Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

Болонская система. Оно нам надо?

31.05.2014

Болонская система. Оно нам надо?

Наше высшее образование долго и упорно переходит на так называемую «Болонскую систему». Переходит — и все никак не перейдет. Что это за система и почему нам на нее надо переходить?

Если обратиться к основным документам — Сорбонской (1998 год) и Болонской (1999 год) декларациям, то картина вырисовывается удивительная. Есть в русском языке такое слово — «прекраснодушие». Это про них. Основная идея — создать единую европейскую науку, единое образовательное пространство, расширить возможности свободного перемещения студентов и ученых из вуза в вуз, из страны в страну. А еще — лучше подготовить студента к жизни, сделать часть образования прикладной, помочь найти работу и на работе быстро адаптироваться.

Большинство европейских стран присоединились к процессу создания единой образовательной системы. Что-то удавалось им лучше, что-то хуже. Многие исследователи указывают на то, что ожидаемой мобильности студентов не случилось. Люди хотят учиться там, куда поступали, и ездить по миру — путешествовать. Система единых стандартов обучения, дипломов оказалась более удачной. Поступать на работу стало действительно легче.

А как у нас? Переход на европейскую систему образования начался в России довольно рано: автор, закончивший школу в 1990 году, попал в этот процесс с самого его начала. И проучившись в высшей школе в общей сложности 11 лет, выпустился задолго до завершения полноценного присоединения. Похоже, все российские реформы, связанные с образованием, обречены быть бесконечными. Итак, с чего все у нас началось — с того, что все стали учиться четыре года, получать степень бакалавра, а потом шли (или не шли) в магистратуру. И студенты, и преподаватели испытывали по этому поводу… скажем так, «искреннее недоумение, смешанное с раздражением». Учебные программы были скомканы, срочно переводились на 4 года, сокращались, а у нас, историков, переводились еще и на концентрическое изучение главного предмета, что отдавало просто шизофренией. Дальше вводились стандарты образования, тестовая и балльная системы. К этому моменту автор уже перешел сначала в магистратуру, а потом и аспирантуру.

Важным вопросом, так до конца и не решенным по сей день, стал статус научной степени кандидата наук: непонятно, имело ли смысл идти учиться в аспирантуру, если подобной степени в европейской системе образования, к которой мы вроде бы стремимся, нет. И что станет с нами, кандидатами, когда степень упразднят? Некоторые молодые и амбициозные аспиранты после защиты на своих визитках стали ставить приставку к фамилии Ph.D., но такие шаги были явно преждевременны.

Во всем, что было связано с присоединением к европейской образовательной системе, видна была формальность подхода и непонимание необходимости реформы как таковой. Если отрешиться от личных воспоминаний, то самой важной стороной реформы, очень плохо (почти никак) не реализованной у нас в стране, является вариативность образовательного маршрута. Студент как не выбирал дисциплин, так и не выбирает. Даже если по документам обучение идет с выбором курсов. Для скептиков сразу скажу, что провел импровизированный соцопрос среди своих учеников, которые учатся или недавно закончили разные петербургские вузы. У большинства таких дисциплин просто нет. У некоторых — несколько совсем неважных (иногда — за дополнительную плату).

В околонаучных кругах даже приходилось встречать такое мнение: дисциплины по выбору ухудшат результаты обучения. Дескать, студенты будут идти к «слабым» преподавателям, которые «мало задают», и образование угаснет. В действительности — все наоборот. Студенты пойдут к сильным и интересным педагогам, а слабые и неквалифицированные (а это значительная часть) останутся без работы. И вообще — кто мешает на выбор предлагать только «сильных»?

Подводя промежуточный итог: формальное стремление к европейским стандартам лишь ухудшило ситуацию в высшей школе, и без того находившейся в кризисе. Да и главная задача — присоединение к системе европейских стандартов — за столько лет не выполнена. За рубежом как не признавали наших дипломов (за редким исключением), так и не признают.

А нужно ли нам это признание? Нужно ли нам объединяться с Европой? Ведь сейчас так модно от всего европейского шарахаться, как от проказы. Ответ однозначен: да! Конечно, нужно. Наука — единый процесс. Получение научных знаний не должно обрываться у пограничного столба. Да действительности и не может — в эру интернета, когда каждое интересное открытие очень быстро попадает в сеть и становится достоянием общественности. А если что и ограничивает исследователя, ученого, так это узость его кругозора и незнание языков.

Подробнее на ОК-Информ:: http://ok-inform.ru/kachestvo-zhizni/14163-bolonskaya-sistema-ono-nam-nado.html

4 комментария

  1. А Европе существуют различные системы образования, в том числе и болонская, от которой многие образовательные учреждения отказываются. Европейцы удивляются. почему Россия выбрала эту — не самую лучшую. А всё очень просто — она самая, самая наименее затратная. Вот и весь сказ.

  2. Путин и его команда у кого учились, где? В нашей Стране, у наших Учителей! У нас была прекрасная система образования, зачем её разрушили?

Добавить комментарий