Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

Профессия – недоучка

13.10.2010

Профессия – недоучка

Российским бакалаврам не дают ни трудоустроиться, ни продолжить образование.  Консолидированный бюджет на образование в следующем году впервые превысит 2 трлн. рублей. Об этом на днях заявил председатель комитета Госдумы по образованию Григорий Балыхин. Львиная доля средств пойдет на развитие исследовательского потенциала высшего образования, в том числе и на привлечение студентов в магистратуру и аспирантуру. Однако если за кандидатской «корочкой» каждый год молодежь охотится более-менее стабильно, то с магистерской степенью все не так просто.

Переход на двухступенчатую систему образования поставил молодых людей перед невеселым выбором: остаться бакалавром и существенно снизить шансы на трудоустройство или же тратить время, деньги и нервы на полноценное образование.  При этом велик риск того, что выстраданный диплом магистра все равно не будут признавать за рубежом.

Официально российские вузы перешли на двухуровневую систему образования – бакалавриат и магистратуру – в прошлом году. Однако до окончания процесса еще далеко: студенты, поступившие до 2009 года, будут учиться пять-шесть лет на специалиста. Специалитет также сохранен для военных, силовиков, некоторых творческих профессий. В ряде престижных вузов не собираются отказываться от специалитета и на других факультетах. По мнению экспертов, это свидетельствует о том, что двухступенчатая система образования в России введена преждевременно.  «Такая модель подготовки кадров разрушает систему непрерывного высшего образования в сфере культуры и искусства, – рассказал «НИ» проректор по учебной и художественно-творческой деятельности Самарской государственной академии культуры и искусств Евгений Грузинов. – Болонская система вносит диссонанс в не имеющую аналогов в мировом художественно-образовательном пространстве современную трехзвенную модель подготовки профессиональных кадров «детская школа искусств – училище – вуз». Студенты в полной мере раскрывают свой творческий потенциал только на пятом курсе».

Сторонники системы полагают, что она намного гибче специалитета. Студент получает базовые знания на протяжении четырех лет, а после этого волен выбирать более узкую специализацию в магистратуре. «Первая выбранная профессия зачастую оказывается неверной, особенно у мальчиков, – пояснила «НИ» социальный психолог Наталья Варская. – Юноши идут, куда взяли, лишь бы в армию не попасть. В столь юном возрасте трудно с уверенностью сказать, кем хочется быть». Однако эта вариативность имеет два недостатка. Во-первых, практические занятия предусмотрены только для магистратуры, да и то в небольшом объеме, так что в большинстве случаев вуз покидает неадаптированный теоретик. А во-вторых, система не учитывает специфики ряда профессий. «О каком бакалавриате может идти речь в авиации и ракетостроении? – возмущается в разговоре с «НИ» проректор по формированию и трудоустройству контингента Самарского государственного аэрокосмического университета Сергей Лукачев. – Рационального решения этой проблемы пока не найдено. Полагаю, что в СГАУ до 40% специальностей останутся инженерными, с подготовкой по программе специалитета». «Врач-бакалавр по уровню подготовки соответствовал бы фельдшеру, и вам вряд ли захотелось бы прийти к нему лечиться, – пояснил «НИ» проректор по учебно-воспитательной и социальной работе Самарского государственного медицинского университета Юрий Щукин. –

Единственные специальности, на которые в нашем вузе, возможно, будут введены бакалавриат и магистратура, относятся к пограничным областям. Это «Экономика и управление на предприятиях медицинской отрасли» и «Клиническая психология».  Основная проблема заключается в том, что образовательные стандарты у нас до сих пор не согласованы с европейскими. Комиссия, которая должна была этим заниматься, просуществовала ровно год – с 2003 по 2004-й. «Министр образования Чехии в августе удивлялся, как Россия может быть частью болонской системы, когда у нас разные, скажем, методики оценки качества знаний на выходе, – говорит «НИ» президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков. – В европейских вузах действует зачетная система накопления баллов: большую часть курса занимают лекции, потом идет зачет по ним, далее студенты делают творческую работу, следом – сдают зачет по творческому курсу, а далее все подытоживается. В России порядок иной: лекции, параллельно – практические занятия, семинары и подготовка курсовых работ. А результаты смотрят на итоговых занятиях, зачетах и экзаменах».  Вопросы вызывает также изменение программы обучения. «Знания, которые надо вложить в головы студентов, преподавателям приходится урезать на свое усмотрение, ведь никаких общих стандартов не существует, – говорит Сергей Комков. – То, что раньше давалось на протяжении пяти-шести лет, надо «утрамбовать» в три с половиной года, поскольку первые полгода тратятся на то, чтобы дотянуть вчерашнего школьника до уровня первокурсника. Кроме того, европейские образовательные стандарты учитывают потребности местного рынка труда, с российскими эти цифры, понятно, не совпадают». Впрочем, некоторые эксперты настроены более оптимистично. «Пока есть специалитет, бакалавриат не пользуется спросом, – констатирует директор Центра довузовской подготовки Поволжского государственного университета телекоммуникаций и информатики Геннадий Шевченко. – Я уверен, что после перехода всех вузов на двухступенчатую систему обучение станет более интенсивным, но объем знаний не изменится».

Нерабочий момент

Одним из плюсов двухуровневой системы образования ее сторонники называют более легкое трудоустройство выпускников первой ступени. Времени учеба в бакалавриате занимает меньше, при этом базовая программа дается та же, что и за традиционную пятилетку. А специализированные знания, в зависимости от пожеланий работодателя, можно добрать за счет дополнительных курсов или внутрикорпоративного обучения.  Однако российские компании не спешат раскрывать объятия бакалаврам. По данным рекрутингового портала Superjob, 35% работодателей приравнивает бакалавров к претендентам, имеющим неполное высшее образование, а 8% – к выпускникам ПТУ.  «Тот факт, что человек отучился в вузе четыре года вместо пяти, говорит о том, что он спешил покинуть учебное заведение», – аргументируют свою позицию респонденты.

Но дело не только в том, чему студент успеет научиться за четыре года.  Отечественный рынок труда просто не подготовлен к нашествию бакалавров. Но даже если выпускник-бакалавр и найдет работу, это не решит проблему до конца. «Медики и педагоги переходят на двухуровневую систему образования, хотя и активно недоумевают, зачем она для этих сфер, – говорит «НИ» Сергей Комков. – Непонятно, как величать педагога-бакалавра – то ли недоучившийся учитель, то ли школьный бакалавр, то ли ассистент преподавателя». По словам декана факультета довузовской подготовки Самарского государственного медуниверситета Александра Воронина, «нормативной базы для того, чтобы принять на работу бакалавра в сфере медицины, нет».

Впрочем, эксперты называют и другую причину рабочей дискриминации. «Понятия «бакалавр» и «магистр» до сих пор не внушают россиянам доверия. Поэтому из общего числа выпускников степень бакалавра получают всего несколько процентов, – рассказала «НИ» проректор по учебной работе и инновационному развитию Поволжской академии государственной службы им. А.П. Столыпина Лариса Константинова. – Раз бакалавриат считается второсортным образованием, туда поступают лишь самые слабые абитуриенты, до магистра и вовсе почти никто не доходит. Остальные готовы учиться на платной основе, но получить «традиционную» специальность».  Проблему трудоустройства бакалавров признал на днях премьер-министр Владимир Путин. «Почему-то многие, видимо, считают, что при этой двухступенчатой системе людям, которые получают высшее образование на первой ступени, не дают полноценного высшего образования, – сказал глава правительства на встрече со студентами в Сибири. – Нужна работа с потенциальными работодателями». При этом Владимир Путин подчеркнул, что для изменения ситуации потребуется серьезное время. Столичный департамент труда и занятости населения предлагает обязанность по устройству на работу выпускников переложить непосредственно на вузы. По словам и.о. руководителя департамента Олега Нетеребского, 97% государственных вузов «с историей» и 23% частных вузов имеют собственные службы трудоустройства.  Те, кто с этой задачей не справится, войдут в своего рода «черный список».

Научный просчет

Российские выпускники с дипломом магистра имеют намного больше шансов на трудоустройство. Вот только перейти на вторую ступень образования крайне сложно.  Число мест в магистратуре относительно бакалавриата в идеале должно составлять не более 30%, при этом бюджетных мест в ней предполагается делать около 20%.  Фактически российскую молодежь приглашают заниматься наукой за собственный счет, говорят эксперты. «Обучение в магистратуре стоит примерно столько же, сколько и в Гарвардском университете: от 12 тысяч долларов в год, – подчеркнул Сергей Комков. – А качество образования там несоизмеримо».  Магистратура в российской интерпретации сводит на нет один из активно пропагандируемых плюсов ЕГЭ – возможность поступить в престижный вуз для умных, но небогатых детей из регионов. За рубежом такая проблема решается с помощью системы грантов, которые к тому же улучшают репутацию вуза на рынке. У нас такая система работает в единичных образовательных учреждениях. Недавно ректор МГУ Виктор Садовничий предложил создать несколько сотен крупных правительственных стипендий по 300 тыс. рублей для студентов. Однако если программа и будет реализовываться, то не раньше следующего года. К тому же деньги выдадут только молодым людям, «занимающимся инновациями, исследовательской деятельностью и имеющим в этой сфере результаты», уточнил ректор МГУ. Президент Всероссийского фонда образования, в свою очередь, считает, что без увеличения бюджетных мест в магистратуре стипендии раздавать будет некому. «В таких условиях ни о каком «Сколково» нам даже мечтать не придется, – заключил эксперт. – А если все образовательные стандарты не будут приведены к единому знаменателю, то европейское сообщество по-прежнему не будет признавать наши дипломы».

В США 35% бакалавров стремятся стать магистрами

Шанхайский университет опубликовал недавно информацию о том, что из 45 лучших вузов в мире 32 университета принадлежат Соединенным Штатам. По данным департамента образования США на начало нынешнего года, в стране чуть более 5,7 тыс. университетов и колледжей. После окончания 2009-го учебного года дипломы были выданы почти 18 млн. выпускников этих учебных заведений. Надо сказать, что нынешняя система высшего образования США окончательно сформировалась еще в давние времена, вскоре после того, как конгресс утвердил в 1791 году десятую поправку к конституции страны.

Все высшие учебные учреждения США, колледжи и университеты, являются частными организациями. Десятая конституционная поправка лишила правительство права управлять этими учреждениями, передав им все полномочия, включая регулирование системой высшего образования. Эта система распространяется на два уровня высшего образования уже более двух столетий. Первый уровень охватывает преподавательские программы всех основных сфер знаний – от литературы и истории до современных инженерных и научных отраслей, включая также общеобразовательные курсы экономики и медицины. Каждый вуз имеет свои предпочтения в выборе образовательных программ, склоняясь к тем или иным отраслям науки, техники или искусства. Например, университет штата Виргиния в последний год обучения делает упор на преподавание курса методики исследований в области изучения структуры окружающей среды человечества.  Первый уровень высшего образования, известный как «степень бакалавра», в США называется «бачелоршип» (Bachelorship). Срок обучения для получения диплома бакалавра длится от четырех до пяти лет в зависимости от программ обучения в том или ином университете или колледже. Сын знакомых корреспондента «НИ» Алекс Давидович, окончив Чикагский университет, получил именно такой диплом. И только проработав инженером два года в одной из электрокомпаний, он решил получить еще и второй диплом – диплом магистра, который по-английски называется «мaster’s degree». «Мне нужно было осмотреться, чтобы окончательно понять, какую профессию я должен выбрать до конца своей рабочей карьеры, – пояснил мне Алекс Давидович. – Но многие из моих сокурсников по университету, продолжая учебу, сразу же выходили на вторую ступень высшего образования для получения дипломов магистров. Сейчас Алекс Давидович заканчивает обучение в том же университете для получения в конце нынешнего года диплома магистра по специальности «компьютерные технологии».

Статистика федерального департамента образования свидетельствует о том, в среднем ежегодно около 35% студентов, получивших дипломы бакалавров, стремятся сразу стать обладателями дипломов второй ступени высшего образования. Дипломы магистра свидетельствуют о более высокой степени профессионализма и увеличивают шансы их обладателей на то, чтобы устроиться на работу на более высокие позиции и получить более высокие зарплаты, чем бакалавры. Наглядным примером может служить судьба сына моих знакомых – Алекса Давидовича. Уже сейчас, накануне получения диплома магистра в области компьютерной технологии, ему предложили хорошо оплачиваемую должность менеджера в той же электрокомпании, в которой он начал свою карьеру после окончания Чикагского университета.

http://news.babr.ru/?IDE=88953

Борис ВИНОКУР

1 комментарий

  1. больные. помойму деградация зашла очень далеко. ЛЮДИ БУДТЕ СОЗНАТЕЛЬНЕЙ!!!. ПЕРЕСТАНТЕ МЫСЛИТЬ СТЕРЕОТИПАМИ ДОСТАТКОМ И ПРАГМАТИЗМОМ. ИЗ ЗА ПОДОБНЫХ ВЕЩЕЙ У РОССИИ НЕТ СВОЕГО Я . ТАКАЯ СТРАНА САМА ДОЛЖНА УСТАНАВЛИВАТЬ СВОИ ПОРЯДКИ И БЫТЬ НЕЗАВИСИМА ОТ ВСЯКИХ ТАМ ВТО.

Добавить комментарий