Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

Опорный вуз в Иркутске: шансы, риски и угрозы. Комментируют эксперты (ИА «Телеинформ»)

30.11.2015

Источник: ИА Телеинформ

Опорный вуз в Иркутске: шансы, риски и угрозы. Комментируют эксперты (ИА «Телеинформ»)

Иркутск, 30.11.15 (ИА «Телеинформ»), — В Иркутской области продолжается борьба за выживание в системе высшей школы. Правила игры, заданные Министерством образования и науки РФ, предполагают «оптимизацию» через «укрупнение» вузов. Исоздание «опорных» университетов — один из важных этапов этой реформы. Понятно, что объединяться вузы не очень-то стремятся – никому не хочется терять свою независимость (прежде всего финансовую и административную), а потому соперничество обостряется.

Вот и в Иркутске в соревнование за право стать «опорным» вступили ИГУ и БГУЭП, который буквально на днях обрел новый статус «классического университета» и сменил название – сталБайкальским государственным университетом (БГУ). Кстати, уже третьим БГУ в Байкальском регионе: напомним, есть еще Братский госуниверситет и Бурятский госуниверситет в Улан-Удэ. Как считают наблюдатели, таким образом «Нархоз» пытается укрепить свои позиции, чтобы претендовать на право стать «опорным». Если это случится, участь ИГУ окажется незавидной – вуз лишится изрядной доли федерального финансирования – как на науку, так и на магистратуру, и, по сути, окажется «за бортом» развития.

Есть еще и другая опасность – то, что в Иркутске вообще откажутся от идеи создания опорного вуза, оставят все как есть. Таким образом Иркутская область в третий раз утратит шанс создать у себя крупный научно-образовательный центр. Первый шанс был потерян, когда иркутские власти отказались от создания Академгородка (и возможностью стать центром сибирской науки воспользовался Новосибирск). Второй шанс Иркутская область потеряла, когда из-за неучастия региональной власти (во главе области тогда находился Александр Тишанин) инициативу в создании федерального университета перехватил Красноярск. У Приангарья было гораздо больше оснований претендовать на такой университет, но это решение нужно было «пробивать», а губернатору было не до того – завяз в борьбе с вечно склочной иркутской элитой.

Роль главы региона в вопросах, касающихся высшей школы и взаимодействия с федеральным Минобрнауки, сейчас трудно переоценить, считает политолог, доцент кафедры мировой истории и международных отношений ИГУ Сергей Шмидт:

— Стратегия Минобрнауки совершенно очевидна, она была сформулирована еще в благополучные нулевые годы, когда отдельные вузы получали статус федеральных или научно-исследовательских и отделялись, тем самым, от всех прочих. Министерство стремится оптимизировать расходы через иерархизацию высшего образования, селекцию вузов по принципу «сильные-перспективные» и «слабые-бесперспективные». С последующей реальной поддержкой только первых. Таким образом достигаются две цели – с одной стороны, действительно экономятся средства, с другой стороны, внятнее обозначаются вузы с реальным качественным образованием.

Подобная политика не нравится практически никому, ибо действительно ведет к сокращению кадров в избранных вузах и «обнищанию» тех, кто остался за пределами круга избранных. Однако рациональных аргументов против нее практически нет.

Это тот самый случай, когда правила не устраивают всех, но изменить их невозможно, остается только пытаться выиграть что-то для себя. То есть, вузы должны стараться объединиться и получить статус «опорных». Наиболее заинтересованы в этом вузы с хорошей научной базой (классические университеты), ибо их могут лишить финансирования научных исследований и магистратур, по сути, превратить в колледжи. В меньшей степени заинтересованы, например, экономические вузы, у которых всегда был хороший коммерческий набор и они в принципе в состоянии обойтись без бюджетного финансирования, а в случае объединения они теряют самостоятельность. Вот такой конфликт интересов, который, например, для Иркутской области пока выглядит неразрешимым.

Правила прописаны так, что в этом процессе отведена большая роль губернаторам. И они относятся к этому по-разному. Ярославский глава региона поддерживает, иркутский губернатор выступает против, и переубедить его на основе изложенных выше аргументов, судя по всему, пока не удалось. Если регион останется без опорных вузов, ему остается надеяться на то, что у наших федеральных властей «семь пятниц на неделе» и они по каким-либо причинам (например, смена министра или всего правительства и т.п.) откажутся от политики объединения региональных вузов. Может быть и такое. Однако это рискованная игра, ибо ставка делается на надежду, а не на что-то реальное. Регионы действительно рискуют остаться без полноценного высшего образования. Напомню, что полноценным высшее образование может считаться только в том случае, если вуз готовит не только бакалавров, но и магистров, и, что особенно важно, соединяет образовательную деятельность с научной.

Надо сказать, что идея «укрупнения» вузов и создания на их основе опорных университетов подвергается жесткой критике со стороны федерального экспертного сообщества — причем, с разных позиций. Так, например, президент всероссийского фонда «Образование», профессор Сергей Комков в комментарии Телеинформу выразил тревогу по поводу того, что опорный университет в Иркутске может быть создан на базе «Нархоза»:

— Мое мнение по поводу опорных университетов резко отрицательное. Это очень опасная идея, потому что зачастую в регионах получается так, что опорными университетами становятся не лучшие вузы, а те, кто быстро подсуетился, нашел какие-то ходы, контакты с руководством области, поддержку в Минобрнауки. И не за свои хорошие показатели получил такую возможность – стать опорным университетом, а именно благодаря своим пробивным способностям.

Я боюсь, что такая ситуация может случиться и в Иркутске. Прекрасные, хорошо работающие вузы потом могут оказаться под пятой второстепенных. Все это нанесет огромнейший вред системе высшего профессионального образования и приведет к ее развалу.

Кроме того, никто не понимает, что такое опорный вуз, что такое опора. Напрашивается вопрос, а для кого эта опора, на что эта опора? Если говорить о том, что это опора в виде определенной отрасли, на которую нужно опираться в данной области, то это неправильно, потому что регион нужно развивать всесторонне, нельзя делать опору на развитие какой-то одной отрасли. Это серьезная ошибка, об этом неоднократно говорил и президент страны и эксперты. Если же это просто опора для того, чтобы опереться в административном плане, то это еще большая ошибка.

Очевидно, что здесь не обошлось без влияния американских экспертов, которые проталкивают эту идею опорных вузов уже не первый год. Они пытаются доказать, что самая лучшая модель образования — та, которая сложилась в США.

Идея эта крайне вредная, я думаю, что через какое-то время наше образовательное сообщество откажется от нее.

То, что БГУЭП получил статус классического университета и сменил название — обозначает рывок в направлении к появлению опорных вузов. Так как потом БГУ начнет на своей базе создавать различного рода факультеты, в том числе и медицинский, начнет штамповать врачей, которые в медицине ничего не будут понимать. Начнет штамповать педагогов, которые ничего не будут знать в педагогике. Это страшно. Поэтому лучше, чтобы вузы существовали по профессиональному принципу и готовили специалистов по принципу профессиональной принадлежности. Когда мы искусственно создаем некий конгломерат, некий классический университет, то непонятно, кто из его стен будет выходить, и чем эти люди будут заниматься.

На сегодня создание опорных вузов зависит полностью от Министерства образования и науки, эта идея исходит оттуда и активно проталкивается на разных уровнях — в Госдуме, на уровне правительства, эту идею поддержала госпожа Голодец, которая курирует образование и науку в правительстве РФ. Однако разработчиком идеи является группа специалистов ВШЭ, в которую входят эксперты Всемирного банка, работающие под эгидой ВШЭ.

Скептичен в своих оценках происходящего в высшей школе ипервый вице-президент Центра моделирования стратегического развития Григорий Трофимчук:

— В системе российского высшего образования развивается процесс, состоящий из двух частей: 1) бывшие рядовые институты стремятся получить статус «университетов», чтобы охватить как можно больше профессиональных сфер и, соответственно, получать больше денег; 2) все эти заведения государство, в свою очередь, стремится слить в некие федеральные узлы («опорные вузы» и т.п.), чтобы в максимально возможной степени экономить бюджетные средства, получая при этом как можно больше с тех же студентов и их родителей.

В идеале, по замыслу профильных ведомств, количество базовых островов образования, видимо, должно соответствовать количеству федеральных округов.

В рыночной сфере образование как таковое, – просто один из механизмов по получению денег, и мы, соответственно, видим усилия по дополнительной концентрации прибыли в этой отрасли. При этом талантливых людей сегодня не ищет никто, так как никто не будет тратить время и деньги на выращивание уникальных, эксклюзивных кадров. Отсюда все наши успехи в экономике, когда практически все значимые, в денежном отношении, должности занимают люди с дипломами, но без мозгов. Другая категория «умных и особо одарённых» – это дети высокопоставленных родителей. При таком раскладе образование становится фикцией, конторой по выдаче нужных дипломов нужным людям.

Иркутская область, как и все остальные регионы, естественно, стремится получить такой «образовательный узел» для себя, изобретая, выдумывая и демонстрируя какие-то отличия, особенности. С простым расчётом, в конечном итоге, на то же самое получение государственных денег. Однако нельзя предъявлять в этом смысле претензии региону, так как все сегодня элементарно хотят жить. А за счёт стремления к таким «святым» социальным целям как образование это сделать чуть легче.

В то же время в реальных рейтингах российских вузов, в системе подсчёта их эффективности разобраться практически невозможно. Общемировые списки «успешности» таких заведений также не могут считаться объективными, так как на том уровне в процесс вмешивается уже чистая политика.

Но всё-таки главным показателем полезности того или иного вуза является его вклад в развитие отечественной экономики. Поэтому судьба проекта «опорные (федеральные) вузы» зависит исключительно от судьбы этой самой отечественной экономики, которая, как нам известно, находится, в лучшем случае, в режиме долгосрочного кризиса. Проще говоря, никто из профильных министров не знает, какие специалисты и в каком количестве сегодня нужны стране, – возможно, уже сейчас стране нужны только одни солдаты и санитары. Чтобы не опоздать.

Иркутский «опорный университет» не лучше и не хуже остальных своих конкурентов, в том числе из соседних регионов. Так как все они пока ещё держатся на старом советском «топливе», той школе, которую представляет собой значительная часть преподавателей. Но уже очень скоро из-под российского высшего образования будет выбита и эта, последняя, подпорка.

Как видим, идея «опорных университетов» продолжает последовательно критиковаться с разных сторон — но есть большие сомнения, что она достигнет цели. Процесс запущен, и (цитируя Сергея Шмидта) Иркутской области «остается только пытаться выиграть что-то для себя».

(ИА «Телеинформ»)

Добавить комментарий