Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

ИГОРЬ РЕМОРЕНКО ЗАВИС БЕЗ ФУНДАМЕНТА

07.10.2019

Источник: Гражданская инициатива за бесплатное образование

ИГОРЬ РЕМОРЕНКО ЗАВИС БЕЗ ФУНДАМЕНТА

18 сентября 2019 года видный реформатор( =разрушитель) российского образования Игорь Реморенко изложил свое отношение к задачам образования.  Поводом для его опуса послужила статья Владимира Мау «Фундаментальные знания не стареют Современное образование и soft skills». https://vogazeta.ru/articles/2019/9/2/quality_of_education/9176-fundamentalnye_znaniya_ne_stareyut

В этой статье, по нашему мнению, совершенно справедливо говорится, что  отсутствие знаний основ предмета не может быть компенсировано никакими личными качествами и мягкими навыками (коммуникативностью, умением работать в команде, креативностью и пр. в том же духе). В. Мау пишет: «Поэтому soft skills имеют смысл только как надстройка над hard skills. Хотя понятно, что «незнание основ» (или, если угодно, «материальной части») легко оправдать перед самим собой мантрой, что коммуникативность важнее знания». В. Мау приводит пример О. Бендера как человека несомненно обладавшего мягкими навыками, но никудышного работника. Позиция В. Мау о приоритете фундаментальных знаний логична и хорошо обоснована. Но г-н Реморенко решил вступиться за модные ныне мягкие навыки.

Игорь Реморенко в полемическом задоре назвал свой материал «Фундаментальные знания устаревают. Мягкие навыки – составная часть твёрдых знаний, а не альтернатива им».  https://vogazeta.ru/articles/2019/9/18/edpolitics/9461-fundamentalnye_znaniya_ustarevayut?fbclid=IwAR1E8tg4AyfJbEoPNgrTmMwpv62RkdoBv15RAM8nIDepnYsd7IG8WOPnHVs

Однако в его материале нет ни одного примера устаревания фундаментальных знаний. Тема, как говорится, не раскрыта. Подзаголовок говорит вроде бы о стремлении к компромиссу между мягкими навыками и твердыми знаниями. Но по сути это же противоречит заголовку. Зачем компромисс, если знания устаревают?

И.Реморенко считает мнение В. Мау (а также «консервативно настроенных экспертов»)  о приоритете знаний над мягкими навыками «чрезвычайно опасной и вредной позицией». Он находит в этой позиции аж четыре страшные ошибки.

«Методологической ошибкой» И. Реморенко считает подход, согласно которому сначала нужны знания, потом навыки коммуникации. Коммуникация имеет место уже в самом процессе обучения. «Soft skills складываются в процессе формирования hard skills».

Тут, как нам кажется, г-н Реморенко ломится в открытую дверь. Ясно, что процесс освоения  предмета в традиционном образовании предполагает и включает в себя коммуникацию учащегося с педагогом и другими учащимися.  Но это коммуникация по поводу содержания определенного предмета, по поводу усваиваемых знаний. То есть знания – в приоритете, что как раз соответствует позиции В. Мау. Последний в своей статье специально отметил: «Вообще-то soft skills как умение коммуницировать, преподнести, подать себя, понравиться, сформировать группу единомышленников было всегда важнейшим свойством профессионала».

Но коммуникация может быть разного уровня, который зависит от степени освоения предметных знаний. Коммуникация без знаний – это уровень Дома-2. И если сам же г-н Реморенко пишет, что «Soft skills складываются в процессе формирования hard skills», то отсюда и вытекает, что не нужно специально обучать этим мягким навыкам, раз они естественным образом формируются в процессе освоения предмета в традиционном образовании.

«Методической ошибкой» г-н Реморенко считает необходимость во всем отдавать приоритет знанию. Он ссылается на некоторые способы действий, которые усваиваются ребенком без фундаментальных знаний через взаимодействие со взрослыми, например, умение пользоваться ложкой, умение читать и пр.  Следует заметить, что данные навыки не относятся к числу мягких навыков.  И для чего учиться читать? Чтобы получать знания!  И. Реморенко пишет: «Нельзя сформировать никакие фундаментальные знания, если нет специально организованного общения взрослых с детьми, детей между собой».  Как будто кто-то возражает против этого очевидного всем обстоятельства! Но ведь сторонникам мягких навыков этого общения мало. Они хотят какого-то другого общения.  В общем, второй «аргумент» И. Реморенко повторяет первый.

«Стратегической ошибкой» И. Реморенко считает консервативную установку, ориентацию на то, чтобы ничего не менять в образовании. Данная установка вытекает, по мнению автора, из «доминанты фундаментального образования». А надо, по мнению И. Реморенко,  ориентироваться на обновление: «Дидактика призвана обеспечить не только трансляцию культуры, но и её обновление. Это связано с резким увеличением скорости изменений в мире, ростом неопределенности, необходимостью преадаптации. Дидактика становится частью прогресса, а конструирование будущего – содержанием образования». Как нам представляется, автор слишком много требует от дидактики. Она уже должна и культуру обновлять, и будущее конструировать.  И все это в условиях «роста неопределенности».  Если никто не может точно знать будущее, то, как же его конструировать?  Тут можно такого наконструировать! В этом веровании в дидактику проявляется какой-то прямо-таки утопический элемент в позиции г-на Реморенко.

Что касается преадаптации к непредвиденным переменам как одной из целей образования, то в этом вопросе, позиция В. Мау выглядит предпочтительнее: «Главной задачей образования становится развитие преадаптивности – способности человека приспособиться к еще неведомым условиям.

Задачей системы образования становится не только обучить специальности (такой, как она выглядит в данный момент времени), а подготовить к постоянному обучению, к постоянным изменениям, научить адаптироваться в ситуации неопределенности. Темпы обновления становятся выше темпов обучения. Поэтому так важна непрерывность образовательного процесса и уход от узких специализаций.

Но при этом ключевой является фундаментальность образования – это база для будущей гибкости».

Это верно. Для гибкости нужна база. Без базы гибкость терпит ущерб. Эту базу и должно дать образование. Так что фундаментальные знания первичны. А гибкие навыки здесь вторичны.

В этом разделе своего материала г-н Реморенко должен был бы привести примеры устаревания фундаментальных знаний (как это заявлено в заголовке материала).  Но нет. Он не объявил и не доказал, что дважды два больше не четыре, что Земля не вращается вокруг Солнца и прочее в том же духе. Так что его утверждение об устаревании фундаментальных знаний голословно.

«Проектная ошибка». Г-н Реморенко справедливо требует от подлинных знаний понимания. Хотя, наверное, некоторые вещи, например,  таблицу умножения просто надо выучить. Но понимание он почему-то связывает преимущественно  с проектным походом. Проектный подход в современных российских реалиях сводится к компиляции разношерстных сведений из интернета по какой-то теме усилиями родителей учеников.  Но проектный поход все же относится к рубрике «знаний», а не «мягких навыков».

«Понимать строение систем счисления, видеть и характеризовать особенности различных моделей эволюционного развития, интерпретировать разные взгляды на строение Вселенной – эти «большие идеи» и есть примеры современного содержания образования. Если угодно, это и есть подлинная новая фундаментальность». По-видимому, И. Реморенко  требует отражения в учебном материале плюрализма в понимании некоторых фундаментальных вещей. В какой-то мере это было бы неплохо  — в старших классах и в вузе. Но именно в какой-то мере. Все-таки большую часть осваимого предмета должны составлять твердые однозначные знания, иначе учащийся останется без фундамента под ногами. Да и сама суть разногласий между учеными будет ясна учащимся только при наличии обязательной суммы  фундаментальных знаний. Непонятно, насколько далеко хочет И. Реморенко продвинуть этот плюрализм.  Например, по теории эволюции – хочет ли он ограничиться разногласиями ученых в рамках синтетической теории или же готов привлечь альтернативные концепции вроде неоламаркизма и номогенеза? Или даже «научного креационизма»?

Г-н Реморенко пишет: «В одном из видных международных экспертных докладов так и поступили: на схеме переплели в косичку знания, умения, навыки с ценностями и назвали это компетентностями. Но эта путница порождена, на наш взгляд, тем, что рынок труда не верит больше в педагогику памяти. Это, как говорится, «медицинский факт».

Ясно, что работодателю нужны не просто знания, а еще и умение их применять. Не только умение запоминать, но и умение мыслить. Но как же формируется умение мыслить, как не в процессе освоения фундаментальных знаний? Напоминаем г-ну Реморенко его же собственные слова: «Именно эта идея – развитие мышления в процессе освоения учебных предметов – легла в основу теории развивающего обучения».  Опять получается, что знания первичны. Да нужны ли работодателям работники без знаний по их профессии? Безусловно, нет. А профессиональные знания предполагают фундаментальную знаниевую базу. Как ни крути — знания первичны.

Но ведь работодатель смотрит на дело узко. Что и отметил В. Мау: «Точнее, вопрос содержания образования, соотношения фундаментального и прикладного знания, как мы теперь говорим, практико-ориентированного знания выходит на первый план. Работодатель хочет быстро получить результат – ему ближе практико-ориентированный подход. Но завтра технологии сменятся и надо будет переучиваться – а фундаментальные знания так быстро не стареют. И именно они обеспечивают гибкость».  Возможно, в течение жизни человеку придется не раз менять свою профессию. И вот тут без широкой исходной базы не обойтись. Фундаментальные знания не стареют и при быстрых переменах. На то они и фундаментальные.

Желая уязвить оппонентов, г-н Реморенко вопрошает: «…Много вы видели на улицах молодых людей в батнике, водолазке, брюках клеш и свитере-лапша, модных в СССР в 70-х годах прошлого века?» Видимо, для его головы представление об аналогии между краткосрочной модой и фундаментальными знаниями —  вещь вполне приемлемая. Подобным образом  можно спросить и про греческие одеяния до нашей эры, ведь геометрия Эвклида была создана очень давно. При этом она не потеряла своей ценности и спустя тысячи лет. В этом и проявляется фундаментальность базовых знаний. Но, похоже, г-н Реморенко этого немножечко не понимает.

Итак, все «аргументы» Игоря Реморенко сводятся, по большей части к трюизмам и утопическим мечтаниям, к неадекватному восприятию классической педагогики как «педагогики памяти», к фундаментальному непониманию роли фундаментальных знаний в образовании и жизни.  Довольно низкий уровень понимания существа дела для ректора педагогического (!) университета.

Нападение г-на Реморенко на «консерваторов», защищающих приоритет  фундаментальных знаний выглядит весьма неубедительно. Плохо он выполняет заказ господствующего компрадорского класса: всеми возможными способами понизить уровень образования в России

Добавить комментарий