Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

ФСБ и ЕГЭ

19.06.2012

ФСБ и ЕГЭ

На днях у меня произошел необычный телефонный разговор. Человек, представившийся Александром, оперативным работником ФСБ, прикрепленным к Департаменту образования Приморского края, попросил встречи для консультации по вопросам, связанным с проведением в нашем регионе ЕГЭ. Встреча по известным причинам не состоялась и не состоится. После абсолютно незаконного задержания в Уссурийске предпочитаю теперь контактировать с правоохранительными органами исключительно формально, т. е. под повестку и протокол. Вот в случае официально оформленного вызова я всегда готов как законопослушный гражданин придти и дать любые требуемые пояснения.

Встреча не состоялась, но звонок напомнил об одном очень важном обстоятельстве: впервые в новейшей истории России государственные выпускные экзамены официально проходят под контролем органов государственной безопасности. Эта идея была предложена Виктором Болотовым – вице-президентом Российской академии образования (РАО).

Предложение Болотова привлечь Федеральную службу безопасности, полицию и армию к проведению ЕГЭ обосновывалось существующим опытом использования подобных методов некоторыми странами. Так, в Казахстане ученики и выпускники школ сдают подобные формы контроля в присутствии представителей государственной службы безопасности, в Египте – армии. Как и водится во всех авторитарных режимах, лучший способ решения проблем виделся государственным мужам в тотальном контроле и жестких репрессиях. «Поставить на входе в класс полицию! Обыскивать каждого школьника! Блокировать в зданиях связь! Штрафовать за списывание!» – предложения по превращению учебных заведений в аналог концлагеря после высказывания Болотова сыпались как из рога изобилия.

Болотов прогнозировал сокращение числа нарушений во время подготовки заданий, сдачи ЕГЭ, если пункты сдачи госэкзамена пополнятся людьми в погонах. Среди положений предложенной программы также числилось использование «глушилок» в пунктах сдачи экзаменов, предназначенных для подавления сигналов сотовой связи. Это мотивировалось широким применением современных средств связи для оказания посторонней помощи в процессе решения тестовых заданий. Также предлагалось осуществлять пропуск на территорию пунктов сдачи ЕГЭ через рамки металлоискателей во избежание проявления различного рода хитростей сдающих.

Не все предложения Болотова были приняты, но, пытаясь избежать прошлогодних скандалов с массовым списыванием, Рособрнадзор кое-где применил к экзаменующимся школьникам определенные меры: в помещениях, где проводится экзамен, используются системы обнаружения и подавления телефонных сетей, предоставленные ФСБ. Кроме того, сотрудники ФСБ, как видно из факта упомянутого в начале статьи звонка, активно собирают информацию о проведении ЕГЭ.

Каковы результаты? За время проведения ЕГЭ по всей России в интернете была выложена 141 публикация контрольно-измерительных материалов. Некоторых нарушителей технологические возможности позволили идентифицировать непосредственно во время проведения ЕГЭ. Эти участники были сразу удалены с экзамена. Решения об аннулировании их результатов ЕГЭ уже приняты государственными экзаменационными комиссиями регионов.

Так, например, в Петрозаводске шесть школьников, не соблюдавших порядок проведения экзамена, были удалены из аудиторий. Некоторые ребята пытались воспользоваться справочными материалами, которые были расценены как шпаргалки. Выпускников наказывали и за сотовые телефоны. Кто-то пытался воспользоваться мобильником как калькулятором, у одного школьника телефон зазвонил во время экзамена.

В Приангарье на ЕГЭ по физике и обществознанию были выявлены нарушения: семь выпускников были удалены с экзамена за наличие и использование сотового телефона и использование печатных справочных материалов. На экзамене по русскому языку было выявлено три нарушения. Двумя участниками ЕГЭ была проведена фотосъемка контрольного измерительного материала, фотографии были отправлены ММS. С экзамена по математике за наличие сотового телефона были удалены 10 выпускников из Иркутска, Ангарска и Братска.
Подобных примеров можно привести еще много, но в целом результаты ловли мошенников вполне укладываются в традиционную схему противостояния строгих учителей и учеников-разгильдяев: одни списывают, другие мешают списывать. Не раскрыто организованных преступных групп, не выявлены особо опасные правонарушители. Возникает вопрос: а зачем был нужен контроль ФСБ? Наивные люди скажут: чтобы напугать мошенников и взяточников, мол, бдит око госбезопасности. Но любой здравомыслящий человек понимает, что вовсе недостаточно обьявить о контроле ФСБ, чтобы прекратилась коррупция в сфере ЕГЭ. Да, торговцев ответами, видимо, немного напугали, они не были особенно активны и старательнее скрывались. А вот отсутствие разоблаченных коррупционеров, отсутствие вскрытых схем по обеспечению высоких результатов для «своих» школьников, показывает, что этой проблемой никто особо и не занимался. Наступит июль, и снова поедут штурмовать московские и питерские вузы дутые «стобалльники», пишущие диктант с тремя ошибками на одно слово.

Так для чего же власть столь громогласно включила ФСБ в процесс контроля над ЕГЭ? Очевидно, причиной тому стал прошлогодний общественный резонанс вокруг массовых нарушений на ЕГЭ. Главной задачей на этот год стало не допустить очередного публичного скандала. Для этого необходимо было подчистить не наиболее тяжкие правонарушения, а наиболее явные. Коррупция скрыта от взора блоггеров и читателей сетевых СМИ, а вот торговля ответами хорошо видна.

Сам факт участия ФСБ в контроле над ЕГЭ является свидетельством тяжелейшей болезни нашего государства, но характер этой работы, ее направленность не столько на борьбу с коррупцией, сколько на поимку списывающих и желающих поделиться ответами и КИМами школьников — это уже не диагноз, а приговор.

1 комментарий

Добавить комментарий