Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

Болонская реформа образования: ее смысл и некоторые итоги

23.05.2017

Источник: proatom

Автор: П.Л. Кириллов

Болонская реформа образования: ее смысл и некоторые итоги

Краткий реферативный обзор
П.Л. Кириллов, kirillov@ippe.ru, тел. (48439)98210, факс 7(48439) 68225

«Болонская декларация» европейских министров образования была принята в 1999 г. Европейские политики без всяких консультаций с заинтересованными лицами (учеными, преподавателями, студентами) включили получение высшего образования в список услуг Всемирной Торговой Организации (ВТО – GATS). По их замыслу преподавание должно превратиться в «контракт на оказание услуг», а преподаватель вуза из служащего – во временного работника.

Это событие сначала осталось незамеченным, между тем его последствия оказались, если не фатальны, то весьма ощутимы для системы образования. Составить о Болонской реформе собственное мнение задача непростая. Литература по этому вопросу делится на две неравные части. С одной стороны – восторг административных отчетов, с другой – малотиражные выступления, открытые и скрытые ругательства в адрес администрации. Этот разнобой – не помеха, а ключ к пониманию.
В сущности же цели Болонского проекта сводятся к трем главным элементам [1-3]:
1. Интеграция систем образования в разных странах – создание универсальной системы высшего образования («гармонизация») в рамках экономического правового, культурного пространства Европы (подобно введению единой европейской валюты – евро). Введение  одинаковой системы оценки знаний по баллам.
2. Рентабельность образования, достигаемая ускоренной, естественно упрощенной, профессиональной подготовкой (введение степеней – бакалавры, магистры). Снижение финансирования системы образования государством.

3. «Квантование» учебных услуг (чтение курсов «квантами»- то есть отдельными частями, кусками, без их взаимной связи и исторической последовательности). Последнее, по мнению создателей системы, должно повысить качество образования, сделать его более широким (во-первых, непонятно как, а скорее наоборот, так как знать один кусок или два куска курса – это не значит «широкое образование»).

kirillov

Все остальное в системе – повышение качества образования в целях развития конкуренции, мобильность студентов, постоянная аттестация преподавателей и проч. не имеют отношения к делу и даже противоречат многим положениям реформы.
Действительно неясно, как ускоренная подготовка профессионалов может способствовать качеству обучения. Каким образом поездки студентов по разным университетам должны улучшить качество знаний?
Система  приравнивает один балл, полученный студентом в каком-нибудь Олдавском университете, к баллу, полученному в Хельсинки или Оксфорде, Это может лить бальзам на душу ректора, профессора, доцента или студента. Но какая нужда принуждает к этому администрацию Хельсинского или Оксфордского университетов, остается непонятным.
Непонятно не только это. В странах с чутким общественным мнением (Франция) никакие изменения  или нововведения в системе образования, начиная с детсада,  невозможны без долгой полемики в парламенте, без демонстраций типа «Руки прочь от школы!», «Господина N на помойку!»
Как произошло, что ни цели, ни смысл, ни статус, ни возможные последствия Болонской реформы не стали предметом коллективного обсуждения? Хитрость в том, что им придали  анонимный характер, окрестив реформу «процессом», чтобы кто-то не попытался приостановить уже начатые реформы. Реформа теперь и называется The Bologna Process или сокращенно «BP».
Странность введения реформы еще в том, что именно сегодня, когда Европа достигла приличного уровня благосостояния и политического согласия, она решила, что высшее образование, которое дает людям знание, не связанное напрямую с пользой, ей, Европе, больше не по карману.
Проанализируем, каким образом предполагалось реализовывать цели программы и что из этого получилось. Прошло 15 лет, можно подвести итоги [4]. Итак, каковы они?
Критика результатов оказалась беспощаднее критики целей. Реформа в Европе не удалась, поскольку итоги ее не соответствуют ожиданиям. Многие университеты и институты Европы стараются не брать студентов на временное обучение под всякими предлогами, а иногда и просто отказывают до или после собеседования.
Россия подписала Болонскую декларацию в сентябре 2003 г. Чиновники Минобра более десяти лет проталкивают отдельные положения реформы, невзирая на острое ее неприятие среди специалистов и преподавательского состава и общепризнанные провалы страны в образовании, которые они же и организовали. Для России внедрение положений этой реформы оказалось не просто опасно – оно вредно. С каждым месяцем отзывы все острее.
Теперь уже робко, мягко, но пишут — «По оценкам российских экспертов в области образования, присоединение России к Болонскому процессу может привести к временной путанице с учебными программами. Работодателей … нужно информировать о том, что хотя все современные степени высшего образования являются полноценными, но некоторые степени в большей мере предназначены для научно-педагогической  деятельности в ВУЗе, например степень магистра и доктора философии» [5].
Должно быть всем понятно, что степень магистра в большей мере предназначена для научно-педагогической деятельности в ВУЗе, а степень специалиста в ЕС и большинстве зарубежных стран отсутствует.
В этом уже чувствуется начало понимания, в том, что мы бежим не туда! Некоторые полагают, что «возможно, все это потихонечку рассосется и бюрократия утопит себя в собственной рутине» [6]. Во-первых, это слабое утешение. Напрасно затраченные большие средства на пагубную организацию двухступенчатого образования уже не вернуть. Второе – нужно иметь мужество признать ошибку, но российские чиновники едва ли пойдут на это.
Магистр – это не специалист, а, в сущности, в большинстве стран промежуточная ступень к получению ученой степени PhD.
В конце зимнего семестра 2008 года в Германии произошло небывалое событие: профессор университета Майнца М. Райзер добровольно и публично покинул возглавляемую им кафедру. Он совершил этот жест в знак протеста против разрушительной реформы университетского образования, чьим символом стал итальянский город Болонья.
В феврале 2009 года французские университеты начали бессрочную забастовку, которая прекратилась лишь с отзывом нового закона о статусе преподавателя. Согласно этому закону преподавание должно было превратиться в «контракт на оказание услуг», а преподаватель из служащего – во временного наемного работника. Спрашивается, почему европейские коллеги воспринимают слова «Болонская система» с такой опаской?  Разве это не та «система», которая бодро внедряется в российских вузах, лишь иногда превращаясь в беспомощный саботаж с мрачными предчувствиями? А если «система» та же, отчего европейские университеты активно выступают против ее реализации?
Активно выступают и российские специалисты в области образования. Примеров масса: «Болонская система – преступление против человечества» и тому подобные [10].
В последние полтора десятилетия система образования в России разрушена до основания (средняя школа – ЕГЭ, заучивание, угадки ответов, примитивизм при подготовке бакалавров и пр.). Пишет преподаватель физики: «Инженеры были элитой советского общества. А можете ли вы назвать хотя бы одного известного инженера или конструктора среди современников? Нет, и это тревожный знак. Низкий уровень преподавания физики, недостаточная пропаганда инженерных знаний в школах, непопулярность  технических профессий приводят к упадку инженерной мысли в стране. Места в ВУЗах занимают троечники. Не случайно ракеты не долетают до орбиты, а спутники падают в океан. Ведь это все звенья одной цепи«.
Ему вторит космонавт Алексей Леонов «… космическую отрасль лихорадит. И все это происходит не только в ракетной сфере, но и в авиационной тоже. … За последние 5 лет никто не готовил и не выпускал авиационных инженеров, в Москве намеренно разогнали Военно-воздушную академию им. Жуковского и Гагарина. Уничтожили три военных училища дальней авиации. Я назвал это решением умалишенных людей. Не могу объяснить логику их поступка, разве что признать, что это самая настоящая диверсия …«.  И далее «… бывший министр обороны разрушил систему подготовки офицерских кадров» [9]
Что будет затем? «Как всегда после революции – разруха в той области, которая разрушена, а потом осознание того, что надо что-то делать!» Пока не появятся энтузиасты, остро ощущающие потребность в немедленных изменениях, будет застой и безразличие!
Уровень образования и образованности катастрофически падает и всякие модные теперь объединения, например, институтов или вузов, расположенных в разных городах под одним началом дают фиктивные показатели успехов и достижений за счет манипулирования цифрами в угоду руководству.
Опасность применения положений болонской реформы в системе подготовки кадров для атомной энергетики выглядит как прямая угроза безопасности населению. И никакие новые технические системы безопасности АЭС не помогут полуграмотным магистрам, выучившим инструкцию по эксплуатации, но не понимающему физику процессов и ее смысл, справляться со сложными ситуациями на станции.
Детального анализа работоспособности системы подготовки инженерных кадров в области атомной энергетики еще предстоит сделать, но общая тенденция – результаты внедрения болонской системы вызывают тревогу.
В своем выступлении перед студентами НИЯУ МИФИ в январе 2014 г. президент Путин отметил, что доля атомной энергетики в структуре баланса страны составляет всего 16% и цель – увеличить ее до 25% к 2020 году. Не будем обращать внимание на разницу в цифрах, опубликованных в Утвержденной Энергетической стратегии России, в высказываниях К. Комарова, заместителя генерального директора «Росатома». Важно то, что руководство постоянно говорит о неизбежности развития атомной энергетики. Для нее (энергетики) «…проблема  человеческого ресурса остается до сих пор наиболее острой. Кризис 1990-х годов поставил под сомнение востребованность инженерных специальностей, были потеряны кадры  в производстве и в науке. Попытки восполнить этот пробел предпринимаются, но очень незначительные: низкие зарплаты, отсутствие эффективной системы передачи знаний, слабо прогнозируемые перспективы …. демонстрируют слабый приток сотрудников до 30 лет и от 30 до 50 лет» [11]
«По какому бы сценарию не развивалась атомная энергетика по ПРОРЫВНО-оптимистическому, или по пессимистическому, когда придётся закрывать и имеющиеся АЭС в силу каких-либо причин в любом случае нам потребуются специалисты широкого профиля, способные развивать атомно-энергетическую инфраструктуру или, наоборот, сворачивать её (не хочется в это верить!). Дело с подготовкой кадров приемлемого качества обстоит весьма печально. Существующие учебники написаны в докомпьютерную эпоху. Единого учебного плана подготовки специалистов для атомной промышленности нет. Конструкций даже действующих реакторов студенты не знают. Приходят на работу в АЭС и выполняют инструкции не зная конструкции.

Хорошо, пока на АЭС, в НИИ и КБ ещё есть немного специалистов, у которых молодёжь может подучиться, а что будет через пять-десять лет страшно подумать. Если бы оставшиеся физики-реакторщики, теплогидравлики и материаловеды, конструктора и проектировщики выделили бы из своей среды человек 5-10 и поручили им разработку комплексного учебного плана, формулировку требований к учебникам, подбор возможных кандидатур в авторы этих учебников. Вот это могло бы стать прорывом в процессе подготовки кадров. Прорывом, через который талантливые молодые люди могли бы прорваться в когорту высококвалифицированных специалистов своими усилиями, не заискивая перед начальством»[12].

Давнее интервью журналу «Ректор вуза» (2010)

—  Павел Леонидович, в образовательном сообществе не утихают дискуссии по поводу Болонского процесса. Благо он для России или беда? Куда приведет нас этот путь?

—   Болонская система в идее может быть привлекательна для студентов зарубежных стран, где люди могут достаточно просто переходить из одного университета в другой. Они учатся в одном университете 3 года, потом едут на специализацию на полгода в другой, потом в третий. Это проблема в мобильности. Хотя упование на мобильность не оправдалось! Путешествует малая доля студентов – около 4% (т.е. один из 25). Ездить стало труднее – есть «организованные» студенты, которых приглашают по отбору и есть «дикие». Первые получают заранее разрешение приехать, но  приезжают со стипендиями или  платят гораздо больше местных.

—   Это же хорошо?

— Очень хорошо, но у нас нет такой возможности для передвижения людей или она ограничена для очень многих, не сильно обеспеченных. Для студентов нашей страны это просто рекламный фактор – «вы будете ездить куда угодно». В принципе и сейчас студент может ездить куда угодно, в любые страны, но нужны деньги и приглашения для получения виз. Кто сможет получить визу и все оплатить – пожалуйста, можете ездить. Много ли таких?
Дети олигархов и руководителей высокого ранга, так они уже за рубежом.
Внутри нашей страны переезд из одного института в другой даже на время также ничем не обеспечен.

—   Но, возможно, нам нужно стремиться к введению подобной практики?

—  Это нереально. Чтобы это осуществить при нашей экономике, университеты должны иметь дотацию, позволяющую им приглашать к себе студентов. Им же надо платить стипендию! Кто же иностранному или просто чужому студенту будет платить стипендию, где он будет жить? А после этого он убежит, куда захочет? Трудно поверить, что найдутся чиновники, которые позволят такую комбинацию.
Мы не можем организовать взаимообмен студентами даже внутри страны, потому что, как правило, лишены таких условий. В вузах нет достойных общежитий, гостиниц, пансионов – или они дороги. К нам обращаются студенты и исследователи из вузов Индии, других стран с просьбой принять их на несколько месяцев на работу. Но у нас нет такой возможности. Болонская систем может годиться для Запада и совершенно не годится для современной России. Иначе это только обеспечение увода наших молодых людей («мобильность») в другие страны. В какую сторону? На Запад или в Китай! Там сейчас готовы принимать наших программистов, энергетиков, имеют на это соответствующие квоты (например, Германия – более 60 тыс. евро в год).

—  Значит, дело в финансировании?

—  Это главная причина. Но не только! Болонская система и ряд других новаций, типа введения системы зачетных баллов, ведут к значительному снижению качества образования, необратимым последствиям – девальвации, даже говорят о деградации инженерного образования в России, во всяком случае, в той отрасли, в которой я работаю – атомной энергетике.
Некоторое время тому назад мне пришлось ознакомиться с проектами образовательных стандартов для бакалавров и магистров – будущих работников атомных станций. Я пришел в ужас. Если эти стандарты утвердили, нашу страну ждет ситуация, расхлебывать которую будет гораздо труднее, чем после Саяно-Шушенской аварии.
Качество подготовки кадров в атомной энергетике (да и не только в ней!) за последние 10 – 15 лет постоянно ухудшается. В числе причин такого положения можно назвать: 1) отсутствие у студентов интереса к получению действительных знаний (а не диплома), 2) неадекватная оплата труда сотрудников вузов, 3) засилье ненужной по существу формальной бумажной отчетности.
Зачем нужно тратить время и средства на образование, если в Интернете, а то и просто на досках объявлений, размещаются бесчисленные предложения купить курсовую или дипломную работу, любой диплом, включая кандидатский и докторский. («Диссертация на заказ от 14.500 руб.» или «Диссертация на заказ и под ключ. Работаем с 2001 года») [7]. Прокуратура и другие госслужбы делают вид, что этого не  видят. Хотя эти менеджеры дают свои телефоны, адреса. Представьте – вы организовали бизнес:. «Фирма заказных убийств» дает рекламу, телефоны, адреса и все молчат?! Надо ли объяснять, что мораль общества всегда поддерживалась жесткими мерами!
Большой отрыв вузовской научно-исследовательской деятельности от задач, приближенных к практике, по причине слабого оснащения современным оборудованием большинства вузов – еще одна из постоянных причин упадка интереса к образованию.
Один из главных вопросов подготовки инженеров – готовим ли мы их в высшей школе с прицелом на определенную деятельность для заданного этапа развития техники? Вряд ли кто ответит утвердительно. Программы подготовки отстают в лучшем случае на 5 лет, в норме – на 10 – 15. И не только в нашей стране. Это своего рода «всеобщий закон педагогики»: учить студентов сегодня вчерашними знаниями для работы на будущих установках. Где-то только «чихнули», появились новые идеи, а на старших курсах это должно быть уже в программах, ориентированных на опережение в пределах 3 – 5 лет.
Подготовка настоящих специалистов – это искусство, которое требует огромных вложений со стороны государства. Это непременное условие для формирования полноценных профессионалов, способных не только мыслить, но – что особенно важно – развивать в себе профессиональное мышление.
Сейчас деньги на науку в вузах распределяет Министерство образования и науки. Деньги не очень большие, но все равно они часто идут на подготовку тех выпускников, многие из которых и не будут работать по специальности. Государство просто теряет эти деньги. Кто-нибудь подсчитал, сколько?

–        Образование не может стоять на месте, его модернизация, по сути, направлена на повышение качества обучения, на то, чтобы наши школы и вузы готовили конкурентоспособных выпускников, соответствующих вызовам времени. Приближаемся ли мы к этой цели?

— Думаю, пока нет. Взять хотя бы один фактор модернизации, о котором, кажется, не говорил только ленивый – ЕГЭ. Разные СМИ много писали и пишут о его проблемах. Тесты, объективность, избавление от коррупции, самоубийства и т. д. Задумано как будто совсем неплохо, все было устроено весьма разумно, и даже деньги на все это были.
И, тем не менее, могу сообщить всем, кто этого еще не знает, что «хотели, как лучше, а получилось, как всегда». Причина очевидна. Не было предварительного толкового обсуждения среди профессионалов педагогики – поторопились! Болезнь нашего времени – еще раз повторю, – отсутствие профессионализма, профессионального мышления. Такое впечатление, что руководители-менеджеры стали бояться профессионалов.
В журнале «Ректор вуза» опубликована статья В. Ефимова, ректора Санкт-Петербургского государственного аграрного университета, который пишет: «…тестирование по своей сути … примитивизация образования …». Цитируется С. Миронов – бывший спикер Совета Федерации: «ЕГЭ будет иметь негативные последствия для российского образования». Даже более сильное выражение: «ЕГЭ – это путь в дебилизацию … нашего образования».
Дело ведь не в тестах, а в направлении совершенствования образования, в подходе к нему. Запомнить факты – это одна сторона образования, другая – понимание, осмысление процессов, научить студента думать!
Вы не замечали, что по телевизору идут программы, в которых требуется только знание или угадывание ответов («Кто хочет стать миллионером?»). Даже прекрасная программа «Умницы и умники», которая многим и мне очень нравится, построена лишь на знании или запоминании громадного объема фактического материала, но не на обнаружении способностей понимать, анализировать (размышлять!).
В 2000 г. было проведено сравнительное исследование уровня знаний 15-летних подростков 32 стран. Итоги его еще в то время были удручающие для России. По чтению – 27-е место, 21-е – по математике, 26-е – по естествознанию. По чтению худшие результаты имеют только Люксембург, Мексика и Бразилия, первое место – Финляндия. По математике первая – Япония, по естествознанию – Южная Корея. Полагаю, что ситуация сейчас еще хуже. (Примечание.2014 года. В 2009 году Россия находилась на 40-43-м местах порейтингу PISA-2009. В 2006-м занимала 32-37 места, Ранее результаты были лучше:… в 2003 году 20-30 места по разным дисциплинам, в 2000 году – 21-27 места).. Наиболее устойчивые результаты по уровню образования 2010 г. (выше 20-ой позиции, минимум по двум предметам) показали Австралия, Германия, Нидерланды, Лихтенштейн, Эстония, Польша, Бельгия, Швейцария, Словения, Норвегия, Исландия. Это заставляет думать, к какому миру мы относимся?
Катастрофа в образовании началась не так давно, и когда говорят об образованных людях, то это действительно тонкий слой общества, состоящий из пожилых стареющих «динозавров». Подпитки этого слоя практически просто не происходит.
Существует другая точка зрения на происходящее – циничный взгляд.
Якобы современному обществу нужны только хорошие исполнители. Думающие люди (профессионалы) нужны, но буквально единицы. Поэтому вся система образования должна быть настроена на отбор, выращивание и дрессировку хороших исполнителей, а учить думать молодых людей совершенно не нужно, современному обществу это только повредит, а творческие личности все равно пробьются.
Нет, не пробьются! Кадровый голод во многих отраслях нашего общества уже налицо, и не только на производстве, но и в научно-исследовательских институтах и с каждым годом он усугубляется.

Завершая эти два раздела доклада в связи с дискуссией о Болонской системе, стоило бы выяснить: в современных условиях концерну «Росэнергоатом» нужны бакалавры и магистры или инженеры-специалисты по конструированию оборудования и эксплуатации АЭС, обладающие такими знаниями, которые позволяют:
А) проводить (или хотя бы понимать основы!) физических, тепловых и прочностных расчетов оборудования,
Б) знать устройство конструкций, технологию теплоносителей понимать методы и проблемы эксплуатации АЭС.
Или же концерну безразлична эта дискуссия – пусть за это отвечает Министерство образования и науки?  А за возможные сбои и аварии на АЭС?

Возможно, нам скажут – неважно как назвать выпускников ВУЗов, «неважно какая кошка, лишь бы она ловила мышей». Однако, это не ответ, ибо в самом названии выпускника ВУЗа (магистр или инженер-специалист) уже содержится подтекст о незаконченности или законченности его образования!
Литература
1.      «Болонский процесс: проблемы и перспективы» /Под ред. Лебедевой. — М.: Оргсервис-2000, (2006).
2.      Konrad Paul Liessman. «Theorie der Unbildung» (Теория необразованности). — Wien, 2006.
3.      Шпаковская Л. «Политика высшего образования в Европе и России». СПб. Норма, 2007.
4.      Сборник «Кошмар Гумбольдта. Европейские реформы высшего образования», пер. с франц. 2008.
5.      Болонская система. Википедия
6.      Очкина А. «Концепция изменилась?» // Левая политика, №1, 2007.
7.      См. объявления на сайтах: diploms-help.ru  или consultation.info
8.      Фурсов А. И. «ВУЗы превращаются в ПТУ, которые учат отвечать на вопрос не почему, а как» www.business-gazeta.ru/section/216
9.      Алексей Леонов. «Мы страна царей». www.aif.ru/society/science/1182306
10.  Вассерман/ www.golosbel.ru/anatolii-vasserman-bolonskaya-sistema.
11.  Как изменится атомная энергетика России.
http:www.prooatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=5033
12.  Из комментариев «К дискуссии по статье Трех» в Proatom (гость от 09.06.2014).
13.  Болонская система образования в России (минусы).
http://who-  are.ru/publ/rekomenduemye/bolonkaja_sistema_obrazovanija_v_rossii/3-1-0-44
14.  Кислицын К.Н. Болонский процесс как проект для Европы и России.
http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2010/11/Kislitsyn/

Приложение
Структура подготовки

               Болонская система        Прежняя российская система
Порядок преподавания дисциплин По замыслу создателей системы бакалавров готовят к практической деятельности, магистров к научной и педагогической деятельности Сначала даются основы теоретической подготовки, затем инженерные дисциплины
Наличие госэкзамена На последнем курсе перед подготовкой диплома Отсутствует
Сроки выполнения диплома ~ 3 месяца 6 и более месяцев
Объем типичного диплома Узкие отдельные темы (например):
— физический расчет
— расчеты и конструкция теплообменника;
— тепловой расчет реактора;
— расчет определенного узла
Проект АЭС, включающий:
— физический расчет реактора;
— тепловой расчет реактора;
— прочностные расчеты элементов реактора;
— тепловая схема АЭС;
— конструкция отдельных узлов.
Итоги, результаты Узкое образование в угоду системе Широкое образование. Возможность работы в различных областях

2 комментария

  1. Проблема «болонизации» глубже, чем ухудшение подготовки инженеров.
    Разрушено, практически ликвидировано педагогическое образование.
    Отсутствие грамотного учителя — вот коллапс России!

  2. Большинство ученых , учителей , преподавателей вузов, родителей, учеников и студентов против ЕГЭ и Болонской системы образования. Катастрофические изменения налицо. Это волнует наше правительство и президента? В министерство образования обращаться бесполезно. Обращались. В Думу тоже. А катастрофа растет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *