Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

ПРОЩАЙ ШКОЛА, ЗДРАВСТВУЙ ХОЛДИНГ! КОМУ ВЫГОДНО СЛИЯНИЕ ШКОЛ?

11.12.2012

ПРОЩАЙ ШКОЛА, ЗДРАВСТВУЙ ХОЛДИНГ! КОМУ ВЫГОДНО СЛИЯНИЕ ШКОЛ?

Ольга Вайсберг юрист, родитель ученика школы 1223

Александр Абрамов член-корреспондент Российской академии образования, председатель совета клуба физико-математической школы им. Колмогорова
Елена Слатинажурналист, родитель ученика школы 1223

Любовь Олтаржевская директор центра образования № 1429 им. Героя Советского Союза Н.А.Боброва
Владимир Ковшов директор средней общеобразовательной школы №2048
К.ЛАРИНА: 13 часов 15 минут. Мы начинаем программу «Родительское собрание». Тема: «Прощай школа, здравствуй холдинг! Кому выгодно слияние школ?». Процесс этот идет давно, и много возникает конфликтных ситуаций, когда несколько школ объединяются в образовательный центр или в холдинг. Кто-то за, кто-то против. Сегодня мы решили разобраться, есть ли смысл в этих объединениях, если есть, то в чем главная цель. И что с этого объединения имеют дети. Т.к. о детях меньше всего говорят в связи с этими реформами. Сейчас представлю всех участников разговора сегодняшнего. Александр Абрамов, член-корреспондент Российской академии образования, председатель совета клуба физико-математической школы им. Колмогорова. Родительскую общественность представляет Елена Слатина, журналист, родитель ученика школы 1223. Лена, здравствуйте.

Е.СЛАТИНА: Здравствуйте.

К.ЛАРИНА: Ольга Вайсберг, юрист, родитель ученика школы 1223. Оля, здравствуйте.

О.ВАЙСБЕРГ: Здравствуйте.

К.ЛАРИНА: Любовь Олтаржевская, директор центра образования № 1429 им. Героя Советского Союза Н.А.Боброва. Здравствуйте, уважаемая Люба.

Л.ОЛТАРЖЕВСКАЯ: Добрый день.

К.ЛАРИНА: Владимир Львович Ковшов, директор средней общеобразовательной школы №2048.

В.КОВШОВ: Добрый день.

К.ЛАРИНА: Добрый день. Конечно, в этом разговоре должны были принимать участие представители Департамента образования города Москвы или Министерства образования и науки РФ. Я со своей стороны сделала все возможное, чтобы представители этих 2-х ведомств присутствовали на этой передаче. У меня это не получилось не по моей вине. В Министерстве сказали, что это дело Москвы и они не имеют к этому никакого отношения. В Москве мы приглашали господина Коганова и госпожу Минько, сначала было согласие, а потом сославшись на решение Департамента образования они отказались прийти к нам в эфир. Поэтому я очень благодарна Любови Евгеньевне и Владимиру Львовичу, что они согласились от лица Департамента рассказать о преимуществах этих объединений. Но начать я хотела бы со стороннего эксперта, Александр Михайлович, вам слово. Почему эта тема вас так взволновала и почему вы против этого процесса?

А.АБРАМОВ: Я написал по этому поводу в журнале «Эксперт» статью, в которой суммировал все взгляды, называется «Головокружение от успеха». Мне весь это процесс напомнил очень сильно процесс коллективизации, когда безумными темпами организуются таки образовательные колхозы. Но когда я стал думать о последствиях, то их накопилось очень много. Здесь нарушены все правила приличия. Т.к. для того, чтобы в таком крупном городе устраивать всякие преобразования, нужно сначала думать, советоваться с людьми, спрашивать общественное мнение, ничего этого сделано не было. Здесь происходит групповое надругательство над здравым смыслом. Такие эксперименты крупномасштабные не устраивают, это не традиции педагогики, там есть принцип: не навреди. Прежде чем что-то сделать, нужно думать. Нет никакого документа под названием концепция. Я 12 лет работал членом Коллегии в Московском Департаменте. Так вот, как человек, работавший в этой сфере, я говорю, что это ни в какие ворота не лезет.

К.ЛАРИНА: Спасибо. Вам слово, уважаемый Владимир Львович. Вас объединили с кем?

В.КОВШОВ: Это неверная постановка вопроса, никого ни с кем не объединяют. И педагогический коллектив, и дети, и родители участвуют в выработке вопроса стратегии развития учреждения каждого. Потому что те Управляющие Советы, которые сейчас созданы в большинстве московских школ, в рамках их компетенции, которые регламентируются уставом, даются широкие полномочия в разработке стратегии развития. Поэтому вопрос кого куда загоняют должен быть снят, т.к. никого никуда не загоняют.

К.ЛАРИНА: Ваша школа с кем-то объединилась?

В.КОВШОВ: Наш управляющий совет принял решение войти в структуру Московского психолого-педагогического университета, это городской вуз, соответственно бюджетное финансирование Департамента образования стратегия, которая была предложена мною и электоратом, абсолютно устроила родителей в отношении возможных перспектив. Мы собирали Управляющий Совет, расширенный, т.к. это все-таки выборный орган, его выбирает конференция, ученическая, родительская. Но такие решения требовали привлечения еще больших кругов родительской общественности, поэтому мы пригласили всех председателей родительских комитетов. Выслушав все за и против, я выступил и проректор выступил, ознакомив со всеми рисками, при оформлении протокола о намерениях с той, и с другой стороны. Этот Управляющий Совет принял решение входит в эту новую структуру. Вы назвали холдингом, это не совсем венное определение, создается некая образовательная структура.

Л.ОЛТАРЖЕВСКАЯ: Ее называют холдингом, просто у вас это не холдинг – поэтому. Давайте сейчас проанализируем то, что до сих пор говорилось. Дело в том, что идея очень простая: выравнивание возможностей детей получить качественное образование рядом с тем местом, где они проживают. А вот как дальше эта идея трансформируется, начиная с названия, это уже интерпретация, которая появляется либо от недостатка информации, либо от ее искажения. Та ситуация, которая до сих пор имела место быть, она нарушает права детей на получение качественного, доступного образования в соответствии с их способностью. Не для не секрет, что с негласного согласия руководства допускалось все-таки селекция детского населения с одной стороны и сегрегация с другой. когда мы наблюдали факты, нарушающие закон об образовании: проведение вступительных экзаменов для всех учащихся, начиная с 4 класса, мы все понимаем, что это нарушение закона. И получалось, что в отдельное образовательное учреждение, которому дано было такое право негласное. Происходил отбор сначала в 1 класс для того, чтобы поступить в эту школу…

Е.СЛАТИНА: Что вы, простите, называете негласным правом? Когда я поступала в школу, это уже существовало, это было давно. Негласный – это нарушение закона…

К.ЛАРИНА: Это тестирование было, не экзамен.

Л.ОЛТАРЖЕВСКАЯ: Давайте читать закон об образовании. Запрещено проводить какие бы то ни было испытания, собеседования.

К.ЛАРИНА: Они и сейчас проводятся. Это называется не тестированием, а диагностикой, когда ребенка проверяют, хорошо он читает или плохо.

Л.ОЛТАРЖЕВСКАЯ: Расскажу про свою школу. 8 лет назад это была средняя общеобразовательная школа, окруженная большим количеством элитных общеобразовательных учреждений, у которых было право отбора. Дети микрорайона находились в неравных условиях, т.к. часть детей поступала всеми правдами-неправдами в отдельные общеобразовательные учреждения, а остальные дети оставались в обычной районной школе, в нашей. Хотя у нас было неплохое состояние, и проектная мощность здания была полностью выполнена. Рядом была школа, в которой было еще хуже положение. Там на момент нашего объединения было 120 человек. И этот процесс объединения пошел уже тогда в 2006 году. В прошлом году мы объединились с детским садом рядом с нами. В этом году мы стали победителями конкурса «Детский сад года». Т.к. было сказано, что мы сохранили ту атмосферу детского сада, которая там была до объединения. Это самая главная оценка, оценка не представителей комиссии, а родительской общественности.

К.ЛАРИНА: А сейчас?

Л.ОЛТАРЖЕВСКАЯ: Сейчас мы еще не объединены, мы находимся в стадии переговоров с лицеем неподалеку. Т.к. у каждого из наших образовательных учреждений есть свои особенности. У нас очень хороший ресурс начальной и средней школы, который готовит качественно детей, в лицее – ресурс качественной профильной подготовки. Почему бы нам не объединить эти ресурсы?

К.ЛАРИНА: Как лицей к этому относится?

Л.ОЛТАРЖЕВСКАЯ: С настороженностью. Сейчас переговоры. И когда говорят, что сроки, всех загоняют, нет, это очень длительный процесс. И все понимают, что он должен быть разумным. Пока это переговоры на уровне директоров. Затем, когда мы сможем договориться, мы выйдем на родительскую общественность. Мы в кулуарах общались и понимаем, там, где проигнорировано мнение родителей, там и появляются проблемы. Там, где формально созданный Управляющий Совет. Мы разговаривали с коллегами, у них очень активная позиция, при этом они не являются членами Управляющего Совета. И они даже не знали о существовании его в школе.

К.ЛАРИНА: Смысл этого объединения, чтобы отстающие школы, подтянулись до уровня элитных школ? Чтобы вместо плохих и хороших, были просто хорошие все школы? и одни другим помогали? Или это я неправильно понимаю?

В.КОВШОВ: Нет, я думаю, вы неправильно понимаете. Когда ребенок учится в северо-восточном округе, для того, чтобы выбрать школу, которая соответствует профилю, который он выбрал в среднем звене. Т.к. профильное образование является насущной необходимости в общих мировых тенденциях в старшей школе, и он должен пересекать несколько железнодорожных магистралей. Позавчера был случай, когда один из учащихся северного округа попал под поезд и погиб. Нет ни одной школы, которая стоит этой жизни. Поэтому задача создания этих комплексов в том, чтобы жители определенной территории имели приличную школу, которая бы удовлетворяла потребности всех родителей, которые проживают в данном районе.

Л.ОЛТАРЖЕВСКАЯ: Я хочу дополнить коллегу. Но это не говорит о том, что сейчас все выровняются. Слабые станут средними, сильные тоже станут средними, и хорошая равная серость. Совсем не так. Речь о том, что на данной территории проживают разные дети, и есть разные школы. В эти школы попадают эти дети, и где гарантия того, что все дети, попавшие в отдельное образовательное учреждение, получат то образование, которое зависит от детей в 1 очередь.

К.ЛАРИНА: У нас сейчас время Новостей. Я бы хотела, чтобы следующую часть после Новостей начали представители родительской общественности, которые расскажут о своем опыте.

НОВОСТИ

К.ЛАРИНА: 12 часов 35 минут. Продолжаем разговор, говорим мы о процессе укрупнения школ в Москве. К Елене и к Ольге я бы хотела сейчас обратиться, чтобы они рассказали. Во-первых, про свою школу скажите, во-вторых, какие там предполагались структурные объединения в вашем центре образования? Почему они вас не устроили как родителей?

О.ВАЙСБЕРГ: У нас действительно совершенно другого плана предполагались изменения, нежели те, которые нам озвучили 2 директора школ. Речь не шла о сближении с близлежащим институтом, факультетом или садиком, который дает преемственность. И многим родителям такая реорганизация пришлась бы по душе. У нас шла речь, что создавался холдинг на базе района Коптево, где находилась наше школа, где собирались организовывать в общее образовательное учреждение 7 школ и 10 садов. И родители прошли в ужас от непродуманности. Не говоря о том, что это проходило не то, что даже без обсуждения с родителями, а с умалчиванием. То, с чем столкнулись мы, было именно навязыванием.

Е.СЛАТИНА: Если в нашей школе 1223 педагогический коллектив, пошел навстречу родительской общественности, встречался с нами и обсуждал, в соседних школах этого не происходило. Там решение было принято на уровне педагогического коллектива, и всех родителей просто поставили перед фактом. Есть один нюанс. Когда нам предлагали эту реформу, когда мы обсуждали ее, мы знали о том, что нам предложено укрупниться, но мы не знали и продолжаем не знать, с кем именно. Мы могли предположить по территориальному принципу, но одна из школ, с кем можно было теоретически сливаться, школа, которую мы знаем как хорошую, она совсем не в шаговой доступности. Помимо этого мы так и не узнали смысла этого объединения. Нам объясняли, конечно, про профили и про все преимущества.

О.ВАЙСБЕРГ: Извини, Лен. Дело даже не в смысле, смысл хорошо рассказывали. Лозунговые все средства были приложены. Но под этими лозунгами нет никаких программ.

К.ЛАРИНА: Что вас смутило прежде всего? Закрытость этого процесс или что-то еще?

Е.СЛАТИНА: Несформулированность этого процесса не на каком уровне. Чтобы мы объединились неизвестно с кем, неизвестно зачем, неизвестно с какими последствиями, неизвестно с какими выгодами для себя. Вот что было нам предложено. Я говорю про весь округ.

В.КОВШОВ: В данном случае нужно говорить то, что касается конкретных примеров. У вас в учреждении существует Управляющий Совет?

Е.СЛАТИНА: Да, существует.

В.КОВШОВ: Правовыми нормами его деятельность отрегулирована?

Е.СЛАТИНА: Уставом, да.

В.КОВШОВ: Легитимность с точки зрения права точно не вызывает ни у кого сомнений? А руководитель вашего учреждения, выступая перед какой-то аудиторией, что он сказал по поводу возможности объединения, предложил ли он какие-то конкретные варианты, назвал вам какие-то номера учреждений?

О.ВАЙСБЕРГ: Они не могли быть названы, те школы не дали еще своего согласия. Как мы могли их назвать, если те школы не выразили своего согласия.

К.ЛАРИНА: А когда об этом должны были все узнать?

О.ВАЙСБЕРГ: До 1 декабря.

Л.ОЛТАРЖЕВСКАЯ: На ваш взгляд, кто должен был сформировать концепцию развития образовательного пространства на вашей территории?

Е.СЛАТИНА: Инициатива на уровне Департамента образования города, инициатива должна быть сформулирована, предложена и объяснена, причем не за неделю, когда документы нужно было подать, а за год.

Л.ОЛТАРЖЕВСКАЯ: То, о чем вы сейчас говорите, это нарушение процедуры. На сайте Департамента вывешены все условия проведения данной процедуры.

Е.СЛАТИНА: Вполне возможно, но мы как родители учеников, обладающие своими профессиями, жизнями…

Л.ОЛТАРЖЕВСКАЯ: Это все понятно. И вы как родители с активной жизненной позицией, при этом вы согласны, чтобы будущее ваших детей, концепцию образования развития территории готовило, за вас думало окружное управление образования.

О.ВАЙСБЕРГ: Сейчас мы готовы принять в этом участие. Если бы нам это было предложено год назад, мы бы активно весь этот год этим занимались.

В.КОВШОВ: Вам просто не предложили…

К.ЛАРИНА: У нас что, родители стратегией образования должны заниматься?

Л.ОЛТАРЖЕВСКАЯ: Родители активные участники, и сейчас много делается для того, чтобы включить родителей в процесс…

К.ЛАРИНА: Это я понимаю. Вы сейчас предлагаете людям, чтобы они разработали сами стратегию развития образования, сами ее обсудили, сами ее приняли…

Л.ОЛТАРЖЕВСКАЯ: Но это будущее детей.

К.ЛАРИНА: Давайте тоже об этом помнить, что родители не являются сотрудниками образовательного учреждения. Они являются партнерами. Когда выгодно они являются партнерами, а когда невыгодно, они не являются ни партнерами, вообще ни кем. Их не спрашивают, а ставят перед фактом.

В.КОВШОВ: Это зависит от уклада учреждения, от традиций.

К.ЛАРИНА: Наша традиция закрытость, кулуарность всех принимаемых решений на уровне муниципальном.

В.КОВШОВ: Эту традицию в моем учреждении пришлось преодолевать. Мне пришлось проходить реорганизацию уже 2 года назад путем объединения 2-х школ.

К.ЛАРИНА: А куда учителя деваются? Они все остаются на работе?

В.КОВШОВ: Очень небольшое произошло сокращение штата.

К.ЛАРИНА: Мне кажется, позитивность, этих объединений в возможности наконец-то заняться кадровой политикой директорам, т.к. до этого у них такой возможности вообще не было.

Е.СЛАТИНА: Владимир Львович и Любовь Евгеньевна приводят нам пример хороших преобразований с детскими садами, университетами, такая непрерывность образования. Вы нас сами рассказали, что у вас были 2 умирающие школы, вы их слили в одну жизнеспособную. Это прекрасный пример, отлично, что у вас это получилось. Мы говорим немного о другой вещи. Наши дети, и таких много, являются учениками специализированной школы с углубленным изучением языка. И смысл этого объединения, чтобы спецшколы уничтожить как институт, чтобы не было преференций для одних детей, которые тянут спецпрограммы и для тех, кто их не тянет. Это удар по сильным. Наша школа способна это тянуть, и ничего нет ужасного, мы с вами знаем, мы, взрослые, не равны, и дети не равны. Не бывает так, чтобы благодаря прекрасной реформе миллион школьников Москвы стали одинаково отлично учиться, у всех разные мотивации, у всех разные родители. И дело не в благосостоянии одного из родителей, а дело в мотивированности родителей, культурной подушке, на которой…

К.ЛАРИНА: Я хочу подтвердить слова Лены. Когда я в «Фейсбуке» объявила тему сегодняшней передачи, и предложила родителям поделиться своими впечатлениями от этого процесса. Я вам клянусь, что у меня целый поток именно этих рассказов, что нашу прекрасную, уникальную школу объединяют с ужасной школой. Туда хлынули потоком дети, которые на порядок ниже по своим способностям, устремлениям, развитию, поэтому все рушится.

В.КОВШОВ: Когда у нас в центральном округе шел вопрос об объединении специального учреждения, был Управляющий Совет, где присутствовали дети. И родители, защищая уникальность, традицию детей с мотивированностью, способностями, талантами, сказали, зачем нам эти маргиналы. Но дети бывают иногда мудрее родителей. Они сказали, что вы делаете, мы играем в один и тот же футбол, после того, как мы выходим из наших школ, мы общаемся…

Е.СЛАТИНА: Я не это сказала, я сказала, что дети не равны.

Л.ОЛТАРЖЕВСКАЯ: Опять же искажение информации. Почему процесс объединения, консолидация усилий образовательных учреждений рассматривается как процесс, при котором перемешаются все школы. Пока ни одна школа не перемешалась. То, что во многих учреждениях начальная школа входит в одно задние, средняя в другое, а старшая в третье, такие процессы происходят во многих округах.

В.КОВШОВ: Сейчас при новой системе бюджетного финансирования ,когда мы говорили о спецшколах, это было и в советское время, мы сталкивались с вопиющим неравенством.

К.ЛАРИНА: Я бы хотела, чтобы Александр Михайлович выступил, т.к. он вас слушает внимательно. Пожалуйста.

А.АБРАМОВ: Владимир Львович, вы произносили много правильных, абстрактных слов. Более того есть примеры, когда эти центры создаются естественным путем. Есть центр Рачевского, Ямбург, Тубельский объединял еще с детсадами. Там все это вытекало из педагогической логики, и делалось это долгое время…

В.КОВШОВ: Они, эти люди получали больше денег…

К.ЛАРИНА: Как будто они воровали, и их себе в карман клали.

А.АБРАМОВ: При таких объединениях растет рост небезопасных передвижений подростков по городу. Во многих холдингах ситуация такая, как говорят родители, это не с кем не обсуждается. Вы говорите, что это резко повысит качество, никакого качества не может быть от административных игр. Качество в Москве это действительно проблема, но она возникает потому, что Департамент образования годами не занимается ни подготовкой учителей, ни содержанием образования, ни оборудованием тех самых лабораторий для профильных классов.

Л.ОЛТАРЖЕВСКАЯ: Если годами не занимается, значит, сейчас мы получаем результат тех процессов, которые 10-летиями шли в системе образования Москвы. Сейчас предпринята попытка выравнивания возможностей детей.

Е.СЛАТИНА: В Америке эта попытка произошла в 80-е гг. И есть прекрасная книга «Америка за школьной партой», написанная американской журналисткой Патрицией Грэм. Там подробно описан весь опыт образования Америки. В т.ч. процесс слияния школ в 80-х гг. и благодаря этому процессу Америка признает и уже сейчас переживает, в школах сильно повысилась преступность.

Л.ОЛТАРЖЕВСКАЯ: Я 2 года назад побывала в Штатах и имела возможность посмотреть систему образования, и я видела школы и жила в семье, которая вводила в школу ступени, как мы сейчас пытаемся достучаться до родителей, что для каждого возраста должна быть создана своя среда, но только если там большая среда. Многотысячные школы прекрасно себя чувствуют.

Е.СЛАТИНА: Мы чувствуем себя прекрасно в своей школе, у нас 1200 учеников.

О.ВАЙСБЕРГ: Нам предложили сделать 7 тысяч.

А.АБРАМОВ: Тогда, может, вам и не стоит входить в комплекс.

Е.СЛАТИНА: Мы и не хотим в него входить.

А.АБРАМОВ: Принимайте решение Управляющим Советом.

Е.СЛАТИНА: Насколько мы понимаем, на уровне вообще Северного округа этот проект сейчас рассыпался.

К.ЛАРИНА: Как вы это сделали?

А.АБРАМОВ: Вы читали хоть раз устав своего учреждения?

Е.СЛАТИНА: Не раз.

А.АБРАМОВ: Там есть разделение компетенций Управляющего Совета, разделение функций между ними?

Е.СЛАТИНА: Есть. Надо жизнь свою посвятить изучению. Я попыталась проект закона из 500 страниц внимательно прочитать, но я работающий человек с тремя детьми. И вряд ли 2400 родителей в нашей школе сидят и регулярно обсуждают эти меняющиеся постоянно законы. Потом еще идет это закон, что 6 предметов будут бесплатны, за остальные платить.

А.АБРАМОВ: Это не так. Здесь все время говорят о западном опыте. Я жил в Канаде 8 лет, знаю систему западного образования. Никаких спецшкол, есть частные школы, а все остальные паблик и часть католических с одинаковыми зданиями, одинаковыми квалифицированными кадрами.

К.ЛАРИНА: Средний уровень лучше, чем наш?

А.АБРАМОВ: Здесь, кстати, никто не говорит, что вы все должны войти в комплексы. Если вы докажете сами себе, и поймете ,что существует лицей, где образование идет с 8 класса. Если есть Управляющий Совет, родительская общественность, я понимаю, что все не могут читать, но речь ведь и идет о представительстве. Здесь представлены люди неравнодушные, интеллект которых позволяет влиять на управленческие решения…

О.ВАЙСБЕРГ: Дело не в интеллекте, мы тоже можем ошибаться.

А.АБРАМОВ: Безусловно.

О.ВАЙСБЕРГ: Чтобы представлять эти 2,5 тыс. родителей, которые у нас есть, мы должны опросить их мнение. Этого и не происходит. управляющий Совет, сколько бы он не занимал количество, представители родителей не могут отвечать за те 2,5 тысячи. Управляющие Советы голосуют, они легитимны…

Л.ОЛТАРЖЕВСКАЯ: Когда у нас возникают вопросы, мы консолидируем усилия, чтобы противостоять чему-то, а когда стает вопрос о развитии, мы просто наблюдаем..

К.ЛАРИНА: Кто это определяет, развитие это или деградация?

Л.ОЛТАРЖЕВСКАЯ: В нашем учреждении регулярно проводится фокус группы родителей…

А.АБРАМОВ: Из этого обсуждения понятно, что есть очень много проблем. Это вещи, достойные широко обсуждения в Москве. Необходимо, чтобы завтра или послезавтра отсутствующие сегодня работники Департамента и мэр города внятно объяснили, что происходит при этой реформе. Такие темпы коллективизации недопустимы, ясно, что это очень опасная вещь.

К.ЛАРИНА: Мне хочется, чтобы не было этой войны, у меня сердце обливается кровью, когда стоит этот водораздел между администрацией и родителями, между директорами и другими директорами. Это наши общие проблемы, которые мы обязаны решать. На этом тема эта не завершается, сегодня мы работали в закрытом режиме, без участия аудитории, что тоже неправильно. Я обещаю со своей стороны, что тему обязательно продолжу. После передачи мне будут звонить многие учителя и директора, которые в нашей программе часто принимаю участие, которым тоже захочется на эту тему высказаться. Открыта тема, обязательно продолжим. А вам огромное спасибо.

ВСЕ: Спасибо!

http://echo.msk.ru/programs/assembly/963942-echo/

Добавить комментарий