Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

Приговор высшей школе оглашен

07.09.2010

Приговор высшей школе оглашен

Автор Александр Дмитриев

06.09.2010 г.

http://www.za-nauku.ru//index.php?option=com_content&task=view&id=3232&Itemid=39

«Нам надо думать, что делать с профессорско-преподавательскими кадрами» — с улыбкой потомственного питерского интеллигента сказал Медведев на Госсовете 31.08.10. Исторический круг замкнулся: начатая Петром эпоха просвещения завершается утилизацией российской интеллигенции, как класса. Мавр сделал свое дело…

… «Все очень кисло»

(Из выступления Д.А. Медведева на Госсовете)

«Русского солдата мало убить — его надо еще и повалить на землю». Эти слова Бисмарка в полной мере относятся и к системе российского образования: смертельно раненая, она слишком долго держалась на ногах. И вот момент настал: по приговору Кремля высшую школу валят окончательно.

Госсовет от 31.08.10 следует считать рубежным событием: до этого дня «герои и мученики науки» могли тешить себя надеждами на снятие Фурсенко и стоящей за ним мафии (Чубайс, братья Ковальчуки, Кириенко и др.), то на этот раз войну просвещению объявило первое лицо государства.

Слово «Госсовет» не должно вводить в заблуждение: этот орган не принимает и даже не корректирует решений Кремля. Госсовет — это Лобное место, с которого торжественно, с надлежащим церемониалом, оглашаются уже вынесенные первым лицом приговоры, после чего сразу же начинается их исполнение.

На этот раз, за день до начала учебного года, был вынесен окончательный приговор российскому просвещению, и более того — всей российской интеллигенции. Не узкому кругу московско-питерской обслуги властей, а массовой российской интеллигенции, которая пока еще держит на плаву российское государство.

О ритуальном характере мероприятия напоминает присутствие в кадре его главного режиссера и продюсера — Владислава Суркова. Но если Рязанов отмечался сугубо в эпизодических ролях, то, сидящий по правую руку Медведева Сурков явно претендует на лавры Нерона, совмещая в одном лице автора, режиссера, исполнителя, а то и претендента в императоры.

Таким образом, главное политическое событие госсовета — официальная презентация Суркова в качестве первого лица президентской свиты. Не сказав ни единого слова, новый «полудержавный властелин» торжествующе маячил одесную суверена чуть ли не в половине кадров репортажей.

Не менее важный момент Госсовета — блистательное отсутствие Владимира Путина. Не исключено, что он не торопится отмечаться в крайне сомнительной кампании, предоставив главную роль своему соправителю.

Навязчивая «модернизационная» риторика не должна вводить в заблуждение: не раз и не два Медведев подчеркнул, что «модернизация образования» будет уничтожением не только системы образования, но и носителей «устаревших» знаний в лице образовательных — университетских и академических, элит.

Подчеркнем особо: речь идет именно о замене элит с целенаправленным наймом и продвижением на ключевые направления западной профессуры и вестернизированных выпускников западных учебных заведений. Первые партии американских , европейских и израильских профессоров-«цивилизаторов» уже ввезены за счет российского бюджета — в частности, на обществоведческие кафедры МГУ.

Модернизация сведется к тому, что «старая» интеллигенция будет окончательно добита, а новая будет создана с нуля не только по иностранным лекалам, но и под непосредственным внешним контролем. Так что формированием новых элит западные конкуренты займутся уже без посредников.

Характерно выступление Михаила Прохорова — не в привычной роли похотливого нувориша из Куршевеля, а в роли фактического главы РСПП, то есть, по логике неолибералов — генерального заказчика всей системы образования. Заказчик этот полагает, что единственная цель просвещения — не более чем оказание «бизнесу» «образовательных услуг» по подготовке «востребованной рабочей силы».

Прохоров предложил две вещи. Первое — резко сократить высшее образование, «не востребованное» бизнесом, сделав упор на подготовку рабочих массовой квалификации. С точки зрения прибылей «Норникеля» этого вполне достаточно. Собственно, при найме иностранцев Прохоров не нуждается ни в своих согражданах, ни в самом российском государстве.

Второе предложение Прохорова — предельно (тоже в разы) сократить и систему среднего профессионально-технического образования, заменив ее на сокращенные до нескольких месяцев курсы узкопрофессиональной подготовки. При этом он открыто заявил, что «бизнес» не хочет оплачивать социальную компоненту образования — «возиться с трудными подростками», а заодно и создавать льготные рабочие места для несовершеннолетних.

Отметим особо: именно Михаил Прохоров является последовательным идеологом массового демпингового завоза иностранной рабочей силы и политики «социального дефолта», то есть одностороннего отказа государства и бизнеса от своих социальных обязательств. Напомним, что на одном из недавних Госсоветов именно Прохоров открыто предложил «подкорректировать» и без того дырявый Трудовой кодекс и заменить «устаревшую» систему бессрочного найма, дававшую работникам общепринятые в развитых странах гарантии на систему временной (контрактной) занятости. Собственно, просветительская программа олигарха лежит в той же плоскости.

Как положено по законам театра, была на Госсовете и оппозиция в лице бессменного белгородского губернатора Савченко (знаменитого своими действительно успешными программами поддержки сельского хозяйства и кредитования сельского жилищного строительства — ред.).

Савченко рискнул очевидную истину, что «если высшее образование становится платным, то перестает быть высшим». После чего добавил, что в той же Европе высшее образование оплачивает за свой счет, дай Бог, процентов 20 студентов, «да и те, похоже — иностранцы». ( В Японии и Южной Корее поставлена задача перехода ко всеобщему высшему образованию — ред.). В качестве простейшего механизма финансирования Савченко предложил систему распределения выпускников с отработкой определенного срока. Кстати, именно такая схема распределения позволила Лужкову закрыть дефицит участковых врачей — и дать им образование бесплатно. Надо сказать, Савченко рисковал — особенно с учетом уже подготовленного введения платности и среднего образования.

Артистизму и убедительности ответа Медведева мог позавидовать сам Станиславский: сделав честные глаза и обиженное лицо, президент публично поклялся, что в Европе высшее образование за государственный счет доступно только единицам, и то — гениям. Не поверить джентльмену на слово не рискнул уже никто: себе дороже. Однако, если судить по лицам, тошнило всех губернаторов — кроме тех, кто, в подражание высочайшим новациям, настукивал в «Твиттер».

Показательный фактор — полная замена традиционной для образования терминологии и концептуального аппарата, переход основных докладчиков на характерный неолиберальный жаргон, не оставляющий места «нерыночным» явлениям. Единственным субъектом новой философии образования является крупные собственники (бизнес) и его экономический интерес — сиюминутная потребность в максимально дешевой и минимально квалифицированной рабочей силе — в ином качестве ни преподаватели, ни учащиеся просто не рассматриваются.

Более того, ни разу (проверьте по стенограмме) не было упомянуты конституционные права граждан — в частности, на образование, социальную защиту. Именно эти права, непосредственно прописанные в конституции, «реформа образования» нарушает тотально. Ни разу не были упомянуты и какие-либо долговременные социальные цели образовательной сферы.

Вне обсуждения оказался главный аспект образования — воспитание и социализация, формирование системы ценностей, делающей самца или самку сапиенса адекватной личностью. «Образования» и тем более «просвещения» для ведомства Фурсенко попросту нет — есть покупатели и продавцы абстрактного «образовательного продукта», который, в свою очередь, сводится от системного знания к фрагментарным «компетенциям».

Умолчание о личностных, социальных и гражданских аспектах образовательной «реформы» симптоматично. Именно личность, просвещенная и гуманная, была главной целью и главной ценностью эпохи Просвещения, давшей миру классическую систему фундаментального университетского образования, расцветом которой стал ХХ век. Очевидно, 21 век эпоху просвещения похоронит.

О грубом непрофессионализме реформаторов и ликвидационном характере «реформы» говорит и то, что основные докладчики под вывеской «профессионального образования» стригут под одну гребенку все его уровни и учреждения: от профориентации подростков до РАН, от ПТУ до МГУ. Такая нивелировка разнокачественных явлений и объектов показывает, что цели стратегические реформы, если таковые есть вообще, с образованием не связаны.

Завершение любой трагедии, будь то «Фауст» или заседание Госсовета — эффектный драматический финал, апофеоз, катарсис… И если по форме заключительное слово Медведева выглядело несерьезно (как некогда — болтовня Горбачева), то его содержание — действительно, настоящий смертный приговор не просто системе образования и ее персоналу, а российской интеллигенции, как сословию и социальному явлению.

Ничего личного — Дмитрий Анатольевич напомнил о «демографической проблеме» — провале ельцинских девяностых, отправивших в мусорные ведра абортариев десятки миллионов несостоявшихся «потребителей образовательных услуг».

«Нам надо думать, что делать с профессорско-преподавательскими кадрами» — с улыбкой потомственного питерского интеллигента сказал Медведев. И тут же предложил варианты «окончательного решения профессорско-преподавательского вопроса», проработанные ведомством Фурсенко.

В обойме идей — «перераспределение преподавателей в успешные ВУЗы» — очевидно по ходу ликвидации «неуспешных», «не востребованных рынком и бизнесом». Еще одна идея — ссылка профессуры в ПТУ и школы: «часть кадров должна перейти в средние учебные заведения» — очевидно, к тем самым «трудным подросткам». Эффективность уничтожения профессуры, как класса, значительно повысит передача ВУЗов с федерального уровня на баланс заведомо неплатежеспособных региональных бюджетов.

Впрочем, на реформаторов работает и само время — средний возраст преподавателей давно перевалил за 70-летнюю отметку, что соответствует максимальной смертности мужского населения. Статистика смертности знает все…

Однако главный тренд образовательной реформы — «реорганизация, перегруппировка и укрупнение» десятков разнопрофильных и удаленных учебных заведений в «плавильные котлы» — «федеральные университеты» ( аналог — хрущевские колхозы-гиганты — ред.), в ходе которого будут «кротко и милосердно, без пролития крови» уничтожены и кафедры, и преподавательские ставки, и научные коллективы, и учебные места.

Для особо недогадливых Медведев пояснил открытым текстом: «Некоторые ВУЗы должны исчезнуть». При этом, по заявлению самих же реформаторов, в число этих «некоторых» войдут четыре из пяти российских университетов.

Что касается «исчезновения» «некоторых» ВУЗов, «невостребованных рынком рабочей силы», на ум приходит следующий казус десятилетней давности. Выступая с заказным докладом в одном из среднеазиатских государств, Мадлен Олбрайт жестко отрезвила местных коллег неполиткорректным, но вполне правдивым заявлением: «Если ваши государства бесследно исчезнут, в мире этого даже не заметят».

Собственно, примерно о том же намекнул Медведев образовательному сообществу, привыкшему считать себя пупом земли. Историческая миссия по слому советской системы завершена — и вот, двадцать лет спустя, «революционный класс» снимают с довольствия.

Итак, контрольный вопрос: представьте, что в один прекрасный день исчезли не «некоторые», а абсолютно все российские ВУЗы. Впрочем, зачем же «исчезли»? Представьте себе, что «по рекомендации работодателей» в стране полностью прекращен набор в ВУЗы. Реально ли такое? Более чем реально — именно об этом открытым текстом заявлено на Госсовете. Более того, это уже сделано с военными Вузами РФ, куда с этого года полностью прекращен набор курсантов. И — никаких стрелецких бунтов.

Пострадают ли интересы экспортно-сырьевого бизнеса? Ничуть. Строительного бизнеса? Ни в коей мере. Инновационного? В «высокотехнологических» промзонах Азии 90% работников имеют начальное образование — для работы на конвейере его более чем достаточно. Будет достаточно и в Сколково. Не секрет также, что «социально ответственному» российскому бизнесу оборудование и технологии удобнее покупать на Западе, размещать заказы — в Китае, а недостающие дешевые кадры завозить из Средней Азии.

Так что если завтра все российские ВУЗы действительно испарятся, лет на двадцать прекрасно хватит уже работающих специалистов, а интересы крупного капитала состоят не в улучшении, а в удешевлении рабочей силы, путь к чему — снижение и сужение квалификации.

Увы, возможного исчезновения российской высшей школы не заметит никто, кроме уволенных преподавателей. Даже абитуриенты — ибо место «неуспешных» российских университетов тут же займут филиалы иностранных.

Исторический круг замкнулся: начатая Петром эпоха российского просвещения завершается утилизацией российской интеллигенции, как класса.

Добавить комментарий