Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

Министерство ливановщины

05.09.2014

Министерство ливановщины
Павел Садовников

Старт новому учебному году дала встреча президента Владимира Путина с молодыми учеными и преподавателями на Селигере. Встреча была очень оживленной, молодые люди задали интересующие их вопросы, связанные в большей степени с последними внешнеполитическими событиями.

К сожалению, таких вопросов было большинство. Учитывая специфику новой смены, в зале не хватало вопросов, связанных с наукой, образованием. Мало было по-настоящему интересных научных проектов. У молодых ученых был отличный шанс поделиться своими соображениями, связанными с развитием отечественной науки, но они не использовали его. СМИ также расценили эту встречу только как площадку для заявлений Владимира Путина. Что уж тут поделать, Украина сейчас – злободневная тема.

Однако на этом фоне всё-таки были интересные идеи, которые помогли бы улучшить ситуацию в образовании: молодой человек-инвалид предложил привлекать людей с ограниченными возможностями для работы в школах, вузах, привлекать таких людей к научному труду. Ребята из Бауманки представили свой инжиниринговый центр, где работают ученые, способные найти замену тем материалам, поставку в Россию которых запретил Запад.

Также весьма любопытна была презентация Центра Исторической Экспертизы и Государственного Прогнозирования, который недавно был открыт на базе Российского Университета Дружбы Народов. Представители этого научного центра написали учебник истории России 2014-2045. Авторы решили представить себе путь, по которому будет развиваться наше государство и мир в ближайшем будущем. Примечательно, что в учебнике нет футурологических извращений, к которым в последнее время любят прибегать различного рода «ученые». Очевидно, президенту эта необычная концепция понравилась: «Я исхожу из того, что вы люди молодые, талантливые, потому что неталантливые люди не стали бы этим заниматься, вы знаете, моё глубокое убеждение. История – один из самых любимых мною предметов, и мне кажется, что историей могут заниматься только увлечённые, полностью погружённые туда люди, во всяком случае сделать её своей профессией могут только вот такие фанатики в известном смысле. Я с удовольствием посмотрю».

В самом начале встречи Владимир Путин особо подчеркнул роль историков в изучении прошлого, настоящего и, как ни парадоксально, будущего страны: «Ещё сложнее говорить с историками, которые в состоянии проанализировать всё, что с нашей страной и с миром происходило до сегодняшнего дня и соответственно посмотреть на ретроспективу, посмотреть то, куда и как мы идём и что нам нужно сделать для того, чтобы наш путь был максимально эффективным, привёл нас к целям, которые мы перед собой ставим». Так что к этим словам Владимира Путина презентация учебника будущего России была весьма кстати.

«В министерстве давно и плотно лоббируют интересы друзей и приближенных Дворковича, известного своим интересом к деятельности сферы образования, где в России ежегодно тратятся миллиарды рублей. В числе выгодополучателей называют, например, Васильева, ранее знаменитого своим продюссированием проекта «Господин хороший», того самого, с продажным Быковым и алкоголиком Ефремовым». (цитирую ЖЖ Кристины Потупчик).

Министерство не желает поднимать отечественное образование и науку, оно хочет свои собственные задачи выполнять. Яркий пример – это недавнее нововведение любителей всего западного из Минобра: одним из показателей оценки эффективности деятельности высших учебных заведений является количество упоминаний публикаций  в международных индексах цитирования. За каждую такую публикацию выделяют хорошие премии. Но есть огромное «НО». Все эти Scopus и Web of Science – это гибель для отечественных гуманитариев. Эти индексы идеологически и содержательно полностью контролируются западным научным сообществом, а научные журналы признаются неким элитарным клубом, за пределами которого развивается второсортная наука, и поэтому практически никогда не публикуют отечественные статьи, особенно по истории и культуре России. А когда статьи публикуются, они часто подвергаются серьезной правке и жесткой цензуре. Таким образом, российские авторы статей, которые живут и работают за счет российского бюджета, вынуждены работать не на российскую, а на западную науку (особенно это ощущается в статьях по истории XX–XXI вв.).

В нынешних условиях западные индексы цитирования становятся дополнительным инструментом давления на Россию. Это при том, что существует авторитетный отечественный индекс цитирования РИНЦ. Вместо того, чтобы развивать своё, министерство лоббирует обязательное присутствие российских научных работ в Scopus и Web of Science.

Ранее были «критерии эффективности» ВУЗов. Критерии эти были какие угодно – чистота в туалетах, ширина койки в общагах, дальность полета на Луну, но не было главного – оценки эффективности ВУЗа по количеству выпускников, зарегистрированных на бирже труда. Таких просто не оказалось. А все потому, что если ввести критерии оценки по трудоустроенным по специальности, то придется признать неэффективными все ВУЗы, то есть высшее образование, а вместе с ним и Министерство.

Если Министерство и появляется в СМИ, то только в рубрике «скандалы». Последний скандал связан с Натальей Третьяк, заместителем министра Ливанова. Да и сам факт того, что на пятую смену форума, где находились ученые, преподаватели, аспиранты, не приехал лично министр образования России, уже вызывает бурю недоумения. Конечно, Ливанов – настолько важная персона и птица высокого полета, что у него просто не было времени. У Владимира Путина и Сергея Лаврова дел-то поменьше будет и график посвободнее. Что в этот день делал Ливанов – отдыхал или с Дворковичем решал, какой очередной бред пролоббировать – остается неизвестным. Факт в том, что приехала Третьяк. Единственная из всех спикеров на форуме, которая сумела настроить против себя всю аудиторию! Ни одного ответа по факту, хамское поведение, пренебрежительное общение… Что тут удивляться, если сам Ливанов по последним опросам ВЦИОМ попал в категорию аутсайдеров. Его качество работы по пятибалльной шкале оценивают в 2,8.

Главная проблема министерства не только в том, что там заседают люди, не имеющие ни к науке, ни к образованию никакого отношения, а то, что оно не хочет знать, что в ВУЗах происходит. Для большинства поступающих ВУЗ – это не возможность получить знания, а возможность 6 лет ничего не делать. А если повезет, то и все 9 – вместе с аспирантурой. А чтобы таких людей было больше, Ливанов понижает планку ЕГЭ, чтобы все желающие смогли поступить.

Человек решил главную задачу – поступил и теперь хочет веселиться, отдыхать и не знать проблем. Но появляется преподаватель, который всё время что-то требует: работы, конспекты, сдачи и т.д. А студенту нужно не знания получить, а диплом (его можно и в метро купить, но это как-то негоже). Отсюда все – от шпаргалок до взяток, уговоров и визитов родителей в ВУЗы на старших курсах.

Это одна сторона. Другая – преподаватели и качество преподавания. Список научных публикаций очень многих заканчивается на «методичках» и однообразных статьях, в которых только предлоги меняются. Все это серьезно сказывается на научном и просто человеческом авторитете преподавателя. Такие вместо того, чтобы исключить двоечника, предпочитают не ссориться и не вступать в конфликты, поэтому оставляют каждого. Таким образом они уничтожают интерес и тягу к знаниям тех ребят, которые пришли учиться и реально что-то делать, открывать, изучать. После такого у них справедливо возникает вопрос: «А смысл мне пахать, если я, как этот безмозглый, могу просто выпросить?». Так и происходит. Всё углубляет и без того значительную пропасть между преподавателем и аудиторией.

Так что неудивительно, что где-то рядом с Министерством образования вдруг появились всякие дворковичи. На гнилье слетаются толстые зеленые блестящие мухи, а не пчелы. В связи с этим приведу высказывание Бисмарка, который когда-то сказал: «Люди, не имеющие отношения к культуре, не должны иметь к ней отношения». Так вот люди, не имеющие отношения к образованию, не должны иметь к нему отношения.

http://www.odnako.org/blogs/ministerstvo-livanshchini/

 

3 комментария

  1. В целом, всё правильно. Хотелось бы возразить вот на что:
    хороший преподаватель редко бывает хорошим учёным, а хороший учёный — хорошим преподавателем. Есть, конечно, счастливые исключения.
    Поэтому, число публикаций не может быть критерием качества преподавателя, независимо от того, где эти статьи цитируются.
    И уж конечно, от числа статей никак не зависит способность преподавателя ставить двойки.

  2. «Такие вместо того, чтобы исключить двоечника, предпочитают не ссориться и не вступать в конфликты, поэтому оставляют каждого. »
    Товарищ не владеет информацией. ВУЗу разрешается отчислить не более 10% студентов за период обучения. Преподавателя «уговаривать» не ставить двойку будут последовательно декан-проректор-ректор. А если преподаватель будет настаивать, что студент — тупой, то тройку поставит завкафедрой.

  3. Очень запущенная болезнь нашей школы в целом (и высшей и средней): что делать с бездельниками? А в средней школе как помочь учиться ребятам, которые отстают по социальным, психологическим и медицинским причинам? (Обратиться бы к опыту Финляндии!)
    Все сменяющие друг друга министры образования в нашей стране в основном эти болезни только усугубляли. Отсутствие права наказывать бездельника парализовало нашу школу.

Добавить комментарий