Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

ПОЧЕМУ НУЖНО ОПАСАТЬСЯ ЦИФРОВОЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СРЕДЫ (ЦОС)?

29.12.2020

Источник: Гражданская инициатива за бесплатное образование

ПОЧЕМУ НУЖНО ОПАСАТЬСЯ ЦИФРОВОЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СРЕДЫ (ЦОС)?

В декабре 2020 в России начался эксперимент по внедрению Цифровой образовательной среды в школах. Он продлится до конца 2022 года и  охватит сотни школ в 14 регионах России. Данный эксперимент вызывает большие сомнения и опасения у многих родителей. И эти опасения и сомнения не безосновательны. По этому поводу в «Российской газете» 19.12.20 появилась статья, призванная успокоить родителей школьников: «Удаленки.net Чего ждать российским школам от Цифровой образовательной среды». https://rg.ru/2020/12/17/chego-zhdat-rossijskim-shkolam-ot-cifrovoj-obrazovatelnoj-sredy.html

Автор – Ксения Колесникова, как она сама заявляет, стремится развеять «популярные мифы» о ЦОС.Ее защита ЦОС представляется нам не убедительной.

Все мероприятие по внедрению ЦОС названо «экспериментом». В постановлении Правительства РФ сказано: «Целью эксперимента является создание и апробация цифровой образовательной среды (далее – ЦОС) и обеспечение возможности использования ЦОС на постоянной основе на всей территории Российской Федерации». Не ясно, каков критерий успешности или неуспешности данного эксперимента. В документе нет должного обоснования необходимости внедрения ЦОС в нашу систему образования. Утверждается, что она создает равные условия для обучения для всех учащихся. В статье приводятся слова замминистра Просвещения Виктора Басюка, где он обосновывает необходимость эксперимента: «Мы хотим создать абсолютно для всех школьников равные условия для получения качественных знаний и навыков. Только так можно обеспечить им лучшее будущее, а значит, и хорошие перспективы для всей страны».

Тут, на наш взгляд, замминистра явно погорячился, потому что АБСОЛЮТНО равные условия создать, конечно же, невозможно. Абсолютно равные условия можно создать, только полностью отстранив учителей от процесса образования. Но зачем? Абсолютно равные условия означают абсолютно одинаковую учебную программу для всех учащихся, одинаковые учебники и пр. Таким образом, ЦОС предполагает невиданную централизацию и автоматизацию образования. Улучшит ли такая централизация качество образования? Весьма сомнительно.  Зачем тогда она?

При разоблачении «мифа» о том, что успешное обучение можно осуществлять и без компьютеров и что, поэтому, ЦОС не нужна, автор ссылается слова замминистра просвещения:

«- Этот аргумент относится к прошлому, а не к современности, — рассказал Виктор Басюк…Раньше все пользовались дисковыми проводными телефонами: попробуйте убедить ваших детей, что сегодня можно обойтись без мобильных телефонов! Сегодня количество профессий, где не требуется владение компьютером, стремительно сокращается, а к тому моменту, когда нынешние дети закончат школу, таких рабочих мест может вообще не остаться».

Однако, владение компьютером – это одно, а образование посредством компьютера – несколько другое. Тут тов. Басюк применил софистический прием, называемый «подменой понятия». Владеть компьютером выпускнику школы, конечно, нужно уметь. Но это не значит, что он должен осваивать физику, математику, историю и пр. именно посредством компьютера. Так что данный аргумент явно не состоятелен.

Автор считает, что утверждение, будто «цифровизация снижает уровень знаний детей» – это неправда. Однако опыт использования дистанта весной и осенью этого года показал катастрофические результаты, о чем пишут многие учителя и преподаватели.

Ксения Колесникова пишет: «Научно доказано: современные методы обучения повышают эффективность обучения и уровень знаний школьников. Главное — правильно их применять. Современным «цифровым» детям уже сложно воспринимать длинные монологи учителя у доски. Новая тема «пойдет» гораздо легче, если показать им увлекательный учебный фильм, сделанный с использованием 3D-графики и эффектов».

Где и кем доказано, что цифровые технологии улучшают качество обучения? Автор не привела ни одного из них. Наоборот, множество исследований говорит о том, что отнюдь НЕ улучшают. А иногда даже и ухудшают. Об этом пишет Манфред Щпитцер в книге  Антимозг: цифровые технологии и мозг. – М., 2014: «до настоящего времени не было никаких независимых исследований, которые бесспорно доказали бы, что обучение стало более эффективным благодаря одному только внедрению в школах компьютеров и смартбордов…  отсутствие положительного влияния Интернета на образование исследователи уже давно называют специальным термином — парадоксом Интернета». (С. 76-77)

В целях эксперимента португальские и американские ученые в период с 2005 по 2009 г. подключили более 900 школ Португалии к высокоскоростному Интернету. То, что они выяснили, заставляет задуматься: у учеников 9-х классов обнаружилось тем более заметное ухудшение успеваемости, чем больше они пользовались Интернетом. На мальчиков это влияло сильнее, чем на девочек, поскольку мальчики больше используют Сеть в свободное время. Ученые сделали вывод, что вред Интернета заключается прежде всего в том, что он отвлекает школьников от других занятий. В замешательстве авторы исследования указывают на то, что на слабых школах отрицательное влияние сказалось сильнее, чем на сильных: «Те школы, которые до введения высокоскоростного Интернета в 2005 г. считались слабыми, пострадали больше всего». (Там же, С.79)

Фото: Телеграм-канал «Алтайские крайности»

Далее М. Шпитцер продолжает: «Напротив, исследований, доказывающих отрицательное влияние информационных технологий на образование и, в частности, на успеваемость существует предостаточно. Ученые-экономисты Джошуа Ангрист и Виктор Лави установили, что после внедрения компьютеров в израильских школах у четвероклассников снизилась успеваемость по математике, у учащихся старших классов — по многим другим предметам. Другие авторы не обнаружили отрицательного влияния на обучение чтению при помощи компьютера, но в то же время полностью исключили и положительное воздействие. Йоахим Вирт и Эккард Климе на основании проведенных ими исследований сделали вывод о том, что дома ученики используют компьютер в первую очередь для игр, что сокращает время на выполнение школьных заданий. Исследования, проведенные в десяти школах в США в штатах Калифорния и Мейн, тоже не продемонстрировали никакого положительного влияния школьных ноутбуков на успеваемость.

Масштабные исследования, посвященные использованию компьютеров в техасских школах, расходы на проведение которых составили более 20 миллионов долларов США, привели ученых к разочаровывающему выводу. Учащихся 6-х, 7-х и 8-х классов в 21 средней школе разделили на четыре группы общим числом 10 828 школьников; в период с 2004-го по 2007 г. все они получили ноутбуки. Одновременно была сформирована вторая, контрольная, группа в составе 2 7 48 учащихся аналогичных классов из 21 средней школы; эти ученики ноутбуков не получили. По итогам эксперимента существенных различий в успеваемости учеников из обеих групп обнаружено не было (успеваемость проверяли с помощью одинаковых тестов). Успехи в письме у школьников, пользовавшихся ноутбуком, были хуже, чем у тех, кто учился без ноутбука. Успехи в математике были несколько лучше только у тех школьников, использовавших ноутбук, кто и без того имел большие способности к этому предмету. (С. 77)

М. Шпитцер приходит к таким выводам: «использование Интернета способствует ухудшению памяти и, — вопреки многократным заявлениям о способностях «коренных обитателей цифрового мира», — снижению способности к самостоятельному поиску информации, а в долгосрочной перспективе нередко приводит к болезненной зависимости от Интернета». (С.69)

Пытаясь доказать благотворность цифровых технологий, автор статьи приводит такой пример: «Плюс ко всему цифровые технологии помогают за меньшее время приобрести больше знаний. Наглядный пример: за то время, что ученик, переписывая из учебника в тетрадь упражнение, вставит пять пропущенных букв, он смог бы пройти интерактивный тест, вставив 50 пропущенных букв. Во втором случае он лучше закрепит пройденный материал. В этом помогут и «всплывающие» правила в случае неверного ответа, и игровая форма с набиранием баллов (вместо скучного переписывания)».

Но ведь ученик, самостоятельно переписывая упражнение, гораздо лучше закрепит учебный материал, чем щелкая мышкой по компьютеру. «Скучное переписывание» — это есть учебный труд, без которого невозможно настоящее образование. Дадим слово М. Шпитцеру: «Списывание с доски было бы намного лучше, так как при этом слово надо было бы запомнить и самостоятельно воспроизвести на бумаге с помощью осмысленных движений, которые из отдельных знаков формируют буквенное обозначение понятия. Именно потому, что компьютер отбирает у учеников умственную работу (например, то же списывание), он неизбежно должен отрицательно влиять на процесс обучения. Это — явный недостаток всех электронных вспомогательных средств обучения». (С. 74)

И далее: «именно потому, что компьютеры, ноутбуки и смартборды делают умственную работу за нас, для обучения они не годятся. Обучение предполагает самостоятельную умственную работу: чем активнее и глубже мозг обрабатывает информацию, тем лучше она будет усвоена. Использование СМИиК в системе образования ведет к формированию у детей поверхностного мышления. Нет достаточных доказательств, чтобы утверждать, будто современная цифровая техника улучшит обучение в школе».  (С. 84)

О. Н. Четверикова в своей статье о некоторых опасных аспектах проекта «Цифровая школа» приводит такую информацию: «Показательным является исследование последствий использования цифровых технологий, проведённое ОЭСР в рамках Международной программы по оценке образовательных достижений учащихся (PISA) в 2012 и 2015 гг., результаты которого были опубликованы в докладе «Учащиеся и новые технологии», не афишированный в силу того, что он стал настоящей бомбой для сторонников оцифровки образования [OCDE/Pisa. Connectes pour apprendre? Les eleves et les nou velles technologies. 2015. — Режим доступа: http://www.oecd.org/fr/education/scolaire/Connectes-pour-appre dre-les-eleves-et-les-nouvelles-technologies-principaux-resultats.pdf ].

Сравнив уровень информатизации обучения школьников с уровнем их математических знаний и понимания написанного текста, авторы пришли к выводу, что в течение последних 10 лет те страны, которые согласились на крупные инвестиции в информационно-коммуникационные технологии (ИКТ) в сфере образования, не зафиксировали ни одного заметного улучшения результатов среди учеников в понимании написанного, в математике и в науках. Оцифровка школ не делает их более эффективными — напротив. В заключение доклада указано: «В среднем в странах ОЭСР самый высокий уровень использования  (информационных технологий) cвязан со значительно слабыми результатами». Те ученики, которые активно используют компьютеры в школе, показывают «намного слабые результаты в понимании написанного». Начиная с определённого уровня использования компьютера или гаджета, они перестают понимать то, что было написано выше.

Доклад показал, что эффективные образовательные системы находятся в тех странах, где ученики наименее «подключены» к ИКТ. Опасная ситуация сложилась, например, во Франции, где при президенте Франсуа Олланде в 2015 г. была также запущена программа электронной школы, которая вызвала серьёзную критику общественности.

Данные вопросы глубоко и всесторонне рассмотрены в книге французских исследователей Ф. Биуи и К. Мовилли «Катастрофа цифровой школы. В защиту школы без экранов». Как пишут авторы, проблемы цифровой школы имеют педагогические, санитарные, общественные и экологические аспекты. И с точки зрения педагогической, ещё не было проведено исследований, доказывающих положительные последствия применения этих технологий и их позитивного влияния на процесс обучения. Каждый аргумент сторонников цифровой школы может быть опровергнут. Имеющиеся результаты показывают, что электронная система совершенно явно проигрывает традиционной системе обучения и ведёт к деградации умственных способностей, задержке речевого развития, частичной утрате навыков письма, падению уровня запоминания и способности концентрации внимания (которая сегодня переживает кризис), снижению качественных характеристик психофизиологического состояния, т.е. ко всему тому, что характерно для состояния «цифрового слабоумия». Поскольку компьютер увлекает, но не учит, цифровую школу можно определить как иррациональный педагогический выбор и растрату редких ресурсов».

Четверикова Ольга Николаевна О некоторых опасных аспектах проекта «Цифровая школа» // Образовательные технологии (г. Москва). 2019. №3. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/o-nekotoryh-opasnyh-aspektah-proekta-tsifrovaya-shkola  (дата обращения: 27.12.2020).

Кроме того, сторонники ЦОС забывают, что электронные средства создают широчайшие возможности для списывания школьниками ответов друг у друга, нахождения готового ответа в интернете. Но это же превращает обучение в фикцию. Вместо того, чтобы тратить кучу денег на компьютеры и пр. лучше бы потратили их на приобретение глушителей сигналов для каждого учителя. Вот такой шаг, несомненно, способствовал бы росту качества обучения.

Таким образом, благотворность введения ЦОС для улучшения учебного процесса научно не доказана. Зато много фактов, свидетельствующих о вреде электронных средств обучения для процесса образования.

Ксения Колесникова пытается уверить, что создание ЦОС не имеет никакого отношения к дистанционному образованию. Дескать, электронные инструменты ЦОС будут использоваться именно на очных уроках. Это утверждение не соответствует действительности. Достаточно обратиться к документам по ЦОС.

Что же сказано в постановлении Правительства о задачах ЦОС: «а) создание, ввод в эксплуатацию, эксплуатация федеральной информационно-сервисной платформы ЦОС (далее – платформа ЦОС);

б) апробация функционала платформы ЦОС (в том числе взаимодействия с информационными системами, входящими в состав платформы ЦОС), в том числе: унификации и автоматизации образовательных процессов, включая деятельность образовательных организаций, развития технологий и решений, направленных на повышение эффективности функционирования системы образования;

технологий автоматизированного проведения независимых диагностик качества образования в образовательных организациях;

организации обучения с использованием дистанционных образовательных технологий и электронного обучения;

организации коммуникационной среды в том числе с использованием сервисов мгновенного обмена сообщениями и социальных сетей;

технологий анализа массивов больших данных с возможностью представления статистических и прогнозных отчетов в режиме реального времени».

Еще:

«4.7 Функциональные требования к платформе ЦОС в части организации образовательного процесса посредством встроенных средств программного обеспечения:

а) проведение занятий в группах, в том числе с использованием интерактивной связи участников отношений в сфере образования ЦОС;

б) проведение занятий с применением электронного обучения, дистанционных образовательных технологий;

в) проведение диагностики образовательных достижений обучающихся в целях осуществления текущего контроля знаний и промежуточной аттестации  (в том числе с применением электронного обучения, дистанционных образовательных технологий, технологии прокторинга)».

Как видим, использование дистанционного образования в рамках ЦОС ЗАПЛАНИРОВАНО.

Автор называет мифом опасение того, что «развитие ЦОС — первый шаг к полному переходу обучения в онлайн-формат». Она восклицает: «Это неправда! Никто не собирается вводить дистанционное обучение для всех школьников на постоянной основе».

Далее опять идет ссылка на  замминистра просвещения: «- Сейчас перевод школ или отдельных классов на обучение с использованием дистанционных технологий происходит из-за эпидемиологической ситуации в конкретном регионе, — подчеркнул зам­министра просвещения РФ Виктор Басюк. — Решение о переходе принимает регион. Это временная мера, продиктованная исключительно заботой о здоровье детей, учителей и членов их семей».

Разрешите не поверить автору. ЦОС создает необходимые условия для данного перехода. Одной из задач ее, как официально признано, является развитие организации обучения с использованием дистанционных образовательных технологий и электронного обучения. Так что рассматривать ЦОС как движение к полному переходу обучения в онлайн-формат вполне логично и правомерно.

Надо учесть еще и то обстоятельство, что  летом 2020 года был создан Федеральный институт цифровой трансформации в сфере образования» https://ficto.ru/content/osnovnye-svedeniia  Безо всякого общественного обсуждения наверху было принято решение о цифровой трансформации образования! А население об этом предупредить забыли. Поставили перед готовым решением. На сайте института сказано, что одним из предметов его деятельности является: «формирование цифровой образовательной среды, в том числе развитие цифровых образовательных технологий, используемых в образовательном процессе». Так что деятельность этого института и создание ЦОС тесно связаны. Почему-то не объясняется, ЧТО ТАКОЕ эта самая цифровая трансформация образования, В ЧЕМ она заключается, и ЗАЧЕМ она нужна?  За страну решили, что стране она нужна.

Власти неоднократно заявляли, что перехода на дистанционное образование не будет. И наш президент неоднократно это заявлял. Вот, например: Во время заседания Госсовета и Совета по стратегическому развитию и нацпроектам Владимир Путин поделился своим мнением, что очное обучение никогда не будет заменено дистанционным.

Подробнее: https://neva.today/news/putin-zayavil-o-nevozmozhnosti-zamenit-ochnoe-obrazovanie-distancionnym-210277/?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&nw=1608804761000

Но ведь он заявлял, что не будет повышения пенсионного возраста, что не будет изменений в конституции. А произошло все с точностью до наоборот.

На пресс-конференции 17 декабря 2020 президент заявил:

«Теперь по поводу качества образования. Конечно, онлайн-система, такой формат, не заменит никогда прямого, личного контакта между студентом, учащимся и преподавателем. Во всяком случае, этого ещё очень долго не произойдёт. Мне не нужно, мне кажется, вдаваться в детали, в подробности, все и так понимают, что я имею в виду. Тем не менее система, при которой и в школе, и в высшей школе онлайн-образование будет использоваться, – система существует, она, конечно, будет развиваться». http://kremlin.ru/events/president/news/64671

Президент признает, что для качества образования необходим прямой, личный контакт  педагога и учащегося. Тогда непонятно, ЗАЧЕМ развивать онлайн-образование – форму обучения, ЗАВЕДОМО более ХУДШУЮ, чем очное образование? Где логика?

«Теперь по поводу качества. Конечно, наверное,– я так понимаю, что подвопрос у Вас есть такой скрытый, – конечно, я же сказал, что прямого общения онлайн-система не заменит. И, наверное, в чём-то качество… В чём-то есть плюс, когда есть возможность послушать мировых светил науки, а в чём-то в текущей работе, может быть, и страдает. Поэтому лучше всего, конечно, когда это смешанная система». http://kremlin.ru/events/president/news/64671

Когда речь идет о системе образования, то имеется в виду именно текущая работа. Прослушать или посмотреть по видео выступления мировых светил науки можно вполне и при традиционной, очной системе образования. Так что данный аргумент в пользу смешанной системы, нам представляется, не вполне убедительным. Как видим, на деле президент склоняется к внедрению элементов дистанционного образования в учебный процесс.

Главным цифровизатором страны является у нас Дмитрий Песков. Он с 2018 года назначен специальным представителем президента России по цифровой экономике. Дмитрий Песков является координатором программы «Национальная технологическая инициатива», соавтором модели «Цифровая экономика», соруководителем группы «Кадры и образование» программы «Цифровая экономика», автором программы «Глобальное образование». Имеет Благодарность президента Российской Федерации. Награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.

И как же мыслит будущее образования главный цифровизатор страны, спецпредставитель президента? А вот так: «Образование будущего разделится на два вида ― «компьютерное», оно будет дешевым, и «человеческое», оно будет дорогим, потому что знания стремительно обесцениваются, а социальные связи и возможность учиться лицом к лицу будут только дорожать».

Обсудим образование будущего: «Google ломает шпиль МГУ, Дмитрий Песков, E-xecutive.ru http://safbd.ru/en/content/obrazovanie-budushchego-google-lomaet-shpil-mgu

Жанна Тачмамедова отмечает: «Еще в 2009 году некий Дмитрий Песков (не путать с пресс-секретарем президента), сотрудник компании «Метавер» и один из разработчиков образовательных проектов для России, рассказал в телевизионном эфире о том, что он «точно знает», каким будет образование будущего. В частности, он заявил, что из образования будущего исчезнут учителя, поскольку их заменят «электронные тьюторы», что не будет учебников и оценок, да и вообще, «вся школа будущего — это будет преобразованная компьютерная игра, в которой границ между виртуальностью и реальностью не существует».

Заявляя о том, что он точно знает, каким будет образование в России, Песков не красовался и не делал аналитических прогнозов. Он озвучивал план действий, который последовательно осуществлялся и осуществляется до сих пор. План этот позже, в 2010 году, был представлен как форсайт-проект «Образование 2030», разработанный той же компанией «Метавер» и Дмитрием Песковым.

Проект вызвал бурю возмущения в обществе, поскольку содержал в себе еще целый букет идей, по степени безумия и разрушительности конкурирующих с заявлением о том, что школа превратится в виртуальную игру, а учителей заменят электронные тьюторы. Текст проекта был вычищен из официальных интернет-площадок, а сайт компании «Метавер» закрыт».

ИА Красная Весна file:///article/334ebf1

Таким образом, в итоге, по мысли цифровизаторов, мы придем к тому, что очное образование станет уделом обеспеченных людей, а большинство будет довольствоваться компьютерным. Ясна и стратегия цифровизаторов: постепенно, шаг за шагом создавать условия, чтобы перевести образование большинства в дистанционный формат. Для этого и нужна ЦОС.

В критике «мифа» 3 автор утверждает: «Не существует и не может существовать никаких официальных документов о тотальном переходе на удаленную форму получения знаний. Ни один закон не сможет перевести очное образование, гарантированное государством, в дистанционное или заочное. Это не пропустит ни один законодательный орган, — подчеркнул замминистра просвещения Виктор Басюк».

Но ведь начиная с весны 2020 года, мы наблюдаем полный или частичный перевод на дистанционное обучение как студентов, так и школьников по решениям министерств или региональных властей. Оказалось, что нет никаких препон для этого.

Имеется приказ по высшему образовании., подписанный еще Ливановым, что очные занятия могут и не проводится. Есть скандальный законопроект 957354-7, который под давлением общественности два раза снимался с обсуждения в Думе. Этот закон отдает полномочия по перевод обучающихся на дистанционное обучение федеральному органу, ведающему образованием. https://sozd.duma.gov.ru/bill/957354-7 Причем условия, при которых может быть введено дистанционное образование в самом законопроекте не прописаны и отдаются на откуп ведомству. Недавно появилась информация, что закон о дистанте будет принят весной 2021 года. И что в законе будут специально оговорены условия, при которых вводится дистанционное образование. https://lenta.ru/news/2020/12/24/distant_zakon/  Это, конечно, более правильный подход. Но пока нового законопроекта никто в глаза не видел. Он существует чисто теоретически. Поэтому его трудно обсуждать.

Уже сегодня в ряде школ практикуются дни дистанционного образования. Зачем они вводятся? Чтобы постепенно приучить к дистанционке.

Таким образом, вполне правомерно рассматривать ЦОС как необходимый шаг для перевода всего обучения в дистанционный формат.

А раз угроза перевода образования на дистант существует, если водится единая программа, единая электронная система для всех школ, то это неизбежно скажется на положении, функциях учителей и их количестве. Если «монологи учителя» будут заменены фильмами, как это прогнозирует Ксения Колесникова, то зачем тогда учитель? К тому же предполагается автоматическая проверка заданий. Электронная система заменит и объяснение материала, и проверку результатов его усвоения. В таком случае нужен ли вообще живой педагог? И без него все будет прекрасно.)) Только, по видимости, конечно.

Так что  опасения, что «цель ЦОС — сокращение числа школ и учителей» не беспочвенны. Если ЦОС является шагом к переводу образования на дистант, то она, несомненно, является угрозой для большинства действующих педагогов. Их ждет безжалостное сокращение.

Автор пытается развеять опасения, что такие большие деньги – 1, 5 млрд. евро — вкладываются в ЦОС не просто так, что это означает, что готовится переход на дистант. Она пишет: «Техническое оснащение школ (а их у нас в стране больше 40 тысяч) стоит недешево, но без него сегодня хорошее образование невозможно. Создание качественного, соответствующего государственным стандартам, одобренного экспертами контента тоже требует затрат. Отдельная забота — создание безопасной системы, которую не смогут взломать хакеры».

Что-то раньше государство не сильно заботилось о сфере образования. Зачем же оно сегодня выделяет такие большие суммы на цифровизацию? Слабо верится, что оно вдруг озаботилось качеством образования. Стало быть, с ЦОС связаны какие-то выгоды для самого государства и для кого-то, с ним связанного. А выгода может быть тут простая: экономия на учителях. Кроме того в постановлении правительства упоминаются также некие «поставщики контента». Кто-то явно на всей этой цифровизации хочет хорошо заработать.

Автор пытается обосновать необходимость создания ЦОС тем, что она будет безопасна для детей в отличие от существующих ныне платформ. Но ведь использование электронных средств обучения само по себе опасно для здоровья детей. Длительное общение с ними ведет к нарушению зрения, психическим расстройствам, цифровому слабоумию. Почему-то автор указанного эксперимента напрочь игнорируют этот аспект дела. Но ведь мы имеем дело с детьми! Даже если использование электронных средств обучения ограничится только очными уроками, нагрузки на зрение и психику будут колоссальными.  Где медицинское обоснование эксперимента над нашими детьми?

В Российской газете 22.12.2020 упоминаются новые СанПиНы для школ, которые начнут действовать с 1 яеваря 2021 года. Они касаются и электронного образования.

«Общая продолжительность использования электронных средств обучения на уроке не должна превышать:

— интерактивной доски для детей до 10 лет — 20 минут, старше 10 лет — 30 минут,

— компьютера для детей 1-2 классов — 20 минут, 2-4 классов — 25 минут, 5-9 классов — 30 минут, 10-11 классов — 35 минут.

Также при организации работы школ предусмотрены физкультминутки, гимнастика для глаз, контроль за осанкой детей — в том числе во время письма, рисования, использования электронных средств.

И вот особенно интересный пункт: «Для образовательных целей мобильные средства связи не используются».

В начальных классах при использовании ноутбука нужно использовать дополнительную клавиатуру. При использовании электронных средств обучения рабочее место должно обеспечивать ребенку зрительную дистанцию до экрана не менее 50 см. Планшеты нужно размещать на столах с наклоном в 30 градусов. Наушники можно использовать непрерывно не более часа: громкость — не более 60% от максимальной. Электронное оборудование необходимо ежедневно дезинфицировать».

https://rg.ru/2020/12/22/utverzhdeny-sanitarnye-trebovaniia-k-rabote-shkol-do-2027-goda.html

Таким образом, официально признано, что электронные средства обучения вредны для здоровья детей и их использование должно быть ограничено.

Однако во вводимых правилах правила нет того, что предлагалось Национальным медицинским исследовательским центром здоровья детей при РАН и Минздраве совместно с Всероссийским обществом развития школьной и университетской медицины. Нет суммарных ограничений на пользование ЭСО в школе и дома. Это фактически развязывает руки цифровизаторам.

За компьютером — 2 часа в день. Обнародованы гигиенические нормативы цифрового и дистанционного обучения https://www.nakanune.ru/news/2020/09/03/22582884/

Автор материала об этом Евгений Чернышев пишет: «Для чтения и выполнения заданий всеми школьниками следует использовать преимущественно учебные издания на бумажных носителях.

При использовании электронных устройств дома для детей до 8 лет время их использования должно быть в пропорции 1:3 ко времени отдыха, то есть 30 минут работы и 90 минут отдыха. Для детей до 15 лет — 1:2, старшеклассников — 1:1. То есть после каждого часа работы следует хотя бы на час прерываться.

В руководстве дается допустимая продолжительность использования электронных средств обучения для школьников всех возрастов — в течение урока, за день в школе и за день в целом, в том числе дома. Из таблицы видно, что в младших классах допустимо использовать, например, планшет только 30 минут в день в школе (не более 10 минут за урок) и 80 минут всего за день. Даже в старших классах это не более 20 минут за урок и 80 минут за день в школе».

Вот табличка из этого материала:

В другом своем материале «Новые СанПиНы в образовании подогнали под цифровизацию и дистант» Евгений Чернышёв сравнил новые СанПиНы со старыми и пришел к неутешиетльному выводу: «Как и ожидалось, новые требования подогнаны под цифровизацию и дистанционный режим. Они в несколько раз увеличивают максимальное время работы школьников с электронными средствами в течение дня по сравнению с ныне действующими. Так, до сих пор рекомендуемая непрерывная длительность работы на уроке, связанная с фиксацией взора непосредственно на экране видео-дисплейного терминала, не должна превышать 15 минут, причем в день рекомендуется только один такой урок.

По новым правилам, уже для перковоклассников компьютер можно использовать до 20 минут на каждом уроке, а вот число таких уроков ограничено только общей допустимой учебной нагрузкой на ребенка. То есть влияние компьютеров и планшетов на зрение детей полностью игнорируется. Иными словами, если у первоклассников четыре урока, то их будут в рамках «цифровой образовательной среды» держать почти по полтора часа перед компьютером только в школе.

Увеличение допустимого времени сидения перед компьютером сделано для всех возрастов: во 2 классе — до 100 минут, в 3-4 классах – до 125 минут, в 5-6 классах – до 180 минут, в 7 классе – до 210 минут, в 8 классе – до 210 минут, в 9 классе – до 210 минут, в 10-11 классах – до 225 минут. Таким образом, практически все образование может быть заменено на сидение перед компьютерами и прочими гаджетами…»

https://www.nakanune.ru/news/2020/12/24/22591598/

Получается, что для этого сомнительного эксперимента наши экспериментаторы готовы пожертвовать здоровьем детей? Как можно в здравом уме и трезвой памяти ТАКОЕ поддерживать?

Злоупотребление «цифрой»  ведет к ухудшению зрения, проблемам с психикой, а также к развитию у людей цифрового слабоумия. М Шпитцер пишет: «Слабоумие — это не одна лишь забывчивость. Для меня феномен цифрового слабоумия означает не только то, что сегодняшние молодые люди становятся все более забывчивыми (на это впервые указали корейские ученые еще в 2007 г.). В гораздо большей степени речь идет о снижении умственной работоспособности, утрате навыков мышления и способности к критической оценке фактов, неумении ориентироваться в потоках информации». (С. 17)

Выводы.

  1. Польза цифровой трансформации образования для качества обучения НЕ ДОКАЗАНА.
  2. Вредных последствий такой трансформации хоть отбавляй: Цифровизация значительно ухудшает качество образования, создает широчайшие возможности для списывания, то есть превращает образование в фикцию. Она создает серьезную угрозу для здоровья подрастающего поколения.
  3. Цифровая трансформация грозит переводом всего обучения в дистанционный формат, то есть в еще большую фикцию. Она грозит в перспективе упразднением учебных учреждений и педагогов – то есть уничтожением российской культуры, нации, государства.
  4. ЦОС – инструмент цифровой трансформации образования.

Таким образом, ЦОС несет колоссальную угрозу образованию, детям, народу, государству. Поэтому родители, педагоги, учащиеся не зря опасаются эксперимента с ЦОС. Этот безответственный эксперимент над детьми под названием «Цифровая образовательная среда» должен быть, как можно быстрее прекращен.

 

 

 

 

Добавить комментарий