Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

Что будет с болонским процессом в результате санкций У нас нет другой системы высшего образования, которую мы могли бы предложить ЕС

11.05.2014

Что будет с болонским процессом в результате санкций У нас нет другой системы высшего образования, которую мы могли бы предложить ЕС

Ирина Бусыгина
Vedomosti.ru

Поразительно, с каким азартом и усмешками воспринимаются санкции, наложенные на Россию США и Евросоюзом. В реакциях затронутых санкциями политиков есть что-то детское: «А у меня нет собственности за границей, ха-ха», «А я отдыхаю исключительно в пределах России, тоже ха-ха». Между тем эта игра не только недальновидна, она опасна: санкции (которые, понятно, не последние, а скорее первые в череде) направлены вовсе не на уязвление конкретных лиц. Это сигнал стране. Сигнал, который мы не хотим читать правильно.

Реакции детские — последствия будут недетские. Одной из тяжелых жертв санкций и общего разрушения прежней (пусть несовершенной) системы отношений могут стать договоренности, достигнутые в области системы высшего образования. Я имею в виду болонскую систему (полное название — Болонская декларация о зоне европейского высшего образования). Документ был подписан в Италии в 1999 г. министрами образования 29 европейских стран, в 2003 г. к Болонской декларации присоединилась Россия. США не сделали значимых шагов для сближения с Россией в области гармонизации систем высшего образования. Евросоюз такие шаги сделал — не специально для России, но признавая Россию частью общеевропейского образовательного пространства.

Хочу специально обратить внимание: присоединение России к болонскому процессу — это единственное значимое, достоверное и реальное достижение стратегического партнерства, которое формально все еще объединяет Россию и Евросоюз. Смотрите: наши отношения структурированы через четыре «общих пространства», при этом достижения в рамках второго (пространства свободы, безопасности и правосудия) и третьего (пространства внешней безопасности), увы, практически пренебрежимы. Первое, экономическое пространство центрировано вокруг торговли энергоресурсами, и, учитывая стратегическую важность этой сферы для обеих сторон, можно предположить, что сотрудничество здесь развивалось бы в любом случае, даже не обозначенное гордым названием «пространство». Что остается? Остается четвертое пространство — культуры, науки и образования. И вот здесь действительно прогресс имеет место — в виде подключения России к болонскому процессу как его ключевой составляющей.

С 2011 г. все российские высшие учебные заведения начали переход на новую систему. Если совсем коротко, суть новаций в переходе к двухуровневой (бакалавриат и магистратура) системе высшего образования и выдаче выпускникам сопоставимых дипломов, что базируется на признаваемой всеми участниками системе условных единиц — кредитах. А смысл новаций, во-первых, в достижении равных условий и справедливой конкуренции при трудоустройстве граждан всех стран, присоединившихся к декларации, а во-вторых — в качественном повышении уровня мобильности студентов, когда студент, начав учиться в одной стране, может продолжить учебу в другой. Мобильность — то самое важное, что болонская система дает нашим студентам. Стимулы не только уехать, но и вернуться.

Неудивительно, что болонскую систему у нас часто критикуют и даже объявляют принципиально несоответствующей российской «почве» и традиции. Думаю, что такая критика — нормальное явление. Даже если в основе ее лежат вполне прозаическая лень и желание ничего не менять, оппоненты системы часто верно указывают на некоторую ее противоречивость, особенно в части реализации в российских условиях. Примечательно, что, чем ниже пафос критики, тем она полезнее. Рассуждать же о «цивилизационных противоречиях» — значит игнорировать то, что у нас сегодня нет конкурентоспособной системы высшего образования, которую мы могли бы предложить ЕС в качестве альтернативы. Так что вопрос простой: или договариваться на правилах ЕС (что и произошло в 2003 г.), или выстраивать «суверенную» систему высшего образования и тем самым — это надо очень четко понимать — лишать студентов возможности получить хорошее образование, предлагая им, мягко говоря, неважное. Однако данные дискуссии в преподавательской среде (которые рисковали стать бесконечными) сегодня явно теряют актуальность, и я боюсь, сам смысл болонского процесса начинает все больше противоречить российской «официальной линии». А интерес европейцев к вовлечению России в общее образовательное пространство не стоит преувеличивать: почему им должно быть это более важно, чем нам самим?

Мы помним о «корнях и крыльях», которые должны дать нашим детям (образование — это как раз из разряда «крыльев»). Мы хотим, чтобы наши дети получили хорошее образование, конкурентный диплом и, вооруженные им, вышли бы на рынок в конкурентоспособном состоянии, — это аксиома. Когда наши дети идут учиться на бакалаврскую программу (первый уровень) в российский университет, мы исходим не только из того, что они еще маленькие и рано отпускать их далеко, но и — что принципиально — из того, что у них будет возможность продолжать обучение в Европе (эту возможность и дает участие в болонском процессе). Если такая возможность сомнительна, то разумнее отправить ребенка за границу сразу, минуя российскую часть образовательного процесса (по крайней мере тем, у кого имеется такая возможность). Что делать тем, у кого такой возможности нет?

Я подозреваю, что у многих наших политиков эта проблема решена. Именно поэтому они так задорно реагируют на санкции — с безответственностью, которая, как известно, привилегия детства. Нельзя допустить, чтобы эта поразительная недальновидность стоила нам поколения, которое мы потом опять с тоской назовем поколением«потерянных и отъехавших».

Автор — профессор факультета политологии, директор Центра региональных политических исследований МГИМО (У) МИД РФ

Читайте далее:

http://www.vedomosti.ru/opinion/news/26265641/nedetskie-posledstviya-sankcij#ixzz31QNOe3ml

3 комментария

  1. Для МГИМО болонская система может быть и актуальна, но, в массе своей, её внедрение привело как раз к снижению уровня высшего образования (в педагогическом образовании — точно). Так что, рассуждения автора о том, что, ликвидировав эту систему, мы лишим студентов возможности учиться за границей и получить хорошее образование, содержат подмену понятий.
    Внедрив болонскую систему, мы лишили студентов возможности получить хорошее образование у себя в стране, но дали такую возможность — за границей. А не лучше ли выйти из болонского процесса, чтобы хорошее образование получали в своей стране? Правда, теперь для этого придётся очень много поработать.

  2. Уважаемый Олег! Переход на Болонскую систему привел только к одному — вырос вал пустопорожних бумажек! народ вузовский стонет от обилия писанины. Которую, кстати, в реальности ни кто не читает.
    Что касается основных тезисов разбираемой статьи, то она выстроена на ряде бездоказательных утверждений:
    1. Заграничное лучше отечественного (доказательств не приводится, очевидно, данный тезис надлежит принимать на веру)
    2.Российское образование по определению плохое (автор правда не объясняет как при этом на МКС летают, отчего российские АЭС работают, почему наконец, США запускает свои Сатурны на российских движках — ну, да Бог с автором)
    3. Болонский процесс сведен автором к двум положениям: мобильности студентов и двухуровневому образованию. Мол, Россия не предложила и т.д. Признаемся, что вместе с Россией не предложили Германия Франция, Италия и еще два десятка стран.
    4. Санкции ЕС и Болонский процесс. Интересная постановка вопроса, само по себе. Не будем забывать, что санкции вводит ЕС, который, видимо не заинтересован в развитии тех самых пространств, о которых толкует автор. ЕС, к примеру, заинтересован в энергии, так и санкций там не вводит. А вот с этого места очень хотелось бы узнать у автора, про причины демонстративной незаинтересованности ЕС в развитии единого пространства науки и образования. Отчего это он не заинтересован? Почему?
    4.Академическая мобильность предполагает (согласно тем самым договоренностям, которые и положены в основу Болонского процесса, а точнее Европейского пространства высшего образования и науки):
    мобильность студентов на основе взаимного признания периодов обучения;
    мобильность преподавателей;
    мобильность университетского менеджмента.
    Вопрос к автору: И что сделано из перечисленного?
    Вот то-то и оно!

  3. 1) Бакалавриат и магистратура: во многих вузах магистратуру не открыли и не откроют. Хватит вам и бакалавриата.
    2) Результат: заведующий кафедрой составляет учебный план на 4 года, вместо 5 лет. {Предполагалось, что студенты получат хорошее базовое образование и, на его основе, кто-то пойдет учиться дальше, а кто-то — работать}. Зав. выпускающей кафедрой видит, что ему придется сокращать своих преподавателей, которые как раз преподавали на 4-5-6 курсах специалитета. Зав.какфедрой себе не враг! Он начинает сокращать количество часов (по большей части — аудиторных) на преподавание базовых дисциплин на первых курсах — там ведут «чужие» преподаватели. Пусть сокращаются преподаватели базовых и общепрофессиональных дисциплин. Примерных учебных планов и примерных программ дисциплин теперь нет. Хозяин-барин.
    3) Сократили (катастрофически) математику, физику, химию, начертательную геометрию и графику… Будут вам инженеры…Будут вам конструктора с пространственным воображением на уровне плинтуса.
    Для бакаловров-гуманитариев процесс аналогичен, но последствия не так катастрофичны для развития страны.

Добавить комментарий