Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

История и ЕГЭ — две вещи несовместные Адвокат Анатолий Кучерена – о том, что единый госэкзамен надо сдавать только по точным дисциплинам

07.06.2017

Источник: Известия

Автор: Анатолий Кучерена

История и ЕГЭ — две вещи несовместные Адвокат Анатолий Кучерена – о том, что единый госэкзамен надо сдавать только по точным дисциплинам

Предполагается, что с 2020 года ЕГЭ по истории станет обязательным. Честно говоря, сильно не завидую тем, кто будет его сдавать. Как ни парадоксально, чем лучше человек знает историю, тем меньше у него шансов сдать ЕГЭ по истории. Об этом противоречии замечательно писал Юрий Олеша: «Более всего увлекательное для меня чтение — о французской революции. Что-то есть близкое моей душе в этих событиях. Странно, что, читая почти всю жизнь о французской революции и особенно любя это чтение, я тем не менее точного представления о предмете — если бы, скажем, экзаменоваться — не знаю. Только толпа передо мной — в полосатых штанах, с пиками; только желтые стены тогдашних парижских домов; только силуэты сидящих на фоне окон членов конвента… только пятна, краски — Бонапарт со своей фантастической наружностью, колышущаяся шляпа Барраса…»

Чем больше человек углубляется в историю, тем более многомерный взгляд на нее он обретает, тем менее склонен он к однозначным, категорическим оценкам, которые как раз и требуются от сдающего ЕГЭ.

В самом деле, что такое история? Это собрание бесчисленного множества свидетельств современников событий, записанных самыми разными людьми — каждый со своим взглядом, своими пристрастиями и, главное, своими интересами. О многом они судят с чужих слов, по слухам, в чем-то искренне заблуждаются, принимая ложь за правду, что-то прибавляют от себя. А уже затем профессиональные историки все это суммируют, обрабатывают, пытаясь отыскать золотую середину, опять же не будучи свободными от собственных идеологических пристрастий.

01_Кучерена copy

К примеру, два деятельных участника Английской революции оставили нам свои письменные свидетельства: королевский советник Эдвард Хайд, Первый граф Кларендон, и его непримиримый противник — республиканский генерал-лейтенант кавалерии Эдмунд Лудлоу (Edmund Ludlow). Под пером графа Кларендона король Карл I предстает как благородный рыцарь, обретающий мученический венец на эшафоте, куда его отправили чудовищный Оливер Кромвель и его кровавые, фанатичные приспешники. В представлении генерала Лудлоу Карл I — тиран, насмотревшийся на абсолютистские порядки во время своих путешествий по Франции и Испании и задумавший ввести таковые в Англии — вопреки древним обычаям и воле народа. А те, кто отправили его на эшафот, — борцы за дело свободы.

Нет единства и среди современных историков. Одни называют (и справедливо!) судилище над Карлом I фарсом и торжеством беззакония, другие видят в нем предтечу процессов над современными тиранами и военными преступниками.

Между тем выпускникам на ЕГЭ нужно будет отвечать на вопрос вроде «Каковы причины Английской революции?» И при этом выбрать правильный ответ, например, из следующих вариантов: 1. Попытка Карла I насадить англиканское богослужение в Шотландии. 2. 11-летнее правление Карла I без созыва парламента. 3. Незаконный сбор налогов, в частности «корабельных денег». 4. Протест против усиления католического влияния при дворе. 5. Недовольство общества деятельностью королевского фаворита — графа Страффорда. 6. Жестокие преследования пуритан со стороны архиепископа Лода и Звездной палаты.

И что же здесь выбрать? Все перечисленные факторы, безусловно, имели место. И все они так или иначе способствовали началу революции. Какой из них имел решающее значение? Этого никто не знает. Включая самых знаменитых историков. Что же делать бедным школьникам?

Если же мы возьмем вопросы отечественной истории, то здесь дело обстоит еще печальнее. Вот передо мной воспоминания французского посла в России Мориса Палеолога «Распутин». Это уникальный документ — в нем нет ни одного слова правды. К послу вполне применима поговорка: «Врет как очевидец». Между тем «сведения», сообщенные Палеологом, перекочевали в бесчисленные исторические исследования и даже в печально знаменитый антиисторический роман Валентина Пикуля «У последней черты». И только сравнительно недавно благодаря фантастической по объему работе ряда исследователей удалось разобрать те завалы лжи и клеветы, которые нагромоздились вокруг фигуры Распутина. Впрочем, не сомневаюсь, что многие с этим утверждением не согласятся.

Или возьмем, скажем, личность императора Петра III. С легкой руки Василия Ключевского в исторической литературе прочно утвердился взгляд на императора как человека никчемного. И лишь недавно, опять же кропотливым трудом ряда исследователей, было доказано, что это был хорошо образованный человек, с добрыми намерениями, замышлявший широкие реформы, в том числе и правовые, сделавший для России немало полезного.

Какую бы историческую фигуру мы ни взяли — от Ивана Грозного до Михаила Горбачева — мы обнаружим у различных историков не просто отсутствие единой трактовки их деятельности, но даже элементарного согласия относительно ее фактической стороны. Если, например, говорить о числе жертв гражданской войны, коллективизации, «большого террора» 1937–1938 гг., то цифры, приводимые различными исследователями, разнятся на порядок. То же относится и к потерям СССР во Второй мировой войне: никто из независимых историков не верит официальным данным, а сами эти историки называют совершенно различные цифры общих потерь.

Предложения написать некий единый для всех школ учебник истории и сделать его обязательным несостоятельны: что бы там ни было написано, его авторов неизбежно обвинят в сознательной фальсификации. За этим последует новый виток напряженности в обществе со взаимными оскорблениями, требованиями запретов и судебными исками.

Выход из этой ситуации, на мой взгляд, таков. ЕГЭ можно сдавать только по таким предметам, как математика, физика и химия и только в форме решения задач. Именно так, кстати, проверял знания своих сотрудников великий физик Лев Ландау. Что касается истории, литературы, русского и иностранного языков, то по этим предметам экзамены должны сдаваться непосредственно в том учебном заведении, куда поступает выпускник. Опытный преподаватель истории, например, сможет оценить объем знаний абитуриента, его кругозор и интерес к предмету даже в том случае, если их отношение к тем или иным историческим деятелям и событиям совершенно противоположное. С помощью ЕГЭ это оценить невозможно. Подготовка к нему сведется к зубрежке и пресловутому «натаскиванию» и только окончательно отвратит школьников от изучения истории. И тогда перлы отдельных сегодняшних школьников вроде того, что генералиссимус Суворов в мае 1945 года брал Берлин, а маршал Жуков в 1790 году штурмовал Измаил, станут повсеместными.

Автор — адвокат, профессор, доктор юридических наук, член Общественной палаты РФ

1 комментарий

  1. Речь не только об истории , литературе, языках.Нужно отделить школьные экзамены от вузовских. ЕГЭ вообще отменить. Пусть вузы потом сами проводят экзамены , отбирают лучших не по баллам ЕГЭ. А призвание? Оно теперь отменяется ? Выпускники идут туда, где по баллам проходят.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *