Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

Нотодобывающая промышленность

12.08.2013

Нотодобывающая промышленность
В этом году на Зальцбургский фестиваль приглашены несколько молодежных оркестров из Венесуэлы. Но не в качестве бедных родственников, а как живой пример того, как надо строить музыкальноеобразование. О том, что такое венесуэльская «Система», рассказываетСергей Ходнев.

Официально «Система» называется длинно и нудно: «Государственный фонд национальной системы молодежных и юношеских оркестров Венесуэлы». Точнее, называлась, потому что при Уго Чавесе ее переименовали в Музыкальный фонд имени Симона Боливара. Но все по-прежнему предпочитают коротко называть ее на испанский манер — El Sistema. Это слово все чаще произносят с особым придыханием по всему миру музыканты и чиновники, политики и педагоги, социологи и концертные менеджеры.

В новостях часто говорят о взаимной неприязни между Венесуэлой и западными демократиями. Зальцбургский фестиваль вообще старается в политику не лезть (в международную — тем более), в левацких симпатиях его заподозрить крайне сложно, но вот поди ж ты — 1300 питомцев опекаемой Боливарианской Республикой «Системы» приглашены на главный фестиваль мира. Такого массированного десанта музыкантов не то что из Южной, а хотя бы из Северной Америки в Зальцбурге никогда не было.

Покойный Уго Чавес тут, конечно, ни при чем. Конечно, El Sistema при нем процветала, и само ее существование хорошо вписывалось в идеологию команданте, но основана она была аж в 1975 году. И хотя за эти почти сорок лет в Венесуэле много чего произошло, «Системе» все перевороты и смены правительств были нипочем. Ее основатель и бессменный руководитель Хосе Антонио Абреу всегда ухитрялся выстраивать с государством в высшей степени дружественно-партнерские отношения, но оставаться при этом выше политиканства и партийных лозунгов.

Говоря коротко, детище Абреу — система всеобщего музыкальногообразования для детей и юношества. Общегосударственная, некоммерческая, с огромным количеством образовательных центров и базовых ячеек. Для жителей бывшего СССР в таком описании нет ничего необыкновенного. Но все же при всем уважении к почившей в бозе великой советской системе музобразования венесуэльская El Sistema совсем другая.

У самого Хосе Антонио Абреу два высших образования — экономическое и музыкальное. Это нетривиальное сочетание дипломов по-своему характеризует дело его жизни. С одной стороны, его идея состояла в том, что музыка должна объединять, утешать, вдохновлять, возвышать, что совместное музицирование должно прививать детям не только чувство товарищества, но и чувство прекрасного. Всем детям — не только отпрыскам городской интеллигенции, но даже беспризорникам, которые таким образом получали бы пресловутую путевку в жизнь. Это, что и говорить, прекрасные соображения, с которыми сложно не согласиться. Но с чистого листа превратить их из прекраснодушной декларации в работающий педагогический механизм, да еще охватывающий всю страну,— задача утопическая. А для Венесуэлы с ее непростыми социально-экономическими обстоятельствами — уж подавно. И тут, очевидно, помогло экономическое образование Абреу.

Хотя начиналось все с одного-единственного коллектива — Национального юношеского оркестра Венесуэлы (который теперь называется Симфоническим оркестром имени Симона Боливара), на сегодняшний день «Система» создала и выпестовала по всей стране примерно 150 юношеских оркестров и 70 детских, и это не считая камерных и хоровых коллективов. Главный принцип — не просто борьба за количественные показатели, а превращение оркестра из предмета роскоши в вездесущее социальное явление: он должен быть в каждом городе, а в идеале — и в каждой деревне. И это, заметим, не какая-нибудь Германия, в которой иные городские оркестры появились еще в XVIII веке, а Венесуэла, где большой академической музыкальной традиции нет и где большинству населения вообще должно быть как-то не до классической музыки.

Цель «Системы» как раз и состоит в том, чтобы нести музыку в массы, а также в том, чтобы перед глазами местного населения всегда был счастливый пример мальчиков и девочек, которые посреди ужасов нищеты занимаются себе музыкой (а также — не будем забывать об этом — получают стипендию). Учителя «Системы» много работают с семьями учеников, старательно разъясняя им, насколько важно то, чем занимаются их дети.

Приезд в Зальцбург Хосе Антонио Абреу (в центре) не помог Александру Перейре (справа) решить проблемы с финансированием фестиваля
Приезд в Зальцбург Хосе Антонио Абреу (в центре) не помог Александру Перейре (справа) решить проблемы с финансированием фестиваля
Фото: AFP
Для самих учащихся школа и оркестр должны быть не каторгой, а островком комфорта, приветливости, осмысленности. Мотив социальной адаптации тут, разумеется, чрезвычайно важен, но есть еще одно серьезное психологическое обстоятельство. В отличие от советской системы музобразования, которая всегда тяготела к тому, чтобы воспитывать солистов, «Система» Абреу старается последовательно формировать чувство локтя, умение слышать друг друга и получать удовольствие от совместной работы. Причем с самого раннего возраста: в «Системе» обучаются дети с двух лет, хотя первый инструмент они берут в руки позже, лет в пять-семь. Более того, работа с неблагополучными, но здоровыми детьми — это еще не все: «Система» также занимается детьми с ограниченными возможностями.

Тщательно разработанные учебные программы продуманы таким образом, чтобы дисциплина не переходила в муштру, чтобы практика не расхолаживала, чтобы не пропадали эмоциональная отдача и увлеченность. И это опять-таки не просто красивые, но пустые слова. Когда в 2000-е годы Симфонический оркестр имени Симона Боливара начал активно гастролировать по всему миру, именно открытая, хлещущая через край эмоциональность юных венесуэльцев неизменно вызывала отчаянные восторги — хотя в репертуаре оркестра не только популярные симфонические шлягеры, но и много сложной музыки ХХ века, к примеру.

Теперь оркестр имени Боливара уверенно входит в число самых известных симфонических коллективов планеты, его главного дирижера, 32-летнего Густаво Дудамеля, наперебой приглашают знаменитые оркестры и театры, а в перечне наград самого Хосе Антонио Абреу нет разве что Нобелевской премии мира. И десятки стран пытаются, подражая венесуэльскому опыту, создать у себя аналоги «Системы».

Понятная сложность такого подражания состоит в том, что перенять и адаптировать саму образовательную методику — полдела. Залог существования El Sistema — массированная государственная поддержка, и далеко не везде даже на Западе государство готово проявить подобную щедрость.

Возможно, именно поэтому художественный руководитель Зальцбургского фестиваля Александр Перейра и решил с таким почетом принять у себя венесуэльцев: посмотрите, мол, бюрократы, чего можно достичь, если не скупиться в расходах на культуру и образование. Для самого Перейры, возглавившего фестиваль в 2012 году, это больной вопрос. С момента своего назначения он неоднократно говорил о недовольстве объемами финансирования, которое фестиваль получает из государственного и местного бюджетов. Увы, уже ясно, что в этом вопросе зальцбургские гастроли «Системы» не помогут: рассорившись с чиновниками, Перейра объявил, что в будущем году уйдет со своего поста.

Авторские страницы Сергей Ходнев

Добавить комментарий