Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

«ВСЁ-ТАКИ МЫ ПОБЕДИЛИ…»

10.01.2013

«ВСЁ-ТАКИ МЫ ПОБЕДИЛИ…»
Николай КоньковИван Миронов
09.01.2013

«ЗАВТРА». Иван Борисович, вы снова оказались в фокусе общественного внимания: на этот раз в связи с протестными акциями в Российском государственном торгово-экономическом университете. Утверждают, что именно вы были их организатором и руководителем.

Иван МИРОНОВ. Разумеется, это не так. Когда мне в Минобрнауки сказали: «Зачем вы подняли студентов?» — я ответил: «Нет, это вы их подняли. Без ваших усилий ничего бы не произошло». И это правда. Когда стало известно, что РГТЭУ по итогам мониторинга министерские чиновники признали «неэффективным вузом», подлежащим реорганизации в форме слияния то ли с Высшей школой экономики, то ли с Российским экономическим университетом имени Плеханова, среди студентов и преподавателей началось, скажем так, брожение. Потому что для студентов — это возможность учиться за приемлемые для них деньги, а в «вышке» и «плешке» плата за обучение гораздо больше, не все это смогут «потянуть». А для преподавателей — это работа, которую есть очень большая вероятность в результате реорганизации потерять. И, самое главное, никаких реальных оснований для такой оценки РГТЭУ не было и нет: вуз динамично развивался, готовил востребованные на рынке труда кадры специалистов, расширял сеть филиалов, на отсутствие абитуриентов не жаловался. То есть была налицо вопиющая несправедливость. Поэтому собралась общая конференция преподавателей, сотрудников и студентов РГТЭУ.

«ЗАВТРА». А вы там как оказались?

И.М. В РГТЭУ я работал преподавателем истории, были определенные планы на докторантуру…

«ЗАВТРА». Когда прошла эта конференция?

И.М. 14 декабря. Ни одного слова в поддержку реорганизации по модели Министерства образования и науки на ней не прозвучало. Все выступавшие говорили, что надо бороться за вуз. Но как бороться? Что делать? Гневные письма, пикеты у стен министерства или Госдумы — все эти методы показали свою неэффективность, на них «наверху» просто не обращают внимания. Тогда я предложил не покидать главный корпус университета после занятий.

«ЗАВТРА». Устроить такой «оккупай РГТЭУ!»?

И.М. Да. И это предложение было принято, за него проголосовали практически единогласно все, кто присутствовал в зале.

«ЗАВТРА». Ваша протестная акция началась 17 декабря. И о ней сразу же все заговорили…

И.М. За выходные дни информация о намеченной акции разошлась по соцсетям. Вечером 17 декабря, в понедельник, после занятий в здании университета на Смольной собрались все желающие. Почти четыреста человек. Причем никакого разделения по землячествам, социальному статусу или конфессиям не было, никаких конфликтов на национальной или политической почве.

«ЗАВТРА». Удивительная самоорганизация!

И.М. А еще мощный драйв, который всех сразу объединил и изменил. Российское студенчество всегда считалось инертной аполитичной массой, занятой в основном личными проблемами. И во многом это правда. Но стоило им объединиться вокруг общей цели, сразу возникла новая пульсирующая волей и бескомпромиссностью энергетика. Первый вечер протеста пролетел в обсуждении требований и организационных проблем: сколько будем здесь находиться, как обеспечить питание, где будем спать и так далее. А потом пошло общение на самые разные темы, в том числе и политические. При этом никто никому никаких установок не давал — шёл открытый диалог, свободный обмен мнениями. Нас приезжали поддержать депутаты, общественные деятели.

«ЗАВТРА». И каким оказался общий знаменатель этих споров — конечно, если можно говорить о каком-то общем знаменателе?

И.М. Что нынешняя система, созданная в 90-е годы и модифицированная в последующее десятилетие, не имеет будущего, что она бесперспективна и ведёт к глубокому кризису, если не к полной гибели нашей страны.

«ЗАВТРА». Многие социальные страты в современной России, особенно из числа нынешней российской «элиты»: и политической, и экономической, и в федеральном Центре, и в регионах, — похоже, заинтересованы именно в таком развитии событий. Для них «чем хуже, тем лучше». Атака против РГТЭУ и его ректора Сергея Бабурина тоже была направлена на   углубление раскола нашего общества?

И.М. Это такая конспирологическая версия. На деле всё проще: типичный рейдерский захват при поддержке сверху. Новые законы об ограничении автономии учреждений образования и здравоохранения для того и принимались…

«ЗАВТРА». Но в определённых условиях сугубо экономические, казалось бы, конфликты мгновенно приобретают политическое измерение. Вы, Иван Борисович, как профессиональный историк, это прекрасно знаете.

И.М. Да, пожалуй, это выступление студентов РГТЭУ можно назвать первой массовой политической акцией российского студенчества за последние сто лет.

«ЗАВТРА». Поддержка со стороны ректората, руководства вуза была?

И.М. Они знали о решениях конференции и не стали нам мешать. Вот и вся поддержка. Более того, когда приехали журналисты, когда приехало телевидение, когда все новостные ленты сообщили о нашей акции, у многих руководителей вуза возникло сомнение: не перегибаем ли мы палку.

«ЗАВТРА». Еще и многие депутаты у вас «засветились» в гостях, и разного рода «ньюсмейкеры»…

И.М. На эти несколько дней РГТЭУ вообще стал культурно-политическим центром столицы. Нас поддержали и коммунисты, и «эсеры», и депутаты из «Единой России», даже ЛДПР прислала бутилированную воду и «пенки» — туристические коврики с логотипом партии. Интересными и яркими были выступления Ивана Охлобыстина, Михаила Леонтьева, Владимира Семаго, Дмитрия Гудкова.

«ЗАВТРА». На ночь не оставались у вас погостить, не высказывали такого желания?

И.М. Ночью мятежный вуз не покидали только студенты. Условия были более чем спартанские. Спали прямо в аудиториях. Многим за пару суток протеста удалось прикорнуть часа три-четыре. При этом каждый чувствовал и принимал на себя огромную ответственность, этим объясняется жесточайшая внутренняя дисциплина и самоорганизация. За все эти дни я среди полутысячи студентов не встретил ни одного пьяного, не услышал ни одного матерного слова. Привычная всем студенческая расхлябанная тусовка вдруг превратилась в стройную грозную силу, продемонстрировав страсть и волю к борьбе за свое будущее!

«ЗАВТРА». И что, никаких провокаций?

И.М. Были, но исключительно со стороны, что немедленно пресекалось студентами. Случались и бытовые сложности, как без них? Но в целом я был поражен, насколько ребята понимали ситуацию, как они поднимались над собой прежними. Порой возникали неожиданные ситуации. Например, стоим, разговариваем с одним студентом. И он мне громко так говорит: «Иван Борисович, а я видел по интернету запись, как вы здорово этому азеру вломили!» А рядом — студент из Азербайджана. Что будет? Скандал, драка? Ничего подобного! А тот лишь в ответ: «Слушай, это я — азербайджанец. А Багиров — никакой не азербайджанец. Он — «голубой», и правильно Иван Борисович ему вломил!».

Нас не покидали сотрудники Центра «Э», писали всю нашу акцию на видео. Ну, ради Бога, нам скрывать было нечего. Все вопросы решались открытым голосованием, велись официальные протоколы, де-юре это была бессрочная общевузовская конференция, не подкопаешься…

«ЗАВТРА». Из других вузов студенты появлялись?

И.М. Конечно. Выступить, поддержать, помочь. Также к нам приезжали многие выпускники РГТЭУ разных лет — поддержать свою alma mater. Кто-то деньгами помогал, а кто-то, например, ездил на своей машине в магазины — привозили еду и питьё.

«ЗАВТРА». А чиновники из Министерства образования и науки РФ как реагировали на вашу акцию?

И.М. Злобно. Сначала пытались не замечать, потом пытались топить нас в заказной лжи и грязи. А потом под давлением решимости студентов стали договариваться, параллельно осуществляя давление на администрацию и студсовет — в общей сложности, не более десяти человек из пятисот бастующих.

«ЗАВТРА». Кульминацией вашей протестной акции стал день 26 декабря, когда вы не пустили в ректорат назначенного новым главой вуза Андрея Шкляева, забаррикадировав входы в здание РГТЭУ.

И.М. Там всё было сложнее. Эйфория от первых дней «праздника непослушания» прошла. Началась позиционная борьба, выматывающая и бессрочная. Дух поддерживался только на упорстве ребят и осознании гражданского достоинства, нежелании отступать и сдаваться. В это время появляется приказ об увольнении Бабурина и назначении и.о. ректора Шкляева.

«ЗАВТРА». Это не стало для вас неожиданностью? Почему именно Шкляева, 35-летнего чиновника от науки, выдвинули буквально на «линию огня», ликвидировать вуз с 200-летней историей?

И.М. Г-н Шкляев — не чиновник и далек от науки. До прошлого года это всего лишь заурядный мордовский коммерсант. Волею своего тестя — ректора «Плешки» Гришина, которого наши студенты выгнали из РГТЭУ, Шкляев теперь руководит одним из крупнейших вузов России. Семейный подряд — мафия, у которой свои законы. Чиновничья мафия — не исключение. Но Шкляев — всего лишь «мурзилка». После приказа министерства стало понятно, что в ближайшее время они попытаются захватить здание. Студенты решили стоять до конца, строить баррикады. На войне как на войне. Кроме того, распечатали сотни листовок с портретом Путина и подписью «Гарант наших свобод», а также с текстом «Требуем соблюдать Конституцию» и расклеили их на стёклах проходной вуза.

«ЗАВТРА». С какой целью?

И.М. Было понятно, что новому и.о. ректора постараются обеспечить «зелёный коридор», а, значит, задействуют силовые подразделения. И тут был расчёт на психологию «ментов»: им ничего не стоит ударить дубинкой пенсионера или ребёнка, не говоря уже о студентах, но бить стёкла, на которых расклеены портреты действующего Президента страны, они вряд ли решатся.

«ЗАВТРА». Но для «зелёного коридора» вовсе не обязательно бить стёкла…

И.М. А двери в корпус были загорожены баррикадами из мебели, и вестибюль забит студентами РГТЭУ. Нам удалось собрать там более трехсот студентов — сквозь этот живой щит они бы просто так не прошли. После того как студенты не пустили в университет Шкляева, подъехало несколько автобусов с ОМОНом. Все готово было к штурму. Но не решились. Отдельное спасибо за это Министру внутренних дел Колокольцеву, который не отдал такой приказ.

«ЗАВТРА». Рассказывают, что на место событий 26 декабря приезжали и Дмитрий Ливанов, и Андрей Шкляев…

И.М. Я их не видел, так что по этому поводу ничего сказать не могу. Могу сказать другое: утром 26 числа мне позвонили из Минобрнауки и предложили назавтра подъехать к ним на Тверскую, 11.

«ЗАВТРА». Зачем?

И.М. Для встречи с министром Ливановым.

«ЗАВТРА». Это вам так сказали?

И.М. Да. И, честное слово, у меня тогда возникло ощущение, что мы победили. Но оно тут же угасло, когда я узнал, что ректорат и студсовет дали указание разобрать баррикады и «временно» прекратить акцию протеста.

«ЗАВТРА». Зачем? Почему?

И.М. Я не хочу быть голословным, информацию эту озвучу чуть позже, когда сам окончательно во всем разберусь.

«ЗАВТРА». Но в министерство назавтра вы всё-таки поехали?

И.М. Конечно. Я же привык держать своё слово. Уже по дороге мне позвонили, что новый и.о. ректора занял рабочее место. И в министерстве, вежливо улыбаясь, сказали, что необходимость встречи отпала.

«ЗАВТРА». И в РГТЭУ вас уже не пустили…

И.М. Приказ о моём увольнении, как говорят, был чуть ли не первым приказом, который подписал Андрей Шкляев в качестве и.о. ректора РГТЭУ. Но меня с текстом этого приказа, в нарушение действующего трудового законодательства, даже не ознакомили. Нравы чиновничьей мафии меня давно уже не удивляют.

«ЗАВТРА». Иван Борисович, что же всё-таки, на ваш взгляд, случилось?

И.М. Повторюсь, что на этот счёт у меня только догадки и предположения, которые пока не считаю нужным озвучивать. Было проведенное за один день и в нарушение всех процессуальных норм решение суда. Много чего было… Но я убеждён, что мы всё равно победили! Верой и упорством в борьбе, потрясающей самоорганизацией и дисциплиной. Началом формирования в России студенческого протеста. И я хочу открыто предупредить новых «хозяев» вуза: если хоть один студент, который участвовал в протестной акции, будет тем или иным образом, под любым предлогом, исключён из университета, — пожар разгорится с новой силой. И не только среди студентов РГТЭУ, но и в других столичных вузах. А, может быть, и не только в столичных.

«ЗАВТРА». Это действительно так?

И.М. Да, это действительно так. Ситуация с высшим образованием в стране вообще взрывоопасная. Впрочем, не только с высшим образованием. Но господа из чиновничьей мафии этого не понимают и не хотят понимать — они привыкли «решать вопросы» и продолжают заниматься этим «решаловом», ничего не видя вокруг себя.

«ЗАВТРА». Иван Борисович, спасибо вам за эту беседу, надеюсь, она будет интересна читателям нашей газеты.

http://zavtra.ru/content/view/vsyo-taki-myi-pobedili-2013-01-09-000000/

Добавить комментарий