Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

Педагоги и чиновники – отношения движутся к точке кипения?

18.05.2014

Педагоги и чиновники – отношения движутся к точке кипения?

Людмила Кожурина

Анализируем один очень показательный опрос учительского мнения…

В конце апреля прошло много интересных научно-педагогических конференций, и на каждой разговоры касались самоопределения ученика, самостоятельности школы, персонификации образования. Хорошо, но не выходит. Потому что все равно учат так, как проверяют, а устройство органов управления самое примитивное. Контроль настроен как раз на единообразие. Получается, есть декларируемые правила и есть негласные, основанные на представлениях начальства. Работают, конечно, вторые…

История одной нерешенной проблемы

Тема невыносимой отчетности, которая год назад была самой актуальной в учительском сообществе, в конце концов была доведена до верхов, ее изучили в министерстве, потом озвучили в правительстве. В результате было установлено, что бумагоманией страдает не министерство, а местные управления образованием, соответственно в регионы были разосланы министерские рекомендации по сокращению отчетности.
С тех пор разговоры о проблеме стихли – что толку, если ничего не изменилось. Школы в компетенции местных органов управления, а там свои взгляды и правила. Одно из них – учитель должен обслуживать работу чиновников. Если труд чиновника оценивается по отчетам – пусть учителя обеспечивают отчетность. Главная компетенция – уметь спросить.
Перед праздниками в редакцию пришло письмо от учителя из Санкт-Петербурга:
«Почти ежедневно район требует участия в каком-либо мероприятии, причем со снятием детей с уроков. Такой заорганизованности не было никогда. И в чем смысл? Только в том, что мероприятие проведено. А что оно дало детям – не важно. Итоги подводят по одному критерию: участвовала школа или не участвовала. Никакие возражения не принимаются – требуют категорически, безапелляционно. Отчетность между тем усложняется, сдавать надо в том числе и фото-, и видеодокументы.
Я веду школьный сайт, потому через меня идет вся эта отчетная информация. Она необъятна и бесконечна. Но для кого? Чиновники делают что-то свое, для себя, за счет школы, детей, их образования. И учителю говорят открытым текстом: «Меня не интересует, как вы учите и воспитываете детей, сдайте требуемый документ».
То есть это само собой разумеется: обучающиеся дети вне сферы интересов руководителей. Так устроено нынче образование. Бумажка заменяет все. Бумажные герои труда высокомерно посмеиваются над теми простаками, которые все еще работают по существу. Но как же так? Замените скрипку ее фотографией, и вы останетесь без музыки. Замените подлинные цели работы педагога на фиктивные, и вы получите поколение необразованных людей.
На днях молоденькая лейтенантша Гос­пожнадзора, встречая на пороге школы заслуженного директора, ни «здрасьте» ему, ничего, а сразу: «Я сегодня без погон, а то бы вы у меня уже по стойке смирно стояли!».
…Кажется, уже приехали: значение имеют только мундир и циркуляр. Ничего нет выше.

Вариант сопротивления

Это как в болоте: если дергаться, провалишься глубже. Тем, кто возмущается по поводу абсурдности ситуации, только хуже. Но в мертвой школе мало кому нравится работать. Что можно сделать? Хоть что-то, если не смирились.
На популярном среди учителей физики сайте дидактических материалов http://sverh-zadacha.ucoz.ru/ был проведен опрос среди зарегистрированных пользователей на тему «Чиновник и школа». Цель – выявить субъективное восприятие деятельности чиновников образования. Было задано 8 вопросов с выбором ответа: два – в качестве паспортички и шесть – с оценочными суждениями, положительными и отрицательными. Личных данных указывать не требовалось, что гарантировало свободный выбор каждого.
Приняли участие 180 человек, причем после сотого респондента цифры менялись лишь на десятые доли процента, картина уже была понятна.
Автор сайта и инициатор опроса Николай Смирнов назвал итоги опроса шокирующими. Самые резкие высказывания в адрес чиновников набрали самый высокий процент. Николай Васильевич пишет в преамбуле к отчету: «Просим правильно понять: квалифицировать результаты опроса как оценку работы чиновников неверно, они есть лишь отражение субъективного отношения к ним. Мы не имели в виду противопоставить вас, замечательного учителя, ужасному чиновнику. Наоборот, мы обязаны делать одно дело, каждый в своем кругу обязанностей по обучению и воспитанию детей. А мы до такой степени не готовы друг друга понимать… так не должно быть».

Степень разлада

Теперь некоторые результаты. «Деятельность чиновников для развития школы»: сумма положительных оценок 9,1%, отрицательных – 75,6% (был вариант «затрудняюсь ответить»).
«В глазах чиновника учитель – это (12 вариантов оценки)»: старый необразованный догматик (36,6%), трудоголик (34,8%), тупой, ленивый (22%).  А человек, любящий и понимающий детей, – 5%.
«Глазами учителя чиновник – это (9 вариантов оценки): оберегающий свое кресло (53,7%), имитатор бурной деятельности (43,3%), а также проныра и коррупционер (39%), тупой, ленивый (22%). А чиновник как образованный менеджер – 2,4% как помощник школе и учителю – 3%.
«Что дает чиновник школе?» Несущественным оказывается самое главное: забота, методическая помощь, поддержка управления (6,1%). Зато он дает множество внеслужебных обязанностей (51,8%), головную боль (48,8%), привносит ложь, лицемерие (37,7%) и произвол (25%).
На вопрос «Что будет со школой, если всех чиновников одновременно отправить в длительный отпуск?» 87% респондентов ответили: ничего; школа как работала, так и будет работать.
Полностью, с диаграммами, результаты опроса смотрите, пожалуйста, на сайте. Там же важное добавление: вместе с учителями голосовали и родители, и чиновники, и ученики, которые пользуются этим сайтом. Позиция учеников более мягкая, без них по многим вопросам в позитивных оценках чиновников стояли бы нули.

Вина или беда?

Николай Васильевич Смирнов, безу­словно, прав: не для того проводился опрос, чтобы создать образ врага школы в лице чиновника. Его данные делают зримой более важную проблему: отношения партнерства и сотрудничества у нас не близки никому: ни учителям, ни их руководителям, ни руководителям руководителей. Близки отношения противостояния и презрения. «Они» и «мы», классовая борьба, энергия отторжения. «Мы» «их» ненавидим и им уподобляемся. Считаем друг друга ленивыми и тупыми, не подозревая себя в недалекости. А поскольку взаимозависимость огромная, фальшь и манипуляции практикуются с обеих сторон. Как в плохой семье. Мы перетаскиваем бытовое и банальное в производственные отношения, хотя на работе у нас статус и положение, другой костюм, другая жизнь. И никак не выбросим дурную привычку не считать других людей за людей. Иначе стали бы договариваться, обсуждать, объяснять, доказывать. Не переходили бы на крик. Не испытывали бы страх. Не отчаивались бы. Но это тоже усилия: позиция, диалог, умение понимать не только себя, способность к компромиссу.
А пока дела идут так, как мы им позволяем идти. На той энергии, которую мы сами вырабатываем. На днях журнал «Большой город» опубликовал репортаж о конфликте в сельской школе Алтайского края –http://bg.ru/society/pasternak_i_goveshki-21582/. Материал поразительно реалистичный.

http://ps.1september.ru/view_article.php?ID=201400903

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *