Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

Летать по небу, изрыгать пламя и метать молнию…

03.10.2014

Летать по небу, изрыгать пламя и метать молнию…
Только три эти способности, пожалуй, не вошли в новый профессиональный стандарт педагога, по которому, как планирует Минобрнауки РФ, все российские учителя будут работать с 1 января 2015 года, замечает Ольга Зиновьева.

Ольга Зиновьева, сопредседатель Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня»

Новый стандарт предполагает, что каждый школьный педагог должен свободно владеть иностранным языком и методикой обучения специального контингента (детей мигрантов и детей с ограниченными возможностями здоровья), разбираться в социальных сетях, работать с учениками разных возрастных категорий.

За последние два года наша «научно-педагогическая элита» ничего не придумала лучше, нежели превратить учителя в супергероя, спасающего мир и совершающего ежедневные подвиги не за страх, не за адекватное вознаграждение, а за совесть и волю к победе современной отечественной педагогической мысли. Как-то жалко и нелепо на фоне всего этого смотрится спекуляция разработчиков и проводников данного «интеллектуального» продукта на том, что якобы поручение на разработку «такого» стандарта дал президент РФ.

Президент РФ Владимир Путин никогда не давал задания, рассчитанные на халтурное, непрофессиональное исполнение, пагубное по последствиям для России.

Никто не спорит, стандарт нужен — хотя бы для того, чтобы ориентироваться в подготовке тех специалистов, которые формируют будущее государства, общества и, если угодно, мира.

Газета «Коммерсантъ» цитирует министра образования и науки Дмитрия Ливанова: «Документ отвечает всем требованиям, которые сегодня предъявляет общество профессии учителя… Мы с большим удовлетворением можем сказать, что стандарт состоялся, он готов и заработает как нормативный документ уже с 1 января 2015 года». Просто вот так — возьмёт и заработает!

Как реакция на этот душераздирающий оптимизм и шапкозакидательство закономерно возникают некоторые вопросы:

1. Какое общество может предъявлять подобные требования? Ответ на данный вопрос позволит определить существование реального заказчика на образовательные услуги в лице общества.

2. Как выбиралась методика выявления, обобщения и систематизации этих требований?

3. Как определяется состоятельность и готовность крайне сырого и сомнительного документа, призванного в корне изменить государственные принципы формирования долгосрочной стратегии с опором на человеческие и социальные ресурсы, кроме постоянно и беспощадно дискредитирующего себя метода экспертных оценок и «большой удовлетворённости» Минобрнауки?

Профессиональный стандарт ценен прежде всего тем, что он определяет нижнюю планку квалификации, отсекая тем самым тех работников, которым не по силам вследствие самых разных обстоятельств обеспечить необходимые условия для их допуска к работе. Стандарт изначально не является идеальным образцом, профстандарт содержит минимум квалификации, несоответствие которой свидетельствует о непригодности работника.

Принципиально важно — какому учителю мы доверяем строительство будущего нашего общества, и в какой мере мы ему это доверяем: каковы его роль и место, какими должны быть его права и ответственность, какими ресурсами и возможностями нам необходимо его наделить. Однако непонятно, в чём замысел (или умысел?), подготовки и принятия заведомо «нереалистичных документов», вызывающих «большое удовлетворение» у руководства образовательной системы новой России.

Стандарт не может и не должен быть ни идеологическим, ни теоретическим документом, это — практический инструмент реформирования отечественной системы образования. Ведь если от совершенного учителя требуется воспитание совершенного ученика, значит, должен появиться новый образовательный стандарт в виде совершенного эталона!

Человек Сегодняшний не репетировать жизнь должен, витая в заоблачных иллюзиях утопического мироустройства в сослагательном наклонении, а полноценно жить, ежедневно приспосабливаясь к реальным условиям и обстоятельствам, улучшая свою популяцию и восстанавливая животворную среду, за которую он ответственен перед потомками.

Да, сегодня много нерешённых вопросов, замалчиваемых яркими конформистами и забалтываемых мутными схоластами, вопросов, без внятных и взвешенных ответов на которые интенсивно нарастающий мировой кризис традиционных ценностей всё больше будет раскалывать людей, деля их по политическому, экономическому, интеллектуальному, социальному и другим признакам.

Печально, но необходимо признать, что у нас нет стратегии, нам ни с одним ветром не по пути. А ведь образование — наиболее точный индикатор, определяющий диагноз современного общества и, как следствие, государственной власти, при котором хрупкое равновесие может быть легко нарушено необдуманными политическими решениями, подкрепляемыми «нереалистичными документами».

Нет у нас стратегии! Нам ничего не известно ни про роль и место образования в развитии государства, ни про миссию современного учителя, ни про реальное участие общества в создании единой информационно-образовательной среды. Рьяная софистика самопровозглашённых по кукушечно-петушиному (читайте русского баснописца Крылова) принципу экспертов, вялое сопротивление, а то и застенчивое безмолвие размножающихся в неволе представителей педагогической общественности, находящейся на грани полного исчезновения, — всё в совокупности упорно, планомерно, семимильными шагами ведёт государственную образовательную систему… в тупик.

Ну нет у нас стратегии! Поэтому говорить о том, каким должно быть качество образования, какими должны быть педагоги, а уж тем более измерять эффективность учебных заведений, одновременно истязая, по-рейдерски захватывая, обезглавливая и оскопляя их, тем более преждевременно. Сначала — цель, затем все остальное: содержание, методы, средства, участники, ресурсы и пр. Так уж принято, что вначале ставят елку, а потом вешают игрушки, а не наоборот.

Модернизация образования требует кардинального пересмотра стратегических ориентиров и должна начинаться с реформы высшего образования. Не школьного, не дошкольного, а именно с высшего, потому как оно изначально призвано являться институциональной основой интеллектуального развития общества и государства.

Отсутствие осмысленных подходов к реформированию высшей школы и, как следствие, чёткой программы модернизации высшего образования, закономерно и ожидаемо привело страну к социальному коллапсу, характеризующемуся, прежде всего, бесплодным брожением дилетантских инициатив на местах и дремучим застоем управленческого корпуса на разных уровнях.

Дисбаланс в структуре подготовки, формальный переход к уровневому образованию, нескончаемая реструктуризация сети образовательных учреждений, набор без отбора (без конкурса), устаревшая материально-техническая база, профессорско-преподавательский состав щадящей квалификации, — всё это алармирующие признаки такой государственной системы высшего образования, которые указывают на необходимость ее реформирования.

Разросшиеся вузы с громоздкой и неповоротливой структурой управления, подобные великанам-мутантам из античной мифологии, внушают страх и трепет своими размерами и неповоротливостью в принятии решений. Кризис высшего образования сегодня — это кризис идей. Старые идеи, советские, уже неактуальны, по мнению либеральных экспертов, а новые, западные, неактуальны в принципе, ибо заимствование атрибутики не меняет сущностных характеристик.

Нужны новые, принципиально иные, подходы.

Нужен университет нового типа, новой формации.

Нужен университет, который не пародирует бездумно европейские вузы с их историей и традициями; который не тиражирует легковесно их программы и методику; который не выпускает в свет сотни и сотни нетрудоустраиваемых специалистов, пополняющих ряды безработных, как на Западе.

Нужен университет, способный взять на себя в качестве миссии институционализацию интеллектуального лидерства мировой академической элиты на формирование ценностей, смыслов и потенциала человека будущего; становление и развитие гражданского общества и экономики знаний; сохранение и пропаганду культурно-исторического наследия человеческой цивилизации; охрану и восстановление окружающей природной среды.

Сегодня, в эпоху глобализации, бессмысленно рассматривать университет вне широкого надгосударственного контекста; недопустимо и преступно причёсывать под одну гребенку всё накопленное человечеством за период его существования Знание, примитивизируя бесценные отличия разных культур и цивилизаций.

Погорячился, судя по всему, господин Ливанов с поспешающим докладом наверх о создании нового, очередного «интеллектуального» продукта.

РИА Новости 

http://ria.ru/zinoviev_club/20141002/1026592734.html#ixzz3F5vIjzTF

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *