Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

Нет места для детей В Шексне закрыли детское отделение больницы, а в Череповце поликлиника готова потратить на свой юбилей почти 900 000 рублей

19.10.2015

Источник: RegNews

Автор: Ветров Михаил

Нет места для детей В Шексне закрыли детское отделение больницы, а в Череповце поликлиника готова потратить на свой юбилей почти 900 000 рублей

В поселке Шексна, Вологодская область, родители в это воскресенье выйдут на митинг. Акция согласована, глава населенного пункта дал добро. Причина проста: с 1 октября в населенном пункте закрыли детское отделение больницы. Областные чиновники от медицины называют это «оптимизацией» и «реструктуризацией коечного фонда стационаров».

Как думаете, почему понадобилось оптимизировать детское отделение под корень? Вряд ли ответ придется долго искать. Причина уже не раз озвучивалась коллегами вологодских слуг народа — в других регионах, в других декорациях. Но суть оставалась одной и той же: нет денег.

В данном случае руководство больницы ссылается на новый порядок финансирования учреждения. Деньги приходят за фактически оказанные услуги. В больницу попал пациент, ему помогли — страховая компания оплачивает выставленные счета. А вот за пустующие по причине крепкого здоровья населения койки платить некому. В то же время, по словам главврача шекснинской больницы Сергея Сахарова, на готовность персонала и отделений к приему больных тратиться надо каждый день. В интервью поселковой газете «Звезда» Сахаров заявил, что в детском отделении койки в среднем пустуют по три с лишним месяца. Этот простой больнице выносить тяжело.

610x390_out__

Поэтому, продолжил главврач, с октября помощь детям будет оказываться на иных началах: «Мы планируем направлять заболевших детишек с острыми респираторными инфекционными заболеваниями для лечения в соответствии с «Порядком оказания медицинской помощи» в инфекционное отделение, тем самым решается проблема эффективного использования инфекционных коек. А для лечения детей с соматической (неинфекционной) патологией будут выделены три палаты в свободном крыле терапевтического отделения».

То есть дети будут лежать во взрослых отделениях. На первый взгляд, ничего ужасного, тем более что палатам сделают косметический ремонт, для детей организуют отдельный сестринский пост, а вести их, как и прежде, будет педиатр. Тем более, что для шекснинских детей это не внове: дети, которые получали травмы, проходили лечение во взрослой хирургии, где для них не выделялось отдельных коек.

Но давайте разберемся, все ли так гладко, как утверждает руководство шекснинской больницы. Для этого вернемся чуть-чуть назад и обратим внимание на ту часть рассказа Сахарова, где говорится о детях с ОРВИ. Где их будут лечить? В инфекционном отделении.

«Когда собираются лечить детей с пневмонией и другими детскими заболеваниями рядом с товарищами, проходящими лечение от гепатита и других взрослых болезней — непонятно. Я, честно, боюсь того, что моего 4-х летнего ребенка положат в палату с тетей-наркоманкой, больной гепатитом. Честно, тут вариантов много, и не один мне не нравится. А общий санузел в инфекционном отделении?» — говорит одна из местных жительниц Ольга Мозоль.

Допустим, соседство мальчика с гриппом и здоровенного мужика с гепатитом в одной палате — вопрос дискуссионный. Все же больных с настолько разными диагнозами постараются отдалить друг от друга (хотя, как известно, в российских больницах и не такие «чудеса» случались). Но коридор-то общий. И санузел тоже. Стоит ли рассуждать о том, что санузел в детском стационаре и санузел в инфекционном отделении — это, как говорят в Одессе, две большие разницы? И как той же маме маленького мальчика идти вместе с сыном в этот санузел, чтобы помочь ему умыться?

Хорошо, сокращение коек необходимо по описанным выше (и убедительным, как ни крути, причинам). Но зачем лишать детское отделение всего пятого этажа, которое оно ранее занимало? Если сколько-то коек работали с загрузкой в три четверти от полной, то, сократив их число наполовину, больница получала требуемую экономию, оставив при этом детям комфортные условия для лечения.

Вспомним при этом, что Сахаров сам признал: для того, чтобы принимать детей, палатам нужен косметический ремонт. Учтем, что всю правду, как она есть, вот так с ходу в интервью обычно не выкладывают, и тогда сможем хотя бы отчасти представить себе, на что похожи палаты, выделенные для детей во взрослом отделении.

А в инфекционном, к слову, даже косметически ремонтировать ничего не собираются — по крайней мере, Сахаров об этом ничего не сказал. Хотя именно туда, по статистике, весьма часто попадают различные асоциальные личности — наркоманы, алкоголики и прочие потенциальные носители целых «букетов» болезней, одна другой краше. Эти люди меньше всего озабочены тем, чтобы сохранять больничное имущество в хорошем состоянии.

Тем же вопросом — о сохранности детского отделения как такового — задается и Ольга Мозоль: «Также не понимаю, почему нельзя было оставить хотя бы половину 5-го этажа для детей. Со слов представителя департамента (здравоохранения — прим. RegNews) на это нет денег, т.к. необходимы будут круглосуточные медицинские посты».

Но, по словам Сахарова, дополнительный сестринский пост все равно придется организовывать. Так какая тогда разница?

Тут хотелось бы напомнить, что застрахованные по системе ОМС россияне имеют право на бесплатную медицинскую помощь и лечение. Но вводимые ограничения вполне могут подтолкнуть родителей шекснинских детей возить своих сыновей и дочерей в другие города.

До Череповца по железной дороге — тридцать с лишним километров. По шоссе — и того больше, около пятидесяти. До Вологды — еще дальше. Поездки забирают время и стоят денег. Да, ребенка примут бесплатно, но кто компенсирует родителям расходы на путь до врачей, на который фактически вынуждают решиться?

Впрочем, родители шекснинских детей и до решения руководства больницы не очень-то жаждали отдавать туда своих детей на лечение. В соцсетях можно найти не один рассказ о том, как местные медики проглядели заболевания.

«В 8 месяцев ходили на прием к педиатру на плановое взвешивание и прочее, я пожаловалась на тяжелое дыхание ребенка, на что педиатр быстро нас послушала и убежала, и сказала: «Ну, понаблюдайте еще». Дальше медсестра нас взвесила и померяла, я еще раз обратила внимание на дыхание ребенка, на что получила в ответ «неловкое пожимание плечами». Через несколько дней мы собрались и поехали в Вологодскую областную детскую больницу к платному специалисту. Во время приема, проведя минимальный опрос и послушав ребенка, нас сразу же положили в стационар и сказали, хорошо, что приехали (вещи мы собрали заранее, надеясь, что положат в больницу). Здесь у нас уже несколько дней подряд берут всевозможные анализы и проводят все необходимые процедуры. Мы идем на поправку», — рассказывает Екатерина Сасина.

«…пять раз они сыну ставили один диагноз, а была аллергия, из-за которой я полгода спать спокойно не могла, т.к. в любой момент мог начаться приступ. И задыхающегося ребёнка везли опять на скорой в детское отделение ЦРБ, и в очередной раз ставят ларинготрахеит. Меня не слушали, кололи антибиотики. Пока не съездили в вологодскую областную. Меня и мои догадки выслушали, направили на анализ крови, и все стало ясно», — это рассказ Юлии Кузнецовой.

Справедливости ради скажем, что есть и другие рассказы — с благодарностью за помощь. Вот только относятся они в основном к прошлым временам, когда в больнице, которую в марте прошлого года возглавил Сергей Сахаров, были грамотные специалисты. Да, говорят, разъехались почти все, так как в этом учреждении им создали невыносимые условия работы.

Может, руководству шекснинской больницы надо думать не о сокращении детского отделения, а о повышении качества работы? Тогда, глядишь, и койки пустовать перестанут: родителям тоже ведь не больно-то радостно мотаться то в Череповец, то в Вологду, глядя всю дорогу на мучающегося от болезни малыша.

Ну, и напоследок — еще раз о том, что у вологодских учреждений здравоохранения все очень плохо с деньгами. На днях стало известно, что поликлиника № 7 в Череповце захотела отпраздновать юбилей. Ей исполнилось 20 лет. Все бы ничего, но на празднество было решено потратить 875 тысяч рублей. Нет, это не бюджетные деньги, это доходы от оказания платных услуг (поликлиника имеет право распоряжаться такими средствами по своему усмотрению). После того, как на заявку поликлиники на торгах обратил внимание ОНФ, областные чиновники закупку все же отменили, сочтя пир во время чумы неподобающим занятием.

Значит, можно заработать и не считать каждую копейку? Можно. Раз смогла поликлиника, то сможет и больница. Тем более центральная районная, как в Шексне. Где в одном поселке живет 21 с лишним тысяча жителей, а в районе — еще более 33 тысяч.

Хотя, конечно, сократить детское отделение и грамотно обосновать это решение куда проще, чем добиться такой работы учреждения, при которой появятся дополнительные доходы.

Добавить комментарий