Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

Научить хотеть узнать История создания ФМШ кажется фантастической на фоне современных образовательных реформ

17.12.2013

Научить хотеть узнать История создания ФМШ кажется фантастической на фоне современных образовательных реформ

В истории нашего отечества нет другого образовательного проекта, который имел бы такую долгую жизнь и был бы так плодоносен, как проект ФМШ. Красивая идея. Блестящее воплощение, надолго пережившее своих создателей. История создания ФМШ кажется фантастической на фоне современных образовательных реформ

Андрей Колмогоров

О вы, которых ожидает…

М.В. Ломоносов

Да, их ждали. Ждали друзья. Ждали учителя.

— Ты не знаешь, где Наташка?

— Да вон она!

Подходит Наташка лет под шестьдесят.

— Леха! Сколько лет, сколько зим!

Лехе, убеленному сединами, весело от такого обращения.

Неожиданно быстро привыкаешь, когда к тебе подходят и спрашивают: «Вы откуда?» Я говорю: «Из физматшколы Новосибирского Академгородка». Это почти правда.

— А вы откуда? — спрашиваю я.

— Из Белоруссии. Владимир Баков. Выпуск 1970 года.

— Наташа Савицкая из Киева. Выпуск 1974 года.

Вот мы и побратались.

Нет, это не встреча одноклассников. Это встреча с Отечеством, которое называется ФМШ. Дом. Семья. Фэмэшатское братство. Празднует свое пятидесятилетие знаменитая ФМШ №18, а теперь СУНЦ-МГУ — структурное подразделение университета.

2013 год — особенный не только в истории отечественного образования. Он особенный в истории страны. Отмечается полвека учебным заведениям, которые не имели аналогов в мире. Это наш мировой тренд. Это то, чему хотят подражать в США, Великобритании и других странах.

В истории нашего отечества нет другого образовательного проекта, который имел бы такую долгую жизнь и был бы так плодоносен, как проект ФМШ. Красивая идея. Блестящее воплощение, надолго пережившее своих создателей. История создания ФМШ кажется фантастической на фоне современных образовательных реформ, обозначенных лукавой формулой «оптимизация». На самом деле, это узаконенный развал того, что составляет гордость страны. Разгадка этой фантастики проста. Выдающиеся ученые страны — Н. Семенов, П. Капица, А. Сахаров, М. Лаврентьев, А. Колмогоров, А. Ляпунов, С. Соболев, И. Кикоин и многие другие, озабоченные требованиями научно-технического прогресса, приступили к созданию образовательных учреждений, в которых выращивалась бы интеллектуальная элита страны. Убежденные в том, что талант не зависит от кошелька родителей, обеспокоенные тем, что способный ребенок, рожденный в глухомани, навсегда теряет возможность развития (термин А. Колмогорова), они сделали все, чтобы подготовить общественное мнение к созданию школ, где раннее пробуждение интереса к фундаментальным наукам стало бы основной задачей (М. Лаврентьев).

В 1962 году здесь, в МГУ, студенты, собравшиеся в Большой физической аудитории, с восторгом приняли сообщение об открытии первой школы-интерната, созданной в Академгородке Новосибирска. На самом деле, это была всего-навсего Летняя школа, собравшая победителей всесибирской олимпиады от Минска до Колымы. Уже тогда была уверенность, что школа будет.

Да! Да! 21 января 1963 года лекцией выдающегося ученого А. Ляпунова открылась первая ФМШ в Академгородке.

В знаменитом письме в ЦК КПСС ученых и министров оборонных отраслей о настоятельной необходимости создать специализированные школы-интернаты отмечалось, что «при Сибирском отделении Академии наук СССР уже функционирует физико-математическая школа-интернат».

Подумать только, школа была открыта за полгода до постановления Совета министров СССР «Об организации специализированных школ-интернатов физико-математического и химико-биологического профиля».

Не случайно история создания ФМШ так или иначе затрагивалась многими выступающими. Ректор МГУ В. Садовничий назвал физматшколы явлением, заметив, что в то время наша страна понимала, что обороноспособность напрямую зависит от интеллектуального потенциала страны. Именно так и было сказано: «В то время наша страна понимала…» Об этом же неоднократно говорил и директор Новосибирской физматшколы профессор Н. Яворский: «Нас породил военно-промышленный комплекс». Можете себе представить, чтобы Сердюков или Рогозин подписали нечто подобное тому историческому документу?

Выступили представители Санкт-Петербургского, Новосибирского, Екатеринбургского интернатов, деканы профильных и непрофильных факультетов Московского университета.

Поздравление пришло и с Ярославской земли, где ранние годы провел создатель школы Андрей Николаевич Колмогоров. А вот и первая задачка, составленная Андреем Колмогоровым в пять лет: «Имеется пуговица с четырьмя дырочками. Для ее закрепления достаточно протянуть нитку, по крайней мере, через две дырки. Сколькими способами можно закрепить пуговицу?»

Выпускники говорили, что время, проведенное в ФМШ-СУНЦ, — это особая жизнь, определившая дальнейшее существование. Школа — как судьбоносный фактор.

Со сцены они обращались друг к другу: «Саша!», «Леша!» И во всех словах слышалось одно и то же — ощущение счастья от встречи с великими учителями. А на сцене портреты двух создателей школы — Андрея Колмогорова и Исаака Кикоина. На пике мировой славы блистательный ученый Андрей Колмогоров уходит в школу. Да, он печалился, что «оставил» науку, но, как сам говорил, «вынужден склониться перед неизбежностью». Неизбежностью стала реформа школы. Ученик Андрея Николаевича членкорр. РАО Александр Абрамов посвятил свою речь учителю. Широта и глубина научных интересов Колмогорова поражают. Его всегда занимала мысль о такой организации собственного бытия, где бы рациональное начало гармонически сочеталось с неуемной фантазией ученого. Философский смысл соотношения Хаоса и Порядка, поиски вариантов разумного построения жизни — вот что входило в круг его жизненных и профессиональных интересов.

Последняя четверть жизни Колмогорова целиком посвящена школе, теоретическим и дидактическим разработкам математического образования, которым и сегодня нет цены. На самом деле, речь шла о формировании способностей у широких масс молодого поколения, о том, что называется предоставлением равных возможностей.

Андрей Николаевич был уверен, что «при надлежащих условиях достигнуть уровня, нужного для нашей школы, могут многие».

Увы! Эти «надлежащие» условия не только не создаются, но и уничтожаются там, где они все-таки были.

В приветствии министра образования Дмитрия Ливанова сказано о ФМШ как о социальном лифте. Если честно признаться, этот лифт уже имеет ограничения. Все вспоминают знаменитые экспедиции ученых по городам и весям страны в поисках способных учащихся. Никакие дистанционные формы обучения не заменят этих экспедиций. Ученые всегда подчеркивали роль непосредственного контакта с подрастающим поколением, не говоря уже о том влиянии, какое оказывали ученые на развитие школьного образования целого ряда регионов, куда они приезжали. Ученые призывали не преувеличивать роль технических средств обучения. Они считали своим долгом пропагандировать трату личного времени на ученика (М. Лаврентьев).

* * *

Выпускник школы Дмитрий Трещев, членкорр. РАН, говорил, что ФМШ перевернула его представления о физике и математике. Это оказалось не то, чему учили в школе. Решение задач — это еще и изобретение чего-то нового. Это то, о чем говорил легендарный создатель журнала «Квант» Исаак Кикоин: «Своим ученикам я даю задачи, но в ходе их решения у них появляются свои идеи». Один из выступавших гениально заметил: что именно в ФМШ воспитанников научили после решения задачи думать над вопросом: «А если это не так?» При той парадигме образования, которая сейчас задана в массовой школе, такому вопросу нет места.

…Бродишь по вестибюлю, подходишь наугад: «Вы откуда?»

— Сергей Пазизин, выпуск 1984 года, из Калмыкии. Село Приютное…

— Виктор Мещеряков, выпуск 1966 года. Рязанская область, совхоз «Большевик».

Несть числа им, которым были созданы равные возможности.

И был дивный видеофильм о школе, запечатлевший лица тех, кому посчастливилось быть «фэмэшонком».

В финале появится земной шар, и почудится нам, что мы видим на нем то самое явление, которое называется ФМШ.

Наконец, понимаешь, счастье возможно.

Полнота бытия достигается на единственно верном пути — максимальной реализации своих возможностей, когда в пространстве понимания мира сего ты встречаешь учителей, которые сумеют тебе, решившему задачу, задать великий вопрос: «А если это не так?»

P.S. Академик М. Лаврентьев рекомендовал любые торжества заканчивать размышлениями над нерешенными проблемами. То ли нерешенных проблем нет, то ли нет рекомендации размышлять над ними.

Автор: Эльвира Горюхина

Постоянный адрес страницы: http://www.novayagazeta.ru/society/61490.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *