Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

Безграмотная новация

20.07.2010

Безграмотная новация

Дискуссии о Едином государственном экзамене (ЕГЭ) ведутся непрерывно, тем временем результаты новой для России системы аттестации учеников школ говорят сами за себя. И говорят они, по большому счету, не об уровне знаний современных школьников, а о несовершенствах и «ляпах» этой самой системы.

Очередной новостью, связанной с ЕГЭ стало сделанное еще в конце июня заявление главы Рособрнадзора Любови Глебовой. Она сообщила о том, что по итогам проведенных в этом году единых государственных экзаменов по русскому языку и математике (эти предметы являются обязательными для всех без исключения выпускников), более 16 тысяч учащихся российских школ получат справки об окончании школы вместо аттестатов о получении среднего общего образования. Причина тому проста: они не набрали минимально необходимого для сдачи ЕГЭ количества баллов по математике и русскому языку, то есть, проще говоря, не сдали один из этих предметов или сразу оба (с учетом пересдач). Теперь, чтобы получить школьный аттестат, им нужно будет повторно пройти через испытание единым госэкзаменом в следующем году.
«Двоечники» в любой школе были и будут всегда. Но в данной ситуации заявлять о том, что экзамены «завалены» и аттестат не получен только «благодаря» неудовлетворительному уровню знаний некоторых учеников, было бы по крайней мере некорректно. Слишком уж много вопросов и претензий возникает у всех тех, кого непосредственно коснулся ЕГЭ (особенно выпускников школ и их родителей), да и просто у представителей широкой общественности.
Все дело в том, что реальной картины знаний ученика результаты ЕГЭ не отражают, да и сама организация процесса оставляет желать лучшего. Перенимая опыт проведения итогового тестирования учеников у зарубежных стран, мы, во-первых, отстаем от времени (например, в США сейчас, наоборот, стараются отойти от тестов как формы проверки знаний), а, во-вторых, внедряем то, что изначально чуждо российской системе образования. Не говоря уже о том, что при внедрении ЕГЭ не учитывается множество нюансов, из-за чего и возникают постоянно нестыковки и накладки как при организации тестирования, так и при составлении тестовых вопросов.
Чего только стоит сам процесс проведения ЕГЭ. Школьников строго проверяют, чуть ли не обыскивая на предмет наличия сотовых телефонов и шпаргалок, на входе в учебное заведение. Практически под конвоем (иначе не назовешь десант наблюдающих за ходом проведения экзамена) их выпускают в туалет. Все это может отрицательно повлиять на психологическое состояние подростка, которому достаточно для стресса и одного только страха перед экзаменом. Словом, к школьникам относятся как к потенциальным «преступникам», которые только и мечтают о том, чтобы списать или еще каким-либо образом обмануть ради сдачи экзамена.
Однако, несмотря на все эти строгости, уже ходят легенды о том, что часто первокурсники, поступившие в вузы по результатам ЕГЭ с высокими результатами, с ошибками пишут элементарные слова и не могут сказать, когда закончилась Вторая Мировая война. Даже такой способ проверки знаний, при котором данный учеником ответ должен трактоваться однозначно, как оказалось, не исключает полностью субъективности оценки. Иногда для ответов на вопросы ученики пользуются запрещенными приемами. При этом такие нарушения зачастую остаются «незамеченными». Ведь принципиальность и объективность при проверке знаний для учителей не всегда так же важны, как показатели уровня знаний учеников. Чем хуже их оценки, тем больше вопросов к учителям и директорам школ по поводу качества даваемого ими подрастающему поколению образования. Иногда такие факты вскрываются и подвергаются широкой огласке. Выясняется, что часто в таких случаях замешаны деньги. Ведь зарплата учителей, как известно, невелика…
Если при сдаче «обычных» экзаменов, которые ждали всех выпускников в конце учебного года раньше, до введения ЕГЭ, упор при обучении делался все-таки не на механическое запоминание материала по различным предметам, а на понимание сути вопросов и явлений и умение рассуждать, то сейчас школьников, по их же признанию, в течение всего учебного года просто «натаскивают» на сдачу ЕГЭ. По сути, их учат отвечать на тесты, не давая ни знаний, ни сведений о том, где и как эти знания можно добыть самостоятельно. В такой ситуации не очень эрудированный школьник может, «ткнув пальцем в небо», правильно ответить на вопрос о том, например, каким было отчество какого-нибудь второстепенного героя, которому Толстой посвятил пару строчек в одном из своих романов. А отличник, прочитавший и проанализировавший «Войну и мир», опираясь на свои знания, ответить на него не сможет.
Понятно, что ни о какой объективной оценке знаний речи здесь не идет. Выбор ответа из предложенных вариантов провоцирует учеников на угадывание. И оценка в этом случае будет зависеть в какой-то степени от удачливости подростка в этом гадании, а не от наличия или отсутствия у него знаний по теме. В обычных заданиях, где вариантов ответов не приводится, зачастую существуют различные способы решения задачи либо разные точки зрения на какую-то теорию. Причем, это относится как к точным, так и к гуманитарным дисциплинам. Некорректность и неоднозначность формулировок заданий и однобокий подход к способам их решения при проверке иногда приводят к тому, что даже правильный ответ (которых часто на один вопрос может быть несколько) не засчитывается как правильный. Потому что, по мнению составителей, из трех правильных ответов есть один «самый правильный». А его, получается, нужно тоже просто угадать.
Сторонники ЕГЭ уверяли, и сейчас уверяют всех, что ЕГЭ способствует сведению к минимуму коррупции в сфере образования, главным образом, при приеме абитуриентов в вузы. Между тем, не секрет, что за определенную сумму денег «свои» люди в приемной комиссии могут протащить сквозь дебри вопросов к поступлению любого студента. Как показала практика, ЕГЭ вовсе не мешает недобросовестным преподавателям «получить свое». Прозрачности при проведении экзаменов, которой так кичатся сторонники ЕГЭ, на самом деле больше не стало.
Так все-таки труднее или легче теперь, с введением ЕГЭ, выпускникам получить школьный аттестат? Варианты ответов: а) сложнее, б) легче, в) не знаю, г) мне все равно, у меня папа директор школы.

Сергей ВАСИЛЕНКОВ

http://www.novopol.ru/-bezgramotnaya-novatsiya-text87734.html

Добавить комментарий