Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

«Экспертиза катастрофы». Реформам образования поставят оценку

29.10.2018

Источник: nakanune.ru

Автор: Анна Смирнова

«Экспертиза катастрофы». Реформам образования поставят оценку

Общественная палата запускает экспертизу реформ образования. Члены экспертной группы оценят преобразования прошедших 10-20 лет. 25 октября на круглом столе в ОП РФ модератор дискуссии Валерий Фадеев призывал экспертов «найти консенсус и начать содержательный разговор», но обсуждение так и не вышло за рамки спора непримиримых оппонентов – критиков и защитников реформ. Первые перечисляли проблемы образования и заявляли о катастрофе, вторые обвиняли их в пессимизме и призывали «двигаться вперед» – к интерактивности, «маркетплейсам», «билетам в будущее». Подробности обсуждения – в материале Накануне.RU.

«Много дискуссий идет по поводу происходящего в российском образовании, но нет профессиональной оценки того, что случилось с российским образованием за прошедшие 10-20 лет», – начал секретарь Общественной палаты Валерий Фадеев.

Дать эту оценку, по его словам, должна общественная экспертиза. «Экспертизе могут подвергаться действия или бездействие органов государственной власти. Надо на чем-то сконцентрироваться, нужно техзадание проведения экспертизы, где будет указано, на какие вопросы мы хотим ответить, как профессионально провести общественную экспертизу, чтобы результаты стали ценностью для принятия решений», – сказал Фадеев.

Участники обсуждения сконцентрировались каждый на своем. Зал поделился на две части: критиков реформ – учителей, преподавателей, общественников, и защитников – членов ОП, чиновников Министерства просвещения, науки и Рособрнадзора. К последним присоединился и вице-президент Российской академии наук (РАН).

Профессор кафедры матанализа ЛГПИ РГПУ имени Герцена, народный учитель России Сергей Рукшиннапомнил о последствиях реформ последних 10-20 лет: не оправдавшем себя ЕГЭ, болонской системе, разрыве образовательного пространства.

«20 лет назад нам обещали, что по результатам ЕГЭ будут даваться кредиты на полное или частичное погашение платы за обучение, но обещанных сертификатов не было, все о них забыли. Сфера олимпиад – то, чем страна гордилась, то, что было честным и прозрачным, превратилось в коррупциогенный фактор. Некоторые вузы сами готовят участников своих олимпиад! Что касается поступления в столичные вузы, то в итоге ЕГЭ требует приезда: человека зачисляют, когда он напишет личное заявление на зачисление», – сказал Сергей Рукшин.

Новая система лишила вузы права самим выбирать себе студентов и вынудила брать тех, «кого ЕГЭ пошлет«, образовательное пространство страны перестало быть единым из-за вариативности учебников, а учитель потерял высокий социальный статус из-за низких зарплат, кипы бумажной работы и электронного документооборота, добавил профессор.

«Позавчера произошло страшное для нашего технологического развития событие – ни одна страховая компания не согласилась страховать запуски двух ближайших «Союзов». Сейчас запуски под угрозой. Когда мы знали такое за советской, а потом российской экономикой и сферой технологий?» – заметил Рукшин.

Сергей Рукшин, Алексей Хохлов(2018)|Фото: Накануне.RU

Наука не развивается в том числе из-за того, что размер стипендии в аспирантуре вынуждает исследователей искать подработки на стороне, а то и вовсе перебираться за рубеж.

«Мы получаем бакалавров, которые подготовлены хуже, чем выпускники техникумов, и магистров, которые не знают производства», – заявил Сергей Рукшин, рассуждая о наследии болонской системы.

При этом в образовательных ведомствах – кризис управления, считает профессор. Отраслью управляют три структуры – Министерство просвещения, Министерство науки и организация, которая «ни за что не отвечает, но проводит аттестацию и дает вузам аккредитацию».

«Контролирует тот, кто не отвечает за качество работы», – сказал докладчик про Рособрнадзор.

Картина излишне пессимистична, высказался вице-президент РАН Алексей Хохлов.

«Если мы хотим провести анализ того, что имеется в реформе образования, мы должны двигаться вперед, а не назад. К ЕГЭ я не стал бы так негативно относиться, да, есть проблема с олимпиадами, но благодаря ЕГЭ у нас в ведущих вузах учатся многие студенты, которые иначе бы не попали», – сказал академик.

Двигаться вперед – это к цифровизацииобразования, уверен вице-президент РАН.

«Метод преподавания, когда преподаватель пишет на доске, а студент слушает, не годится. Взять, например, немецкую систему образования, там ситуация хуже, но они больше движутся в сторонуинтерактивных способов обучения«, – поведал Хохлов.

«Может, поэтому и хуже», – усмехнулись оппоненты.

«Слышим такие вещи от вице-президента Академии наук, а потом удивляемся, почему у нас наука в таком состоянии», – прокомментировал историк Евгений Спицын.

«Когда больше самостоятельной работы и меньше лекций – это благо. Интерактивность – тренд современного мира«, – попытался объясниться академик РАН.

«Мне не нужна экспертная группа, которая передерется и меня побьет. Нужно найти поле для консенсуса, содержательного разговора, пространство несогласия, но конструктивной работы», – вступился Фадеев.

Представители лагеря чиновников противопоставляли «излишне пессимистичной картине» свою – изобилующую модными терминами и будто существующую в отдельной реальности, где других проблем нет.

Так, глава комиссии ОП РФ по социальной политике Наталья Починок заявила, что перечисленные Сергеем Рукшиным проблемы – его личное отношение к образованию, и начала говорить про важность «маркетплейсов».

«Как раз Рукшин и его единомышленники неоднократно предлагали конкретные шаги по исправлению ситуации по ФГОСам, единым учебникам, а представители вашего лагеря делают все, чтобы у нас не было единого образовательного пространства, единых учебников, и мы продолжали сидеть на крючке болонского процесса», – заявил Евгений Спицын.

«Мы не можем двигаться дальше, потому что вы зашли в тупик – обличаете друг друга. Одни обличают, другие отбиваются. Проблема в том, что у тех, кто отбивается – в руках деньги и ресурсы, у тех, кто обвиняет, в руках в основном интеллект«, – заметил Фадеев.

Линию защиты реформ подхватил член ОП РФ Илья Семин. Общественная экспертиза должна контролировать строительство объектов инфраструктуры, проверять типовые профессиональные траектории проекта «Билет в будущее» и адекватность справочников востребованных профессий запросам работодателей, продекларировал он.

Александр Привалов(2018)|Фото: Накануне.RU

Нужно проводить экспертизу решений в образовании, заявил научный редактор журнала «Эксперт» Александр Привалов.

«За одну неделю два президента РАН – бывший и нынешний – разными словами сказали о вредоносности стержня образования – ЕГЭ. Это тоже общественная экспертиза. Нужно экспертировать принятие решений в образовании – она [отрасль] уникально герметична. Карта размещения ядерных сил РФ гораздо менее закрыта, чем решения в образовании! Главных конструкторов нашего образования не знает никто«, – сказал Привалов и привел в пример рабочую группу по совершенствованию системы аккредитации вузов, на которой ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов предложил делить вузы на три вида.

В заключение Привалов заметил, что надо идти вперед, но к этому должны призывать «не те люди, которые отвечают за ошибки сзади».

ЕГЭ, действительно, уничтожает образование. Известный критик единого госэкзамена, доктор физико-математических наук Александр Ивановрассказал о сокращении высокобалльников по профильной математике: количество получивших выше 80 баллов за год сократилось на треть. В Республике Карелии всего четыре человека набрали больше 90 баллов. При этом все больше выпускников выбирают «тест на дебильность» – базовый ЕГЭ по математике.

Александр Иванов(2018)|Фото: Накануне.RU

«Вы все правильно говорите, но мне это не нужно. Дайте мне задание», – настаивал Валерий Фадеев.

Профессор озвучил предложения: отделить школу от ЕГЭ и перестать прятать задания ЕГЭ после проведения экзамена.

«Мы все время хотим мир поломать до основания, а потом построить что-то новое. Но раз мы уже двинулись по этому пути, и есть позитивные изменения… Россия показывает лучшую динамику в мире по всем предметам! Хватит революций!» – вступился за единый госэкзамен замглавы Рособрнадзора Анзор Музаев.

Анзор Музаев(2018)|Фото: Накануне.RU

Журналист, соавтор проекта «Последний звонок» Константин Семин предложил Общественной палате архив из сотни писем от школьников, студентов, преподавателей и родителей со всей страны, которые рассказывают о проблемах в образовании.

«Речь идет о сотнях и сотнях писем. Вы могли бы попытаться найти хотя бы десяток писем, которые поддерживали бы режим», – сказал журналист.

Константин Семин(2018)|Фото: Накануне.RU

Чиновницы из Министерства просвещения и Министерства науки понадеялись, что экспертиза поможет системе образования, и заявили о готовности к сотрудничеству.

«Возьмемся за работу! Рад, что налажен контакт с чиновниками и ведомствами», – подчеркнул Фадеев и добавил, что через пару недель ОП будет принимать решение о составе экспертной комиссии, а через три месяца – отчитается о результатах.

Правда, остался главный вопрос – что даст эта работа? В аппарате ОП Накануне.RU пояснили, что рабочая группа не сможет накладывать вето на решения министерств и ведомств, ее заключения будут носить только рекомендательный характер.

общественная экспертиза реформ образования(2018)|Фото: Накануне.RU

Общественная палата ничего не изменит, уверен Константин Семин, но важно использовать любую площадку для заявлений о проблемах в образовании.

«Мы не строим иллюзии, мы прекрасно понимаем, что Общественная палата ничего не изменит, и что компромисса, взаимодействия между двумя оппонирующими силами быть не может. Это разнонаправленные силы – это «или – или»: лечащий врач и человек, который занимается эвтаназией, не могут договориться. Это два противоположных вектора, поэтому никакого примирения с реформаторами – людьми, которые представляют уже не Министерство просвещения, а теневые круги в различных министерствах и ведомствах, в околовластных институтах, таких как Высшая школа экономики, – быть не может. Только конфликт до победы одной из сторон. Пока мы понимаем, что шансы на нашу победы ничтожны, понимаем, что кризисное состояние отечественного образования является отражением кризиса в обществе и экономике, и излечиться от одной проблемы невозможно. Нельзя починить образование, не касаясь всего остального – науки, экономики и политической организации», – прокомментировал Накануне.RU участник обсуждения Константин Семин.

Автор:

Анна Смирнова

5 комментариев

  1. Благодаря реформаторам из вузовской подготовки выхолощено профессиональное содержание. 4 года бакалавриата как база обучения, а потом — магистратура, которая всех готовит к научной деятельности. Акцент на интерактиве и т.п., а не на том, что каждая профессия требует своих методов обучения. Специалитета в большинстве профессий нет, и профессионалов в результате такого обучения тоже нет. Обрнадзор тратит огромные суммы на замену реального образования фикцией в то время как далеко не все дети в стране имеют возможность просто учиться в теплом здании с канализацией.

  2. И все-таки любое преобразование в стране нужно начинать с образования. Пока реформы развернутся, у нас должны быть готовы специалисты. А пока образование ведет страну назад. Даже дистанционные формы не помогут.

  3. Цели образования не поставлены. Не контролируются личные траектории людей лет, хотя бы, до шестидесяти хотя бы по примитивным параметрам. Не обозначено — что должно давать образование. А значит -всё это болтовня. И родители по прежнему должны защищать детей от всей этой своры.

  4. Двигаться дальше можно только тогда, когда реформаторы понесут ответственность за всё, что они натворили с образованием за эти 20 лет. Когда Кузьминов, Фурсенко, Ливанов, Свинаренко и т.п. поедут на Колыму лес сажать с конфискацией имущества лет так на 10-15, тогда можно будет начать выправлять ситуацию.

  5. Для того, чтобы понять все безумие ЕГЭ, нужно взять и проанализировать весь объем заданий по предмету. Мы со студентами проанализировали 30 вариантов тренировочных заданий по географии в 2014 году — создали базу данных только по заданиям на сравнение стран. Самый большой объем заданий оказался по примитивной демографии (40% из 415 ). Большинство заданий в формате «поддавки» — ничего не надо знать, нужна лишь минимальная эрудиция. Доля ПОЖИЛЫХ наиб.: ГЕРМАНИЯ Пакистан Нигерия Аргентина;
    Доля ДЕТЕЙ наиб.: Италия Германия БАНГЛАДЕШ Канада;
    ГОРОД нас. НАИМ: Бельгия МОНГОЛИЯ Египет Вьетнам; ГОРОД нас. НАИБ: Афган. ГЕРМАНИЯ Нигерия Таиланд;
    И всего 6 заданий — отметить страну с развитой отраслью: 4 — про авто- и 2 — про авиастроение. Но самый большой кошмар, я считаю, это ЕГЭ по русскому (родному) языку. Я опубликовала 7 книг, но нигде я не оказывалась перед каким-либо вопросом, из тех, которыми насыщены задания ЕГЭ по русскому. Проанализировав ответы школьников на открытые вопросы, содержание учебников и ЕГЭ, вступительные тесты — я подала заявку в РГНФ на грант для проекта «Право на образование в российском обществе. Практики депривации в системах российского образования» и получила грант на три года.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *