Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

Депутаты и чиновники превращают школы в казармы и уничтожают лицеи и гимназии для одаренных детей

27.12.2012

Депутаты и чиновники превращают школы в казармы и уничтожают лицеи и гимназии для одаренных детей

Сергей Бебчук о том, почему подушевое финансирование школ и поддержка только «выдающихся способностей» у детей – это обман

Сергей Бебчук. Фото с сайта школы № 1199

Директор московской школы № 1199 «Лига школ» Сергей Бебчук считает, что закон «Об образовании», в минувшую пятницу принятый Госдумой, превращает школы в казармы, а депутаты и чиновники Минобрнауки сознательно ограничивают доступность хороших школ для одаренных детей.

— Я считаю, что нормативно-подушевое финансирование (это когда школу финансируют в зависимости от количества детей, которые в ней учатся, то есть считают, буквально, по головам, — РЕД.) — ущербно. Предполагается, что все школы будут обучать своих питомцев на одном уровне. Но, к сожалению, дети все разные. В итоге одним детям финансирование окажется избыточным (их учебные интересы не превышают «пройти и забыть»), а другим детям этого финансирования явно будет недостаточно.

В большой школе-комплексе, где собраны и те и другие, возникнет возможность финансировать одних за счет недоиспользования средств другими. И где же пропагандируемая справедливость? Т.е. в одной школе «объесть» одних в пользу других – нормально, а собрав детей в особую школу – нет. Где логика? В первом случае «объесть» будет решать директор школы, создавая гимназический или лицейский класс, а во втором — решало управление образования, создавая гимназию.
Принцип равного подушевого финансирования оказывается лукавой издевкой над приверженцами справедливости. В реальности фиксированная сумма денег будет «ходить» за учеником только в промежуток времени между школами. А попав в конкретную школу, эти деньги на самом деле либо увеличиваются, либо уменьшаются, в зависимости от той же самой учебной мотивации ученика.
Настоящая справедливость состоит в том, чтобы удовлетворять индивидуальные образовательные потребности разных по определению детей. Почему некоторые способы удовлетворить эти потребности поощряются (например, создание гимназических классов в больших образовательных комплексах), а другие (например, создание отдельных лицеев и гимназий) – нет?

Расчет подушевого финансирования предполагает, что на детей государство тратит деньги только через систему образования. Но это совсем не так. Давайте посчитаем, сколько денег тратит МВД на детские комнаты, на профилактику и борьбу с беспризорностью, на борьбу с детской преступностью, а также на колонии для малолетних преступников. Много миллионов рублей. А сколько тратится на профилактику и борьбу с наркоманией вообще трудно представить. Но ведь не все дети растратили эти государственные деньги. Эти деньги точно не потрачены учениками школ для детей «с особыми образовательными потребностями». Во многом это заслуга родителей. Но и школ тоже. Почему из-за повышенного внимания к образованию они не приобрели, а потеряли? Где же справедливость?

Теперь про термин «показавший выдающиеся результаты».
Вот цитата из ныне действующего закона: Статья 50 п.13. Органы государственной власти и органы местного самоуправления могут создавать нетиповые образовательные учреждения высшей категории для детей, подростков и молодых людей, проявивших выдающиеся способности.

Итак, со слов зам. министра И. Реморенко и статс-секретаря Н. Третьяк, в новом законопроекте появилась «НОВАЯ» (!!??) специальная статья № 82 о «поддержке и сопровождении лиц, показавших выдающиеся способности».

Казалось бы в ней и идет речь о всех тех одаренных детях, которые сейчас ходят в разнообразные спецшколы, лицеи и гимназии. А значит, закон «стал лучше и учитывает интересы большой группы учащихся», которые раньше законодательно якобы не были прописаны.
Как раньше, так и сейчас настораживает формулировка «лица, показавшие выдающиеся способности». Это даже больше, чем «одаренный ребенок». Определением «выдающиеся способности» можно наградить разве что гения. Вряд ли кто-то из родителей и педагогов решится отозваться о ребенке подобным образом. Сразу начнут глодать сомнения: а действительно ли его способности так велики, чтобы назвать их выдающимися? Не будет сомнений лишь со случаями поражающими воображение, например, с мальчиком, мгновенно в уме решающим сложную алгебраическую задачу и отвечающим на вопрос «как ты получил ответ?» «не знаю, я его увидел».

Однако, как мы хорошо понимаем, такие случаи крайне редки. Можно ли создать для таких детей специальные школы? Сомнителен в первую очередь даже не вопрос количества, ведь в один момент времени подобных детей в этой школе должно набраться хотя бы несколько в каждом классе: и в седьмом, и в восьмом, и в девятом, а вопрос целесообразности – нужна ли такому ребенку школа?

Скорее, речь должна идти о специальных образовательных условиях, которые необходимо для него создать. Часто такие гениальные дети проявляют выдающиеся способности только в одной области, их интересы сосредоточены исключительно на ней и очень специализированы. С другой стороны, они нередко аутичны или, напротив, гиперактивны, испытывают трудности в общении и социализации.

Трудно представить себе гармонично развивающуюся школу, в которой учатся исключительно подобные дети, еще труднее, что совместное обучение развивает каждого из них. Вероятнее всего наилучшей для такого ребенка или подростка будет индивидуальная или надомная форма обучения и работа с двумя-тремя взрослыми, профессионалами в той области, которая его интересует.

Второй нюанс, настораживающий в формулировке «проявившие выдающиеся способности» — это прошедшее время. Т.е. для того, чтобы попасть в какую-то специализированную школу ребенок уже должен был проявить себя. А значит, где-то без всякой особой государственной поддержки процесс формирования этого ребенка уже должен был завершиться констатацией «проявления выдающихся способностей», в поле зрения государства он попадает только постфактум. Иначе говоря, государство дожидается случайной флуктуации, после чего начинает поддерживать, вместо того, чтобы сразу создать систему работы по выращиванию юных талантов.

Тем самым, формулировка, используемая в законе «размыта» дважды — не ясно, что такое выдающиеся способности и как человек должен был их проявить. А, значит, новая статья закона оставляет множество лазеек и вольностей в трактовке.

У меня нет иллюзий по поводу того, что авторы закона не обдуманно употребили термин «выдающиеся способности». Нет, их расчет на то, что, благодаря самоцензуре нормальных людей, претендентов на деньги почти не будет.

http://yopolis.ru/595577/occasion/8517

Добавить комментарий