Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

О дисбалансе интересов

07.12.2012

О дисбалансе интересов

Сначала все взволновались: Советский райсуд Новосибирска с подачи Рособрнадзора приговорил к уничтожению одну из лучших в России школ. Школу оштрафовали на 100 тысяч рублей, в ней запретили вести уроки университетским преподавателям — и её обязали привести расписание к стандартному. Поскольку школа эта (официально называемая СУНЦ — Специализированный учебно-научный центр при университете) слишком известна и её высочайший уровень общепризнан уже полвека, реакция была единодушной. Даже федеральные каналы показали свирепые репортажи, чуть не прямым текстом вопрошающие: вы что там, совсем сдурели? Через несколько дней все успокоились: облсуд скандальное предписание отменил. И те же федеральные каналы радостно сообщили народу, что всё хорошо, справедливость восторжествовала, питомнику талантов ничто не грозит. Так вот, господа: волновались мы правильно, а успокоились — напрасно. Потому что попытка уничтожения школы была системной акцией, а её спасение — акцией разовой.Можно сказать, случайной.

Ведь на каких основаниях отменили решение первой инстанции? Проверка Рособрнадзора, видите ли, была внеплановой, а потому не могла проводиться без разрешения прокурора. Ну, значит, в следующий раз придут с разрешением. Дальше: СУНЦ, видите ли, является структурным подразделением НГУ, да ещё и подчиняется персональному постановлению Совмина СССР, а не нынешним типовым бумажкам. Но далеко не все выдающиеся школы входят в состав университетов и/или имеют охранные грамоты из прежней жизни. Да и грамотам этим не жить: с принятием нового Закона об образовании они станут не дороже змеиного выползка. Наезды на уникальные школы станут повседневными, а отбиться от них будет нечем. Дело в том, что будущий закон не признаёт таких заведений, как лицеи, гимназии и прочие типы «продвинутых» школ. Минобру с его страстной тягой к унификации развязывают руки — и в самое краткое время не только университетских профессоров в государственных школах не встретишь, но и самих государственных школ, условно говоря, лицейского уровня в стране не останется. Частные, возможно, и будут, но одарённость детей не так сильно коррелирует с платежеспособностью родителей, чтобы эта возможность сильно утешала. На мой взгляд, эта деталька огромного законопроекта готовит стране серьёзную и трудно обратимую беду. А деталек в проекте много.

В каждом большом деле (а законопроект очень большой) есть плюсы и минусы — не столько из-за errare humanum est, сколько из-за того, что затрагивается много людей с разными интересами. То, что для нас минус, для кого-то плюс, и глупо требовать, чтобы тот же Закон об образовании нравился вам или мне — весь. Но можно и нужно требовать баланса — или как минимум учёта — интересов затронутых групп. Вспомните миллиарды, истраченные на саммит АТЭС. Мост на остров Русский, скажем, щедро учёл интересы чиновничества и привлекаемого им бизнеса (как острили в блогах, «Дайте срочно, очень просим, / Триллиардов сорок восемь: / Сделать к саммиту шоссе / Остров Русский — Сан-Хосе!»), мост же через бухту Золотой Рог — интересы Владивостока, который без этого моста давно задыхался. Верен ли баланс, вопрос вкусовой, но что и те и другие интересы учтены, спорить не приходится. Про обсуждаемый закон такой похвалы не выговоришь.

Само его появление нужно исключительно власти. Да, нормативная база образования пестра и громоздка, действующие законы чуть не сплошь состоят из разномастных поправок — всё так. Но для работников образования — директоров школ или ректоров — это скорее плюс: они в этих дебрях обжились и худо-бедно наловчились укрываться от набегов начальства. Начальство же хочет дебри распрямить и осветить мощными прожекторами: во-первых, чтоб уже никто не сумел спрятаться, во-вторых, чтобы придать своим многолетним действиям по реформированию образования статус необратимости. Ну ладно — это интересы Минобра. Множество пунктов закона, ведущих к экономии средств федерального бюджета, — это интересы Минфина. А где интересы наши — педагогов, родителей, просто граждан? Кому из нас станет лучше и легче после принятия этого закона? Официальная пропаганда на этот вопрос не отвечает — думаю, она его просто не слышит. Повторяют привычные штампы вроде «новый закон, внесённый правительством, учитывает современные реалии, развивает дистанционное образование, новые технологии, индивидуальный подход к детям» — и тому подобное пустословие. А сам я без помощи начальства вижу разве что небольшие локальные плюсы (точнее, возможности плюсов, которые ещё надо суметь реализовать). Зато минусов — с точки зрения интересов общества — вижу сколько угодно.

Вот несколько навскидку. Центр окончательно слагает с себя ответственность за бесплатное образование, передавая её регионам; те при нехватке средств будут сокращать объём бесплатного образования. Единственным способом финансирования становится подушевое; оно уже сейчас плотно ударило по образовательным учреждениям, дальше будет больнее. Узаконивается обучение вне образовательных учреждений, что фактически означает отказ от обязательности среднего образования. При этом экстернат, перестав считаться формой обучения, остаётся законным способом получения аттестата; поэтому экстернаты уже становятся платными и притом дорогими. И ведь это всё на одну только тему — о массированном наступлении платности. Почитайте проект, увидите: там и на другие темы есть что сказать. Что же до платности образования, то в её пользу возможны аргументы — при условии, что вещи называются своими именами. Вводить её, продолжая твердить со всех трибун, что её нет и никогда не будет, — верх цинизма.

Широкое обсуждение законопроекта и впрямь шло слишком долго. Но большой пользы оно не принесло: авторы проекта услышали только те замечания, которые захотели услышать, — в основном по мелочам. Существует «дорожная карта» принятия закона; судя по ней, все думские процедуры, включая парламентские слушания (конечно же, в полувыходное 8 ноября!), должны пройти до зимних каникул. У авторов проекта ещё есть шанс что-то исправить, но я не думаю, что они им воспользуются.

О дисбалансе интересов

Добавить комментарий