Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

К вопросу о мотивации учителя, преподавателя, профессора, и не только…

06.05.2020

Источник: Гражданская инициатива за бесплатное образование

Автор: Маланов С.В. доктор психологических наук

К вопросу о мотивации учителя, преподавателя, профессора, и не только…

«Мы не пашем, не сеем, не строим – мы гордимся общественным строем…»

Эльдар Рязанов

Образование в СССР было подчинено задачам сохранения и передачи следующим поколениям лучших образцов культурного и научно-технического опыта (не всегда удачно, и не во всем эффективно)…

Таким оно некоторое время продолжало оставаться в России и после сговора, результатом которого стало умышленное социальное и культурное разделение, а затем и противопоставление братских народов. Сегодня – ни образцов, ни трансляции, при полном отсутствии целеполагания. – Повсюду насаждаемая плюралистическая конкуренция. Жизнь граждан страны поставлена в зависимость от продажи природных ресурсов и намечаемых правительством сроков доживания (вымирания) под нескрываемую пропаганду от ведущих телевизионных шоу безнравственности и индивидуализма на основе принципов «никто никому ничего не должен». На фоне так выстраиваемой системы социально-экономических отношений, кто не наблюдал нищету и безысходность, отсутствие перспектив в жизни тех Учителей, Преподавателей, Профессоров, которые, отказываясь от идентификации с содержанием официальной пропаганды, имеют смелость обсуждать с учащимися реальность социальных отношений и материального производства, будущее страны и ее граждан? И почему готовность к имитации и профанации так часто выступают основными критериями отбора работников образования?

Что может в таких условиях служить основанием для мотивации деятельности учителя, преподавателя, профессора? – Поддержать стремление некоторых чиновников, сделать образование «лучшим в мире» на основе бессодержательных критериев, умело подбираемых авторами зарубежных рейтингов? Такое стремление представляет собой имитационные игры, которые только увеличивают профанацию. «Лучшим в мире» образование быть не может. Для тех, кто к этому стремится, можно посоветовать поменять критерии оценки и признать образование в современной России «лучшим в мире». Даже, несмотря на текущую управляемую чиновниками и реализуемую «успешными менеджерами» деградацию системы образования, вполне можно признать ее «лучшей в мире», разработав соответствующие рейтинги. Что этому мешает?

По представлению учителей и преподавателей, школа призвана заложить основания научной картины мира и научить школьников пользоваться такими основаниями. Научить выделять факты, объяснять их и на такой основе прогнозировать события, явления… Такие результаты не могут быть достигнуты путем подчинения учебного процесса формированию умений решать ограниченный диапазон задач в трех предметных рейтингах (ЕГЭ)… Но именно решение последней задачи представляется главным творцам нынешней образовательной политики.

А задачи транслирования достойных образцов межличностных и социальных отношений? Они забыты? Они потеряли свою актуальность для России и ее граждан? В условиях демонстрируемых образцов лжи, воровства и безнравственности в реализации представителями власти социальных отношений важной задачей школы и вуза становится поддержание и сохранение образцов достойных межличностных взаимодействий и социальных отношений… Особая проблема современного учителя: как говорить правду, чтобы не сделали замечания «смотрящие»?

Кто из учителей и преподавателей со стажем не был свидетелем того, как благодаря усилиям правительства, специально отобранных чиновников-исполнителей и

«успешных менеджеров» во множестве государственных школ и вузов России уничтожались десятилетиями создававшиеся образовательные программы и коллективы, методические объединения, кафедры, факультеты, образовательные и научные сообщества… И уничтожали именно тех, кто обеспечивал и школьникам и студентам наиболее высокий уровень подготовки! Почему так? Потому, что невозможно сочетать высокое качество деятельности учителя или преподавателя с навязанными, не имеющими никакого смысла, функциональными обязанностями, с диапазоном имитационных отчетов и лживыми невыполнимыми планами-декларациями чиновников. Благодаря этому каждый учитель, каждый сотрудник вуза оказался в таких условиях, что основания для его увольнения могут быть легко выбраны из широкого диапазона навязанных чиновниками необходимых для выполнения ритуалов, имитаций и противоречивых требований.

Почему этому нельзя было противостоять? Просто потому, что нравственность и порядочность сотрудников не могла конкурировать с противоположными качествам менеджеров-оптимизаторов и идущим по их стопам исполнителям, овладевшим действиями сложения / вычитания на основе изощренно построенных рейтингов. Беда образованных граждан России в том, что их представления о морально-нравственных качествах представителей власти сильно искажены… Удивительно, что вопреки очевидности, граждане продолжают верить в святость и благие намерения представителей власти… в том числе президента и правительства, которые не видят ничего необычного, в известных заявлениях А.Чубайса и Г.Грефа о необходимости разрушения отечественного производства и образования. На каких основаниях подобные персонажи приобрели эксклюзивное право делать подобные заявления?

Что может в таких условиях служить основанием для мотивации деятельности учителя, преподавателя, профессора? Высокая заработная плата (ирония)? Стремление транслировать научные и культурные достижения вопреки реальной государственной образовательной политике?

В настоящее время любой учитель, преподаватель, профессор сталкивается с массированными манипулятивными воздействиями со стороны СМИ, в которые вовлекаются учащиеся и все граждане России. При негласном запрете публичного обсуждения содержания таких воздействий, все оказываются в условиях двойных стандартов и двойной (без)нравственности. Например, не существует «искусственного интеллекта» и «цифровой (информационной) экономики»! Это содержательно неясные продукты современной мифологии.

Существует не «искусственный интеллект», а информационно-технические средства, которыми могут или не могут пользоваться, которыми владеют или не владеют люди или группы людей, реализуя определенные социальные отношения и межличностные взаимодействия. Такие средства могут использоваться, как для массового обмана граждан страны и извлечения односторонней выгоды, так и для отделения истины (относительной) от заблуждений, фактов от вымысла, правды от обмана. В связи с этим актуальной проблемой для нашего общества становится осуществляемое радикальное разделение граждан страны на: а) состоятельное и защищенное меньшинство, которое получает право массово использовать информационно-технические средства для организации социально-психологических и социально-экономических манипуляций гражданами страны; б) социально, экономически и политически подчиненное большинство, которое оказывается предметом информационных и социально-экономических манипуляций.

Сохранению социально-экономического и правового расслоения граждан наиболее эффективно могут служить электронные и дистанционные методы обучения. Использование таких методов обеспечивает решение двух главных задач: а) разобщение учащихся, что позволяет избирательно навязывать различные формы индивидуалистического целеполагания и уничтожения друг друга во взаимной

конкуренции, манипулируя основаниями для постановки целей; б) изоляция учащихся (будущего поколения граждан страны) от включения в реальные межличностные взаимодействия и социальные отношения.

Также не может быть и «цифровой экономики». Экономика строится на трансляции и совершенствования материального производства и воспроизводства духовной культуры в непосредственных межличностных взаимодействиях. Под «цифровой экономикой» может в настоящее время скрываться только программа социально-психологических и социально-технологических манипуляций гражданами.

Что может в таких условиях служить основанием для мотивации деятельности учителя, преподавателя, профессора? Решение задач по поддержанию и сохранению такого неравенства и социального расслоения? Или стремление к массовому переводу школьников и студентов на «дистантные формы обучения»?

Последнее будет иметь для граждан страны еще более катастрофические последствия, чем подчинение деятельности вузов «болонской системе» и подчинение школьного обучения решению единственной псевдозадачи – сдаче ЕГЭ… Школьники и студенты окажутся изолированными от опыта реализации социальных и межличностных взаимодействий… Дистанционное обучение – это проект сведения учебной деятельности к оперированию изображениями, знаково-символическими средствами, и подчинения жизни тем задачам, которые будут избирательно задаваться (предопределяться) извне кураторами такого образования…

К сожалению, в настоящее время представители власти в стране делают все возможное для того, чтобы изолировать граждан страны от общения и взаимодействий и с представителями независимого научного сообщества…

А перед сторонниками широкой замены очных форм обучения «дистантными формами обучения» полезно ставить важные вопросы:

1. Сторонники дистанционного образования действительно считают, что оно могло бы заменить в их собственной жизни очное взаимодействие и общение с учителями, учеными, преподавателями, а также, например, и с собственными детьми?

2. Трансляция опыта непосредственных межличностных взаимодействий и опыта включения в реальные (а не виртуальные) и публичные социальные отношения – это второстепенная задача образования?

3. При нынешнем социально-экономическом произвольно-преднамеренном, управляемом и контролируемом властью расслоении граждан страны будет ли политика дистанционного обучения служить гражданам страны, а не произволу самоизбранных?

В настоящее время любой директор школы, любой ректор вуза, сохраняющий молчание и не адресующий правительству открытую и обоснованную критику, становится «творцом» нынешней образовательной политики и соучастником развала образования… Прямо и открыто заявлять о профессиональной непригодности творцов образовательных реформ, а также открыто отказываться выполнять разрушительные указания решались единицы (это и есть те, кто готов взять на себя ответственность)… Препятствовать увольнениям таких единиц, решались также единицы, которых отправили вслед за первыми… Осталось молчащее и терпеливое большинство, которое не просто забыло об «академических свободах», а опасается их возвращения! Сотрудники вузов страны легко и быстро привыкли к молчаливому существованию среди мошенничества, имитаций, лицемерия, предательства, подлости… И задают образцы подобной молчаливой жизненной позиции студентам, которые быстро привыкают к подобным способам существования… Так обновляется, накапливается и транслируется новый культурно-исторический опыт.

Кто-то может припомнить объединение сотрудников школ или вузов против управляемой извне деградации? Были такие школы, были небольшие коллективы в вузах, где протесты были подавлены на основе принципа «разделяй и властвуй»… опять же при молчаливом любопытстве зрителей. Спектакль будет продолжаться?

Без исполнительности большинства в бумажной имитационной профанации и стыдливо скрываемой конкуренции с собственными коллегами, основанной на страхе оказаться внизу изощренно навязанных рейтингов, реализация творческих проектов министров Фурсенко и Ливанова была бы невозможна…

Благодаря кому и для чего в 1/5 вузов России кресла ректоров занимают персонажи, задающие сотрудникам и студентам образцы плагиата и подлогов в научно-образовательной деятельности? Покровительство со стороны президента и главы правительства к лицам склонным к научному воровству и научному обману делает практически невозможным сохранение научной честности и научной нравственности в стране. Правительство России сделало все возможное для того, чтобы открыть все ворота научной безнравственности и продемонстрировать собственным примером ее значение для заполнения самых высоких ступеней в вертикали власти (https://www.dissernet.org/publications/rectory.htm). Удивляет и другое: почему зная все это, представители РАН не требуют смещения с должностей всех ректоров-проходимцев? Почему об этой проблеме предпочитает молчать президент РАН? Видимо академическое сообщество (за исключением известного малочисленного коллектива Ученых, объединившегося вокруг проекта «Диссернет») и совет ректоров плохо понимают и не могут прогнозировать последствия деятельности таких ректоров?

Все изложенное вовсе не оценочные суждения и не изощренно подобранные интерпретации… Это фактически так. Если бы министерство просвещения решилось на объективный, беспристрастный публичный сбор фактических данных о положении дел в системе образования России, решилось на независимый опрос учителей и сотрудников вузов, то это вызвало бы восхищение. Достигнут небывалый диапазон неравенства и различий между материальной и технической обеспеченностью школ и вузов, а также оплатой труда сотрудников – от крайней нищеты и психологической обреченности до имитационно-показушных благополучных «элитных» учреждений, которые обеспечивают красивые, но узкие фасады отечественной системы образования… А раз это фактически так, то каждый учитель и преподаватель должен с такими фактами знакомить школьников и студентов. Да и всем гражданам страны не помешает такое просвещение, например, через официальные СМИ (ирония). Можно и обращения-петиции писать. Это немного стимулирует риторическую активность представителей власти и служит ускорению государственных мероприятий, направленных на деградацию системы образования. Вот только один из многочисленных примеров, конечно, оставшийся незамеченным: http://netreforme.org/news/otkryitoe-obrashhenie-sektsii-obrazovanie-i-vospitanie-v-de-globaliziruyushhemsya-mire-problemyi-i-resheniya-vi-mezhdunarodnogo-kongressa-proizvodstvo-nauka-i-obrazovanie-v-epohu-transform/#more-24401.

Пока учителя и преподаватели не осознают, что вынужденно и постоянно подменяют факты иллюзиями, которые строятся с помощью СМИ и собственного воображения, пока сосредоточены на поиске самооправданий, ничего меняться не будет… Кто, если не учителя и преподаватели вузов должны помочь учащимся и гражданам страны справиться с ситуацией: «дайте мне любой факт, и я придумаю вам тысячу интерпретаций и псевдообъяснений» (Киселев, Соловьев, 2010-2020). Но сегодня разоблачение лжи стало опасным видом деятельности?

Пора расстаться с наивной верой, что кто-то кому-то при нынешней власти позволит что-то менять в системе образования в стране к лучшему… Если бы такая цель ставилась – давно бы принимались простые и эффективные решения: от избавления учителей и преподавателей от бессмысленной формально-бюрократической и имитационной деятельности до избавления школ и вузов от воров и обманщиков. Можно предполагать, что основная цель власти – контролируемая организация условий для поддержания образования на низком качественном уровне и контролируемое распределение финансовых потоков. Все чем может отдельный преподаватель противостоять этому – открыто и публично рассказывать правду сотрудникам, студентам

и общественности… до увольнения. Наверное, именно это может служить основанием для мотивации деятельности учителя, преподавателя, профессора?

Указанные обстоятельства показывают,что о нравственности в школах и вузах можно будет вести разговоры только после того как мы придем к радикальной смене социальной и образовательной политики в стране. Стандарты двойной безнравственности задаются гражданам страны (школьникам и студентам) на самом высоком уровне государственного управления (от Сердюкова к Улюкаеву, и выше, и ниже). Смотрим телевизор и давно этому не удивляемся. И находимся в постоянном поиске оправданий «вынужденности» и «необходимости» собственного молчания на этот счет?

Даже общаясь с нравственными людьми, например в школе, ребенок оказывается в условиях двойных стандартов и убеждается на каждом шагу, что нравственность в настоящее время является условием, ограничивающим социальную и экономическую успешность граждан страны. То, что принято в последние годы называть «социальными лифтами» основано вовсе не на образованности, профессионализме и нравственности, а на готовности включиться в реализацию коррупционных (подкуп, обман, воровство) и безнравственных (лицемерие, подлость) отношений, а также на родственных и дружеских связях, плодящих невежество во всех сферах общественной жизнедеятельности.

Нравственность, прежде всего, задается образцами межличностных и социальных отношений, в которые включен ребенок с момента рождения, а не разговорами о том, «что такое хорошо», содержание которых с детской очевидностью противоречит повседневной реальности… Мы уже собственных детей «посадили под видеокамеры» (ЕГЭ), давая им в качестве напутствия «во взрослую жизнь» урок всеобщего социального недоверия. А что будет, если ребенок откажется сдавать ЕГЭ под видеонаблюдением и его поддержат родители? Сохраняется ли по отношению к выпускнику школы презумпция невиновности? Вопрос риторический…

Поэтому вопрос о «сохранении нравственности» – это вопрос об избавлении общества от безнравственных представителей власти и навязанных обществу безнравственных социальных отношений, а также безнравственных образцов межличностных отношений, задаваемых СМИ (смотрим «Дом 2» и обсуждаем произведения А.П. Чехова). Это также и вопрос об отсутствии поддержки со стороны общества тех учителей и преподавателей, которые задают школьникам и студентам образцы нравственности «не только на словах», а в общении и деятельности…

Что может в таких условиях служить основанием для мотивации деятельности учителя, преподавателя, профессора? Стремление обеспечить расслоение российского общества на основе взаимной конкуренции и сокращения в обществе людей, способных транслировать современные знания и соответствующие им формы мышления?

Добавить комментарий