Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

Реформа здравоохранения на Украине — «мягкий геноцид»?

10.11.2013

Реформа здравоохранения на Украине — «мягкий геноцид»?

Медицинская реформа в Украине: провал операции. Часть 1

Медицинская реформа в Украине: провал операции. Часть 1

Оксана ШКЛЯРСКАЯ06.11.2013 09:49

«Нам дали сумки семейного врача, но они стоят в шкафу, поскольку нет ни знаний, как их использовать, ни желания этого делать…»

Медицинская реформа в Украине необходима, но пока ее внедряют непродуманно и фрагментарно. Такой главный вывод сделан Институтом экономических исследований и политических консультаций после анализа реформы системы здравоохранения в нашей стране, результаты которого были озвучены на круглом столе «Реформа здравоохранения в Украине: идея и реалии».

Все мы понимаем, что ни одно преобразование ни в одной из сфер не может проходить гладко и безболезненно. Особенно если значительное реформирование касается такой мегаважной и затрагивающей абсолютно всех и каждого сферы, как здравоохранение. Известно, что успешное внедрение любых реформ должно базироваться на взвешенном подходе, четком формулировании цели, утверждении пошагового плана и критериев оценки реформирования… А изучение опыта других стран помогло бы избежать многих ошибок.

Видимо, Минздрав попросту забыл об этих простых правилах, начав реформу без… утверждения четкой модели реформирования системы здравоохранения. В результате пилотные регионы (Киев, Винницкая, Днепропетровская и Донецкая области) столкнулись с необходимостью самостоятельно разрабатывать новые модели оказания медицинской помощи и подходы к ее построению. «Если бы Министерство здравоохранения четко объяснило, что мы строим, реформа на местах проходила бы более взвешенно, эффективно и с меньшими проблемами. А так мы внедряем реформу наощупь…», — сетуют в этих регионах. Одним из самых болезненных вопросов стало отсутствие критериев реорганизации сельских участковых больниц в амбулатории семейной медицины. В отдельных случаях это привело к ухудшению доступа к медицинской помощи для сельских жителей.

«Отсутствие информационной кампании накануне и в ходе реформы усилило сопротивление реформе со стороны медицинских работников, которые не знают, что их ждет завтра. Власть так и не объяснила гражданам, что такое реформа и какова ее цель. Поэтому население, привыкшее само определять свой путь в системе здравоохранения, ожидает от реформы только ухудшения доступа к медицинской помощи», — говорит Александра Бетлий, координатор проекта «Анализ реформы здравоохранения» Института экономических исследований и политических консультаций.

Уверена, многие согласятся, что сегодняшняя система здравоохранения находится в глубочайшем кризисе. Социологические опросы подтверждают, что украинцы «за» изменения в медицине, но «против» такой реформы. Каждому потенциальному пациенту хотелось бы, чтобы медицина была доступной, эффективной и адекватной их доходам. Согласно исследованию Школы здравоохранения Национального университета «Киево-Могилянская академия», 40% населения давали взятки в медицине на протяжении прошлого года, причем три из четырех пациентов, находящихся на лечении в стационаре, платили за это. При этом и количество, и размер таких платежей растут с каждым годом. А в соответствии с опросом Государственной службы статистики, 16% респондентов отметили, что члены их семей не смогли получить медицинскую помощь или купить лекарства именно по причине высокой стоимости «бесплатной» медицины. К тому же наши врачи сегодня работают как конкуренты, заинтересованные в больном пациенте и в процессе лечения, а не выздоровления. Это неудивительно, ведь заработная плата молодого врача после интернатуры составляет в среднем 1300 грн.

Да и состояние здоровья украинцев остается неудовлетворительным. По показателю средней продолжительности жизни Украина отстает от стран Евросоюза. В здоровье, как известно, очень важна профилактика, которой в нашей стране, к сожалению, не занимается ни один врач.

Одним из первых шагов медицинской реформы в Украине является четкое структурирование медицинских учреждений по видам помощи: первичная (амбулатории), вторичная (клинико-диагностические центры и больницы), третичная (на уровне республиканских и областных лечебных учреждений, в том числе диспансеров), а также экстренная медицинская помощь. В нашей стране поликлиника фактически играет роль первичного звена, в результате наши сограждане обращаются преимущественно к узким специалистам и сами решают, к какому врачу им пойти. В то время как в европейских странах 70% медицинской помощи предоставляется врачами первичного звена — семейными врачами, терапевтами и педиатрами.

В пилотных регионах пока сделали только первый шаг — отделили первичное звено медицинской помощи. Но в то же время не было построено эффективное сотрудничество с вторичным звеном. «Весомой причиной стало отсутствие комплексного подхода к реформе, который бы основывался на тщательном планировании и достаточном финансировании. К сожалению, недостаточное финансирование поставило под вопрос возможность успеха реформы», — говорит А. Бетлий.

При внедрении медицинской реформы в областях-пионерах была изменена формула распределения финансирования: вновь созданным центрам первичной медико-санитарной помощи было выделено 28% средств вместо традиционных 15. При этом вторичное звено медицинской помощи не получило компенсаций предыдущего уровня финансирования. В результате эти учреждения столкнулись с серьезными проблемами в погашении даже текущих расходов. Это еще больше усилило противостояние между учреждениями разных уровней, которое и так было огромным, особенно из-за того, что узкие специалисты не видят своего будущего и боятся увольнений или принуждения переучиваться в семейных врачей.

Сергей Северин, глава Донецкой областной ассоциации врачей общей практики — семейной медицины, считает: «Главной проблемой пилотного эксперимента является отсутствие эффективного механизма обратной связи для своевременной коррекции ошибок, выявляемых в ходе реформирования».

«Мы нашли выход. На автобусе объездили все 73 амбулатории Днепропетровска и на месте выслушали замечания и предложения пациентов, представителей общественных организаций и медиков. На устранение замечаний было брошено много ресурсов. Что мы сделали? Постарались максимально развести потоки пациентов. Для детей создали профилактический день здорового ребенка. Семейный врач выделяет отдельные часы приема для детей и взрослых. Также решено было «закрепить» детей за семейными врачами, имеющими педиатрическую специальность. Конечно, появляются все новые замечания, но они уже другого характера», — делится опытомВладимир Павлов, заместитель главы Днепропетровского областного совета.

Поскольку во главу угла медицинской реформы поставлен институт семейной медицины (ведь именно семейный врач является первым контактом пациента в системе здравоохранения), возникает резонный вопрос о кадрах. Дело в том, что сегодня медиков с дипломом врача общей практики семейной медицины немного. К тому же подготовка семейного врача в вузе занимает не менее восьми лет (шесть лет в медицинском университете и два года — в интернатуре). Но так как поезд реформы уже набрал скорость, решено было быстро переучивать участковых педиатров и терапевтов в семейных врачей на краткосрочных шестимесячных курсах (позже продолжительность обучения и вовсе сократили до четырех месяцев). Например, на лор-заболевания из этого срока выделяется четыре дня, а чтобы врач имел возможность помогать беременным женщинам или принимать роды — две недели.

Если учесть, что большинство (60%) таких медиков предпенсионного возраста, а некоторые и вовсе перешагнули этот рубеж, идея выглядит, мягко говоря, наивной, да и вообще возникает вопрос о целесообразности подобной учебы. Может ли доктор в возрасте за пятьдесят, проработавший всю жизнь по определенной специальности, пройдя краткосрочную переподготовку, стать универсальным специалистом?

Чаще всего терапевт с многолетним опытом лечения пенсионеров боится даже притронуться к шестимесячному младенцу, а бывший ЛОР попросту не имеет практики распознания патологий беременности. Хотя, согласно «ориентировочному перечню медицинских услуг», семейный врач должен одинаково хорошо разбираться в болезнях и престарелой бабушки, и двухмесячного ребенка, знать назубок офтальмологию, гинекологию, иммунологию и прочее, а также «проводить небольшие хирургические вмешательства». При этом у врача нет никакой заинтересованности в подобной переквалификации: при скромной зарплате объем работы и ответственность увеличиваются.

Медики после такого быстрого переобучения пребывают в растерянности: «Нам дали сумки семейного врача, но они стоят в шкафу, поскольку нет ни знаний, как их использовать, ни желания этого делать…», «Курсы позволили обновить полученные в учебном заведении знания, но не дали практических навыков» (фокус-группы семейных врачей).

Молодые выпускники вузов с дипломом семейного врача также не горят желанием отрабатывать в селе три года. Ведь их ждут зарплата в 1300–1600 грн и обещанные однократные «подъемные» в размере 6 тыс. грн. «Я не представляю активного молодого врача, который строит свою карьеру, семью и согласен работать за эти деньги в таких условиях», — говорит С. Северин.

К тому же, исходя из мирового опыта, 60% работы семейного врача состоит в профилактике. Но украинские медики совершенно не понимают сути профилактических подходов: «Я что, буду бегать по пациентам и говорить, что курить вредно? Пусть они ко мне приходят».

Педиатрия — это отдельная тема, к которой нужно подходить и осторожно, и ответственно. Ведь, как говорят педиатры, ребенок — это не маленький взрослый. Это тонкий, специфический организм, живущий с учетом своих физиологических законов. Поэтому вряд ли переучившийся на курсах терапевт вполне уверенно возьмется лечить маленького пациента. Да и смогут ли родители доверить такому врачу своего ребенка? Знакомая рассказывала, как семейный врач из бывших терапевтов долго и тщательно высчитывала дозу лекарства для ее трехлетнего сынишки, а найденное описание препарата в интернете гласило, что эти таблетки можно принимать только с семи лет. Вот поэтому мамы и папы в пилотных регионах предпочитают обращаться к семейным врачам из бывших педиатров.

Все, у кого есть дети, помнят, что в поликлинику с малышами до года следовало наведываться в специально отведенный для грудничков день. То есть, если раньше младенцев старались не смешивать даже с детьми постарше, то теперь в одной очереди к семейному врачу может оказаться кто угодно — и дети, и взрослые, страдающие различными недугами.

Кстати, лет 15 назад в Польше тоже пытались отказаться от педиатрии. Через три года, когда уровень детской смертности пополз вверх, от экспериментов с детскими врачами отказались. Может, все-таки стоит учитывать и чужой опыт?

Людмила Станиславенко, глава винницкой общественной организации «Родители против медицинской реформы», принесла на круглый стол 20 тыс. подписей виннитчан, которые умоляют отменить или приостановить медицинскую реформу. «На Виннитчине полностью уничтожена педиатрия. В центральной районной больнице нет педиатра. И если ребенка привозят на «скорой помощи», осмотреть его некому. Детская смертность идет вверх. На реформу выделяются деньги, но старые кроватки так и стоят, а в детском отделении нет горячей воды. Сокращаются специалисты-медики, но не чиновники», — описывает медицинскую реформу по-винницки Л. Станиславенко. К тому же на врачей ложится невероятная нагрузка. Во время профосмотров (например, школьников или студентов) один врач должен принять более 100 детей за три часа. Посчитайте, сколько времени он может уделить одному ребенку? Меньше двух минут.

Такое расширение обязанностей и ответственности у семейных врачей не было компенсировано обещанным повышением заработной платы до 5–6 тыс. грн. Для того чтобы получать относительно высокую заработную плату, врачи должны существенно перевыполнять норматив по количеству прикрепленных пациентов. При норме нагрузки на одного семейного врача 1500 пациентов в городе и 1200 в сельской местности в результате нехватки специалистов она часто увеличивается вдвое, особенно это касается сельских врачей.

«Заработная плата семейных врачей не повышается. Семейный врач высшей категории получает за одного человека 1,80 грн в месяц. Если же нагрузка на него вырастает выше нормы, например, до 2,5 тыс. человек, при расчете его зарплаты за одного человека он будет получать уже… 48 коп. Введены также так называемые качественные показатели работы врача, за которые существуют мифические надбавки: например, прививки на участке должны достигать 95% (хотя полгода вакцин вообще не было), 98% женщин должны пройти маммографию», — рассказывает С. Северин.

В пилотные проекты попала и столица. «В Шевченковском районе города проживает 270 тыс. человек, которых обслуживают шесть амбулаторно-поликлинических учреждений для взрослых и шесть поликлиник для детей. Расположены они достаточно равномерно по всей территории. Дополнительно в ходе реформы были открыты еще восемь амбулаторий семейной медицины. Причем одна из них в месте, где проживают 5 тыс. киевлян и находятся одновременно восемь лечебных учреждений. Целесообразность этой амбулатории для меня непонятна. Сейчас хотят все разрушить, не оставив ни одной поликлиники в том виде, в котором они существовали. Я считаю, что нужно проанализировать, выявить те лечебные учреждения, которые дают наилучшие результаты, и оставить их в первозданном виде. А другие реформировать», — делится опытом Ольга Горбунова, главный врач поликлиники №2 Шевченковского района г. Киева.

Кстати, наша идея создания многопрофильных поликлиник с диагностической и лабораторной базой под одной крышей до сих пор служит образцом для многих стран. И стоит ли так поспешно внедрять медицинскую реформу по всей Украине, подводить всех под один ранжир, не учитывая масштабов территорий, особенностей сельской местности, отдельных регионов, крупных городов и столицы? Ведь если для села семейный врач может быть реальным улучшением доступности и объемов медпомощи, то нужно ли в городах, где есть педиатрические службы и женские консультации, их ликвидировать? Нормы же оказания медицинской помощи должны разрабатываться с обязательным учетом украинских реалий. Например, доезд бригады скорой помощи к пациенту за 20 минут (а в городе и того за 10) по европейским стандартам не учитывает ни состояния украинских дорог, ни наших машин «скорой помощи», ни менталитета украинских водителей.

Опыт проведения первого этапа медицинской реформы в пилотных регионах выявил много существенных пробелов: начиная с подготовки семейных врачей, оснащения амбулаторий, низкой заработной платы медиков и заканчивая недостаточным информированием населения… Наверное, медицинская реформа для того и проводится в пилотных областях, чтобы посмотреть, какие результаты она дает, какие ошибки нужно исправить, что подкорректировать. Главное — все это учитывать. Ведь, как говорил легендарный теоретик менеджмента Питер Друкер: «Нет ничего более бесполезного, чем эффективно делать то, что вообще не следовало бы делать».

Адрес: http://racurs.ua/386-medicinskaya-reforma-v-ukraine-proval-operacii-chast-1

Медицинская реформа в Украине: «мягкий» геноцид. Часть 2

Инга ЛАВРИНЕНКО08.11.2013 09:24

«Это не реформа. Это планомерное медленное уничтожение здравоохранения и „мягкий“ геноцид населения Украины».

Состояние дел в сфере здравоохранения Украины давно вызывает, мягко говоря, обеспокоенность и у общественности, и у самих медиков. Вот власть и решила продемонстрировать, что ей не все равно, — начала проводить медицинскую реформу. Пока только в пилотных областях, назвав это экспериментом. Если эксперимент окажется удачным, опыт распространят на всю Украину. А пока чиновники Минздрава подводят промежуточные итоги, считая их довольно успешными.

Оппозиционные же депутаты называют этот эксперимент антиконституционным — нарушена ст. 95 Конституции Украины о равномерном и справедливом распределении общественного богатства (бюджетных средств) между гражданами и территориальными общинами. Ведь эксперимент подразумевал выделение дополнительных бюджетных средств отдельным территориальным общинам. Да и само слово «эксперимент», когда речь идет о людях и медицине, попахивает скверно.

Бывший первый замминистра здравоохранения, а ныне народный депутат Святослав Ханенко («Свобода»), председатель подкомитета ВР по вопросам законодательного обеспечения реформирования системы здравоохранения, медицинского образования и науки, рассказал, что когда его подкомитет на своем заседании рассматривал вопрос о педиатрической службе в условиях реформирования, многие ученые-медики выступили с резкой критикой происходящего, дали реформе профессиональную объективную оценку. За что получили по шапке от Минздрава, чтобы впредь не высовывались. Теперь эти ученые держат свое мнение при себе.

Впрочем, не все. Анестезиолог-реаниматолог Виталий Скороходов, врач высшей категории, эксперт сектора здравоохранения Фонда общественной безопасности, открыто заявляет: «Это не реформа. Это планомерное медленное уничтожение здравоохранения и «мягкий» геноцид всего населения Украины. Это не только мое мнение. Это мнение всех практикующих врачей. Закрыты сотни лечебных заведений в разных регионах страны, особенно в сельской местности. Минздрав называет это реорганизацией. Вместо больницы на 30 коек — амбулатория, в которую сажают семейного врача — бывшего терапевта или узкого специалиста, у которого не хватает ни знаний, ни опыта».

Народный депутат Павел Петренко («Батьківщина»), член временной следственной комиссии ВР по расследованию фактов злоупотребления в Минздраве, отмечает, что по состоянию здоровья украинцы находятся на одном из последних мест в Европе, приближаясь по показателям смертности к странам третьего мира. Украина тратит на здравоохранение вдвое меньше, чем предусмотрено нормами ООН и ВОЗ. По статистике, 16% семей, где есть тяжелобольные, отказываются от их лечения по банальной причине отсутствия денег. То есть из-за нехватки средств на лекарства люди решаются на пассивную эвтаназию своих близких.

По данным масштабного исследования об отношении граждан к системе здравоохранения, проводившегося в Украине Международным республиканским институтом (США), 60% респондентов считают, что за последние годы ситуация в медицине ухудшилась, а 87% опрошенных вообще не доверяют системе здравоохранения. И этому есть немало объяснений в виде фактов, о которых «Ракурс» уже неоднократно упоминал. Действительно, ситуация в медицинской отрасли вопиющая и требует изменений. Но, видимо, не тех, что уже произошли. Вот первые последствия так называемого реформирования системы здравоохранения сухим языком цифр: за последние два года были закрыты 104 лечебных учреждения, 7 тыс. врачей и 18 тыс. медперсонала были уволены.

Здесь целесообразно вспомнить ст. 49 Конституции Украины, в которой говорится как о гарантии доступного и бесплатного медицинского обслуживания, так и о том, что существующая сеть учреждений не может быть сокращена.

Кадры

И все это происходит на фоне тотального дефицита медицинских кадров — врачей и медперсонала, причем разных медицинских профессий. Только семейных врачей, являющихся ключевыми элементами медицинской реформы, стране необходимо 25–30 тыс., а на сегодняшний день их всего 8 тыс. О квалификации, принудительно полученной ими на шестимесячных курсах, и говорить не приходится.

Лариса Конаровская, председатель Киевского городского профсоюза работников здравоохранения, говорит, что сейчас в столице не хватает 3,5 тыс. врачей: 600 врачей первичного звена (участковых терапевтов), 100 фтизиатров, 100 патологоанатомов, 156 врачей скорой (извините, экстренной) помощи и т.д.

В каждом районе Киева не хватает от 50 до 80 участковых врачей-терапевтов. Молодые специалисты категорически не хотят идти на участок — очень большой объем работы за мизерные деньги: зарплата врача вдвое меньше зарплаты дворника. В целом 50% выпускников медицинских вузов отказываются работать по месту назначения из-за отсутствия какого-либо социального пакета. В Киеве, например, приезжему молодому врачу, который, возможно, и согласился бы работать в поликлинике или амбулатории, просто негде жить. На копеечную зарплату врача квартиру не снимешь, а комната в общежитии не светит. В 1990 году в столице было 48 общежитий для врачей, сейчас осталось только 10.

А кто сейчас работает в Киеве участковыми врачами? Среди работающих на участках есть два врача-долгожителя, которым уже исполнилось 90 лет, и 20 врачей в возрасте от 80 до 85 лет! Подавляющее большинство участковых врачей — пожилые люди старше 60 лет. Лариса Вячеславовна говорит, что эти люди не просто не хотят, а уже действительно не могут повышать свою квалификацию ввиду своего возраста. Они наотрез отказываются переучиваться на семейных врачей, пишут жалобы, увольняются, в конце концов.

«Министерству следовало бы подумать, с кем мы будем проводить реформу здравоохранения, с какими кадрами», — говорит председатель профсоюза медиков Киева.

А теперь о врачах скорой помощи. По словам Ларисы Конаровской, из-за нехватки специалистов подавляющее большинство вызовов обслуживают фельдшеры, из 2 тыс. вызовов половину передают на «неотложку», из тысячи оставшихся врачи обслуживают лишь 25–30. Кстати, профсоюз совместно с Национальным медицинским университетом им.Богомольца проводил научное исследование, изучал профессиональную нагрузку и профессиональные заболевания врачей. Было выявлено, что 80% врачей станций скорой помощи и больницы скорой помощи находятся в состоянии нервно-психологического срыва. Врачи как никто склонны к профессиональному выгоранию.

На фоне кадрового голода Украина ежегодно лишается 7 тыс. молодых врачей и вдвое большего количества медицинских сестер. Они довольно легко находят работу за границей через бюро медицинской миграции (в Киеве восемь таких бюро), ведь сейчас, по статистике ВОЗ, в мире не хватает 2,5 млн врачей и столько же медсестер.

Ситуация ужасная, скоро некому будет нас лечить. И тем непонятней история, услышанная мною лет пять-шесть назад. Львовянка, молодой терапевт, после вуза никак не могла устроиться на работу в родном городе. Согласна была на что угодно, участок в поликлинике казался ей вершиной счастья. Но куда бы она ни пришла, ей везде отказывали. Наконец предложили место участкового терапевта в поликлинике за взятку в 10 тыс. долл. «Если у вас таких денег нет, то идите на полставки, дадите 5 тыс. Или даже на четверть ставки за 2,5 тыс. Иначе не устроитесь», — сказал ей некий «доброжелатель». Девушка подумала-подумала, одолжила у родственников деньги и… уехала работать в ОАЭ врачом-терапевтом. За совершенно другую зарплату.

Еще более впечатляющую историю из жизни услышала совсем недавно. Жительница маленького городка дала взятку — 12 тыс. грн, чтобы устроиться в больницу медсестрой. Работала очень тяжело, получала «минималку». Ровно через год ее сократили…

Написав все это, вспоминаю расхожую фразу: «Кадры решают все». И понимаю, что в системе здравоохранения Украины кадры вообще ничего не решают. И не должны решать, по крайней мере, по мнению Минздрава.

По словам Олега Мусия, президента Всеукраинского врачебного общества, сейчас Минздрав является единственным монопольным органом управления здравоохранением. На местах руководят территориальные управления. А на низовом уровне все решает главный врач центральной районной больницы, который в своем районе и царь, и бог, и законодатель. Все другие наемные работники-врачи — это бессловесные рабы.

Финансы

Когда человек хочет дома сделать ремонт, он понимает, что просто перестановкой мебели из одной комнаты в другую и выбрасыванием хлама он не ограничится, иначе это нельзя будет назвать ремонтом. Человек должен вложить деньги, по крайней мере, в отделочные материалы. Так и с реформой. Нельзя ничего изменить без хотя бы минимальных вложений финансового ресурса. Иначе это не реформа, а так, уборка. Хоть и генеральная.

Что же происходит с финансированием медицинской отрасли? Когда президент Янукович в свое время представлял план экономических реформ, он запланировал выделять на здравоохранение 10% ВВП. Какие же средства тратит на это государство? От 3,2 до 3,5% ВВП. Такие же расходы запланированы и на следующий год. Этих денег отрасли хватает, чтобы едва сводить концы с концами. За какие же средства проводить реформирование?

Нардеп-врач Святослав Ханенко говорит, что медицина в Украине существует не за счет бюджетных средств, как это декларируется, а на 90% за счет пациентов. Они и необходимые лекарства себе купят, и врачу «ручку позолотят».

С этим не согласен Олег Мусий: «Таких врачей, кому платят пациенты, — меньшинство, это высококвалифицированные хирурги, нейрохирурги, акушеры-гинекологи. Их 5%. А остальные врачи — нищие. Они не получают ничего».

А за счет чего они существуют? Не секрет, что многие врачи получают деньги от фармкомпаний, чьи лекарства выписывают пациентам.

Ежегодно украинцы тратят на лекарства 23 млрд грн. От чего лечатся? На сегодняшний день определены 26 болезней, формирующих статистику смертности, инвалидности и распространения болезней в Украине. Казалось бы, наиболее востребованными должны быть лекарства именно от этих опасных болезней. Но оказывается, что в общем объеме выручки от продажи лекарств их доля составляет лишь 20% (4,6 млрд грн). То есть львиная доля денег пациентов (80%) расходуются на ненужные лекарства.

Заслуженный работник фармации Украины Виктор Чумак, советник министра здравоохранения, считает, что это происходит из-за самолечения: «Ну, не будет человек часами просиживать в очереди к врачу, рискуя подцепить еще какую-то инфекционную болезнь. Вот и покупают люди все сами, насмотревшись рекламы по телевизору. А, придя в аптеку, слышат: «Так вы хотите вылечиться или сэкономить? Купите лучше это и это». Аптекари навязывают людям дорогие и ненужные им лекарства, обдирают больных, как липку».

Но и случаев, когда именно врачи выписывают пациентам дорогие препараты, да еще и советуют, в какой именно аптеке их покупать, хватает. Знаю по собственному опыту.

В итоге так и получается, что платит за лечение именно пациент, неважно, кому — врачу или фармкомпании.

Святослав Ханенко считает, что из этого финансового коллапса есть единственный выход — медицинское страхование. Именно оно позволит легализовать отношения между врачом и пациентом, между больным и медицинским учреждением, выведет деньги из тени.

Хотя, на мой взгляд, и это не спасет пациента от вымогателей в белых халатах. В прошлом году дочери моей подруги понадобилась срочная операция. У девушки, работающей на руководящей должности в международной компании, была медицинская страховка. Причем наилучшая, с максимальным обеспечением. В государственной больнице, куда она обратилась, заведующий отделением, доктор медицинских наук, озвучил ей стоимость операции. «Не проблема, страховая прямо завтра перечислит эти деньги на счет больницы. Я с ними уже договорилась», — сказала девушка. «На счет? Страховая компания? — ухмыльнулся завотделением. — Ну тогда пусть вас ваша страховая и оперирует. А мне это неинтересно». И выпроводил больную. Она пришла в другую клинику, тоже государственную, которая согласилась принять деньги на счет. Операция обошлась страховой компании в 100 тыс. грн. Еще 15 тыс. грн перекочевали из кармана пациентки в карманы врачей.

Да что там говорить о рядовых пациентах. Виктор Чумак на круглом столе «Медицинская реформа: региональный опыт или шаблонный подход?» признался, что недавно выписался из больницы, где ему делали операцию. За операцию он заплатил 12 тыс. грн. «Вот вам и бесплатная медицинская помощь!» — пожаловался Виктор Тимофеевич.

Есть и другие примеры (и их немало), когда застрахованному пациенту ни полостная операция, ни лекарства, ни пребывание в больнице не стоили ни копейки. Все зависит от медицинского учреждения и от того, в чьи руки попадет пациент — врача или рвача.

Врач Виталий Скороходов также считает, что страховая медицина должна развиваться, но страховые компании должны быть государственными или хотя бы частично принадлежать государству. «Государство как никто должно быть заинтересовано в лечении своих больных граждан. А заинтересованы ли в этом частные страховые компании?» — задается вопросом врач.

Какой должна быть реформа?

«Реформы должны быть системными. А у нас никакой системы не наблюдается. То, что происходит у нас сейчас, отличается от настоящего реформирования, как индийский Болливуд от Голливуда. Я в Болливуде был — красивые картонные декорации, бутафорские дворцы, за которыми находится сплошная мусорная свалка, живут нищие. Это не реформирование, это приведение нашей медицины и нашей экономики в целом в еще более плачевное состояние», — считает Олег Мусий.

Президент Всеукраинского врачебного общества предлагает законодателям сделать первый шаг к настоящему реформирования отрасли — на уровне закона предоставить лечебным учреждениям специальный статус отдельных субъектов хозяйствования.

Экономист Евгений Найштетик, вице-президент Всеукраинского совета защиты прав и безопасности пациентов (так же, как и нардеп Святослав Ханенко), выступает за страховую медицину. Он говорит, что Украине срочно необходим закон об обязательном медицинском страховании.

«Каждый гражданин платит подоходный налог. За это государство обязуется предоставлять ему бесплатное медицинское обслуживание. Но не всегда предоставляет. То есть нарушает общественный договор, закрепленный в Конституции. В новом Налоговом кодексе есть норма, согласно которой в случае принятия закона об обязательном медицинском страховании мы можем получать налоговую скидку, если нам не будут предоставлены надлежащие медицинские услуги», — говорит Евгений Найштетик.

А еще нужно навести порядок в самой системе управления медицинской отраслью. Олег Мусий рекомендует отказаться от действующей управленческой системы, доставшейся нам в наследство от СССР«Во всех цивилизованных странах еще 50 лет назад была принята другая система управления, когда здравоохранением управляют равноправные партнеры: государство в лице министерства и профессиональная врачебная корпорация — орган врачебного самоуправления. При всех больницах должны создаваться наблюдательные советы, попечительские советы, общественные советы, с помощью которых и пациенты смогут принимать участие в решении вопросов здравоохранения. Пациент должен стать полноправным партнером врача и государства в деле сохранения своего здоровья. Ведь мы и существуем для пациентов».

Действительно, только когда государство займет нормальную партнерскую позицию по отношению к врачу и пациенту, хотя бы повернется к ним лицом, возможны перемены к лучшему.

Адрес: http://racurs.ua/388-medicinskaya-reforma-v-ukraine-myagkiy-genocid-chast-2

Реформа здравоохранения в Украине дает сбой из-за отсутствия четкого плана

06.11.2013 11:01

Медицинская реформа проходит в Украине непродуманно и фрагментарно. К таким выводам пришел Институт экономических исследований и политических консультаций, проанализировав реформу системы здравоохранения в пилотных регионах.

Пилотные регионы, в которых начали внедрять реформу, — Киев, Винницкая, Днепропетровская и Донецкая области — были вынуждены самостоятельно разрабатывать новые модели оказания медицинской помощи, так как Министерство здравоохранения не утвердило такой модели. Об этом шла речь на круглом столе «Реформа здравоохранения в Украине: идея и реалии», где презентовали проект «Анализ реформы здравоохранения» Института экономических исследований и политических консультаций.

Координатор проекта Александра Бетлий заявила, что дополнительным негативным фактором стало отсутствие информационной кампании накануне и в ходе реформы. «Это усилило сопротивление реформе со стороны медицинских работников, которые не знают, что их ждет завтра. Власть так и не объяснила гражданам, что такое реформа и какова ее цель. Поэтому население, привыкшее само определять свой путь в системе здравоохранения, ожидает от реформы только ухудшения доступа к медицинской помощи», — сказала Бетлий.

По мнению председателя Донецкой областной ассоциации врачей общей практики — семейной медицины Сергея Северина, главной проблемой пилотного эксперимента в рамках реформы здравоохранения было отсутствие «эффективного механизма обратной связи для своевременной коррекции ошибок, выявляемых в ходе реформирования».

Подробнее о реформе здравоохранения в Украине читайте в статье «Ракурса» «Медицинская реформа в Украине: провал операции».

Источник: Ракурс

http://racurs.ua/newsprint/17840-reforma-zdravoohraneniya-v-ukraine-daet-sboy-iz-za-otsutstviya-chetkogo-plana

Детская смертность начала расти после замены педиатра на семейного врача — родители

06.11.2013 20:23

В одном из пилотных регионов медицинской реформы — Винницкой области — люди объединились в общественную организацию «Родители против медицинской реформы» и утверждают, что детская смертность начала расти после уничтожения института педиатрии.

Председатель винницкой общественной организации «Родители против медицинской реформы» Людмила Станиславенко заявила об этом на круглом столе в Киеве «Реформа здравоохранения в Украине: идея и реалии», где презентовали проект «Анализ реформы здравоохранения» Института экономических исследований и политических консультаций.

«На Виннитчине полностью уничтожена педиатрия. В центральной районной больнице нет педиатра. И если ребенка привозят на „скорой помощи“, осмотреть его некому. Детская смертность идет вверх. На реформу выделяются деньги, но старые кроватки так и стоят, а в детском отделении нет горячей воды. Сокращаются специалисты-медики, но не чиновники», — рассказала Станиславенко. По ее словам, уже собрано 20 тыс. подписей винничан за отмену или приостановление медицинской реформы.

На круглом столе приводили также пример Польши, где 15 лет назад от экспериментов с детскими врачами отказались после того, как детская смертность поползла вверх.

Подробнее о реформе здравоохранения в Украине читайте в статье «Ракурса» «Медицинская реформа в Украине: провал операции».

Адрес: http://racurs.ua/17843-detskaya-smertnost-nachala-rasti-posle-zameny-pediatra-na-semeynogo-vracha-roditeli

Письмо президенту


верните детские поликлиники

(Баранова Елена, 33, экономист)

Ув. Президент! Реформа здравоохранения, которую так активно рекламировали и хвалили в теории, отвратительно работает на практике. Я- мать двоих малолетних детей, и посещение детского врача стала для нас пыткой. Кабинет педиатра разместили в центре коридора, где принимают анализы, делают ренген взрослые люди. Прививочный кабинет расположен в другом крыле здания, и чтобы сделать плановую прививку, мне с ребенком необходимо пройти через всю поликлинику, где, естественно, полно больных людей. Этой реформой недовольно огромное количество людей, но почему-то правительство уверенно, что это только во благо населению. С полной ответственностью заявляю: это непродуманная реформа в отношении населения. г.Николаев, Заводский район, Центр медицинской помощи № 6(ул. Фрунзе, 58)

http://president.org.ua/mailarchive/mail-24311/

Письмо президенту


Реформа здравоохранения

(Анциферов Александр, 51, хирург)

Глубокоуважаемый Виктор Федорович. К Вам обращается простой врач, который на госэкзамене получил отлично с отличием. То, что происходит на сегодняшний день в медицине — это просто передел сфер влияния. Если такое будет продолжаться — нашему здравоохранению будет непереливки (каюк) Надо остановить такую реформу. Мадамы, под действием чего-то, решили реформировать. НО._ То, что они придумали — уже население Украины сократилось на 15-18%. Реформа ( которая предложена) подразумевает снижение населения Украины на 25-30%. И это будет катастрофическое снижение.Мы с профессором Емельяновой . рассматривали реформу. Есть наработки. Однако, эти наработки Мадам проигнорировала.Она создала свою систему реформы. Она оказалась утопией!! Министр — нулевой. Сейчас в здравоохранении идет безлад — кто во что гаразд. В медицине должно быть ЕДИНОНАЧАЛИЕ , если этого не будет — будет просто ералаш.. Ералаш создает министр. Такого министра нам не нужно. То, что происходит в здравоохранении — это политика геноцида. Пора это остановить Вашим указом. У меня есть наработки реформы.

http://president.org.ua/mailarchive/mail-24322/

 

2 комментария

  1. Заметно, что Сергей Кузбасский — не медик! В медицинской школе есть такая дисциплина, как «организация здравоохранения»…И , пока живы это «учителя», всё так и будет.

Добавить комментарий