Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

Общественники поставили под сомнение состав федерального перечня учебников

24.03.2014

Общественники поставили под сомнение состав федерального перечня учебников

Мария Дмитриева


На минувшем заседании Общественного совета при Минобрнауки РФ самое яростное обсуждение вызвала тема нового федерального перечня учебников. Напомним, в этом году список рекомендованных министерством сократился почти в 2,5 раза благодаря новому порядку формирования перечня, который значительно ужесточает правила попадания в число избранных.
Теперь каждый учебник обязательно должен пройти педагогическую и научную экспертизу, а при их положительных результатах ещё и общественную. Специалисты на совете отметили: по большей части работа удалась – некачественные учебники наконец-то исчезли из числа рекомендованных. Но не обошлось без скандала. Выяснилось, что вместе с откровенно плохими за бортом оказались и линейки учебников, давно признанных специалистами и предпочитаемых педагогами: Л. Петерсон, Л. Занкова, Г.Граник, Б.Гейдмана – это только несколько авторов. В интернете уже начались сборы подписей под петициями учителей и родителей, а издания бьют в набат. По их мнению, линейки не попали в перечень исключительно ввиду формальных причин. При этом Минобрнауки последнего вроде бы ине скрывает.

“Я не припомню такого количества обращений к отдельным членам совета, которое поступило в связи с учебниками, — констатировал Сергей Волков, учитель русского языка и литературы, член Общественного совета. — Видимо, люди бьются уже во все двери, потому что ситуация выглядит странной”.

При этом общественники также недоумевают, говоря о формальности причин, по которым та или иная линейка не попала в перечень. “Издательство «Корпорация Федоров» представило копии экспертных заключений вместо оригиналов, — говорится в комментарии министерства. — Издательство «Титул» представило экспертные заключения, в которых название учебников не соответствовало тому, которое значилось на титульных листах”. Неужели, эти вопросы нельзя было уладить на уровне приема документов?

Алексей Венедиктов не согласился со многими доводами министерства

Кроме того, обращали внимание участники заседания и на откровенно сомнительные и смешные причины негативных экспертных заключений на некоторые учебники. Евгений Ямбург, сопредседатель совета, привел пример, когда учебник по английскому языку забраковали из-за употребления в стихотворении слова gay в значении “веселый”, эксперт посчитал, что в деле – пропаганда гомосексуализма. Алексей Венедиктов, главный редактор “Эха Москвы” процитировал отзыв эксперта по русскому языку на учебник для начальной школы: “Содержание учебника математики не способствует формированию патриотизма: гномы, эльфы, факиры со змеями, три поросенка вряд ли призваны воспитывать принципы патриотизма”…

— Хотелось бы, чтобы учебники, которые существуют уже долгие годы, линейки, по которым многие учатся, не выводились так просто, из-за одного случайного негативного отзыва, нужно, чтоб к этому относились более внимательно, — подытожил Михаил Гельфанд, российский ученый, исследователь, публицист.

Михаил Гельфанд выразил точку зрения общественности

Прозвучали опасения, что в результате столь сомнительного и жесткого отсева под угрозой оказалась вариативность образования. Также не исключен риск выявления коммерческой составляющей – ведь удаление из перечня одних передает львиную долю книжного рынка другим. Кроме того, важный вопрос – как быть тем, кто уже начал учиться по исключенным линейкам?

На вопросы и опасения общественников попытались ответить чиновники Минобрнауки РФ.

— Учебники, которые в школах использовались, будут там использоваться, пока не истечет их пятилетний срок годности. Это отражено в приказе, — особо подчеркнул министр Дмитрий Ливанов. — Поэтому, если какой-то класс учился по определенной линейке, и она в перечень не попала, он имеет все шансы по ней доучиться.

Кроме того, министр, в свою очередь, усомнился в подлинности многих обращений: он получил сотни писем в защиту одного из учебников, но отличались они только электронным адресом и подписью. «Ясно, что это была некоторая компьютерная генерация. Издательства, которые по тем или иным причинам оказались вне перечня, инициировали эти обращения», — делает вывод министр.

Дмитрий Ливанов счиатет, что вариативности образования ничего не угрожает

Кроме того, Дмитрий Ливанов не согласен с тем, что есть угроза вариативности образования: “У нас в начальной школе осталось около 11 линеек. Куда уже больше вариативности?”. Наконец, отрицает он и лоббирование интересов определенных изданий: “Хотя, действительно, количество учебников сократилось, но количество разных издательств увеличилось. Здесь никакой монополизации не произошло, наоборот”.

Наталья Третьяк, замминистра, не признает отрицания формального подхода при допущении учебника в перечень.

— Меня удивляет подход двойных стандартов. Потому что когда предъявляются формальные регламентационные требования к другим позициям, например, проведению конкурса, приему в образовательные учреждения и т.д., у нас не вызывает вопросов, почему вдруг мы отклоняем те или иные документы или проекты, которые не соответствуют формальным показателям. Если мы закрываем глаза на эти нарушения, это говорит о том, что есть основание для возникновения коррупции со стороны чиновников.

Евгений Ямбург оспорил доводы Натальи Владимировны с помощью лишь одного примера. В перечень разрешенных не попал учебник технологии подготовки младшего обслуживающего персонала для учащихся с тяжелой ментальной инвалидностью. “Это спецучебник, он вообще один такой”, — заметил сопредседатель совета. Дело в том, что он прошел экспертизу в Академии повышения квалификации работников образования, не уполномоченной таковую проводить.

— У неё не было лицензии, а в результате дети с тяжелой ментальной инвалидностью остались без учебника. Это тоже звучит, мягко говоря, антигуманно, — справедливо подчеркнул педагог.

Наконец, чиновники по естественным причинам защищали экспертов и их заключения на учебники. “Мы заказывали экспертизу не конкретным экспертам, а академиям наук – РАН и РАО. Каждая экспертиза проверялась экспертным советом внутри академии, и экспертное заключение в целом подписывалось уполномоченным лицом. Организаций с более высоким статусом, чем РАН или РАО, у нас нет”, — заявил Дмитрий Ливанов.

Наталья Третьяк твердо остаивала позицию министерства

В итоге члены общественного совета намеревались проголосовать за предложение обратиться к министерству с просьбой назначить повторную экспертизу названных линеек в максимально короткие сроки для того, чтобы довключить их в перечень. Однако Наталья Третьяк предложение зарубила на корню одним простым аргументом: порядок формирования перечня уже утвержден всеми инстанциями и работает, но в нем не предусмотрено положение, позволяющее добавлять учебники к существующему списку, который будет действителен в течение трех лет. Так что довключение невозможно по закону. При этом замминистра уточнила, что модификация согласно порядку все-таки имеет место быть, но только для исключения учебников из принятого перечня, чем немало удивила собравшихся. Ведь на более чем 1 500 учебников пришлось минимум по три экспертных заключения – понятно, насколько велика возможность ошибки, которая могла стоить достойному изданию попадания в число избранных.

В конце концов, после долгих споров, совет все-таки принял решение – рекомендовать Минобрнауки усовершенствовать существующий документ об утверждении порядка формирования федерального перечня учебников так, чтобы в течение трех лет из него можно было бы не только исключать, но и добавлять в него учебники. Кроме того, Общественный совет настоятельно просил министерство вести серьезную разъяснительную работу по поводу действующих учебников. Вполне возможна ситуация, когда книга, получив клеймо “антипатриотичная”, будет фактически выкорчевана из школы рьяно взявшей под козырек администрацией. А пострадают в итоге дети.

Фото в (топе) Марии Голубевой

http://www.ug.ru/news/11332

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *