Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

Юрий Крупнов: Закон о бюджетных учреждениях преследует чуждые образованию цели

09.06.2011

Юрий Крупнов: Закон о бюджетных учреждениях преследует чуждые образованию цели

В минувшую субботу, 15 мая, по всей России прошли митинги против принятия закона о бюджетных учреждениях. «Есть вещи, у которых нет цены», гласили плакаты, с которыми в крупнейших городах страны собрались родители, учителя, работники музеев и медучреждений. Председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов считает, что акции прошли насколько четко и организованно, что появилась надежда – если и дальше общественность будет также отстаивать свои права, то, возможно, что-то и изменится. Без изменений же новый ФЗ в комплексе с демографической ямой и провалом перевода армии на контрактную основу может привести к непредсказуемым последствиям. Подробности – в интервью Накануне.RU.

Вопрос: Юрий Васильевич, как Вы оцениваете акции протеста, митинги, которые прошли в минувшую субботу по всей стране? Их можно назвать результативными?

Юрий Крупнов: Во-первых, как представляется, самоорганизация родительской и педагогической общественности показала себя с самой лучшей стороны и на самом высоком уровне. Показательным является, в частности, митинг в Санкт-Петербурге, где очень корректно и твердо удалось поставить все основные вопросы, связанные с данным законом, и принять предметную и решительную резолюцию. При этом также важно отметить, что в том же Санкт-Петербурге и других городах организаторам удалось, по сути, отбить атаки провокаторов, которые хотели использовать данную целенаправленную акцию в своих, в общем-то, антисистемных и антигосударственных целях. Мне кажется, это очень важно.

По поводу результативности. Многие говорят: ну что такого – вышли люди, высказали свои требования? Это, конечно, не так. Сам всероссийский масштаб акции, ее корректность и идеальное с точки зрения гражданского общества проведение доказывают, что это действительно важнейший вопрос бытия, и через такие акции понемногу, потихоньку, но на самом деле удастся коренным образом пресечь все негативные последствия действия этого закона.

Вопрос: Некоторые эксперты предлагают не выходить тем же родителям на митинги, а прямиком направиться в суд. Как Вы считаете, у подобных судебных исков будет перспектива?

Юрий Крупнов: Закон уже подписан Президентом, имеет свой номер – ФЗ №83. С юридической точки зрения, тут очень слабые перспективы для какого-либо судебного преследования, поскольку в самом законе не содержится прямых негативных норм. И как раз то, что возмущает общественность и профессионалов от образования, что этот закон разрушителен во всей совокупности законодательного поля. То есть он посягает в целом на бюджетную сферу в том виде, в котором она устоялась, и этому очень трудно что-то напрямую противопоставить по какой-то норме закона, к примеру, что статья такая-то нарушает такие-то права, указанные в Конституции РФ. В законе, конечно, нет таких положений, что, например, среднее образование станет платным. А в Конституции у нас сформулирована норма о том, что общее среднее образование является бесплатным. Если бы мы нашли прямое противоречие, то спокойно могли бы подать в суд. Но их в юридической плоскости нет и быть не может, и в этом опасность закона, поскольку никто, в том числе и те, кто за него голосовал, не могут даже в самом глубоком «продумывании» предусмотреть всех последствий. Он [закон] нарушает некие фундаментальные принципы нашего социального бытия, и в этом его опасность.

Вопрос: Но, несмотря на то, что закон уже принят, с разработкой подзаконных актов все не так радужно…

Юрий Крупнов: Это и есть ключевая проблема, на которую указывают все критики закона, и они правы, потому что закон принимается как изолированный документ, а вся система необходимых подзаконных актов, включая стандарты образования, учебные планы и массу других, они вместе с этим законом не присутствуют, так что не о чем даже говорить получается. Но все понимают, что подзаконные акты будут приниматься условно по законам какой-то текущей ситуативной конъюнктурной рациональности, главной из которых как всегда является экономия бюджетных средств, а не сточки зрения того, что какой-то идеальный субъект будет это все, опять же, идеально выстраивать. Поэтому буду приниматься, во-первых, изолированные подзаконные акты, во-вторых, всегда будет желание сэкономить, и в итоге все это может вылиться в крайне негативные, антигосударственные последствия.

Вопрос: Про тот же питерский митинг говорили, что многие директора школ, учителя хотели бы прийти, но попросту побоятся высказать свое мнение против, например, профильного ведомства – Минобрнауки…

Юрий Крупнов: Это фундаментальный момент, который необходимо отметить. В Питере митинг возглавила домохозяйка – Марина Медведева, в других городах также пришли далеко не только учителя или медики. Закон касается не столько учителей, сколько, собственно, всех нас – родителей, бабушек, сестер, мам и пап, каждого из нас, поскольку все мы в той или иной форме родители, пациенты, посетители музеев и т.д. Вопрос не какого-то отраслевого недовольства, скажем, когда учителя требуют в два раза повысить им зарплату, бастуют, боятся или не боятся выходить. Это вопрос всеобщий, который должен решаться через широчайшее обсуждение, безусловно, через предъявление всей системы документов, в том числе подзаконных актов, и пока их не будет – никакие фундаментальные решения приниматься не должны. Родительская общественность здесь просто выступает авангардом, и это абсолютно правильно.

Вопрос: Так совпало, что одновременно с принятием закона о бюджетных учреждениях начались разговоры о сокращении отсрочек от призыва, об увеличении призывного возраста с 27 лет до 30, о расширении призыва и т.д. На Ваш взгляд, насколько отрицательно эти два явления – новый закон и возможные нововведения в армии – могут сказаться на общем состоянии образованности в стране?

Юрий Крупнов: К сожалению, ко всем этим, так сказать, рукотворным бедам в виде законов, подзаконных актов, решений и т.д. присоединяются негативные последствия нашей демографической катастрофы. Если убрать какие-то совсем нелепости, тот же призыв в армию и отмена отсрочек напрямую связаны с тем, что уже со следующего года начинается гигантская демографическая яма, собственно, некого брать в армию, и то же самое будет с абитуриентами. В данной ситуации — это только дополнительный довод к непринятию решений и по закону, который мы с вами обсуждаем, и по армии. Эта демографическая яма всем была известна и понята и десять лет назад, потому что это касается уже родившихся детей, других взять неоткуда. Возникает уйма вопросов, страшных и тяжелых. Первый из них – а зачем нам тогда ЕГЭ? Уже в этом году фактически количество поступающих в вузы будет меньше количества имеющихся бюджетных мест. А дальше будет только хуже. Тогда зачем нужен конкурс на бюджетные места, если, по большому счету, у нас не хватает людей, и их нужно учить, доводить, так сказать до ума, создавать человеческий капитал. То же касается и закона о бюджетной сфере. У нас демографическая катастрофа, люди, в том числе и исходя из отсутствия материальных перспектив, не хотят и бояться рожать, тем самым разрушая бюджетную сферу, которая, в свою очередь, практически в 100% российских регионов является системообразующей, если хотите. Кто и как в регионах живет? На пенсию живут бабушкину, на пособия, на зарплаты бюджетников – учителей, работников администраций и т.д.

Еще один важный момент – отсрочки. Нужно связать демографическую катастрофу и нерационально принимаемые законы. Здесь все опять завязывается на несовершенство законодательных решений. Было объявлено громогласно около шести лет назад, что Россия переходит на контрактную армию, были приняты законодательные акты. В итоге переход не состоялся, и набирают сегодня отовсюду, поскольку демография берет свое, и армии просто необходимо заполнить «дыры» даже в уже сокращенном виде. Здесь дело в качестве законодательных решений и в качестве реформ.

Вопрос: Существует мнение, что, если высшее образование сегодня еще как-то выживает, пытается сопротивляться, иногда даже успешно, различным роковым решениям в области законодательства, то среднее специальное образование скоро придет в совсем плачевное состояние, в то время как именно квалифицированных рабочих рук в стране не хватает больше всего…

Юрий Крупнов: Все эти годы среднее специальное образование не только потихонечку сокращается путем «пристегивания» к высшему или вообще посредством закрытия, но и фактически перестает выполнять ту системообразующую функцию, которую выполняло до этого – выпуск высококвалифицированных представителей и рабочих профессий, и первичного управленческого звена. Это еще одно подтверждение того, что реформа образования, к сожалению, является негативной по отношению к так называемым потребителям образования, и к самой системе, поскольку преследует необразовательные цели. Либо идеологические – например, вот этот бюджетный закон преследует принципы конкуренции. На прошлой неделе депутат Госдумы Федоров в одной из телепередач рассказывал, что принятие этого закона принесет конкуренцию в школу, и мы за те же деньги в два раза улучшим качество образования. Это то же самое, если я предложу принять закон, по которому учителя-коммунисты если будут, то в три раза повысится качество образования. Либо это чисто коммерческие цели – банальное сокращение сети и затрат. И мы видим, что так называемая реформа образования, по сути, образования, как такового, не касается. Она преследует не сохранения качества образования, а реализует внеобразовательные, чуждые образованию задачи.

Вопрос: И все-таки, можно ли ожидать, что общественности удастся добиться изменений, или же родителям стоит готовиться к новым расходам уже в ближайшее время?

Юрий Крупнов: Очень важно отметить, что под давлением общественности фактически депутаты Госдумы вступление закона в силу перенесли с 1 января 2011 года на 1 июля 2012 года. То есть, если исходить из сегодняшней даты, на два года отложили. Я бы не стал преувеличивать ситуацию, и не буду говорить, что, например, родители первоклашек уже в этом году столкнутся с чем-то страшным. Но тем важнее выступления общественности. Да, выступление в силу закона будет медленным, постепенным, но от этого его разрушительная сила не станет меньше, она просто будет растянута во времени. Надо требовать ясную и четкую позицию государства и четкие гарантии по отношению к тому, что будет предоставлено и за какие конкретно деньги. С моей точки зрения, сейчас самое главное – соединить усилия всех партий, в том числе и «Единой России», усилия общественности, нужно начать разработку и быстрое принятие социального кодекса Российской Федерации, где будет четко, до рубля прописано, что государство и граждане должны друг другу, в том числе и по образованию. Социальный кодекс – это сейчас ключевой момент, иначе все наши разговоры о социальном государстве несостоятельны, и мы просто уничтожим социум как таковой.

17.05.2010 | Москва | Анастасия Мотовилова
http://www.nakanune.ru/articles/14669

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *