Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

Центральный Дом работников искусств: сохранить или добить?

18.02.2018

Источник: Красное ТВ

Автор: Нина Нечаева

Центральный Дом работников искусств: сохранить или добить?

О прошлом Дома, его насыщенном настоящем и зыбком будущем рассказывает Елена Владимировна Смирнова, директор и художественный руководитель ЦДРИ. Беседует Нина Нечаева, «Красное ТВ Москва».

* * *


Москва может потерять старейший очаг культурных традиций

Москва уже счёт потеряла уничтоженных за последние четверть века памятников культурного и архитектурного наследия, особенно – в центре. С торгашеской точки зрения, место аппетитнейшее. Каким-то чудом, а вернее в результате героической защиты, Центральный дом работников искусств пока устоял. Но положение его очень шаткое.

У нас много разглагольствуют о патриотизме, но какой патриотизм может быть, когда уже столько лет подряд убивается духовное наследие (не путать с «религиозным возрождением»: здесь всё в порядке – государственная поддержка немеренна, и реставрацию оплатят, и недвижимость у музеев отберут, а церкви передадут, и даже то, что ей не принадлежало; и новое культовое сооружение воздвигнут к вящему неудовольствию жителей)! Убивается архитектурная среда, культ алчности и дурновкусия заполонил всё. Давно пора принимать срочные меры.

Большевики, взяв власть , одной из своих первоочередных задач поставили поднятие образовательного и культурного уровня народа до своего уровня. После ельцынского переворота власть решала обратную задачу – опустить народ до своего уровня. У Ленина по культурной части был блестящий, умнейший Анатолий Васильевич Луначарский, знавший полдюжины языков и питавший глубочайшее отвращение к матерному. А кто у нас заправляет культурой? Средней руки литераторы. Один в запале «культурной революции» впаривает широчайшее употребление генитальной лексики, второй вносит сомнительный вклад в науку, а его подчинённые всё время влипают в дела о финансовой нечистоплотности. Сейчас московские чиновники всё крепче берут за горло ЦДРИ. Откуда им, патологически жадным и невежественным, знать, что такое ЦДРИ. Это ведь достояние не только Москвы, а всей России. Им хватит и «Дома 2».

Анатолий Луначарский принимал в судьбе Центрального дома работников искусств живейшее участие. Сначала Дому было предоставлено не очень удобное помещение на Покровке, в 1939 году они отметили новоселье в новом здании. И каком, с какой славной историей! Самой что ни на есть культурно – просветительской.

Построено здание любимым архитектором Николая Первого академиком Тоном, которого поругивали за эклектичность (против его проекта храма Христа Спасителя резко выступали многие специалисты, общественность во главе со Стасовым). Правда, с инженерной точки зрения его решения оказались неплохие. Здесь больше полувека располагались книжные магазины, библиотеки, читальные залы, музыкальные магазины. Известный просветитель, книготорговец и издатель Анатолий Фёдорович Черевин, предпочтение отдававший естественно-научной литературе и социально-политической, поклонник Герцена, сочувствовавший народовольцам, открыл здесь читальные залы, где были абонементы у Ишутина и Каракозова. У народовольцев здесь была мастерская, где переплетали книги для издательства Черевина. После неудачного каракозовского покушения на царя и разгрома организации власти взялись за Черевина, и ему пришлось передать дело в руки родственников.

В бывшем здесь Немецком клубе показывали спектакли, устраивали вернисажи. В 1883 году здесь знаменитый наш баталист В.В.Верещагин, всю жизнь яростно выступавший против войны и за то, чтобы как можно больше простого народа приобщалось к искусству, устроил выставку своих работ, и стоимость билета поставил 5 копеек, чем весьма оскорбил богатую публику решившую бойкотировать выставку (в ЦДРИ только недавно стали брать за билет, от 100 до 300 рублей – по нашим временам плата символическая, вынужденная). Между прочим, «миротворец» (больше по природной трусости и тупости) Александр Ш, будучи ещё наследником престола, посмотрев балканскую серию Верещагина, объявил его революционером и сумасшедшим. Этого царя сейчас российский официоз почитает как ценителя и покровителя искусств и образец мудрого правителя. У объективных историков, правда, другое мнение.

В 1881 году важнейшим событием отечественной культуры в зале Немецкого клуба был показан Станиславским (тогда ещё К.Н.Алексеевым) и его труппой любителей блистательный спектакль по пьесе Л.Н.Толстого «Плоды просвещения», в которой дебютировала знаменитая потом Вера Комиссаржевская. На фасаде здания есть памятная доска, посвящённая этому событию.

Есть ещё одна доска, посвящённая другому событию – выступлению в этих стенах В.И.Ленина. Тогда это был клуб Союза коммунальников. Выступал здесь в 1920 году Владимир Ильич дважды – первый раз на съезде работников коммунальных служб, второй раз – перед медиками. Были поставлены вопросы о избавлении столицы от грязи, коммунальной запущенности, о гигиене и состоянии медицины – и вопросы решены оперативно и по деловому (Мы все помним, до какого ужасного состояния была доведена столица в девяностые годы – с кучами мусора, гниющих отбросов, полчищами крыс. Потом бросили на борьбу за чистоту московских улиц гастарбайтеров).

Этот славный тёплый дом многие годы служил и продолжает служить нашему искусству с полной отдачей. Отсюда уходили на фронт в Великую Отечественную войну сформированные здесь же фронтовые бригады артистов.

Кто только не выступал на этой сцене – Л.Утёсов, С.Маршак, А.Райкин И.Козловский, А.Герман, Ван Клайберн, Бисер Киров, Ив Монтан… Каждый сезон отмечен показом лучших достижений всех творческих поколений отечественного кино, театра, музыки, изобразительного искусства, эстрады и цирка. Сюда приходят совсем юные, только приобщающиеся к искусству и отдавшие ему долгие годы, готовые передать бесценный опыт. Здесь экспериментируют, репетируют и показывают результат. Здесь стены хранят память о поколениях удивительных людей внесших огромный вклад в культуру нашего народа и общемировую копилку. Как говорил А.И.Герцен, «Каменные массы отнюдь не мертвы – они живы, говорят, передают тайны».

Этот дом пока жив, полон тепла, планов, работы. Нужно его поддержать и сохранить и не дать раздавить корыстной тушей капитала. А предпосылки для этого есть. Третье десятилетие ЦДРИ храбро отбивается от желающих захватить лакомую недвижимость в центре Москвы. В своё время спас его Н.Н.Губенко, тогда бывший министром культуры. Потом спасались сами, но с каждым годом это становится всё тяжелее делать.

Творческие люди советской закваски на капиталистические отношения в искусстве переходят с трудом – у них голова другим занята. Не сумели в своё время застолбить право собственности, и здание оказалось в руках Москвы. За эти годы старая часть , тоновская, обветшала, перекрытия обрушились. Лужков обещал капитально отремонтировать, но запамятовал, а потом вообще отбыл коротать оставшиеся дни в обширной своей забугорной собственности. При Лужкове с Москомимуществом был подписан договор аренды на 25 лет до 2017 года. Все годы своего почти восьмидесятилетнего существования ЦДРИ был самостоятелен – имел правление из уважаемых, заслуженных людей, находился на самофинансировании. Даже в последние годы, находясь в тяжелейшем материальном положении благодаря «заботам» московских чиновников, Дом выживает, продолжает служить высокому, доброму, вечному, да ещё делать кое-какой ремонт. Конечно, капитальный, с заменой конструктивных элементов ему не по плечу. Департамент же последние 10 лет всё тяжелее наваливается, увеличивая арендную плату в разы, предъявляя всё новые требования.

В сохранении ЦДРИ заинтересовано огромное количество людей, и не только работников искусств; собрано огромное количество подписей, проведено пикетирование, недавно в Московской городской Думе депутатом Шуваловой был проведен Круглый стол. Надо бы всем миром навалится на московских чиновников и отстоять ЦДРИ.

Нина Нечаева

.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *