Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

Профессионалы с первого класса

25.03.2015

Профессионалы с первого класса

Текст: Михаил Швыдкой (доктор искусствоведения)

Не упрекайте меня в безграмотности, прочтя заголовок. Он совершенно точно отражает положение дел в российском художественном образовании, которое неизвестно зачем пытаются разрушить последние два десятилетия. С того самого момента, когда Россия решила присоединиться к Болонскому процессу.

Справедливости ради надо сказать, что кроме международных стандартов этому способствуют и отечественные чиновники, которые не понимают разницы в подготовке квалифицированного инженера и профессионального скрипача или артиста балета. И, что самое грустное, не хотят понимать. Именно поэтому, когда принимали Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации», то о школах для одаренных детей просто забыли. На всю Россию их не более двух десятков, но именно в них воспитывалась художественная элита Российской империи и Советского Союза, та художественная элита, которая и поныне определяет ведущую роль нашей страны в мировой культуре.

Для того чтобы стать профессионалом первого класса, надо готовиться к этому с первого класса. Об этом, в частности, говорил на прошедшем в минувшую пятницу заседании Общественного совета по культуре при председателе Госдумы С. Е. Нарышкине директор Центральной музыкальной школы при Московской консерватории Владимир Овчинников. Именно эту школу, которой уже 80 лет, закончили Александра Пахмутова, Геннадий Рождественский, Владимир Крайнев, Николай Петров, Владимир Спиваков, Владимир Ашкенази, Денис Мацуев… Как правило, сюда приходили еще в дошкольном возрасте, чтобы прийти в первый класс уже готовыми к профессиональному обучению.

Российское художественное образование, начало которому было положено в 1738 году знаменитым Указом Анны Иоановны о создании «Танцевальной Ея Императорского Величества школы», без малого триста лет дает замечательные результаты. Оно вобрало в себя достижения французской, немецкой и итальянской педагогики, переосмыслив их на национальной почве, создав ту систему обучения, которая не раз доказывала свое мировое лидерство. Дарила человечеству гениев в различных сферах художественных практик. Зачем же с таким усердием приспосабливают ее к образовательным стандартам, рассчитанным на массовое воспитание?

Идеи ненасильственной профессиональной ориентации ребенка, которые сегодня торжествуют в отечественной и зарубежной педагогике, безусловно, привлекательны, и я вовсе не призываю их категорически отвергать. Любое насилие над личностью, тем более над юным существом, не определившимся в своих жизненных интересах, не может не волновать общество и государство. Поэтому многие правоведы, психологи, педагоги настаивают на том, что профессионализация, включая художественную сферу, не может осуществляться без сознательного выбора человека. А к этому он готов лишь в 14-17 лет, когда происходит самоосознание, самоидентификация личности. Гуманный и демократический выверенный подход к формированию человеческой индивидуальности!

Но трехсотлетняя практика художественного воспитания в нашей стране (да и не только в ней) доказывает, что уже в 14-летнем возрасте поздно делать первые шаги в профессиональных занятиях музыкой, балетом и даже живописью. В США около 900 университетов имеют театральные факультеты, и вдвое больше университетов предлагают своим студентам музыкальное образование. Но они рассчитаны вовсе не на профессионалов — на формирование образованной публики. Учебных заведений, где готовят настоящих музыкантов, актеров, художников, сценаристов или кинорежиссеров в США считаные единицы. И большинство из них, как правило, вне системы общего университетского образования. Замечу, что американцы (как и китайцы) в последние десятилетия многое заимствовали у советского художественного образования, чему немало способствовала советская и российская эмиграция в США в ХХ веке.

Система непрерывного художественного образования построена на том, что выявление творческой предрасположенности ребенка происходит уже в дошкольном возрасте, а затем получает развитие в школе с первого по одиннадцатый класс. После школы наиболее талантливые могут продолжить свое образование в вузе, будь то Консерватория или Академия художеств. За всю историю существования специализированных музыкальных, художественных, хореографических, а теперь уже и театральных школ их ученики могли получать общее образование вместе с профессиональным. Но по действующему Федеральному закону «Об образовании в РФ» с 1 сентября нынешнего года такой возможности уже не будет. Вплоть до пятого класса профессиональное образование приравнено к кружковой работе. А сами школы должны выполнять функции обычных образовательных учреждений, прежде всего обслуживая детей из района, в котором они расположены. Если раньше талантливый ребенок из Сибири или Дальнего Востока, такой как Денис Мацуев или Вадим Репин, мог оказаться в интернате в Москве уже в первом классе, то теперь ему надо дожидаться пятого. Вот почему депутаты Госдумы Станислав Говорухин и Мария Максакова-Игенбергс внесли законопроект о поправках в действующий закон об образовании. «Здесь не надо никого убеждать, не нужно понапрасну расходовать пыл», — заметил в своем выступлении на заседании Общественного совета гендиректор Большого театра Владимир Урин. Хочется с ним согласиться, но есть опасения, что решение очевидного вопроса потребует преодоления множества бюрократических преград.

Но если мы их не преодолеем, у российской культуры не будет достойного продолжения.

Опубликовано в РГ (Федеральный выпуск) N6632 от 25 марта 2015 г.http://www.rg.ru/2015/03/25/shvydkoy.html

1 комментарий

  1. Уж не тот ли это Швыдкой, который так «много сделал» для российской культуры ?
    «Система непрерывного художественного образования построена на том, что выявление творческой предрасположенности ребенка происходит уже в дошкольном возрасте, а затем получает развитие в школе с первого по одиннадцатый класс.»
    Это, простите, чушь собачья. Возможно это верно для некоторых видов искусств, но в изобразительном это давно служит лишь оправданием для существования привилегированных школ, и своеобразным фильтром для недопущения в узкий круг академических художников детей не из этого круга. Да и в других видах искусства, думаю не без этого.

Добавить комментарий