Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

«Потрясение есть, нокаута нет» Ответ В.Соловьеву и ВГТРК по поводу радиопередачи, ноябрь 2016

25.01.2017

Источник: Гражданская инициатива за бесплатное образование

Автор: Сергей Шаракшанэ

«Потрясение есть, нокаута нет» Ответ В.Соловьеву и ВГТРК по поводу радиопередачи, ноябрь 2016

Предисловие. СМИ в последнее время обрушили на Российскую академию наук шквал негативных материалов. Ученые в недоумении — в публикациях много неправды. Вот пример — ноябрьская  передача: ВестиFM, прямой эфир, «Полный контакт», ведущие Владимир Соловьев, Анна Шафран. Будет желание — послушайте эту мерзость: http://radiovesti.ru/episode/show/episode_id/42162.

Можно и проигнорировать, если бы не «но». Близится подведение итогов реформы РАН-2013, причем, по тем же пунктам, по которым попытался нанести удар Соловьев. Т.е. правда нужна всем — и власти, и обществу.

Любопытно: в середине передачи включился произвольный радиослушатель, он своей искренностью, убежденностью дал отпор. Это к.ф.-м.н. Родион Анатольевич Буренин из Института космических исследований РАН — огромная ему благодарность!

Но, может, не у Соловьева только столь искаженные воззрения по поводу РАН, а и у ВГТРК в целом? Исправим. Предложим ВГТРК искусственный «диалог» Соловьева — но не с одним ученым, а с огромным их числом; это реально, поскольку есть две ценные брошюры. В одной собраны ответы ученых в момент начала реформы: «Если реформировать науку, то с какой целью, в чем конкретно и каким образом?». — Ответили 30 академиков, 32 члена-корреспондента, 51 директор института, 498 докторов наук — всего 973 сотрудников РАН. Во второй брошюре — суждения ученых по поводу реформы из почти двухсот их публикаций в прессе. Используем очень малую долю материала, а текст, все равно, большой. И, все же — почитайте: все, что говорит Соловьев — в реальности наоборот.

1.Кадры академической науки

ОТЪЕЗД УЧЕНЫХ.

ВестиFM. Соловьев: «наши научные кадры поехали за границу, а оттуда сюда не возвращаются».

Когда в 90-е зарплата доктора наук, профессора стала 3 тыс. руб., все думали, что Академии конец: за рубеж уехали 40-летние и 50-летние, т.е. треть состава РАН. В США работает 16 тыс. наших докторов наук. Из интервью Е.М. Примакова (в книге «Убийство РАН»): «с 1992 года из России эмигрировало более 3 млн. специалистов. В США на постоянной основе работают 900 тысяч российских ученых и научных сотрудников. Бывшие советские граждане являются основателями 6% высокотехнологичных компаний в Нью-Йорке, 3% — в Массачусетсе».

Но Академия выжила. Соловьев же преподносит так: из РАН уехали — значит, РАН виновна.

МОЛОДЕЖЬ В НАУКЕ.

ВестиFM. Буренин: «Вы передергиваете, говорите о высоком среднем возрасте академиков и из этого следует, что Академия наук не может писать статьи, а это ложь по существу, пишут статьи сотрудники институтов Академии». Буренин: «Молодые очень даже пошли». Соловьев: «Да не пошли они никуда». Буренин: «Да пошли». Соловьев: «Да не пошли они никуда»

Соловьев — лжет. «Сегодня треть ученых РАН — моложе 40 лет» (к.ф.-м. н. А.Л. Котельников, председатель Совета молодых ученых РАН). После массового отъезда ученых в 90-е молодежь пришла в институты, нашла общий язык с 60- и 70-летними, возродилась передача аспирантам знаний, опыта, научной этики.

ПОЖИЛЫЕ УЧЕНЫЕ.

ВестиFM. Соловьев: «Посмотрите, какой средний возраст сотрудников сейчас в Российской академии наук!»

Соловьев умалчивает о великом факте — о спасении Академии! «Важно вспомнить о тех, которые 15-20 лет назад продолжали вести научную работу, казалось, вопреки здравому смыслу — хотя бы повысить размер их пенсий вдвое» (д.б.н. А.А. Никифоров, зам.директора по научной работе ИЭФБ РАН).

2.«Чистить РАН от нежизнеспособных»?

ОПОРА НА НАУКОМЕТРИЮ?

ВестиFM. Соловьев: «Есть страшная статистика. National Science Foundation — рейтинг стран мира по уровню научно-исследовательской активности с 2011 по 2014 год: США — количество статей в мировых научных изданиях 212394, Китай — 89894, на 3-м месте Япония, на 15-м Россия — 14150». «В мире в год публикуется более миллиона статей в журналах с ненулевым импакт-фактором. В России около 25 тыс. — ну и как это все понимать?». «Берем уровень цитируемости: Фортов — 676 раз, индекс Хирша — 13. Например, чтобы быть принятым в американскую Академию наук, индекс Хирша должен составлять не менее 45, 13 — это уровень заведующего лабораторией провинциального американского университета». Соловьев вслух читает СМС радиослушателя: «У Фортова показатель цитируемости 15600, индекс Хирша — 53, так что просто врете».

Наукометрия у Соловьева — ключевое «доказательство» того, что РАН достойна ликвидации. Это — ложь.

НАУКОМЕТРИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ ИСКАЖАЮТ.

«Проф. С.С. Четвериков при жизни опубликовал 7 статей и должен быть уволен при сравнении с акад. Т.Д. Лысенко, у которого была тьма публикаций, постоянное цитирование. Но первый стал основателем нового научного направления в мире — эволюционной популяционной генетики, а второй был жуликом» (к.б.н. Л.Я. Боркин, с.н.с. ЗИН РАН).

«Задача науки вообще и РАН, в частности — получение нового знания, а никак не публикация статей любой ценой, в том числе ценой подтасовок материала. Вопиющие факты подтасовок в статье «SOBA: The Reproducibility Crisis» на сайте http://reproducibility-estweventbritecom» (д.б.н. А.В. Колесниченко, в.н.с. СИФИБР СО РАН).

«Средний индекс цитирования даже хорошей российской работы будет всегда ниже эквивалентной западной. Научные территории «поделены» между различными научными группами (кланами), их представители в значительной степени контролируют редакции журналов. Попытки Агентства и Правительства судить нас — ученых — пользуясь наукометрическими критериями, не вполне адекватны» (академик С.М. Стишов, директор ИФВД РАН). «В оценке научной эффективности есть опасность наукометрического кретинизма и латентных рекламно-маркетинговых обманок удержания рыночного рейтинга ведущих университетов США» (д.соц.н. В.К. Левашов, рук. центра ИСПИ РАН).

«Математический институт им. В.А.Стеклова РАН разослал письма в тридцать самых известных в мире математических институтов разных стран с вопросом об использовании наукометрических показателей. Большая группа ответов из Германии, Италии, Швеции, Англии, США — категорическое отрицание такого использования. Интересно решение Британского парламента — по всем наукам не использовать импакт-фактор; библиометрика — вспомогательный, но не основной параметр оценки; считать важным что сделано, а не где опубликовано; допускается оценка даже неопубликованных материалов; данные по цитированию можно представлять и не представлять; общее число публикаций за пять лет значения не имеет, имеет значение то, что английские ученые считают своим лицом — именно это оценивается, по этому выносится решение» (академик А.Н. Паршин, МИАН).

НА ПУБЛИКАЦИЮ НЕТ ДЕНЕГ.

«В Китае платят до $20 000 за статью в Nature» (к.ф.-м.н. А.К. Павлов, с.н.с. ФТИ РАН). «Публикации в международных журналах платные, в распоряжении зарубежных коллег есть специальные ассигнования на эти цели, а у российских ученых — нет» (к.ф.-м.н. И.М. Черток, в.н.с. ИЗМИ РАН). «В журналах «Astronomy Astrophysical» и «Astrophysical Journal» публикация $100 за страницу, даже за небольшую статью это сумма бо́льшая, чем месячная зарплата. А если таких публикаций нет, то нет и гранта, твои шансы получить конкурсное финансирование резко падают» (к.физ.-мат.н. С.А. Афиногентов, Иркутск).

ЛУЧШИЕ УЧЕНЫЕ ИЛИ НАУЧНАЯ СРЕДА?

ВестиFM. Соловьев: «может быть, число исследователей сократить?»

«Россия покатилась вниз по числу исследователей. В расчете на 10 тысяч занятых в экономике она по этому показателю входит лишь во вторую десятку стран» (чл.-корр. В. В. Иванов, зам. президента РАН).

«Предлагают бо́льшую часть базового финансирования (75%) направить на финансирование выдающихся ученых-индивидуалов, большинство же будет выкинуто на улицу. Я не хочу претендовать на роль выдающегося ученого и на таких условиях конкурировать с коллегами из Уфы, Красноярска, или Махачкалы, которые, конечно, ничуть не хуже меня. Преобразования должны быть не за счет сокращения численности научных работников или административного секвестра тематики исследований. Национальная конкурентоспособность и человеческий капитал — следствие развития научной и научно-технической среды, в ее «питательном бульоне» формируются научные лидеры мирового уровня и, наоборот, без нее даже выдающиеся коллективы обречены на деградацию» (академик В.А. Рубаков, ИЯИ РАН).

ЧИСТИТЬ СИСТЕМУ ИНСТИТУТОВ ОТ «НЕЖИЗНЕСПОСОБНЫХ»?

ВестиFM. Соловьев: «Что объективно — уровень научно-технического развития страны? Количество патентов, получивших международное признание? Скажите!»

Можно ли оценивать науку — со стороны? По Соловьеву — да. Но это неверно — только сами ученые видят истину, и в этом суть академического самоуправления, которое три столетия делала Академию поразительно жизнестойкой. Однако ошибочное убеждение, что можно оценивать науку со стороны, к сожалению, распространено во властных коридорах, в том числе, отражено оно и в реформе-2013. ФАНО стало искать замену механизму академического самоуправления в виде компактной исчисляемой процедуры. Но вот высказывания ученых.

«Казалось бы, проще сократить «неэффективное» учреждение, но так можно и ошибиться: вина, может быть, не этого учреждения, а многолетнего недофинансирования, или — институт даже в таком виде важен и перспективен для государства, а сокращениями нанесем вред» (д.э.н. А.С. Кулагин, г.н.с. ИПРАН РАН).

«Решение о результативности институтов, научных коллективов должен принимать компетентный орган, созданный самим научным сообществом на основе выборности» (к.э.н. А.С. Мельникова, с.н.с. ИЭ УрО РАН).

«Исследователи всего мира, специализирующиеся на процессах в мировой науке, обнаружили, что продуктивность научного комплекса в той или иной стране удивительно точно соответствует внутренним затратам на науку в этой стране» (чл.-корр. Л. Э. Миндели, д.э.н. С. И.Черных — ИПРАН РАН). Т.е. не надо специально «чистить от нежизнеспособных» состав институтов, у самой Академии есть механизмы самоочищения, достаточно просто финансировать науку на современном уровне.

Если извне науки настаивают на некой «результативности» научных организаций, значит, просто пытаются ликвидировать многоуровневый механизм академического самоуправления — вот суть!

ВестиFM. Соловьев: «Какой науки, которая выдает какой результат? Т.е. мы платим дикое количество…»

Учеными РАН, якобы, уже ничего ценного не создается — так преподносит Соловьев. Ложь! На хорошем мировом уровне, а, нередко, и с его превышением, работает огромное число научных школ и конкретных исследователей. Достижений Академии — толстый том. Избранный только что академиком М.Р. Предтеченский, приготовил для планеты Земля полный переворот в материаловедении: если некие «углеродные нанотрубки», видимые только в атомный микроскоп, добавлять в малых концентрациях в различные материалы, то их прочность меняется качественно: бумага не рвется, автомобильные шины не стираются, можно сделать 100-км трос в космос и подниматься туда на лифте и т.д. Сейчас 80% мирового производства нанотрубок — у него, в Академгородке СО РАН, покупатели мира выстроились в очередь. Да, впрочем, бессмысленно перечислять: трижды в месяц уже десятилетиями Президиум РАН заслушивает научные сообщения наших ученых об исследованиях, которые ведутся именно на мировом уровне — их очень-очень много.

А отставание есть? — Да. «Не думаю, что отставание велико в качественном смысле — на уровне идей, теоретических разработок, понимания главных проблем получения хороших и иногда выдающихся результатов в конкретных исследованиях. Но отставание имеет место там, где выполнение исследований упирается в проблемы финансирования — убогого, как всем известно, донельзя» (академик Ю.Г. Леонов, ГИН РАН).

В КАКИХ УСЛОВИЯХ РАЗВИВАЕТСЯ РОССИЙСКАЯ НАУКА.

Уже четверть века это не развитие, а борьба за выживание.

«Дайте возможность нормально работать, как это есть за границей. Я там работал 11 лет, я знаю. Там нужное оборудование я получал максимум через неделю. А здесь нет денег, а если есть, то получение расходных материалов занимает 2–3 месяца» (к.ф.-м.н. Ю.Ф. Ельцев, с.н.с. ФИАН). «В последние два реформенных года целевые средства на закупку нового оборудования практически не выделялись» (академик Р.З. Сагдеев, заместитель председателя СО РАН).

«Принять меры к возрождению разрушенного российского сектора приборостроения» (к.г.-м.н. А.Н. Виноградов, главный ученый секретарь Кольского НЦ РАН). «Ни копейки бюджетных денег не тратится на приобретение реактивов, растворителей, лабораторного оборудования. Покупаем необходимое за счет грантов, договоров, заказов, хотя законом это и не предусмотрено, но иного выхода нет — бюджетных средств попросту не хватает» (академик М.П. Егоров, директор ИОХ РАН). «Вследствие таможенных трудностей от момента заказа реактивов и приборов зарубежного производства до получения обычно проходит от 3 до 6 месяцев. За рубежом это исчисляется днями» (д.б.н. Д.А. Крамеров, зав.лаб. ИМБ РАН).

«Вывести научные исследования из-под действия федеральных законов, усложняющих порядок приобретения оборудования, реагентов и др. (регистрация на электронной площадке, проведение торгов, выдерживание сроков торгов и т.д.) законов» (д.б.н. М.Б. Вайнштейн, зам.директора ИБФМ РАН).

«Требуют составить график закупки на год вперед и предугадать, что у меня сломается, сколько это будет стоить и так далее. На каждую единицу приобретения необходимо описать минимум 30 страниц. Наш институт вынужден взять двух юристов, чтобы они этим занимались. Зачем? Непонятно. Размещаете это на сайте, но оплатить сможете только через 1,5 месяца. Можно ли так работать?» (д.х.н Т.С. Папина, ИВЭП СО РАН). «Система тендеров в науке — либо профанация, либо источник наживы для жуликов. Исследователи прекрасно знают, какая фирма делает дело, а какая дутый пузырь. Для чего конкурсы на закупку — их ввели, и нас обобрало жулье, используя новые правила» (к.ф.-м.н. А.В. Копылов, с.н.с. ИЯИ РАН).

«Институты задавлены составлением бюрократических отчетов, справок и таблиц, придуманных чиновниками» (к.ф.-м.н. В.Д. Седых, с.н.с. ИФТТ РАН, Черноголовка).

«Есть закон о науке, закон о РАН, закон об образовании, закон о НИЦ Курчатовский институт, закон о НИЦ институт Жуковского, закон об университетах с особым статусом, закон о Российской научном фонде. Есть Минобрнауки, РАН, ФАНО, два НИЦ, научные фонды и т.д. Все они занимаются управлением наукой. И каждый самостоятельно. И как все это координируется? Никак. Координации фундаментальной науки в стране нет» (заместитель президента РАН чл.-корр. В.В. Иванов).

Десятикратно можно дальше расширять список проблем, мешающих исследователю и не зависящих от РАН. Обвиняя РАН, Соловьев о том даже не заикнулся — дезинформация намеренная.

НАРУШЕНИЯ РАН?

ВестиFM. Соловьев: «Вы посмотрите, у вас здания повсюду», «этих безумных гигантских сооружений», «сейчас это великое наследие чего? Или это возможность передать по наследству замечательные постройки в хороших местах? И каким-то образом попытаться на этой теме немножко зарабатывать»?

«Зарабатывать» — оговор! «Выявлены недочеты, но не злоупотребления» — это заключение руководства ФАНО (А.А. Колович) по итогам имущественных и финансовых проверок всего академического комплекса при переходе собственности от РАН к ФАНО. «Меня всегда удивляли претензии к Академии наук, мол, в ней нерационально используется государственное имущество. В прессе немало статей было об этом. А оказалось — это наветы, все в Академии наук нормально, злоупотреблений нет — почему же об этом не напишут?!» (академик М.П. Егоров, директор ИОХ РАН).

Посмотрите на глазницы окон разграбленных в начале 90-х заводов, что стоят по территории РФ — а ведь разграбление, и ученые это помнят, началось тогда и в Научных центрах РАН. Но это быстро пресекли — почему и кто? Чувство морального долженствования у руководителей институтов РАН, облеченных доверием вследствие тайного голосования, сохранило в 90-е имущество РАН от растаскивания и распродажи. Самоуправление — это то в Академии, что три века работало лучше всего!

РАЗНЫЕ МОДЕЛИ?

«Вина» РАН, якобы, в том, что она не следует американской модели.

ВестиFM. Соловьев: «Во всем мире наукой занимаются по-дру-го-му!». «В США… другой принцип Академии, там, все-таки, наука не в академических институтах, а в университетах».

«Борис Салтыков, который в начале 90-х реализовывал государственную политику в области науки, признался в 2000-е, что еще тогда, в 90-е они сделали осознанный выбор в пользу американской модели организации науки. И цель, и выбор были сделаны тогда» (д.э.н. А.Н. Швецов, зам.директора ФИЦ ИУ РАН).

«В США большая часть науки делается в университетах. Но у нас же другие исторические традиции. Хотите иметь и университетскую науку — пожалуйста. Создали федеральные университеты — давайте посмотрим, как они работают» (академик В.А. Рубаков, ИЯИ РАН). «В 90-х не было финансирования вузовской науки и она потеряла научные школы, уровень научной среды. Можно свести лучших ученых мира в новую «кремниевую долину», но научная среда и научные школы высокого уровня будут создаваться там десятилетиями» (д.э.н. Л.П. Клеева, ИПРАН РАН).

«Система РАН оптимальна, вузы даже теоретически не способны самостоятельно проводить исследования уровня РАН — ни по структуре, ни по оборудованию, ни по кадрам, на сегодня лучшая форма научной деятельности вузов — кооперация с РАН» (д.х.н. В.В. Бардин, в.н.с. НИОХ СО РАН).

ВестиFM. Соловьев: «в последние годы российские вузы резко сократили отставание от РАН по абсолютным показателям. А с точки зрения количества научных публикаций на рубль затрат динамика развития кадрового потенциала российских вузов существенно опережает Российскую академию наук. Ну и как это все понимать?».

Это — передерг. «Ученым Физико-технического института им. А.Ф. Иоффе платят за то, что они пишут в своих статьях вторую аффилиацию — вузовскую» (академик. А.Г. Забродский, директор ФТИ им. Иоффе РАН). «Статистику вузовской науке делают ученые РАН, работами которых вузы отчитываются» (д.т.н. Н.М. Булаева, в.н.с. ДНЦ РАН). «В РАН работает всего 18% исследователей страны, которые дают 57% рейтинговых публикаций, а по затратам на одну публикацию Академия в разы оказывается эффективнее американцев» (президент РАН академик В.Е. Фортов).

«Целый ряд университетов должен быть передан в ведение РАН, чтобы профессорско-преподавательский состав, аспиранты и докторанты участвовали в академических исследованиях и так повышали квалификацию» (д.ф.н. А.И. Ракитов, гл.н.с. ИНИОН РАН). «Идея переноса науки в вузы — провальная, в прорывных областях знаний необходим, наоборот, перенос образования в Академию. Законом закрепить право Институтов РАН заниматься дошкольным и школьным образованием, бакалавриатом, специалитетом, магистратурой и аспирантурой» (чл.-корр. С.М. Абрамов, директор ИПС РАН).

ВестиFM. Соловьев: «Совершенно другие принципы формирования академии в других странах мира, т.е. здесь не надо себя обманывать». «Возьмите французскую модель, посмотрите немецкую модель, возьмите шведскую модель, посмотрите японскую модель — там вообще нет Академии наук».

«Ситуация в Российской академии наук сильно отличается от того, что нам известно по Германии, Франции, США, другим странам. Не существует универсальной модели — ни организации науки, ни оценки деятельности институтов. И материальные условия работы ученого в нашей стране и в развитых странах несоизмеримы» (президент РАН академик В.Е. Фортов).

«Необходимо сохранить существующую систему организации научных исследований в РАН: лаборатория — фундаментальная структура института» (чл.-корр. В.Ф. Балакирев, гл.н.с. ИМЕТ УрО РАН). «Лучшей формы, чем система Российской академии наук — придумать трудно: проверено временем!» (д.х.н. Ю.С. Оводов, директор Института физиологии Коми НЦ УрО РАН).

В разговоре про модели есть подоплека. При рекордной по скорости реализации атомного проекта СССР научная часть определялась Академией, а обеспечение процесса — государством. Сегодня есть желающие, чтобы модель эта была разрушена и больше не работала. Поэтому с ней и сражаются под любым флагом: «меньше государства!», науку по американской модели, науку в госкорпорации, науку в новообразованные «кремниевые долины», науку в университеты. Разрушить то, что работает!

3. «Отдача» от науки

ФИНАНСИРОВАНИЕ НАУКИ В СТРАНАХ МИРА.

ВестиFM. Соловьев: «Бюджет Гарвардского университета за исключением музеев и медицинских подразделений — 2,5 миллиарда долларов на две тысячи профессоров. Поэтому — можно увеличивать (финансирование РАН) и за последние пять лет увеличивали поддержку, а ситуация все равно остается не-при-емле-мой!».

В РАН реализуются 42 научные программы и 30 программ Отделений, которые покрывают весь спектр современной науки. И это при том, что «в абсолютных цифрах мы отстаем от США по финансированию науки в 15-17 раз» (чл.-корр. В.В. Иванов, зам. президента РАН). «На научные исследования Академии направляется10% средств федерального научного бюджета, что обеспечивает 60% публикационного потока РФ» (М.М. Котюков, руководитель ФАНО — из выступления на Президентском Совете).

«Лукавят, говоря, что у нас на науку тратится много денег. У нас бюджетная часть действительно сопоставима с тем, что дают на Западе, но у них еще 80 процентов дает бизнес. И потому — это передергивание так говорить, что наши ученые ленивы, и что при тех же затратах дают меньший результат» (президент РАН академик В.Е. Фортов).

Справка: СССР по расходам на НИОКР (5% ВВП) был в мировых лидерах. Сейчас по вложению денег в науку Россия на 29-м месте, отставая от Европейского Союза в 12 раз, от Китая — в 6,4 раза, от Индии — в 1,5 раза. В США же только на гранты по биомедицине выделяют (в пересчете с долл.) 1 трлн. рублей в год. «Быстро нарастают затраты на научные исследования в странах, считавшихся отсталыми в научно-техническом отношении — они уже достигли почти 25% от общемировых затрат этого рода» (к.ф.-м.н. Г.С. Хромов).

АКАДЕМИЯ В РЕЖИМЕ ВЫЖИВАНИЯ.

Зарплата кандидата наук 12-15 тыс. руб. «Сотрудникам институтов РАН приходится подрабатывать на стороне, что уменьшает результативность их работы в науке» (д.ф.-м.н. Н.М. Крейнес, в.н.с. ИФП РАН). «Недостойно и стыдно выплачивать аппаратчикам установок и лаборантам месячные оклады 7336-8500 руб. и требовать выполнения должностных обязанностей» (к.т.н. В.П. Коржов, с.н.с. ИФТТ РАН). «Мизерное финансирование заставляет хвататься за любые подворачивающиеся дела, поэтому копать глубоко не получается» (к.т.н. И.В. Некрасов, с.н.с. ИМЕТ УрО РАН).

«Наш плановый отдел сообщил: денег, выделенных ФАНО на коммунальные платежи, хватит до октября, т.е. отдел повышает накладные расходы на все заключаемые договоры и контракты. Получается, ученые должны сами содержать институт, чтобы удовлетворять свои научные интересы» (д.ф.-м.н. Н.Н. Аруев, Физтех имени Иоффе, С.-Пб.). «Плата за землю, коммунальные платежи и др. — непосильное бремя для академической науки. Одной рукой государство дает бюджетные деньги, другой забирает: получается лукавая статистика, позволяющая утверждать, что бюджетное финансирование растет, в то время как реальное финансирование (с учетом растущих платежей и инфляции) падает» (д.ф.-м.н. А.Г. Симакин, гл.н.с. ИЭМ РАН).

«На 2017-й год финансирование ФАНО уменьшено еще на 10 млрд. руб. по сравнению с 2016-м годом, которое, в свою очередь, было уменьшено по сравнению с 2015-м. У многих институтов уже просто нет запасов для выживания и в 2017-м там умрет научная жизнь, потому что это не только зарплата и отопление, но еще и реактивы, и оборудование, и конференции, и т.д. Обсуждать Стратегию научного развития до 2030 года просто смехотворно — какая будет в стране построена высокотехнологичная экономика?» (чл.-корр. С.М. Асеев, МИРАН).

В предвыборной программе академика В.Е.Фортова, тогда претендента в президенты РАН, был пункт о необходимости направления 1–1,5% выручки предприятий от реализации товаров (работ, услуг) на финансирование НИОКР и инноваций.

ИННОВАЦИОННАЯ МОДЕЛЬ.

Подходим к главному обвинению. ВестиFM. Соловьев: «Хотелось бы понять, какие критерии эффективности, а затем такой вопрос — почему же мы тогда не лидеры в высокотехнологических отраслях?».

Вопрос глубокий, потребуется разъяснение нескольких тем.

Инновации в мире. Инновационная модель — это движение вперед «через не хочу»: частный бизнес неохотно идет в инновационные отрасли, боится финансовых потерь — и долго доводить разработки до коммерческого использования, и высоки рыночные риски. В советское время такое же нежелание директоров заводов преодолевали жестким контролем министерствами «планов по новой технике».

Сегодня рычаг уже не командный — это многовариантная финансово-экономическая модель с множеством механизмов и форм стимулирования на всех этапах от разработки и внедрения. Речь о государственных закупках, налоговых льготах, лизинге, поддержке малого и среднего наукоемкого бизнеса и т.д. Все это — новая обязанность государства! Оно развивает гражданско-правовые отношения в инновационной сфере, законодательство по защите прав интеллектуальной собственности. Появился даже термин «умные деньги» — затраты в инвестициях на инновации. «Израиль, не имеющий, кроме песка, иных природных ресурсов, имеет один из самых высоких в мире показателей внутренних затрат на исследования и разработки в процентах к ВВП — 4,86 (в России — 1,24)» (чл.-корр. Л.Э. Миндели, д.э.н. С.И.Черных — ИПРАН РАН).

В США сумма налоговых льгот корпорациям, ведущим НИОКР — треть средств, вообще направляемых на науку и технику. В Канаде, Австралии, Ирландии, Голландии, Бельгии «налоговые расходы» на НИОКР превышают бюджетные ассигнования. «В странах мира поняли, что ученые не должны и не могут заниматься внедрением собственных результатов. Программа по внедрению научных результатов (инновациям) с 1982 г. разработана в США под названием Small Business Innovation Research (SBIR). В 1994 г я был приглашен в Вашингтон на презентацию одной из таких программ и могу сказать, что она действует с поразительной эффективностью» (д.ф.-м.н. Ю.А. Пых, директор центра ИНЭНКО РАН).

Инновационное развитие — ведущая планетарная тенденция.

Инновации в нашей стране. Когда (четыре года назад) Академию наук допекли упреками, что от нее, якобы, нет практической пользы, Академия направила руководящим органам 165 крупных инновационных проектов РАН, полностью готовых к внедрению. Но не было реализовано ничего — никто не знал как это сделать, инновационная цепочка не работала.

«Недавно на совещании с представителями министерств мы пытались понять, можно ли прийти в министерство со своими предложениями и разработками. Так, на вопрос к представителю Минпромторга, «к кому следует обращаться с проектом для его рассмотрения и включения в ту или иную программу», было предложено работать с подведомственными министерству организациями. Но где найти их список и адреса, есть ли такая информация на сайте ведомства — ответить затруднились» (зам. начальника Управления Президента РФ по научно-образовательной политике Г.В. Шепелев).

«Разработку и внедрение технологических инноваций в 2009 г. осуществляло всего 9,4 % российских промышленных предприятий. Для сравнения: в Германии этот показатель — 69,7 %, в Дании — 56,4 %, Швеции — 50,9%, Великобритании — 43,7 %, Турции — 35,3 %. Только компания General Motors вложила в 2009 г. в научные разработки и их внедрение 8 млрд. долл., что в 10 раз больше, чем весь российский крупный бизнес». «Как показали опросы, в России предприятия не берут в банках кредиты для инновационной деятельности из-за высоких процентных ставок, в том числе, даже в специализированной госкорпорации — в Банке развития и внешнеэкономической деятельности. Они почти не используют лизинг в реализации инновационных проектов и не получают средства из государственных венчурных фондов. Большинство из них не использовало налоговые льготы, предусмотренные Налоговым кодексом РФ для стимулирования инновационной деятельности. Также не использовалось право применять налоговый кредит для отсрочки платежей, связанных с реализацией долгосрочных инновационных проектов» (чл.-корр. Л. Э. Миндели, д.э.н. С. И.Черных — ИПРАН РАН).

Т.е. наша «модель инновационного развития» — не работает! Спрос на инновации есть, но это закупки оборудования за рубежом, что автоматически делает Россию территорией устаревших технологий.

Сферу прикладной науки нужно создавать заново — на 80% (т.е. порядка 5 тыс. НИИ) она уничтожена в 90-е. «Количество проектных и проектно-изыскательных организаций уменьшилось в 14 раз, а количество промышленных организаций, ведущих научные исследования и разработки, сократилось на 70%.» (д.э.н. Л.П. Клеева, ИПРАН РАН). Кто сейчас ответственный за проблему — не определено, и это один из итогов трехлетней реформы РАН.

Нет рынка интеллектуальной собственности: ученым, инженерам и владельцам предприятий нужно знать закрепленный законом способ распределения между ними прибыли. Будь у нас этот рынок, фундаментальная наука России купалась бы в золоте: ведь четвертая часть технологических открытий рождаются (попутно) прямо в ходе фундаментальных исследований и их можно продавать. Один только Массачусетский Технологический Институт (США) на таких продажах зарабатывает в год столько, сколько до реформы наше государство выделяло всей Российской академии наук. Но, увы, по некоторым данным в Госдуме «зависло» порядка 140 законодательных актов в этой теме.

«Незавершенность российской системы учета и регистрации прав на интеллектуальную собственность приводит к невостребованности прорывных технологических новшеств, создаваемых в РАН» (А.Н. Виноградов, к.г.-м.н., гл. ученый секретарь КНЦ РАН). Любопытно: «В США решили передавать права на часть создаваемой в госучреждении на бюджетные деньги интеллектуальной собственности самим авторам, что в США вызвало прилив научной активности» (д.э.н. Л.П. Клеева, к.э.н. И. В. Воробьев, ИПРАН РАН).

Сравните, с тем, что происходит в институте РАН — не пожалеете. «Чтобы научная идея вышла на рынок технологий, патентообладатель должен разрешить другому лицу на основе коммерческого соглашения использовать принадлежащее ему изобретение. Но в институтах Академии озадачены — ставить ли патенты на баланс? Инструкции — бухгалтерская и по бюджетному учету — противоречат друг другу. Проверяющие требуют постановки на баланс и, если ее нет, наказывают институты. Другие проверяющие недоумевают — зачем поставили, если не используете? Ставить патенты на баланс надо по рыночной стоимости, а оценка для института стоит очень дорого, да она, к тому же, действительна лишь несколько месяцев. Но если поставили на баланс — в организации появляется виртуальная прибыль, т.е. за «воздух» институту надо платить. Если в оценке интеллектуальная собственность занижена, проверяющие ищут злоупотребления, если оценка выше — требуют дополнительного налогообложения. Интеллектуальная собственность, как и все имущество, находится у институтов Академии не более чем в оперативном управлении, т.е. не принадлежит институтам. Роспатент: вы не можете распоряжаться патентом, не можете заключать лицензионные договора! В видах расхода, разрешенных Академии, понятия лицензионной платы нет, следовательно, оплата лицензионного договора должна уйти в доход вне бюджета института. А по законодательству с осени 2014-го года нематериальные активы вообще не являются имуществом, и не понятно, чем же они являются. Госзаказчик требует закрепить патенты за органами исполнительной власти, а что там будут с ними делать? Так и не определено: кому, все-таки, должны принадлежать результаты интеллектуальной деятельности — госзаказчику, институту или исполнителям физическим лицам?» (вице-президент РАН академик С.М. Алдошин).

Увы, вследствие всего этого имеет место «теневой рынок» — несанкционированная передача за рубеж конкурентоспособных отечественных технологий.

Где же стратегия? «Мы должны проектировать будущее. Это регулярно делает Япония: каждые пять лет ведущие ученые и ряд предпринимателей осуществляют индикативное планирование. Они взяли опыт Госплана СССР — давайте теперь возьмем опыт японский!» (д.ф.-м.н. Г.Г. Малинецкий, ИПМ РАН).

А вот как до сих пор мы планировали будущее: стратегия инновационного развития, развернутая в «дорожные карты» — отсутствовала. «Минобрнауки разрабатывало свой перечень приоритетов, другие ведомства — свои, на межведомственном уровне все это не согласовывалось, координация отсутствовала. Такие основополагающие понятия как «коммерциализации научных и (или) научно-технических результатов», «инновационный проект», «инновационная инфраструктура» и «инновационной деятельность» — появились в российском законе только в 2011 г.» (чл.-корр. Л. Э. Миндели, д.э.н. С. И.Черных, ИПРАН РАН). Хотя инновационный курс обьявлен в 2004-м!

Не прописаны механизмы взаимодействия сторон, нет мониторинга и корректировки. Не консолидируются финансовые, кадровые и организационные ресурсы на реализации крупных научно-технических проектов и введении в хозяйственный оборот результатов исследований и разработок. Не определена роль госзаказа в системе их финансирования. 35 министерств и ведомств распределяют деньги на науку — единого общего отчета нет. В госорганах отсутствуют структурные подразделения, отвечающие за научное обеспечение основной деятельности. Не предусмотрена система наказаний и требований — чиновники отвечают лишь за распределение средств, а за конечный инновационный результат — никто. И т.д.

Вот полный ответ на лживый передерг: «почему же мы тогда не лидеры в высокотехнологических отраслях?». Инновационной системы, которая во всех странах развивается только государством, у нас нет! Вина же, такими как Соловьев, сваливается на Академию.

Так какова же должна быть отдача от науки? Соловьев-то знает, просто прикидывается. Но подобное недоумение реально распространено в высоких кабинетах — и это беда.

«Эффективность» — экономический термин, если его применять к науке — то не к фундаментальной, а только к прикладной. Целей же у фундаментальной науки всего две. Первая — наращивание знаний о законах природы. И вторая: ученые должны быть такой квалификации, чтобы понимать, что делает мировая наука, и чтобы сами могли работать на этом уровне. И — всё! Вся т.н. «отдача»! Практической пользы — не предусмотрено! Однако такая наука уже задает уровень державы, ведущей на планете. Да, четвертая часть новейших технологий рождается в лабораториях академической науки — но это попутный результат, не более. Ученый не может отвлекаться на разработку технологического открытия, он либо тут же его бросает, либо передает (продает патент) в прикладную науку: для него главное — конкуренция с коллегами планеты.

«Надо исходить из того, что финансирование фундаментальных исследований принципиально убыточно» (к.ф.-м.н. С.А. Чайковский, с.н.с. ИСЭ СО РАН).

Виновата РАН? — Целый узел лжи! Гайдар в течение недели ликвидировал 40 союзных и 40 республиканских министерств, а прикладные институты были отраслевыми, соответственно, они исчезли вместе с министерствами. То был тяжелейший удар по стране. Кто виноват? Как удобно кричать — РАН!

Санкции потребовали импортозамещения, но как это сделать без технологического комплекса? Кто виноват? Как удобно кричать — РАН!

Не создана инновационная система, нет механизма финансово-экономического стимулирования промышленности, чтобы она внедряла новшества. Кто виноват? Как удобно кричать — РАН!

Нужно приводить налоговое, таможенное и бюджетное законодательство, систему адресных государственных преференций и льгот в соответствие с международным правом в сфере инноваций — не делается. Кто виноват? Как удобно кричать — РАН!

Нет плановой работы — стратегической, модернизационной, кооперационной, координационной. Кто виноват? Как удобно кричать — РАН!

В стране финансовые трудности, трудно изыскивать средства для финансирования науки. Кто виноват? Как удобно кричать — РАН!

Так нельзя, государство должно придти на помощь ученым и оградить РАН от клубка лжи. Ведь свое предназначение — наращивать знания о законах природы и понимать, что делает мировая наука — Академия сумела удержать, несмотря на нереальные постсоветские трудности! В России сохранена научная школа — честь и хвала Академии!

4. Ложь и хамство Соловьева

В Уставе ВГТРК указаны цели телерадиокомпании, одна из главных — «сохранение и распространение российской культуры». Соловьев через микрофон ВГТРК распространяет хамство и бескультурье. Весь монолог в таком ключе:

«тут же была целая драка, когда выбирали, кто станет академиком — как, чего. Очень уважаемые люди бились. Все молодые, все красавцы бились серьезно, бились-бились-бились-бились-бились-бились-бились-бились-бились» (стилистика сохранена — С.Ш.).

Соловьев: «Когда вы будете деньги направлять на поддержание вашего долбанного фонда…» Р. Буренин: «Какого фонда?»

Р.Буренин: «я опять же вам не…». В. Соловьев (перебивает): «А я вам э-э!»

Радиослушатель Р.Буренин говорит: «не перебивайте меня, пожалуйста». Слово «пожалуйста» — естественное для нас всех. Соловьев же до такого не опускается, просто отключил собеседника от связи — без «спасибо» и «до свидания». Свинство!

В эпоху сеансов «целителей» типа Кашпировского у них был метод: через фразу «целебные» фразы — вы полностью отдыхаете, вы входите в состояние покоя и т.д. А между этими фразами вставляются другие: вы подчиняетесь моему голосу, вы слушаетесь только меня — и т.д. Метод внушения!

А вот какие фразы перемежают весь монолог Соловьева: «а результат-то фигня какая-то. Ну — фигня какая-то получается! При этом мы так носимся с этой Академией!». «ну давайте смотреть правде в глаза, ну смешно это все». «так все равно же ничего не работает!». «Какой науки, которая выдает какой результат? Т.е. мы платим дикое количество…». «палить деньги непонятно куда, непонятно на что…». «И хватит себя обманывать. Мы застряли в каком-то непонятном…». «во всем мире наукой занимаются по-дру-го-му!»

«У нас с наукой страшная беда». «Но мы же не можем не понимать, что не могут вот такие обломки империи существовать». «Академия должна неминуемо погибнуть как Римская империя». «нельзя консервировать умершее, будет просто разлагаться и дурно пахнуть».

Ищется истина? Нет, конечно — это жульническая обработка мозгов наперсточником!

Первый вариант законопроекта по реформе РАН содержал слово «ликвидировать», но парламентарии переработали текст и «ликвидировать» в итоговом документе нет. Однако все, что утверждает Соловьев — он утверждает именно эту, отвергнутую строчку: «ликвидировать».

Еще раз обратимся к Уставу ВГТРК: «предоставление всесторонней информации», «информационно-аналитическое обеспечение внутренней политики Российской Федерации».  Действуя так, компания зарабатывает бесценное доверие у аудитории. Почему же, оказывается, можно какому-то Соловьеву под шапкой ВГТРК, прокатиться за счет этого, ранее заработанного, потенциала доверия, и вместо информирования провести дезинформацию аудитории! Пункт за пунктом — ложь и передерг.

Он говорит: «Я журналист, когда готовлюсь, поднимаю большое количество материалов». И как же это он в этих материалах не столкнулся с полным опровержением всего, что здесь наговорил? А ведь ложь нешуточная — речь про основной фактор конкурентной гонки государств.

Да, у непосвященной части населения упрощенная лубочная картинка по поводу науки и Академии, и задача Соловьева — публично надсмеяться: поглядите, мол, реальность не отвечает этой картинке, поэтому РАН во всем виновна! Но ведь он-то, персонально сам Соловьев — отнюдь не ошибается! Он отличает лубочную картинку от реальности Академии, поскольку закончил аспирантуру в Институте международных отношений и мировой экономики — ведущей в Академии научной школы. Лжет — сознательно!

Про «эффективность/неэффективность» академической науки он в передаче сказал десять раз. Да, это — лубочная картинка: спросим тысячу человек на улице и все подтвердят — РАН должна быть эффективна. И ни один не скажет, что цель РАН — наращивание знаний о законах природы, да плюс понимание того, что делает мировая наука, т.е. что наука, по определению, затратна и убыточна. А «эффективность» — экономический термин по поводу ОЦЕНКИ ПРИБЫЛЬНОСТИ — обывателю это надо специально разъяснять. Может, Соловьев сам в том не разбирается? Ха-ха! Соловьев — кандидат как раз ЭКОНОМИЧЕСКИХ наук, т.е. не знать этого не может, да и слово «эффективность» входит в название его диссертации!

Что же заставляет его говорить наоборот от того, что сам прекрасно знает? Да еще и проводя фальсификацию под именем ВГТРК? Цель — какая? И — чья? Телерадиокомпании надо бы в этом разобраться.

Главная ложь Соловьева. Она — даже не в намеренно лживых аргументах. Судьба Академии решается вообще НАД АРГУМЕНТАМИ — на основе особого государственного ви́дения!

Когда три века назад Петр I поехал в Европу советоваться с Лейбницем как организовать в России Академию наук — ни аргументов, ни контраргументов по поводу Академии не было: никто не знал, что это такое. Зато было государственное ви́дение самого царя — Академия нужна!

Такое же ви́дение — над всеми аргументами — проявилось множество раз! 1918 год — спустя два месяца после (!) начала Гражданской войны власть создала крупнейший (по сей день) академический Физико-технический институт, сейчас имени А.Ф. Иоффе, купив для него комплект самого дорогого по тем временам научного оборудования. А спустя еще пару месяцев — ЦАГИ. И далее, в ходе войны — еще 40 научных институтов! 1921 год, война еще идет, в стране голод — создается «Плавучий морской институт», ему передается судно «Персей», закупается научное оборудование для исследований в Арктике. Первую Якутскую научную экспедицию, которая затем на целый век сделала Республику донором всего бюджета страны до, кстати, дня сегодняшнего, власть финансировала в условиях полной разрухи сразу же после Гражданской — в 1925 году! В годы первых пятилеток открылось около 400 научных организаций. В годы Великой Отечественной войны открыты десятки институтов. Философский факультет МГУ воссоздан (спустя столетие после его закрытия) — в декабре 41-го, когда от Университета до линии фронта было 30 км.! ВНИИМЕТМАШ был открыт в 43-м — до Курской битвы! В 1946-м, полстраны разрушено, ученым (не атомщикам только, а всем в Академии) — зарплата увеличивается в 4-5 раз. 1947-й — океанологи Академии получают самое большое в мире научное судно. И т.д.

Убедительных аргументов против поддержки науки каждый раз много, но тем сильнее, наоборот, эта поддержка — таково государственное ви́дение!

Попробуем воспроизвести то же государственное ви́дение для дня сегодняшнего — т.е. то, о чем умолчал Соловьев, но ОБЯЗАН был сказать. Тут есть смысл вневременной и смысл, актуальный именно сегодня.

Вневременное государственное ви́дение необходимости РАН. «РАН обеспечит всестороннее — геологическое, геофизическое, ботаническое, зоологическое, палеонтологическое, археологическое, этнографическое, экономическое — исследование территории Российской Федерации» (к.б.н. О.Э. Костерин, зав.лаб. ИЦИГ СО РАН).

«Государству фундаментальная наука нужна не для того, чтобы решить его текущие проблемы, а для того, чтобы обеспечить фундамент развития, обеспечить будущее» (академик Э.М. Галимов, ГЕОХИ РАН). «Цель РАН — обеспечение безопасности России в глобальном научно-технологическом пространстве» (к.ф.-м.н. К.А. Шукуров, н.с. ИФА РАН). «Фундаментальная наука сама по себе — стратегический государственный приоритет» (заместитель президента РАН чл.-корр. В.В. Иванов).

Фундаментальная наука — ядро национальной культуры, интегратор национальной идентификации. Выживаемостью Академия предотвратила в предшествующие четверть века полный распад научного комплекса страны — и страна сейчас живет, опираясь на этот результат. Для труда исследователей характерно искреннее служение науке и Отечеству, как бы это высокопарно или антирыночно не звучало.

«Наука — это драгоценность, может быть, самое лучшее, что осталось в России, ее последнее оправдание. Наука — это поле широкой культуры, это именно то, что войдет в копилку будущих цивилизаций, чем запомнится наша страна для дальних потомков» (д.ф.-м.н. И.Д. Шкредов, МИАН).

И — конкретно сегодня: государственное видение необходимости РАН.

Пошло отставание. В развитии России быстро возрастает неопределенность на фоне а). мировой технологической революции в ресурсосбережении, б). альтернативной энергетики, в). падения цен на углеводороды. Специализация как экспортера энергоносителей становится слабым местом России.

Появилось принципиально новое понимание модернизации: не по этапам, а непрерывной (!) модернизации — на основе внедрения разноплановых инновационных моделей. Именно это начинает сегодня определять мировые экономические процессы. Информационные технологии, нанотехнологии, биотехнологии, роботизация развиваются на планете с темпом 35% в год — и у России уже пошло явное отставание. «Академия является сейчас единственной интеллектуальной силой, способной создать Чрезвычайную программу преодоления технологической отсталости и предложить ее политическому руководству» (к.ф.-м.н. О.Ю. Баталин, зав.лаб. ИПНГ РАН).

Финансовый кризис. Довольно неожиданно, но именно «инновационный рывок» становится ключевой антикризисной мерой: из этого исходят власти США, Японии, европейских стран, Китая, Индии, Бразилии. Почему наука вдруг в такой новой роли? — Таково государственное ви́дение! И только в России, почему-то, антикризисную роль науки и инноваций не оценили. Грядут новые катастрофические коллапсы мировых финансовых институтов — РАН, сможет стать центром квалифицированного прогноза: увы, это не оценивается.

Военная угроза. «Армию противника побеждают несколько сотен человек, сидящие у экранов мониторов — они разрушают системы управления, наводят беспилотники, блокируют счета офицеров и генералов противника, готовят дезинформацию, манипулируют массовым сознанием населения противника, деморализуя его. Электронной компонентой определяется от 80 до 95% боевых возможностей современного оружия — это робот-собака, летающая субмарина, роботы-насекомые» (заместитель президента РАН чл.-корр. В.В. Иванов, д.ф.-м.н. Г.Г. Малинецкий). Завтрашний день — быстрый и скачкообразный «интеллектуальный» передел мира.

Наша страна с относительно небольшим населением — это 30% запасов мира, 3% — вклад в общий мировой продукт и 0,5% — в инновации. Войти в группу стран-лидеров мы сможем только за счет качественных характеристик —уровня исследований и технологического лидерства.

РАН — помощник Президента? «В развитых странах, в первую очередь, в США, есть специальный помощник Президента по науке с многочисленным и компетентным аппаратом — в Российской Федерации функцию этого помощника могла бы выполнять Российская академия наук» (д.ф.н. А.М. Кулькин, рук. центра ИНИОН РАН). «РАН должна играть ключевую роль в системе государственного стратегического планирования и управления страной» (В.К. Левашов, д.соц.н., руководитель центра ИСПИ РАН). «Задача РАН — обоснование возможной геополитической, ресурсно-инновационной и культурно-гуманистической роли России в устойчивом развитии мировой цивилизации» (д.т.н. В.В. Бушуев, зав. лаб. ОИВТ РАН). «Консультировать Правительство должна Академия наук, а не десятки мелких малопонятных учреждений, облепивших Правительство» (д.б.н. Д.Л. Пинский, зам. директора ИФХ и БПП РАН).

Итак, вот они — составляющие государственного ви́дения. По названной новой группе факторов видно: мгновенно завершается четвертьвековая эпоха невостребованности РАН, не сегодня-завтра именно Академия окажется в центре главных планов и действий.

Так вот в чем вся суть! Кому-то все это надо УСПЕТЬ перекричать — в этом смысл шоу Соловьева, и не его одного. Успеть любой ценой!

Раз не упоминают государственного ви́дения, значит — с ним, с этим ви́дением, борются! Разными передергами пытаются его оттеснить.

Неожиданная правда Соловьева. ВестиFM. Соловьев: «Ну, хорошо, при Советском Союзе реализовали ряд выдающихся научных проектов, четкий был заказ, ясно от кого, де-факто от министерства обороны, академическая наука обслуживала, все получилось. А сейчас это что? Сейчас это великое наследие чего?»

Неожиданно он сказал правду: в Советском Союзе все получилось, потому что был четкий заказ. И Соловьев спрашивает: а сейчас что? Ответ в самом вопросе: сейчас — нет заказа от государства! Так про то и надо было говорить в передаче: именно тяжкая судьба РАН в последние четверть века собою обнажила большой провал — пропало государственное ви́дение!

Отсюда же ответы на ложь Соловьева про здания Академии. Никогда у нее имущества не было, власть передавала его в ведение Академии в эпохи великих задач: электрификация всей страны, индустриализация, научное обеспечение вооружений в войну, атомный проект, водородный проект, космический проект, лидерство в мировом подводном флоте, создание противоракетной, противокосмической обороны, поддержание паритета в гонке вооружений. Самой же Академии ничем из имущества нельзя было распоряжаться без разрешения правительственного органа. И это Соловьев также прекрасно знает, но ему лишь бы повопить.

Откуда сам феномен передачи Соловьева? ВестиFM. Соловьев: «2013-й год, сильнейший удар, глава Минобрнауки Д.В. Ливанов инициирует реформу Академии. Превратить ее в клуб ученых, который не должен оказывать на развитие науки никакого влияния — такие модели существуют во многих странах мира. Но, не надо надеяться, ничего не получилось. Потрясение было, нокаута нет».

Четыре года назад академик Ю.С.Осипов, тогда президент РАН, на заседании Президиума РАН сказал, что по его подсчетам за постсоветский период появилось более десятка схем реорганизации Академии. В том числе, нелепых. Например, наука исключалась из числа факторов социально-экономического развития страны. Или — из числа факторов инновационного развития, даже категоричнее: фундаментальная наука не нужна — нужны только инновации.

А вот схема, предложенная Правительству «ГУ-Высшая школа экономики» — о полном огосударствлении научных учреждений Академии: средства, выделяемые на фундаментальную науку, сконцентрировать в распоряжении чиновников, директивно сократить научные организации и далее распределять финансы «в пользу тех учреждений, которые активно занимаются наукой».

Реформа РАН идет именно по этой схеме. Обоснование реформе — якобы, освобождение ученых от управления имуществом улучшит условия их исследовательской работы — не более чем фигура речи, способ подгонки смысла, чтобы для Академии создать «управляющую компанию» и приказом чиновника заменить академическое самоуправление.

«На первое место вышли оперативно-тактические проблемы: как организовать цитирование, как упорядочить кадры, как разобраться с имуществом. Это, конечно, важно, но на это потрачено три года, а высокие цели ушли на второй план» (д.ф.-м.н. Г.Г. Малинецкий, ИПМ РАН).

«В Америке наши ученые создали Силиконовую долину наподобие Академгородка в Новосибирске, а в России пытаются российскую Силиконовую долину (Академгородок) закрыть» (А.С. Ларионова, д-р. искусствоведения, зав. сектором ИГИиПМНС СО РАН).

«Директор института перестал быть движителем науки, у него больше роль чиновника и его задача добиваться показателей: средняя заработная плата, «хирши» и т.д., это важнее научных достижений. Принят закон об ограничении пребывания директора в должности двумя сроками. Но каждый из наших двух проектов — это 15–20 лет. Т.е. в новых условиях директор не сможет быть ни идеологом, ни руководителем проектов по созданию сложных систем» (академик В.Б. Бетелин, научный руководитель НИИСИ РАН).

«Без целенаправленной поддержки научно-технического прогресса Россия превратится в банановую республику — похоже, кто-то очень этого хочет» (д.б.н. В.З. Тарантул, зам. директора ИМГ РАН).

В сторону бананов движемся быстро: число проектных институтов уменьшилось в 14 раз, из станков, закупаемых российским бизнесом, только 1% отечественного производства, экспорта технологий почти нет — только экспорт вооружений, замаячила угроза крупных техногенных катастроф. «Российские старшеклассники уступают сверстникам из 57 развитых стран по показателям уровня знаний — математике (34-е место), навыкам работы с текстом (39-е место), в области точных наук (35-е место)» (чл.-корр. В. В. Иванов, зам. президента РАН). «Место, которое от РАН освободят, займут мракобесы всех мастей. РАН должна играть большую цивилизующую роль в нашем обществе» (д.г.н. В.А. Шупер, в.н.с. ИГ РАН).

«В тех тяжелых геополитических условиях, в которых оказалась страна, почему-то одновременно идет борьба с наукой — разве это не колоссальное противоречие?» (академик А.Д. Некипелов, МГУ).

5. Спасаем Академию наук такую, какая есть

«Серьезная политика, ориентированная на решение крупных проблем, с которыми столкнулась страна, подменялась заклинаниями о важности новых и новых структурных реформ. Результаты во многих случаях печальны. В первой половине 90-х мы потеряли значительную часть высокотехнологичного потенциала промышленности. Сегодня находимся на грани потери комплексного потенциала фундаментальной науки» (академик А.Д. Некипелов, МГУ).

«История нам не простит, если мы при конкурентных преимуществах, которые есть у России, будем проводить необдуманные реформы вместо того, чтобы заниматься развитием науки на благо Отечества» (академик А.Л. Асеев, председатель СО РАН).

«России и отечественным компаниям нужно не конкурировать с Западом, а спокойно решать задачи, стоящие перед страной». «То, что мы отстали навсегда — говорят те, кто никогда ничего не делал. Если компанию поддерживает государство, справиться с ней невозможно. Вспомните: атомная бомба — за четыре года, атомная подводная лодка — за четыре года. На разных заседаниях слышу: то нельзя, потому что ВТО, то нельзя, потому что МВФ. Если это нужно нашему государству — причем здесь ВТО и МВФ? Соглашения и договоры должны работать на интересы страны, а не на интересы ВТО, МВФ» (академик В.Б. Бетелин, научный руководитель НИИСИ РАН).

«Ценность Академии для государства не в сравнительной оценке ее с аналогичными учреждениями других стран, а в возможности решать насущные государственные задачи в пользу населения своей страны. Если Правительство считает, что проблемы России будут решать сотрудники Гарварда, то РАН, конечно структура излишняя. Вот в чем суть дискуссии о полезности Академии наук для страны» (д.б.н. В.С. Чупов, в.н.с. БИН РАН).

«Какой толк государству от формальных критериев — публикуемость, цитируемость — должны быть критерии государственной важности, связанные с экономикой, безопасностью, уровнем жизни, здравоохранением» (д.т.н. В.М. Грузнов, зам.директора ИНГГ СО РАН).

«Велико не отставание отечественной науки от развитых стран, а непонимание (или нежелание понять) того, что отечественную науку нужно поддерживать, развивать и защищать, а не хоронить своими собственными руками. Если отставание есть, его нужно преодолеть» (д.ф.-м.н. З.М. Шибзухов, в.н.с. НИИ ПМА КБНЦ РАН).

«Прежде чем создавать новшества и бесконечные дутые «инновационные центры», нужно реанимировать существующие институты, пока есть что и кого реанимировать, а потом на этой базе уже создавать новое. Причем, восстановить надо все существующие институты. В течение ближайших 5 лет не надо проводить оценку результативности институтов, она не будет отражать реальные достоинства коллектива, который был лишен возможности работать последние 20 лет, но обладает большим потенциалом» (д.б.н. А.И. Калмыкова, рук.лаб. ИМГ РАН).

«Научному сообществу очевидно: Россия рискует потерять большинство прославленных научных школ, а, следовательно, прямым ходом спустится до роли сырьевого придатка развитых стран. Сохранение специалистов, способных вести свои исследования на уровне не ниже среднемирового, и способных оценить состояние «переднего фронта науки» в своей области, является главной стратегической задачей» (к.ф.-м.н. В.Н. Глазков, н.с. ИФП РАН).

Завершаем. Подъем науки начнется буквально завтра — это объективно: как в петровские времена, как после Гражданской войны, как после Великой Отечественной. Просьба к ВГТРК — отмежуйтесь от порочащей вас передачи, убедитесь, что попираются ваши уставные цели, опубликуйте этот текст на вашем официальном сайте.

Ждем защиты государства. «Здесь наука под надежной защитой навечно» — это надпись на государственной печати Академии наук, 1735 год.

И под занавес — а не сказать ли про самого Соловьева его же риторикой, какой он попытался обхамить Академию? Что ж, делаем — его словечки дословно. Соловьев просто восхищает! Это же величие! Т.е. мы без Соловьева ничто и никуда. Ведь если реально подумать — это же ого-го! Это же ого-го! Это же круто! Не то слово! Это наше все! Мы любим, это святое! Соловьев — это просто такое человеческое счастье!

Ну что, Соловьев — не жмет?

(Публикация дана в авторской редакции)

 

 

 

1 комментарий

  1. Этот текст необходимо довести до сведения всего нашего и не нашего населения — всеми возможными и невозможными способами: телевидение, радио, газеты, журналы, интернет! И главное — до сведения (а вдруг получится и до осмысления?) правителей страны. И еще хочу добавить: мы сейчас живем в стране, где у всего населения отобрали жизненную перспективу. А наука — это одна из главных составляющих такой перспективы. У народа отнимается чувство собственности на свою страну, а без этого уже нетрудно ее продать, купить, уступить и без военного (мало вероятного из-за ненадобности) вмешательства. Этот финал, как возможную цель тех, кто стоит за недоумками типа Соловьева (ими забиты сейчас все каналы круглосуточно) должно осознать НАСЕЛЕНИЕ страны!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *