Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

Борис Кагарлицкий А закон-то нехороший…

08.08.2010

Борис Кагарлицкий А закон-то нехороший…

http://www.stoletie.ru/obschestvo/a_zakon-to_nehoroshij_2010-06-08.htm

Борис Кагарлицкий — директор Института глобализации и социальных движений.

Федеральный закон ФЗ-83 — приговор общедоступному образованию и здравоохранению в России

Когда в прессу проникли первые сообщения о подготовке нового закона, изменяющего правила государственного регулирования социальной сферы, многие просто отказывались верить, что подобный документ может быть принят.

Были основания полагать, что проект, подобно немалому числу депутатских инициатив, затеряется в бюрократических лабиринтах Государственной Думы. Когда парламентарии все-таки приняли закон, оставалась надежда, что его не пропустит Совет Федерации, не подпишет президент. Но, увы, все оказалось тщетным, закон принят и утвержден.

Даже сами законодатели и чиновники в глубине души понимают, что натворили что-то очень нехорошее. Именно поэтому авторы документа остаются анонимными, а его вступление в силу начали откладывать еще до того, как проголосовали за окончательный вариант текста. Сначала говорили о январе 2011-го, теперь уже обещают, что в полном объеме закон начнут исполнять только в 2012-м. Однако в обществе постепенно созревает понимание нависшей угрозы. Предлагаемые властями отсрочки не только не успокаивают население, но, напротив, усиливают беспокойство. Если с законом все так хорошо, то почему его исполнение откладывают? А если к его принятию страна оказалась не готова, то почему так спешили с голосованием?

Легко догадаться, что отсрочки вызваны не столько наличием множества нерешенных — а, возможно, и нерешаемых — «технических» вопросов, но и элементарным страхом.

Законодатели боятся столкнуться с последствиями собственных решений. Тем более что одним из весьма вероятных последствий могут оказаться массовые выступления протеста.

Документ, вошедший в анналы бюрократии как 83-й федеральный закон, представляет собой смертный приговор общедоступному образованию и здравоохранению в России. Вводимый им принцип подушевого финансирования делает экономически невозможным существование множества школ и больниц в деревнях и даже небольших городах. Те, что сохранятся, обязаны будут резко понизить качество своей работы. Депутаты беспомощно бормочут, что, вводя подушевое финансирование, они хотели поощрить лучших. Мол, у хорошего врача всегда будет больше пациентов, у хорошего учителя — больше учеников. Хотя обычный здравый смысл должен был бы убедить, что массовость в таком деле, как лечение людей и педагогика, как раз вредят качеству. Хороший врач или учитель — тот, кто посвящает каждому из своих учеников или пациентов много времени. А по новому закону, чем больше учеников или больных приходится на одного работающего сотрудника, тем лучше будет финансовое положение школы или больницы. В принимаемых властями мерах есть своя логика. Единый государственный экзамен заменяет изучение предмета зубрежкой, бессмысленным заучиванием цифр, дат и формул, которые потом неминуемо забываются. В то время как ЕГЭ наносит удар по содержательной стороне образования, ФЗ-83 подрывает его организационную структуру и систему финансирования. Деградация средней школы сделает высшее образование недоступным для значительной части молодежи. Люди просто не в состоянии будут учиться на том уровне, который требуется для приличного университета. Авторы закона этому могут только порадоваться: меньше высших учебных заведений — меньше «бюджетных» мест — меньше расходов. В рамках проводимой реформы планируется массовое закрытие высших учебных заведений. В прессе циркулирует список из 114 вузов. Он будет изменяться и пополняться. Так что названная цифра, видимо, еще не предел. Жертв реформы станет больше.

Но даже такого масштабного наступления на образование и здравоохранение создателям закона показалось мало: согласно новым правилам, школы, больницы, музеи и университеты, не получающие от государства достаточной поддержки, могут просто обанкротиться. Под угрозой закрытия заведениям культуры, образования и здравоохранения придется срочно коммерциализироваться, сдавать свои помещения в аренду бизнесменам, заниматься подработками и предоставлять всевозможные «дополнительные услуги», зачастую никак не связанные с основным профилем учреждения. Не исключено, что учителя будут вынуждены подобные дополнительные услуги родителям навязывать. Похожая ситуация сложится в поликлиниках и в больницах. Но даже это не спасет значительную часть оказавшихся под ударом учреждений. Они будут просто закрыты. О том, что взамен будут открываться новые, в законе ничего не сказано.

Иными словами, несмотря на провозглашенные в Конституции права, значительная часть граждан окажется вовсе лишена доступа к образованию и здравоохранению. Про музеи и библиотеки можно будет просто забыть.

Возникает ощущение, что авторы закона руководствовались не только стремлением сэкономить казенные деньги, но и глубокой ненавистью к любым предприятиям культуры, здравоохранения и образования. Новый федеральный закон представляет собой вполне осознанную и масштабную попытку покончить с социальными достижениями, накопленными в России на протяжении ХХ века. Поразительным образом те самые люди, которые произносят на каждом углу громкие речи о модернизации и прорыве в будущее, принимают решения, обрекающие нас на возвращение в XIX век, причем не в западноевропейский, а русский, во времена, когда существование больницы или школы в деревне было редчайшим исключением, а в уездном городе — редкостью.

Разумеется, за попыткой уничтожить бесплатное и общедоступное образование и здравоохранение стоит определенная политическая философия, которая видит в этих сферах не более чем услуги, и желающие должны за собственные деньги приобретать их на рынке. То, что в итоге данные услуги окажутся доступны не каждому, авторов закона не только не волнует, но, похоже, наоборот радует. Образование и здоровье должны стать привилегией немногих избранных, так же как и синие «мигалки» на автомашинах бизнесменов и чиновников, дающие право своим обладателям безнаказанно нарушать правила дорожного движения, а бронированным «Мерседесам» — сметать с дороги мелкие автомобили, путающиеся у них под колесами. Российские власти очень озабочены формированием и развитием национальной элиты, а жизнь многомиллионной массы соотечественников, не входящих в эту элиту, их не слишком интересует.

Между тем, в обществе нарастает сопротивление. Выступления протеста против нового закона уже прошли во многих городах страны. До недавнего времени учителя и врачи считались лояльными сторонниками партии власти. Именно через них организовывалось массовое голосование за «Единую Россию», они разъясняли ученикам и пациентам достоинства проводимой политики. Делалось это не столько по доброй воле, сколько по необходимости: работники организаций, финансирующихся из государственного бюджета, люди зависимые.

Однако сегодня власть делает рискованный кульбит. Она одновременно пытается снять с себя расходы на социальную сферу и сохранить лояльность людей, которых она же лишает будущего.

Вдруг трюк не получится? Даже если чиновникам и удастся удержать представителей этих профессий от выступлений протеста, рассчитывать на их энтузиазм и сотрудничество больше не стоит. Возмущение, вызываемое новым законом в обществе, уже сегодня сравнимо с неприятием «монетизации льгот», которую власти вынуждены были отменить под давлением массовых уличных протестов в 2005-м. Не исключено, что и новую законодательную инициативу постигнет та же судьба.

Не желая того, авторы закона неожиданно создали в России почву для формирования широкой общественной коалиции, которую не смогли и не смогут создать либеральные оппозиционеры со своими абстрактными и демагогическими лозунгами. В отличие от реальных и надуманных политических проблем, о которых говорит оппозиция, кризис социальной сферы чувствует на себе подавляющее большинство наших сограждан. И все же разнообразные социальные движения, свободные профсоюзы, общественные объединения редко находят между собой общий язык. Но сейчас именно думские депутаты и правительственные чиновники дали всем им единую тему, создали условия для объединения. Профсоюзные деятели — пациенты врачей. У медиков есть дети, которые ходят в школы. Общедоступные музеи и библиотеки нужны в России куда большему числу людей, чем считают думские депутаты, склонные, видимо, судить о других по себе.

Сопротивление попыткам провести в жизнь ФЗ-83 — это и есть настоящая политика, в которой не стыдно участвовать, которая имеет смысл и понятна для большинства.

Если чиновникам удастся внедрить в жизнь положения закона, это будет означать для России неминуемое и однозначное торжество варварства. Вспомним — в начале ХХ века Роза Люксембург писала, что новая эпоха открывает перед человечеством выбор между социализмом и возвращением варварства. Поскольку к концу ХХ века социализм потерпел поражение, варварство явно намерено вступить в права победителя…

Но если попытка внедрения закона Ф3-83 сорвется, то мы увидим редкий в нашей стране пример победы общества.

29-30 мая на конференции свободных профсоюзов и социальных движений в Санкт-Петербурге все участники дружно сошлись на том, что именно борьба с новым законом должна стать их общей и самой актуальной задачей в ближайшее время. Отступать некуда, дальше уже Африка. Но после того как наше образование, культура, медицина, наша социальная сфера деградируют до африканского уровня, бананы на наших деревьях не вырастут…

Добавить комментарий