Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

ОНЛАЙН-ОБРАЗОВАНИЕ ПРОТИВ ОБРАЗОВАНИЯ Подмена очного образования дистанционным

14.03.2017

Источник: Гражданская инициатива за бесплатное образование

Автор: Сергей Кузбасский

оптимизацияОНЛАЙН-ОБРАЗОВАНИЕ ПРОТИВ ОБРАЗОВАНИЯ Подмена очного образования дистанционным

С тревогой прочитал информацию о проекте развития электронного обучения в России.  Павел Панов Онлайн-обучение в вузах заменит «живые» лекции и семинары  http://izvestia.ru/news/669377#ixzz4avoFye8L С одной стороны, безусловно, нужно идти в ногу с веком и использовать те возможности, которые открывает нам технический прогресс. Но, с другой стороны, возникает опасение, что увлечение техническими новациями не только не принесет пользы процессу обучения, но, наоборот, нанесет ему, возможно, непоправимый вред.

Мне  представляется, что электронное образование в предлагаемом виде сработает как раз против повышения качества обучения и против повышения результативности образовательного процесса.  Очный компонент незаменим для качественного образования.  Поэтому электронное образование нужно рассматривать как дополнение к очному образованию, но не как замену его.

Сторонники  проекта, как мне представляется, подменяют очное образование дистанционным. Из очных занятий они хотят оставить только консультации с неясным статусом, которые должны проводиться загадочными тьюторами. Традиционные лекционные и практические занятия из этой схемы выпадают. Вряд ли это будет способствовать повышению качества образования, скорее наоборот.  Не ясно, будут ли эти консультации обязательными для посещения студентов, обязаны ли будут студенты к ним готовиться, сколько групп одновременно могут присутствовать на занятии, и, наконец, имеет ли право преподаватель что-то задавать на занятии и что-то спрашивать со студентов.

Недостатки онлайн-образования.

  1. Не всегда ясно, кто именно выполняет контрольные задания – сам учащийся или какой-нибудь «доброжелатель».  Этот фундаментальный недостаток данного типа образования, скорее всего, в принципе,  непреодолимый. Невозможно проверить, кто именно выполняет задание, поэтому возможность выставления объективной оценки под вопросом.
  2. При автоматической проверке усвоения материала при помощи тестов возрастает возможность коррупции – ибо ответы на задания будут продаваться. Раз есть спрос – будет и предложение. А проверить авторство ответа практически невозможно.
  3. Тестовая форма проверки неадекватна, особенно, в гуманитарных дисциплинах. Невозможно полностью формализовать и автоматизировать образовательный процесс без ущерба для самого процесса. Особенно опасно увлечение тестированием  в  гуманитарных науках,  в философии. Ибо философия плюралистична, неоднозначна, спорна по своему существу: от оснований до конечных выводов. Сама же система тестирования предполагает однозначные ответы. При таком подходе пропадает возможность развития самостоятельного мышления учащихся.
  4. При онлайн-образовании практически невозможен воспитательный компонент. Ибо воспитание предполагает личное общение преподавателя и студента. Передача ценностей происходит в личном эмоциональном контакте.  Сама личность преподавателя, его поведение в различных ситуациях оказывает на учащихся воспитательное воздействие.  Особенно значим это фактор в гуманитарных науках, но именно их в первую очередь и хотят подвергнуть сомнительному онлайн-эксперименту.
  5. Как раз навыков устного личного общения не хватает выпускникам российских вузов. Это утверждает любимый нашими реформаторами Всемирный банк. «В самом большом дефиците у молодых ребят командные навыки и умение общаться, – делится наблюдениями Ирина Абанкина, директор Института развития образования ГУ ВШЭ. – Каждый отлично умеет делать что-то наедине с компьютером, а в связке с другими – нет, их этому не учили». Работая в коллективе, они либо ударяются в деструктивную критику, либо замыкаются в себе. Именно из-за этого зачастую тормозит карьера молодых в России.  Умение общаться стало важным не только для так называемых договаривающихся профессий, например для специалистов по продажам, но абсолютно для всех, говорит Дмитрий Волошин, директор департамента исследований и образования Mail.Ru Group. В том числе для технарей. Например, среди новых требований к молодым рабочим и конструкторам ОКБ Сухого не только хорошее знание технического английского, но и умение работать в команде, говорит директор по персоналу компании Ирина Первышина. Но современное поколение часто считает, что все можно решить и сделать самостоятельно, без коллективного обсуждения, огорчается она».  Елена Горелова Навыки, которые помогут сделать карьеру в ХХI веке Молодым россиянам не хватает критического мышления и чувства локтя http://www.vedomosti.ru/management/articles/2015/03/31/naviki-kotorie-pomogut-sdelat-kareru-v-hhi-veke   А эти навыки общения как раз и формируются  на лекциях и семинарах по гумантарным наукам – при настоящем очном образовании, в при личном контакте с преподавателем.
  6. Само понятие очного образования при таком онлайн-подходе размывается. Если мы возьмем приказ еще ливановского МинОбра, то мы увидим в нем странное положение: «допускается отсутствие  аудиторных занятий». Приказ Минобрнауки России от 09 января 2014 г. № 2 «Об утверждении Порядка применения организациями, осуществляющими образовательную деятельность, электронного обучения, дистанционных образовательных технологий при реализации образовательных программ». http://xn--80abucjiibhv9a.xn--p1ai/%D0%B4%D0%BE%D0%BA%D1%83%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D1%82%D1%8B/6045/%D1%84%D0%B0%D0%B9%D0%BB/5074/%D0%9F%D1%80%D0%B8%D0%BA%D0%B0%D0%B7%20%E2%84%96%202%20%D0%BE%D1%82%209.01.2014%20%D0%B3..pdf

Пардон, а что же тогда остается от очного образования? Что же делает очное образование именно очным? Разве не аудиторные занятия с личным участием преподавателя? Авторы проекта фактически уничтожают  очное образование (в случае перевода его исключительно в онлайн-режим) или же сводят его к милостиво оставленным консультациям с тьюторами. Но консультации проводятся для студентов всех форм обучения. Где же специфика именно очного обучения?  Происходит явная подмена очного образования дистанционным.  Со всеми вытекающими катастрофическими для образования последствиями.

оптимизация

Сторонники  проекта указывают на то, что не все преподаватели работают на высоком уровне.  Безусловно, данный факт имеет место быть, но он характерен практически для любой отрасли человеческой деятельности.  Мы знаем к тому же немало плохо работающих проректоров, и даже! – ректоров. Значит ли это, что проректоров и ректоров надо упразднить как класс,  и поставить вместо них какую-нибудь хитрую онлайн-программу? Все это задумано с целью сэкономить на преподавателях, на образовании, уменьшить контингент преподавателей. Но ведь это нанесет колоссальный вред отечественному образованию и нашей стране в целом.

Сторонники онлайн-обучения  уповают на конкуренцию программ, преподавателей, и думают,  что в результате такой конкуренции сохранятся лучшие курсы по предмету и лучшие преподаватели получат преимущество. На деле же произойдет наоборот:  поскольку многим студентам нужны не знания, а диплом, то они выберут курс полегче и преподавателя, которому легче сдать. Включится механизм обратной селекции. Требовательные преподаватели и трудные курсы будут отсеяны.  Если же возникнет бизнес на ответах на тесты, то по законом ценовой конкуренции,  студенты выберут тот, который, при прочих равных условиях, стоит меньше денег. В дальнейшем будет играть роль и момент престижа. С этой точки зрения студенту будет выгоднее пройти онлайн-курс в  лучших вузах страны, даже если этот курс сам по себе не будет лучшим. Большинство вузов при таком подходе просто прекратит существование.

Существующие онлайн-курсы оставляют тягостное впечатление. Это куцые лекции, мало связаны с контрольными знаниями. Более того, большинство таких заданий, особенно, тестового типа, можно решить путем обращения в гугл. Само собой разумеется, знаний от этого не прибавится. Таким образом, в принципе, можно пройти любой курс за неделю, используя поисковые системы, но знаний от него не получишь.

Сторонники онлайн-проекта не приводят доказательств  эффективности предлагаемой  модели.  «А эффективность обучения и с точки зрения получаемых результатов, и с точки зрения соотношения затрачиваемых ресурсов и количества обученных оказывается выше традиционных технологий, — говорят в ведомстве». http://izvestia.ru/news/669377#ixzz4avoFye8L Тут, как сказал бы Станиславский: не верю!  Ведомство, которое считает, что дистанционное образование лучше по качеству, чем традиционное очное,  разогнать надо. Что касается использования ресурсов, то это вопрос второстепенный. Экономия ресурсов не должна идти в ущерб качеству образования.  Что толку в экономии ресурсов  в том случае, если само образование превратится в профанацию?

Вот что, написала одна из посетительниц нашего сайта: «А за последние 20 лет с этим доступным платным и дистанционным высшим таких специалистов наплодили! После колледжей пришли «великие учителя» в среднюю и старшую школу, а им самое место в ДОУ и в начальной школе. За три месяца можно получить диплом учителя английского языка, имея заочное «высшее» экономическое, никуда не выезжая, заплатив 11000 рублей, отправляя работы через Интернет. И это по любому предмету! Похоже, что это заговор против просвещения и образования россиян. Уходят из школ высокообразованные и интеллигентные учителя в силу разных причин: возраст, здоровье, низкие зарплаты, не соответствующие разрастающимся функциональным обязанностям. Остаются либо равнодушные, либо умеющие ловчить, либо те, которых нигде не ждут, либо творцы и борцы, но число последних неумолимо сокращается. А три первые категории учителей будут взращивать себе подобных. Вот и думайте: той ли дорогой вы идёте, господа реформаторы?»

.

Некоторые сторонники  проекта также стремятся включить в систему электронного образования еще и элемент подушевого финансирования и «индивидуальные траектории обучения».  Нам представляется такое соединение искусственным и, по существу, деструктивным. Эти либеральные новации ничего кроме вреда процессу обучения  принести не могут.

«Индивидуальные траектории» — понятие сомнительное.  Студенты, как правило, не компетентны в вопросах, какие предметы им нужны для освоения специальности, в каком объеме и пр. Зато стремление к минимизации усилий приведет к тому, что будут выбираться курсы, которые легче всего сдать и преподаватели которым легче всего сдать.  Что, само собой разумеется, отнюдь не будет способствовать повышению качества образования.

Некоторые  полагают, что переход на нормативно-подушевое финансирование работы всех образовательных подразделений с возложением ответственности за успехи каждого обучающегося на их работников будет способствовать увеличении заинтересованности преподавателей в повышении качества образования. По нашему же мнению, данная мера приведет просто к катастрофическим последствиям. Такая система создает заинтересованность педагога в завышении оценок и снижении требовательности к студентам со всеми вытекающими отсюда последствиями.  Двойки ставить будет нельзя – иначе в зарплате потеряешь.

Реформаторы  почему-то предполагают, что преподаватели в массе своей не заинтересованы в качественном обучении студентов. Они не учитывают и тот факт,  что не все в результатах обучения зависит от преподавателя.  В значительной мере успешность обучения зависит от усилий самого студента.  Поэтому наказывать материально преподавателя за низкие результаты обучения студентов несправедливо. Подушевое финансирование уже заставляет руководство вуза давить на преподавателей, чтобы он ставили поменьше двоек с целью «сохранения контингента». Нормативно-подушевое финансирование вузов создает систему заинтересованности в понижении требовательности к студентам, а, значит, в снижении качества образования.

Несколько лет ливановское  министерство образования боролось с «неэффективными» вузами.  В этой борьбе было немало глупостей и злоупотреблений, но какие же вузы подверглись наибольшему отсеву? Это – коммерческие вузы и филиалы вузов, где в значительном объеме присутствует платное образование.  Тем самым министерство образования де-факто признало неэффективность вузов, работающих на коммерческих началах, на рыночных принципах. Зачем же тогда вводить в государственных вузах квазирынок с нормативно-подушевым финансированием? Где логика?

К сожалению, новый министр образования  не понимает всей пагубности этого нововведения.

Министр образования Васильева рассказала о новой системе финансирования вузов

http://www.mk.ru/social/2017/03/03/ministr-obrazovaniya-vasileva-rasskazala-o-novoy-sisteme-finansirovaniya-vuzov.html

Эксперимент с  онлайн-обучением предлагают провести, прежде всего, с гуманитарными дисциплинами.  В этом нельзя не видеть позитивистского пренебрежения гуманитарным компонентом высшего образования. Опыт Украины ничему наших горе-реформаторов не научил.  И опасности распространения экстремистских тенденций в молодежной среде они не видят.  Освоение гуманитарных дисциплин требует личного контакта студента с преподавателем и устного общения с ним.  Конечно, если реформаторам нужна профанация гуманитарного образования, то они идут верной дорогой.

Что же такое предлагаемый проект онлайн-образования?  По моему мнению,  это — очередная технократическая утопия с катастрофическими последствиями для высшего образования. Две бомбы – онлайн-обучение и подушевое финансирование вузов добьют наше высшее образование. А без хорошего образования подрастающего поколения наша страна обречена на отставание и исчезновение.  Раньше такие «реформы» назвали бы вредительскими.

1 комментарий

  1. Олег:

    Не надо обижать технократов. Все эти идеи столь же губительны для естественнонаучного образования. А если учесть, что педагогическое образование наши реформаторы относят полностью к гуманитарной сфере, то становится понятна перспектива полного и окончательного краха образования в стране, а значит — страны.
    Идеи эти идут от экономистов-недоучек (из ВШЭ в том числе). У них-то образование уже дистанционное (на большой дистанции от здравого смысла и компетентности).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *