Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

Александр Тарасов Назад, к неграмотной России?

07.12.2012

Александр Тарасов Назад, к неграмотной России?

Разработчики реформы образования хотят, чтобы наши дети стали уличными продавцами и проститутками. Наши. Но не их собственные

Почти все слышали, что на наших детей (то есть, собственно, и на нас всех) свалилась очередная школьная реформа (она же «модернизация», она же «дальнейшее развитие и усовершенствование образовательной политики»). Но что это такое, никто не знает. Оказывается, не случайно. Оказывается, разработчики этой реформы из окружения г-на Грефа тщательно скрывают, в чем суть реформы. Вместо разговоров по существу они произносят красивые речи ни о чем (прием № 1), или морочат всем головы обсуждением мелких технических вопросов (прием № 2), или искусно отвлекают внимание общества от сути дела, подсовывая дискуссию о «двенадцатилетке» или «патриотическом воспитании» (прием № 3). Между тем, «двенадцатилетка» реформой не предусмотрена.

«Двенадцатилетка» придумана Российской академией образования (РАО), работники которой сразу сообразили, что таким образом они получат возможность насочинять множество новых учебников, учебных пособий и методичек (таких же чудовищных по качеству, что и предыдущие), то есть возможность положить себе в карман много-много бюджетных денег. А с «патриотическим воспитанием» такие же денежки потекут в карман людям из Института военной истории (кто видел продукцию этого института, тот знает, что это еще страшнее, чем продукция РАО).

До определенного момента и автор этих строк никак не мог понять, что за реформа нас ждет и в чем ее суть. Но затем меня пригласили в Горбачев-фонд на конференцию по реформе образования. Вообще-то я, как и все нормальные люди, к Горбачев-фонду отношусь плохо. И к самому Горбачеву – тоже. Но на эту конференцию пошел – из-за темы. Оказалось не зря: наконец удалось понять, зачем эта реформа задумана и во что она выльется.

Выступавшие от группы разработчиков реформы (и, разумеется, уверявшие всех, какая это будет замечательная реформа) люди в основном почему-то принадлежали кВысшей школе экономики (ВШЭ): бывший министр Эдуард Днепров, директор Центра образовательных программ ВШЭ Татьяна Клячко и даже ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов. Что такое ВШЭ и зачем она создана, мы все знаем. Один мой коллега как-то в кулуарах НТВ-шной программы «Глас народа» услышал такое блестящее определение ВШЭ: «Оплот ельцинизма, созданный с целью научного обоснования экономической прогрессивности воровства». Два человека из той же компании формально выступали не от лица ВШЭ. Первым был Александр Адамский, представившийся руководителем Института образовательной политики «Эврика», но вообще-то хорошо известный всем как «серый кардинал» газеты «Первое сентября» (главный редактор газеты – Артем Соловейчик, но Адамский его держит исключительно для витрины, как доброго и милого сына известного писателя-педагога Симона Соловейчика, основателя газеты). Вторым был Анатолий Пинский, директор довольно элитной московской школы № 1060.

Все эти люди старались говорить ни о чем, отделываясь классическими советскими бюрократическими фразами об «улучшении», «обновлении», «развитии» и (новация горбачевских времен) «вхождении в лоно мировой цивилизации» и «большей свободе» и даже – вместо разговора по существу – рассказывали украинские и еврейские анекдоты (как это делал Адамский) или демонстрировали явно неподготовленной аудитории статистические таблицы, в которых «отрицательный дефицит означал профицит» (как это делала Клячко). То есть вели себя ну просто как Штирлиц в кабинете Мюллера. Но, не считая своих противников чем-то серьезным, эти ребята иногда все-таки проговаривались (особенно у них развязались языки в кулуарах, после сытного обеда).

А. Пинский, например, не смущаясь, убеждал собравшихся, что наша школа учит детей … слишком хорошо и дает им… слишком много знаний. Зачем им это? Это лишнее, объяснял Пинский. Зачем им, например, знать, что такое «районирование по Баранскому»? Или чему равен sin(2x)? Или что такое «амфотерные гидроксиды»? Чем меньше будут знать, тем лучше.

Откуда такая странная логика? А вот, оказывается, откуда: по Пинскому, завтра Россия станет постиндустриальной страной. Вы спросите: ну и что? А то: в постиндустриальном обществе (объяснял Пинский в моем присутствии создателю интернет-сайта по образованию Александру Шкробу) никто не работает (в смысле – на производстве), а все заняты в сфере торговли и обслуживания! А для официанта или для проститутки, как вы понимаете, дорогие читатели, лишние знания вредны. Считать они будут не сами, а на калькуляторе, говорить и писать грамотно по-русски им противопоказано: не дай бог, клиента – «нового русского» – поправят. Я уж не говорю о химии, физике, географии, литературе или истории. Зачем официанту знать географию? Его дело – блюдо до столика донести. А проституткам знать химию просто вредно. Про клофелин слышали? То-то и оно. Химически неграмотная проститутка увидит клофелин под другим названием – и пройдет мимо. А химически грамотная прочитает на этом препарате написанное маленькими буковками «гидрохлорид клонидина» – и сразу все поймет!

Позвольте, спросите вы, как же может существовать общество, где все заняты в сфере обслуживания и торговли? А чем они будут торговать? Кто-то же должен производитьтовары, которыми они торгуют. Так же, как и разную аппаратуру для сферы обслуживания (это только у проституток аппарат природный, а во всех остальных отраслях сервиса – искусственно сделанный). Вот и Шкроба заинтересовал вопрос, как же эти полуграмотные выпускники школ смогут восстановить в России промышленность. И знаете, что ему Пинский ответил? Что ее и не надо восстанавливать! То есть Пинский, видимо, думает, что Россия – это такой гигантский курорт. Акапулько. И промышленности никакой не надо. Туристы к нам будут приезжать миллиардами, а мы их обслуживать. А дороги, отели и прочую инфраструктуру для этого курорта построят, видимо, китайцы. Или африканцы. Или уж не знаю кто. Самый подходящий, конечно, в России для курортов климат.

Такой вот у Пинского уровень компетентности. Постиндустриального общества нет ни в одной стране мира. Ни одна страна мира выше индустриального производства пока не поднялась. Что такое индустриальное производство? Это крупнотоварное машинное производство. Например, конвейерное. Если вам кто-нибудь скажет, что США – постиндустриальная держава, не верьте. Танки, снаряды, автомашины, телевизоры, холодильники, компьютеры – так же как стальные трубы, например, – в США как производились на заводах, так и производятся. Правда, официальная статистика утверждает, что в США все больше людей занято в «информационном секторе». Но кого включают в США в «информационный сектор»? Представьте себе: чиновников всех уровней (включая президента), армию, полицию, спецслужбы, суды и т.п. Если сложить всех наших бюрократов, военных, полицейских и вертухаев – то Россия, наверное, давно уже в первых рядах «информационной революции» идет! И бериевские следователи, оказывается, были пионерами постиндустриального обществав нашей стране – самой прогрессивной его частью!

Еще пример. За 90-е годы в США было заменено 12 млн столбов вдоль дорог: деревянные (бетонные) были заменены на металлические (алюминиевые, стальные и т.п.). В 2000-е, считается, заменят столько же. Все эти работы также проведены в официальной американской статистике по статье «информационные технологии». Значит, когда землекоп лопатой выкапывает яму – это и есть «информационные технологии». Когда в эту яму вставляют столб и засыпают землей – это и есть «информационные технологии». Когда между столбами протягивают металлический провод – это и есть «информационные технологии». И выпуск столбов из нержавеющей стали, и прокат медного (алюминиевого) провода на заводах – это тоже «информационные технологии»? Не знаю, хорошо ли разбирается Пинский в вопросах, стоящих перед директором школы, но вот то, что он ничего не понимает в проблемах индустриализма и постиндустриализма, – это очевидно. И такие люди определяютсудьбу наших детей!

Я. Кузьминов так же, выступая, проговорился – обозначил новые приоритеты образования: знание иностранного языка, коммуникабельность и умение «ориентироваться в потоке информации». А Пинский кое-что уточнил насчет иностранного (конкретно английского – то есть страна-метрополия уже определена) языка: оказывается, нынешние методики обучения иностранному языку – ошибочные. Они ориентированы на обучение чтению литературы. То есть, понимаете: окончив вуз, гуманитарий может читать литературу по своей специальности, технарь – по своей. Это неправильно. Читать вообще вредно. Иностранный язык надо знать в таком объеме и для того, чтобы каждый мог ответить по-английски интуристу, как пройти к вокзалу.

Всё понятно? Умение давать простые ответы на простые вопросы по-английски икоммуникативность – необходимые качества прислуги в колониальной стране. Собственно, для этого нужно знать всего слов 200–300, в лучшем случае 500. Для официанта, горничной, рикши и проститутки вполне достаточно. Вот о таком будущем для России мечтают г-да Пинский, Кузьминов, Адамский, Днепров и Клячко. О будущемколонии.

Теперь понятен гнев Пинского против «районирования по Баранскому». Действительно, вот освоят дети это «районирование», поступят в вуз на географический или экономический факультеты – и едва ли им удастся внушить, что воровство – это «наиболее прогрессивный вид экономической деятельности». Будут они знать, чему равен sin(2x) и тому подобные вещи – поступят в МГУ, станут затем учеными-математиками. Вот ведь ужас какой! Адамский с компанией же точно знают, что ученые не нужны, а нужны проститутки. А тут некоторые плебеи хотят стать учеными. Безобразие. Или представьте себе, освоят они «амфотерные гидроксиды» – поступят в вуз, станут химиками, биологами, медиками. Ужас, ужас! Нужны официанты, нужны рикши. А с этими «амфотерными гидроксидами» – прямой путь в химики и медики. Кошмар!

Татьяна Клячко, беседуя со мной в перерыве, сказала еще более интересные вещи. Оказывается, они проводили социологические опросы в сельской местности. И выяснилось, что 65% сельских школьников хотят поступить в вузы (вот ведь гады какие, а?!). Очаровательно улыбнувшись, Клячко закончила свой рассказ такой фразой: «Образование – огромная опасность».

Ну правильно: кто же на вас, г-да адамские и днепровы, вкалывать будет, если все сами получат образование. Вы же задумали реформу для того, чтобы страна вновь стала неграмотной – и только ваши дети получили качественное образование и, следовательно, управляли остальными. И вдруг такое безобразие. Оказывается, остальные тоже хотят учиться. Непорядок. Быдло – а туда же, учиться.

У меня возникло желание задать вопрос лично президенту Путину. Приблизительно такой: господин президент, может быть, вы ответите публично на этот публичный же вопрос: вы кто – полномочный и ответственный президент, или бутафория (подставное лицо), или отъявленный лжец? Вы же ездите по стране и везде произносите речи о необходимости восстановления (и даже развития) промышленности, науки, оборонного комплекса, усиления военной мощи России и т.д. А люди из окружения Грефа – Адамский, Клячко и прочие – уже придумали такую реформу, при которой Россия в области образования будет отброшена в XIX век и большинство населения получит знания в лучшем случае в объеме церковно-приходской школы. Более того, эти люди прямо говорят (как Пинский), что никакую промышленность восстанавливать вообще не надо. Интересно все-таки узнать, кто у нас на самом деле главный: Путин или Кузьминов, Пинский и Адамский.

Вопрос, конечно, риторический. Я уже догадываюсь, что Путин – никто, марионетка. А всем крутят Греф и те, кто стоит за Грефом. А этих ребят надо искать, судя по всему, за океаном.
Удивительно, но на конференции в Горбачев-фонде ни разу не был упомянут Мировой банк. Между тем всем заинтересованным лицам хорошо известно, что команда Кузьминова выполняет заказ Мирового банка. Что под выполнение этого заказа были выделены огромные деньги. И что те, кто будет проводить в жизнь планы Мирового банка в области образования в России, лично получат немалые деньги (говорят, начиная с 80 долларов в день). Может быть, эти деньги и объясняют такое рвение г-д адамских в деле разрушения системы образования в нашей стране?

Если эти ребята добьются своего, подавляющее большинство населения России будетдискриминировано. Примитивные программы, внедренные в большинстве школ, не дадут возможность выпускникам этих школ поступить в вузы. После этого можно будет резко сократить число преподавателей в вузах (а затем и сами вузы) – и все будет выглядеть логично: действительно, раз люди в вузы не поступают, зачем же вузы нужны? Число самих школ резко сократится, поскольку «реформаторы» заложили в свою реформу принцип пропорциональной зависимости финансирования школы от числа учащихся. Значит, школы и классы будут сливать (чем больше учащихся – тем больше денег дадут). Страну ожидают массовые увольнения учителей и массовыезакрытия школ. А как вы думаете, где эффективнее обучение – в классе с 10 учениками или в классе с 45 учениками? Правильно, с 10. Поэтому таких классов не будет. Умные и образованные адамским не нужны. Нужны официанты и проститутки.

Есть еще замысел поставить учебные планы и программы под контроль попечительских советов – в прямой зависимости от финансовых возможностей родителей. То есть если у вас в классе учится ребенок «нового русского» – его папа и будет решать, чему будут учить весь класс. Захочет папа, чтобы вместо естествознания был предмет «теория и практика садомазохизма» – будет такой предмет.

Все это, между прочим, значит, что дети в провинции будут тотально обречены на то, чтобы на всю жизнь остаться на социальном дне. Дети нашей нищей, голодной, безденежной провинции потеряют все шансы попасть в вузы и тем более в Москву – и там реализовать себя, свои способности. Даже если эти дети семи пядей во лбу. 70% нашей научной элиты, по статистике – выходцы из деревень и небольших городов. И родились они отнюдь не в богатых семьях. Больше этого не будет. Всё уже придумано для того, чтобы реализовать себя могли лишь дети Грефа, Днепрова, Пинского и Адамского. Ну, и дети их друзей. И больше – никто.

Не верьте сказкам про «демократичный» Единый госэкзамен (ЕГЭ). Кое-где эксперимент с ЕГЭ уже провели. Например, в Чувашии. Результат запланированный: из 16 тыс. выпускников школ Чувашии высшее число баллов по математике на ЕГЭ получил… 31 человек. И это – рекорд! В соседней республике Марий-Эл таких нашлось всего 12! Заодно выяснились замечательные вещи: можно с помощью «компьютерного сбоя» занизить, если захотеть, оценки. В Чувашии один такой «сбой» разоблачили – и пришлось принять сразу 779 апелляций, в результате 748 оценок были пересмотрены в сторону повышения. А вот в Марий-Эл и Якутии апелляции зачастую вообще не рассматривались: расстояния от сельских школ до места заседания комиссий по ЕГЭ достигали у марийцев 50 км, а у якутов 100 (и плыть надо на лодке) – и, «естественно», бедным крестьянам расходы на борьбу за справедливые оценки своих детей оказались просто не по карману. Так богатые дяди-«реформаторы» сделали сельским детям «козью морду».

На конференции в Горбачев-фонде выступал Иван Раздымалин – директор сельской Костенской школы из Воронежской области, ветеран народного образования, членкор РАО. Он, между прочим, рассказал, что у них в Воронежской области «постиндустриальное общество» уже построено – в смысле: индустрия развалилась, пашут крестьяне сохой и на лошадях. Вот именно об этом и мечтает команда Кузьминова – Пинского – Адамского.

И последнее. Клячко и Кузьминов уже занимались реформой образования. Они были соавторами позорно провалившейся «реформы Асмолова – Тихонова». Реформа эта, предусматривавшая резкое сокращение числа студентов, преподавателей и вузов, «самофинансирование» образования за счет сдачи в аренду всех площадей, введение платы за все, за что только можно, и легализацию взяток, провалилась, потому что вызвала бурные протесты преподавателей и уличные выступления студентов.

Студенческие выступления против «реформы Асмолова – Тихонова» прошли в 1997–1998 годах в Новосибирске, Воронеже, Архангельске, Чебоксарах, Омске, Екатеринбурге, Ульяновске, Челябинске, Оренбурге, Иркутске. И хотя центральные СМИ все эти выступления (кроме екатеринбургских) замолчали, власть сделала выводы. Накануне Всероссийской акции студенческого протеста 1 октября 1998 года министра Тихонова сняли – сняли потому, что правительство получило информацию о готовившихся мощных студенческих беспорядках в Воронеже, Самаре, Липецке и Новосибирске. Отправив в отставку Тихонова, правительство предотвратило беспорядки.

Это – успешный опыт защиты своих прав в области образования. Именно к этому опыту я хочу привлечь внимание читателей. Я понимаю, дорогие читатели, что сейчас вам, занятым зарабатыванием денег, просто некогда вникать в проблемы школы. Но если вы не остановите попытку Кузьминова, Адамского и других отбросить школу в России до уровня церковно-приходской, вся ваша сегодняшняя борьба за достойный уровень существования завтра окажется бессмысленной. Поскольку у ваших детей не будет будущего. Они никогда не поднимутся по социальной лестнице выше уборщиков мусора, грузчиков, официантов, уличных продавцов, проституток. Такого будущего вы для них хотите?

Если вы будете бороться против «реформы», затеянной гг. Кузьминовым, Адамским и другими, если вы будете требовать, чтобы ваши дети получили не церковно-приходское, а качественное и фундаментальное образование, вы победите. Победите уже потому, что действия «реформаторов» элементарно подпадают под ст. 136 УК (нарушение равноправия граждан). Победите потому, что сами «реформаторы» знают, что делают черное дело, – иначе они не скрывали бы так тщательно сути своей реформы.

Если сегодня вы, занятые зарабатыванием денег, плюнете на судьбу своих детей, завтра ваши дети проклянут вас. Завтра они вас спросят: «Почему вы, сволочи такие, допустили, что дети Грефа, Пинского и Адамского – начальники, а мы – никто, рикши и проститутки? Почему мы вынуждены терпеть, что они ездят на нас и трахают нас во все дырки?» И что вы тогда ответите вашим детям, уважаемые читатели?

3 марта – 9 октября 2001 года
http://scepsis.ru/library/id_113.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *