Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

Что русскому школа, норвежцу — университет

20.03.2015

Что русскому школа, норвежцу — университет

Систему школьного образования в России сегодня принято жестко критиковать. Любимые аргументы: российская школа не готовит детей к жизни, а ее программа обучения является устаревшей по сравнению с западными. При этом сами критики, выводя европейские учебные заведения впереди планеты всей, часто имеют о них весьма поверхностное представление. Поэтому всегда интересно получить информацию из первых рук — от людей, которым представилась возможность на собственном опыте узнать, чему и как учат в школе в самой передовой стране Европы.

«Правда.Ру» неоднократно рассказывала о судьбе россиянки Ирины Бергсет, у которой норвежские социальные службы отобрали двоих детей. Старшему мальчику удалось бежать в Польшу, куда вслед за ним выехала и мать. Младший сын по-прежнему остается у отца-норвежца, которого его бывшая жена обвиняет в сексуальном насилии по отношению к детям.

Но сегодня мы решили поговорить с ней о другом. По воле драматических обстоятельств старшему сыну Ирины пришлось в течение минувшего года сравнить сразу три системы школьного образования: в Норвегии, Польше и России. Попав в конце концов в обычную московскую школу, первое, что он сказал матери: «У меня такое впечатление, что я поступил в университет».

— Что представляет собой система школьного образования в Норвегии?

— Местное обучение — одно из самых продолжительных. Дети поступают в школу в 6 лет, а заканчивают ее в 19. Начальная ступень длится с первого по седьмой класс включительно. Все первые семь лет у детей один учитель, который преподает им всю школьную программу. Впрочем, это несложно, поскольку объем знаний небольшой. Например, весь первый год дети учат буквы.

На одну букву уходит минимум неделя: ее рисуют, раскрашивают, то есть как бы играют с ней. По арифметике до третьего класса дети изучают только сложение и вычитание, а в четвертом и пятом классе — более сложные вещи вроде таблицы умножения.

Когда мой сын Саша пошел в восьмой класс польской гимназии, пока мы ждали разрешения на выезд в Россию, он с удивлением узнал, что существуют такие предметы, как физика, химия, всемирная история, литература. Что на дом учителя задают учить стихи — в Норвегии этого нет. За все время обучения ни разу ничего не задавали выучить наизусть.

Вообще, домашние задания там, можно сказать, почти отсутствуют. В начале недели школьник получает листок с расписанием занятий и заданием на всю неделю. Например, по английскому языку семиклассникам предлагали выучить за неделю шесть или восемь слов — на выбор ребенка. У нас с сыном всегда были баталии по этому поводу. Я заставляла его учить восемь слов, а он, естественно, хотел только шесть.

В принципе, это был повод для него пожаловаться на меня в службу опеки. Потому что заставлять ребенка делать домашнее задание считается насилием. В каждой школе обязательно на видном месте висит плакат с указанием номера телефона, куда ребенок может позвонить и пожаловаться на родителей. А на общем собрании в начале года родителям почти час рассказывают, какие права имеют их дети и что последует в том случае, если эти права будут нарушены.

— А система оценок там существует?

— В начальной школе, то есть по седьмой класс включительно, никаких оценок нет. И вообще, главный принцип норвежской школы — никакого сравнения между детьми. Дело в том, что в классе часто учатся и умственно отсталые дети, так что не нужно, чтобы кто-то чувствовал свою неполноценность. С одной стороны, это вроде бы правильно, но с другой — у детей нет никаких ориентиров, представлений, к чему нужно стремиться.

Поэтому, например, на уроках чтения никто никогда не читает вслух — это запрещено, чтобы ученики не сравнивали себя друг с другом. Учитель отдельно вызывает ученика в другое помещение, чтобы он прочел текст вслух. Вся система оценки знаний ученика построена на тестах. В домашнем задании по норвежскому языку ученику нужно всего лишь подчеркнуть нужную букву, обвести кружок с правильным ответом, в крайнем случае написать одно слово. Никаких письменных заданий нет в принципе.

— Наверное, учиться в такой школе очень легко и приятно?

— Конечно. Правда, учиться все равно никто не хочет. В том поселке, где мы жили, почти никто не заканчивал школу. Все бросали и устраивались на работу — куда-нибудь на автозаправку или кассиром в магазине. А зачем напрягать мозги, получать высшее образование, если государство и так обеспечит неплохой уровень жизни. Поэтому теперь в Норвегии ощущается дефицит квалифицированных кадров — тех же врачей, которых они вербуют по всей Европе.

При этом местный районный врач должен быть буквально «мастером на все руки», как и учитель в школе. Получить направление к конкретному специалисту чрезвычайно сложно, это считается дополнительной нагрузкой на государство. Поэтому своей очереди на прием к хирургу или невропатологу больной может ждать годами.

О системе здравоохранения в Норвегии читайте здесь: Норвежские эскулапы делают инвалидов

Иногда доходит просто до абсурда. Я с ребенком обратилась к местному врачу — посоветоваться по поводу родинки. «А давайте ее удалим», — тут же предложила врач, при этом честно признавшись, что она никогда раньше этого не делала. И вообще не имела никакой медицинской практики — работала экспертом в страховой компании в Восточной Германии, где оценивала травмы клиентов — страховой случай или нет.

Когда я в ужасе спросила, как же она будет удалять родинку, если у нее нет опыта, врач строго ответила: «Вы что, мне не доверяете?» Открыла медицинский справочник (он там у каждого врача) на странице «удаление родинок» и начала мне вслух читать: «Протрите кожу спиртом, возьмите скальпель, ничего сложного!»

С огромным трудом я умолила ее дать мне направление к хирургу в Осло. Там нужную операцию сделали, правда, располосовав ребенку при этом полспины. Чтобы удалить маленькую родинку, хирург наложил шесть швов. Неудивительно, что многие норвежцы ездят лечиться в другие страны.

— Вы говорили, что в Норвегии работали в местной школе. Так что тоже удалось наблюдать систему образования изнутри?

— Да, причем я работала в суперсовременной школе, так называемой школе будущего. Она представляет собой здание, в котором практически нет дверей. Ученики с первого по четвертый класс собираются в одном большом помещении. Там их рассаживают по небольшим группам и дают задания: кто-то поет, кто-то рисует. Например, с первоклашками мы выясняли, что кому приснилось накануне. Идея в том, чтобы у ребенка не было стресса при переходе из класса в класс — вроде как все вместе. Но я видела реакцию одного русского мальчика. В России он ходил в первый класс, а тут его сразу определили в третий. Но все равно ему было дико скучно и неинтересно в школе, он уже все это выучил.

Конечно, в Норвегии есть и школы для элиты. Как правило, обучение там стоит в переводе на наши деньги 75 тысяч рублей в месяц. Но зато и знания будут более углубленные. Там учатся дети обеспеченных людей, для кого образование имеет ценность.

Для всех остальных — минимум знаний. Причем акцент делается только на то, что имеет отношение к Норвегии. Например, на уроках музыки дети изучают исключительно Грига. При этом за все семь лет им даже ни разу не дали послушать его произведения на уроке. Просто раздали детям дудочки, чтобы они заучивали несколько тактов из произведений этого норвежского композитора. Другой музыки в данной программе просто не существовало.

Также и с историей. Такого предмета просто нет. Минимум исторических фактов дети получают, изучая историю религии. Зато сексуальное просвещение начинается буквально сразу. Первоклашкам показывают фильм на тему, откуда берутся дети, где подробно объясняется, как пользоваться презервативом.

— Как Саша воспринял российскую систему образования после норвежской школы?

— Первое время он был просто в шоке. Признался мне, что ему кажется, что он попал не в школу, а в университет. Его особенно удивила речь его сверстников. По словам Саши, они говорят как академики или политики. И это в обычной районной школе! Хорошо, что у нас оказался своего рода «буфер» в виде польской гимназии.

В Польше, конечно, по-разному относятся к Советскому Союзу, но все признают, что советское образование и медицина были самыми лучшими. Сегодня в их школах тоже пытаются привить западное облегченное образование. Но они пока держатся, правда, школьная программа отстает от российской примерно на год.

Так что, благодаря Польше, Саша оказался чуть более подготовленным к российской школе. Но все равно его не хотели брать в восьмой класс из-за слишком большого отставания. Как мне сказал учитель математики, «мы же квадратные уравнения проходим, а у вашего сына вместо математики просто черная дыра».

Но я попросила учителей дать нам один месяц, чтобы наверстать упущенное. И очень благодарна, что нам пошли навстречу. Купила учебники за все предыдущие годы и вместе с сыном мы их проштудировали за месяц. Когда он получил по физике и химии итоговую «тройку» в четверти, впервые начав изучать эти предметы в ноябре, это для меня стало самой настоящей победой!

Читайте самое интересное в рубрике «Общество»

Светлана Сметанина

http://www.pravda.ru/society/family/pbringing/14-02-2012/1107917-school-0/#

5 комментариев

  1. Все вполне объяснимо. Потребителям-рабам не нужно нормальное образование, на то они и рабы системы. Опустили в Норвегии, получается, образование до уровня умственно отсталых. Наверное, там знания с помощью тестов проверяют? Вот, что хотят внедрить в России — раскраски с буквами до взрослого возраста и религию совместно с уроками развращения детей. Если задуматься над тем, сейчас делают в России, то выходит, страна уже на том же пути. Может, это будет даже не через пять лет, но через десять лет это будет насаждаться точно. И это стерпим, россияне?

    1. Лейла, а инклюзивное образование — это что? Умственно-отсталые дети будут учиться с нормальными. Что произойдет с общим уровнем образования? А это уже внедряется, как нечто крайне правильное, прогрессивное и, о счастье, европейское.
      Тестирование уже внедрили по полной: в 9 классе, и в 11. А скоро в каждом классе дети будут сдавать тесты в конце года. Мы туда не через 10 лет пойдем, мы уже входим в эту систему.
      «Мы не должны готовить творцов, нам нужны потребители» — Фурсенко.

      1. Про умственно отсталых — это уже происходит. Школа полностью сняла с себя воспитательные функции, а это значит, что большая часть детей, не поучающих должное воспитание в семье, будет полностью педагогически запущено. Спросите любого педагога: как у него получается работать с детьми? Большинство ответит вам, чтодисциплина упала до катастрофического уровня. Были даже случаи, когда ученики наносили учителям тяжкие увечья, что уж там говорить о других детях. Все потому, что школа в нынешнее время категорически отказывается принимать во внимание фактор как социального окружения (чем дети занимаются вне школы, никого не волнует), так и фактор психических отклонений и паталогий. Практика дисциплинарных взысканий как с учеников, так и с родителей фактически сошла на нет. Так что да, в этом отношении Россия уже почти догнала Запад. И случаи, происходящие достаточно давно на Западе (массовые расстрелы в школах) и до недавнего времени совершенно не характерные для нашей страны (а теперь вспомним стрельбу в московской школе), увы, тому печальное подтверждение.
        Про тесты и говорить особо нечего — тут все на полной скорости катится в никуда.
        Так что да, в этом отношении Вы деййстввительно правы.

  2. Если не знать, что речь идёт о Норвегии, я бы подумал, что это — краткое изложение концепций всех последних реформ образования. Прямо-таки радужный коллективный сон Фурсенко, Кузьминова и Ливанова.

    1. Сон, который вот-вот, совсем скоро будет претворен в жизнь. Кстати, почему господин Ливанов еще на посту? Ведь он проходит по уголовному делу? Да. Так с чьей же указки он продолжает бурную деятельность?

Добавить комментарий