Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

Симптоматика высшего образования

14.09.2014

Симптоматика высшего образования

Симптом 1. Подражание западу
Подражание западу началось в России уже давно, достаточно вспомнить спор западников и славянофилов. К концу советского периода жизни страны утвердился абсолютный образец качества жизни – ултьраобеспеченный западный бизнесмен. Ну и, конечно же, западный образец образования был взят за основу образовательных реформ. С одной стороны, что плохого – взять и перенять все самое лучшее. Однако представьте, что Ваш ребёнок постоянно перенимает стиль поведения, стиль одежды, интересы для досуга и другие отличительные черты своего друга или друзей. В этом случае симптоматика на лицо. Разумно ребёнка спросить – «А у тебя есть своё мнение, что тебе больше нравиться и что тебе больше подходит?». Если вспомнить цели болонского процесса, а именно стандартизация образования в маленькой Европе, в которой через один-два часа на электричке попадаешь в другую страну, в которой раньше были свои непохожие на другие стандарты образования, начинаешь понимать иностранцев с их мнением. А мнение их такое: мы сделали это из крайней необходимости, чтобы выпускник университета Австрии мог работать в Германии, а выпускник университета Португалии – в Испании, а Вы зачем поменяли свою систему высшего образования? Оставив вопрос о дороговизне перехода на двухуровневую систему высшего образования, отметим, что указанный симптом подражания на самом деле не такой тревожный.

Симптом 2. Нарушения уровневой целевой структуры
Не обращая внимания на вопрос – «Зачем критики реформ в высшем образовании так часто обращаются к советскому времени?», вернемся к этому времени еще раз. В то время школы давали начальное и обязательное среднее образования, училища учили простых профессионалов своего дела, техникумы выпускали хороших технических специалистов, университеты давали высшее из всех возможных образование, после которого можно было променять свою самую высшую квалификацию. Какую картину мы наблюдаем сейчас? Из разговора на улице со знакомым:
– Закончил педагогический университет, высшее образование географа, работаю в области информационных технологий. Хочу научиться хорошо программировать. Куда мне лучше идти за вторым образованием по информатике – в бакалавриат или в магистратуру?
Постойте, в Индии пишется по некоторым оценкам больше половины всего мирового программного обеспечения. В этой старне огромное число IT-фирм, которые нанимаются по аутсорсингу западными крупными компаниями. Как это у них происходит? Все просто – после школы молодые люди идут в колледж, где их два года учат программировать. Через два года учебы они становятся профессиональными программистами и могут всю жизнь зарабатывать программированием. Никакого вуза здесь не нужно.
Таким образом, бакалавриат – уже обязательное для всех кассиров, операторов ЭВМ, менеджеров по продажам, а иногда уже и для нянь и уборщиц требование конкурентной среды. Взаимосвязь знаний и других компетенций с непосредственной будущей деятельностью как по направлению обучению и специализации, так и по уровню образования слабая. И это уже симптом, пусть и не самый тревожный.
Симптом 3. Требования к системе образования
Открываем приложение к приказу Рособрнадзора от 25.10.2011 № 2267 «Об утверждении критериев показателей, необходимых для определения типа и вида образовательного учреждения высшего профессионального и среднего профессионального образования». Ищем критерии показателей, необходимых для определения вида образовательного учреждения. Для университета: «Среднегодовой контингент слушателей по дополнительным профессиональным образовательным программам (профессиональной переподготовки и (или) повышения квалификации) с нормативным сроком освоения не менее 72 часов – не менее 50». Получается, что если слушателей дополнительных курсов менее 50, то это уже не университет, а академия, а если меньше 50, но не меньше 30 человек, то вообще просто институт. Возникает вопрос: государству действительно так важно количество обучающихся слушателей по дополнительным программам? Оно готово переименовать все свои университеты в институты из-за программ дополнительной подготовки?
Идем дальше: «Среднегодовой объем финансирования научных исследований университета и академии по каждой из отраслей наук соответствующих образовательным программам, реализуемым в рамках УГС, не менее 3 млн. руб.» Для институтов сделано послабление всего – 1,5 млн. руб. Среди критериев эффективности вузов, по которым каждый год идет мониторинг вузов, есть требование – финансирование научно-исследовательских работ. Читаем «Показатели, пороговые значения и критерии, используемые для выявления вузов и филиалов, имеющих признаки неэффективности». Научно-исследовательская деятельность: объем НИОКР в расчете на одного научно-педагогического работника – 50 тыс. рублей. Финансово-экономическая деятельность: доходы вуза из всех источников в расчете на одного научно-педагогического работника – 1 100 тыс. рублей. На мой взгляд симптом заключается не в суммах, не в требованиях, а в общей постановке вопроса: «Хотите быть эффективными – зарабатывайте большие деньги».
Теперь посмотрим, к чему приводит подобная идеология. В г.Уфе бывшего заведующего кафедрой декоративно-прикладного искусства и дизайна Башкирского государственного педагогического университета им. М.Акмуллы 41-летнего Вадима Фагимовича Ахадуллина обвинили в мошенничестве с использованием своего служебного положения и причинением значительного ущерба гражданину (ч.3 ст.159 УК РФ). По версии следствия, В.М.Ахадуллин в период с июня 2010 по май 2011 года сообщил выпускникам своей кафедры, что для защиты выпускных квалификационных работ они должны обеспечить их коммерческими заказами на готовую продукцию. 15 выпускников обеспечили свои проекты за счет фирм, в которых работали их родственники или знакомые, заказы университету составили общую сумму 190 тыс. рублей. По версии самого В.М.Ахадуллина, выпускникам, которые обеспечат заказами свои проекты, сотрудники кафедры пообещали оценку «отлично» на защите ВКР, хотя он сам ничего такого не обещал, а после того как один из студентов получил оценку «хорошо», он написал заявление в прокуратуро о вымогательстве денег. Аналогичные заявления написали и все остальные выпускники, обеспечившие коммерческими заказами свои выпускные работы (текст объяснительной В.Ф.Ахадуллина находится в сети интернет). Рассмотренная ситуация является очень тревожным симптомом, который порожден самой государственной идеологией «необходимости зарабатывания денег университетами, безразлично каким способом».
Симптом 4. Нестандартные стандарты.
Во многих республиках СНГ, например в Казахстане и Узбекистане, всего один стандарт высшего образования. В Российской Федерации на каждое направление подготовки свой стандарт, и как правило он не удовлетворяет формальным требованиям к стандартам. Читаем, к примеру,
стандарт подготовки бакалавров по направлению «Прикладная информатика»: «Реализация основной образовательной программы бакалавриата должна обеспечиваться научно-педагогическими кадрами, имеющими, как правило, базовое образование, соответствующее профилю преподаваемой дисциплины, и систематически занимающимися научной и (или) научно-методической деятельностью». Оставим без комментария фразу «как правило», несмотря на то, что стандартах такая фраза не применима. Сосредоточимся на термине «базовое образование». Что такое «базовое образование» никто не знает. Поскольку нет официально закрепленного термина, многие вузы сами ввели нормативные документы, разъясняющие, что такое базовое образование (примеры: «образование уровня бакалавриат или специалитет», «любая специальность или направление подготовки, включая обучение в аспирантуре и защиту диссертации», «соответствие наименования специальности или направления в дипломе коду укрупненной группы специальностей»).
Еще один распространенный в образовательных стандартах тревожный момент – требование к литературе. Типичная фраза многих стандартов (сроки изданий могут различаться): «Библиотечный фонд должен быть укомплектован печатными и/или электронными изданиями основной учебной литературы по дисциплинам базовой части всех циклов, изданными за последние 10 лет (для дисциплин базовой части гуманитарного, социального и экономического цикла – за последние пять лет)». Мне пришло письмо от одного из издателей со следующей фразой: «Согласно действующим образовательным стандартам мы переиздаем учебные пособия классических авторов без изменений содержимого; нам интересно Ваше мнение о том, какие именно классические пособия должны быть переизданы». Таким образом, в сухом остатке получаем более существенную поддержку книгоиздателей, чем университетов, так как университеты должны эти переизданные учебники потом еще и закупать.
Ну и наконец, зададимся вопросом: кто разрабатывает стандарты? Этим занимаются учебно-методические объединения вузов в данной области. Учебно-методические объединения функционируют на базе конкретных ведущих вузов. На первый взгляд, это очень хорошая практика – разработка стандартов при непосредственном участии ведущих вузов. На самом деле, я предлагаю читателям взять в руки любой стандарт и сравнить набор компетенций с научными интересами ведущего специалиста вуза в данной области (часто – ректора). Нередко можно найти ряд совпадений формулировок стандарта, которые говорят не в пользу его универсальности для всей страны, а его узкой направленности, связанной с тематикой конкретного вуза (конкретной группы специалистов вуза). И это тоже тревожный симптом.
Симптом 5. Разделение лицензирования и аккредитации
Лицензировать направление подготовки вузу не так сложно – нужно лишь показать возможности для реализации направления подготовки. После этого можно набирать студентов на лицензированное направление подготовки, и готовить их вплоть до последнего курса. Чтобы выдать диплом о высшем образовании, нужно направление подготовки вузу аккредитовать. Процесс аккредитации происходит на последнем курсе первого выпуска по направлению подготовки. И тут появляются требования более высокого порядка. Тут и «100% обеспечение всех видов занятий образовательной программы методической документацией», и требования к кадровому составу, и еще много других требований, включая требования по успеваемости и соответствия тем курсовых и выпускных квалификационных работ, а также баз практик направлению подготовки и т.п. Здесь нужно заметить, что аккредитация бакалавриата включает в себя государственное электронное тестирование выпускников. Поэтому даже если вуз обеспечил
всем учебный процесс, не факт, что тестируемые студенты покажут достаточные результаты, и из-за них могут не получить диплом все остальные студенты. Таким образом,складывается ситуация, когда государственный вуз не может гарантировать выдачу диплома, даже если студент успешно освоил всю программу и защитил выпускную квалификационную работу. Это очень, на мой взгляд, тревожный симптом.
Симптом 6. Частая смена стандартов
Для примера рассмотрим стандарты по направлению подготовки «Прикладная информатика»:
1. 351400 «Прикладная информатика (по областям)» (специалитет) от 02 марта 2000 года №686.
2. 080800 Прикладная информатика (бакалавриат) от 27 декабря 2005г № 774 эк/бак (ГОС).
3. 230700 Прикладная информатика (бакалвриат) – приказ от 22 декабря 2009 г. № 783 (ФГОС).
4. 09.03.03 Прикладная информатика (ФГОС 3+) – еще не утвержден, но прием абитуриентов уже ведется.
Каждый новый стандарт предполагает переделку, как минимум, всех учебных планов и всех учебных программ всех вузов страны. Не нужно быть математиком, чтобы оценить объемы работ и израсходованной бумаги. А ведь есть еще и методические пособия и учебники, которые тоже нужно переделывать под новый стандарт. При вводе нового стандарта, новым поколениям абитуриентов, поступающих на направление подготовки, не предоставляется отсрочка от армии, до тех пор, пока вуз не получит аккредитацию по этому направлению. Это означает, что абитуриенты, поступающие в вуз на указанное направление подготовки в этом году, смогут получить отсрочку от армии только на последнем курсе, когда будут заканчивать вуз. Последнее направление подготовки прикладной информатики (ФГОС 3+) будут начинать готовить по учебным планам, вообще составленным вслепую, основанным не на стандарте, а на его проекте, так как учебные планы составляются, как правило, еще в апреле, чтобы уже в мае распределить нагрузку преподавателей и утвердить штатное расписание на следующий год. Симптом, согласитесь, также очень тревожный.
Заключение
Зададимся вопросом о генезисе указанных симптомов, т.е. об их образовании. Увы, все указанные симптомы не являются следствиями ошибок или просчетов конкретных университетов, они имеют «высшее образование».
Доцент одного из многочисленных университетов,
Рейнад Хазаров (г.Уфа).

Добавить комментарий