Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

МИНИСТР ЛИВАНОВ СТРАСТНО НЕНАВИДЕЛ НАШУ СИСТЕМУ ОБРАЗОВАНИЯ. И СИСТЕМА ПЛАТИЛА ЕМУ ВЗАИМНОСТЬЮ.

21.08.2016

Источник: Фейсбук

Автор: Александр Запесоцкий

МИНИСТР ЛИВАНОВ СТРАСТНО НЕНАВИДЕЛ НАШУ СИСТЕМУ ОБРАЗОВАНИЯ. И СИСТЕМА ПЛАТИЛА ЕМУ ВЗАИМНОСТЬЮ.

В преддверии его отставки я ответил на некоторые вопросы газеты «Солидарность»:
— Как вы оцениваете систему нашего высшего образования, его качество? Выиграла ли она с разделением на ступени — бакалавриат и магистратура?

— Я крайне отрицательно отношусь практически ко всем “реформам” последних пятнадцати лет. Бакалавриат — это пятилетний специалитет советского времени, сокращенный на один год. Огромные деньги выплачены “знатокам”, покромсавшим прекрасные образовательные программы, сократившим их на 20% аудиторных занятий. Что от этого может улучшиться? Магистратура — жуткая пародия на аспирантуру. Аспирантуру же в реальности ликвидировали, превратив из научной деятельности в учебную.
На что ни посмотришь — ужасные ошибки. Вот ЕГЭ: ближайший аналог того, что у нас сделано, — в Египте. В старших классах наши дети вместо развития креативных качеств вынуждены натаскиваться на решение тестов. Важнейшие для развития творческих начал годы тратятся на вредные занятия. Зачем это нужно? Сказал бы, что хуже ЕГЭ трудно что-то придумать, но боюсь сглазить.
— Какие факторы повлияли на ухудшение качества высшего образования? Подготовка абитуриентов ослабла вследствие снижения качества среднего образования? Или ухудшилось качество преподавания в вузах?
— Слабое звено — федеральные органы власти, управляющие образованием. Их деятельность антинаучна и противоречит здравому смыслу. В образовании государство воплощает фундаментальные теоретические просчеты так называемых “либералов-западников”. Чиновники всерьез думают, что школы и вузы могут быть коммерческими структурами, что образование — это услуга, что можно автоматически переносить в Россию западные механизмы деятельности, что у нас можно полноценно заменить академическую науку вузовской, и так далее. И на основе ложных представлений руководят сложнейшей отраслью.
Народ, видевший раньше, каким должно быть образование, понимает, что теперь происходит что-то не то. Но поделать ничего не может. А СМИ прославляют “реформы”, радостно бьют в литавры.
— Между тем, более пятидесяти вузов России попали в рейтинг университетов стран БРИКС, в рейтинги лучших вузов регулярно попадают наши ведущие университеты.
— Рейтинги, по моему мнению, являются международной аферой, в которую некоторые российские вузы играют во имя выгоды. В некоторых сферах деятельности составление объективных рейтингов действительно возможно. Например, в шахматах или теннисе. Но не в образовании.
Ни одно рейтинговое агентство не раскроет вам реальную методику подсчета, по которой составлена итоговая таблица. Якобы берутся разные показатели работы вузов, которые загадочным образом суммируются. Но никто не может строго обосновать, какие параметры надо брать и с какими коэффициентами. На практике составители, по всей видимости, всегда действуют в интересах заказчика. Чего стоят одни только экспертные оценки, которые занимают в большинстве рейтингов до 30% веса! Кто из экспертов реально знает тысячи оцениваемых вузов? Кто из них объективен?
Здесь существует огромный простор для манипуляций. К примеру, оценивая научные публикации, можно привести их число к числу преподавателей в вузе, а можно не приводить. Результаты будут совершенно разными. Можно учесть число Нобелевских премий, полученных педагогами в начале XX века. И получить замечательный сегодняшний рейтинг университета, хотя те гении минувших времен давно умерли…
Под предлогом завоевания мест в мировых рейтингах чиновниками искусственно назначена группа вузов, которым выделяются огромные деньги на странные вещи, вроде размещения статей в западных журналах. Ректоры этих вузов в ответ поддерживают губительные “реформы” в образовании. Конечно, они вступают в переговоры с зарубежными составителями рейтингов, выполняют какие-то их рекомендации, колдуют над какими-то мутными “показателями”. Не думаю, что реальное качество образования от подобной активности становится выше.
— Как вы относитесь к укрупнению вузов, к тому, что обучение в магистратурах и аспирантурах станет возможным лишь при созданных в регионах опорных университетах?
— В очень больших вузах, как правило, есть хорошие и плохие факультеты. Чем больше вуз — тем меньше управляемость и больше автономия факультетов. Это само по себе плохо. Слабые контакты между факультетами означают потерю образованием универсальности. То есть университет представляет собой набор не связанных между собой институтов. А это уже не университетское по сути образование.
Я не вижу никаких доказательств того, что от укрупнения вузов качество подготовки вообще может выиграть. Кстати, зарубежный опыт об этом тоже совсем не говорит. Что правда — в рейтингах заметны только большие вузы. Это лишь подтверждает мое убеждение, что рейтингование вузов — разновидность шарлатанства.
— Не скажется ли в дальнейшем уменьшение числа магистратур и аспирантур на ситуации в российской науке, и не упадет ли общий образовательный уровень населения России?
— Уничтожение науки в стране осуществляется ударными темпами. Конечно, это скажется на образовании самым негативным образом. Уже сказывается.
— Сколько нужно нашей стране вузов, по-вашему?
— Этот вопрос я не отношу сегодня к числу актуальных. Плохие вузы не нужны совсем. Хороших должно быть, полагаю, 500-700. Но это достижимо в весьма отдаленной перспективе.
— Что бы вы изменили в нынешней системе образования?
— По-моему, необходимо менять управленческое звено со всей его идеологией и действующее законодательство. И нужно восстанавливать научное обеспечение сферы образования, начиная с возрождения профильной академии наук. Сейчас она, по сути, сведена до уровня методкабинета при Минобре.

14079736_1632398747072474_7278181871598993580_n

1 комментарий

  1. «Пионерское» копирование опыта зарубежных стран привело к формализации системы высшего образования с утерей его фундаментального научного ценностного смыслов. Идентичность программ магистратуры и аспирантуры, неясность получения докторской степени только запутывают наших будущих молодых ученых. Перспективы не ясны, правила игры все время меняются, как у мошенников. Отсюда отсутствие стабильности и эффективности.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *