Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

Система образования ФРГ не может быть образцом для РФ, уверен педагог

06.10.2014

Система образования ФРГ не может быть образцом для РФ, уверен педагог
Кандидат педагогических наук, руководитель проекта Евросоюза BILIUM в Институте иностранных языков и медиа-технологий университета Грайфсвальда Екатерина Кудрявцева является научным руководителем учебно-методического комплекта «Дети мира» для многоязычных детей, их педагогов и родителей.

АФИНЫ, 6 окт — РИА Новости, Геннадий Мельник. России не следует копировать европейскую, в том числе немецкую систему образования, в которой ребенку в десять лет выписывают «билет в никуда», считает кандидат педагогических наук, руководитель проекта Евросоюза BILIUM в Институте иностранных языков и медиа-технологий университета Грайфсвальда Екатерина Кудрявцева. Он занимается, в частности, подготовкой учебных пособий для билингвов, является научным руководителем учебно-методического комплекта «Дети мира» для многоязычных детей, их педагогов и родителей, а в Афинах читает лекции на Неделе русского языка и культуры.

По словам Кудрявцевой, при реформировании российской системы образования многие предлагают взять за образец западную, даже не зная, как она устроена.

«Немецкая система образования построена таким образом, что с шести лет дети идут в школу. При этом немцы стараются притормаживать желание ребенка учиться писать и читать, естественно возникающее в четыре года. Ребенок должен идти в школу, не умея ни читать, ни писать, и там уже обучаться письму и чтению на немецком языке», — рассказала Кудрявцева РИА Новости.

По ее словам, российские родители пытаются научить детей уже с трех лет читать и писать на русском языке. «Раньше доходило до конфликтов, когда дети, читающие и пишущие по-русски, а иногда и по-немецки, приходили в образовательные учреждения. Теперь на это смотрят спокойнее, потому что «хочешь не хочешь, а мы тебя немецкому научим так, как надо», то есть как принято в Германии», — сказала педагог.

Ребенок в течение первых четырех лет учится в грундшуле, то есть начальной школе, которая выделена в отдельное здание и, как правило, не связана ни с детским садом, ни с последующей школьной системой. «Вот в этом отдельном здании с одним педагогом, может еще с двумя-тремя — по физкультуре и живописи, ребенок проводит четыре года. Первые годы иногда в школах не выставляются даже оценки. По достижении десяти лет, это четвертый класс, ребенка оценивают, и он вдруг оказывается в ситуации, когда за него принимается выбор на всю его жизнь. Ведущий педагог, иногда с коллегами, иногда сам, пишет отзыв на ребенка — об уровне его развития умственного, физического, развития моторики, личности, насколько он способен работать в коллективе, встроиться в социум, который его окружает», — рассказала Кудрявцева.

На основании этого отзыва ребенка переводят в гимназию, реальную школу — реальшуле или в хауптшуле. «Хауптшуле — это, грубо говоря, прикладная деятельность, не требующая особой умственной нагрузки. Если ребенок в 10 лет попадает в хауптшеле, то он на всю жизнь не будет практически иметь права получить высшее образование, поскольку он не сдает абитур — это практически наш ЕГЭ, с немного другой системой проведения. Только получив абитур, человек может поступать в университет», — сообщила Кудрявцева.

По ее словам, в начальной школе совершенно не учитывается, что дети мигрантов, которых в Германии много, ведут себя по-другому. Например, в Германии принято доносить старшему, а это неприемлемо для русскоязычных и тюркоязычных детей. Дети-мигранты как билингвы (для которых родными являются два языка — ред.) по-другому реагируют, быстрее перерабатывают информацию, чем мешают педагогам, которые называют ребенка гиперактивным, хотя он таковым не является. «Это медицинский диагноз, а его ставит педагог, не являющийся специалистом в области медицины. И заканчивается это тем, что ребенок в десять лет получает от педагога отзыв как человек, неспособный в германском коллективе адаптироваться», — заметила преподаватель.

«Иногда ребенок слишком резок, иногда он слишком скор, иногда он слишком неадекватен во взаимоотношениях со сверстниками. Это все записывается как оценки. Никого из немецких педагогов не обучают работать с билингвами. Они воспринимают ребенка как мигранта, а это для них нечто ниже стоящее. Конечно, напрямую этого никто не скажет, поскольку это не политкорректно. Но этого мигранта стараются вольно-невольно в отчетах поместить в реальшуле или в хауптшуле», — рассказал Кудрявцева.
По ее словам, понятно негативное отношение других детей к такому ребенку.

Что касается реальшуле, там дети получают в основном профобразование, но по окончании реальной школы они могут два-три года доучиться и получить абитур.

Кудрявцева рассказала, как мальчика из семьи, переехавшей из Украины по программе переселения, учительница хотела вначале определить в хауптшуле, но затем после жалобы родителей и образовательных организаций — в реальшуле. «Мальчик хорошо выдержал все экзамены, но его рекомендовали только в реальшуле. При этом в Германии существует закон, по которому мигранты имеют право поступить в гимназию с более низким проходным баллом, чем немцы. Но почему-то все немецкие педагоги забыли об этом законе», — сказала Кудрявцева, по словам которой ребенка удалось отстоять.

Она сообщила, что педагог мальчика сказала ему буквально следующее: «Мои дети не попали в гимназию, а ходят в реальшуле. Почему ты должен попасть в гимназию?»

«Таким образом судьба ребенка в Германии решается в десять лет. Ему дают билет в никуда», — заключила Кудрявцева.

РИА Новости

 http://ria.ru/society/20141006/1027144700.html#ixzz3FNqHAf3F

Добавить комментарий