получить статус «граждан с высшим образованием». По нормам, предложенным ОП, ректорам вузов запретят устанавливать минимальный балл ЕГЭ, необходимый для поступления. «Нормативы» будут определяться только Минобрнауки. Вузовское сообщество называет инициативу катастрофой.

Поправка о полномочиях ректоров и министерства оказалась самой резонансной из всех 20 нововведений, представленных ОП. Сейчас минимальный проходной балл ЕГЭ для абитуриентов устанавливает администрация вуза. В частности, это позволяет негосударственным вузам при «недоборе» студентов с «хорошим» ЕГЭ снизить балл и не потерять в доходах учебного заведения. То есть – не сокращать штат преподавателей и не урезать им зарплаты. Кроме того, выпускники школ, не поставившие себе целью любой ценой получить «красивые» результаты ЕГЭ, имеют шанс на получение высшего образования.

Авторы поправок в закон «Об образовании» предлагают передать право устанавливать минимальный проходной балл учредителю. Для большинства российских вузов учредителем является Минобрнауки, пишет «Коммерсант».

«Мы предлагаем исключить из приема на первый курс абитуриентов, не имеющих достаточного балла по профильным предметам. Мы принимаем на сложные программы людей, которые имеют «тройку» по профильному предмету, и эти люди недоучиваются» – заявил изданию ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов, который также является главой комиссии ОП по образованию и одним из авторов поправки. Правда, Кузьминов не пояснил, почему он, в роли ректора сам себя и свой вуз подвергает таким испытаниям.

Кузьминов объявил, что целью поправки будет сокращение специальностей, не пользующихся популярностью и «законодательное закрепление права вузов отказаться от обучения необучаемых». Это высказывание Кузьминова «Ъ» также не поясняет. По нему получается, что он, как ректор ВШЭ, имея возможность устанавливать минимальных проходной балл, не может этой мерой отсечь «необучаемых». А барьер, установленный министерством, который ректор изменить не может, ситуацию как бы исправит. Зато Кузьминов не упомянул, что контингент студентов ВШЭ – и без дополнительных мер превосходит средний по стране уровень: ВШЭ является, возможно, одним из лучших экономических вузов РФ. Зато принятие этой поправки может сильно увеличить доходы этого заведения, так как отсечет значительную часть конкурентов.

Поправку уже раскритиковали ректоры региональных вузов. Кузьминову следует выехать за пределы МКАД, чтобы понять, что мало кто рвется учиться на учителя из-за низких зарплат. «Неужели эти специальности надо закрывать? Нам придется целиком отказаться от оборонки или агропромышленного сектора» – заявил ректор Волгоградского государственного технического университета Иван Новаков.

Именно эта поправка из всех, принятых в последние годы, должна сократить количество высших учебных заведений в РФ, что декларировали сначала президент Медведев, а затем и президент Путин.

http://www.nr2.ru/science/412406.html

«Учредитель имеет право»

В Москве активисты профсоюза «Учитель» и Конфедерации труда России (КТР) провели пикетирование Федерального агентства по морскому транспорту, протестуя против закрытия Каспийского филиала Государственного морского университета в Астрахани. Об этом сообщает «Кавказский узел».

Астраханская мореходка ликвидируется приказом Росморечфлота от 27 сентября. Преподаватели филиала уже получили предупреждение о предстоящем увольнении с 25 декабря.

Акции протеста проводятся регулярно с 7 ноября. Участники очередной акции стояли в одиночных пикетах с плакатом «Не закрывайте мореходку в Астрахани!».

Формат одиночных пикетов был выбран в связи с тем, что власти отказали в согласовании.

«Милиция вела себя спокойно, но охрана здания была очень агрессивна. Выходили еще какие-то люди, заявлявшие, что они сотрудники. Говорили — зачем вам эта мореходка если вы не из Астрахани и не моряки», — рассказал председатель профсоюза «Учитель» Андрей Демидов.

По словам участников пикета, один из вышедших сотрудников агентства, заявил, что решение не обсуждается, потому что «учредитель имеет право».

Издание отмечает, что проходившие мимо люди на пикетчиков реагировали позитивно. Так, одна женщина, сообщив, что ее отец учился в Астрахани, угостила участников акции горячим кофе.

Также митинг против уничтожения мореходки прошел в самой астрахани. В нем приняли участие до 200 человек. В результате было принято решение начать подготовку к забастовке.

http://rborba.ru/46330099CBBB8/50D3094E7D0A1.html

Прорывная педагогика

Или как нам всем не превратиться в супершимпанзе

Кризис в образовании стал самой обсуждаемой темой. И на первый взгляд может показаться парадоксальным, что кризис-то случился уже давно, а заговорили о нем только сейчас. Причем поводом, как это должно было стать, явился не новый закон об образовании, а решение Минобразования о неэффективных вузах. Это и понятно: законы для нас категория абстрактная, в России они все равно не работают, одним больше, одним меньше. А вот список неэффективных вузов – это уже удар под дых. Вернее – удар по карману. И вот эта самая угроза пустого кармана заставила вдруг заголосить о проблемах образования даже тех, кто до этого постыдно, но выгодно для себя молчал.

О, ужас, коммерческие лавки по продаже дипломов могут прикрыть! А может быть, им туда и дорога? Без сомнения, список так называемых неэффективных вузов выглядит весьма подозрительно, а критерии оценки неэффективности так и вообще смешно. Но его появление сделало главное – оно заставило профессиональное сообщество пробудиться от ленивого сна в теплом денежном болоте и начать дергаться. Сейчас пока непонятно к чему приведут эти рефлекторные конвульсии, но, по сути, вопрос нужно ставить кардинально – о неэффективности всей системы современного образования, а не об отдельных очагах его неэффективности в каком-то одном злополучном вузе. Российское образование переживает трагический системный, мировоззренческий кризис, и без понимания этого жизненно важного обстоятельства проблему вряд ли удастся решить. Фактически у нас остался последний шанс на краю бездны, и о том, как нам им воспользоваться, чтобы не погибнуть, сегодня наш разговор с директором Иркутского регионального колледжа педагогического образования, талантливым и авторитетным педагогом, доктором философских наук, профессором Виктором Колесниковым.

- Виктор Алексеевич, существует распространенное мнение, что все беды нашего образования происходят от нищеты, от мизерной заработной платы педагога и низкого его социального статуса в обществе. Это действительно так?

- Это чрезвычайно поверхностный взгляд на проблему. Разумеется, вопросы оплаты труда и статуса существуют, но это не причины кризиса, а последствия. В настоящее время происходит деградация учителя, но причины ее находятся не в материальной плоскости, а в антропологической, в отсутствии гуманитарной стратегии. Мы живем в сложном, беспорядочном мире, когда человек отринул все подлинные человеческие ценности и впал в самообман, убеждая себя в том, что псевдоценности являются настоящими. Жить в этой реальности человеку становится все тяжелее, но, не осознавая процесса, он каждым своим последующим шагом усугубляет ситуацию. Технократическое общество, научно-технический прогресс создали у человека иллюзию абсолютной силы и привели к тому, что человек стал человеку не нужен. Мы движемся по пути индивидуализма, причем в самой худшей и самой извращенной его форме. Идеология постиндустриального общества убеждает нас в том, что смысл человеческого существования – потребление, когда на самом деле смысл в познании и созидании. Мы отринули фундаментальные ценности и остались на зыбком песке, потому что потребление, по сути, не может быть идеологией. Идеология основывается на вере в настоящее. Понимаете, это как настоящее и суррогатное молоко, как экологически чистый и генно-модифицированный картофель. И вот мы столкнулись с кризисом веры, причем веры не религиозной, а той веры, которая была в человеке и давала ему силы и возможность опереться на что-то и уверенно себя в жизни вести. Давала ему силы оставаться человеком. А поскольку человек начинается с познания, больше всего в этом процессе пострадало образование. Именно в этой сфере кризис веры проявился самым болезненным образом. Мы столкнулись с мировоззренческой дырой, и даже не пытаемся понять, что с нами произошло. Ищем сиюминутные прагматические лазейки, но стратегическое решение в мировоззренческой сфере не может быть прагматичным. Оно должно быть культурологическим.

- Вы хотите сказать, что сознание определяет бытие, а не наоборот, и что главное – это мысль?

- А вы знаете, все меняется. Раньше мы разделяли пространство и время, а теперь они слились воедино, и само время сжалось и ускорилось. Во второй половине ХХ века, если вы помните, был спор между физиками и лириками, в котором физики одержали победу. Все тогда несказанно радовались, а между тем нынешний наш мировоззренческий вакуум – результат этой победы. А физика, тем временем, тоже оказалась в тупике. Почему это случилось? Нельзя было гуманитарную науку выбрасывать на обочину истории. Человек — существо в первую очередь духовное, а уж потом биологическое. Все больше погрязая в атрибутах технократического общества, человек забыл о душе, и все больше становится похож на животное. Общество потребления учит его культивировать свои потребности, но потребности безграничны, и все сводится к тому, что человек жаждет потреблять все больше и больше, не особо себя утруждая. А еще Ницше говорил, что человек общества потребления — это не человек вовсе, а супершимпанзе.

- И что же, теперь мы должны жить с мыслью, что мы супершимпанзе?

- Все зависит от нас. Если мы не хотим быть супершимпанзе, нам необходимо вернутся к истокам. 150 лет назад такой кризисной ситуации в антропологическом смысле не было. Раньше человек чувствовал потребность в коллективе, а сейчас рушится вся система общественных связей, происходит стремительная деперсонализация социума. Куда мы такими темпами выйдем, не понятно. Следствием того, что из нашей жизни ушли такие понятия, как духовность и нравственность, и мы забыли, что человек существо эмоциональное, стал небывалый рост агрессии в обществе. Она растет в геометрической прогрессии, и мы можем наблюдать ее повсюду. Человек все больше становится конфликтным. Эти конфликты, религиозные, территориальные, семейные, гендерные, возрастные, вспыхивают по нарастающей. Духовность утрачена, и человек, не зная, как выстраивать свою жизненную стратегию, начинает действовать с позиции экстрима. Человек зажат со всех сторон, говорить о свободе невозможно, потому что безответственность и вседозволенность – это не свобода, это снова какой-то заменитель. Понимаете, мы живем среди каких-то суррогатных ценностей. Подлинная свобода – это, в первую очередь, способность отвергать соблазны свободы. А каждый человек должен пройти испытание свободой, это еще Бердяев говорил. Сегодня человек превратился в зомби, он стал частью технократической цивилизации, и она в нем последнее живое убивает. Выход может подсказать только гуманитарная наука.

- А она у нас есть, осталась еще?

- Я с ужасом жду то время, когда старая профессорская школа, на которую я молюсь и которая в свое время вправила мне мозги и научила смотреть на процессы и явления с высоты птичьего полета, уйдет в небытие. С чем мы останемся? Это будет уже катастрофа. Ученых много, но они все влачат нищенское существование. Нужна объединяющая сила, нужна государственная политика, которая выстроит правильные приоритеты. Обществу необходимо вернуть духовность, русскому народу срочно нужна реанимация фундаментальных ценностей. Российское общество нуждается в экстренном окультуривании, иначе последствия будут весьма тяжелыми. У нас же сейчас биология на первом месте, какое-то биологическое варварство, прикрытое циничным ханжеством. Полный упадок нравов в пропаганде, и при этом родители, которые при слове «секс» падают в обморок. Это ханжество, необходимое нам для создания иллюзии благопристойности, мешает нам взглянуть правде в глаза и понять, где мы находимся, как низко упали. А подросток все это видит, впитывает, как губка, эту ложь, эти двойные стандарты. Как ему уместить это в своей голове? Сколько раз приходилось наблюдать не только мне, но и моим коллегам, как мы убиваем в наших детях живость мысли, искренность, жажду жизни, убиваем в них человеческое. А природу не обманешь, она ищет и находит разнообразные выходы в наркомании, беспорядочных половых связях в их среде. На душу кто и когда работать будет? Образование этим занято? Нет, нам некогда, мы подсчитываем балы по ЕГЭ, пишем отчеты. Если так будет продолжаться, то скоро школьники и студенты своим присутствием будут нам мешать работать.

- Пресловутый новый закон «Об образовании» ставит эти проблемы, хотя бы фиксирует их существование или вообще делает вид, что их не нет?

- Нет, он эти проблемы не ставит и тем более не позволяет их решить. Там все о другом. Начнем с названия: «Об образовании». Само название фиксирует стагнацию и загоняет образование в ханжеские рамки. Если мы ставим перед собой глобальную задачу построить инновационное общество, то говорить надо о развитии образования. Фундаментальные вещи в законе должны быть прописаны, спору нет, но мы также должны были прописать концептуальные векторы, заложить ориентиры, чтобы под них создавать прогрессивную нормативно-правовую базу с учетом инновационного опыта, чтобы была проведена экспертиза этого опыта и чтобы им впоследствии мы стали насыщать массовую практику в школах, вузах и колледжах. У нас ведь сегодня единого школьно-вузовского и колледжного пространства нет. Школы и колледжи подчиняются региональной власти, а вузы, которые готовят кадры для региона – федеральной. При этом научная вузовская база на школы и колледжи не работает. Откуда школам и колледжам черпать научные знания, на что опираться? Вот для борьбы с коррупцией мы внедрили ЕГЭ. Результат – коррупция расцвела пышным цветом, а ЕГЭ превратился в инструмент по вынесению мозгов родителям. То же самое будет и с этим законом. Мы не вникаем в суть ситуации и для себя рисуем иллюзию того, что заимствуем передовой западный опыт, а ответ на вопрос: «Применим ли он к нашей русской рубашке?» не ищем.

- Почему мы не ищем ответы на очевидные вопросы, почему мы катимся в пропасть, каждым последующим шагом усугубляя свое положение?

- Существующая педагогическая система разучила человека мыслить. Сама педагогика остановилась в своем развитии. Мы попали в замкнутый круг: зауженность педагогического кругозора привела к деградации учителя, а деградация учителя привела нас к еще более тяжелым последствиям, мы разучились думать. Вот смотрите: учитель закончил вуз и остановился в своем развитии, а учиться необходимо всю жизнь, и не только учителю. В этом смысл человеческого существования – учиться и выносить уроки каждый день, до последнего вздоха. Но с другой стороны, условий для того, чтобы учитель учился всю жизнь, никто ему не создал. Педагог сегодня не живет, а выживает. При этом современная педагогическая наука и не ставит ему задачу постоянного самообразования, она готовит узконаправленно педагога, а необходимо готовить педагога с широким гуманитарным кругозором. Только такой педагог способен будет развивать, а не подавлять в ребенке личность, творческое начало. Развивать у него активный понятийный аппарат, острый дефицит которого сегодня мы с горечью наблюдаем. Ведь у большинства взрослых людей мозги из-за ограниченности и отсутствия любопытства атрофируются.

И сохранить в ребенке индивидуальность и творческое начало можно только тогда, когда педагог работает с учеником «глаза в глаза». Обратите внимание, у Христа было 12 апостолов, 12 учеников, и все было замечательно, но появился тринадцатый, и у Христа на него сил не хватило. Он стал предателем учителя и его веры. Я выражаюсь фигурально, но, видимо, это число «12» для учителя оптимально. Больше не осилить. Вот мы и получаем «иуд», потому что у учителя руки не доходят. Педагогика – наука штучного похода. Образование – это не получение суммы знаний, зачастую впоследствии бесполезных, это способность критического осмысления действительности и себя в ней, готовность к принятию решений. Нам всем необходимо, наконец, это понять.

- Так мы обречены? Есть ли у нас шанс?

- Мы будем обречены, если не найдем в себе силы осознать и принять реальность, найти в себе мужество взяться за дело и поправить ситуацию. Перестать заниматься мишурой, бесконечным тюнингом, создающим у нас иллюзорную реальность. Нам надо ожить, вернуть энергетику, очнуться, вырваться из зазеркалья. Развивать мозги, пробудить волю, даже не волю, одержимость. Нам необходимо вернуться к коллективизму, но уже на более высоком уровне, учиться быть более открытыми к преобразованиям, мобильными. А что такое мобильность? Это моя способность самого себя кардинально менять и отказываться от себя прежнего, не искать легких путей, потому что их не бывает. Нашему обществу нужны прорывы во всех сферах, но без прорыва в образовании шанс на остальные прорывы равен нулю.

материал: Светлана Батутене

http://baikal.mk.ru/article/2012/12/05/782006-proryivnaya-pedagogika.html

О некоторых итогах работы над проектом федерального закона «Об образовании в Российской Федерации»

18.12.2012

Председательствует Первый заместитель Председателя Государственной Думы Российской Федерации А.Д. Жуков.

Смолин О.Н.фракция КПРФ. Уважаемые коллеги, уважаемый Александр Дмитриевич! Несколько дней назад практически незамеченной осталась годовщина восстания на Сенатской площади, но я сегодня намерен говорить о революции. Правда, не о той, о которой многие подумали, не о политической, но об образовательной.

Заканчивается почти трёхлетняя эпопея работы над проектом федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», пора подвести некоторые итоги, и они выражаются грустной формулой – законопроект стал лучше, но закон будет хуже.

За время работы закон становился то лучше, то хуже, последнее улучшение попытался сделать Комитет Государственной Думы по образованию и науке довольно существенное.

Так продолжалось до 8 декабря, пока руководство комитета не повстречалось с руководством правительства. В результате были сделаны сразу четыре шага назад. Но всё-таки мы хотим отметить большую работу комитета и в частности то положение, которое указывает, что средняя заработная плата педагогических работников должна быть не ниже средней заработной платы по региону, это должно быть заложено в нормативе финансирования. По сравнению с действующим правилом это плюс, потому что сейчас это 70 процентов, а не 100 процентов. И, тем не менее, плюс со слезами на глазах.

Во-первых, это относится только к учителю и ни к каким другим педагогам.

Во-вторых, закон не включает даже положения указа президента Путина от 7 мая, который распространяет это и на высшие учебные заведения, правда, к 2018 году.

В третьих, закон говорит о заработной плате, а надо говорить о ставке педагога, потому что сейчас большинство педагогов работают на полторы ставки, как сказал бы Жванецкий: если работать на одну ставку, то жить не на что, а если работать на две, то жить когда?

Есть и некоторые другие достижения комитета. Перенесено в закон содержание федерального закона номер 11 «О дистанционных технологиях в электронном обучении», учтены некоторые наши предложения, связанные с образованием инвалидов.

И, тем не менее, уважаемые коллеги, я хочу при всех заслугах комитета сказать, что 17 октября, отклонив проект федерального закона «О народном образовании», Государственная Дума упустила уникальный шанс принципиально изменить курс образовательной политики, который привёл к падению качества нашего образования, особенно в последние 10 лет. Созданная по предложению Людмилы Ивановны Швецовой межфракционная депутатская группа не собиралась ни разу, хотя должна была принимать принципиальные решения, в рамках одной партии радикально улучшить закон оказалось практически невозможно.

Вот прежние четыре коренных системных недостатка законаПервый – закон будет исключительно рамочным, в нём по-прежнему около 150 отсылочных норм, это «паровоз для машиниста», закон для чиновников о распределении между ними различного рода полномочий. Второй системный недостаток – несоблюдение принципа «не навреди». Закон по-прежнему принесёт вреда больше, чем пользы, шагов вперёд он сделает до десятка, шагов назад более двадцати.

Приведу примеры. Сельская школа. Сейчас её можно закрыть только с согласия сельского схода. Теперь можно будет закрыть с согласия некой комиссии, понятно, комиссию уломать проще.

Поддержка родителей дошкольников. Сейчас родители должны платить не более 20 процентов от цены присмотра и ухода, теперь это положение отменено. Никаких ограничений на рост цен за дошкольное учреждение нет. Это значит только одно – проблема очередей в детские сады решится сама собой, просить детские сады просто-напросто перестанут.

Далее – это уменьшение числа бюджетных студентов. При новой формуле за три-пять лет их станет приблизительно на 700 тысяч меньше.

Далее – это дети-сироты. Они лишаются права на внеконкурсное поступление в профессиональные учебные заведения. Значит, ещё меньше будет их социализированность. Сейчас это только 10 процентов.

Право студента на общежитие. Сейчас действует ограничение – плата за общежитие не более пяти процентов от стипендии. Такое ограничение снято. Всё, что добавят на стипендию, уйдёт на общежитие.

Далее – отступление от принципов светского образования. Факультативное изучение религии будет заменено на практически обязательное. Кроме того, вводится возможность для частных учебных заведений вводить религиозный компонент, дай бог, нам не получить Талибан.

Третий системный недостаток закона – это консервация курса. Закон сохраняет то, что привело к падению нашего образования – хроническое недофинансирование, так называемое подушевое финансирование, при котором закрыто 15 тысяч сельских школ; школьные стандарты, в которых можно оставлять три обязательных предмета; обязательный ЕГЭ, размывающий духовное содержание образования; принудительный Болонский процесс и так далее. Не трудно понять, при таком курсе образовательной политики падение уровня образования продолжится, модернизация не состоится.

И четвёртый недостаток – это отсутствие стратегии научно-образовательного прорыва. Главными факторами такой стратегии должны были стать: новый удвоенный уровень финансирования, новый статус педагога, не ниже госслужащего, новейшие технологии, связанные с электронным обучением, новая информационно-образовательная среда. Ничего этого в законе нет, уважаемые коллеги.

И если мы радикально не улучшим закон или не отложим его рассмотрение, то мы должны понимать, что нам придётся вспоминать известные строки Михаила Лермонтова из стихотворения, названного «Дума»: «И прах наш строгостью судьи и гражданина потомок оскорбит презрительным стихом, насмешкой горькою обманутого сына над промотавшимся отцом».

Нам нужна новая научно-образовательная революция, в том числе для того, чтобы избежать политических потрясений и деградации страны. Спасибо.

http://www.smolin.ru/duma/duma06/2012-12-18.htm

Вуз не покинут. В Москве забастовали студенты попавшего в черный список РГТЭУ

Надежда Сокирская

Студенты Российского государственного торгово-экономического университета, который попал в список неэффективных вузов, решили защитить альма-матер и объявили забастовку. Молодые люди заявили, что не покинут здание вуза, пока Министерство образования не выполнит их требования.

Забастовка студентов РГТЭУ начнется в 18:00 в здании вуза. Около 400 учащихся пообещали не покидать стен университета до тех пор, пока их требования не будут выполнены. По словам одного из организаторов забастовки, они настроены крайне решительно и готовы пойти на всё, что не противоречит закону, вплоть до голодовки.

Мы не согласны с результатами мониторинга, в результате чего наш вуз назвали неэффективным. Там указали неверные данные. Мы вечером начинаем забастовку, пригласили Ливанова, Дворковича, чтобы они объяснили. Уже около 450 человек записалось.

Альберт Зарипов, советник студенческого совета РГТЭУ, «Русская служба новостей»

Студенты хотят, чтобы итоги мониторинга деятельности вузов признали недействительными, а Минобразования отменило решение о реорганизации РГТЭУ, которое ректор Сергей Бабурин ранее назвал незаслуженным ударом по репутации вуза.

Появление РГТЭУ в отчетах Минобрнауки по итогам мониторинга среди вузов, имеющих признаки неэффективности – это либо большое недоразумение, либо преднамеренная акция против нашего вуза. У нас совершенно другие показатели результатов нашей работы, чем те, что записаны в отчете Министерства. Необходимо разбираться, особенно сейчас, когда РГТЭУ указан в перечне вузов, подлежащих реорганизации «в связи с неэффективностью». Это «в связи» — незаслуженный удар по нашей репутации, необъективная оценка работы нашего коллектива.

12 декабря студенты РГТЭУ уже устраивали пикет против результатов мониторинга эффективности российских вузов. Тогда на площади Краснопресненской Заставы собралось около 50 человек.

Студенты вышли на пикет в День Конституции в 15-градусный мороз для того, чтобы отстоять честное имя РГТЭУ. Мы не согласны с итогами мониторинга, и прекрасно видим, что реальные показатели ВУЗа оказались сильно занижены. Более того, мы выступаем против самой системы мониторинга, иначе зачем проводить процедуру обязательной аккредитации ВУЗов?

ВИДЕО

СПРАВКА SMARTNEWS

Напомним, РГТЭУ попал в число неэффективных вузов согласно проводимому Министерством образования и науки РФ мониторингу. По мнению руководства, преподавателей и студентов университета, опубликованные в отчете данные не соответствовали действительности. 7 ноября Министерство образования и науки РФ опубликовало официальное опровержение, однако на заседании от 23 ноября было принято решение о реорганизации РГТЭУ.

Мы заявляем о полной поддержке заявления ученых — филологов МГУ им. Ломоносова о неприятии проводимого Министерством образования и науки РФ курса непродуманных и необоснованных реформ в сфере образования. Министерство повинно в том, что вначале необоснованно создало множество вузов и их филиалов, а затем также необоснованно и с нарушением законодательства приступило к ликвидации, прежде всего, тех учебных заведений, которые либо неугодны, либо еще способны осуществлять качественное образование.

Read more: http://smartnews.ru/society/life/3162.html#comments#ixzz2FQG2sBUW

Мониторинг эффективности российских вузов: академические и социальные риски

13.12.2012, 11:41

Мониторинг эффективности российских вузов: академические и социальные риски. Аналитическая записка президенту В.В. Путину.

Уважаемый Владимир Владимирович!

В последнее время социальная напряженность в российском образовательном сообществе и стране в целом заметно повысилась в связи с опубликованными на сайте Министерства образования и науки РФ результатами мониторинга эффективности вузов. Проведение мониторинга было предусмотрено Вашим Указом от 7 мая 2012 года № 599, однако разработка критериев, по которой определялась эффективность, равно как и оценка результатов, была поручена Высшей школе экономики (ВШЭ), что предопределило крайне односторонний подход и весьма сомнительные выводы.

1. Не выдерживает критики использованный в процессе мониторинга набор критериев, явно выполненный ВШЭ под себя и аналогичные вузы.

Первый критерий – средний балл ЕГЭ абитуриентов. Очевидно: этот балл определяется не столько качеством работы вуза, сколько престижностью будущей профессии. А потому вполне закономерно, что в «красной зоне» среди 136 вузов оказались 30 педагогических, 24 сельскохозяйственных, 17 вузов культуры, 5 инженерных вузов. Государство уже «наказало» эти вузы низкой зарплатой выпускников. По результатам мониторинга им грозит повторное «наказание».

Второй критерий – доля иностранных студентов. Разумеется, их привлечение полезно для страны с финансовой и культурно-политической точек зрения. Однако задача российский вузов состоит прежде всего в том, чтобы готовить специалистов для своей страны, и вряд ли такой критерий может входить в число основных для оценки эффективности высшего учебного заведения. Например, литературный институт имени Горького воспитывает будущих российских писателей. Среди его выпускников большое количество известных людей, включая лауреатов Госпремии, однако вуз оказался в «красной зоне». Означает ли это, что отныне он должен готовить русских писателей для Китая, США или Центральной Африки?

Третий критерий – площадь вузовских помещений в расчете на одного студента. Согласно такому подходу, преимущества получают те вузы, которые уже успели перераспределить в свою пользу площади закрытых и присоединенных к ним учебных заведений (например, та же Высшая школа экономики). Кроме того, этот показатель стимулирует вузы к тому, чтобы увеличивать количество метров на «студенческую душу», т.е. неэффективно использовать государственное имущество.

Четвертый критерий – наука, измеряемая, однако, не числом открытий, изобретений, патентов, не индексом цитирования, не наличием академиков или членов-корреспондентов государственных академий среди преподавателей, не даже количеством изданных монографий и защищенных диссертаций, но исключительно… затратами на научные исследования! Другими словами, мы имеем редчайший в истории управления случай, когда эффективность определяется не результатами, но именно затратами. Это вызывает сомнение в наличии у авторов мониторинга не только профессионализма, но и здравого смысла.

Критерий пятый – общий объем полученных вузом бюджетных и внебюджетных денег в расчете на одного преподавателя.

Напомним: в России норматив подушевого финансирования в технических вузах примерно вдове выше, чем в гуманитарных. Федеральные и национальные исследовательские университеты получают средств заведомо больше, чем остальные, не говоря уже об университетах Московском и Санкт-Петербургском. Тем самым логический круг замыкается: сначала министерство финансирует вузы по заведомо разным нормативам, а затем оценивает их работу в зависимости от количества средств, которое само же и выделило.

Вообще оценивать по одним и тем же критериям вузы разной направленности, расположенные в богатых и бедных регионах, финансируемые государством на разном уровне, – значит уподобляться экономическому Прокрусту. Результаты такой оценки заведомо не могут быть объективными и сопоставимыми.

2. Независимо от желания разработчиков, а, возможно, в соответствии с этим желанием, результаты мониторинга имеют запрограммированный антисоциальный характер. Как и ожидалось, в «красную зону», помимо педагогических, сельскохозяйственных, инженерных вузов и вузов культуры, попали высшие учебные заведения с ярко выраженной социальной направленностью. Например, в нем оказались около 20 вузов, в которых учится значительное число инвалидов. Вообще любой вуз, выполняющий социальную миссию (например, обучающий социальных работников, инвалидов, лиц из числа малых народов Севера и т.п.), резко ухудшает показатели, установленные мониторингом. Но если социальная направленность, которая должна вознаграждаться, понижает показатели вуза, значит система этих показателей порочна.

3. Многие эксперты указывают на экономическую либо политическую ангажированность мониторинга. Журналисты и политики дружно обратили внимание на то, что многие вузы, наделенные признаками неэффективности, имеют здания в хороших городских районах, особенно в Москве, и давно рассматриваются, как кандидаты на присоединение, в том числе к ВШЭ.

С другой стороны, налицо факты прямого искажения показателей вузов, считающихся конкурентами Высшей школы экономики, либо известных оппозицией их руководства к проводимому курсу образовательной политики.

Так, в Российском государственном торгово-экономическом университете затраты на науку в расчете на одного научно-педагогического работника в августе 2012 года составляли около 180 тысяч рублей, а, согласно мониторингу, были учтены на уровне 90 тысяч. Точно так же доходы этого университета из всех источников в расчете на одного преподавателя, согласно мониторингу, составили 1 133,0 тыс. рублей, а в действительности в октябре 2012 были на уровне 1 937,4 тыс. рублей.

4. Сложившаяся ситуация вызывает серьезную социальную напряженность в образовательном сообществе и в обществе в целом. Об этом не только предупреждают руководители образования и депутаты с Северного Кавказа, где реструктуризация вузов может обернуться ростом экстремизма, но и свидетельствуют события в Тамбове, где непродуманная попытка соединения двух университетов уже вызвала массовые студенческие выступления. О возможности аналогичных действий в других городах не раз сообщал Российский студенческий союз и другие организации.

В связи с вышеизложенным напрашиваются следующие решения:

1) признать методологию и методику мониторинга несостоятельными;

2) изъять у Высшей школы экономики средства, затраченные на проведение мониторинга;

3) провести гласный открытый конкурс на разработку критериев оценки эффективности работы вузов, учитывающих не только и не столько коммерческие результаты их деятельности, сколько результаты образовательные и социальные;

4) по результатам конкурса провести новый мониторинг;

5) предложить Министерству образования и науки приостановить все решения о реструктуризации вузов на основе проведенного мониторинга либо, как минимум, проявлять крайнюю осторожность при принятии соответствующих решений.

Уважаемый Владимир Владимирович! Прошу Вас дать соответствующие поручения администрации Президента и Министерству образования и науки РФ.

Руководитель фракции КПРФ в Государственной Думе Г.А. Зюганов

http://www.smolin.ru/news/3/2953/

Зачем России «школы для умных»?

Очень скоро в Государственной думе состоится повторное обсуждение проекта закона об образовании, который депутаты уже приняли в первом чтении. Этот законопроект вызывает опасения у многих педагогов, и особенно – у специалистов по работе с детьми с повышенной учебной мотивацией (иногда используется дискуссионный термин «одаренные дети»). Нормы, закрепленные в нынешней версии законопроекта, могут привести к развалу складывавшейся десятилетиями системы образования этой категории людей.

Что конкретно беспокоит учителей в новом законе? Во-первых, принцип подушевого финансирования, во-вторых, усиление зависимости администрации школ от образовательных чиновников, что, по имеющемуся горькому опыту, способно нарушить работу еще серьезнее, чем нехватка средств. Педагоги требуют внести в закон поправки, закрепляющие особый статус школ для детей с особыми образовательными потребностями (сюда относятся не только «одаренные» дети, но и дети, нуждающиеся в специализированном образовании из-за здоровья). Эти учреждения должны получить достойное финансирование и гарантии административной самостоятельности. Подробнее о требованиях можно прочитать, например, здесь.

Нововведения особенно затрудняют именно работу специализированных школ вот по какой причине: в этих школах дети получают гораздо больше учебных часов разных обязательных, а особенно факультативных занятий, идущих в небольших группах. Последнее очень важно. Маленькие группы – это не прихоть и не культивирование «элитизма». Просто дети, для которых учеба и творчество являются главным содержанием их жизни, очень требовательны к качеству получаемых знаний. Им нужны спецкурсы фактически университетского уровня – иначе невозможно, им просто становится скучно. Например, в школе «Интеллектуал», с которой мы сотрудничаем уже несколько лет, действует около двадцати только биологических спецкурсов и факультативов (на которые, кстати, приглашаются и дети из других школ), не считая собственно уроков биологии. В кружках нет домашних заданий, но довольно часто слушатели по собственному желанию просят у преподавателя литературу по теме и осваивают ее. Очевидно, что на такие занятия и не могут, и не должны ходить большие группы детей. Не потому, что с большой группой трудно работать, а потому, что у детей разные интересы: если, например, из примерно 70 школьников старших классов находится четверо желающих прослушать годовой курс микробиологии – это уже отличный результат. А есть еще школьные исследовательские работы, которые, при всем уважении к Резерфорду, обычно не удается выполнить с помощью сургуча и бечевки. Руководители таких работ проводят по много часов с одним-двумя школьниками. Причем во всю эту деятельность неизбежно вовлекается довольно большое число людей: не только штатные преподаватели, но и ученые, приходящие из исследовательских институтов и вузов, и люди, выезжающие вместе со штатными учителями на полевые практики, чтобы провести там экскурсии по энтомологии, ботанике или геологии, и многие другие. Заодно школьники благодаря ежедневному общению с людьми науки или иных интеллектуальных профессий получают очень ценный опыт социализации.

На первых курсах университета выпускник такой школы имеет очевидное преимущество: он уже свободно ориентируется в разделах науки, которую начинает изучать, представляет себе их современные проблемы, умеет читать научные статьи. Это чрезвычайно помогает с толком воспринимать университетские курсы (школьные спецкурсы обычно их вовсе не дублируют). И, конечно, выбрать себе достойную область научных интересов такому человеку будет легче, особенно учитывая, что в современных вузах с этим часто торопят.

Однако цена такой подготовки никак не может быть равна цене обычного базового образования. Нет, мы не призываем считать, что работа пришлого внештатного преподавателя, пусть даже и серьезного ученого со степенью и хорошим списком публикаций, должна оцениваться выше, чем работа квалифицированного учителя в обычной школе. Это просто разные вещи. Профессионализм учителя состоит главным образом во владении дидактической методикой, в умении донести до детей знания и пробудить желание их усвоить. Как правило, преподаватель, работающий с высокомотивированными детьми, владеет такими навыками очень посредственно. Зато он знает свой предмет – или еще уже, свою область – на самом современном уровне и способен доступно и логично о ней рассказать. Именно этого от него и требуют дети! То есть в этих двух случаях мы видим профессионалов разного профиля. Оценивать их труд как раз можно примерно одинаково. Но при подушевом принципе работа преподавателя специализированной школы заведомо будет оценена ниже – просто потому, что специфика образовательного проекта, в котором он работает, диктует малую наполняемость групп. Классы в спецшколах при желании можно довести до 25 и даже 30 человек (если этому не препятствуют особенности здания школы, как в том же «Интеллектуале»), но вот группы на факультативах и спецкурсах при этом больше не станут.

Конечно, с точки зрения сотрудника департамента образования эта деятельность «непрозрачна»: она с большим трудом поддается количественной оценке, а чиновников это всегда настораживает. Но общее количество средств, нужных для деятельности такой школы, вполне поддается подсчету. Оно вовсе не фантастически велико, хотя и превышает, разумеется, уровень «обычной» школы. Установив эту норму, лучше дать школе некоторую свободу действий. А контролировать можно и должно конечный результат. Ведь оптимизация – сама по себе вещь дорогостоящая. Потери от избыточного контроля и учета – как прямые (затраты на осуществление контроля), так и косвенные (связанные с отвлечением людей от дела избыточной отчетностью и борьбой за индикаторные показатели) – в данном случае наверняка будут больше, чем средства, которые в результате такого контроля удастся сэкономить. Подобные подходы уже показали свою неэффективность при финансировании научных исследований. Во всем цивилизованном мире грантодатели приходят к решению, что необходимо доверять профессионалам и спрашивать по результату.

В некотором смысле наша современная система специализированного школьного образования напоминает космическую программу, причем не ту, которую мы имеем сейчас, а советскую. Стоит довольно дорого, зато летает! Как это ни удивительно для нынешней России, существующая в ней система школьных и внешкольных образовательных центров (спецшкол, гимназий, лицеев, дворцов творчества, станций юннатов…), сложившись практически стихийно, долгое время получала адекватную государственную поддержку и стала в результате одной из лучших в мире. Много ли найдется в России других областей деятельности, про которые мы можем уверенно сказать, что, несмотря на имеющиеся проблемы – а как же без них, – система отлично работает, динамично развивается и занимает лидирующие позиции на мировом уровне? И это при всех средствах, которые тратятся на улучшения и модернизации самых различных направлений. Даже в славянской филологии, где нам сам Бог велел преуспевать, ситуация все-таки хуже. Гимназии, лицеи, профильные классы, кружки, студии и лаборатории, существующие во многом за счет энтузиазма педагогов, ученых и прочих творческих людей, каждый год помогают нескольким тысячам российских школьников пройти, как говорил Ломоносов, «врата своей учености».

Однако авторы нового закона и другие реформаторы с упорством, достойным лучшего применения, настаивают на «оптимизации» не только спецшкол, но и учреждений внешкольного дополнительного образования. Чтобы браться чинить тонкий и сложный механизм, который и так отлично работает, нужна поистине незаурядная решимость. Интересно, кто из реформаторов может похвастаться успешной реализацией проекта, сравнимого по результатам c ныне существующей системой работы с одаренными детьми?

Часто приходится слышать возражения: мол, с точки зрения страны в целом наша работа не очень целесообразна. Мотивированные и умные ребята достигнут успеха и без нас, а вот огромное количество их сверстников, у которых выраженных интересов нет, образуют для национального образования куда более актуальную проблему. Однако это противопоставление – совершенно ложное, а расхожая идея, будто спецшколы оттягивают все жизненные ресурсы из обычного образования, есть большое преувеличение.

Прежде всего, деление школьников на «мотивированных» и «немотивированных» отнюдь не закладывается навсегда. У нас нет никаких оснований считать, что интеллектуальные интересы однозначно предопределены генетически. Их можно поддержать, можно развить, можно создать. Между тем ценность всевозможных спецшкол, в частности, в том и состоит, что они не замыкаются в себе, а влияют на всю систему национального образования. Способы для этого есть разные. Например, преподаватель прочитал в такой школе авторский курс, а потом написал на его основе учебник продвинутого уровня или популярную книгу – и ее могут читать уже по всей стране. Или, например, группа преподавателей может организовать летнюю школу, на которую будут приезжать дети опять же со всей страны, знакомясь с современной наукой (таких школ в разных местах России больше десятка, в том числе и ЛЭШ под эгидой «Интеллектуала»). Наконец, на базе спецшколы могут идти открытые кружки, предназначенные для учеников обычных школ. Причем кто-то из них вполне может потом в ту же спецшколу и поступить – такая возможность, как правило, есть. Все эти примеры реальны, они взяты из практики.

Конечно, для того чтобы воспользоваться этим «социальным лифтом», и сам ребенок, и его семья должны приложить усилия:  ведь и чтобы воспользоваться обычным лифтом, нужно дотянуться до кнопки. Очевидно, не все потенциально способные дети преодолеют этот барьер, равно как, например, не все дети с хорошими спортивными данными смогут или захотят добиваться успеха в спорте. Но, во-первых, эта возможность доступна всем независимо от денежного достатка. А во-вторых, равенство стартовых возможностей не подразумевает вытягивания кого-то за уши. Ответственность граждан за судьбу своих детей и ответственность самих детей за свое свое личное будущее никакая система образования заменить не может.

Самая «оттягиваемая» часть ресурсов – это, конечно, деньги. Подсчеты, однако, показывают, что если деньги, которые тратятся сверх общего норматива на спецшколы, будут равномерно поделены между всеми остальными школами, прибавка выйдет не очень большой. Процентов десять – самый максимум. Увы, состояние большинства наших школ не настолько цветущее, чтобы такая прибавка оказала серьезное влияние на их качество. Тут потери не окупятся приобретениями.

Есть еще идея, что спецшколы, предлагая лучшую зарплату, оттягивают на себя лучших учителей и этим обескровливают остальные школы. Но ведь мы уже говорили, что работа в школах для одаренных детей, как правило, требует особых умений. В обычных школах эти специалисты просто не пригодятся. Перетянуть из спецшкол в обычные школы можно только небольшую часть кадрового потенциала (если там, например, поднимутся зарплаты за счет больших классов). Но вот другая часть кадров, включающая ведущих занятия ученых, будет в результате вообще полностью потеряна для среднего образования. Очевидно, что и тут приобретения не окупят потерь.

Скажем парадоксальную вещь: самостоятельность спецшкол, лицеев, гимназий может решить проблему мотивированности учащихся обычных школ более эффективно, чем «растворение» их педагогического состава в этих школах. Если школьник сам не понимает, что его интересует и интересует ли что-нибудь вообще, значит, ни в какую спецшколу ему пока не надо. Пусть сперва попробует разные возможности (науку, искусство, языки), а потом – идет куда-то целенаправленно. А где он сможет эти разные возможности оценить? В дополнительном образовании! Это – одна из функций всевозможных кружков и секций, куда школьник может ходить и которые, если не понравится, может безболезненно покинуть. А вот базами для проведения секций и кружков часто служат именно спецшколы, наряду, разумеется, с внешкольными учреждениями. Организационных возможностей здесь много, вплоть до разовых публичных лекций специалистов, читаемых специально для детей (вполне можно, кстати, это делать и в обычных школах, по их приглашениям).

Более того, развитая система дополнительного образования позволяет школьнику, заинтересовавшемуся какой-то областью знаний, глубоко изучить ее, вообще не уходя из своей школы (если, конечно, нет других причин для такого желания). Например, один из авторов этой статьи в свое время окончил языковую школу, хотя интересовался преимущественно биологией и другими естественными науками, активно занимаясь ими в кружках Московского дворца пионеров (ныне – Дворец детского и юношеского творчества). Так что необходимость поддержки дополнительного образования для нас совершенно очевидна.

Что же все-таки дает высококачественное школьное образование «для умных» обществу в целом? Вот один из ответов: выпускники хороших школ – это мощное противоядие против деградации высшего образования и научного сообщества, о которых много в последнее время приходится говорить.

Можно ли получить хорошее образование в посредственном вузе, у преподавателей, которые не умеют толком учить, по программам, составленным бестолково, и по учебникам, написанным с ошибками? Не спешите давать отрицательный ответ. Если студент умеет учиться, если он знает, зачем ему нужны знания, и готов принять ответственность за построение индивидуальной картины мира в своей личной голове, если он серьезно задался целью стать хорошим профессионалом несмотря ни на что – такая задача ему вполне по силам! Мы лично знаем таких студентов: это успешные, прекрасно социально адаптированные люди. И более чем вероятно, что в результате обучения такого студента некоторые преподаватели станут чуть ответственнее, хотя бы в некоторые программы будут внесены коррективы, а кто-то из профессоров наконец возьмется за написание хорошего учебника. Если же таких студентов на курсе несколько, то их сокурсники, да и преподаватели тоже, окажутся перед вполне реальным выбором: продолжать и дальше делать вид, что работаешь, или попробовать учиться и учить по-честному?

Конечно, в большинстве случаев хорошие студенты стремятся поступать в хорошие вузы, но, во-первых, состояние даже флагманов российского высшего образования сейчас не столь блестяще, как было лет тридцать назад, а во-вторых, уровень вуза определяется не только преподавателями, но и студентами. Опыт работы в науке позволяет утверждать: если студент-дипломник не может ответить на вопрос, каковы его научные интересы, то даже очень хорошие преподаватели тратят на него время зря. С другой стороны, если на этот вопрос способен дать вразумительный ответ уже первокурсник, то даже время, проведенное с посредственными преподавателями, не окажется для него потеряным. И не беда, если его область интересов потом изменится. Таким же образом приход нескольких молодых ученых, привыкших ставить себе высокую планку, может вполне заметно изменить атмосферу в целом институте.

Кадры решают все! Скажем, пятьдесят молодых, амбициозных и талантливых людей, пришедших в нашу науку, – это не мелочь даже во всероссийском масштабе. Тут нет никакого преувеличения. Уже двух-трех специалистов, работающих на мировом уровне, может быть достаточно, чтобы адекватно представить в России целое научное направление. Еще нужнее люди с такими качествами среди специалистов, создающих современную технику, поскольку в этой сфере путь от студенческой скамьи до творческой самостоятельности (например, до должности ведущего специалиста – конструктора) заметно длиннее, чем в науке.  Сильная внутренняя мотивация и навыки самостоятельного мышления могут очень помочь не растерять на этом пути свой творческий потенциал

Увы, для нашего общества, которое в последние десятилетия постоянно занято выработкой правил и процедур, работающих независимо от человека (чего стоят одни госзакупки!), эта концепция звучит несколько еретически. Мы уже привыкли думать, что главное – построить хорошие здания, заполнить их современным оборудованием (неважно, исследовательским, медицинским или производственным) да положить персоналу достойную зарплату. А люди набегут сами, как тараканы. Но эта стратегия дает сбой за сбоем. И приходится вновь и вновь затыкать дыры «пожарными командами», включать «ручное управление»… Идея делать инвестиции не в здания, а в людей популярностью в России не пользуется!

А между тем вчерашние «одаренные дети», которым было очень интересно учиться в школе, обычно не разделяют того потребительского отношения к обществу, которое характерно для талантов, «пробившихся вопреки». И они стремятся платить свои долги: довольно часто возвращаются в свои школы как преподаватели, более ответственно относятся к студентам, которых им приходится учить, реже стремятся навсегда уехать из России. Но тут очень важно, чтобы у школьников не было ощущения, будто любимая школа функционирует только за счет личного энтузиазма маленького коллектива, вопреки усилиям государства, которое «ничего не дает, а лишь мешает». Когда учащиеся видят, что отношения микросоциумов их «продвинутых» школ с государством в целом нормальны,  когда они сами получают многое (например, поездки и оборудованные лаборатории) благодаря адекватному государственному финансированию – они становятся менее подвержены распространенной среди нашей интеллигенции склонности противопоставлять себя «большому социуму». А это уже вопрос здоровья всего общества.

http://expert.ru/2012/12/17/zachem-rossii-shkolyi-dlya-umnyih/?n=5566

«Мы требуем образовательной революции!»

16.12.2012, 17:24

15 декабря на Пушкинской площади в Москве, по инициативе коммунистов прошел митинг в поддержку отечественного образования, в котором приняли участие депутаты Государственной думы РФ, преподаватели вузов, студенты, профсоюзные лидеры, заслуженные учителя. Аналогичные митинги прошли в С-Петербурге, Новосибирске, Самаре и ряде других городов.

Выступающие выражали протест против принятия правительственного закона об образовании и антинародных реформ в этой сфере. С требованием образовательной революции обратился к собравшимся первый заместитель председателя Комитета по образованию Государственной думы РФ, председатель Общероссийского движения «Образование — для всех» О.Н. Смолин.

«Товарищи декабристы!

Как они много лет назад, так и мы сегодня выходим, чтобы потребовать революции, но революции образовательной.

Мы требуем образовательной революции потому, что если не будет научно-образовательного прорыва, то через 25 лет, когда наша нефть закончится, нашей стране нечем будет жить. А если будет такая образовательная политика, то не будет и культуры.

Мы требуем образовательной революции потому, что курс, который проводит правительство, я не могу назвать иначе, чем курсом образовательной контрреволюции.

И вот доказательства.

Правительство требует сокращения расходов на образование к 2016 году примерно на четверть. Предлагаю нам всем вместе потребовать: «Жулики и воры, отдайте деньги детям!».

Правительство провело так называемый экзамен вузам. Критерии, которые были использованы, – это все равно, как мерить температуру тела в децибелах, а кровяное давление – с помощью спидометра.

Мало того. Даже тогда, когда по таким критериям вузы проходили, эти показатели искажались, как это произошло в отношении Российского государственного торгово-экономического университета. В защиту РГТЭУ я направил запрос в адрес министра образования и науки РФ Дмитрия Ливанова и председателя правительства РФ Дмитрия Медведева. Предлагаю сейчас всем вместе проскандировать: «Вузы – эффективны, власть – дефективная!». И ещё раз в знак солидарности: «Руки прочь от РГТЭУ!».

Но власти и этого мало: она вводит закон № 83, который фактически превращает школу в коммерческую лавку. И теперь каждой школе предлагают разработать финплан, как она должна зарабатывать деньги. Давайте вместе проскандируем: «Дети – не вещи, школа – не Черкизон!».

Кстати, в Москве и других городах теперь появились не школы и детские сады, а холдинги, в которые без разбора десятками объединяются школы с детскими садами. Давайте проскандируем вместе: «Эксперименты – на крысах, дети – не кролики!».

Наконец, закон об образовании, который принесет больше вреда, чем пользы. В результате принятия этого закона снимется запрет на приватизацию образования, поднимется плата за детские сады и плата за общежития. В результате этого закона многие студенты потеряют стипендию, потому что платить собираются только самым нищим. В результате этого закона вузовские преподаватели, получая сегодня зарплату доцента в 13 тысяч рублей, получают практически пособие по бедности! А российский профессор занимает предпоследнее место из 28 исследуемых стран: его зарплата ниже, чем в Эфиопии!

Предлагаю вместе проскандировать: «Долой чиновничий закон!».

Я начинал с декабристов, а закончу стихотворением А.С. Пушкина, которое стало почти гимном декабристов:

Товарищ, верь: взойдет она,

Звезда пленительного счастья,

Россия вспрянет ото сна,

И на обломках самовластья

Напишут наши имена!

И ещё раз: «Образование – для всех!».

http://www.smolin.ru/news/3/2959/

Пра абразование игейн.

Навеяно вот этим прекрасным
Оригинал взят у natabelu в ВРЕМЕННЫЙ ПОСТ. РЕЖИМ НА РОЛЛЫ

Петрановская Людмила ludmilapsyholog 16 декабря, 16:19

Навеяно вот этим прекрасным
Оригинал взят у natabelu в ВРЕМЕННЫЙ ПОСТ. РЕЖИМ НА РОЛЛЫ

Сходите по ссылке обязательно, это, что называется, в самую печень.

Сходите по ссылке обязательно, это, что называется, в самую печень.

Что хочу сказать, прочитав сотни комментов и десятки бурных споров под прошлыми постами. Мне кажется, они во многом потому бурные, что в них смешаны пласты «хорошо бы» и «что реально есть сейчас».
Образование наше  в кризисе, это отрицать невозможно. Показатели наших школьников и студентов на независимых международных тестированиях неуклонно падают год от года. Больше половины обращений отчаявшихся родителей — про школу, про то, как детям и семьям от нее плохо. Имея множество друзей-учителей и проводя регулярно семинары для учителей, могу сказать, что им не  лучше. Они чувствуют себя загнанными в угол и многие собираются из школы уходить. Кризис налицо, надо бы что-то делать. Какие есть варианты?

Вариант первый.  Государство осознает, что в будущем его будут кормить люди и их компетенции, а не углеводороды. И начинает заниматься образованием. В разы увеличивается бюджет. Модернизируются педвузы. Учителям платят высокую зарплату и принимают на работу по конкурсу. Их холят и лелеют, обучают и переобучают, освобождают от лишних бумаг, вводят субботний год. Но профнепригодных безжалостно увольняют, никаких «ей осталось два года до пенсии» — не за счет детей. Хорошие директора школ, которые уже доказали свою способность создавать, растить и развивать сильные педколлективы ищутся хэдхантерами, им делают предложения, от которых невозможно отказаться, а потом сдувают пылинки а не доводят до инфаркта. Школы превращают в современные прекрасныо оборудованные образовательные центры, с бассейнами, стадионами, библиотеками, мастерскими, теплицами, живыми уголками, с игровыми для подвижных детей и местами уединения для детей-интровертов, с современными и чистыми туалетами и душевыми, с уютными школьными кафе, с облиием кружков и секций — словом, со всем возможным, чтобы дети комфортно, полезно и нескучно могли ошиваться в школе хоть с утра до ночи. Для детей с особыми потребностями чтобы все предусмотрено: для ботанов — спецкурсы по матанализу и раннему Возрождению, для гиперактивных — тьюторы, комнаты разгрузки, для опорно-двигательных — лифты и подъемники и т.д. и т. п. Да, и со школьными автобусами, которые бы забирали у дома и отвозили к дому. Причем таких школ чтобы не пара десятков в столицах, а прям по всей стране, в любой тьмутаракани — где автобус не проедет — пусть будт школьные вездеходы. Или пусть будет общежитие для ночевки, если совсем далеко возить.

И тогда через десять лет упорной систематической работы и больших вложений начнет скаладываться сильная, перспективная система образования для всех. Конечно, будут проблемы, и протесты, и уволят кого-то зря, и наберут сначала не тех, и кучу денег потратят не на то. Это же государственнический, социалистический, вариант, а значит, будут стандарты, единые требования, универсальные программы — со всеми вытекающими минусами. Но в общем и целом будет неплохо: приличный уровень для всех.
Фантастичечский вариант? Я ж не спорю. Не потому, что нет денег, я вас умоляю. Потому, что такое государство.
ОК, тогда есть другое предложение.

Вариант второй.
Государство говорит: слушайте, сейчас не  до вас и ваших детей. Отвалите. Нате вам минимум, вот по 200 тыс в год на детское рыло, и делайте что хотите. Спасение утопающих — дело рук самих утопающих, а я, государство, руки умываю. Хотите — учите в школах каких есть, хотите свои делайте, хотите — дома занимайтесь, мало школе денег — ну, пусть как хочет зарабатывает, если есть чем. Нам от вас ничего не надо, но и вы от нас выше минимума не требуйте. Образовательный ваучер вам в зубы и сами трепыхайтесь. Праволиберальный такой вариант. Частично имевший место в 90-е.
Что будет? Будет разное. Где-то директор отдаст первый этаж школы под бордель. Какие-то пьющие родители махнут рукой и не поведут в школу детей вообще. Дети будут наглеть на уроках и пить пиво прямо на первой парте. Учителя массово уходить из государственных школ. Но.
При этом другой директор даст карт-бланш интересныму педагогам, подберет команду и к нему будут ломиться люди со всего города, предлагая доплатить напрямую  хорошему учителю (а государство умыло руки — ему все равно, хоть сметаной и яйцами приносите). Другие родители объединятся, скинутся и создадут свою небольшую частную школу на дому (а государству все равно, оно с проверкой не придет и всех не разгонит). Причем школа эта будет не особо дорогой — ведь государство с нее налоги не дерет, всяким СЭС и пожарным отстегивать не надо и снимать непременно дорогущие помещения «в соотвествии со стандартами» тоже.  А со временем какие-то олигархи начнут создавать на свои деньги школы для способных детей из бедных семей. А еще со временем — и для не очень способных. Волонтеры будут работать где придется — учить детей мигранов, а потом получат грант,  и снимут приличные классы, и станут школой. Или диаспора оценит и подарит им здание.  А потом у какого-то олигарха родится ребенок с инвалидностью, и он поймет, ради чего всю жизнь работал, и создаст школы или оборудует имеющиеся для особых детей.
Будут школы с большим прибабахом, где будет урок дегустации дорогих вин  и конной езды, но не будет физики. А в других будут диффуры в первом классе и двадцать восемь языков, а физкультуры не будет вовсе. Будут школы-дворцы для богатых,  и школы в подуподвалах, но с домашней атмосферой — и кого-то они вполне устроят. Словом, будет много  разного, ужасные провалы, яркие взлеты и в конце концов будет разномастгая, неровная, но живая и интересная система образования, в которой постепенно будут создаваться школы «с традициями», а проблемы «бедных» школ станут предметом постоянного внимания общественности и благотворителей.

Тоже жить можно. Приличный уровень для всех явно очень не сразу получится, если вообще получится, и будет множество полуграмотных, но будут и возможности, для тех , кто может и хочет учиться. А кому-то может и правда не надо больше, чем уметь читать-писать-считать, зачем заставлять?
Фантастический вариант? Конечно. Потому что единственное, что способно делать нынешнее государство — это контролировать. И контроль этот становится с каждым годом и месяцем все более вездесущим и всеохватным.

Я не знаю, какой из вариантов лучше, споры между правыми и левыми мне как-то давно стали скучны ввиду своей полной абстрактности. Потому что все последние годы мы имеем развивающийся по нарастающей вариант третий. Он, как вы могли догадаться, представляет из себя синтез первых двух, созданный по принципу «соединим минусы отовсюду». То есть денег не дадим, а контролировать будем — мама не горюй. Сами ничего не будем создавать и развивать, и вы не смейте. Учителям надо работать как велено, отчеты писать с каждым годом на порядок больше, а зарплатой обойдутся этой. На митинг идти велим — пусть идут без вопросов и с энтузиазмом. Нет, субботний год у нас будет в в виде российском и суверенном, как демократия: вы, так и быть, можете взять годовой отпуск без сохранения зарплаты раз в 10 лет. Вы обойдетесь без библиотекарей, психологов и логопедов, но только попробуйте просто предоставить кабинет и пригласить специалиста, на которого скинутся сами родители,  узнаем — уроем. Родителей вообще лучше в школу не пускать, от них одни проблемы. Мы будем централизованно привозить детям на обед дерьмовые полуфабрикаты, но только попробуйте отказаться и пригласить хорошую кухарку МарьИванну, чтобы пекла блинчики и варила супчики — сядете лет на десять. Да какой там — хомячка в кабинете биологии не смейте заводить! Сядете, сядете, сядете!.
Частные школы, кстати,  создавать нельзя (практически невозможно) — неизвестно еще, чему вы там научите. У нас стандарты, ЕГЭ и отчетность.

Когда люди в ужасе говорят о разрушительности этого процесса, одни из них скорбят по государственнической модели времен СССР — со своими минусами, но дававшую стабильно приличный средний уровень. Благодаря которому у нас до сих пор все на накрылось медным тазом к ядрене фене, потому что все еще много крепких достаточно образованных профессионалов в возрасте от 40 до 60, на которых все пока держится.
Другие горюют по вольнице 90-х, когда массовая школа деградировала, но при этом на коленке и за копейки создавались прекрасные, живые и яркие школы, которые могли со временем развиться в бренды на века, и стать образцом для других школ. Благодаря этому периоду у нас все еще есть надежда на будущее, на то, что здесь что-то может создаваться и строиться, на новые идеи и новые отношения. Очень многие из поколения 30-20 летних, все эти  независимые наблюдатели,  «оккупайцы», создатели волонтерских движений, авторы оригинальных бизнес-идей — выпускники как раз тех свободных и «с прибабахом» школ последнего двадцатилетия. А многие вообще самообразованцы, учились где угодно, но не в школе, и знают столько всего, что только диву даешься. 
Сейчас есть еще остатки и того, и другого, выжившие и выстоявшие разными способами. Все идет к тому, что скоро не будет. Останется только «жи-ши» пишем с буквой И.
Честное слово, в этой ситуации вцепляться друг другу в глотку  на тему «что именно мы потеряли» и «как бы  мы хотели» довольно странно. Мы потеряли — теряем — и то, и другое. И как бы мы хотели, нас не спрашивают — никого из нас. Консенсус. Не о чем спорить.

http://ludmilapsyholog.livejournal.com/177885.html

«Преподавателей вузов превращают в офисный планктон»

Анна Юрьева

8 декабря Госдума во втором чтении рассмотрит проект закона «Об образовании в Российской Федерации», который вызвал крайне негативную реакцию образовательного сообщества. О том, что произойдет с российской средней и высшей школой в случае, если закон будет принят в нынешнем виде, Мнениям.ру рассказала участница образовательной колонны на митингах протеста, доктор исторических наук, профессор кафедры истории Московского педагогического государственного университета Елена Галкина.

Проект закона «Об образовании в Российской Федерации» уже прошелпервое чтение в Госдуме и до конца года должен быть принят окончательно. Как именно он будет работать, еще только предстоит понять. Тем временем вузовское сообщество пытается реагировать на процессы, которые уже произошли в российском образовании.

Одним из проявлений такой реакции стало заявление Ученого совета филологического факультета МГУ, в котором констатируется «катастрофа как в школьном образовании вообще, так и в его гуманитарном сегменте в частности». Многие усмотрели в этой формулировке преувеличение и страх перемен. Как вы полагаете, действительно ли гуманитарное образование серьезно деградировало?

На мой взгляд, в последнее время ощущается реализация государственной политики по уничтожению российского гуманитарного образования. Это подтверждается и новыми образовательными стандартами для школы, где, с одной стороны, уделяется место русскому языку, литературе, истории, но, с другой стороны, эти предметы практически полностью выхолощены.

Вместо предоставления академических знаний, вместо базовых понятий, рассказа о процессах в развитии, о закономерностях, особенностях развития регионов нам предлагаются предметы, мозаичные по своей задумке, не дающие системной картины мира. Этот тренд в образовательных стандартах говорит о том, что государство понимает гуманитарную культуру как нечто орнаментальное и путает науку и идеологию.

В образовательных стандартах для старших классов отсутствуют названия литературных произведений, а присутствуют литературоведческие понятия, которые можно изучать на абсолютно любом материале. Это предоставляет возможность для коммерциализации образовательного процесса. То есть условную Донцову мы будем изучать бесплатно, а если кто-то хочет изучать Льва Толстого, то добро пожаловать на дополнительные занятия. Что такое конфликт, герой-протагонист, мы можем объяснить и на примере великих произведений Донцовой.

Это на уровне стратегии. На уровне тактики мы видим недофинансирование гуманитарных вузов по сравнению с техническими. Это хорошо заметно даже поопубликованным в интернете сведениям о зарплате профессорско-преподавательского состава в октябре 2012 года. Разница в зарплатах между преподавателями технических и гуманитарных специальностей  в 1,5–2 раза.

Представители власти не раз заявляли, что приоритет в развитии страны — это курс на модернизацию. Разве из этого не следует, что технические специалисты должны получать определенные стимулы, преимущества?

А образование вовсе не развивается по этой логике. Если мы посмотрим на последние успехи нашей науки и техники, то мы поразимся тому, что техническая наука тоже катастрофически недофинансирована. В меньшей степени, чем гуманитарная, конечно, но все равно очень существенно. В России доля бюджетных расходов на научно-технические разработки в 2–2,5 раза ниже, чем в развитых странах.

Нет причин искать противоречия между физиками и лириками, противопоставлять себя технарям. Противоречие есть между объективными потребностями общества и государства в плане развития науки и конкурентоспособности национальной экономики на этой основе и, с другой стороны, представлениями чиновников о том, как это должно быть.

Недавно на пресс-конференции вы озвучили тезис о том, что с вступлением в силу нового закона из образования исчезнет преемственность и особенно сильным окажется разрыв между средней и высшей школой. Как это соотносится с фактом существования ЕГЭ, который, по замыслу, должен обеспечить эту преемственность и предоставить всем равные возможности?

То, что озвучили авторы заявления, напрямую вытекает из существования ЕГЭ как формы контроля при том его содержании, которое есть сейчас. Сама по себе идея сделать централизованную проверку знаний выпускника, не заставляя его ехать за тридевять земель с неизвестным результатом, хороша. Во многих странах мира такая система апробирована. Вопрос в содержании. Если мы посмотрим на опыт Великобритании, где есть A-level, на основе которого люди поступают в ведущие вузы, то мы увидим, что его содержание в части гуманитарных предметов больше похоже на советский выпускной экзамен, чем на ту систему тестов, которая разработана у нас.

Там школьники фактически пишут сочинения, выполняют творческие задания, которые показывают и потенциал человека в плане его аналитических способностей, и то, насколько он в состоянии выразить свои мысли адекватным языком, причем не только на современном английском, но и в стилистике, к примеру, XIX века. Все это оценивается в соответствии с четкими критериями, которые доступны выпускникам и их родителям. И эта система прекрасно существует на протяжении десятилетий. Сама подготовка к такому экзамену учит человека излагать свои мысли, учит понимать текст.

У нас же ответы на все вопросы экзамена можно дать механически и получить неплохой балл. Можно не знать половины материала, не владеть культурой речи, потому что такие знания в действительности не проверяются в ЕГЭ.

Даже те знания и навыки, которые ученик получал на протяжении первых девяти классов, за последние два года уходят, он учится только отвечать на тесты. Естественно, в результате на первом курсе университета мы вынуждены проводить ликбез и восстанавливать тот уровень, который необходим для продолжения обучения и который был убит ЕГЭ.

Что кардинально изменится с принятием нового закона «Об образовании» в случае, если он вступит в силу в таком виде, в котором был предложен правительством?

В плане ЕГЭ закон ничего не меняет, само содержание экзамена регулируется подзаконными актами, и это тоже ужасно, потому что менять его можно как угодно.

Если закон примут в теперешнем виде и не учтут поправки, то, во-первых, будут полностью легализованы все пути коммерциализации образовательных учреждений, которые имеются сейчас на нелегальной основе, начиная от средних учебных заведений при университете и заканчивая школьными поборами.

Кроме того, закон не гарантирует бесплатную магистратуру, то есть вторую ступень высшего образования. Формулировка о ее бесплатности очень обтекаемая и может быть трактована по-разному. Закон написан длинно и неясно.

Отсутствует положение о преемственности содержания образования между различными ступенями, прежде всего между средней школой и высшей. А между тем это основа гарантий бесплатного качественного образования. В СССР это было заложено во всех законах об образовании.

Сейчас формулировка очень расплывчатая, она предполагает массу трактовок. И наиболее очевидной трактовкой является то, что преемственность не гарантирована. Можно обучать так, чтобы она была, но можно обучать и по-другому, в пределах государственного образовательного стандарта, который тоже уходит на уровень подзаконных актов. Их принимают безо всякого общественного обсуждения и экспертизы. Иными словами, содержание стандарта, по которому обучается вся страна, зависит от нескольких человек в Министерстве образования.

Из предыдущего закона 1992 года, который был гораздо либеральнее, следовало, что федеральный образовательный стандарт утверждается Госдумой и является законом, а это уже предполагает общественный контроль за содержанием образования.

Дополнительное образование целиком переводится на уровень муниципального финансирования. У муниципалитетов денег нет никогда. Это значит, что данные формы обучения либо станут полностью платными, либо просто умрут.

Закон не определяет, таким образом, критериев качества образования. Кто будет определять его для каждого конкретного учебного заведения? Смогут ли на это повлиять студенты, ученики и их родители, сами педагоги?

Что касается автономии высшей школы и вообще самоуправления в системе образования, то его сфера крайне сужена. Никаких гарантий самоуправления высшей школы нет, не говоря уже о средней.

В законе говорится о трех вариантах выбора/назначения ректора, но к каким вузам какой из этих вариантов будет применяться, не уточняется. Кроме того, упоминаются такие органы, как попечительский совет школы или собрание коллектива в вузе. Но полномочия этих органов, возможность влиять на принятие решений никак не отрегулированы. Закон занимает 300 страниц,  там многое прописано до последней детали, но при этом базовые вещи остаются в свободном плавании.

Когда вместе заработают ФЗ-83, образовательные стандарты, новая система оплаты труда и новый закон «Об образовании», школы и вузы превратятся в источник дохода для того, кто его возглавляет. Скажем, назначили ректора или директора, который, исходя из этой законодательной базы, может как угодно распоряжаться фондом заработной платы и вообще бюджетом, выделенным на его учебное заведение в соответствии с подушевым финансированием. Его главная задача — оказать образовательную услугу в рамках стандарта как можно дешевле. Все остальные деньги он может тратить, куда хочет. И это тоже страшно, потому что одной из основ образования как системы является свобода творчества преподавателей. Она в свою очередь завязана на самоуправление. Чем больше самоуправление, тем больше свобода творчества.

В сентябре школы перешли на новую систему оплаты труда (НСОТ), после чего учителя недосчитались части средств, которые получали ранее. Многие даже приняли решение покинуть профессию. Распространилось ли действие НСОТ на вузовских преподавателей и в чем ее специфика?

Новая система оплаты труда заменила единую тарифную сетку, которая гарантировала минимальную ставку, и все остальные разряды составляют какие-то проценты от нее. По новой системе минимальная ставка также сохраняется, она немногим больше прожиточного минимума. К примеру, ставка профессора не превышает 7000 рублей. А все остальное — это надбавки, размер которых определяет руководство учебного заведения. Руководители получили огромные возможности для того, чтобы увеличивать зарплату себе. Я общаюсь с учителями и знаю, что абсолютно нормальна ситуация, когда директор школы и его заместители получают по 100–150 тысяч рублей, а учителя — по 10–15 тысяч. Такая возможность — следствие новой системы оплаты труда.

Как и у школьных учителей, у многих вузовских преподавателей с начала учебного года снизилась зарплата, это связано с оптимизацией системы управления. С одной стороны, введено подушевое финансирование, а с другой стороны, нашим законодательством не установлены максимальные нормы труда для педагога. Он может работать на 1,5-2 ставки, никто не будет на это обращать внимания. Поэтому сейчас руководство учебных заведений проводит такую политику: гораздо выгоднее содержать мало педагогов, платить им зарплату, среднюю по региону, но реально это зарплата не за одну ставку, а за 2–2,5. Обычная ставка учителя составляла 18 часов в неделю, значит, теперь он преподает 36–40 часов. Он получает 50 тысяч рублей, но какой ценой?

Естественно, из этого в первую очередь следует значительное снижение качества образования. Для учителя преподавание становится конвейером. Он не может нормально проверять работы, не помнит в лицо своих учеников, не знает, какие у них проблемы. Об индивидуальном подходе смешно и говорить. То же самое происходит в вузах. Если ранее существовала система, где максимум преподавательской деятельности — это 900 часов в год, то теперь эти 900 часов стали обязательным минимумом. И при этом идет сокращение ставок. Таким образом, руководство вузов так же, как и директора школ, экономит на преподавателях.

То есть заставляет их стать эффективными преподавателями по версии министра Ливанова?

Что автоматически будет означать, что вузовским преподавателям придется проводить на рабочем месте 40 часов в неделю, как офисному планктону. Все почему-то совершенно забывают, что к занятиям нужно готовиться, нужно повышать свой преподавательский и научный уровень. По советской системе преподаватель должен не более 40% своего времени работать в аудитории, иначе он не сможет качественно исполнять свою работу, не успеет прочитать ни одной новой монографии по своей теме. Через пять лет этот преподаватель отойдет в прошлое со своими знаниями.

Если отсчитывать реформу образования от первых экспериментов с ЕГЭ, то она длится уже более десяти лет. На ваш взгляд, есть ли в этой реформе какая-то концепция, какой-то план и конечная цель? Законодатели хотят только лишь сократить расходы на образование или в итоге, уйдя от советской школы, мы должны прийти к какой-то новой модели?

Естественно, главная цель — это снижение социальных расходов. Но не стоит думать, что все так банально и цели исключительно тактические. Если мы посмотрим на некоторые высказывания представителей элиты, к примеру, на слова Германа Грефа на Петербургском экономическом форуме, на слова Владимира Жириновского в ходе первого чтения проекта закона «Об образовании», на некоторые другие, то мы поймем, что везде скрыто или явно фигурирует одна и та же мысль: слишком грамотное население очень опасно. Им трудно управлять, оно много требует, и постоянно существует риск свержения строя. Чем более народ безграмотен и темен, тем эффективнее будет система управления.

Мы не можем, конечно, говорить о каком-то заговоре, о целенаправленном демонтаже системы образования с целью отупления населения. Но на интуитивном уровне такое представление у нашей политической верхушки, очевидно, имеется.

Они представляют идеальное общество в России обществом двух культур, как в XIX веке. Есть западноевропейская культура: элитарное образование, которое получают за рубежом, там же покупают технологии, воспитывают детей. А с другой стороны  темное забитое население, которое в силу интеллектуальной неразвитости не способно на активные действия. И между этими двумя культурами — непреодолимая пропасть. По крайней мере, исходя из высказываний нашей элиты, таким мне видится их идеал.

Можно ли говорить о законе «Об образовании» как о неизбежности? Есть ли шанс, что депутаты учтут мнение профессионального сообщества?

Профессиональное сообщество уже предложило свои поправки, которые внесены на рассмотрение в соответствующий комитет Госдумы. Работать с нами соглашаются, естественно, только оппозиционные фракции: «Справедливая Россия», КПРФ. Поскольку большинства у этих фракций нет, то судьба этих поправок зависит от нашей позиции. В последний год общественное мнение уже что-то значит, в том числе в государственной политике, на него иногда вынуждены ориентироваться, так что нельзя говорить, что все потеряно, нужно бороться до конца. Если закон будет принят в таком виде, как он есть, значит, будем планировать другие протестные действия.

http://mnenia.ru/rubric/society/prepodavateley-vuzov-prevrashchayut-v-ofisnyy-plankton/

КАК БЫТЬ С РОССИЙСКИМ ОБРАЗОВАНИЕМ, ОБСУДИЛИ НА ОТКРЫТОЙ ЛЕКЦИИ В ТОМСКЕ

Лекция о будущем российского образования завершила цикл «Томские лекции» 2012 года. Встречи с учеными проходят ежегодно в рамках проекта «ИНО Томск 2020″, посвященного созданию в Томске передового центра образования, исследования и разработок.

С томичами 14 декабря в библиотеке им. Пушкина встретились профессор Томского государственного педагогического университета Эмануила Гельфман, директор Центра стратегических исследований и разработок Сибирского федерального университета Валерий Ефимов, и профессор Пермского государственного национального исследовательского университета, профессор Луисвилльского университета (США) Виктор Хеннер.

Школьные учебники пишут все кому не лень

Первой выступила Эмануила Гельфман с рассказом о текущем состоянии дел в плане создания и выпуска печатных учебников. Как выяснилось, говоря образным языком, в нашей стране «только ленивый человек не пишет учебник». Доходит до того, что на каждый класс по каждому предмету выпускается 7-8 учебников разных авторов, разного качества и использующих разную методологию преподавания. Все это создает неоправданную нагрузку на учителя, что не может не сказаться на качестве его работы.

Уровень российских абитуриентов сильно упал

Виктор Хеннер сравнил российскую и американскую системы образования, студентов в РФ и в США. По его словам, в России в течении последних десяти лет уровень российских абитуриентов падал, наиболее сильно это падение было заметно за период с 2008 по 2012 годы. Это можно было бы как-то связать с экономическим кризисом, но в США такого провала не наблюдалось. Наоборот, мотивация американских студентов на обучение только окрепла. Таким образом, причина падения уровня заключается в российской средней школе, с которой «что-то происходит». В дальнейшем, проводя параллели между двумя странами, Виктор Хеннер отметил, что в США студенты крайне редко «используют диплом не по назначению». То есть, они, как правило, идут работать по специальности. В Штатах все вложенные в в собственное образование деньги окупаются — это видно на примере специалистов-физиков, которых готовит Виктор Хеннер. Диплом гарантирует стабильный и высокий заработок, при этом каждая ступень образования означает, что доход выпускника вырастет на 10 -15 тысяч долларов в год. Т.е. разница между зарплатой бакалавра и магистра, получивших образование по одной специальности, будет составлять не менее, чем 10 000 долларов в год. Именно это и мотивирует американских студентов отдавать все силы учебе.

В качестве возможного выхода для российских вузов Виктор Хеннер видит приглашение зарубежных профессоров для преподавания. Такая практика существует, однако она осложняется негативным отношением к ней должностных лиц в университетах, которые всячески тормозят процесс.

Коллапс управления в образовании

Исходя из общения с несколькими школьными учителями, редакция GlobalSib.com  может сказать, что едва ли не главной проблемой, которая буквально губит российскую школу, является засилье бюрократов в образовании. Огромное количество отчетности требуют чиновники от учителя. Количество бессмысленной бумажной работы лишает возможности не только готовиться к урокам, но даже отнимает время на полноценный отдых. Это подтверждает и письмо Министерства образования и науки РФ от 12 сентября 2012 г. N ДЛ-150/08 «О сокращении объёмов и видов отчётности, представляемой общеобразовательными учреждениями»: «Ещё  одним  результатом  опроса стало   подтверждение     тенденции ежегодного увеличения объёмов и видов представляемой общеобразовательными учреждениями отчётности. Отмечается  также  высокая  загрузка  учителя   по представлению администрации  общеобразовательного  учреждения отчётной     информации, касающейся широкого спектра вопросов, в том числе связанной с аттестацией учителя,  а  также подтверждением  качества  своей  работы».

То есть, на уровне Министерства образования РФ проблема осознается. Однако, несмотря на выход этого письма ситуация с «отчетным прессом на учителя» стала только хуже. Это свидетельствует о коллапсе управления в образовании. Кстати, с тем, что в образовании имеет место засилье бюрократов, согласились все три лектора.

В России имитируют образование

В своей части лекции Валерий Ефимов презентовал некоторые выкладки форсайт-исследования Сибирского федерального университета «Прогноз и сценарии развития высшей школы в России до 2030 года». Согласно презентации, мир все еще переживает переход от индустриального общества и индустриального образования («Просвещение 1″), к постиндустриальному обществу и постиндустриальному — когнитивному — образованию («Просвещение 2″). Россия при этом находится в точке бифуркации, которая на нижепреведенном слайде находится в зоне «имитации образования». РФ уже не воспроизводит советскую школу, но еще не начала обучать специалистов по индивидуальным планам.

Справка

«Просвещение 1″ было необходимо в условиях массового производства больших партий одинаковой продукции, урбанизации и позволяло запустить «конвейерную подготовку» стандартных специалистов, необходимых для конвейерного же массового производства товаров и услуг.

«Просвещение 2″ — это выпуск уникальных специалистов за счет формирования для каждого студента персональной образовательной траектории. Эта схема предполагает не массовый выпуск «штампованной продукции» — специалистов с одинаковым набором знаний и компетенций, а выпуск специалистов «ручной работы». При этом предполагается, что студент будет принимать непосредственное участие в формировании для себя образовательной траектории.

Сравнивая «Просвещение 1″ и «Просвещение 2″,  можно сказать, что если первое требовалось для массового производства, то второе крайне необходимо для экономики знаний. Экономика знаний — основа когнитивного мира, в котором разумное будет иметь приоритет над иррациональным. Сейчас все наоборот. Иррациональное доминирует над разумным. Например, при миллиарде голодающих существуют лица, имеющие богатств больше, чем могут потратить за всю свою жизнь. При наличии глобальных проблем колоссальные средства тратятся государствами на вооружение. При быстром ухудшении экологии стимулируется создание промышленных и бытовых отходов через избыточное потребление.

Где находится Россия — видно на следующем слайде из представленной Валерием Ефимовым презентации:

Виртуальный открытый университет

Одним из способов, которым вуз может обеспечить массовый и быстрый выпуск требуемых рынком специалистов в парадигме «Просвещение 2″, является виртуализация, или создание виртуальных университетов.

Создание образовательных интернет-порталов и сетей, превращение кафедр в электронные офисы, конструирование социальных сетей студентов уже опробовано в США. К примеру, в 2011 году, в Массачусетском технологическом институте (MIT) на дистанционное обучение по специальности «Схемотехника и электроника» записалось 120 000 человек. При том, что вуз ожидал всего 10 тысяч. В планах MIT — в сообществе с Гарвардским университетом привлечь к такому образованию до  миллиарда студентов со всего мира.

Валерий Ефимов отметил, что  MIT выдает своим слушателям после ряда дистанционных курсов не дипломы, а сертификаты. Сертификаты ценятся работодателями в некоторых случаях не меньше дипломов.

Комментарий Globalsib.com

Ценность диплома государственного образца, по нашим наблюдениям, в ряде случаев резко падает. «Престижные» вузы выпускают специалистов, которые не могут найти себе работу в силу того, что бизнесом работники с таким образованием просто не востребованы. Как пример, можно привести специальность «менеджер». Обычные менеджеры не нужны, например, в IT-компаниях. Там существует острая нехватка в управленцах, имеющих представления об используемых в данной конкретной компании технологиях, языках программирования, базах данных и т.п. При прочих равных условиях бизнес, скорее, возьмет на должность «менеджера» человека, который имеет профильные сертификаты уважаемого исследовательского вуза, чем имеющего государственный диплом  по  специальности «менеджер».

Таким образом, зачастую дипломы, полученные в системе «Просвещение 1″ теряют смысл; в то время как даже сертификат из системы «Просвещение 2″ открывает новые возможности. Все это может свидетельствовать о том, что государство в образовании в ближайшем будущем может перестать играть даже номинальное значение — удостоверителя дипломов. На первое место выходит вуз и его подход к образованию. То есть, сертификат MIT может значить больше, чем диплом МГУ. Государство, превратившись в бессмысленную бюрократическую машину способную только к самовоспроизводству и самообеспечению, будет отодвинуто иными, востребованными обществом структурами. Запрос на такие структуры уже есть.

Обучать могут только исследовательские структуры

По поводу приглашения к преподаванию в России лучших иностранных профессоров Владимир Ефимов отметил, что нужно понимать, что прекрасные лекции лучших профессоров о вчерашних достижениях имеют только ограниченную ценность. Куда важнее говорить студентам о том, что и как происходит сейчас на острие науки в исследовательских вузах. Если мы хотим бесконечно догонять Запад, то в использовании иностранной профессуры есть смысл. Если страна хочет получить шанс на рывок, то надо вкладываться в исследования и разработки, и привлекать в этот процесс студентов. В идеале образование должно не учить ориентироваться в прошлом, а готовить к завтрашним реалиям.

Стоит отметить, что проект «Томские лекции», фактически, является частью новой модели образования, позволяя получать всем желающим современные знания в различных областях науки и технологий. Сотни томичей приходят на каждую встречу с учеными уже три года. Как напомнила руководитель проекта Лиана Кобзева, некоторые слушатели посещают все лекции проекта, и растут вместе с ним. То есть, знания являются востребованными. Поэтому есть надежда на то, что и в 2013 году будет возможность (в виде гранта или другой поддержки) продолжить «Томские лекции».

http://globalsib.com/16379/