Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

Вычитать и делить: почему учителя годами не видят премий Предусмотренные государством стимулирующие выплаты не доходят до адресатов

24.06.2019

Источник: Известия

Автор: Айгуль Хабибуллина

Вычитать и делить: почему учителя годами не видят премий Предусмотренные государством стимулирующие выплаты не доходят до адресатов

Система стимулирующих выплат вызывает больше всего вопросов у работников образования. Несмотря на большую дополнительную работу, награды и достижения, учителя не видят премий месяцами и годами — в одних случаях они остаются в кармане директоров, в других — оседают у чиновников, в-третьих — расходуются на иные нужды, например, оплату долгов и штрафов. «Известия» поговорили с педагогами, которые столкнулись с несправедливостью в распределении этих выплат. Все герои материала попросили не раскрывать их настоящих имен.«На наши премии купили новую аппаратуру для школы»

Зарплата учителя, как любого бюджетника, состоит из трех частей: оклада, компенсационных и стимулирующих выплат. Оклад зависит от квалификации, стажа и количества рабочих часов в неделю. Компенсации начисляются исходя из условий труда — их могут дать, например, жителям Крайнего Севера или сельской местности. Стимулирующими выплатами вознаграждают за особые заслуги и достижения — и это самый уязвимый элемент системы.

Премии должны составлять не более 30% школьного фонда оплаты труда, остальное — базовая зарплата. Школа вправе сама решать, за что поощрять педагога и в каком объеме. Победы учеников на олимпиадах, проведение конкурсов, участие в семинарах и вебинарах, организация экскурсий, новые методики обучения — за всё это учитель может получить стимулирующую выплату. Критерии иногда различаются. В одной школе наградят за успехи детей, в другой — за благоустройство пришкольной территории, в третьей — за привлечение родителей к внеклассной работе и так далее. Для удобства принимают балльную систему: достижение — балл. Как правило, создается комиссия из учителей и администрации школы, которая делит баллы и выплаты, но директор законно может распределить премиальный фонд по своему усмотрению.

Сельский учитель Анна Семенова (имя изменено) из Свердловской области отмечает, что в их школе стимулирующие выплаты рассчитываются коллегиально, но последнее слово — за руководителем. «Комиссия каждый месяц распределяет премии, заполняет бланк, отдает директору. Она потом смотрит и исправляет, как считает нужным. Причем из этого же фонда платит штрафы, долги. Когда мы задаем ей вопросы, начинает оправдываться: мол, пожалейте меня, как я должна рассчитываться по долгам? Недавно нам открыто сказали, что на наши премии купили новую аппаратуру для школы. У нас никто ничего не спрашивал», — поделилась педагог.

Воспитательница детского сада в Челябинской области Ксения Ларина (имя изменено) оказалась с коллегами в таком же положении: «Пришла новая заведующая и вроде создала комиссию, которая должна принимать решения по стимулирующим, но после подсчета она могла запросто всё перечеркнуть и сделать по-своему».

Субъективность — одна из самых распространенных проблем, с которыми приходится сталкиваться учителям при получении премий. Целый месяц ездил по мероприятиям, устраивал конкурсы, получал награды, но повздорил с директором или завучем — выплат не видать. В итоге их могут получать только педагоги, состоящие в дружеских отношениях с руководством.

школьная доска

О такой ситуации рассказывает Анастасия Громова (имя изменено) из города Пушкино Московской области. «У нас был критерий для стимулирующих — умение работать в команде. Мы с коллегами обсуждали, что под этим подразумевается? Пришли к выводу, что те, кто безоговорочно соглашается с директором, умеют работать в команде, те, кто хоть с чем-то не согласен, — нет. Соответственно ноль баллов. У «приближенных» приличные суммы премий, но они по первому зову выполняют любую просьбу директора. Сейчас в коллективе такая обстановка, что мы не можем друг другу доверять, рот лишний раз не открой», — поясняет педагог.

С ней соглашается коллега из Орловской области Александра Петрова (имя изменено). «По поводу премий директор опирается на мнение завуча, а завуч всем мстит. Много лет назад школой руководила ее мать, которую сняли с должности (подворовывала), в том числе благодаря совместным заявлениям учителей. И вот дочь решила со всеми расквитаться. Когда в бухгалтерию приходят деньги, она заводит буквоедство: надо сдать какие-то отчетности, что-то заполнить, проверяются виртуальные школы и так далее. Не зашел в учительскую, не услышал, до какого числа нужно сдать документ, — наказан и остаешься без выплат.Неважно, заслужил или не заслужил. В итоге каждый месяц премии получают одни и те же люди, которых никогда ни за что не наказывают», — отмечает она.

Педагоги подчеркивают, что продолжают заниматься дополнительной работой с детьми, как и раньше, но никаких поощрений за это уже не ждут. В некоторых школах стимулирующие фонды сократили настолько, что выплаты, если они есть, совсем крошечные. Как рассказывает свердловчанка Анна Семенова (имя изменено), четыре года назад сумма премиального фонда в их школе составляла 70 тыс., сейчас — 10. Остальная часть тратится на что-то другое, а сотрудники получают копейки. «По выходным учителя часто куда-нибудь ездят с детьми выступать. Ставят баллы и за участие в конкурсах и соревнованиях, и за призовые места. Но получается, что я трачу целый день, а мне потом дают за это 100 рублей», — жалуется она.

«С нас взяли согласие отдать премии на процветание города»

Фонд оплаты труда составляется из средств, выделенных школе из местного бюджета на текущий финансовый год. На его размер влияет количество учеников и квалификация учителей. К примеру, чем больше в школе работает педагогов первой и высшей категорий, имеющих звания и государственные награды, тем больше денег получит школа. Доплачивают также за сложность образовательной программы или обучение детей с отклонениями в развитии.

И снова слабым звеном в этой цепочке оказывается фонд стимулирующих выплат. Анастасия Громова (имя изменено) из Пушкино призналась, что несколько лет назад ее и коллег заставили подписать документ, в котором они соглашаются передать деньги из премиального фонда на нужды городской администрации. «Подписали такую бумагу, что мы из собственного кармана даем городу деньги на процветание, дороги, благоустройство и прочее. Нам прямо указали, что, мол, нужно помочь. Естественно, добровольно-принудительно», — отмечает она.

Другой бывший учитель и замдиректора школы из Пушкино подтверждает слова Громовой. «Пару раз давали такие бумаги, — рассказывает Николай (имя изменено). — Один раз я подписал, второй не стал. Никакого результата от города я не видел. Зачем тогда я буду отдавать что-то свое? Говорили о поддержке, помощи, мол, мы все радеем за наше общее дело, вы должны, вы обязаны и так далее».

В администрации Пушкино «Известиям» заявили, что «информации, подтверждающей эти факты, не имеют». «В действительности стимулирующие выплаты распределяются внутри образовательного учреждения на основании локальных актов. У них у каждого юридическое лицо, и директор это делает в соответствии с нормативными документами», — подчеркнула начальник управления образования администрации Пушкинского муниципального района Елена Пронина.

ученики в классе

В некоторых случаях, по словам педагогов, премии исчезают без предупреждения и неизвестно куда. Ксения Ларина (имя изменено) из Челябинской области отмечает, что с февраля этого года им почти совсем перестали выплачивать стимулирующие. За счет этого зарплата сократилась с 30–32 тыс. рублей до 15–18. Никто ничего толком не объяснил. «Сказали, мол, власти сократили премиальный фонд — из него забрали 700 тыс. неизвестно куда. Оклад у нас небольшой — 8300, и основная часть зарплаты складывалась из премий», — сказала воспитательница.

Она добавила, что педагогам в их детском саду приходится постоянно перерабатывать — в основном заменять кого-то, кто в отпуске, на больничном или на обучении. В месяц набегает около 60 сверхурочных часов, которые не оплачиваются. «Написали коллективное обращение в районное управление образования. Сначала нам ответили с наездом, мол, кто вы такие, чтобы жаловаться. Потом отнеслись с пониманием, сказали, да, за вашу ставку, часы и переработки вы должны получать не меньше 27 тыс. Этими словами всё и ограничилось», — сокрушается Ларина.

Евгения Васильева (имя изменено) из Удмуртии признается, что ни она, ни коллеги уже год не видят стимулирующих выплат. «До этого платили. Да, конечно, сумма была не особенно большая, иногда получали совсем мало, но все-таки что-то. В этом году сказали, что денег нет. По словам директора, «перевыполнена «дорожная карта». Что это на самом деле значит — непонятно», — говорит учитель.

«Здесь должен быть четкий контроль»

Министерству просвещения о проблеме распределения стимулирующих выплат известно. В прошлом году глава ведомства Ольга Васильева подчеркивала, что «с этим идет очень большая работа». «Распределение поощрительной надбавки должно быть очень прозрачным и справедливым», — говорила она.

На запрос «Известий» в Минпросвещения ответили, что «в случае возникновения вопросов по распределению стимулирующих выплат учитель вправе обратиться в профсоюзные организации, являющиеся стороной коллективного договора, а также компетентные органы для получения соответствующих разъяснений».

Юрист Евгений Корчаго, глава коллегии адвокатов «Корчаго и партнеры», а также член Совета при председателе Совфеда по взаимодействию с институтами гражданского общества подчеркнул, что педагоги могут пожаловаться не только в профсоюзы, но и в прокуратуру, инспекцию по труду, суд и Следственный комитет.

«И компенсационные, и стимулирующие выплаты должны быть прописаны в положении об оплате труда или положении о дополнительных выплатах. Это локальные нормативные акты и принимаются в каждой школе отдельно. Работодатель не имеет право по своему усмотрению не производить выплаты, если в соответствии с положениями они должны производиться. Не должно быть: я не захотел и не выплатил. Или я не захотел и пустил их на что-то другое», — сказал Корчаго.

По его словам, если руководитель считает, что работник не заслужил стимулирующие, то должен подготовить соответствующий приказ, а перед этим необходима служебная проверка.

«Если даже какая-то сумма после распределения осталась, то директор докладывает об этом учредителю, после чего принимается решение, нужно ли ему в следующем году финансирование на эту статью. Но в любом случае нецелевое использование этих выплат он должен согласовать с учредителем. Здесь должен быть четкий контроль», — заявил юрист.

Что касается сомнительной «бумаги о согласии», о которой говорили учителя из Пушкино, адвокат оценивает подобный документ как незаконный. «Отказ от права в нашем законодательстве недействителен. Если у человека есть право на получение выплаты, он должен ее получить. Уже после этого может оформить пожертвование или что-то еще. Самое главное — выяснить, было ли такое решение учителей добровольным. Если обнаружится принуждение, то администрация школы должна быть обязательно привлечена к ответственности», — заключил Корчаго.

Жаловаться открыто учителя боятся. Лишь единицы обращались в прокуратуру и подавали в суды — но это гарантированно значило лишиться работы. В небольших городах и сельской местности мало возможностей, к примеру, устроиться в другую школу или детский сад, поэтому приходится держаться за то, что есть. Пока никаких новых законодательных актов на этот счет не появлялось. Как еще можно отвоевать заслуженные деньги, педагоги по-прежнему не знают.

Добавить комментарий