Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

«Мне очень нравятся школы в России, только образование ужасное» Как дети-иностранцы учатся в обычных российских школах

10.11.2016

Источник: мел

Автор: Ирина Захарова

«Мне очень нравятся школы в России, только образование ужасное» Как дети-иностранцы учатся в обычных российских школах

Школ и детских садов для детей-иностранцев в одной Москвебольше 40. В таких школах учебная программа соответствует программе страны, из которой приезжает ребенок. Как по уровню, так и по языку. Но многие дети-иностранцы учатся и в обычных общеобразовательных российских школах, где все уроки проходят на русском и никаких специальных программ для таких учеников не предусмотрено. «Мел» поговорил с тремя школьниками, приехавшими в Москву из Израиля, Китая и Бельгии и узнал у них, как им живется и учится в российской школе.

МаЮэ или Юля, 18 лет. ГБОУ 415 (бывшая 1229)

Я приехала в Москву из Китая, из провинции Хэбэй, когда мне было семь лет: мама уже здесь работала и перевезла за собой.

Российские школы очень сильно отличаются от китайских: хотя я и проучилась неполных два класса на родине, разницу сразу же заметила. Во-первых, в классах намного меньше людей (15-20 человек), чего не скажешь о Китае. Там возможно и 60 школьников на один класс. Иногда бывает даже, что по окончании школы ты не знаешь некоторых своих одноклассников в лицо. Во-вторых, здесь дети с первого по 11-й класс учатся в одной школе, а в Китае начальную школу (шесть лет) меняют на среднюю (три года), а потом уже подростки переходят в старшую школу и учатся последние три года там. В Китае, в отличие от России, 12 классов. В-третьих, здесь учителя намного добрее, чем в китайских школах, возможно, этим объясняется и количество учеников.

Мне безумно нравятся школы в России. Здесь и вправду ощущаешь себя как во втором доме: тепло и уютно. Учителя очень заботятся об учениках

Единственное, что мне не нравится — качество образования. За последние годы столько всего изменилось! Объединения школ, смена директоров и администрации, увольнение многих учителей — образование стало совсем ужасным. Из-за экзаменов вроде ЕГЭ дети не могут больше мыслить свободно, логически, по-своему — мы умеем только решать тестовые задачи, вызубренные в школе.

Поступаю я в Европу, хочу пойти на гостиничное дело или на факультет туризма. В этом году я выпустилась и, честно говоря, ожидала, что ЕГЭ пройдет намного сложнее! Но, видимо, я была подготовлена и из-за этого даже не слишком волновалась. И про то, что там все очень строго — это все сказки! Просто учителя любят пугать нас.

Кристоф Райкен, 16 лет. Гимназия № 1540

Я приехал из Бельгии в 2009 году. Переехали с матерью и братом из-за семейных проблем и разногласий между родителями. Поступил заново в четвертый класс. В Россию я приехал уже умея говорить по-русски, мама научила. А писать или читать еще не мог. Однако в школу меня все же взяли, потому что остальные предметы я знал очень хорошо. За год по интенсивной программе научился и всему недостающему. В Бельгии я учился в католической школе и был верующим католиком, теперь у меня нет определенной веры во что-то.

Школы в Бельгии и России сильно различаются: по размеру, отношению к детям и уровню образования

Школа, в которой я учился, была огромных размеров и немного за городом. В нее включались сразу детский сад, средняя и старшая школа, у всех были свои корпуса. Для столовой тоже существовал отдельный корпус, а внутри сразу между всех корпусов была площадка. Обычно в младшей школе было три класса (1а, 1б, 1с, 2а, 2б, 2с и т. д.) иногда больше, и переходили мы по системе «следующий класс-следующая буква алфавита». В младшей школе ребята не имеют представления о том, какие уроки проходят у старших. Для них это загадка.

За хорошую учебу и поведение нам давали награды: свободное время на уроках, баллы добавляли. В Бельгии у нас была 10-балльная система оценивания, а для контрольных — 100-балльная. В течение года в школе проходили разные ярмарки, праздники и развлечения, которые ученики сами себе устраивали (турниры покемонских карточек, презентация циркового искусства, разнообразные марафоны и многое другое).

В России класс более сплоченный и ребята дружелюбнее. Вначале я был кем-то вроде инопланетянина, но ребята не боялись. Им было любопытно, кто я, откуда и почему я вообще здесь. Поначалу мне было не по себе, сидел и ходил всегда один, но очень быстро я сдружился с одноклассниками. Среди них мне комфортно. Образование здесь все же жестче, чем в Бельгии: намного больше ложится на плечи учеников. Было нелегко привыкнуть к такому ритму. Сейчас я перешел в 11 класс и собираюсь продолжать свое образование здесь, поступать на факультет ВМК в МГУ.

Ольга, мама Кристофа:

Кристоф был еще ребенком, когда мы переезжали, он учился в четвёртом классе. Не думаю, что переход в новую школу дался ему трудно. Он выучил русский язык за три месяца, а математика у него уже была на уровень выше одноклассников. В Бельгии Кристоф учился в государственной школе, а в России — в частной. Их сложно сравнивать, здесь у него всего десять одноклассников, ко всем ученикам индивидуальный подход. Там, конечно, такого не было. Уровень образования, если сравнивать начальные школы, в Бельгии определенно выше. Вообще считается, что в Бельгии одна из лучших систем образования, в России с этим не слишком хорошо.

Материально в жизни школы нас участвовать не просят, только в общешкольных и классных мероприятиях, но довольно активно. Помню такую деталь: в Бельгии на родительских собраниях никогда во всеуслышание не говорили об индивидуальных достижениях учеников. Это была конфиденциальная информация, закрытая. А здесь перед всеми объявляют: «Ваня опять двойку получил»; «Петя молодец: лучше всех написал диктант». Получается, Бельгия — страна более социалистическая, чем наша посткоммунистическая держава.

Став Израев, 14 лет. Гимназия № 1540

Я переехала из Израиля, когда мне было 12 лет. Там существует программа, по которой учителей отправляют в еврейские школы по всему миру. Моя мама — учительница, и ей предложили работать в школе ОРТ 1540 в Москве, и вот мы здесь уже два года. В России учителей уважают больше, чем в Израиле. И школы здесь больше, мне в них нравится. Эти две страны очень сложно сравнивать: все совершенно разное.

Отличается культура, манеры людей, их внешний вид, шутки, поведение, тон разговоров — здесь все иначе. Не скажу, что это плохо — скорее интересно

Сначала меня приняли не очень хорошо, даже совсем не приняли. Но потом я начала постепенно знакомиться с девочками, и теперь некоторые из них — мои лучшие подруги. Хотя сначала одна меня даже ненавидела, но это быстро прошло. Тут тяжелее учиться, но уроки проходят одинаково: и здесь, и там есть предметы, которые никто не слушает. Даже не предметы, а учителя. У одних бывает очень интересно, у других — ужасно скучно.

1210

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *