Архив рубрики: Министр Ливанов и реформа образования

Бюджетный набор в вузы сократится на 100 тысяч мест Все спланировано очень тонко

Вечный труженик ада Сизиф без конца вкатывал на гору гигантский валун. Российские власти проявляют не меньше упорства в титанической борьбе за максимальное сокращение количества бюджетных мест в вузах, вновь и вновь подходя «к снаряду». Интересно, куда они денут сэкономленные на студентах средства! Накупят новых «Мистралей»?

Бюджетный набор в вузы сократится на 100 тысяч мест

фото: Наталия Губернаторова

Еще недавно российское общество могло спокойно рассчитывать на 170 бюджетных мест на каждые 10 тыс. населения страны, ежегодно гарантировавших бесплатное обучение очередному полумиллиону первокурсников. Затем кто-то — скорее всего из числа наших замечательных финансистов — нашел отличную отмазку на пути экономии государственных средств на образовании: демографию!

Под разговоры о катастрофическом падении рождаемости 90-х, демографическим провалом докатившемся сейчас до вузовских возрастных групп, гарантированные масштабы бюджетного сектора высшего образования стали определять по-новому — не от общего числа граждан, а от поголовья молодежи: 800 бесплатных мест в вузах на 10 тыс. граждан России в возрасте от 17 до 30 лет. Антураж вроде бы такой: меньше стало молодых людей — и бюджетных мест в вузах меньше. Еще меньше — и новое сокращение студентов, обучающихся бесплатно.

Надо отдать должное властям: все было сделано очень тонко. В первые год-два общее количество бюджетных мест на прежние 10 тыс. населения даже слегка подросло, что стало отличным аргументом в поддержку идеи. Однако затем пошло сокращение, и чем дальше, тем быстрее. Глядишь, лет через пять после введения новых правил казна на них озолотилась бы. Но аппетит, как известно, приходит во время еды. И власти решили не ждать. Пока Минобрнауки с помощью закрепления новшества в законе «Об образовании» схватило медведя за заднюю лапу, Минфин, не дожидаясь дальнейшего развития событий, стал снимать с него шкуру.

Конец 2014/15 учебного года российское правительство ознаменовало одобрением в целом проекта Основных направлений бюджетной политики на 2016 год и плановый период на 2017/18 год. С новой ссылкой на демографию в документе предлагается снова сократить количество бюджетных мест в стране. Теперь уже в расчете на 10 тыс. граждан России в возрасте от 17 до 30 лет — с 800 до 750. А это, если верить предсказаниям специалистов, что в данный период в России будут проживать около 26 млн граждан этой возрастной группы, означает исчезновение более 100 тыс. бюджетных мест. Лишившимся их Минфин предлагает брать образовательные кредиты и учиться за свой счет.

Предлагаемый подход к исчислению контрольных цифр приема на обучение в вузах за счет государства с 2017 года официально именуется «сбалансированным снижением». Но где же тут баланс, недоумевает уполномоченный по правам ребенка города Москвы Евгений Бунимович: «Вся комбинация совершенно незаконна! — заявил он «МК». — Авторы идеи ссылаются на учет демографического фактора. Но ведь его уже один раз учли — когда определяли нынешний показатель, исчисляемый исходя из величины возрастной группы молодежи! А теперь что же, учитывают второй раз?»

Короче, готовится очередная разводка. Между тем еще Линкольн утверждал: «Можно некоторое время обманывать весь народ. Можно все время обманывать часть народа. Но невозможно обманывать все время весь народ». А он понимал толк в этих делах.

Правительство РФ рассматривает возможность сокращения около 100 тыс. бюджетных мест в вузах

МОСКВА, 1 июля. Правительство РФ рассмотрит «вопрос сбалансированного снижения» с 2017 года контрольных цифр приема на обучение по программам высшего образования за счет средств федерального бюджета. Это предложение содержится в проекте Основных направлений бюджетной политики на 2016 год и плановый период на 2017-2018 год, который на прошлой неделе был в целом одобрен на заседании кабмина, сообщает РБК.

В документе, размещенном на сайте Минфина, реформа объясняется «изменением демографической ситуации», хотя предлагаемое сокращение сделает бесплатное высшее образование менее доступным вне зависимости от общей численности населения в указанном возрасте.

Как сказал РБК замминистра финансов Айрат Фаррахов, другими предпосылками стали «необходимость реализации госполитики по повышению привлекательности среднего профессионального образования и оценка результатов трудоустройства по специальности выпускников вузов обучавшихся на бюджетных местах».

При этом Минфин предлагает компенсировать сокращение числа бюджетных мест «одновременным завершением формирования эффективной системы выдачи образовательных кредитов абитуриентам и студентам, мотивирующей их к получению профессии».

Статья 100 федерального закона «Об образовании в РФ» гласит, что на каждые 10 тыс. человек в возрасте от 17 до 30 лет должно приходиться 800 бюджетных мест в вузах. В проекте предлагается у​меньшить это значение до 750 на 10 тыс. человек этого возраста.

В среднем варианте прогноза Росстата говорится, что в 2017 году в России будет 26 млн человек в возрасте от 17 до 30 лет. Если бы сокращение происходило одномоментно, число бюджетных мест в вузах могло бы сократиться на 131,4 тыс. с 2,1 млн. В 2020 году пришлось бы сокращать уже около 114 тыс. мест.

Ранее Минобрнауки сообщал, что в 2015 году российским вузам будет выделено более 576 тыс. бюджетных мест только для новых студентов, чтобы сохранить уровень доступности бюджетных мест в 800 на 10 тыс. Это на 16% больше, чем в предыдущем году.
Подробнее:http://www.rosbalt.ru/main/2015/07/01/1414443.html

Кому принадлежит российская наука

Александр Шусторович. Фото: Алексей Панов / ТАСС

Александр Шусторович. Фото: Алексей Панов / ТАСС

Американский гражданин Александр Шусторович монополизировал рынок научных журналов в России

Реформа РАН идет своим чередом: в конце мая 2015 года правительство РФ одобрило правила координации Федерального агентства научных организаций (ФАНО) и РАН, утвердило перечень госзакупок для РАН. Теперь у Академии наук нет недвижимого имущества, она не имеет права заниматься хозяйственной деятельностью. Однако есть сфера, которую реформа не затронула, — это рынок научных публикаций. С 1989 года научные журналы, выпускаемые РАН, оказались скупленными издательским холдингом Pleiades Publishing, принадлежащим американцу советского происхождения Александру Шусторовичу.

По данным из открытых источников, Александр Евгеньевич Шусторович, он же Алекс Шусторович, родился в 1966 году в СССР в семье члена-корреспондента Академии наук СССР. В 1977-м выехал с родителями в США. Окончил Гарвардский университет. В 1988 году благодаря связям отца создал американо-российское совместное предприятие International Academic Publishing Co, которое получило права на публикацию и распространение за рубежом работ РАН.

Вскоре при содействии тогдашних министра атомной энергии Виктора Михайлова и министра иностранных дел Андрея Козырева Шусторович создал компанию Pleiades Group, которая некоторое время занималась посреднической деятельностью при продаже обогащенного урана из России в США. Американцам активность Шусторовича не понравилась. Так, когда он пытался финансировать избирательную кампанию Буша-младшего в США, его чек на 250 тыс. долларов не был принят избирательным штабом Джорджа Буша без объяснения причин.

В 1997 году РАН и фирма Александра Шусторовича Pleiades учредили ООО «Международное академическое агентство «Наука»» (сокращенно МААН). Предыдущий президент РАН Юрий Осипов подписал приказ, согласно которому с этого времени все права на использование любых экспонатов, коллекций, архивов, принадлежащих РАН, передавались МААНу, которое получило исключительное право их выставлять. После проведенных экспозиций многие экспонаты так и не вернулись в Россию. Доктор наук, экс-сотрудник Палеонтологического института Лариса Догужаева в телефильме «Диагностика РАН» (2013 год, РЕН ТВ) рассказала, что коллекции Палеонтологического музея вывозились на продажу грузовыми машинами. Лидер движения «За честную страну!» Вера Мысина утверждает, что «под этим соусом фактически шло разворовывание уникальных собраний».

Вера Мысина

Вера Мысина. Кадр: YouTube

Но утраченные коллекции — это вишенка на торте, мало ли в России воровали. Куда поразительнее то, что уже на протяжении двух десятилетий научные издания Российской Академии наук контролируются частным лицом — героем нашей статьи.

«РАН возглавляет Шусторович»

«Это дико, когда вся публикационная деятельность РАН — святая святых российской науки — принадлежит американцу, — говорит Вера Мысина. — Парадокс в том, что об этом никто не знает. Я узнала только потому, что возглавляла совет молодых ученых в Академии наук и крутилась в этой «тусовке». Когда впервые услышала эту информацию, то не поверила. Рядовые научные сотрудники не в курсе. А академики и члены-корреспонденты это комментировать не будут. Это большие деньги, бизнес никто не позволит рушить».

Как и предсказывала Вера Мысина, говорить на эту тему в академических кругах категорически отказались. Так, вице-президент РАН, главный редактор журнала «Авиакосмическая и экологическая медицина» Анатолий Григорьев, академик РАН Валерий Рубаков и глава Российского фонда фундаментальных исследований Владислав Панченко ситуацию комментировать не стали. Одна из самых крупных издательских компаний Шусторовича — ООО «Международная академическая издательская компания «Наука/Интерпериодика»» (МАИК) — ответила молчанием на вполне нейтральные вопросы РП.

Даже известный медиаэксперт, заместитель главного редактора «Российской газеты» Евгений Абов отказался отвечать на вопросы РП, хотя еще в 2012 году охотно комментировал РБК daily положение с изданиями, принадлежащими Шусторовичу, оценив бизнес американца по продаже доступа к российским и переводным научным публикациям как «высокорентабельный».

По мнению человека, работавшего с Шусторовичем в конце 90-х, который согласился на условиях анонимности побеседовать с РП, в те годы было ясно, что РАН возглавляет Шусторович. «Все встречи и переговоры с Алексом проходили в здании Академии наук на Ленинском проспекте. Было ощущение, что РАН принадлежит ему. Я познакомился с ним в 1998 году, тогда Алекс как раз начинал встречаться с Ксенией Собчак. Он не скрывал, что деньги у него ― в том числе от бизнеса, связанного с Академией наук», ― говорит собеседник РП.

Владимир Путин, Александр Шусторович, Ксения Собчак, Людмила Нарусова на Никольском кладбище в Александро-Невской Лавре, где находится могила Анатолия Собчака

Владимир Путин, Александр Шусторович, Ксения Собчак, Людмила Нарусова на Никольском кладбище в Александро-Невской Лавре, где находится могила Анатолия Собчака. Фото: Михаил Фомичев / ТАСС

Шусторович рассказывал, что он гений в научной сфере и абсолютный новатор. «Он себя считал благодетелем, потому что впервые после развала СССР стал платить ученым хоть какие-то деньги. А стал он им платить по три рубля, принялся выкупать все научные труды. Издавал он все действительно качественно. Но половина трудов, если не больше, издавалась сразу на английском языке, минуя русский. Он не рассчитывал на русский рынок вообще и на то, чтобы эти статьи были потом доступны в России», ― делится знакомый Шусторовича.

«Доходы от научных публикаций идут Шусторовичу. А доходы явно неплохие, иначе он бы этим бизнесом не занимался. Он же все под себя подмял», ― вторит собеседнику РП Вера Мысина. По сути, американский предприниматель занял очень хороший сегмент рынка, который долго был неинтересен другим крупным игрокам в издательском бизнесе.

«Шусторович не занимается Большим адронным коллайдером или ядерными разработками. С другой стороны, контролируя академические издания, можно контролировать и команду адронного коллайдера, и тех, кто исследует ядерные реакции. Публикуют-то они только самое интересное, что можно продать на Западе. Ученые передают все авторские права на публикацию компании Pleiades Publishing, дальше Шусторович уже продает доступ к публикации в интернете. Базу данных Алекса покупают крупнейшие отечественные вузы и библиотеки», ― сообщил анонимный собеседник РП.

То есть сначала российские ученые на бюджетные деньги делают какое-то открытие, права на эту научную публикацию приобретает Шусторович, и затем российским вузам продается статья нашего же ученого. «Вопрос, конечно, интересный: зачем в цепочке «российские ученые, работающие на российские бюджетные деньги, ― российские же государственные вузы» американец Шусторович? Но на него не так просто ответить, видимо, связи у него есть на самом верху, ― полагает знакомый владельца Pleiades Publishing. ― Почему все-таки РАН как бизнес? Потому что у него папа ― академик РАН. Сделал большие деньги Алекс и на продаже российского урана, и на продаже отечественных научных коллекций, принадлежавших Академии наук. Он вывозил их составами».

«Когда же я об этом заговорила, то стала подвергаться нападкам. За то, что я пытаюсь разрушить Академию наук», ― признается Вера Мысина.

Кто платит деньги, тот девушку и танцует

По словам Мысиной, фактически же тормозят и разрушают РАН сами академики, которые превратили академическую науку в средство зарабатывания денег. «Только бизнес, и зачастую по-американски. В результате такого подхода сейчас можно задаваться вопросом: может ли американец Шусторович контролировать научное сообщество России? ― рассуждает она.― Ведь пока ты не опубликовался за рубежом, ты никем не признан. Более того, без статьи в иностранном журнале ученый не получит и отечественных грантов. А это означает, что в руках у Шусторовича есть рычаг, с помощью которого можно «перевернуть» любого отечественного исследователя, лишив его доступа к западным журналам и отечественным источникам финансирования».

В 2012 году РБК daily оценила степень конкурентоспособности многочисленных компаний предприимчивого американца. «Конкурентов у издательства Александра Шусторовича немного: Pleiades Publishing издает более 1,5 тыс. российских научных журналов на иностранных языках ― это 95% всего научного контента в стране», ― утверждала газета. По ее данным, холдинг Шусторовича ежегодно реализовывал за рубеж до 13 млн российских научных публикаций, переведенных на английский язык.

С учетом того, что в этом бизнесе крупным считается контракт на сумму около 10 млн долларов, такие деньги платят, как правило, большие консорциумы. К примеру, все университеты Калифорнии ― один консорциум, с которым работает Pleiades Publishing. Крупных клиентов у издательства, по данным РБК daily, в 2012 году было около 400. Контракты заключаются на три года, получается, что такие подписчики приносят издательству более 1 млрд долларов в год.

Примечательно, что, несмотря на очень серьезные доходы Шусторовича, его фамилия никогда не появлялась в списках Forbes ― ни американском, ни отечественном. Хотя «глава РАН» имеет и российское гражданство. По словам анонимного собеседника РП, большинство бизнес-интересов Шусторовича связано с Россией. «Если бы Алекса поставили перед выбором ― гражданство США или гражданство России, он выбрал бы российское», ― рассуждает он. Причина проста: предприниматель старательно развивает бизнес в РФ.

Бизнес набирает обороты

Так, в конце 2005 года холдингом Pleiades Publishing было принято решение о создании системы доступа к единому научно-информационному пространству. Частью этой системы стали электронные библиотеки ведущих российских высших учебных заведений.

Читайте в рубрике «Закон»Недооцененный инструмент «мягкой силы» РоссииЭксперты полагают, что Москве необходимо усилить финансирование пророссийских НКО за рубежомНедооцененный инструмент «мягкой силы» России

Как писали «Известия» в 2008 году, Александр Шусторович, являющийся главой Pleiades Group, и его давний знакомый академик Михаил Алфимов представили свой продукт ― крупнейшую в России «Научную электронную библиотеку eLIBRARY.RU». Она объединила ведущих производителей научной литературы, таких, как ИПО «Наука» РАН, МАИК «Наука/Интерпериодика», Pleiades Publishing, «Физматлит», «Академкнига» и др.

На сайте электронной библиотеки указано, что на 2015 год подписчикам eLIBRARY.RU доступны полнотекстовые версии около 4000 иностранных и 3900 отечественных научных журналов, рефераты публикаций почти 20 тысяч журналов, а также описания полутора миллионов зарубежных и российских диссертаций.

За впечатляющими цифрами и красивыми словами скрывается именно то, о чем говорит анонимный собеседник РП: скупив за бесценок авторские права на научные публикации отечественных ученых, предприимчивый американец продает к ним доступ отечественным вузам и библиотекам. Так, по данным открытых источников, «Научная электронная библиотека eLIBRARY.RU» за последние пять лет заключила более 130 госконтрактов на сумму 100 млн рублей. Между тем, по примерному подсчету обозревателя РП, подписка на журналы за 2015 год обойдется организации в 7,5 млн руб.

Кроме того, по некоторым данным, Шусторовичу принадлежит и Российский индекс цитирования (РИНЦ). Это инструмент, с помощью которого можно оценить деятельность ученого. Ведь базы данных научных публикаций индексируют библиографические списки каждой статьи. Поэтому можно узнать, какие статьи цитируются чаще, а какие реже. Например, первый автор написал статью и указал в списке литературы статью второго автора, и т.д. Для получения необходимых пользователю данных о публикациях и цитируемости статей на основе базы данных РИНЦ разработан аналитический инструментарий ScienceIndex. И он тоже принадлежит «Научной электронной библиотеке».

Российская наука в условиях дикого Запада

По мнению многих российских ученых, «вестернизация» отечественной науки далась дорогой ценой. Перевод на коммерческие рельсы подорвал большинство научных сфер деятельности. Публикационная деятельность ― лишь одна из числа пострадавших.

По мнению заместителя главы РАН Владимира Иванова, дела у российских научных изданий обстоят не лучшим образом. «У нас сейчас мало журналов входят в ведущие мировые рейтинги. Сложилась такая ситуация, что наши ученые вынуждены публиковаться в зарубежных журналах, тем самым работая на конкурентов, – рассказывает он. – Другая проблема заключается в том, что для того, чтобы наши журналы попали в международные базы научных изданий, нужны большие деньги, которых у РАН просто нет, и достаточно длительное время. Поэтому мы стоим перед выбором либо оставить все как есть, либо заняться целевым продвижением наших научных журналов, как это сделано, например, с университетами».

Владимир Иванов во время пресс-конференции, посвященной принятию нового устава РАН и вопросам реформы Академии

Владимир Иванов во время пресс-конференции, посвященной принятию нового устава РАН и вопросам реформы Академии. Фото: Артем Коротаев / ТАСС

Целевое продвижение означает целевое государственное финансирование. Но тут возникает вопрос: если большинством изданий в том или ином виде владеет Алекс Шусторович, то получается, что бюджетные деньги должны принести американскому бизнесмену еще больше дохода. Логично?

Лидер движения «За честную страну!» Вера Мысина считает, что у нас 20 лет насаждалась культура публикаций в зарубежных журналах ― отечественные научные издания в мире не котируются. Между тем сама система оценки деятельности ученого по индексу цитирования порочна, поскольку индекс не отражает в полной мере «научной ценности» исследователя. Примером тому может служить Перельман с группой единомышленников, доказавший теорему Пуанкаре, над которой математики бились более 100 лет.

«Сейчас индекс цитирования стал самоцелью, что к научной деятельности все-таки не имеет отношения. Мою точку зрения разделяет некоторая часть научного сообщества, ― говорит Вера Мысина. ― Есть узкие специальности, например биоинформатика, ею занимается очень небольшое число исследователей. Сейчас эта сфера научной деятельности популярна, поскольку ученые считывают геномы и увлечены математическим моделированием в биологии. Они много публикуются и постоянно друг друга цитируют. Соответственно, у них растет индекс цитирования. Но это совершенно не означает того, что они являются гениальными учеными».

В научных сообществах появились «грантоеды», которые профессионально ищут гранты. Они знают весь алгоритм их получения и поэтому, как правило, получают деньги. Пишут отчеты, получают индекс цитирования и снова идут на грант. В результате «научного выхлопа» нет, есть только имитация научной деятельности.

По словам Мысиной, есть и особые умельцы в деле «пиления» грантов. Например, наши соотечественники, уехавшие за рубеж и получившие место в лаборатории. Они публикуют статью в известном западном журнале, в которой может быть до 30 авторов, соответственно, работа получает высокий индекс цитирования. Затем связываются с российским институтом и заключают договор, что якобы работают в российском НИИ. Совместно получают российский грант, хотя человек работает на Западе. Отчитываются же они статьями не российскими, а зарубежными, опубликованными на Западе.

«В то же время есть много умных и перспективных ученых, мечтающих заниматься наукой, но получить денежную помощь им не светит, потому что у них нет публикаций в иностранных журналах. Нет, у тебя, конечно, могут быть статьи в отечественных изданиях, но ты никогда не выиграешь в конкуренции с теми, у кого есть зарубежные статьи», ― говорит бывший председатель Совета молодых ученых РАН.

Западное научное сообщество тоже оказалось в этой ловушке, когда имитация научной деятельности и погоня за индексом цитирования оказывается важнее самой науки. Но иностранные «высоколобые» много лет живут по этим законам, собственно, они и установили эти правила игры. У западных ученых была и совсем другая форма образования, и научными исследованиями они занимались иначе. Для российской науки после падения СССР это все оказалось в новинку. В итоге выстроилась довольно ущербная система.

«Наше научное сообщество ориентировано на Запад. Ведущие ученые и чиновники от науки заявляют, что российские журналы, наработки ― все плохо. Самое важное и перспективное находится на Западе. Между тем за время существования СССР было совершено огромное количество научных открытий, как-то же наука жила и выдавала результаты, в отличие от сегодняшней ситуации, ― считает Мысина. ― Стране нужны результаты научных исследований, мы не можем работать на другие страны и чужие технологии».

«Минобр надо разделить»

Что же делать для того, чтобы самые интересные научные публикации не уходили на Запад? Заместитель президента РАН Владимир Иванов считает, что надо выделять целевым способом деньги на поднятие уровня и престижа российских научных журналов. «Чтобы и перевод был качественным, чтобы можно было нанять экспертов хорошего уровня. Сейчас на это денег нет»,― говорит он.

Вера Мысина также считает, что нужно развивать отечественную публикационную активность. «Мы большая страна и можем создать свой аналог Nature или Science. Должна быть настоящая конкуренция, наши издания должны конкурировать с западными, а не так, как сейчас», ― добавляет она.

Иностранные научные журналы

Иностранные научные журналы. Источник: sdnnet.ru

По мнению лидера движения «За честную страну!», то, что сейчас государство возвращается в сферу науки, правильно. «В правительстве думают о том, как системно вернуться в науку. Лично мое мнение ― что должно быть целевое финансирование. Есть определенные задачи, которые нужно решать для государства. Их должны реализовывать научные и отраслевые институты. В то же время должна быть грантовая поддержка, ― делится идеями Мысина. ― Моя цель состоит в том, чтобы Академия наук работала и давала результат. А по результативности лучшее ее время ― это время в СССР. Я не призываю вернуться в советский строй, но нельзя разрушать оголтело то, что работало, и работало хорошо. Я имею в виду нормальную систему, которая была бы нацелена на результат исследований, а не заставляла ученых, как попугаев, нагонять индекс цитируемости для получения грантов, а в итоге результаты исследований все равно оказывались бы на Западе».

Надо в принципе пересмотреть систему науки и образования в России, тогда и «остапы бендеры» вроде Шусторовича останутся не у дел. «Возможно, на данном этапе надо развести Минобр на Министерство образования и просвещения и Министерство науки, ― говорит Вера Мысина. ― Сделать это на время, чтобы решить актуальные задачи. Создать Министерство науки, посмотреть, где какие научные центры, чтобы все было под одним началом. Например, Миннауки, ФАНО, академический сектор, вузы, в которых занимаются наукой. Все эти структуры могли бы получать госзаказы. И обязательно должны быть люди, несущие персональную ответственность за госпроект. Не так, как у нас всегда, ― исчезли государственные миллиарды, и никто за это не отвечает. Тогда можно будет подумать и о журналах».

Мысина считает, что если во главу угла ставятся деньги и прибыль, то мы вымываем образовательный процесс и науку. «Для того чтобы конкурировать, нужно создать что-то свое. Нам надо порядок навести у себя дома с образованием, наукой, промышленностью. А для этого необходимо перестать, как мантру, повторять слова «конкуренция» и «рынок». Рынок ничего сам регулировать не будет. Нужна осознанная государственная политика в науке», ― резюмирует ученый.

http://rusplt.ru/society/komu-prinadlejit-rossiyskaya-nauka-17518.html

Каждый четвертый вуз может быть реорганизован в рамках программы об опорных университетах

Ректор Высшей школы экономики (ВШЭ) Ярослав Кузьминов заявил, что по его мнению, в рамках программы Минобрнауки до 25% региональных вузов России могут быть объединены в многопрофильные опорные университеты. Он отметил, что такие университеты могут быть созданы почти в каждом субъекте России, кроме столиц, так как там сосредоточены все вузы.

«Я думаю, что на процентов 20-25% оно (число вузов в России — «Ъ») совершенно точно сократится. Не может, а точно сократится. Просто потому, что — как совершенно правильно говорил министр, — не может существовать вуз с 500-700 студентами. Он просто не сможет держать на полной ставке преподавателей. Опорный вуз — модель реорганизации высшего образования в каком-то регионе, когда есть один большой вуз, объединенный, и есть несколько специализированных вузов, которые независимы»,— приводит «Интерфакс» слова господина Кузьминова.

Ранее министр образования Дмитрий Ливанов заявил о намерении ведомства объявить программу объединения региональных вузов в один многопрофильный опорный в своем субъекте университет с финансированием до 2020 года. Ректор МГУ Виктор Садовничий заявил, что данный процесс вполне нормален, но к нему нужно подходить осторожно и аккуратно.
Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc/2757733

Ливанов: Минобрнауки профинансирует объединение региональных вузов

МОСКВА, 29 июн — РИА Новости. Министерство образования и науки РФ профинансирует программы развития региональных вузов, которые выступят с инициативой объединения, рассказал глава ведомства Дмитрий Ливанов на совместном заседании совета Российского союза ректоров и Российского совета олимпиад школьников.

«Мы будем стимулировать эти объединения, поддерживать и организационно и финансово, опираясь на опыт федеральных университетов… Мы будем финансировать программы развития новых опорных университетов на пять лет с 2016 до 2020 года», — заявил Ливанов.

По его словам, количество студентов в России снижается, и «вузы с 400 студентами существовать не могут». Системе высшего образования в регионах следует взять курс от отраслевого разделения к многопрофильным университетам. При этом Ливанов отметил, что «такие объединения должны быть добровольными», и министерство будет рассматривать заявки только в случае желания всех субъектов объединения.

Ранее в 2015 году было объявлено об объединении Московского педагогического университета (МПГУ) и Московского государственного гуманитарного университета имени Шолохова (МГГУ), Дальневосточный государственный гуманитарного университета и Тихоокеанского государственного университета, Оренбургского государственного университета менеджмента и Оренбургского государственного университета.

РИА Новости

http://ria.ru/society/20150629/1101823581.html#ixzz3eYftalAK

СЕРГЕЙ РОЩИН О РЕЙТИНГЕ МИНОБРНАУКИ Скрестили хореографа с урбанистом – получился архитектор

Минобрнауки впервые в рамках мониторинга вузов рассчитало средние зарплаты выпускников, которые закончили вузы в 2013 году. Данная информация могла бы свидетельствовать о том, какие выпускники наиболее ценятся на рынке труда, а также может помочь абитуриентам при выборе будущего вуза. Но тут нужно учитывать два обстоятельства. Первое – качество самих расчетов и достоверность выводов, которые они позволяют сделать. Второе: мониторинг вузов является основой для принятия административных решений о поддержке университетов, слиянии, закрытии. И в этом отношении средняя первая зарплата, как и другие показатели, может влиять на принятие решений. Вот только какой подсчет – такие могут оказаться и решения. Итоги первой попытки Минобра комментирует проректор НИУ ВШЭ, завкафедрой экономики труда и народонаселения факультета экономических наук Сергей Рощин.

Стартовые зарплаты должны отражать представления работодателей о том, кто именно из новичков на рынке труда является более квалифицированным и производительным. Насколько могут использоваться показатели зарплаты выпускников для оценки качества образования – вопрос не новый, специалисты занимаются им давно. Довольно развиты подобные оценки в области бизнес-обучения. Ведущие бизнес-школы используют этот инструмент для демонстрации качества своего образования, показывая насколько меняются зарплаты выпускников с дипломами школ. Для оценки уровня образования в целом по стране этот инструмент используется пока осторожно, и лишь в считанном количестве стран построены национальные системы для сбора такой информации. Подробный разбор систем оценки, различных теорий и методологий недавно был проведен в журнале «Вопросы образования».

Вот только результаты получились, мягко говоря, неожиданными. В лидерах по некоторым специальностям вузы, малоизвестные далеким от рынка образования людям, полное отсутствие конкретики и подробностей не дает возможности оценить отдельные программы, которых множество в каждом вузе.

В лидерах по некоторым специальностям оказались вузы, малоизвестные далеким от рынка образования людям.

Нужно изначально понимать, что, если мы используем такой подход для оценки качества образования, то мы должны четко представлять по каким критериям оценивались выпускники, иначе возникают противоречия. Они проявились и в первом подсчете Минобра. Например, совершенно невозможно понять о каких выпускниках идет речь – бакалавриата, специалитета или магистратур. Так, по направлению экономика и управление лидером оказалась Московская высшая школа социальных и экономических наук. Но это парадоксальный результат. Во-первых, она не готовит бакалавров, во-вторых, там почти нет экономических программ. Там есть программы по менеджменту, но на них учатся те, кто уже имеет опыт работы, и их заработная плата это уже не зарплата выпускников после студенческой скамьи. Поэтому не очень понятно, как соотносились программы разных вузов. Нет бакалавров и в РЭШ, у других университетов есть не только бакалавриат, но еще и специалитет. Это первая серьезная проблема, которая здесь видна и которая ставит под сомнение качество проведенной работы.

Вторая проблема связана с количеством выпускников по программам разных вузов. Понятно, чем больше выпуск, тем больше разброс зарплат, что влияет на средний показатель. В мониторинге указано количество выпускников – но по укрупненной группе направлений, а не по отдельным образовательным программам. Когда же мы говорим о выпускниках единичных и тем более магистерских программ, где численность значительно меньше, там могут быть флуктуации, сильно влияющие на результат, и, если этот показатель не сгладить, не усреднить, он не будет отражать реального положения дел. Поэтому очень важно указывать какой был разброс зарплат у отдельных выпускников, что позволит более достоверно оценивать эти результаты.

Понятно, чем больше выпуск, тем больше разброс зарплат, что влияет на средний показатель.

Так что, например, в сфере права результаты выглядят неожиданными и странными во многом благодаря этому упущению. В лидерах оказался Академический правовой институт и Институт мировых цивилизаций, где выпуск составил 52 и 34 человека соответственно, которые по уровню зарплат существенно обогнали более престижные и высокоценимые работодателями Юридическую академию и Московский университет, у которых есть массовый выпуск специалистов – 1298 и 405 человек.

Интересно выглядит и направление Архитектура. Первое место занял Институт искусства реставрации, а второе – Московская государственная академия хореографии. На 4 месте – ВШЭ. Но, владея некоторой дополнительной информацией, становится непонятно, что учитывалось. ВШЭ не готовит архитекторов, у нас есть магистры по направлению градостроительства и урбанистики. Возникает вопрос: какие образовательные программы сопоставлялись под общим названием архитектура?

Интересно выглядит и направление Архитектура. Первое место занял Институт искусства реставрации, а второе – Московская государственная академия хореографии.

Подобные методологические недочеты сильно обесценивают работу, которая была сделана. Сама по себе она важна и интересна, но ее необходимо делать методологически правильно и чисто. Таким образом мы имеем: первое – очень важную первую попытку построения подобных оценок, второе – методологическую нечеткость реализации этого проекта, которая приводит ко многим странным, а местами смешным результатам, чтобы их можно было использовать для реальной практики и мгновенно переводить в инструмент административных решений со стороны регуляторов образования. Очевидно, что методологию надо совершенствовать, к этому надо относиться как к пилотному результату, последующая работа должна быть более совершенной и прозрачной.

Пока более прозрачным, хотя тоже не совершенным, кажется подход технологических компаний, которые выстраивают рейтинги успешности вуза на основе статистики в интернете. Так, Googleанализирует поисковые запросы, а LinkedIn выбирает самые перспективные вузы, основываясь на данных регистрации в социальной сети.

Сергей Рощин

http://www.edutainme.ru/post/minobr-rating/

«Научную работу должна определять РАН, а не чиновники» Академик РАН Алексей Арбатов

Елена Рыжова

Первый этап реформы Российской академии наук (РАН) завершен. Об этом сообщил в конце минувшей недели на Петербургском международном экономическом форуме президент РАН Владимир Фортов. По его словам, передача имущества академии управленцам (Федеральному агентству научных организаций) проходила крайне тяжело. Реформа российской науки началась около двух лет назад и была фактически навязана академическому сообществу. О том, могут ли ученые без вмешательства чиновников решать свои проблемы и зачем нужна реструктуризация институтов академии, «НИ» рассказал действительный член РАН, директор центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН Алексей АРБАТОВ.

shadow

– Алексей Георгиевич, в рамках реформы российской науки часто говорят о реструктуризации институтов РАН. В этом есть необходимость?

– Всё зависит от того, что стоит за этой реструктуризацией. Есть несколько вариантов, но в принципе такими административными мерами можно затронуть только край проблемы. Самое главное – это финансирование, справедливое распределение грантов. Научную работу, ее направления и приоритеты должны определять прежде всего президиум РАН и сами институты, а не ФАНО. Эта структура должна заниматься административными вопросами, кадрами. Хотели же освободить ученых от хозяйственной деятельности, вот пусть ФАНО этим и занимается: обеспечивает институты необходимыми коммунальными услугами, дает деньги на приборы, технологическую базу, особенно в части, касающейся естественных, точных наук. Вот чем ФАНО должно заниматься. А определять направление научных исследований и распределять гранты должен президиум РАН. Только президиум знает, как это нужно делать, и может объективно этим заниматься, на анонимной основе, оценивая исключительно по качеству, а не по каким-то иным критериям, придуманным бюрократами, которые ничего общего с реальной научной работой не имеют. А бюрократический энтузиазм беспрерывно что-то менять, перестраивать и так далее зачастую подменяет реальную программу подъема РАН. Которая прежде всего зависит от финансирования и от правильной организации научной работы.

– Заместитель президента РАН Владимир Иванов говорил, что ученые сами должны решать, что нужно реструктуризировать, а что – нет. На ваш взгляд, деятели науки внутри своего сообщества могут самостоятельно решать административные вопросы?

– Ученые, безусловно, могут этим заниматься. И для этого им нужно создать финансовый стимул. То есть сказать: если вы проведете реструктуризацию (при этом не диктуя, как именно это сделать), нацеленную на повышение отдачи от каждого научного сотрудника, на резкое увеличение его заработной платы, гонорара, наметите целевые программы, которые действительно будут прорывными во всех областях науки, то ваш институт получит в 2–3 раза больше финансирования. Если создать такого рода стимул, ученые сами всё реструктуризируют наилучшим образом. А если им сверху спускать, мол, вот так сделайте, а потом посмотрим, дадим денег или не дадим, то ничего не получится. Будет очередная профанация.

– То есть все-таки некая конкуренция внутри сообщества должна быть?

– Обязательно должна быть. Только не бюрократы должны выступать арбитрами в этой конкуренции, а маститые и признанные мировым сообществом ученые – академики, члены-корреспонденты, которые, собственно, и составляют цвет РАН. А также ее верхушка, то есть президиум РАН.

– Остаются еще какие-то принципиальные аспекты, которые необходимо уладить, чтобы РАН была отлаженным и эффективным механизмом?

– Конечно, остаются. РАН – сложнейший организм, который существует уже 300 лет. Скоро будем юбилей справлять со времен Петра I. Его работу одним махом невозможно исправить. Этот процесс должен быть постепенным. Но для начала, повторюсь, нужно резко увеличить финансирование и создать стимул для институтов, чтобы они отделались от балласта и имели возможность распределять деньги среди тех, кто действительно работает. Также необходимо объективное распределение грантов, которое должно осуществляться на уровне президиума РАН, а не бюрократической системой, которая совершенно непонятно, на какой основе эти гранты распределяет.

– А под балластом, что вы подразумеваете?

– Накопилось большое количество старых кадров в институтах РАН. Их можно было бы перевести на договор, привлекать к отдельным проектам и так далее. Но их держат в штате, поскольку, что они есть, что их нет, – институт дополнительные деньги не получает. Но зачем людей обижать и выдворять, когда они 40 лет проработали в институте? Нет стимула. А если предусмотреть гибкую форму сотрудничества, чтобы их не выбрасывали на улицу на нищенскую пенсию, а иметь возможность перевести на договор, платить за конкретную работу, тогда, конечно, институты быстро подтянули бы пояса и в разы сократили свой штатный состав. Причем с наименьшими потерями для качества работы.

http://www.newizv.ru/society/2015-06-23/222624-akademik-ran-aleksej-arbatov.html

Минобрнауки: недостаточно эффективных вузов за год стало втрое меньше

По словам главы ведомства, это свидетельствует о качественных изменениях в системе высшего образования. Участие в мониторинге 2015 года приняли 887 вузов и 1229 филиалов вузов.

МОСКВА, 23 июн — РИА Новости. Около 300 вузов и филиалов вузов РФ выполнили менее четырех показателей эффективности работы в 2015 году, при том что годом ранее таких вузов и филиалов было около тысячи, сообщил журналистам во вторник глава Минобрнауки Дмитрий Ливанов.

«Не выполнили четыре показателя 73 головных вуза и 219 филиалов», — сказал он. В прошлом году вузов, не сумевших выполнить четыре и более показателей из семи анализируемых в рамках мониторинга, было около тысячи.

По данным Минобрнауки, участие в мониторинге 2015 года приняли 887 вузов и 1229 филиалов вузов.

Ливанов отметил, что сокращение числа недостаточно эффективных вузов свидетельствует о качественных изменениях в системе высшего образования. «Система приходит в состояние большей эффективности, упорядоченности и дисциплины», — сказал он.

По словам министра, итоги мониторинга вузов межведомственная комиссия подведет в августе. По вузам, выполнившим недостаточно показателей, будет составлен план внеочередных проверок Рособрнадзора. В 2015 году Рособрнадзор на основе данных прошлогоднего мониторинга проведет внеочередные проверки примерно в тысяче вузов, отметил Ливанов.

РИА Новости

http://ria.ru/society/20150623/1082770829.html#ixzz3dtkYoDdx

Минобрнауки пересчитало неэффективные свердловские вузы. Не повезло РГППУ

Также ревизоров из Минобрнауки не порадовали три филиала УрФУ.

Два вуза на Среднем Урале не прошли проверку Министерства образования и науки. Согласно данным мониторинга эффективности вузов, которые опубликовало ведомство, в РГППУ и Национальном институте недвижимости и инвестиций обнаружились признаки неэффективности.

Отметим, Минобрнауки оценивает вузы по восьми показателям эффективности. Туда входят доходы вуза, зарплата преподавателей, трудоустройство выпускников и другое. Чтобы университет был признан эффективным, он должен выполнить не менее четырех показателей.

Российский государственный профессионально-педагогический университет немного недотянул до заветных четырех показателей. Из восьми пунктов ревизоры из Минобрауки положительно оценили в вузе только три: международная деятельность, трудоустройство выпускников и финансово-экономическая деятельность.

Кроме того, в Свердловской области оказалось еще 8 филиалов вузов, которые также вошли в список потенциально неэффективных. У УрФУ оказалось сразу три таких филиала: в Верхней Салде, Первоуральске и Новоуральске.

Также признаки неэффективности нашли в Ирбитском и Кушвинском филиалах «Уральского института коммерции и права», в нижнетагильских филиалах РАНХиГС и «Международного юридического института» и в Уральском институте социального образования.

Всего на Урале нашлось 4 вуза и 33 филиала с признаками неэффективности. В список попали челябинский Южно-Уральский профессиональный институт и Чайковский государственный институт физической культуры в Перми.

http://66.ru/news/society/173505/

Эксцесс исполнителя

15 июн 2015

К декларируемым целям реформы высшей школы — доступности качественного образования и адаптации вузов к запросам рынка труда — претензий нет. Настораживает, что достигаются они за счет сокращения вузовской сети и преподавательского состава

Российское правительство одоб­рило федеральную целевую программу развития образования на 2016 — 2020 годы. Основные задачи ФЦП — создание и распространение структурных и технологических инноваций в образовании; формирование инфраструктуры для подготовки кадров, необходимых экономике. В документе значатся организация новой структуры вузов, модернизация технологий заочного образования, разработка российских инструментов оценки качества образования. На реализацию ФЦП предполагается потратить 112 млрд рублей. Регионам на «внедрение новых моделей и механизмов обеспечения доступности образовательной среды» выделят субсидии. В результате должна быть создана сеть вузов, включающая 60 многопрофильных университетов, ориентирующихся на ключевые отрасли региональных экономик; внедрены новые федеральные образовательные стандарты высшего образования. Также предполагается, что будут «построены объекты социальной, учебно-лабораторной, физкультурно-спортивной, хозяйственной и коммунальной инфраструктуры; восполнен дефицит мест в общежитиях для иногородних студентов»

Реакция общественности на программу — немноголюдные акции в 20 российских городах, в том числе в Екатеринбурге и Ижевске, в защиту высшего образования. Организаторы — профсоюзы «Учитель» и «Университетская солидарность» — говорят о «жестком урезании расходов на образование и его деградации, сокращении кадров и закрытии вузов».

ФЦП действительно предусматривает сокращение числа вузов. Еще в марте глава Минобра Дмитрий Ливанов сообщил: «Согласно концепции ФЦП, количество филиалов вузов планируется сократить не более чем на 80%, число самих вузов — на 40%». В апреле на конференции по проблемам развития экономики и общества министр пояснил, что «в течение двух лет государство избавится от вузов и филиалов, не способных давать качественное образование, это по существу уже умершая часть».

— Только в 2015 году из сводного реестра исключены лицензии почти 150 вузов и филиалов, — рассказал заместитель руководителя Рособрнадзора Александр Бисеров. — За последние полтора года лицензий лишилась почти четверть российских вузов и филиалов: к началу сентября 2013 года в России их работало около 2,5 тысячи, теперь из реестра исключены лицензии 600.

Эксперты признают, что высшая школа в России неоднородна: наряду с элитными и «массовыми» университетами в ней есть и «сегмент низкого качества». Его надо сокращать, но очень взвешенно, иначе модернизация обернется катастрофическим падением уровня образованности населения.

Как сокращение университетов и их филиалов коррелирует с задачами доступности для населения высшего образования?

Стремление «прилично выглядеть»

В начале июня одновременно опубликованы два рейтинга российских вузов. Первый — Национальный рейтинг университетов — составили Интерфакс и Эхо Москвы. Второй — подготовило рейтинговое агентство RAEX («Эксперт РА»). Их итоги нужны нам, чтобы не только понять, на кого должны равняться «отстающие» вузы, но и оценить состояние высшей школы, актуальность госполитики в этой сфере.

В обоих исследованиях в топ-10 вошли по шесть московских и четыре региональных вуза. Уральский университет —УрФУ — есть только в первой десятке RAEX. В топ-50 рейтингового агентства территории Урала и Западной Сибири представлены пятью университетами, в числе пятидесяти первых у Интерфакса — только четыре вуза с уральской пропиской. В лидерах те, кому удалось повысить привлекательность для абитуриентов, усилить международную интеграцию, добиться высокой цитируемости научных публикаций. Еще один важный показатель — уровень обеспеченности студентов штатными преподавателями: у подавляющего большинства участников рейтингов он ухудшился.

— Если по итогам рейтинга 2014 годасоотношение профессорско-препода­вательского состава (ППС) на 100 студентов составляло 8,33, то теперь — 8,05, — рассказали исследователи RAEX. — У топ-100лучших вузов этот показатель в среднем снизился на 3,4%. У вузов, участников программы повышения конкурентоспособности«5 — 100» (таких 14), он сократился еще существеннее — на 5,4%. Наиболее драматично падение соотношения ППС на 100 студентов в технических вузах — минус 8%.

Научные сотрудники, чью заработную плату по указанию государства необходимо повышать стремительнее, чем для ППС, оказались в еще более проигрышном положении. Если годом ранее численность штатных научных работников в научно-исследовательских университетах (НИУ) составляла в среднем 196 человек, то по итогам новых измерений она сократилась до 179 (минус 8,7%). Даже у участников прог­раммы «5 — 100», имеющих амбиции выйти на передовой край мировой науки, численность научных сотрудников за год не выросла (в среднем 236 человек).

Составители рейтинга объясняют негативную тенденцию двумя причинами:

— Во-первых, это необходимость ежегодно повышать зарплату преподавателям с учетом среднего значения по региону в рамках выполнения «майских указов» президента РФ. Во-вторых, отсутствие дополнительных бюджетных средств для решения этой задачи. В условиях, когда ресурсов не хватает, а зарплату поднимать необходимо, большинству вузов не оставалось иного, кроме как проводить оптимизацию штата, то есть фактически сокращать ставки.

— Финансирование вузов в расчете на студента в среднем по топ-100 вузов за год номинально увеличилось на 1% (с 287 до 290 тыс. рублей с учетом бюджетных и внебюджетных средств), — констатируют исследователи. — При этом зафиксированная динамика существенно ниже годового уровня инфляции в стране (в 2014 году — 11,4%). Можно отметить ряд успехов вузов по привлечению средств на научные разработки. Впрочем, по итогам 2015 года НИОКР вряд ли смогут сыграть роль надежной «подушки безопасности» для вузов, так как предпосылок для роста заказов на научные исследования не наблюдается.

К плюсам можно было бы отнести рост по двум показателям. Первый — повышение в вузах публикационной активности. Среднее количество публикаций на одного научно-педагогического работника (НПР) выросло у участников «5 — 100» аж на 20,7%. Но есть нюанс: цитируемость в расчете на статью, согласно зарубежным наукометрическим системам, снизилась на 1,6% (а у НИУ — и вовсе на 6,7%). Это позволяет сделать неутешительный вывод: в условиях нехватки финансирования и дефицита научных кад­ров погоня за улучшением наукометрических показателей ведет к снижению качества публикаций.

Второй показатель — доля иностранных обучающихся. Всего за год доля иностранных студентов-очников у вузов из «5 — 100», например, выросла с 9,1 до 10,6%, у национальных исследовательских университетов — с 6,7 до 8%.

— Однако при всей важности усиления международной интеграции вузов следует отметить, что привлечение зарубежного контингента не имеет прямого отношения непосредственно к качеству вузовского образования, — подчеркивают в RAEX. — Наращивание доли иностранцев и увеличение количества публикаций, невзирая на их качество, позволяет сделать заключение, что стремление «прилично выглядеть» за рубежом в большем приоритете, нежели повышение качества образования и решение системных проблем с НПР.

Еще один важный тренд: выпускники технических вузов по сравнению с экономическими по-прежнему более востребованы работодателями, и это идет вразрез с выбором абитуриентов, предпочитающих учиться на экономистов и управленцев. Так, средняя стоимость платного обучения на первом курсе в технических вузах составляет 105 тыс. рублей, а в экономических — 200 тысяч. Среди университетов с самой высокой стоимостью платного обучения по программам бакалавриата и специалитета преобладают нетехнические вузы.

По данным RAEX, ведущие экономические вузы сегодня готовят наибольшее количество выпускников, ставших топ-менеджерами крупнейших компаний России. В правлении компаний из списка «Эксперт-400» больше всего выпускников МГУ, Финансового университета, РАНХиГС, а также РЭУ им. Плеханова.

Кого надо, того и не хватает

Государство до сих пор не научилось учитывать интересы заказчиков. Более двадцати лет назад по этой причине произошла трансформация высшего образования. Под давлением платежеспособного спроса со стороны населения появились негосударственные университеты, а в госвузах — платные места. Диверсифицировались региональные инфраструктурные вузы — политехнические. Они попытались конкурировать с классическими университетами, открыли непрофильные факультеты (например, экономики, права) и во многом утратили связь с работодателем.

— Многие инфраструктурные вузы качественно деградировали, утратили частьаудитории и ресурсов, — пишут авторы статьи «Незавершенный переход: от госплана — к мастер-плану» Исак Фрумин, Ярослав Кузьминов и Дмитрий Семенов (ВШЭ).

Сейчас «рядовые» вузы в регионах переживают непростой период. Финансовые и управленческие проблемы, реорганизации, неоднородное качество студентов, «утечка мозгов» — все это заставляет экспертов говорить о кризисе высшей школы. Для общества и работодателей претензии к качеству вузовской подготовки стали нормой. В этом есть резон — в целом для российской высшей школы характерна инерция: устаревшие приемы администрирования, несовершенная система оценки качества образования, отсутствие самоорганизации «снизу».

Исаак Фрумин приводит пример: почти половина студентов первых курсов инженерных специальностей «обнаруживают такой уровень знаний, что нормально обучаться они просто неспособны». Госсредства, направленные на образование этих людей, потрачены впустую. Решение этой проблемы эксперт видит в сокращении бюджетного приема на инженеров вдвое и одновременном двукратном повышении финансирования подготовки в расчете на одного студента. Это позволит вузам обновить технологии образования и привлечь сильных ученых.

Следуя общемировому тренду, Россия в первую очередь делает ставку на исследовательские университеты (слабые по этой логике лучше расформировать) — как на генераторы инноваций и инкубаторы элитных кадров. Крупным проектом под эгидой государства стал в 2009 — 2010 годах конкурсный отбор вузов, победители которого получили статус НИУ. В группу отличников также входят федеральные университеты и знаменитые классики — МГУ и СПбГУ. Именно элитная группа получает главную финансовую поддержку со стороны государства. Это отвечает установке государства на ближайшее десятилетие — «сконцентрировать программы подготовки магистров и аспирантов в ограниченном числе ведущих вузов».

Вуз как лифт

— Национальным государствам, помимо поддержки элитных исследовательских вузов, необходимо уделять больше внимания массовым университетам. Массовое высшее образование насыщает экономику кадрами, содействует социальной мобильности людей и повышает их уровень жизни, — считает директор Центра по изучению международного высшего образования при Бостонском колледже (США) Филип Альтбах. — Будущее экономики того или иного государства во многом зависит от решения двух задач: повышения доступности вузовского обучения и поддержания устойчивости исследовательских центров, которые формируют и распространяют новые знания.

При этом американский исследователь говорит о «побочном эффекте» массового высшего образования:

— Процесс расширения доступа в высшую школу принес и дополнительное финансовое бремя, которое не всякое правительство может вынести. Это в свою очередь привело к буму частного образовательного сектора. За этим последовало падение качества образования: расширение университетской системы сопровождалось нехваткой квалифицированных преподавателей и возникновением слабо обеспеченных ресурсами вузов. Но даже при этих серьезных издержках массовизация высшего образования играет важнейшую роль — миллионы людей повысили свой уровень жизни.

— Бинарное разделение, ставшее итогом фокусировки на элитарных вузах, мешает росту конкурентоспособности российского высшего образования. Важным фактом образовательной политики должно стать признание ценности институционального многообразия в высшей школе, смягчение поляризации в ней, — убеждены эксперты Института образования НИУ ВШЭ. — Вузы всякие важны, именно таким должен быть подход к университетам. Для многих выпускников школ вузы, пусть даже слабые, являются альтернативой улице. Их нужно не закрывать, а проводить работу по улучшению качества того образования, что они дают.

— У нас нет задачи оставить на рынке строго определенное количество вузов, — обороняется Дмитрий Ливанов. — Отсечение будет происходить исключительно на основе показателей качества.

Напомним, при первой оценке эффективности вузов, проведенной в 2012 году, в ряды отстающих неожиданно попали довольно известные в стране: Российский государственный гуманитарный университет, Московский государственный педагогический университет, Московский архитектурный университет, Литературный институт им. А.М. Горького. В 2014 году в список учебных заведений, выполнивших менее четырех показателей мониторинга эффективности, вошли Московская государственная художественно-промышленная академия им. Строганова, Московский государственный строительный институт,МАТИ им. Циолковского. В прошлом году был подписан закон, согласно которому Рос­обрнадзор получил полномочия приостанавливать или отзывать лицензии у вузов, если в рамках контрольно-надзорной деятельности в них были выявлены нарушения, несоответствия государственным стандартам. Очередной мониторинг вузов стартовал весной этого года.

Замечания Рособрнадзора к вузам-двоечникам нередко справедливы: «Треть всех российских студентов обучаются по некачественным программам, без должного материально-технического обеспечения, в каких-то полуподвальных помещениях, а преподаватели работают без договоров». Но пострадать могут и те, кто банально не справляется с показателями по доходам вуза на одного НПР или по численности иностранных студентов. Есть, например, педагогические вузы в глубинке с многолетними традициями и уникальными коллективами, которые исправно поставляют кадры для сельских школ. Они явно не выполняют все показатели. Закроем их, и учить детей будет некому.

Первый зампред комитета по образованию Госдумы РФ Владимир Бурматов соглашается с тем, что некоторые учебные заведения просто торгуют дипломами, но при определении тех филиалов и вузов, которые необходимо будет закрыть, может случиться так называемый «эксцесс исполнителя»: «Государственным заказчиком и куратором программы является Минобрнауки РФ. А как показывает практика, это ведомство временами устремляет взоры не на откровенно слабые институты и университеты, а те учебные учреждения, у которых есть заманчивая собственность».

— Аттестация образования превращается в состязание низшей лиги вузов, — убежден доцент департамента образовательных программ НИУ ВШЭ Петр Сафронов. — Наиболее сильные университеты побеждают в гонке, даже не участвуя в ней: стандарты, заложенные в вузовские рейтинги, лишь подтверждают лидерство флагманов. Такая особенность соревнования между вузами отчасти девальвирует его смысл, а пространство образования подвергается сильной фрагментации и сегрегации. Выборочная модернизация в этом случае грозит катастрофическим падением уровня образованности населения.

Если закрыть слабые вузы, что будет на их месте? От всеобщей тяги к высшему образованию избавиться не удастся, как не удастся отправлять школьников в ПТУ, потому что они нужны на заводах. По мнению директора Института развития образования ВШЭ Ирины Абанкиной, решение закрыть вузы будет оправдано лишь в том случае, если удастся внедрить систему эффективного онлайн- и дистанционного обучения: «Но до этого далеко, да и в 18 лет человек еще недостаточно дисциплинирован, чтобы изучать курс самостоятельно».

— Программа развития образования поможет поддержать вузы, необходимые для обеспечения кадрами региональных экономик, закроются те, кто поставляет некачественных специалистов, — прогнозируют в Минобре. — Регионы сами решат, кто нужнее. Они должны помочь в определении приоритетов образовательной политики, учитывая особенности той или иной области, края или республики. Кроме того, субъекты должны представить прогнозы собственного экономического развития, чтобы Минобрнауки и вузы могли ориентироваться на них в рамках долгосрочного планирования.

Опять наступаем на те же грабли — субъекты РФ будут отталкиваться от запросов отраслей без учета мнения домохозяйств.

— Позиция Минобразования очень напоминает советский Госплан, — убеждены авторы альтернативного подхода к решению задачи прогнозирования контрольных цифр приема в вузы. — В качестве основы для разработки проектировок по количеству бюджетных мест используются анализ рынка труда и прогноз потребности в специалистах на среднесрочную перспективу с учетом демографии и миграции. В рыночных условиях такой подход дает сбои.

Сотрудники Института развития образования, департамента математики, Центра семантических технологий и факультета экономики НИУ ВШЭ считают, что при определении количества бюджетных мест должны учитываться не только потребности работодателей и отраслей, но и прогноз реального спроса на высшее образование, основанный на моделировании поведения семей и абитуриентов.

— Востребованность и привлекательность профессии далеко не всегда коррелирует с предложением бюджетных мест в вузах. Сейчас около 10% (около 30 тысяч) бюджетных мест не отвечает интересам абитуриентов, — выяснили исследователи НИУ ВШЭ. — Гуманитариев слишком мало, а технарей — много. Мы видим расхождения по прогнозу и спросу на специальности во всех регионах страны. Реальный спрос на гуманитарные специальности на 40 тыс. мест выше, чем предлагают вузы. В имеющейся сегодня системе высшего образования соотношение мест «физиков» и «лириков» 69,8% против 30,2% в пользу первых. При этом результаты исследования говорят, что соотношение мест должно быть 57,7% против 42,3% в пользу технарей.

Расчеты исследователей также показали, что направления «Математика и естественные науки» и «Здравоохранение» испытывают недостаток бюджетных мест в пределах 80 — 100%. Об этом говорит высокая доля коммерческих студентов на этих специальностях.

О предпочтениях абитуриентов этого года говорить еще рано (о новых правилах приема в вузы и ожиданиях университетов см. «Без списка рекомендованных») — с 25 мая по 26 июня идет сдача ЕГЭ. От результатов приемной кампании будет зависеть судьба конкретных вузов.

Четвертый ежегодный рейтинг вузов России (топ-50)

Шестой ежегодный Национальный рейтинг университетов (топ-50)
http://expert.ru/ural/2015/25/ekstsess-ispolnitelya/

К МОНИТОРИНГУ ВУЗОВ-2015: ВОПИЮЩАЯ НЕКОМПЕТЕНТНОСТЬ МИНИСТЕРСТВА ОБРАЗОВАНИЯ

11 июня опубликован мониторинг вузов 2015 http://indicators.miccedu.ru/monitoring/. Вместо квадратных метров на студента появился «дополнительный показатель». Для вузов без специализации этот показатель — численность ППС, приведенных к количеству ставок ППС, докторов и кандидатов наук в расчете на 100 студентов, обучающихся по программам бакалавриата, специалитета, магистратуры. Пороговое значение = 2,78. Это означает, что если на 1 ППС (доктора или кандидата наук) приходится не не более 36 студентов – то вуз является эффективным.

А как у них? Великобритания -www.euroosvita.net/index.php/?category=1&id=1028 или здесь в картинках http://vasilisa44.livejournal.com/2308.html. От 10 студентов на одного преподавателя в лучших вузах Великобритании до 20 – в худших. Отмечу, что преподавателей вузов без ученой степени в Европейских университетах быть не может по определению. Без защиты диссертации никто преподавать вас не пустит. Можете быть ассистентом – то есть вести практические занятия, семинары, консультировать по поручению профессора. Но в отчетности о количестве преподавателей эти помощники не отражаются. В странах OECDсогласно «EducationataGlance» среднее соотношение 1:12. Вроде бы туда нас и ведет «дорожная карта» в страну дураков (Распоряжение г. Медведева от 30.12.12 № 2610-р и её более поздние модификации). Только у нас считают всех – и ассистентов, и преподавателей без ученой степени. А у них считают только профессоров, доцентов и лекторов, и совершенно не учитывают,что у каждого профессора имеется 2-16 постдоков и ассистенов, которые выполняют львиную долю работы профессора.

К чему приводят такие «расчеты»? У российского профессора учебная нагрузка может быть (и есть!) 900 часов в год. Причем, согласно последним распоряжениям министерских чиновничков, учебная нагрузка – исключительно контактная работа. Выкинули из оплачиваемой работы проверку расчетных работ, расчетно-графических работ, сократили до минимума часы на практику и т.д.

И требуют по «эффективному контракту», чтобы профессор, который работает в аудитории в 3 раза больше, чем его европейский коллега, выдавал статьи с высоким импакт-фактором, и чтоб Хирш у него был не меньше, чем у профессора из Европы.

Нормами труда ППС ни минобр, ни минтруд, ни официальный профсоюз заниматься не собираются. Записали в Отраслевом соглашении 2012-2014 гг., что считают необходимым разработать нормы учебной работы, но не выполнили Отраслевое соглашение. Ответственности – никакой. Записали ту же фразу в следующее Отраслевое соглашение. И опять, судя по планам работы, выполнять обязательства не собираются.

Президент Путин почти год назад дал министру Ливанову поручение Пр-1627, п.3е:

«Минобрнауки России представить в установленном порядке предложения, предусматривающие оптимизацию режима рабочего времени педагогических работников образовательных организаций высшего образования с учётом различных видов выполняемой ими педагогической, методической и (или) научной работы, а также привлечение к педагогической деятельности аспирантов и молодых учёных.»

Срок исполнения 1 октября 2014 года. Поручение до сих пор не выполнено, несмотра на то, что срок истек 8 месяцев назад.

Да и зачем? Министерство считает нормальным, когда на одного профессора приходится студентов в три раза больше, чем в Европе. Государство считает нормальным, когда профессор (и доцент) ведут учебную работу в три раза большем объёме, чем их европейские коллеги.

Всё у нас в российских вузах — ЭФФЕКТИВНЕНЬКО!

Василиса Перфильева

Депутат Госдумы просит Чайку проверить законность отмены выборности ректоров вузов

Первый зампредседателя комитета Госдумы по образованию Владимир Бурматов направил Генпрокурору РФ Юрию Чайке запрос с просьбой проверить законность действий Министерства образования и науки РФ
Генеральный прокурор РФ Юрий Чайка

Генеральный прокурор РФ Юрий Чайка

© ИТАР-ТАСС/Антон Новодережкин

МОСКВА, 11 июня. /ТАСС/. Первый зампредседателя комитета Госдумы по образованию Владимир Бурматов направил Генпрокурору РФ Юрию Чайке запрос с просьбой проверить законность действий Министерства образования и науки РФ, предложившего ректорам вузов новую редакцию уставов учебных заведений. Она предусматривает только назначение ректора вуза учредителем организации — то есть самим ведомством — и фактически отменяет их выборность.

«Прошу провести проверку соблюдения Минобрнауки России статьи 51 федерального закона «Об образовании в РФ» в части реализации положения об избираемости руководителей подведомственных учреждений высшего образования при подготовке и утверждении новых редакций уставов», — говорится в запросе Бурматова, копия которого имеется у ТАСС.

Парламентарий выразил опасение, что предложения министерства могут «полностью исключить выборность ректоров». Он обратил внимание Генпрокурора на то, что действующее законодательство РФ в сфере образования предполагает четыре варианта утверждения ректоров в должности, в том числе — избрание общим собранием, конференцией работников образовательной организации.

Первый зампред думского комитета уточнил, что ранее замминистра образования и науки РФ Екатерина Толстикова направила руководителям учреждений высшего образования письмо «О новой редакции уставов», которое «обязывает ректоров до 15 июня 2015 года представить в Минобрнауки документы, необходимые для утверждения новых редакций уставов учреждений».

«К письму приложены макеты уставов вузов, подлежащих утверждению Минобрнауки, и указано, что аналогичные макеты размещены в электронном виде в информационной системе Минобрнауки», — пояснил Бурматов. По его словам, в макетах имеются изменяемые и не подлежащие редактированию графы. Так, например, виды образовательной деятельности, образовательных программ представлены на вариативной основе. «Однако представленные макеты уставов вузов предусматривают только один способ формирования единоличного исполнительного органа университета (ректора) — назначение учредителем», — подчеркнул политик.

В настоящее время ТАСС не располагает комментарием Минобрнауки.

http://tass.ru/obschestvo/2035247

Олег СМОЛИН: «Отстаивать интересы омских вузов должны власть, депутаты и ректоры»

Депутат Государственной думы РФ Олег Смолин рассказал РИА «Омск-Информ», как сохранить систему высшего образования в Омской области от грядущей «модернизации».

– Олег Николаевич, как расценить информацию о том, что в Омске будет сокращено порядка 40% вузов и 80% филиалов вузов?

– В утвержденной Правительством России за подписью председателя правительства Дмитрия Медведева Концепции федеральной целевой программы развития образования на 2016–2020 гг. действительно предполагается закрытие 40% российских вузов и 80% филиалов. Эта задача мне кажется абсурдной, поскольку во всем мире сейчас не закрывают, а открывают университеты. Например, Норвегия в качестве национальной идеи заявила об открытии университетов, хотя это страна с одним из лучших в мире показателей развития человеческого потенциала. В США общий показатель количества университетов в расчете на душу населения вдвое выше, чем в России. Но закрывать университеты там никто не собирается.

– Тогда откуда родилась такая идея?

– Безусловно, в России есть некоторое количество халтурных вузов, которые нужно закрывать, но я абсолютно убежден, что цифры 40% и 80% изобретены при помощи известной технологии: пол – потолок – палец. Российские власти кто-то убедил, что в больших вузах качество образования выше, чем в небольших. Я публично обсуждал эту тему с Дмитрием Медведевым в июле 2012 года на заседании «Открытого правительства». И приводил ему примеры иностранных вузов, которые являются средними по размерам, но считаются в мире элитными: Кембридж, Оксфорд, Массачусетский и Калифорнийский  технологические институты. Практически все элитные вузы не являются, по нашим меркам, особо крупными.   И наоборот, самые крупные вузы дают образование массовое, среднего качества. Поэтому укрупнение вузов в России во многих случаях, скорее, приведет к понижению качества образования, чем к его повышению.

– Какова ситуация с уровнем высшего образования в Омске?

– Результаты мониторинга омских вузов прошлых лет, по сравнению со многими городами, даже с Москвой, были значительно лучше. Во-первых, у нас подавляющее большинство вузов успешно проходили мониторинг. Если какие-то вузы признавались неэффективными, мы имели консолидированную позицию региональных властей и омских депутатов по поводу сохранения этих вузов в регионе. Год назад, когда Омская медакадемия и два тарских филиала педагогического и аграрного университетов были объявлены неэффективными, по заданию губернатора в Москву приехали два министра – Сергей Алексеев и Виталий Эрлих и два ректора – Олег Волох и Сергей Петуховский. И там мы совместными усилиями отстояли наши омские вузы. Удастся это сделать сейчас, не знаю. По крайней мере, я уже заявился на комиссию и рабочую группу по мониторингу эффективности  вузов.

– На сегодня хоть один омский вуз закрыт?

– В Омске знаю как минимум один негосударственный вуз, который был ликвидирован по собственной инициативе учредителя и ректора, поскольку оказался экономически нерентабельным. В Москве и Санкт-Петербурге, соответственно, 7 и 10 небольших негосударственных вузов приняли самостоятельное решение о слиянии, учитывая позицию Министерства образования и науки РФ.

– Если все-таки Минобрнауки решит проводить «модернизацию» системы высшего образования в Омской области, нам есть что предложить?

– На совете ректоров с моим участием обсуждалась концепция возможных реорганизаций вузов в Омске, если она потребуется. Ее суть: на добровольной основе некоторые филиалы не омских вузов могут присоединиться к омским вузам. Я знаю такие инициативы со стороны филиалов не омских вузов. Но, например, Плехановская академия приняла решение сохранить свой Омский филиал, и мы будем эту позицию поддерживать.

Второй момент – если все-таки дело придет к предварительной реорганизации омских вузов, то наиболее правильный – это кластерный подход. То есть технически более близкие по профилю вузы могут объединяться. При этом мы полагаем, что в образовании, как в жизни, то, что по любви и согласию, то хорошо; то, что по принуждению, то скверно. Кстати, такую же позицию мне озвучил губернатор Омской области Виктор Назаров. Надеюсь, она меняться не будет.

– Уже около года обсуждается вопрос о возможности приезда в Омский регион министра образования и науки Дмитрия Ливанова.

– Мы с ним эту тему обсуждали. У меня отношение к этому визиту сложное. Почти всегда, когда приезжает министр, он что-то привозит в регион. По крайней мере, обещания дополнительного финансирования. Пока Омская область едва ли не в наибольшей степени сохранила традиционную структуру вузов, которую, как мне кажется, нужно было бы сохранять и завтра. Не хотелось, чтобы визит министра стал спусковым крючком к запуску ломки системы образования в Омской области. С нашей точки зрения, от принудительного объединения вузов вреда было больше, чем пользы. Как минимум в первые 2–3 года в новом большом вузе люди не работают, а выясняют отношения, кто главный в ректорате, на факультете, на кафедре и т. п. Есть не очень афишируемые результаты исследования создания федеральных вузов, которые как раз говорят об этой тревожной ситуации.

– Каковы их результаты?

– Я много раз общался с руководителями федеральных вузов, созданных путем принуждения. Очень часто слышал одно и то же: несколько старых вузов разрушили, а нового не создали. Не хотел, чтобы эта ситуация повторилась в моем родном городе. Мы обсуждали эту тему много раз с министром образования, с замом министра, отвечающим за высшее образование, Александром Климовым. Они говорили мне примерно одно и то же: мы не будем принудительно в Омске ломать структуру высшего образования. Но если вы сами проявите инициативу, мы это будем поддерживать и дадим под это деньги.

Не знаю, какие деньги дадут сейчас, учитывая секвестр бюджета, но пока мы готовы поддерживать инициативы по добровольному объединению омских вузов с некоторыми не омскими филиалами. Сохранение существующей модели высшей школы в Омской области зависит от консолидированных усилий власти, совета ректоров и депутатов ГД.

– Как в прошлом году проходило рассмотрение результатов мониторинга омских вузов в Минобрнауки?

– Не раскрою великую тайну, если скажу, что накануне в Москве был грандиозный скандал между Минобрнауки и московскими депутатами. На рабочей группе был объявлен неэффективным 21 государственный вуз Москвы. В том числе ведущие – Российский государственный гуманитарный университет (РГГУ) и  МАТИ, где готовят ракетчиков. После этого более чем уравновешенные депутаты – Николай Булаев из «ЕР», мой прямой начальник Вячеслав Никонов из «ЕР» вместе с представителями МосквыЛеонидом Печатниковым и Исааком Калиной в знак протеста покинули зал заседаний.

На следующий день рассматривался вопрос о реорганизации вузов Омска. После прошедшего скандала нам пошли навстречу. Результат мониторинга омских вузов за 2014 год  оказался значительно более благополучным, чем московских.

– На недавней встрече в пресс-центре РИА «Омск-Информ» министр образования Омской области Сергей Канунников сказал, что уровень образования в нашем регионе достаточно высок. Вы согласны с ним?

– Уровень образования, конечно, упал по всей стране. Мой друг и учитель профессор Худяков, декан с 40-летним стажем, говорит, что по уровню образования средний выпускник современного университета примерно равен хорошему выпускнику хорошей советской школы.

Но я уверен, что всякого рода образовательной халтуры в нашем регионе, как и в других сибирских регионах, значительно меньше, чем в целом ряде столичных вузов. У нас менее коммерциализирована образовательная система, а преподаватели все-таки считают свою работу не услугой, а служением. И успешная работа многих выпускников наших вузов в Москве и Питере говорит о том, что мы не худшие. Знаю много омичей, которые заняли достойное место в своих отраслях, в бизнесе в столицах. Недавно одного из наших профессоров назначили заместителем директора объединенного института Минобрнауки. Знаю нескольких омичей, которые сделали успешную карьеру в бизнесе. Думаю, что многие омские депутаты в Москве тоже далеко не последние.

– Что бы Вы пожелали выпускникам омских школ и вузов?

– Одной простой вещи, как ее когда-то сформулировал Евгений Евтушенко: «Дай Бог побольше разных стран, своей не потеряв однако». Или перефразируя Пушкина: «Какие б мы наук не ведали глубины, к вершинам или вдаль кто был бы принесен, все те же мы. Нам целый мир чужбина, Отечество нам Омск. Да будет Он».

Буду делать все возможное, чтобы сохранить  нашу систему омского высшего образования.

– Успехов Вам.

– Спасибо.

http://www.omskinform.ru/news/81712

Ректор МГТУ имени Носова обвинил министерство образования и науки РФ в некомпетентности

540 выпускников среднего профобразования вуза не могут получить дипломы.
В МГТУ прошло заседание консультативного совета вуза.  Сначала выступила проректор по учебной работе Ольга Назарова. Она рассказала, что за последние два года вузу пришлось пройти четыре процедуры аккредитации. В апреле 2013 года в МГТУ работала комиссия из 33 человек, и было получено свидетельство о государственной аккредитации на шесть лет по 139 образовательным программам. Вуз заплатил при этом 2 миллиона 650 тысяч рублей.
– Эти деньги нам никто не даёт, – подчеркнул ректор МГТУ Валерий Колокольцев. – Государственное дело, а платить университету. В обязанность ввели, а содержание  не дали.
Свидетельство должно было действовать до 24 апреля 2019 года.
–  Но далее наступил период реорганизации, – отметила проректор по учебной работе Ольга Назарова. 
После присоединения МаГУ к МГТУ вузу по закону нужно было получить временное свидетельство на один год. После переоформления документов и уплаты госпошлины в две тысячи рублей объединенный университет получил свидетельство, действующее до 27 марта 2015 года.
Третья процедура аккредитации началась в декабре 2014 года. В вузе работала комиссия из 49 экспертов. Госпошлина составила более четырех миллионов рублей.  Новое свидетельство должно было действовать до 1 марта 2021 года.  Но оказалось, что Рособрнадзором был нарушен административный регламент.  А в начале января 2015 года вообще выяснилось, что объединенным вузам можно было не проходить аккредитацию – вышел соответствующий закон.
В мае 2015 года в МГТУ началась четвертая процедура аккредитации – по нескольким программам аспирантуры и среднего образования. Было дано положительное заключение. Вуз опять заплатил госпошлину – более двух миллионов рублей.
– Срок процедуры истекает 6 августа. И мы должны получить свидетельство, если не будет нарушений, – добавила Ольга Леонидовна.
И подвела итоги. За четыре процедуры аккредитации, прошедшие в течение двух лет, МГТУ потратил около девяти миллионов рублей  только на уплату госпошлины, не считая других организационных расходов. Аккредитовано 297 образовательных программ разного уровня. И возникли новые проблемы. Рособрандзор нарушил сроки оказания услуги и затянул выход приказа. В связи  с этим ряд образовательных программ среднего образования – в правовом вакууме. Без приказа нет официальной аккредитации. А между тем подошло время выпуска и итоговой аттестации учащихся. В итоге 540 выпускников вовремя не получат дипломы о среднем образовании. И поступление на очную форму для них становится срезной проблемой. Ведь срок подачи документов на очную форму истекает 20 июля. А свидетельство об аккредитации, напомним, МГТУ должен получить 6 августа.
Мы делаем определенные шаги и переводим желающих в другие образовательные организации, но не все дети желают этого, – отметила Ольга Леонидовна.  
Есть проблемы и с приемной кампанией. Ведь вуз пока не имеет свидетельства по всем образовательным программам. И, кстати, юноши, которые обучаются по программам без государственной аккредитации, подлежат призыву.
Возникают и трудности при подачи заявки на участие в конкурсе по распределению контрольных цифр приёма на 2016/17 учебный год.
Всех этих проблем можно было бы избежать при проработке законодательной базы со стороны Министерства образования и науки РФ, уверены в вузе.
– Все беды и промахи, которые совершены были государством, переложены на плечи трудящихся, – пояснил ректор МГТУ Валерий Колокольцев. 
– Мы виноваты в том, что к нам присоединили. Мы виноваты, что  там не стыковали приказы и не проработали, как аукнется по всей цепочке реализация образовательных программ, – констатировалВалерий Михайлович.С чем это связано? Я скажу, не боясь. С некомпетентностью кадров! Банальная некомпетентность! Причем, это превращается в норму.  Вот о чем нужно думать нам на выборах и голосовать за тех людей, которые что-то могут сделать реальное, а не наказывать вуз на 10 миллионов рублей. На 10 миллионов я бы, наверное, чего-нибудь другое хорошее сделал. 
Валерий Колокольцев добавил, что в течение двух лет коллектив вуза был в постоянном стрессе. Спас, как обычно, профессионализм и высокий запас прочности.  Но, увы, на будущем развитии образования в городе странности законодательной системы  могут сказаться негативно.

После проверки Счетной палаты в отношении 13 сотрудников Минобрнауки составлены протоколы

МОСКВА, 9 июня. Счетная палата обнаружила нарушения при исполнении бюджета в прошлом году в Минобрнауки. Об этом сообщает пресс-служба ведомства.

В ходе проверки министерства был установлен ряд нарушений при формировании и исполнении бюджета, в том числе несвоевременная регистрация принятых бюджетных обязательств, нарушение сроков предоставления бюджетной отчетности, а также отсутствие уточненной бюджетной росписи и достоверного бюджетного учета. Например, в бюджетной отчетности Минобрнауки за 2014 год не отражена выдача 37 тыс. 183 дипломов и аттестатов кандидатов и докторов наук, доцента, профессора. Кроме того, не приняты к бюджетному учету полученные в пользование нематериальные активы на сумму 1,9 млн руб.

Также выявлены нарушения в части формирования и выполнения государственных заданий. Так, при увеличении объема финансового обеспечения новое государственное задание не утверждалось. Например, по направлению фундаментальных исследований бюджетные ассигнования учреждениям по результатам конкурсных процедур в рамках ФЦП «Исследования и разработки» были увеличены на сумму более 6 млрд руб. При этом новое госзадание не формировалось.

Установлено также, что в нарушение соглашений между министерством и автономными учреждениями в доход федерального бюджета не был возвращен остаток субсидий по невыполненным показателям госзадания по 26 учреждениям в сумме 910 млн руб. Кроме того, «отсутствие утвержденных федеральных государственных образовательных стандартов (ФГОСы) по ряду специальностей и направлений подготовки не позволяет объективно оценить нормативы затрат и определить обоснованность объемов финансового обеспечения, предусмотренных образовательным организациям на реализацию государственного задания». Анализ закупок показал, что министерством не соблюдался объем осуществления закупок у субъектов малого предпринимательства — в два раза меньше предусмотренного законом о контрактной системе. Сведения о заключении 21 контракта на сумму 602,7 млн руб. были направлены в орган, уполномоченный на ведение реестра с превышением установленного срока. Кроме того, 613 госконтрактов, заключенных министерством, не были включены в план-график размещения заказов на 2014 год.

Установлено также, что завершенные и оплаченные работы по созданию программного комплекса по анализу эффективности бюджетных расходов и сопровождению реализации госпрограмм стоимостью почти 80 млн руб. в полном объеме заявленные задачи не решают. Не выполнен пункт технического задания контракта по формированию «проекта бюджета по соисполнителям государственных программ». При этом приняты и оплачены работы в сумме 43 млн руб. В отношении 13 контрактов на проведение выставочных и презентационных мероприятий на сумму 25,7 млн руб. установлено, что мероприятия в сроки, установленные контрактами, не проводились, принятые приемочной комиссией работы и оказанные услуги не в полной мере соответствуют условиям техзадания.

Проверкой также установлено, что из 43 объектов капитального строительства, запланированных к вводу в 2014 году, в эксплуатацию введен только 21 (еще 5 объектов введены в 2015 году). Кроме того, не сданы в эксплуатацию 7 объектов, финансируемых в рамках соглашений с регионами. Из 48 контрольных событий, запланированных на 2014 г. в рамках госпрограммы «Развитие образования», не выполнены три, значения 14 индикаторов не достигают плановых, не приняты 6 из 24 нормативных правовых актов. По госпрограмме «Развитие науки и технологий» достигнуты 7 из 27 целевых показателей, по 17 индикаторам представлены прогнозные сведения. Данные по показателю «Число публикаций российских авторов в научных журналах ВАК, в расчете на 100 исследователей» министерством не собирались. Из пяти запланированных госпрограммой нормативных правовых актов не приняты три.

По мнению Счетной палаты, министерство не обеспечило результативность использования почти 140 млн руб., выделенных на выплату стипендий президента (20,7 млн руб.), а также на строительство в рамках оборонного заказа и предоставление субсидий по ФЦП «Повышение безопасности дорожного движения» (118,3 млн руб.). В течение года указанные средства не были распределены и использованы в полном объеме. В ходе проверки составлены 13 протоколов об административных правонарушениях в отношении должностных лиц Минобрнауки.

По итогам контрольного мероприятия планируется направить представление в Минобрнауки и обращение в Генпрокуратуру. Заключение будет направлено в палаты Федерального Собрания.

Ранее сообщалось, что плановые проверки Счетной палаты показали, что мероприятия по оптимизации системы образования были начаты без должного анализа сети, учета планируемых к открытию учреждений, а также оценки потребностей населения, говорится в отчете надзорного ведомства. Подробнее читайте здесь.  
Подробнее:http://www.rosbalt.ru/main/2015/06/09/1407059.html

Минобрнауки включило информацию о зарплатах выпускников в программу мониторинга эффективности вузов

Министерство образования и науки РФ впервые включило информацию о зарплатах выпускников в программу мониторинга эффективности вузов. Исследование этого показателя проводится совместно с Рособрнадзором и Пенсионнным фондом. Как сообщили в ведомстве, полученные данные будут широко доступны.
В этом году Минобрнауки России совместно с Пенсионным фондом РФ и Рособрнадзором запустило принципиально новую систему мониторинга и анализа трудоустройства выпускников вузов, сообщает ТАСС со ссылкой на пресс-службу ведомства.

В настоящее время завершена обработка данных, предоставленных вузами в начале июня в ПФР, на основе которых ведомство провело оценку средней заработной платы выпускников, сравнение средней заработной платы в региональном разрезе, а также в разрезе специальностей и направлений подготовки.

Таким образом, в этом году российские абитуриенты впервые при выборе образовательной организации смогут оценить не только престижность вузов, опираясь на основные показатели их деятельности, но и наглядно увидеть картину востребованности их выпускников по специальностям и направлениям подготовки на рынке труда.

В Минобрнауки считают, что теперь абитуриентам будет проще сделать свой выбор: к примеру, они увидят, что в одном случае по окончанию университета ребята смогли устроиться в среднем на зарплату в 80 тысяч рублей, а в другом — на 20.

Первые итоги мониторинга эффективности вузов 2015 года обещают опубликовать 11 июня, а в течение последующих трех дней все информационно-аналитические материалы и показатели вузов станут доступны в интернете.
По информации tass.ru

http://www.ug.ru/news/15352

Медицина бежит из РАН Крупные медицинские центры уходят из РАН в Минздрав

Российская академия наук потеряет четыре крупных медицинских института. В том, почему это произойдет несмотря на действующий мораторий на распоряжение имуществом РАН и что ждет отделяющиеся институты, разбирался отдел науки «Газеты.Ru».

Нарушен ли мораторий?

Четыре ведущих медицинских учреждения, ранее входившие в структуру Росийской академии медицинских наук и ставшие в ходе реформы академий наук частью объединенной академии, переходят в ведение Министерства здравоохранения РФ. Институты, о которых идет речь, это Российский онкологический научный центр имени Н.Н. Блохина, Научный центр сердечно-сосудистой хирургии имени А.Н. Бакулева, Научно-исследовательский институт нейрохирургии имени академика Н.Н. Бурденко и Научный центр здоровья детей. Соответствующее распоряжение правительства (№421-р) вступает в силу с 1 июля. С 1 января 2016 года Минздрав и Федеральное агентство научных организаций России (ФАНО) должны «принять нормативные правовые акты, регламентирующие вопросы взаимодействия национальных научно-практических медицинских центров с научными организациями, находящимися в ведении ФАНО России, обеспечивающие использование в деятельности учреждений результатов фундаментальных, поисковых и прикладных научных исследований, в том числе в области медицины, биологии, химии, генетики и физики».

После вступления в силу осенью 2013 года закона о реформе РАН президент России ввел годичный мораторий на имущественные и кадровые решения в отношении Российской академии наук. Этот мораторий был продлен спустя год на декабрьском заседании президентского Совета по науке и образованию.

«Мораторий на отчуждение имущества от академии. Это не значит, что не нужно институты объединять, создавать кластеры, какие‑то другие формы искать. Отчуждение имущества, материального комплекса от академии на сторону – вот о чем идет речь», — заявил Путин в декабре.

Таким образом, переход институтов из структуры ФАНО в структуру Минздрава с 1 июля — это не что иное, как переход «на сторону».

Впрочем, как ни странно, нарушения моратория в этой ситуации нет. С инициативой перейти в структуру Минздрава выступали сами институты, которые еще в октябре 2014 года обратились с соответствующей просьбой к Владимиру Путину. Поскольку президент страны распорядился одобрить это ходатайство, то, как пояснили корреспонденту «Газеты.Ru» в Российской академии наук, данный случай не является нарушением моратория, так как мораторий вводил сам президент и в его полномочиях сделать исключение.

Зачем это институтам?

«Я был среди тех, кто выступал за это отделение, но пока непонятна конечная результативность этого вопроса, — прокомментировал «Газете.Ru» ситуацию директор онкоцентра Михаил Давыдов. — Положительное решение уже принято, было распоряжение правительства, с 1 июля мы переходим под юрисдикцию Минздрава, но что будет дальше — я не могу сказать. Будет этап формирования устава, установления отношений с Минздравом и другими структурами».

«Выгода в том, что мы вливаемся в систему здравоохранения, потому что наша мощнейшая клиническая база — а у нас полторы тысячи клинически специализированных коек — была вырвана из системы здравоохранения, и мы рассчитываем на ее более эффективное использование.

Раньше было так, как будто мы занимались чисто научными проблемами, а ведь у нас клиническая база мощнейшая, — заявил Михаил Давыдов. — Поэтому я надеюсь, что мы будем более полезными в системе Минздрава. Мы рассчитываем, что нас будут финансировать отдельной строкой, потому что из этих учреждений планируется создать национальные научно-практические центры, у которых будет особый режим финансирования. Если этого не будет, мы будем обычными структурами Минздрава и не более того».

При этом он считает нонсенсом попытку превратить организации в автономные учреждения — пункт, прописанный в распоряжении правительства: «Национальные центры не могут быть автономными учреждениями. Для нас задача не создавать счета в банке и зарабатывать деньги, а создавать научные технологии в кластере и внедрять их в регионах.

Мы хотим быть бюджетным учреждением, которое решает государственные задачи».

По словам директора другого института, который переходит из ФАНО в Минздрав, — главы Научного центра сердечно-сосудистой хирургии имени А.Н. Бакулева Лео Бокерии, со следующего года центры получат относительную автономию в распоряжении средствами. «Наш центр получит право держать счета в банке, брать кредиты, а также более свободно распределять средства, полученные в рамках программы госгарантий», – уточнил Бокерия.

Прецедент создан

Между тем ситуация с переходом четырех ведущих институтов из структуры в ФАНО в другое ведомство является прецедентом: по сути это означает, что любая организация может напрямую обратиться к президенту и получить его разрешение обойти мораторий. Об этом, в частности, предупреждал ученых заместитель руководителя Федерального агентства научных организаций Алексей Медведев.

«В обсуждении вопросов, связанных с судьбой отдельных научных организаций, в представлениях о том, как должна развиваться российская наука, принимают участие достаточно большое количество сильных и независимых участников этого процесса. И они не всегда разделяют представление о том, что фундаментальная наука является тем котлом, в котором рождаются ключевые идеи, в последующем обеспечивающие все удивительные прикладные решения, обеспечивающие технологическую модернизацию страны. У нас достаточно большое количество предложений от федеральных университетов, вам это хорошо известно, — заявил Алексей Медведев на недавней конференции научных работников в РАН. — У нас есть предложения от Министерства здравоохранения, от Министерства сельского хозяйства, от «Росатома», от «Ростехнологий», у которых есть утилитарные предложения о том, какие научные организации в каком проекте можно использовать наиболее эффективно.

Собственно, для того, чтобы не дать, что называется, «растащить», были даны поручения президента о сохранении моратория на два года.

Но они были даны для того, чтобы выработать согласованную позицию внутри академического сообщества о том, каковы должны быть структурные преобразования. В ситуации, когда мы не имеем концепции, идеологической конструкции развития российской науки, на следующем шаге мы будем терять ресурсы и имущество», — подытожил чиновник.

В ФАНО на просьбу прокомментировать переход четырех медицинских институтов с 1 июля в Минздрав «Газете.Ru» сообщили, что раз есть распоряжение правительства, то агентство будет его выполнять. Дополнительных комментариев не последовало.

http://www.gazeta.ru/science/2015/06/09_a_6835189.shtml

Счетная палата обнаружила нарушения по итогам исполнения бюджета в Минобрнауки РФ

Счетная палата РФ проверила отчетность об исполнении федерального бюджета за 2014 год Министерством образования и науки РФ. Эксперты пришли к выводу: в ведомстве не раз допускались нарушения, связанные с финансами. В итоге специалисты Счетной палаты готовят обращение в Генпрокуратуру.
Счетная палата в соответствии с законодательством рассматривает результаты проверки исполнения бюджета и бюджетной отчетности об исполнении федерального бюджета за 2014 год главными распорядителями бюджетных средств. В частности, Коллегия СП РФ уже утвердила заключение на исполнение бюджета Минобрнауки РФ.

Согласно данным Счетной палаты, опубликованным на официальном портале, в 2014 г. Минобрнауки обеспечило поступление доходов в федеральный бюджет в объеме 2,6 миллиардов рублей, что составляет 157,4% от уточненного прогноза. Кассовое исполнение расходов составило 393,2 миллиарда рублей или 99,5%. Дебиторская задолженность на конец года составила 22,8 миллиарда рублей, кредиторская – 1,3 миллиона рублей.

В ходе проверки был установлен ряд нарушений при формировании и исполнении бюджета, в том числе несвоевременная регистрация принятых бюджетных обязательств, нарушение сроков предоставления бюджетной отчетности, а также отсутствие уточненной бюджетной росписи и достоверного бюджетного учета. Например, в бюджетной отчетности Минобрнауки за 2014 г. не отражена выдача 37 183 дипломов и аттестатов кандидатов и докторов наук, доцента, профессора. Кроме того, не приняты к бюджетному учету полученные в пользование нематериальные активы на сумму 1,9 миллиона рублей.

Также выявлены нарушения в части формирования и выполнения государственных заданий. Так, при увеличении объема финансового обеспечения новое государственное задание не утверждалось. Например, по направлению фундаментальных исследований бюджетные ассигнования учреждениям по результатам конкурсных процедур в рамках ФЦП «Исследования и разработки» были увеличены на сумму более 6 миллиардов рублей. При этом новое госзадание не формировалось.

Установлено также, что в нарушение соглашений между Министерством и автономными учреждениями в доход федерального бюджета не был возвращен остаток субсидий по невыполненным показателям госзадания по 26 учреждениям в сумме 910 миллионов рублей.

Кроме того, отсутствие утвержденных федеральных государственных образовательных стандартов по ряду специальностей и направлений подготовки не позволяет объективно оценить нормативы затрат и определить обоснованность объемов финансового обеспечения, предусмотренных образовательным организациям на реализацию государственного задания.

Анализ закупок показал, что Министерством не соблюдался объем осуществления закупок у субъектов малого предпринимательства — в 2 раза меньше предусмотренного законом о контрактной системе. Сведения о заключении 21 контракта на сумму 602,7 миллиона рублей были направлены в орган, уполномоченный на ведение реестра с превышением установленного срока. Кроме того, 613 госконтрактов, заключенных Министерством, не были включены в план-график размещения заказов на 2014 г.

Согласно результатам проверки, не используются результаты научно-исследовательской работы по разработке рекомендаций по организации эффективной системы внутреннего финансового контроля и аудита в вузах, на которую было потрачено 7 миллионов рублей.

Установлено также, что завершенные и оплаченные работы по созданию программного комплекса по анализу эффективности бюджетных расходов и сопровождению реализации госпрограмм стоимостью почти 80 миллионов рублей в полном объеме заявленные задачи не решают. Кроме того, не выполнен пункт технического задания контракта по формированию «проекта бюджета по соисполнителям государственных программ». При этом приняты и оплачены работы в сумме 43 миллиона рублей.

В отношении 13 контрактов на проведение выставочных и презентационных мероприятий на сумму 25,7 миллиона рублей установлено, что мероприятия в сроки, установленные контрактами, не проводились, принятые приемочной комиссией работы и оказанные услуги не в полной мере соответствуют условиям техзадания.

Например, госконтрактом от 13 декабря 2014 г. было предусмотрено проведение международной конференции по сотрудничеству вузов России и Кубы на базе Воронежского госуниверситета. Согласно отчету конференция проходила с 15 по 16 декабря 2014 г. При этом по данным Воронежского госуниверситета проведение данной конференции состоялось 9 декабря 2014 г., то есть еще до заключения контракта. Аналогичная картина по госконтракту от 13 декабря 2014 г. о проведении конференции «Проблемы управления безопасностью сложных систем» на базе Института проблем управления. Согласно отчету конференция проходила 10-11 декабря 2014 г., а по данным Института — 3 декабря 2014 г..

Проверкой также установлено, что из 43 объектов капитального строительства, запланированных к вводу в 2014 г, в эксплуатацию введен только 21 (еще 5 объектов введены в 2015 г.). Кроме того, не сданы в эксплуатацию 7 объектов, финансируемых в рамках соглашений с регионами. Всего на 1 января 2015 г. за Минобрнауки числилось 77 объектов незавершенного строительства с остатком сметной стоимости в размере 19,2 миллиарда рублей, причем строительство 12 объектов началось еще в 2006 г.

Из 48 контрольных событий, запланированных на 2014 г. в рамках госпрограммы «Развитие образования», не выполнены 3, значения 14 индикаторов не достигают плановых, не приняты 6 из 24 нормативных правовых актов. По госпрограмме «Развитие науки и технологий» достигнуты 7 из 27 целевых показателей, по 17 индикаторам представлены прогнозные сведения. Данные по показателю «Число публикаций российских авторов в научных журналах ВАК, в расчете на 100 исследователей» Министерством не собирались. Из 5 запланированных госпрограммой нормативных правовых актов не приняты 3.

В части распоряжения имуществом установлено, что в доход федерального бюджета не поступали арендные платежи от Ассоциации «Российский дом международного научно-технического сотрудничества», торговых аппаратов и банкоматов ВТБ.

Помимо этого, проверка показала, что Министерство не обеспечило результативность использования почти 140 миллионов рублей, выделенных на выплату стипендий Президента (20,7 миллиона рублей), а также на строительство в рамках оборонного заказа и предоставление субсидий по ФЦП «Повышение безопасности дорожного движения» (118,3 миллиона рублей). В течение года указанные средства не были распределены и использованы в полном объеме.

«В ходе проверки составлены 13 протоколов об административных правонарушениях в отношении должностных лиц Минобрнауки, — резюмировали в Счетной палате. — По итогам контрольного мероприятия планируется направить представление в Минобрнауки и обращение в Генпрокуратуру. Заключение будет направлено в палаты Федерального Собрания».

По информации пресс-центра Счетной палаты РФ

http://www.ug.ru/news/15337

Наука, выживать! Реформа РАН неожиданно сплотила ученых. Елена Кудрявцева — с Конференции научных работников

75 процентов финансирования науки должно быть переведено на конкурсную основу. Российское научное сообщество явно не готово к такому радикальному решению. Ученые только-только оправились после скандалов, связанных с первым этапом реформ Академии наук, и вот уже новый виток противостояния с властью. На состоявшемся в Москве экстренном заседании, созванном научным сообществом РАН, прозвучало: если документ будет принят в таком виде, то наука в России закончится вообще, поскольку почти 66 процентов ученых просто перестанут получать зарплату. Насколько серьезна угроза и каковы аргументы сторон, разбирался «Огонек»

Елена Кудрявцева

С самого утра на экстренную третью сессию Конференции научных работников тек поток ученых. Новосибирск, Уфа, Красноярск, Томск, Калининград, Иркутск, Санкт-Петербург — география была представлена довольно полно, при том что значительная часть из почти тысячного состава участников добиралась в Москву за свой счет. В кулуарах поговаривали, что, может быть, единственный положительный результат текущей реформы РАН в том, что она, сама того не желая, сплотила ученых и породила то самое гражданское общество — пусть и в отдельно взятом конференц-зале РАН на Ленинском проспекте.

— Судя по количеству прибывших ученых и докладов, проблемы, обозначенные на конференции, по настоящему острые,— рассказал «Огоньку» один из инициаторов конференции, научный сотрудник Физического института им. П.Н. Лебедева РАН, член совета профсоюза РАН Евгений Онищенко.— Первое, что беспокоит научное сообщество,— это перераспределение финансирования РАН, которое чревато сокращением научных сотрудников в три-четыре раза. Второе — изменение системы научных институтов.

Речь идет о новых инициативах, зародившихся в недрах Министерства образования и науки. Документ носит длинное канцелярское название «Об утверждении методических рекомендаций по распределению субсидий, предоставляемых федеральным государственным учреждениям, выполняющим государственные работы в сфере научной (научно-исследовательской) и научно-технической деятельности», что не делает его содержание менее любопытным. Из рекомендаций следует, что со следующего года в силу вступает конкурсная система финансирования науки. Из тех денег (и так небольших), которые получают научные институты сейчас, они должны будут 75 процентов отдать «ведущим ученым», которые соответствуют неким разрабатываемым критериям эффективности. Евгений Онищенко подсчитал, что, согласно президентским указам о повышении зарплат в научной сфере, этот самый «ведущий ученый» должен будет получать зарплату не менее 250 тысяч рублей в месяц. В этом случае на академическую науку в год потребуется около 250 млрд рублей. Но как соединить прекрасные перспективы и то, что в 2015 году было выделено 83 млрд?

— Для того чтобы выполнить майские указы президента и довести зарплату научных работников до необходимого уровня при сохранении нынешнего финансирования, необходимо сократить 66 процентов работников,— говорит Евгений Онищенко,— также потребуется перевести большинство научных сотрудников с постоянной позиции на временную.

Интересно, что профсоюз РАН уже посчитал, сколько сотрудников придется уволить разным НИИ, если документ вступит в силу. На сайте РАН можно ознакомиться с расчетами: так, предположим, если Институту машиноведения и металлургии из Комсомольска-на-Амуре придется выставить на улицу двух сотрудников из имеющихся 41 , то более крупным — как, например, Институту физических проблем РАН в Москве — уволить почти половину.

— Пока мы созываем конференции, формулируем резолюции, направляем чиновникам письма с экспертными оценками документов,— говорит Онищенко.— Но если министерство будет настаивать на жестком варианте, подразумевающем увольнение как минимум 60 процентов сотрудников, то, думаю, научное сообщество перейдет к более жестким и активным действиям по сравнению с теми, которые были предприняты два года назад, когда речь шла о принятии закона о РАН.

Советское — значит лучшее?

Прямая речь

Один из вариантов развития науки — повторение советской структуры управления ею

Министр образования и науки Дмитрий Ливанов о нововведениях в сфере научного законодательства: «Нужно сделать все, чтобы способствовать ускоренному развитию российской экономики, наука должна быть конкурентоспособной. Для этого необходимо изменить функции, структуру и финансирование Российской академии наук, а также отраслевых академий, имеющих государственный статус. Хочу особо подчеркнуть, что мы работаем тесно с РАН и никаких мер, которые не были бы с ней согласованы, реализовывать не собираемся».

«Есть принятый во всем мире инструмент оценки работы ученого — это число публикаций в престижных международных научных журналах и число патентов. Так вот эти показатели у нас ниже, чем даже в странах, где наука финансируется хуже. К примеру, доля затрат в ВВП на исследования и разработки в Швеции — 4,6 процента, Великобритании — 1,9, России — 1,2, Китае — 1,1, Польше — 0,7, в Индии —  0,8. Получается, мы занимаем промежуточное положение. А что же с публикациями? Их число в год на 100 исследователей в Великобритании — 36, Швеции — 29, Польше — 22, Индии — 16, Китае — 5,5, в России — 5,4. Конечно, по сравнению с ведущими странами мы мало вкладываем в нашу науку, но даже то, что тратим, используется неэффективно. Реформирование науки и должно заставить деньги налогоплательщиков лучше работать».

Руководитель ФАНО России Михаил Котюков об управлении наукой: «Среди многих проблем выделил бы первостепенную и в то же время, думаю, самую сложную. Нам вместе с Академией нужно предложить механизм координации всех научных исследований, финансируемых из федерального бюджета. Ведь сегодня на долю фундаментальных исследований, которые проводят академические институты, приходится около 77 млрд рублей, в то время как всего на науку в России выделяется более 700 млрд рублей. У нас нет единого механизма, который координировал бы всю эту работу, тематику, результативность и т.д. Каким он должен быть? Есть предложения создать аналог Государственного комитета по науке и технике, который во времена СССР держал в одних руках все вопросы, связанные с научно-техническим прогрессом. Есть и другие идеи. Пока единого мнения нет».

Об оценке результативности работы институтов:«Процедура состоит из двух этапов. На первом это сбор наукометрических показателей, в частности числа публикаций, цитируемости статей и т.д. Всего 25-35 критериев в зависимости от того, какие институты проверяются, к какой референтной группе относятся. Затем дело за экспертами. Они оценят работу институтов не по формальным признакам, не по цифрам, а глубоко понимая суть их исследований. И наконец, соотнеся количественную и экспертную оценки, мы получим конечный результат. Такой «экзамен» должны пройти не только академические институты, но и все научные организации России. Именно здесь РАН должна начать выполнять новые для себя функции, которые записаны в законе. Теперь для всех научных организаций, в том числе и академических, она является внешним межведомственным экспертом».

Полезная масса

Президиум заседал на сцене, возвышаясь над растянутым лозунгом «Россия без науки — это труба». Собственно, с этого начал выступление председатель оргкомитета академик Владимир Захаров. По его словам, сейчас в России прекращено финансирование работ по производству вакцины от СПИДа, а средства от продажи только такого лекарства, по мнению академика, были бы значительными, нежели сегодняшний доход, который государство получает, продавая сырую нефть. Апеллируя к тому, что чиновники хотят оставить только такую науку, которая приносит ощутимый доход государству, Захаров сказал:

— Фундаментальная наука нашему государству не нужна. И нам сейчас предстоит решить ее судьбу. Мы должны определить, кому нужно доверить судьбу РАН, кто будет решать, что приоритетно для нашей науки, а что нет.

Далее академик торжественно заключил:

— Этот ребенок хоть физически немощен, но духовно силен и у него есть голос!

Правда, потом коллеги уточнили, что так или иначе решение конференции будет носить лишь рекомендательный характер, но то, что молчать нет сил, следовало из всех выступлений.

— Чиновники полагают, что сохранения и развития достойны только те направления науки, которые кажутся сейчас приоритетными,— говорит один из самых активных участников «сопротивления» академик Валерий Рубаков.— Они считают, что науку делают только выдающиеся ученые и выдающиеся небольшие коллективы. Но такая политика приведет к свертыванию целых научных направлений в нашей стране. То, что сегодня приоритетом не выглядит, вполне может стать таковым лет через 10-15-20, и наоборот. Большая наука невозможна без научной среды, которая ее подпитывает.

Пикантность ситуации в том, что сам Валерий Рубаков, замдиректора Института ядерных исследований РАН, как раз такой выдающийся ученый. Но он заявил, что не хочет, чтобы из-за его зарплаты на улице оказались коллеги из других городов, чем вызвал аплодисменты этих самых коллег из зала.

— России необходима массовая наука, а не небольшое количество лабораторий, пусть даже и мирового уровня,— на трибуну поднялся лидер профсоюза РАН Виктор Калинушкин.— В настоящее время в стране нет избытка ученых. Мы на 23-м месте по числу ученых на 10 тысяч населения. Финансирование науки не обеспечивает нормальной работы ученых. Сейчас это 0,8 процента ВВП.

Виктор Калинушкин вспомнил, что это уже не первая реформа, которую переживает РАН: Хрущев, например, в свое время хотел оставить только «понятную науку», ту, которая ближе к народу, и поэтому за несколько лет закрыл десятки институтов.

Меры возможностей

Цифры

У РАН всего много, только нобелевских лауреатов мало

1010 организаций, владеющих 41 050 объектами недвижимости, входят в ФАНО

1167 членов насчитывает РАН, из них 455 академиков и 712 членов-корреспондентов (исключая членов РАМН и РАСХН, получивших в ходе объединения этих академий с РАН статус членов РАН)

337 тысяч гектаров — площадь земельных ресурсов, на которых располагаются организации РАН

2 нобелевских лауреата — члены РАН после 1991 года. Это Жорес Алферов (2000) и Виталий Гинзбург (2003). Лауреат Нобелевской премии 2003 года Алексей Абрикосов с 1999 года — гражданин США

Назови меня по имени

Надо сказать, что ученые вообще вели себя неформально. Чтобы еще больше подчеркнуть этот факт, было оговорено, что выступающие не будут называть должностей и места работы, а обращаться будут друг к другу по имени. Так с 10 утра до 7 вечера все академики стали Сашами, Володями, Женями. Глава РАН академик Владимир Фортов, поблагодарив Валеру за выступление, в своем кратком слове выразил уверенность, что вообще-то «все могло бы быть еще хуже» и что «власть готова слушать ученых, только тем нужно перестать говорить лозунгами, а предложить конкретные шаги реформы».

— Извините, коллеги все-таки просят назвать должность следующего докладчика,— внезапно сказал ведущий конференции академик Александр Кулешов.— Выступает заместитель руководителя Федерального агентства научных организаций Алексей Медведев.

Зал затих. Дело в том, что еще в кулуарах многие гадали, появится ли на заседании глава Федерального агентства научных организаций (ФАНО) Михаил Котюков или нет. ФАНО — порождение реформы РАН, состоящая из чиновников организация. Для многих именно оно олицетворяет ось зла, этакие Мордор и Звезда смерти под одной вывеской. Особый шарм противостоянию добавляет тот факт, что в прошлом году средняя зарплата ученого в стране составила 38 тысяч рублей (при этом оклад старшего научного сотрудника в Академии наук — 20 тысяч, в Академии сельхознаук — 10 тысяч), а средняя зарплата чиновника в ФАНО — 114 тысяч рублей.

В ходе реформы РАН ФАНО получило в свое ведение все бывшие академические институты, став в одночасье самой большой научной организацией в мире. Согласно Положению о его деятельности, которое начали разрабатывать, что показательно, не до, а после того, как уже был принят закон о реформе, оно должно осуществлять в основном хозяйственную деятельность Академии. Но, как оказалась, довольно быстро полномочия ФАНО стали расти. И вот уже тихие чиновники перевели казавшихся всесильными директоров подведомственных институтов в разряд и.о.

Другая инициатива чиновников пугает ученых еще больше. Речь идет о грядущей реструктуризации, а именно о слиянии разнопрофильных институтов под крышей новых федеральных научных центров. С точки зрения ФАНО так проще вести хозяйственную деятельность. Когда в начале реформы академические институты попали под руководство ФАНО, РАН отстояла за собой право осуществлять научное руководство. Теперь же это право тоже оказалось под вопросом. Хозяйственная деятельность важнее.

— Юридически эти центры не будут иметь отношения к РАН,— разъяснил академик Валерий Рубаков,— это значит, что определять их цели и задачи будут чиновники и они же будут распоряжаться оборудованием и другой собственностью.

Важность момента в том, что после начала реформы был объявлен мораторий на любые сделки с имуществом Академии. Но сейчас мораторий заканчивается. Что будет дальше — вопрос открытый.

С другой стороны Луны

На трибуне представитель ФАНО сначала держался смиренно, на просьбу называть ученых без отчеств заметил, что не может этого сделать из-за разницы в возрасте и из-за уважения к ученым. Но как только закончилась первая часть доклада, где Медведев заверял научное сообщество в том, что все происходящее сегодня было заранее оговорено с научным сообществом, перешел в наступление. И не скажешь, что его аргументы не имеют право быть услышанными и осмысленными.

— Общее количество тем, над которыми работают академические институты в рамках госзадания, составляет 9 тысяч,— рассказал Алексей Медведев.— Из них большая часть — это темы, разрабатываемые лабораториями по отдельности. А число тем, над которыми совместно работают два и более института, не превышает пятой части от общего числа. По современным меркам это очень мало.

Далее чиновник охарактеризовал современную науку как неэффективную, «страдающую мелкотемьем» и распыляющую государственные средства. Так как Алексей Медведев не ученый, а экономист и управленец (до должности в ФАНО был министром экономики Московской области), в зале поднялся гул негодования, прозвучали даже выкрики «позор!», заглушенные настойчивой просьбой ведущего заседания вести себя цивилизованно.

В итоге чиновник ФАНО подвел черту между отношениями государства и науки, сказав, что они должны быть другими, рыночными. По его словам, если в 1990-е и 2000-е годы ученые не требовали много денег, а государство не очень интересовалось, что они там делают, то теперь все должно быть по-другому: научное сообщество должно доказать, что способно «встроиться в базовые экономические процессы, которые проходят в стране, и быстрее реагировать на запросы реального сектора».

Выступающая следом заместитель министра образования и науки РФ Людмила Огородова последовательно проводила мысль о том, что никакие документы еще не утверждены, все еще будет обсуждаться, и в который раз попросила оставить лозунги и подавать конкретные предложения по взаимодействию науки и государства в рабочем порядке.

— Надо понимать, что ученым договариваться друг с другом чрезвычайно сложно,— объяснил «Огоньку» заведующий лабораторией Астрокосмического центра ФИАН Юрий Ковалев.— Здесь много причин, но главная, на мой взгляд, в том, что все ученые — высокообразованные люди, которых всю жизнь учили критически мыслить и генерить новое знание. Соответственно мы на это натренированы и по-другому не умеем. И это нормально, потому что двигаем науку вперед. Поэтому когда чиновники ожидают от ученых, что они легко и быстро договорятся друг с другом и выдадут единое мнение по какому-то вопросу, это не получается быстро. Наука так не работает. Но в целом было очень приятно услышать от представителей ведомств, что они готовы работать вместе с научным сообществом. Это важно для тех ученых, которые в дополнение к митингам готовы общаться с чиновниками на какой-то конструктивной основе.

…Конференция длилась весь день. После обеда зал почти наполовину опустел. Устроители попытались отыскать в зале представителей ФАНО и Минобрнауки, но не нашли. «Замминистра сказала, что пришла нас послушать, в итоге мы ее послушали, и на этом все»,— констатировали в президиуме. Кто-то в очередной раз сказал, что разговор государства и науки похож на разговор слепого с глухим, другие были настроены более оптимистично. Но точнее всего состояние научного сообщества после конференции можно охарактеризовать как «тревожное ожидание». Ученые ждут, когда и в каком виде будут приняты будоражащие всех документы.

Тогда считать мы стали РАН

Хроника

Как реформировали Академию наук

Май 2003

Комиссия правительства по оптимизации расходов предложила финансировать РАН не напрямую, а через Минпромнауки. Академики отвергли предложение.

Сентябрь 2004

Минобрнауки разработало Концепцию участия РФ в управлении имущественными комплексами в сфере науки. РАН лишалась статуса автономного управляющего научного сектора, и госфинансирование шло только для 100 НИИ. Президиум Академии потребовал отставки министра Андрея Фурсенко, прошли акции протеста.

Сентябрь 2006

Правительство одобрило поправки в законодательстве: теперь президент РАН утверждается главой государства, а устав — правительством.

Февраль 2007

Правительство разработало проект устава РАН, превращавший академию в клуб ученых. Президиум лишался финансовых и административных полномочий, управлять академией должен был наблюдательный совет, состоящий в основном из представителей власти. Ученые отвергли устав и через месяц приняли свой собственный, по которому РАН стала самостоятельным субъектом бюджетного планирования.

Февраль 2008

В РАН впервые появляется внешний контролер — особый координационный совет из чиновников, который должен был контролировать расход средств.

Июнь 2013

Правительство одобрило проект закона о реорганизации государственных академий наук. Главными пунктами реформы стало упразднение Российской академии медицинских наук и Россельхозакадемии и включение их в состав РАН. А также создание Федерального агентства научных организаций для управления имуществом научных институтов. В первоначальной версии документа шла речь о «ликвидации РАН», после общественных волнений и митингов словосочетание заменили на «реорганизацию».

Сентябрь 2013

Массовые митинги-протесты против реформы прошли в разных городах страны.
Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc/2729496

КАК «ВЫПОЛНЯЮТСЯ» ПОРУЧЕНИЯ ПРЕЗИДЕНТА

23 декабря 2013 года  в 16:00«В Кремле под председательством Владимира Путина состоялось совместное заседание Государственного совета и Комиссии при Президенте по мониторингу достижения целевых показателей социально-экономического развития России.»

По результатам заседания Президент дал 21 поручение (http://www.kremlin.ru/acts/assignments/orders/20086).

Одно из них:

«Пр-83, п.7б

Правительству Российской Федерации совместно с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации проанализировать ход реализации мероприятий по повышению заработной платы работников отраслей бюджетной сферы, оценить потребность в средствах на указанные цели (с учётом всех источников финансирования, в том числе с учётом средств, высвобождаемых в результате оптимизации неэффективных расходов и сокращения бюджетной сети), а также представить согласованные предложения по объёмам и источникам финансирования указанных мероприятий.»

Организация Правительство Российской Федерации
Ответственный Медведев Дмитрий Анатольевич
Тематика Государственные финансы
Срок исполнения 31 марта 2014 год

Только 20 ноября 2014 года (!) в 16:45 на сайте Президента появился «отчет» о выполнении поручения следующего содержания:

«Об исполнении поручения Президента по повышению зарплаты работников бюджетной сферы

По итогам совместного заседания Госсовета и Комиссии по мониторингу достижения целевых показателей развития страны, состоявшегося 23 декабря 2013 года, Правительству Российской Федерации совместно с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации было поручено проанализировать ход реализации мероприятий по повышению заработной платы работников отраслей бюджетной сферы, оценить потребность в средствах на указанные цели (с учётом всех источников финансирования, в том числе с учётом средств, высвобождаемых в результате оптимизации неэффективных расходов и сокращения бюджетной сети), а также представить согласованные предложения по объёмам и источникам финансирования указанных мероприятий.»

Статус материала

Опубликован в разделе: Отчёты

Дата публикации: 20 ноября 2014 года, 16:45

Если это отчет, то и кухарка может быть председателем Правительства России. А вот России при таком председателе может и не быть.

И поручение Президента по повышению зарплаты работников бюджетной сферы выполнено. Если кто-то этого не заметил (2-4 млн. бюджетников), то это ваши проблемы.

 И ещё одно

Владимир Путин подписал перечень поручений по итогам заседания Совета при Президенте по науке и образованию, состоявшегося 23 июня 2014 года.

Пр-1627, п.3е

Исполнение к 1 октября 2014 года

«Минобрнауки России представить в установленном порядке предложения, предусматривающие оптимизацию режима рабочего времени педагогических работников образовательных организаций высшего образования с учётом различных видов выполняемой ими педагогической, методической и (или) научной работы, а также привлечение к педагогической деятельности аспирантов и молодых учёных.»

Организация Министерство образования и науки
Ответственный Ливанов Дмитрий Викторович
Тематика Вузы

Если начальник нашего министра хотя бы пустой отчет опубликовал о «мерах по повышению зарплаты бюджетников», то сам министр за целый год не удосужился сделать хоть что-то, создающее видимость деятельности по исполнению поручений Президента.

 Кстати, раньше на сайте прямо в поручении была отметка «выполнено-не выполнено-снято с контроля».  Теперь нужно рыться в разных разделах с сотнями поручений.

Василиса Перфильева

Как заработать на ЕГЭ «Обрнадзор» принял участие в пресс-конференции ЕГЭ-2015

Дата публикации

Сегодня, 02 июня 2015 года в Пресс-центре Парламентской газеты (г.Москва) прошла пресс-конференция «ЕГЭ-2015: ход и проблемы проведения Единого госэкзамена в России». Движение «Обрнадзор» на встрече с журналистами представлял руководитель общественной инициативы – Алексей Монахов.

В ходе пресс-конференции Алексей Монахов рассказал о «коррупционных кормушках», которые используются чиновниками Рособрнадзора для обогащения на едином государственном экзамене.

В частности Монахов представил журналистам федеральных СМИ пособия для подготовки к ЕГЭ, так называемые «решебники». Авторами многочисленных решебников является, в том числе, заместитель руководителя Рособрнадзора Александр Бисеров.

Монахов акцентировал внимание на том, что большая часть пособий содержит гриф и фирменную символику государственного учреждения ФИПИ (Федеральный институт педагогических измерений), подведомственного Рособрнадзору. Например, пособие для ЕГЭ-2015 (математика) под редакцией И.В.Ященко, представленное на встрече с журналистами, официально ссылается и на интернет-сайт ФИПИ, содержит отметку об авторском праве ФИПИ и МЦНМО, сведения о том, что тираж является дополнительным. Все это, по мнению руководителя Движения «Обрнадзор», свидетельствует о том, что чиновники Рособрнадзора, в частности заместитель руководителя Бисеров и связанные с ним авторы и организации (в частности, МЦНМО и его руководитель Ященко) не взирая ни на какие этические и законодательные ограничения, зарабатывают на отсутствии актуальной открытой базы заданий ЕГЭ.

Алексей Монахов представил данные о величине доходов другого подведомственного Рособрнадзору ФГУ – Федерального центра тестирования (ФЦТ). В прошедшем 2014 году ФЦТ заработал на платных услугах, связанных с ЕГЭ 194,9 миллиона рублей. ФЦТ зарабатывает на так называемом «репетиционном ЕГЭ» — явлении, по мнению общественника, очень сомнительном.

«Регионы, и так столкнувшиеся с сокращением бюджетов на образование, вынуждены тратить миллионы рублей на покупку у ФЦТ тестов и услуг по тренировочному тестированию выпускников» — прокомментировал Монахов. Руководитель «Обрнадзора» также отметил, что на рынке репетиционного ЕГЭ существуют всего две организации, и одна, очевидно, связана с другой – ООО «Омега» фактически перепродает услуги ФЦТ (подробно о схеме заработка читайте в статьеБизнес не тестировании).

Алексей Монахов (фото — Парламентская газета)

Разные регионы России потратили до 5 миллионов рублей, так как очень заинтересованы в успешной сдаче ЕГЭ в свете заявления руководителя Рособрнадзора о предстоящем составлении рейтинга регионов.

«Хочешь хорошее место в рейтинге ЕГЭ – купи тренировочное тестирование в ФЦТ» – предположил Алексей Монахов. «В условиях отсутствия открытой базы заданий ЕГЭ с актуальными материалами регионы вынуждены перечислять миллионы во всякие там «Омеги» и ФЦТ, полагая, что в ФЦТ им дадут те задания, что будут на реальном экзамене. Логично, ведь ЕГЭ фактически проводит ФЦТ» — обобщил руководитель Движения «Обрнадзор».

На встрече с журналистами Монахов представил данные плана финансово-хозяйственной деятельности Федерального центра тестирования (ФЦТ) на 2015 год, подписанного заместителем руководителя Рособрнадзора – согласно документу, в 2015 году ФЦТ планирует заработать на платных услугах 156,5 миллионов рублей.

В ходе пресс-конференции первым заместителем председателя Комитета по образованию Государственной Думы Владимиров Бурматовым было анонсировано проведение независимой общественной антикоррупционной экспертизы единого государственного экзамена.

http://xn--80abkm1aeflf.xn--p1ai/%D0%B2%D0%B4%D0%B5%D0%B9%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B8%D0%B8/%D0%B5%D0%B3%D1%8D-2015-%D0%BF%D0%BA-1/

Воровское образование

Сергей Комков
Президент Всероссийского фонда образования

Криминальное образование. А, точнее сказать, — воровское. Так можно кратко охарактеризовать многое из того, что происходит сегодня вокруг главного образовательного ведомства нашей страны.

На днях премьер-министр России Дмитрий Медведев объявил о том, что правительство выделяет дополнительно 10 млрд руб. на нужды российских ВУЗов. Непонятно только, сколько конкретно денег дойдет до этих самых ВУЗов. Потому что методика распределения средств внутри Министерства образования и науки РФ не поддается никакому научному анализу.

При распределении государственных субсидий и грантов на нужды образования, насколько можно судить, используется целый ряд криминальных приемов. Начиная со скрытых взяток и «откатов» и кончая открытым воровством.

Причем, нельзя сказать, что это возникло недавно. Это – весьма укоренившаяся «традиция» в системе руководства российским образованием. Так что даже удивляться не приходится тому, что сегодня происходит на более низком образовательном уровне: в детском садике, школе, колледже, университете. Как говорится, есть с кого брать пример.

Еще восемь лет назад вышла моя книга «Стерва», рассказывающая уникальную историю деятельности одной высокопоставленной особы в Минобре, которая фактически обложила данью всех ректоров ВУЗов и установила систему «тарифов» за получение ими лицензий и свидетельств о государственной аккредитации, позволявших выдавать дипломы о высшем профессиональном образовании государственного образца.

Ну, и что? Вы думаете, эта чиновница оказалась на скамье подсудимых? Нет. Ее просто тихо перевели на должность первого проректора одного из московских педагогических ВУЗов, где она теперь активно учит нравственности будущих учителей.

Удивляться здесь ничему не приходится. Ни одна публикация о воровской деятельности любого чиновника (даже если он работает в самой святой для нас сфере – в сфере образования и воспитания будущего поколения россиян) не становится у нас предметом рассмотрения со стороны компетентных правоохранительных органов. Если только это не соответствует интересам самих же чиновников.

Так, например, было с бывшим первым генеральным директором Федерального Центра тестирования Владимиром Хлебниковым. Эта организация еще в середине 90-х годов занималась разработкой механизмов централизованного тестирования в системе образования. И именно им было поручено отработать все параметры нынешнего, так называемого, ЕГЭ. В ходе осуществления данной «программы» Хлебников убедился в полной бесперспективности тестирования как итоговой аттестации за курс средней школы. И тогда против него моментально было «сляпано» уголовное дело. В результате чего он был осужден и выдворен за порог главного образовательного ведомства. Его место тут же занял молодой, «перспективный» парнишка, который сегодня возглавил Рособрнадзор и активно продвигает в жизнь опасную для России глупость под названием «ЕГЭ». Именно о нем в «Новых Ведомостях» был написан материал экспертом нашего Всероссийского Фонда Образования Олегом Сергеевым, который четко увязал с внедрением ЕГЭ рост суицидальных настроений в среде выпускников средних общеобразовательных школ. На что наш новоявленный «руководитель» главного надзорного ведомства сильно обиделся и решил подать иск в суд. Но Тверской районный суд Москвы в удовлетворении иска чиновнику отказал. Что, кстати, весьма похвально, но отнюдь не показательно. Ибо большую часть исков заворовавшихся чиновников к СМИ и их авторам суды, как правило, удовлетворяют. Потому что чиновник в России – фигура фактически неприкасаемая. Они сами умеют «подхарчиться» и успешно подкармливают наших доблестных «правоохранителей». И благодаря этому практически всегда выходят из воды сухими.

В ближайшее время может разразиться еще один уникальный скандал. Теперь уже с недавно вошедшим в состав России новым регионом – Республикой Крым. Там с легкой руки бывших проворовавшихся украинских чиновников и при активном участии руководства нашего родного Министерства образования и науки сегодня происходит процесс ликвидации одного из самых успешных и перспективных медицинских ВУЗов – Крымского государственного медицинского университета. Бывший министр здравоохранения Крыма Сергей Донич, успешно разваливший всю систему здравоохранения этой республики, теперь назначен нашим «доблестным» Министерством образования и науки ректором вновь созданного Крымского Федерального университета.

Но, это будет уже другая, не менее увлекательная история о деятельности нашего «родного» образовательного ведомства.

А пока остается лишь пожелать удачи Счетной палате России, вскрывшей грубейшие нарушения финансовой дисциплины в этом уникальном министерстве …

Президент Всероссийского фонда образования, доктор педагогических наук, профессор Сергей Комков специально для Накануне.RU

http://www.nakanune.ru/articles/110505/

Реформа РАН гробит российскую науку – конференция ученых

Вопиющий факт принудил в пятницу лидеров науки России провести третью, внеочередную сессию Конференции научных сотрудников. Министерство образования и науки и Федеральное агентство научных организаций (ФАНО) предоставили проекты нормативных документов о новой методике распределения государственных субсидий и реструктуризации научных организаций.

Согласно проектам, науку ожидает уже не реформа, а революция — после понижения численности рабочих мест в институтах (присутствуют опасения, что секвестр затронет примерно 60 процентов работников) российский научный мир скукожится до нескольких «особо важных» лабораторий, которые и имеют возможность стать ключевыми поглотителями бюджетных средств. Собравшись в главном зале РАН на Ленинском, 32, ученые огласили свое недовольство присутствующим на мероприятии авторам проектов и отработали комплекс неотложных мер, которые в самой действительности требуются сегодня науке Российской Федерации. Это стало известно корреспондентам раздела «Новости мира» журнала для трейдеров и инвесторов «Биржевой лидер».

Для начала стоит пояснить, что это было первой сессией Конференции научных сотрудников (стоит напомнить, что данный орган основан для борьбы со злоупотреблениями чиновников в процессе проведения реформы РАН), на которой присутствовал представитель Министерства образования и науки. Помимо заместителя министра Людмилы Огородовой оппозиционное собравшимся крыло представлял заместитель руководителя ФАНО Алексей Медведев. Рассказывают, на мероприятие был приглашен даже премьер-министр, но он приехать не смог по уважительным причинам.

Ключевую мысль большинства собравшихся огласил академик РАН Валерий Рубаков, заявив, что научное сообщество не соглашается с введением приоритетных научных направлений, которые и будут обретать выделяемые финансовые средства. «Те средства, которые ранее были выделены на базовое финансирование всех институтов, в настоящее время переведут в разряд конкурсных. Это может спровоцировать к закрытию целых направлений в науке. Но кому известно, может, еще лет через 10 именно они и станут приоритетными», — заявил академик.

К слову, Рубаков, как ведущий научный работник Института ядерных исследований РАН, не так давно не раз приводил в пример одно из основных направлений своего института — квантовую теорию черных дыр. В настоящее время фундаментальные исследования, проводимые в данном направлении, способны показаться чиновникам невостребованными, не приносящими мгновенную прибыль, а завтра — оказаться ключевыми для понимания основных физических законов Вселенной, основания квантовых компьютеров и тому подобное.

Дополнительным пунктом обсуждаемого проекта «Об утверждении методических рекомендаций по распределению субсидий» стало запуск нового понятия «главный ученый». Нет, имеется, конечно, индивидуалисты наподобие математика Григория Перельмана, но ведь подобных очень мало. В самой действительности «главный ученый» — это понятие абсолютно коллективное, по той причине, что успех управляющего какого-то направления в науке способно определяться, как правило, целой командой его единомышленников. «Я не желаю, чтобы, например, из-за меня на улицу были выброшены мои коллеги», — говорит Рубаков чем спровоцировал бурные аплодисменты зала.

Представитель ФАНО Алексей Медведев проявил попытку убедить собравшихся в том, что не следовало бы распылять ресурсы (на всех), лучше накапливать их в самых прорывных направлениях, но зал предоставил ответ возгласами: «Позор!» В конечном результате Людмила Огородова убедила ученых, что документы пока не утверждены, огласила надежду на дальнейшее обсуждение и выдвинула предложение Конференции научных сотрудников выдвинуть конкретных своих представителей для конструктивного общения с чиновниками.

В результате учеными был предложен комплекс неотложных мер по развитию науки в Российской Федерации: это обязательное базовое финансирование фундаментальной науки с осуществлением объективной оценки результативности всех научных организаций, целевая поддержка лидеров от науки за счет выделения дополнительных средств, восстановление и развитие научной инфраструктуры.

«У нас идеология лягушки, попавшей в молоко».

Для исполнения майских приказов президента от 2012 года требуется сократить 66 процентов ученых, подсчитали в РАН. Чиновники же обращают внимание на сложившийся пакт между наукой и страной: одни не особо жалуются на количество финансирования, другие не заботятся, что они за эти финансовые средства получают.

Невзирая на внушительность вопросов и значительные противоречия в судьбе Академии наук между учеными и чиновниками, Большой зал РАН был наполнен не целиком, а процентов на девяносто. Организаторы украсили фойе и сцену баннерами: «Россия без науки — это труба!», «За одного ученого трех неученых дают!», «No PasaРАН!» и другие.

В начале мероприятия собравшимся было прочитано приветственное письмо создателя фонда «Династия» Дмитрия Зимина, в котором он давал обещание, что деятельность фонда «Династия» по поддержке ученых будет восстановлена либо даже расширена, «как только в нашем государстве наше существование станет более цивилизованным».

 30 мая 2015 г. 01:38

Автор: Денис Дроздов
http://www.profi-forex.org/nauka/entry1008257245.html

30 мая в Казани преподаватели выйдут на акцию за дебюрократизацию сферы образования

30 мая 2015 года Профсоюз работников высшей школы «Университетская солидарность» проводит в Казани сбор «образовательной макулатуры»: никем не используемых учебно-методических комплексов (УМК), фондов оценочных средств, программ дисциплин и прочей бумажной продукции, порожденной бюрократическими требованиями.

Принять участие в сборе приглашаются как школьные учителя, так и преподаватели вузов. Время и место сбора — 30 мая, с 10.00 до 11.00 перед главным зданием Казанского федерального университета (ул. Кремлевская, 18), рядом с площадью «Сковородка».

«Сбор «образовательной макулатуры» — это возможность для каждого научно-педагогического работника освободить полки шкафов от бумажного хлама, внести вклад в сохранение природных ресурсов, выразить своё отношение к бюрократизации образования и перегруженности учителей и преподавателей бессмысленной «бумажной» работой», — комментирует акцию педагогов Искандер Ясавеев, член Центрального совета Профсоюза «Университетская солидарность», доцент КФУ.

После акции мешки с макулатурой будут отвезены в специальный пункт приема бумажного сырья.

Проблема зачастую никак не отраженной в преподавательской нагрузке и не оплачиваемой разработки никем не используемых бюрократических отчетов серьезно беспокоит и вузовских преподавателей, и школьных учителей. Так, в инициированной «Университетской солидарностью» в конце 2014 г. кампании за отмену учебно-методических комплексов по дисциплинам за первые две недели приняло участие более 2,5 тысяч преподавателей по всей стране. Одним из итогов протестной кампании стало официальное опровержение Министерством образования и науки позиции администраций университетов о том, что инициатива предельной бюрократизации труда преподавателей исходит от правительства.

Сбор макулатуры приурочен к всероссийской акции в защиту образования и прав работников этой сферы, учащихся и их родителей «За право учиться и возможность учить!», проводимой профсоюзами «Учитель» и «Университетская солидарность» с 30 мая по 1 июня.


Более подробную информацию можно узнать по телефонам:

  • +7 (915) 212-40-07 (Владимир Комов, оргсекретарь Профсоюза «Университетская солидарность»);
  • +7 (917) 399-49-28 (Искандер Ясавеев, д-р социол. наук,  доцент КФУ).
  • http://unisolidarity.ru/?p=3484

Социолог Олег Губин — о том, по каким критериям следует оценивать российские университеты

Рейтинговый капкан Минобрнауки: есть ли выход

Олег Губин. Фото из личного архива

Вот уже 3 года Минобрнауки, если брать за начало отсчета майский 2012 года указ президента России, бьется над выполнением президентской стратегии по повышению международной рейтинговой конкурентоспособности российских университетов.

Пора подвести некоторые итоги, к сожалению, неутешительные. Сроки, отведенные президентом Минобрнауки, прошли, а признанный в мире российский национальный рейтинг мировых и ведущих отечественных университетов не создан. Отсюда и последнее решение президента передать имплементацию своей рейтинговой стратегии Российскому союзу ректоров. Срок — 1 июня 2015 года!

Но, как говорится, всё по порядку. Начнем с того, что на выходе — исходя из того, как Минобрнауки «претворяет» президентскую стратегию — просматриваются три парадигмы.

Первая — это некое подобие заведомо победительских для англоязычных университетов  рейтингов QS, THE, ARWU, U.S.News & World Report в альянсе, скажем, с QS. В конце 2012 года на совещании в Минобрнауки его ответственный чиновник А.Б. Борисов безапелляционно заявил, что российский национальный рейтинг мировых и отечественных университетов надо поручить «Интерфаксу» в альянсе с QS.

Вскоре Минобрнауки проводит тендер. Предсказуемо побеждает «Интерфакс» с бидом 16 млн рублей. Далее происходит некая метаморфоза. В Москве 17–18 декабря 2013 года «Интерфакс» и QS проводят конференцию «Развивающиеся страны: в центре внимания — университеты». На конференции QS представляет рейтинг университетов БРИКС, а «Интерфакс» — рейтинг вузов стран СНГ, Грузии, Латвии, Литвы и Эстонии.

Конференцию открывает министр Д.В. Ливанов, придавая ей минобрнауковский, а точнее, государственный статус. На свет появляются два рейтинга с отдаленным отношением к российскому национальному рейтингу мировых и ведущих отечественных университетов.

В сухом остатке: 16 млн рублей израсходованы, а российского национального рейтинга мировых и ведущих отечественных университетов нет.

Вторая парадигма — это нелегитимная, сколоченная из эклектичного набора индексов, без основательной научной проработки и апробации, заведомо победительская для российских университетов доморощенная рейтинговая платформа. Правда, отметим, что от такого варианта Минобрнауки в лице замминистра А.Б. Повалко открещивается. В интервью «Газете. ру» от 26 июня 2014 года чиновник заявил примерно следующее: ну построим мы национальный рейтинг, где мы всех победили, а им никто, кроме нас, пользоваться не будет.

При кажущемся резоне в этом популистском открещивании просматривается капитулянтская позиция и неверие Минобрнауки в создание авторитетного в мире российского национального рейтинга.

Отсюда и третий путь — в рамках проекта «5–100», но не в президентской, а минобрнауковской интерпретации. Суть его в том, что ничего российского создавать не надо. Тот же А.Б. Повалко в уже упомянутом интервью утверждал: «Проблема с национальным рейтингом проста: он может застопорить развитие». Соответственно, российским университетам не остается ничего, кроме «долгой и извилистой дороги в дюнах» в первую сотню «чужих» рейтингов.

По словам министра Д.В. Ливанова: «Проект повышения конкурентоспособности ведущих российских университетов (проект «5–100») предполагает, что пять российских вузов к 2020 году войдут в первую сотню ведущих университетов мира. Успешность вузов будет оцениваться по трем наиболее авторитетным мировым рейтингам университетов — QS, Times Higher Education и ARWU».

Рассмотрим, что ливановская рейтинговая стратегия означает на практике и в политическом смысле?

Во-первых, у российских университетов появился — не без влияния Минобрнауки — новый управляющий орган в лице иностранных рейтинговых агентств. Получается, что российскими университетами руководят уже не президент и правительство России, а зарубежные рейтинговые агентства. Президент проводит линию на независимость России, а рейтинговая политика Минобрнауки, ориентирующаяся на альянс с иностранными агентствами, этому противоречит.

Отсюда и участие в мероприятиях заморских рейтинговых агентств министра Д.В. Ливанова, заместителей министра А. А. Климова и А.Б. Повалко. Эти высокопоставленные чиновники посылают сигнал — без каких-либо полномочий со стороны президента и правительства России, — что в Российской Федерации иностранные рейтинги признаются на государственном уровне. Этому способствуют и российские СМИ, которые какими только возвышенными эпитетами не сопровождают «чужие» рейтинги. Они — и «престижные», и «авторитетные», и т.п.

А хотелось, чтобы российские СМИ обратили внимание, что международное экспертное сообщество активно обсуждает англо-саксонский рейтинговый неоколониализм и англоязычную колониализацию Web of Science и Scopus.

Во-вторых, минобрнауковский проект «5–100» обрекает российские университеты на копирование — скорее всего, далекое от подлинника — американских университетов. Пример — подсаживание всех и вся на «грантовую иглу», когда достойный прожиточный уровень осуществляется не за счет базовой контрактной зарплаты, а за счет грантов. Но дело в том, что в университетах Нового Света зарплатная часть гранта практически равна нулю, так как грант дается на исследование, а не на улучшение финансового положения грантополучителя.

Профессура американского университета покупает жилье и предметы длительного пользования не с грантовых надбавок, а благодаря достойной базовой контрактной зарплате.

В теории социальных изменений есть такая стратегия, как копирование. Но для ее успеха применительно к российским университетам нужны как минимум четыре условия.

Первое — это лидерство, знающее американскую модель университетов и работавшее в ней годами, а не наездами. Не поможет здесь и книжно-семинарское изучение американского опыта, а также приглашение американцев на проректорские должности. В России также растет рекрутирование иностранных преподавателей. Однако смущает привилегированность и кастовость такого рекрутинга по отношению к россиянам, а также устремленность иностранных преподавателей вернуться на Запад. Этакие калифы на час или перманентные временщики.

Второе условие — кардинальная реконструкция, говоря языком Фернана Броделя, структуры повседневности российских университетов по аналогии с американскими университетами. Американская модель университета — при всей ее сложности и даже бюрократичности — сильно децентрализована, предполагает циркуляцию-смену заведующих департаментами и деканов колледжей. В американских университетах нет вопиющего социального неравенства между администраторами и преподавателями, нет ученых советов и раздутых диссертационных советов. И еще много чего нет.

С другой стороны, структура повседневности американского университета включает в себя равную часовую нагрузку как для начинающего, так и полного профессора; руководство докторантами как начинающими, так и полными профессорами; офис каждому преподавателю с новейшим компьютером и программным обеспечением и т.п. Однако почему-то всё это выглядит блекло в проекте «5–100». Зато просматривается снижение количества диссертаций в России на фоне его увеличения в западных университетах. Мои американские коллеги лишь улыбаются, когда я говорю об оцифиривании публикаций, необходимых для защиты диссертаций и присвоения ученых званий. Оцифиривание — это «новаторский» способ Минобрнауки и ВАК в борьбе с липовыми диссертациями и званиями.

Третье условие предполагает полутотальный переход на публикационную англоязычность. Вспоминаю себя в Йельском и Стэнфордском университетах в 1990–1991 годах. Из России нас было раз-два и обчелся, а из Китая только аспирантов было более сотни. Именно тогда ковались основы китайского англоязычного публикационного рывка в Web of Science и Scopus.

Четвертое условие — это кратное сокращение преподавательских и научных кадров. В американских университетах наука совмещена с преподаванием. Профессор — это прежде всего исследователь в диапазоне научных фронтов, который результаты своих исследований трансформирует в учебный процесс. С другой стороны, обучение часто превращено в некую макдонализацию. Выпускников, особенно в публичных университетах, пекут, как гамбургеры, в больших аудиториях. Общение с профессором нередко заканчивается отсылом студента к его помощникам. И это понятно — надо время на написание статей и монографий, что ставится во главу угла.

Каждое из этих четырех условий может содержать погрешности. Однако «долгая и извилистая дорога в дюнах» в QS, THE, ARWU с латентным копирование американских университетов при всей ее привлекательности малореалистична, хотя в ней есть определенный смысл, если убрать «извилистости» и «дюны». Более того, в ней есть репутационные, финансовые и другие потенциальные издержки.

 Что мы под этим подразумеваем?

В недавно снятом по заказу CNN фильме Ivory Tower присутствуют следующие цифры и факты. В США долг по студенческим займам — почти $1,2 трлн. По сравнению с 1980 годом плата за обучение выросла более чем в 1,1 тыс. раз. В публичных американских университетах 68% студентов не могут завершит обучение в течение 4  лет, 44% — в течение 6 лет. Для справки: стандартный срок для получения степени бакалавра в США — 4 года.

Возвращаясь к российским проблемам, отметим: Минобрнауки значительно увеличило участие российских университетов в рейтинге QS. Но в мыслях крутится триумфальный дебют СССР на Олимпиаде в Кортино д’Aмпеццо в 1956 году. СССР к ней долго готовился, просчитывая возможный результат и репутационные последствия.

Это был всем дебютам дебют!

А то, что произошло с дебютом российских университетов в рейтинге QS, кроме как провалом и репутационным позором не назовешь. Все, кроме МГУ, оказались в подбрюшье рейтинговой пирамиды QS. Одно слово — попали, а точнее, сами залезли в рейтинговый капкан.

Но ведь президентская рейтинговая стратегия предполагает совсем другое. Она предполагает создание признанного в мире национального рейтинга мировых и ведущих отечественных университетов с последующим вхождение пяти российских университетов в первую сотню, скорее всего, этого рейтинга, а не рейтингов QS, THE и ARWU. Для подтверждения обратимся, что называется, к букве и духу «закона», коими являются нормативные документы, подписанные президентом России.

Указ президента Российской Федерации от 7 мая 2012 года «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики» предписывает «до 1 апреля 2013 года обеспечить формирование независимой системы оценки качества работы организаций, оказывающих социальные услуги, включая определение критериев эффективности работы таких организаций и введение публичных рейтингов их деятельности».

Ключевые слова — это «1 апреля 2013 года» и «введение публичных рейтингов» организаций социальной сферы, к коим несомненно относятся университеты. Заметим, что с датами «1 апреля» и «2013» у Минобрнауки напряг. Видно, считают эту дату первоапрельской шуткой, которая к тому же привязана к мистическому числу «13».

Президентский указ прописывает «вхождение к 2020 году не менее пяти российских университетов в первую сотню ведущих мировых университетов согласно мировому рейтингу университетов». Ключевое слово — «мировой рейтинг университетов» в единственном числе.  Замечу, что и с единственным числом у Минобрнауки проблемы, ибо в его установках фигурируют рейтинги во множественном числе с англо-саксонскими символами.

В президентском «Перечене поручений по итогам совещания по вопросу «О выполнении задач в сфере социальной политики, поставленных в указах Президента Российской Федерации» 11 июля 2012» прописано: «Министерству образования и науки Российской Федерации … разработать критерии для создания российского национального рейтинга ведущих мировых и отечественных университетов… Срок — 1 октября 2012 года».

И, наконец, 30 октября 2014 года подписывается «Перечень поручений Президента Российской Федерации по итогам пленарного заседания X съезда Общероссийской общественной организации «Российский союз ректоров», в котором прописывается следующее: «Представить в установленном порядке предложения по формированию ежегодного национального рейтинга организаций, осуществляющих образовательную деятельность по образовательным программам высшего образования. Срок — 1 июня 2015 года».

Подведем итоги. Как видим, ни в одном из президентских нормативных документов не упоминаются рейтинги QS, THE, ARWU и их признание на государственном уровне. Зато упор делается на разработку российского рейтинга мировых и ведущих отечественных университетов. А что же наш Минобрнауки? Там, где президент призывает «разработать критерии» российского национального рейтинга, замминистра А.Б. Повалко в уже упомянутом интервью утверждает, что, мол, надо «подстраиваться под критерии» чужих рейтингов, иначе как же «пять университетов войдут в первую сотню мировых рейтингов», имея в виду всё те же QS, THE и ARWU. Естественно, встает вопрос, не намудрил ли и не повел ли Минобрнауки российские университеты по ложному пути, если вообще не завел себя и российские университеты в англо-саксонский рейтиновый капкан?

Накануне 1 июня 2015 года замминистра А.А. Климов (в письме АК-1136/05 от 23 апреля 2015 года) вместо «предложений» фактически требует представить а) «единый перечень принципов ранжирования российских образовательных организаций высшего образования» и б) «проект концепции национального рейтинга образовательных организаций высшего образования». Понимает ли замминистра, что он требует? Концепция национального рейтинга мировых и ведущих отечественных университетов — это сложнейшее государственное know-how научное, международный паблик рилейшнз и уровня мегагранта проект на годы.

Напомню, что рейтинги ARWU, U-Multirank и CWTS разрабатываются в специально созданных структурах (Center for World Class Universities, Center for Higher Education,Center for Science and Technology Studies). На запуск U-Multirank Еврокомиссия выделила более € 2 млн. Над созданием рейтингов QS, THE, U.S.News & World Report трудятся агентства с многомиллионными долларовыми бюджетами.

Создавать рейтинг на пустом или полупустом месте — это одно. А когда рейтинговое пространство уже плотно занято — это совсем другое. И чем плотнее занято рейтинговое пространство, тем дороже и сложнее становится рейтинговое know-how.

Российский национальный рейтинг мировых и ведущих отечественных университетов должен стать вызовом всем университетам мира и уже существующей рейтинговой конструкции мирового университетского научно-образовательного пространства. Только тогда его воспримут в мире. Такой проект путем революционного невроза, на скорую руку не продвинуть. Его нужно либо делать на мировом уровне, либо не делать вообще. Но отказ от него будет поражением России.

Автор « директор Института развития образовательной политики МГУ

Читайте далее: http://izvestia.ru/news/587140#ixzz3bXjEfLJ5

Российские ученые протестуют против перевода науки на конкурсную основу финансирования

Татьяна Ефлаева

Члены оргкомитета конференции
29 мая в Российской академии наук открылась срочная Третья Конференция научных работников. Накануне общественности рассказали, чем вызвана экстренность созыва этого форума: необходимо остановить принятие ряда новых стратегически важных для российской науки документов, которые вызывают крайнюю обеспокоенность научного сообщества.
​На пресс-конференции оргкомитета конференции присутствовали академик РАН Александр Кулешов, академик РАН Валерий Рубаков, член Центрального совета профсоюза работников РАН Евгений Онищенко, заместитель директора Института географии РАН Ольга Соломина и ученый секретарь Совета молодых ученых РАН Анна Щербина.

Они рассказали, что оргкомитет постоянно действующей Конференции научных работников обратился с открытым письмом к председателю Правительства РФ Дмитрию Медведеву с просьбой отложить утверждение ряда подготовленных Минобрнауки РФ и ФАНО России документов: проекта распоряжения Правительства РФ «Об утверждении Программы фундаментальных научных исследований в Российской Федерации на долгосрочный период», проекта ведомственного приказа «Об утверждении методических рекомендаций по распределению субсидий, предоставляемых федеральным государственным учреждениям, выполняющим государственные работы в сфере научной (научно-исследовательской) и научно-технической деятельности», проекта плана реструктуризации научных организаций.

По мнению ученых, цель этих документов – перевести российскую науку исключительно на конкурсное финансирование и резко сократить количество научных кадров в стране.

— Если документы будут приняты, от российской науки вообще может ничего не остаться, — заявил Валерий Рубаков. – Дело в том, что сейчас финансирование научных исследований делится на базовое и грантовое. Эти документы предлагают свести базовое финансирование к мизеру и перевести его на конкурсную основу. А что это значит? Победителю достается все, проигравшему ничего. Целые лаборатории должны будут исчезнуть, потому что им не на что будет себя содержать. При этом в конкурсе необязательно побеждает сильнейший, там свои интриги и условия. И что останется тогда от российской науки через год-полтора?

При этом, по оценкам профсоюза работников РАН, с принятием документов расходы на содержание науки сильно возрастут – до 200-250 миллиардов рублей, тогда как сейчас бюджет всего ФАНО – 83 миллиарда рублей. Но радоваться этому не приходится: основная доля предполагаемого бюджета пойдет на зарплату ведущим исследователям (у ученых есть вопросы к тому, кто и как их будет определять) и финансирование выигравших в конкурсах проектов.

Поэтому задача нынешней конференции – остановить бессистемные, несогласованные действия ведомств, управляющих наукой в России, до выработки и формулировки стратегических целей и задач реформы. Ученые против того, чтобы судьбоносные решения принимались в борьбе между Минобрнауки РФ, Президиумом РАН и ФАНО России без учета их мнения.

В конференции примут участие представители научных центров из всех регионов России, видные ученые, а также представители государственных и общественных научных организаций (ФАНО России, Министерства образования и науки РФ, Российского научного фонда, Президиума Российской академии наук, Профсоюза работников РАН, Общества научных работников, Совета молодых ученых РАН и др.). На форум приглашены президент РАН Владимир Фортов, глава ФАНО России Михаил Котюков, заместитель министра науки и образования Людмила Огородова, глава НКО ФАНО Юрий Балега. Следить за событиями конференции можно на сайте rasconference.ru.

http://www.ug.ru/news/15214

В Президиуме РАН прошла пресс-конференция о судьбе российской науки

26 мая. ПРАВМИР. 29 мая в РАН пройдёт третья сессия конференции в защиту Академии наук. Сегодня её организаторы дали пресс-конференцию, на которой присутствовал корреспондент Правмира.

29 мая пройдёт третья сессия конференции в защиту Академии наук. Конференция начала свою работу в августе 2012 года, когда было объявлено о начале реформы российской науки. Новая сессия конференции связана стем, что реформа перешла в активную стадию, появились проекты ряда документов. Вместе с тем, организаторы конференции заявляют: уже опубликованные материалы свидетельствуют, что иногда их авторы просто не знакомы со спецификой вопроса.

По самым приблизительным экспертным оценкам, в результате реформы число научных работников в стране может быть сокращено втрое или вчетверо, а при заявленном в проекте конкурсном финансировании многие научные подразделения в стране просто исчезнут.

«На самом деле, — заявили организаторы, — мы уже примерно понимаем, что с нами сделают. В стране только что проведена реформа образования и здравоохранения. В результате из вузов исчезли все совместители, а оставшиеся преподаватели стонут от нагрузки. При этом заработки в вузах распределяются крайне неравномерно. С наукой же основная проблема сейчас состоит в том, что государство никак не может сформулировать, что же именно оно от наук хочет. Ведь нельзя считать серьёзной задачей формальное достижение 2,44% объёма мировых научных публикаций, о котором говорил президент».

Более подробный отчёт с пресс-конференции о проблемах и судьбе отечественной науки читайте на Правмире завтра.

Источник: http://www.pravmir.ru/v-prezidiume-ran-proshla-press-konferentsiya-o-sudbe-rossiyskoy-nauki/#ixzz3bWdwhqUG

«ЭТО НЕ НАША РЕФОРМА!»

Научные конференции: 29 мая в Российской академии наук пройдет третья Конференция научных работников.

Конференция созывается экстренно в связи с тем, что Министерство образования и науки РФ и Федеральное агентство научных организаций разработали ряд документов, которые вызывают крайнюю обеспокоенность научного сообщества.

По мнению  ученых, цель этих документов – перевести российскую науку исключительно на конкурсное финансирование и резко сократить количество научных кадров в стране.

Задача Конференции – остановить бессистемные, несогласованные действия ведомств, управляющих наукой в России, до выработки и формулировки стратегических целей и задач реформы.

Последние два года показывают, что реформирование науки проводится без понимания реальной картины состояния и деятельности институтов и лабораторий.  Судьбоносные решения принимаются в борьбе между Минобрнауки РФ, Президиумом РАН и ФАНО России без учета мнения научного сообщества.

Реформирование науки повторяет худший сценарий реформирования здравоохранения и образования.

НАУЧНОЕ СООБЩЕСТВО НЕ БУДЕТ СИДЕТЬ СЛОЖА РУКИ

В связи с этим оргкомитет постоянно действующей Конференции научных работников обратился с открытым письмом к председателю Правительства РФ Дмитрию Медведеву с просьбой  отложить утверждение ряда подготовленных Минобрнауки РФ и ФАНО России документов:

  • проект распоряжения Правительства Российской Федерации «Об утверждении Программы фундаментальных научных исследований в Российской Федерации на долгосрочный период»;
  • проект ведомственного приказа «Об утверждении методических рекомендаций по распределению субсидий, предоставляемых федеральным государственным учреждениям, выполняющим государственные работы в сфере научной (научно-исследовательской) и научно-технической деятельности»;
  • проект плана реструктуризации научных организаций.

В работе конференции примут участие представители научных центров из всех регионов России, видные ученые, а также представители государственных и общественных научных организаций (ФАНО России, Министерства образования и науки РФ, Российского научного фонда, Президиума Российской академии наук, Профсоюза работников РАН, Общества научных работников, Совета молодых ученых РАН и др.).

Ожидаются выступления президента РАН Владимира Фортова, главы ФАНО России Михаила Котюкова, заместителя министра науки и образования Людмилы Огородовой, главы НКО ФАНО Юрия Балеги.

Информация предоставлена Пресс-службой РАН
Подробнее:http://rosnauka.ru/event/488

Осиное гнездо Минобра начали «сносить» Евгений Спицын: Инициатива Никонова-Яровой — первый серьезный удар по «банде» либерал-реформаторов от образования

Вчера Общественный совет при Минобрнауки РФ подготовил официальное заявление на законопроект, который на прошлой неделе главы двух ведущих думских комитетов – по образованию и безопасности — Вячеслав Никонов иИрина Яровая — внесли на рассмотрение депутатов Государственной думы РФ. Этот законопроект предлагает внести ряд существенных поправок в законы «Об образовании» и «Контрактной системы в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», в той их части, которые касаются, как ряда базовых положений, так и пресловутой проблемы единых учебников, которая впервые была поднята Ириной Яровой на государственном уровне еще летом прошлого года.

Надо сказать, что как участник большинства круглых столов, инициированных Яровой по данной проблеме, я лично убедился, насколько это грамотный, в хорошем смысле дотошный и неравнодушный человек. Но главное даже не в этом, а том, что, озаботившись проблемойединых школьных учебников по базовым предметам, она, вероятно, даже не подозревала, какое осиное гнездо ей придется раскопать и насколько глубоко ей доведется «погрузиться» в эту тему, которая давно стала монополией наших либералов от науки и образования.

Теперь во всей своей красе ей и другим парламентариям стало совершенно очевидно, кто, как, а, главное, зачем все эти годы социал-дарвинистских реформ, четко выполняя социальный заказ транснациональных корпораций, гробил одну из лучших в мире советских систем дошкольного, школьного и вузовского образования. Кто и зачем под личиной «вариативности», «счастливого детства», «единства мирового образовательного процесса», «плавного вхождения России в клуб цивилизованных держав» и прочего, отстаивал интересы русофобов всех мастей и званий, начиная с г-на Дж.Сороса и кончая лавочными интересами руководителей разных издательств, которые несказанно обогатились за государственный счет на ежегодном издании миллионов школьных учебников.

И только за это перед депутатом Ириной Яровой нужно снять шляпу, ибо далеко не каждый облеченный властью человек осмелится замахнуться на «святая святых» наших «реформаторов», которые очень давно, а главное крайне глубоко запустили свои щупальца во все сферы нашего образования. Дальше отступать уже нельзя – «Позади Москва»!

Совершенно очевидно, что законопроект «Никонова-Яровой» наносит первый, но главное смертельный удар по всей этой «банде» либерал-реформаторов и записных русофобов, давно и прочно монополизировавших не только самые лакомые вузы, образовательные центры, гимназии и школы, но и определявших саму политику в образовательной сфере последние четверть века, которая поставила нашу страну на грань интеллектуальной катастрофы. Поэтому они сразу возбудились и разродились «Заявлением общественного совета при Минобрнауки РФ«, в котором «выразили явное беспокойство действиями Ирины Яровой».

Причем, как всегда, эти господа не только «наводят тень на плетень», но и «приплетают» президента страны, которого они в очередной раз надули: «Введение так называемого базового содержания в структуру стандартов как механизма контроля и надзора, приведет к еще более мелочной, детальной и бессмысленной регламентации работы учителей. К тому же президент РФ Владимир Путин уже давал поручение об определении в имеющихся школьных образовательных стандартах базового содержания без изменения их структуры. Ограничение числа учебников до одного по «Математике», «Русскому языку», «Литературе» и «Истории России» и обязательность их использования сделают невозможным обучение детей с разными потребностями (ограниченными возможностями здоровья, одаренных ребят и т.д.) и, главное, использование различных методических подход учителей. Это также входит в конфликт с 44-й статьей Конституции РФ, гарантирующей каждому свободу преподавания», а посему они «не поддерживают и считают невозможным принятие» этого законопроекта «в действующей редакции».

Среди подписантов «Заявления» — сплошь и рядом хорошо известные персоны: Виктор Болотов (научный руководитель Центра мониторинга качества образования Института образования НИУ ВШЭ), Евгений Ямбург (глава Центра образования № 109), Виктор Лошак (директор по стратегии Издательского дома «Коммерсант»), Майя Пильдес (директор гимназии № 56), Сергей Волков (учитель Центра образования № 57) и другие. О том, кто такие эти господа, давно и хорошо известно, однако возникает законный вопрос: «А почему именно эти персонажи от имени всего общества и миллионов российских педагогов входят в министерский Общественный совет, кто их туда делегировал и за какие такие заслуги?».

То, что г-н Болотов долгие годы был заместителем министра образования РФ (1992-2004), а затем главой Рособрнадзора (2004-2008) и приложил максимум усилий для развала всей устоявшейся системы отечественного образования, не знает только ленивый. Однако мало кто знает, что именно этот «реформатор» носит очень сомнительный титул «отца-основателя ЕГЭ». То что, г-н Ямбург уже 30 лет возглавляет Московский Центр Образования № 109, где с «неизменным успехом» реализует свою идею «адаптивной школы» и является автором «классических трудов» по педагогике типа «Педагогический декамерон» (2008), тоже ни для кого не секрет. Но зато мало кто знает о том, что именно этот доморощенный Джованни Боккаччо от «российского» образования был одним из пионеров платного образования в Москве и перевода всей системы дополнительного и внеклассного обучения и воспитания, в том числе кружковой работы, на рельсы рыночных отношений, сиречь налаженного изымания денег из карманов «благодарных клиентов» в лице мам, пап, дедушек и бабушек своих учеников.

Кто такой Лошак и с чем его едят, все и так прекрасно знают, но вот какого рожна он делает в Общественном совете при Минобрнауки РФ и что советует там, одному Господу Богу известно, ибо к системе российского образования он имеет точно такое отношение, как Римский папа к марксизму-ленинизму.

Наконец, г-н Волков, презентующий себя только как учитель литературы знаменитой московской «Пятьдесят седьмой школы». Хотя, он, конечно, скромничает и почему-то скрывает, что помимо прочего он уже восемь лет является доцентом НИУ ВШЭ и главредом журнала «Литература» Издательского дома «Первое Сентября». Более того, с 2013 года он возглавляет Центральную предметно-методическую комиссию Всероссийской олимпиады школьников по литературе, которая последние три года проводится исключительно НИУ ВШЭ. Он же формировал и весь состав этой комиссии, куда входят профессура ВШЭ (Павловец, Абелюк Пенская, Добрынина, Зыкова), шеф-редактор журнала «Литература» Дмитренко и постоянный автор этого журнала, учитель московской гимназии № 1514 Храмцова. Между тем, хорошо известно, что все призеры Всероссийских олимпиад де-факто сразу получают высший бал по своему предмету, который гарантирует им поступление в лучшие вузы страны.

Между тем, монополия в организации и проведении этой олимпиады НИУ ВШЭ дает очень неплохие результаты. Так, в 2014 и 2015 годах среди победителей и призеров Всероссийской олимпиады школьников по литературе значатся учащиеся школы № 57 и гимназии № 1514:

1) Файнберг Вероника (11 класс, 2014 г. – учитель С.В.Волков)
2) Машкова Ольга (10 класс, 2015 г. – учитель С.В.Волков)
3) Свищева Юлия (11 класс, 2014 – учитель Р.А.Храмцова)
4) Саньков Александр (11 класс, 2015 — учитель Р.А.Храмцова)
5) Юдова Татьяна (11 класс, 2015 — учитель Р.А.Храмцова)
6) Панченко Юлия (9 класс, 2015 — учитель Р.А.Храмцова)

Но возмутительно даже не это, а то, что и кого предлагают в качестве конкурсных заданий. Например, в этом году детям для анализа был предложен следующий текст известного диссидента и литературного пошляка г-на Аксенова из его рассказа «Победа»:

«Бурный летний праздник любви на поле «h8″ радовал и вместе с тем тревожил гроссмейстера. Он чувствовал, что вскоре в центре произойдёт накопление внешне логичных, но внутренне абсурдных сил. Опять послышится какофония и запахнет хлоркой, как в тех далёких проклятой памяти коридорах на левом фланге.
– Вот интересно: почему все шахматисты – евреи? – спросил Г.О. – Почему же все? – сказал гроссмейстер.
– Вот я, например, не еврей.
– Правда? – удивился Г.О. и добавил: – Да вы не думайте, что я это так. У меня никаких предрассудков на этот счёт нет. Просто любопытно.
– Ну, вот вы, например, – сказал гроссмейстер, – ведь вы не еврей. – Где уж мне! – пробормотал Г.О. и снова погрузился в свои секретные планы. «Если я его так, то он меня так», – думал Г.О.
– Если я сниму здесь, он снимет там, потом я хожу сюда, он отвечает так… Всё равно я его добью, всё равно доломаю. Подумаешь, гроссмейстер-блатмейстер, жила ещё у тебя тонкая против меня. Знаю я ваши чемпионаты: договариваетесь заранее. Всё равно я тебя задавлю, хоть кровь из носа!».

А вот такой персонаж — Герман Лукомников, который был представлен как «очень большой писатель», был приглашен в качестве «культурной программы» для детей. А о том, каков уровень этого «писателя», можно судить по таким его «стихам»:

Судя по моим стихам,
Я какой-то жуткий хам!
* * *
Тапочки — белые… Я не в гробу ли?!
Похоже, меня офигенно обули.
* * *
У меня депрессия:
Ошельмован в прессе я.
* * *
Я такой эротоман…
Заведу-ка я роман.
* * *
Пролетарий, хреневей!
На экране — Гринуэй.
* * *
Я требую
Фашистов
посадить,
Чтоб мог я требовать
их всех освободить!

* * *
Где вы, девы?
— Вот мы девы.
А ваши девственныя пле’вы?
Или, как их там — плевы’?
Где посеяли их вы?

Ну, и наконец, по поводу свободы творчества педагогов, закрепленной в 44 статье Конституции РФ: не надо, господа либералы, «наводить тень на плетень» – единый базовый учебник создается для детей, а не для педагогов и никто их право на свободу творчества, а тем более разные методики преподавания, не отменял и не собирался это делать. Однако каждый педагог должен прекрасно сознавать, что его свобода творчества в школе заканчивается ровно там, где он выступает не просто как свободная личность, но как учитель, которому государство доверило обучать и воспитывать будущих граждан страны по государственному образовательному стандарту, который должен быть одинаков для всех учеников. Поэтому меня, да и не только меня, очень удивляет, почему чиновник высочайшего ранга, министр образования РФ г-н Дмитрий Ливанов своим приказом ввел в министерский Общественный совет г-на Волкова, который прямо заявляет: «Государство хочет контролировать учебный процесс вплоть до самой последней его клеточки. Клеточка – это класс. Я захожу в класс, закрываю дверь и стараюсь, чтобы эти щупальца сюда не пролезли. Это моя задача – отсечь влияние руководящего государства как можно раньше».

И тут мы возвращаемся к тому, о чем шла речь на последнем совместном заседании советов по межнациональным отношениям и по русскому языку с участием Владимира Путина. У нас сейчас, к сожалению, болонская система в образовании. Она сводит уровень подготовки педагогов на ноль. И после окончания бакалавриата выходят из институтов неучи. Такой «сопляк» приходит в школу, ему дают 15-16-летних детишек. Чему он их научит? У него и так авторитета нет в силу своего возраста, а плюс еще он недоучен как специалист. Из пустого сосуда в пустой ничего не перельется. И тот, и другой останутся пустыми. Учительский сосуд должен быть наполнен, чтобы из него что-то дать ученикам. А чтобы он был наполнен, надо, во-первых, восстановить советскую систему пятилетнего обучения педагогов, а, во-вторых, убрать так называемую технологизацию учебного процесса – вернуть стандарты фундаментального образования по предметам.

Автор учебников по истории Евгений Спицын специально для Накануне.RU

http://www.nakanune.ru/articles/110463/

В Улан-Удэ намечается очередной митинг в поддержку БГУ

Фото Александра Гармаева

Протестная акция должна состояться 30 мая на площади Революции

Однако, как стало известно infpol.ru, городские власти не дают разрешения на ее проведение.

Напомним, на недавней встрече с представителями профсоюзов Бурятии глава республики Вячеслав Наговицын заявил, что ситуация в БГУ находится под контролем не только у республиканских, но и у федеральных властей. Он пообещал, что все три претендента на пост ректора вуза, выдвинутые ученым советом еще в октябре,  в ближайшее время должны отправиться на аттестационную комиссию в Москву.

- Выборы продолжаются. Рассматриваются те три кандидатуры, которые были изначально предложены коллективом самого вуза, других кандидатур нет, – подчеркнул глава Бурятии.

«Тревожная ситуация»

Тем не менее, 20 мая инициативная группа университета подала заявку на проведение очередного, третьего митинга в поддержку Бурятского госуниверситета. Организаторы акции подготовили обращение к жителям Улан-Удэ и республики. По их мнению, БГУ сегодня находится в опасности. В нем отмечается, что ситуация в ведущем вузе республики на фоне безработицы, кризиса и растущих тарифов ЖКХ «выглядит тревожно». Недовольны авторы послания и временным ректором вуза Николаем Мошкиным: его назначение происходило, по их мнению, «с попранием демократических норм, без учета мнения коллектива».

- Проводимая им и его окружением политика ведет к деградации вуза, к нарастанию социальной напряженности в коллективе в связи с предполагаемым сокращением преподавателей, в первую очередь, имеющих собственное мнение, и нежеланием учитывать мнение коллектива. Особую озабоченность вызывает также моральный облик временного руководства университета. Скандалы вокруг ворованных и фальшивых диссертаций, нарушение федеральных законов о госслужбе, занятие незаконной предпринимательской деятельности и другие факты не дают им право занимать свои должности, тем более – воспитывать студентов, – говорится в обращении.

Инициаторы митинга намерены привлечь внимание общественности и жителей республики, а также государственных органов Бурятии «к недопущению нарушения российского законодательства при проведении выборов ректора БГУ». В обращении упоминается и о необходимости сохранить автономность университета.

- Мы призываем всех, кому небезразлично будущее наших детей, кому небезразлична судьба Бурятского государственного университета, выразить поддержку коллектива БГУ! Мы призываем выпускников стать на защиту альма-матер: университет в опасности! – отмечают авторы обращения.

Закредитованность и высокие тарифы

Напомним, впервые сотрудники БГУ вышли на митинг 30 января – выразить свое несогласие с назначением временным ректором Николая Мошкина. Тогда же они объявили о намерении обратиться к президенту страны Владимиру Путину – чтобы он обеспечил «демократичные и открытые выборы» будущего руководителя университета.

В начале февраля на площади Революции состоялась еще одна акция в поддержку вуза, которая в итоге переросла в митинг против руководства республики. Не исключено, что политизированные лозунги прозвучат и на третьем по счету митинге, тем более что в обращении к населению Бурятии организаторы мероприятия обращают внимание на рост закредитованности, высокие тарифы, общедомовые нужды, которые «навешивают на горожан», а также «беспомощную политику правительства Бурятии в сфере образования».

- Из-за замораживания и порой уменьшения зарплат и почти двойного роста цен падает уровень жизни педагогов. Выведение значительной части зарплаты в «стимулирующие выплаты» дает возможность властям урезать зарплату преподавателю, наказывать непокорных и вознаграждать «любимчиков», лишает педагога хоть какой-то уверенности в завтрашнем дне. Особенно пострадали малооплачивамые группы – технический и обслуживающий персонал в детских садах и школах, – уверены организаторы митинга. – Не уменьшаются очереди в детские сады, предкризисная ситуация в школах из-за увеличившегося школьников младших классов, падает качество образования в переполненных классах.

Автономное учреждение

Свою позицию относительно ситуации, сложившейся в Бурятском государственном университете, высказал один из кандидатов на пост ректора – директор института Внутренней Азии Константин Митупов.

- Когда директор департамента кадров Министерства образования и науки России Владимир Голубовский был в БГУ, он сказал, что выборы ректора должны пройти до мая. В апреле был крайний срок, – отметил Константин Митупов. – Глава Бурятии Наговицын пообещал, что выборы состоятся в апреле. К сожалению, все это заставляет думать, что они не отвечают за свои слова или отвечают настолько, насколько могут отвечать. Ситуация в вузе сложилась, скажу, не очень благоприятная. Мы оказались в положении, когда есть только обещания. Университет является автономным учреждением, выборы ректора – это исключительно дело коллектива. Мы живем в демократичной стране, и если во внутренние дела вуза вмешиваются, то сама идея демократичности оказывается под вопросом.

Константин Митупов прокомментировал и идею митинга, который намечен на 30 мая.

- Я считаю, что нужно идти другим путем, – подчеркнул он.

Митинг под вопросом

В Управлении общественной безопасности администрации Улан-Удэ информацию о том, что заявку о проведении протестной акции организаторы подали 20 мая, подтвердили. Однако состоится ли он – неизвестно. По предварительной информации, власти не дали разрешения на митинг, поскольку в это самое время на площади Революции состоится городское мероприятие.

http://www.infpol.ru/kartina-dnya/item/11655-v-ulan-ude-namechaetsya-ocherednoj-miting-v-podderzhku-bgu.html

А про науку забыли Реформа академии свелась к игре амбиций чиновников

ран, фано, минобрнауки. наука, реформы, дмитрий ливанов, михаил котюков

На фото Михаил Котюков, руководитель ФАНО России. Фото пресс-службы ведомства

События последнего месяца с алмазной ясностью свидетельствуют: взаимоотношения в треугольнике главных субъектов российской науки – Министерство науки и образования РФ, Федеральное агентство научных организаций, Российская академия наук – необратимо вступили в фазу непреодолимых противоречий. Чем могут обернуться для собственно науки бюрократические интриги по ее поводу, хорошо демонстрируют итоги теперь уже почти двухлетней реформы академии.

В середине апреля вице-премьер российского правительства Ольга Голодец выгнала с совещания академика, директора Института философии РАН Абдусалама Гусейнова. При этом само совещание непосредственно касалось судьбы института, которому предстоит выселение из занимаемого здания…

Недавно ФАНО передало в правительство список подлежащих реструктуризации подведомственных агентству академических организаций. Список этот вообще-то надо было согласовывать с РАН. Но с академией согласовали только половину списка, а переданный в правительство вариант оказался в два раза больше. Никто из руководства РАН полностью этот список не знает. «Президиум РАН – в шоке!» – так комментируют происходящее источники в академии…

Между тем очевидно, что ФАНО породило и новую волну управленческих решений – освобождаться от «старых» кадров. Один за другим расторгаются контракты с действующими директорами академических институтов. Формальный повод – достижение ими предельного возраста, 65 лет. Смене подлежат 250 руководителей научных организаций! В РАН горько иронизируют: директор должен быть моложе Хиллари Клинтон. И в этом агентство солидарно с министерством. Министр Дмитрий Ливанов в феврале нынешнего года, говоря о взаимоотношении с РАН, заметил про своих визави: «Мое мнение: внутри РАН должна быть серьезная кадровая ротация».

На 29 мая в Москве, в РАН, назначено проведение Третьей конференции научных работников. Оргкомитет этой постоянно действующей конференции обратился с открытым письмом к Дмитрию Медведеву с просьбой отложить утверждение подготовленных Минобрнауки и ФАНО документов – проект распоряжения правительства РФ «Об утверждении Программы фундаментальных научных исследований в РФ на долгосрочный период», проект ведомственного приказа «Об утверждении методических рекомендаций по распределению субсидий, предоставляемых федеральным государственным учреждениям, выполняющим государственные работы в сфере научной (научно-исследовательской) и научно-технической деятельности» и проект плана реструктуризации научных организаций. Цель этих документов, считают ученые, – «перевести всю российскую науку исключительно на конкурсное финансирование»…

Но и между ФАНО и Минобразования явно складываются взаимоотношения не партнеров, но бюрократических конкурентов. Нужно решение, которое разрубит этот гордиев узел. И один из обсуждаемых вариантов такой.

Дмитрий Ливанов идет на повышение – вице-премьер, курирующий в том числе сферы науки и образования. Сразу же в таком случае проясняется и судьба ФАНО – стать департаментом Министерства образования и науки РФ. Михаила Котюкова, нынешнего руководителя ФАНО, тоже  – на повышение, скажем, губернатором. Ну, а само министерство скорее всего ждет очередная перетряска: оно будет разделено на Министерство (Госкомитет) науки и Министерство (Госкомитет) образования.

Вот примерно так все может и разрешиться разом. Останется только один неразрешенный вопрос: а что же, собственно говоря, будет с самой наукой? Напрашивается финальная реплика слуги Фирса из чеховской комедии «Вишневый сад»: «Уехали… Про меня забыли…»

http://www.ng.ru/editorial/2015-05-20/2_red.html

«Поступают сигналы о том,что наука в России будет уничтожаться» Советник РАН Алексей Яблоков

Елена Рыжова

Со вчерашнего дня для российских ученых закрылась подписка на тысячи научных журналов, издающихся международной компанией Springer. Причиной стал огромный долг перед издательством со стороны Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ), возникший в том числе и из-за обвала рубля. Советник РАН Алексей Яблоков рассказал «НИ», чем для наших ученых обернется изоляция от иностранной научной периодики, почему дело не в рубле и зачем к проблеме с подпиской привлекать прокуратуру.

МИХАИЛ ЗЛАТКОВСКИЙ, «НИ»

МИХАИЛ ЗЛАТКОВСКИЙ, «НИ»

shadow

– Алексей Владимирович, что, по вашему мнению, будет означать для российских ученых отсутствие доступа к работам иностранных коллег?

– Новость о том, что прекращается закупка иностранной научной периодики, стала для меня ударом под дых. Это тревожный звонок. Две недели назад я услышал, что ФАНО (Федеральное агентство научных организаций. – «НИ») предлагает сократить библиотеки в научных институтах. Дескать, есть Интернет и библиотекарей уже не нужно держать – научные сотрудники все могут получать в электронном виде. Это был первый зловещий сигнал о том, что наука в России будет уничтожаться. Второй сигнал – этот: лишение возможности делать подписку на научную литературу. Я стал доктором наук в 1950-х годах, и у меня был небольшой лимит на подписку иностранной литературы: я мог поменять советские деньги и выписать один-два научных журнала. Научные библиотеки также всегда имели определенный лимит. В то время примерно четверть мировой науки составляла советская наука. И так было в том числе потому, что у нас был обмен научными журналами. Советская научная периодика переводилась на английский язык и посылалась на Запад, а мы получали иностранную литературу. В этом – источник необходимых данных. Никакой Интернет этого не заменит: научные знания обязательно должны быть в письменной форме. Они не могут быть только в электронном виде. Поэтому для меня все эти поползновения – страшный сигнал того, что продолжается разгром российской науки.

– А почему так получилось, что о невозможности оплачивать счета стало известно в последний момент, когда подписка уже закрылась?

– У нашей власти логика поведения простая: не нужно ни фундаментальной науки, ни гуманитарной, ни общетеоретической. Нужна только та наука, которая обслуживает, грубо говоря, газовую или нефтяную трубу. Это очень ограниченная прикладная наука, которая спокойно может быть сделана на деньги заинтересованной компании. А ничего фундаментального не надо. Это отражение той логики, которая была положена в основу нынешнего реформирования Академии наук. То, что сейчас происходит с российской наукой, наблюдается впервые за 200 лет. Это грозит совершенно страшными последствиями для России.

– То есть, исходя из ваших слов, речь идет не о кризисе, заставляющем затянуть пояса, а о целенаправленном и планомерном уничтожении российской науки?

– Конечно. Например, выделено 200 миллионов рублей для того, чтобы поместить на плавучий лед на Северном полюсе подстанцию. То есть на то, чтобы изучать, скажем прямо, отдаленные последствия потепления в Арктике, деньги есть. А на подписки на научные журналы, на которые требуется примерно миллион евро, денег нет. Поэтому дело не в деньгах, а в государственной внутренней политике. Наука не нужна России. Вот такой страшный вывод можно сделать из этого маленького факта.

– Долг за подписку составляет около 900 тысяч евро. В РФФИ говорят, что все выплатили. Как такое получилось?

– Этот вопрос логичнее задать прокуратуре: куда ушли выделенные на подписку на научные журналы деньги.

– А может вообще подписка на журналы столько стоить?

– Я не могу сказать, сколько стоит подписка для абсолютно всех журналов. При этом хочу отметить также, что страдают еще и электронные версии журналов, которые также идут по подписке. Так вот, подписка на бумажный или электронный журнал стоит примерно от одной до пяти тысяч рублей в год. В нашей стране около 500 научных институтов, которые должны выписывать по своему профилю как минимум пять журналов. Получается, если даже брать стоимость подписки по максимуму, 25 тысяч рублей в год для одного института. Даже если 50 тысяч – это все равно подъемная сумма. И давайте теперь умножим эти 50 тысяч (заведомо завышенную сумму) на 500 институтов. Получается 25 миллионов… Об этом просто смешно говорить. Поэтому еще раз подчеркну: это не финансовый вопрос, а вопрос специального удушения науки. Траты государства на не слишком важные статьи с точки зрения интересов России, будущего нашей страны в сотни раз больше. На это находятся деньги, а на развитие науки нет. Это удивительно. Вернее, это не удивительно только в том случае, если мы принимаем гипотезу, что власть не хочет развития науки.

– Почему?

– Примерно в 1997–1998 годах властью был сделан вывод: Россия – страна огромных запасов полезных ископаемых, природных ресурсов, и нам не нужно ничего другого, кроме использования этих ресурсов. Все другие технологии, если у нас будут деньги, мы купим. А деньги у нас будут от продажи угля, нефти, газа, то есть тех самых ресурсов. Вот такая близорукая, я бы даже сказал, неандертальская логика, которая обрекает Россию на существование в качестве мирового придатка. Но такова идеология нашей власти: Россия должна стать энергетическим донором. А если мы таковыми становимся, нам больше ничего не нужно. Все остальное можно купить.

http://www.newizv.ru/society/2015-05-13/219314-sovetnik-ran-aleksej-jablokov.html

Недовольные реформой РАН ученые позвали Медведева на свою конференцию

Российские ученые из так называемого «Клуба 1 июля», которые летом 2013 года отказались входить в обновленную Академию наук, обратились к председателю правительства Дмитрию Медведеву с просьбой принять участие во всероссийской конференции научных работников, которая пройдет 29 мая в Москве. В открытом письме ученые обращают внимание на то, что реформа РАНпоставила под угрозу уничтожения ведущие научные центры и резко изменила настроение научной молодежи.

В связи с этим ученые просят отложить утверждение трех ранее предложенных Минобрауки и ФАНО документов — проекта распоряжения правительства «Об утверждении программы фундаментальных научных исследований в Российской Федерации на долгосрочный период», проекта ведомственного приказа «Об утверждении методических рекомендаций по распределению субсидий, предоставляемых федеральным государственным учреждениям, выполняющим государственные работы в сфере научной (научно-исследовательской) и научно-технической деятельности» и проекта плана реструктуризации научных организаций.

Вместе с тем ученые считают, что российская наука должна основываться на триаде – на региональных научных центрах, охватывающих самый широкий спектр областей знания, центрах науки и научного образования высшего мирового класса и на поддержке прикладных исследований и инноваций. В письме научные работники требуют не опираться на конкурсный отбор как основу финансирования науки. Наука — не спортивное состязание и не совокупность конкурирующих бизнес-проектов. Пытаться оставить только «самые лучшие» коллективы, руководствуясь принципами мифической эффективности, — гибельно. «Такие коллективы, как разбросанные головешки костра, все равно погаснут, произойдет их деградация», — говорится в письме.

http://www.gazeta.ru/science/news/2015/05/06/n_7171773.shtml

Сотрудникам Института русского языка РАН отказали в финансовой поддержке для проведения экспедиций

Вера Кострова

Институт русского языка имени Виноградова
В этом году впервые за много лет отделу диалектологии и лингвистической географии Института русского языка РАН отказали в финансовой поддержке. Отказал РГНФ, отказало и ФАНО, а сам Институт русского языка РАН не имеет средств.
​В результате под угрозой срыва оказались пять запланированных экспедиций ученых: в Старооскольский район Белгородской области, Кинешемский район Ивановской области, Скопинский район Рязанской области, Бабушкинский район Вологодской области, в юго-восточные районы Владимирской области.

Игорь Исаев записывает диалект

Кандидат филологических наук, старший научный сотрудник отдела диалектологии и лингвистической географии Института русского языка им. В.В. Виноградова РАН, доцент Института лингвистики РГГУ Игорь Исаев поясняет ситуацию: «Плановые темы отдела диалектологии и лингвистической географии Института русского языка им. В.В.Виноградова РАН напрямую связаны с ежегодными экспедициями, во время которых записывается аудио- и видеоматериал, необходимый для исследований говоров на всех ярусах языка: от акустической и инструментальной фонетики, исследуемой методами компьютерной спектрографии, до семантики и лингвистики текста. С 2002 года отдел получал поддержку РГНФ и ежегодно проводил до 10 экспедиций в различные группы говоров русского языка. В этом году впервые не получен грант РГНФ, отказала в финансировании и управляющая организация РАН — ФАНО, что делает невозможным проведение экспедиций.

Основная задача экспедиционной работы состоит в сборе диалектного материала на территории Центра Европейской части России – в районах древнейшего (до XVI в.) заселения славян, т.е. той территории, на которой складывался национальный русский язык. В современной социально-экономической ситуации, которая способствует разрушению деревни и оттоку населения в города, необходимо создание корпуса звучащих диалектных текстов. Собранные данные позволяют значительно обогатить русистику фактическим материалом, выявить процессы, идущие в современных диалектах. Аудиозаписи, видеозаписи и фотографии дают новые сведения не только диалектологам, но и историкам языка, социолингвистам, исследователям разговорной речи, этнографам, культурологам. Данные, полученные в результате работы, являются важнейшим источником для изучения русской и шире восточнославянской диалектологии. Носители диалекта старшего поколения, в речи которых отмечается большое количество архаических диалектных черт, уходят, поэтому фиксация устной речи этих людей является срочной и настоятельной необходимостью. Кроме того, ведется запись речи среднего и младшего поколения деревенских информантов, а также изучается язык жителей небольших провинциальных городов. Командировочные расходы ограничены нормативами бюджетных организаций: транспортные расходы, 100 рублей суточных, 550 рублей в сутки на гостиницу. На запланированные экспедиции требуется порядка 200 тысяч рублей».

Сотрудники отдела диалектологии решили обратиться ко всем неравнодушным к изучению русского языка с просьбой о помощи. Она распространяется в социальных сетях. На сегодняшний день из 200 тысяч рублей собрано чуть больше 164 тысяч. До окончания сбора осталось меньше месяца. Помочь ученым может каждый – подробнее на сайте boomstarter.ru/projects/361639/54020. Минимальная сумма перечисления – 50 рублей.

Фото Игоря Исаева и сайта ИРЯ РАН

http://www.ug.ru/news/15024

Вузам распродают эффективность коррупционно-консалтинговым методом?

Минобрнауки ежегодно представляет «черные списки» неэффективных вузов. Мониторинг, призванный выявлять некачественные образовательные учреждения, сегодня не является механизмом отражения реальной ситуации в отрасли. Такого мнения придерживается большинство специалистов отрасли. В их числе - первый зампред комитета ГД по образованию, депутат от Челябинской области Владимир Бурматов. Подробности — в материале Накануне.RU.

Очередной мониторинг эффективности вузов завершился 20 апреля, а про его результаты пока ничего не слышно. «Итоги прошлого года просто положили под сукно, уже тогда было понятно, что они не являются репрезентативными, что показывать их было стыдно самим инициаторам этой процедуры – Минобрнауки», - отметил депутат.

После такой попытки «рейтинговать» вузы было принято «достаточно экзотическое решение», озвученное главой профильного ведомства Дмитрием Ливановым. Он уведомил, что направит мониторинг учредителям вузов, чтобы те принимали решение относительно подведомственных им организаций. То есть фактически Минобрнауки результаты мониторинга «переложило из одной руки в другую и разрешило самим себе делать все, что хочется», подчеркнул Бурматов.

За абсурдностью формулировок, говорит он, кроется провал реализации поручения, данного руководством страны. На деле искажается сама суть идеи, которая заключалась в создании инструмента, который мог бы объективно оценить качество образования в вузах и помочь избавиться от шарашкиных контор, торгующих дипломами.

«На сегодняшний день мы наблюдаем полное выхолащивание процедуры мониторинга, факт девальвации изначально благой и хорошей идеи оценки качества образования, полный провал поручения руководства страны провести объективный анализ ситуации на рынке. Мониторинг сегодня стал одним из инструментов давления на неугодных ректоров вузов, коррупционной наживы. В том виде, в котором он существует, он не должен дальше существовать», — пояснил парламентарий.

Активисты общественного движения «Обрнадзор» провели аналитическое исследование, которое выявило факты, свидетельствующие о наличии целого рынка платных услуг, которые обеспечивают успешное прохождение процедуры мониторинга.

Результаты опроса показали, что вокруг мониторинга эффективности вузов сегодня «кормится» большое количество коммерческих компаний, которые за деньги помогают проходить эту процедуру. «Зачастую это выглядит как откровенное манипулирование показателями и подтасовка результатов», - сказал Бурматов. Такие компании занимаются консалтинговой деятельностью, и с точки зрения закона привлечь их к ответственности достаточно сложно. Кроме того, эти фирмы могут быть аффилированы сотрудниками Минобрнауки. Таким образом, чиновник обеспечивает работу коммерческих институтов, которые опосредованно приносят ему доходы, а позиция в рейтинге эффективности вуза определяется наличием или отсутствием конфликта интересов?

«Благодаря» таким манипуляциям, считает Бурматов, «Строгановка», МАРХИ и другие уважаемые вузы получали ярлыки неэффективности накануне приемной кампании 2014 года. «Это очень сильно таргетировало вузы. Потом ярлыки снимали, но урон репутации этих вузов был нанесен», - подчеркнул он. А руководство этих институтов заявляло, что этой «дискредитации» предшествовали разговоры чиновников о необходимости передаче зданий, чтобы эффективность вуза, как говорится, возросла.

Процедура проведения мониторинга превращается в коррупционный процесс. По результатам исследования, оборот компаний, осуществляющих такие консультационные услуги, составляет несколько десятков миллионов рублей в год.

Данный рынок «теневой», и на нем фиксируется четкая связь фирм-«помощников» с бывшими и действующими чиновниками Минобрнауки, подтвердил руководитель общественного объединения «Обрнадзор» Алексей Монахов. По его словам, минимальная стоимость консультации за один несложный вопрос составляет 10 тыс. руб. Если речь идет о более масштабной подготовке данных для повышения «эффективности», то «цена вопроса» может доходить до 500 тыс. руб., уточнил эксперт.

Ключевой фактор, который влияет на рейтинг вуза, — преодоление порогового значения – средних показателей вузов по региону. Чиновники министерства знают информацию о таких медианных значениях до публикации итогов мониторинга, таким образом, именно они являются «поставщиками» таких популярных сегодня в отрасли услуг.

«Мы давно бьем тревогу, большинство ректоров государственных вузов не готовы обсуждать проекты, связанные с критикой мониторинга, но кулуарно они недовольны», — отметил, в свою очередь, зампред научного Совета РАН Амет Володарский. На его взгляд, происходит подмена понятий: вместо того, чтобы отчитаться, как эффективно использовать бюджетные средства, нам подставляют другое определение со словом «эффективность». «В эту ситуацию попадают частные вузы, большинство из которых объективно не готовы отвечать требованиям мониторинга. Этот рейтинг работает как дубинка против ректоров, которые могут высказать «оппозиционное мнение» в отношении развития образования в России», - сказал он.

Перед вузами, попавшими в прошлом году в «неэффективные» списки, даже не извинились, при том, что специалисты признали, что некоторые результаты ошибочны. «Вузы завоевывали репутацию столетиями, и тут вдруг за одну минуту стали неэффективными», - добавил эксперт.

Председатель Российского профсоюза студентов Алексей Казак выразил мнение, что мониторинг проводится не для прояснения картины на рынке образования, а для проведения реорганизации вузов. Он назвал неадекватными критерии оценки качества образования в этом рейтинге и заявил, что они написаны «под диктовку» западных экспертов.«Хватит притворства Минобрнауки. Если с Запада есть заказ, какие вузы надо закрыть, то давайте подчинимся, если мы колония, или нет», - сетует он.

Практически отменить мониторинг невозможно, поскольку эта процедура закреплена законодательно. Однако, по мнению Бурматова, необходимо пересмотреть механизм его проведения и критерии, по которым оцениваются вузы. «Должны быть предусмотрены антикоррупционные механизмы. Мониторинг должен быть независимым. То, что его проводит министерство, выглядит странно. Есть процедуры, которые уже включают проверки. Я настаиваю на дебюрократизации вузов: объем контрольных и проверочных мероприятий в отношении вузов избыточен», - отметил депутат.

Вместо того чтобы заниматься образованием, вуз занимается составлением отчета, согласился с коллегой Володарский. «Они страдают от непонятного бюрократического хаоса. Сегодня чтобы выпустить бад-препарат, нужно пройти меньше бюрократических барьеров, чем, к примеру, подготовить филолога по древнекитайской письменности», - заметил зампред научного Совета РАН.

Кроме того, важно наладить горизонтальную систему обмена информацией внутри министерства, продолжил Бурматов. «Когда ведомству нужна любая ерунда, они снова спускают вниз эту судорогу, в свои подведомственные учреждения, забывая о том, что у них эта информация уже есть. Вся бюрократическая структура начинает заново работать. Надо прекратить издеваться над вузами и использовать мониторинг как инструмент давления, подгоняя медианные показатели, чтобы закрыть вуз. Необходимо модернизировать процедуру — сделать ее более независимой, общественно-экспертной, а не чиновничьей «, - предложил первый зампред профильного думского комитета.

Не так давно президент РФ предложил создать общественный национальный рейтинг вузов, который направлен, как отметил Бурматов, «на формирование позитивной повестки». Частично предложения, высказанные депутатом по повышению эффективности самого мониторинга, будут реализованы через данный инструмент. Однако уверенности в том, что система изменится, по нет, уверен депутат. « На моей памяти мы года два с половиной бьемся с министерством. В чем-то они нас слышат, но это небольшое количество вопросов, остальное — профессиональный аутизм и отсутствие восприятия критики», - заключил Бурматов, добавив, что так и будет продолжаться, пока «решения в отрасли принимаются непрофессиональными людьми».

Вероника Килина

http://www.nakanune.ru/articles/110393

В научной среде распространилась информация о возможном закрытии библиотек Российской академии наук

Современная Библиотека Российской академии наук – это крупный научный центр
Вчера в научной среде распространилась информация о возможном закрытии библиотек Российской академии наук. В информационной лингвистической рассылке ученый секретарь Византийского центра при Греческом институте Петр Шувалов призвал коллег вмешаться в ситуацию и поучаствовать в опросе на сайте ФАНО.
«Из БАН [Библиотека Академии наук — Научная Россия] пришли сведения, что ФАНО рассматривает вариант закрыть все библиотеки РАН, потому что считает бумажные библиотеки неактуальными. Основанием для этого служит их убеждение, что якобы всё есть в электронном виде и бумажные издания не нужны. Коллеги призывают срочно зайти на сайт ФАНО и ответить на вопросы. Защитим наше право пользоваться библиотеками и бумажными публикациями!», — говорится в рассылке.

Речь идет об опросе, инициированном ФАНО и доступном на сайте агентства. В пояснении к опросу говорится, что он проводится «в целях повышения эффективности информационного обеспечения деятельности научных организаций». Сообщается, что Федеральное агентство научных организаций разрабатывает комплекс мер по формированию единой системы информационного обеспечения исследований.

На сайте отсутствует официальная информация о возможном закрытии или слиянии библиотек. Однако, исходя из вопросов предложенной анкеты, очевидно, что будет оцениваться сравнительная востребованность «бумажных» и электронных источников информации, а также эффективность деятельности отдельных библиотек структуры. Соответственно, могут последовать какие-либо изменения. Чтобы повлиять на их характер, всем заинтересованным лицам, действительно, стоит принять участие в проводимом именно для этой цели опросе на сайте ведомства.

Напомним, что в августе 2014 года уже поднимался вопрос об оптимизации библиотек. Тогда шла речь об объединении Государственной публичной научно-технической библиотеки России (ГПНТБ России) с Научной педагогической библиотекой имени К.Д. Ушинского, Российской академии образования (НПБ им. К.Д. Ушинского) и Библиотекой по естественным наукам Российской академии наук (БЕН РАН), подведомственной ФАНО России. Однако по итогам консультаций ФАНО тогда сочло нецелесообразным объединение библиотек.

«Учительской Газете «удалось получить  комментарий литературного критика, публициста и блогера Николая Подосокорского:

«Говорить о закрытии всех библиотек РАН как о свершившемся факте неправильно, ибо официально принятого решения пока, к счастью, нет. Но когда оно будет принято, пытаться этому противостоять будет уже поздно. А тревогу уже сейчас подняли специалисты изнутри системы РАН, и мы хорошо знаем как в наше время принимаются подобные решения в этой сфере, а также каковы основные тенденции «оптимизации расходов» на науку и культуру в условиях разрастающегося экономического кризиса. В марте было объявлено, что начался второй этап реформы РАН, и он, по всей видимости, будет связан с дальнейшей оптимизацией академических институтов. Последние «наезды» чиновников на директоров институтов (академиков Пивоварова, Гусейнова и Галимова) могут быть также связаны с этим.

Как недавно заявил президент РАН Владимир Фортов, бюджет всех институтов РАН будет сокращен минимум на 5%. Фортов также посетовал на то, что обещанное властями повышение зарплат научным сотрудникам можно осуществить только за счет сокращения людей или привлечения внебюджетных источников. Основные сокращения скорее всего коснуться гуманитарной сферы, как наименее востребованной нынешней властью, и традиционные библиотеки с бумажными книгами никак не вписываются в новую реальность, к которой нас подталкивают. Еще в сентябре 2014 года министр культуры Владимир Мединский заявил, что Россия перенасыщена гуманитариями.

Напомню также, что в 2014 году, объявленном Годом культуры, учреждений культуры в России стало меньше на 2080, причем из них более 16% составляют библиотеки. Из расчета социальных нормативов всего в стране должно быть более 26 тыс. библиотек, однако, по итогам проведенной «оптимизации» их число составило чуть более 5 тыс. В Год литературы это сокращение очевидно будет продолжено, и теперь подошла очередь научных организаций и библиотек Академии наук.

Трагедия, произошедшая с библиотекой ИНИОН в январе этого года могла подтолкнуть к такому шагу. Перед «эффективными менеджерами» могла быть поставлена задача сократить в короткие сроки расходы на систему РАН на определенный процент, и закрыть библиотеки — это самое безопасное с точки зрения социальных рисков. Словом те, кто предупреждал, что в Год литературы в России будут жечь книги, оказались правы».

Алексей Конкка, сотрудник Института языка, литературы и истории Карельского  научного центра, кандидат исторических наук из Петрозаводска, уверен, что с помощью опроса ФАНО пытается узнать общественное мнение и мнение работников РАН.

— Ничего официального кроме слухов нет, насколько я знаю. Но учитывая тенденцию всевозможного ущемления РАН, под эгидой экономии средств, что сейчас более чем актуально, и освобождения рабочих площадей для дальнейшей их распродажи, ФАНО может выйти с предложением, например, превратить БАН в электронную библиотеку РАН, то есть сделать из БАН виртуальную библиотеку, — говорит Алексей Петрович. — Это, конечно, чудовищно как для науки, так и для всего общества (по многим параметрам, в том числе потому, что лишь малая толика литературы переведена в электронный вид), а для РАН это не просто серьезный, но и убийственный удар, так как массы научной литературы, собранной в БАН, просто нет в других библиотеках. То есть РАН без своей библиотеки существовать не может! Кстати, судя по результатам голосования на сайте ФАНО, есть совершенно однозначное понимание этой проблемы.

На данный момент (18-00 25.04.2015) в голосовании на сайте по некоторым вопросам приняло участие более 3800 человек. Судя по статистике ответов, большинство проголосовавших уверены, что закрытие библиотек РАН — мера недопустимая.

По информации scientificrussia.ru
Фото nstar-spb.ru

http://www.ug.ru/news/14939

При мониторинге эффективности вузов будут учитывать инвалидов

  |   Политика   |   Павел Панов
Учебные заведения предлагается оценивать по приспособленности для студентов с ограниченными возможностями

При мониторинге эффективности вузов будут учитывать инвалидов

Фото: Глеб Щелкунов

Ежегодный мониторинг эффективности вузов может пополниться новым оценочным показателем —  условия для качественного образования инвалидов и людей с ограниченными возможностями здоровья. Оценке будет подвергаться инфраструктурное оснащение вуза: наличие пандусов, лифтов, доступ в аудитории и т.д. Об этом «Известиям» сообщили в Министерстве образования и науки.

— Министерство ведет постоянную работу по повышению доступности образовательной среды для людей с ограниченными возможностями здоровья и инвалидов. В частности, сейчас обсуждается внедрение обязательного учета такого параметра, как наличие в вузе условий для качественного образования инвалидов и людей с ограниченными возможностями здоровья. Этот параметр должен стать обязательным для определения общего уровня и оценки качества образования в вузе, — говорят в пресс-службе ведомства.

В Минобрнауки отмечают, что за последние 2 года разработаны и направлены в вузы методические рекомендации по организации образовательного процесса для инвалидов с необходимыми условиями оснащенности, изменена и адаптирована нормативная база для возможности комфортного проведения приемной кампании. Сам пункт по включению нового показателя прописан в обновленной государственной программе «Доступная среда» на 2011–2020 годы, которая была подготовлена Министерством труда и социальной защиты.

Согласно официальной статистике, в России действует 950 учреждений высшего образования, из которых 548 государственных и 402 частных. Общее количество обучающихся составляет около 5,2 млн студентов. На начало 2014 года в России было зафиксировано порядка 580 тыс. детей-инвалидов.

Относительно доступности инфраструктуры для инвалидов, согласно данным за 2014 год, из 6708 зданий подведомственных высших учебных заведений, где проходит обучение или в которых проживают обучающиеся, в 4015 зданиях в настоящее время обучаются и живут студенты с ограниченными возможностями здоровья и инвалиды. Из них 3870 зданий полностью или частично приспособлены для получения профессионального образования, а также для временного проживания данных категорий учащихся.

Само введение нового критерия идет в привязке еще к одной идее ведомства: Минобрнауки предлагает опробовать схему учета результатов оценки научно-педагогических работников и удовлетворенности студентов условиями и результатами обучения в системе показателей эффективности деятельности вузов. Таким образом, к уже действующим показателям материально-технической базы, среднему баллу ЕГЭ, учету трудоустройства выпускников, предлагаемому показателю доступности для инвалидов и другим добавится показатель внутренней оценки самими студентами своего учебного заведения.

— Согласно конвенции ООН о правах инвалидов, понятно, что надо делать такие вещи. Все учреждения, особенно государственного значения, должны быть доступны для инвалидов. В государственной программе «Доступная среда», рассчитанной до 2020 года, как раз закреплено обеспечение доступности. Пусть сегодня это не всем нужно, но предусмотреть и включить такой показатель в критерии оценки все-таки нужно, и я считаю это необходимостью, — говорит член Комиссии по делам инвалидов при президенте и председатель совета Межрегиональной общественной организации инвалидов Надежда Белькова.

Ректор Московского технического университета связи и информатики Артем Аджемов подчеркивает важность проблемы, но считает, что оценивать вузы с учетом этого показателя не стоит.

— Это не самый главный показатель. Безусловно, нужно добиваться того, чтобы подобного рода возможности были у всех желающих обучаться, но это не самый главный показатель, который смог бы охарактеризовать университет. Многие университеты имеют здание, которые строились в 1930–1950-е годы, и в них не предусматривались лифты. В то время было правило, что если здание не выше 5 этажей, то в нем лифта нет. Получается, что университетам в качестве недостатка может предъявляться то, что было сделано в то время, когда подобные нормы не предусматривались, — поясняет ректор.

Исполнительный директор Ассоциации негосударственных вузов России Динара Асадуллина поддерживает своего коллегу.

— Работы по данному направлению сейчас только начинаются. Естественно, тема очень важная, и есть университеты и институты, которые формируют отдельные программы обучения для инвалидов. Если говорить об условиях, то вузы действительно имеют в своем распоряжении достаточно старые здания, в которых не предусмотрен лифт. Данный показатель не является первоочередным, однако сама тема является крайне важной. Общество сейчас лояльно относится к инвалидам, ведь они такие же люди, как и мы, просто им нужно помочь, — считает Асадуллина.

Помимо всего прочего, «Единая Россия» собирается в этом году провести мониторинг развития «Доступной среды» в образовательных учреждениях. Предполагается, что по итогам его проведения будет создана определено, насколько образовательные учреждения готовы к приему инвалидов. Мониторингу подвергнутся вузы, учреждения среднего образования, школы и т.д.

Читайте далее: http://izvestia.ru/news/585887#ixzz3YWjpv9io

«Такого удара наука не переживет»

Вслед за объявленной реформой Российской академии наук, начались реорганизации и научных институтов РАН. В научном сообществе все громче звучат голоса о том, что очередные реформы, инициируемые чиновниками, нанесут серьезный урон отечественной науке. Председатель профсоюза работников РАН, заведующий лабораторией кристаллических лазеров среднего ИК-диапазона Института общей физики РАН, кандидат физико-математических наукВиктор Калинушкин рассказал «Росбалту», что считает угрозы буквально «смертельными».

– Недавно руководители Дальневосточного и Сибирского отделений РАН направили телеграмму главе академии Владимиру Фортову, в которой выразили озабоченность действиями Федерального агентства научных организаций (ФАНО) в связи с увольнением руководителей институтов и научных центров, обвинили ФАНО в курсе на фактическую ликвидацию научных учреждений РАН.

– Действительно, в последнее время ФАНО совершило ряд действий, в частности, увольнение директора ГЕОХИ Эрика Галимова. Но этот конфликт, вроде, разрешился. Также имела место ситуация с директором Института философии РАН Абдусаламом Гусейновым, которого выдворили с совещания в правительстве. Вот это давление, прессинг имели место наряду с реструктуризацией, объединением институтов, и потому стали поводом для написания тревожной телеграммы. Хотя, на мой взгляд, у институтов РАН есть еще более серьезные проблемы, нежели те, которые упоминались в той телеграмме.

– Какие проблемы вы имеете в виду?

– Сейчас появился большой блок документов, проектов, и среди них наиболее опасные для академии наук – это проект документа из министерства образования и науки РФ, определяющий порядок методических указаний к определению размера субсидий на госзадание. То есть это документ, определяющий порядок финансирования наших институтов. Текст проекта выставлен для общественного обсуждения в Сети.

Помимо того, что некоторые положения этого документа плохо стыкуются между собой, он еще и не совместим с рядом других документов. Но его ключевой позицией является то, что в случае его принятия произойдет примерно трехкратное сокращение числа сотрудников институтов ФАНО. Это на самом деле полный разгром институтов.

Понятно, что увольнение директора ГЕОХИ было сделано, с нашей точки зрения, совершенно неправильным образом, и хорошо, что этот конфликт, видимо, исчерпан. Но трехкратное сокращение сотрудников у нас вызывает еще большую обеспокоенность, чем даже предложения по реструктуризации институтов. Там тоже есть масса своих «наворотов», но все-таки шла речь об объединении в единое юрлицо, а не о разгроме институтов. Хотя и непонятно – зачем это делается, и там тоже может возникнуть много проблем. Но вот этот документ из недр Минобрнауки, о котором я сказал, на сегодняшний день считается наиболее опасным. Вообще очень много появилось документов такого рода, так, что я даже не знаю, что будет завтра с утра. Видимо, чиновники спешат со сроками выполнения поручений президента РФ, появившихся по результатам обсуждений на предновогоднем совете по науке при главе государства. В результате имеем скачущий поток каких-то документов, меняющих ситуацию в управлении наукой. И все не очень удачные, мягко говоря.

– Какие цели преследуют чиновники, чем объясняют свои инициативы?

– В основе у них лежат, может быть, даже благие пожелания. Насколько можно понять из общения с ними, хотят обеспечить нормальные условия труда и достойную зарплату научному сотруднику. Но так как все делается без увеличения финансирования, то этого можно добиться только путем сокращения огромного числа других сотрудников.

Чиновники пытаются сделать что-то вроде немецкой или американской схемы науки. Но там, за рубежом, финансирование на одного научного сотрудника в 5-10 раз больше, чем сейчас у нас. Для того чтобы вывести на такие схемы, надо, как минимум, в три раза увеличить финансирование на одного сотрудника. Так как денег не прибавляют, то остается другое, кардинальное решение вопросов: в три раза уменьшить численность сотрудников. Со всеми вытекающими последствиями. Все просто, без затей…

Есть указ президента об увеличении средних зарплат научным сотрудникам до 200% от средней зарплаты в регионе к 2018 году. А что такое средняя зарплата? Это фонд заработной платы, поделенный на число сотрудников. Если фонд заработной платы не увеличивать, то достигнуть увеличения средних зарплат можно только одним путем – уменьшением числа научных сотрудников…

– Какие будут последствия для науки, если эти планы будут реализованы?

– Смертельные. Я говорю откровенно, что российская наука за последние 25 лет получила невероятное количество ударов и осталась жива. Мы полагали, что и очередной удар переживем – реформу РАН, реструктуризацию, которую предлагает ФАНО… Но если эти правила финансирования госзадания будут приняты, то, думаю, такого удара российская наука просто не переживет. На этом все закончится. Приехали, как говорится…

Единственная надежда заключается в том, что, возможно, удастся опрокинуть эти планы. Были проведены обсуждения в Минобрнауки, и мы, профсоюз, тоже выставим этот проект на обсуждение. Если общественность организуется, то, надеюсь, мы его остановим.

Беседовал Дмитрий Ремизов


Подробнее:

http://www.rosbalt.ru/federal/2015/04/24/1392389.html

Академик Галимов не уволен, а ушел по собственному желанию Скандал между директором ГЕОХИ РАН и руководством ФАНО разрешен

Академик Галимов не уволен, а ушел по собственному желанию

Скандал между директором ГЕОХИ РАН и руководством ФАНО разрешен

Скандальная ситуация с увольнением академика РАН, ведущего ученого страны Эрика Галимова с поста директора Института геохимии и аналитической химии им. Вернадского РАН (ГЕОХИ РАН), счастливо разрешилась в пользу ученого. В среду руководитель ФАНО Михаил Котюков отменил свой приказ об увольнении академика, изданный 13 апреля.

Академик Галимов не уволен, а ушел по собственному желанию

фото: vesti.ru

Как уже сообщал «МК», руководитель ФАНО уволил академика без объяснения причин после открытого письма Галимова, опубликованного на сайте института 11 апреля. Видимо, обиделся на само письмо. Увольнение вызвало бурю негодования со стороны научной общественности. Ситуацию усугубляло еще и то, что приказ об оскорбительном увольнении директора, руководившего институтом 22 года, был подписан в тот момент, когда Эрик Михайлович находился в больнице после перенесенного инфаркта.

В общем, острые углы данного конфликта надо было как-то сглаживать. Этому способствовала встреча Эрика Галимова с Михаилом Котюковым в присутствии президента РАН Владимира Фортова. В итоге руководитель ФАНО изменил свое решение и отозвал предыдущий приказ. Вместо него появился новый. Нет, Эрика Михайловича не восстановили в должности директора, предложив лишь место научного руководителя института. Зато новый приказ о расторжении трудового договора издан на основании собственного заявления ученого. «МК» созвонился с академиком, чтобы узнать, остался ли он доволен таким финалом.

- 12 мая, согласно новому приказу о расторжении трудового договора, я оставляю пост директора ГЕОХИ РАН, — объянил Эрик ГАЛИМОВ. — Добиться отмены оскорбительного приказа об увольнении, для которого не было никаких объективных причин, было для меня делом принципа. И еще я доволен, что теперь ФАНО взяло на себя все вопросы, связанные с приведением в порядок судна «Академик Борис Петров». Сумма, которую ФАНО, как вышестоящая инстанция над институтами задолжала судоверфи в Китае и ремонтной организации, составляет около 100 миллионов рублей.

- Вам не обидно, что вы все-таки больше не директор ГЕОХИ?

- Когда я писал открытое письмо, у меня, конечно, мыслей об уходе не было. Вообще меня последнее время держали две вещи: мне очень хотелось дописать к юбилею Вернадского 24-томник собрания его сочинений (что я сделал в 2013-м году), и второе — решить вопрос с судном. Не хотелось оставлять нерешенными проблемы для преемника. Вот теперь, когда я получил подтверждение из Правительства РФ о том, что выделят деньги, помощь придет, и все организационные вопросы должно взять на себя ФАНО, я успокоился. Считаю, что произошедшее очень важно для дальнейших отношений ФАНО с институтами.

 

http://www.mk.ru/social/2015/04/22/akademik-galimov-ne-uvolen-a-ushel-po-sobstvennomu-zhelaniyu.html

Академик Эрик Галимов: «Жду извинений от ФАНО и отмену приказа об увольнении»

Директора ГЕОХИ РАН и руководитель ФАНО пытаются уладить конфликт за столом переговоров

Академику РАН Эрику Галимову, теперь уже бывшему директору Института геохимии и аналитической химии РАН (ГЕОХИ), предложили стать его научным руководителем. На каких условиях примет это предложение один из авторитетнейших ученых страны, уволенный из института без объяснения причин? Об этом корреспондент «МК» спросил у самого академика.

Академик Эрик Галимов: «Жду извинений от ФАНО и отмену приказа об увольнении»

фото: youtube.com
На фото: академик РАН Эрик Галимов

Как уже сообщал «МК», эта скандальная история началась после разгромного открытого письмо академика от 11 апреля, в котором он обвинил руководство ФАНО (Федерального агентства научных организаций) в бюрократии, «беспрецедентном бумажном потоке», равнодушию к ученому. Главным камнем преткновения стало также судно «Академик Борис Петров», закрепленного за ГЕОХИ. ФАНО, по мнению Галимова, не приняло вовремя меры по спасению НИС, в результате чего оно более года после капитального ремонта простаивает в Китайском порту Тяньцзинь.

В результате, уже через два дня руководитель ФАНО Михаил Котюков издает приказ об увольнении Эрика Михайловича Галимова. Формулировка в приказе под титульным номером «250-п/о» следующая: «в связи с принятием собственника имущества организации решения о прекращении трудового договора».

Этот прецедент вызвал бурю негодования среди научного сообщества. Эрик Галимов является ведущим академиком РАН, его труды известны во всем мире. Такое оскорбительное обхождение с авторитетнейшим представителем науки вызвало необходимость встречи Михаила Котюкова с Эриком Галимовым и личных объяснений. Беседа состоялась во вторник в присутствии президента РАН Владимира Фортова.

– Мне предложили занять место научного руководителя моего института, — говорит Эрик Михайлович. — Но я твердо заявил, что буду рассматривать любые предложения только после извинения за нанесенное мне оскорбление и отмены приказа об увольнении. Только после этого возможно продолжение нашей работы с ФАНО.

– Михаил Котюков объяснил вам при личной встрече, за что уволил?

– Нет, ничего не объяснил. Но я думаю, он просто обиделся за открытое письмо. Но я и сейчас готов расписаться под каждой его строчкой.

Справка «МК»:

Эрик Михайлович Галимов – академик РАН с 1994 года. Директор Института геохимии и аналитической химии им. В.И. Вернадского РАН. Почетный профессор МГУ им. М.В. Ломоносова. Председатель Комитета по метеоритам РАН. Председатель Научного Совета по проблемам геохимии. Главный редактор журнала «Геохимия». Член Президиума РАН (2002-2013 г.). Президент международной ассоциации геохимии и космохимии (2000-2004 г.) и вице Президент этой ассоциации (1996-2000 г.). Член бюро Совета по космосу РАН. Э.М. Галимов – один из мировых лидеров в области изотопной геохимии, автор теории фракционирования изотопов в системе многоатомных органических соединений. Награжден международной медалью Альфреда Трейбса «за выдающийся вклад в органическую химию изотопов». Основные труды в области органической геохимии, геологии нефти и газа, алмазообразования, происхождения Луны и планет. Инициатор космических программ. Руководитель и участник морских экспедиций.

 

http://www.mk.ru/social/2015/04/21/akademik-erik-galimov-zhdu-izvineniy-ot-fano-i-otmenu-prikaza-ob-uvolnenii.html

Отделения РАН выступили против увольнения директоров институтов

НОВОСИБИРСК, 21 апреля. Представители отделений Российской академии наук направили телеграмму главе академии Владимиру Фортову, в которой выражают протест действиям ФАНО в связи с увольнением руководителей институтов и научных центров. Телеграмму подписали председатель Сибирского отделения РАН Александр Асеев, глава Дальневосточного отделения РАН Валентин Сергиенко и зампред совета РАН по координации деятельности региональных отделений и научных центров академии Николай Добрецов.

«Выражаем крайнюю озабоченность последними действиями Федерального агентства научных организаций по увольнению ведущих ученых — членов РАН с постов директоров крупнейших и успешных в российской науке академических институтов и научных центров, руководителей организаций научной инфраструктуры, взятому ФАНО курсу на фактическую ликвидацию научных учреждений и научных центров РАН в регионах в рамках «структуризации», практическое разрушение высокоинтегрированной и высокоэффективной системы региональных отделений РАН, все возрастающему числу попыток отчуждения земельных и имущественных ресурсов РАН, находящихся под оперативным управлением РАН, в научных центрах и академгородках», — говорится в тексте послания, опубликованного пресс-службой СО РАН.

Как заявляют авторы обращения, решения готовятся и принимаются в ФАНО без предусмотренного имеющимися регламентами согласования с РАН и ее региональными отделениями. «Это не только в корне противоречит закрепленному в ФЗ-253 положению о научно-методическом руководстве со стороны РАН научными организациями, поручениям Президента РФ по итогам Президентского совета по науке и образованию от 8 декабря 2014 года, объявленным приоритетам развития регионов Сибири и Дальнего Востока, но и тормозит решение жизненно важных для страны задач импортозамещения и укрепления обороны и безопасности, развития научно-образовательного комплекса страны», — подчеркивается в телеграмме.

Подписавшиеся выразили «решительный протест односторонним и разрушительным для российской науки действиям ФАНО» и потребовали безусловного соблюдения норм законодательства при проведении реформ в академическом секторе науки.

«Просим посвятить ближайшее заседание президиума РАН обсуждению и анализу последствий предлагаемых Минобрнауки РФ и ФАНО проектов программ реорганизации академической науки с привлечением авторитетных в мировом научном сообществе российских и международных экспертов. Считаем необходимым довести точку зрения региональных отделений РАН до правительства и президента Российской Федерации», — указывают Асеев, Сергиенко и Добрецов.


Подробнее:

http://www.rosbalt.ru/federal/2015/04/21/1391076.html

О том, что сталось со школой

20 апр 2015

Школы в России больше нет

Разумеется, по инерции остались ещё отдельно стоящие хорошие школы — покуда их даже и немало, — ну так какие-то островки жизни уцелели бы и после ядерной зимы. Школы как института формирования нации — нет, и осколки его рассыпаются на глазах прямо сейчас. Совсем скоро явное большинство школ в стране будет конторами по дневной передержке детей: чтобы по подвалам клей не нюхали; типовой выпускник будет неучем, не умеющим учиться, — то есть неучем пожизненным. Глупо говорить, что время для решения проблем школы упущено (хотя оно, конечно же, упущено): никто не проиграл, пока никто не выиграл. Наша страна не может существовать без сильной системы образования; на глобусе мы есть; стало быть, захотим жить — волей-неволей создадим школу заново. Но процесс этот не сможет и начаться, пока не признана открыто трагичность положения, не названы вслух причины случившейся со школой и с нацией беды.

Причин этих много — в том числе, очевидно, и внеположных образованию, но пока вожди образования твёрдо стоят на позиции «в школе всё очень хорошо, а завтра мы опять усовершенствуем ЕГЭ и всё станет просто отлично», а педагоги (порой и родители) боятся высказывать несогласие с происходящим, серьёзный разговор затруднён. Итоги дискуссий с участием начальства всегда подводит само начальство, и всегда одинаково: мол, всё, что вы тут наговорили, либо чушь, либо провокация, либо мы и без вас уже давно учли (обычно последнее — такая же ложь, как первое и второе). Разговоров же без своего участия начальство в расчёт не принимает. Но разговоры эти всё слышнее, что естественно: в кризис нечиновные речи всегда становятся жёстче и громче — и по крайней мере про две тяжёлые беды нашей школы уже сказано вполне достаточно, чтобы можно было начинать действовать. Одна из них — невыносимое чиновничье давление на школу: груды никчёмных бумаг, которые обязан строчить каждый педагог; непрестанные проверки (в основном на соответствие этих бумаг друг другу и представлениям очередного чинуши об идеале), всякий раз грозящие учителя прихлопнуть; право начальства в любую минуту без объяснения причин уволить директора школы и т. д. Впрочем, эта беда у школы общая с другими сферами, курируемыми Минобром (и, боюсь, не только им), и при всей её тяжести главная для школы не она.

Исток главной беды в том, что школу лишили самостоятельного значения. Она перестала быть самодостаточным и самоценным периодом в жизни взрослеющего человека; весь смысл её свёлся к тому, чтобы подготовить ученика к поступлению в вуз. Внешне это выразилось в воцарении ЕГЭ; недаром реформаторы образования видят своё главное свершение именно в едином экзамене — он и впрямь оказался фатальным. Имеющая собственный смысл школа оценивала своего выпускника на собственных выпускных экзаменах — выпускника «школы — ступеньки в вуз» проверяют на ЕГЭ, экзаменах одновременно выпускных и вступительных. Как эта новация сказалась на вузах, вопрос отдельный, но школу она просто убила.

(Оговорюсь: сама по себе идея независимой от школы аттестации её выпускников вовсе не дурна — ужасной оказалась реализация этой идеи здесь и сейчас. Но об этом уже много раз писано.)

Принято говорить о егэизации школы — о том, как гиперзначимость ЕГЭ (от его результатов и только от них зависит и судьба ученика — и доход и репутация учителя) неостановимо уплощает обучение, превращая его в натаскивание. Это чистая правда, но не в том «таилась погибель» школы. И не в том, что логика такого натаскивания львиную долю усилий многих учителей и большинства мотивированных учеников неизбежно уводит из школы в репетиторство. Со всеми этими радостями школа могла бы уцелеть — стать хуже, но уцелеть. Погибель таилась в полной отмене выпускных экзаменов. То есть поначалу-то могло показаться, что они отменены частично: как же! ведь ЕГЭ по русскому языку и математике обязательны, и ещё что-то надо выбрать — и это тоже обязательно. Но очень скоро стало понятно, что это отговорки — во всяком случае, для всех предметов, кроме двух. Их все: что физику, что английский, что историю — если не хочешь, можно и не учить, и ничего тебе за это не будет. То есть ничего — если ты лодырь; если же ты собрался поступать, скажем, на экономический, то тебя за то, что ты забил на физику да химию, будут даже хвалить: ах, какой целеустремлённый. Тройку и в том и в другом случае как-нибудь натянут. Тут и учителя смекнули, что они, со своей стороны, могут не учить этим дисциплинам. Во всяком случае, не учить большинство учеников — всех, кто сам не выбрал этот предмет. И им тоже ничего за это не будет: ведь их зарплату определяет средний балл по ЕГЭ, а те, на кого они махнут рукой, его сдавать не пойдут и на средний балл не повлияют. Исключения, конечно, возможны — и наблюдаются; но как правило, где можно невозбранно не учить и не учиться — там и учить, и учиться постепенно перестают. И не надо себя утешать тем, что хоть по двум-то стержневым предметам итоговое испытание осталось обязательным. Увы, с русским языком и с математикой происходит практически то же, что с какой-нибудь химией, — только выяснилось это чуть позже.

Окончательно — прошлым летом, по итогам знаменитого «наконец-то честного ЕГЭ». Тогда, если помните, властям пришлось задним числом сдвигать вниз минимально допустимые баллы обоих обязательных экзаменов — без такой подтасовки аттестатов не получила бы чуть не четверть выпускников. Тот скандал заставил публику впервые поинтересоваться: так что же считается удовлетворительным уровнем знаний? А вот что. По математике хватало решения трёх первых, то есть простейших, задач теста: «Шкаф стоит 3300 руб., а его сборка 10% цены. Сколько стоит шкаф со сборкой?»; «Сколько сырков по 16 руб. можно купить на 100 руб.?» Для верного подсчёта сырков за глаза хватит смутных воспоминаний о начальной школе, но аттестат-то дают за среднюю! Столь же элементарных знаний, никак не исчерпывающих школьную программу, хватит и для тройки по русскому. И хуже всего, что от силы пятая часть школьников получает по той же математике больше вот такой тройки. То есть явное большинство выпускников и по формально обязательному предмету имели возможность практически не учиться.

Для маскировки столь катастрофических результатов решено сделать новый шаг в развитии ЕГЭ: разделить экзамен по математике на базовый и профильный уровни. Тест базового уровня будет уже целиком состоять из задач, доступных смышлёному третьекласснику, но это вроде даже и не будет стыдно: да, мы считаем, что решения этой тривиальщины довольно для получения аттестата, так ведь уровень-то — базовый! А на средний балл (теперь уже профильного уровня) абстиненты от математики влиять перестанут, и он перестанет от года к году пикировать. Смотреть на всё это горько. Адепты образовательной реформы любят укорять её критиков, будто те бранят нынешний Минобр более всего потому, что идеализируют школу советского периода: та-де была лучшая в мире, а нынешняя… Мне нечасто встречаются люди, называющие советскую школу лучшей в мире, — слишком уж памятны её слабые стороны. Но школьная система математического образования, вне всякого сомнения, была тогда лучшей в мире, и то, до чего она сейчас докатилась — за какие-то двадцать лет! — национальный позор.

Уже многие весельчаки провели нехитрый эксперимент: дали экзаменационные выпускные тесты младшеклассникам, а то и дошколятам (тут с оговоркой: одарённым). Результат, говорят, всегда один и тот же: на тройку набирает большинство детей. А теперь сопоставьте эти шуточки со свежей информацией: в Удмуртии четырнадцать из семнадцати выпускников, сдававших ЕГЭ по математике досрочно, экзамен завалили. Есть две международные программы: PIRLS, в которой оценивают учебные достижения школьников начальных классов, и PISA, где оценивают пятнадцатилетних ребят. Малыши наши выигрывают почти у всех: в предпоследний раз мы были первые, Гонконг — второй, в последний раз мы вторые, Гонконг первый. А наши юноши каждые три года опускались на несколько позиций, оказавшись в предпоследний раз примерно сороковыми из семидесяти участников; так что в последний раз Россия и участвовать не стала. Увы, всё ведёт к печальному выводу: наша школапонижает интеллектуальный уровень детей — не говоря о том, что развращает их безнаказанностью безделья.

Если уж вспоминать про советскую, не лучшую в мире школу, то её абитуриент за месяц сдавал то ли семь, то ли восемь устных и письменных выпускных экзаменов; на каждом он должен был показать минимальную осведомлённость в пределах школьного курса очередной дисциплины. Конечно, средний школьник никак не уподоблялся Пико делла Мирандола, но такой минимальной осведомлённостью в разных науках он на момент выпуска худо-бедно располагал, а на устных экзаменах ещё и доказывал, что в некоторой степени обучен излагать какие-то мысли. Собственно, это всё и называлось полученным средним образованием. Сегодня средним образованием мы готовы называть натасканность на прохождение тестов конкретного типа по трём-четырём предметам — и это в благоприятном случае; в случае менее благоприятном аттестат о среднем образовании выдаётся, как мы видели, за умение с горем пополам читать и считать в пределах первой сотни. О навыках связной речи лучше не вспоминать.

Почему отчаянность ситуации до сих пор так мало осознана в обществе? Да потому, что кто хочет учиться, тот — во всяком случае, в крупных городах — учиться пока может. Ключевое слово тут, к сожалению, «пока». Если оставить в стороне репетиторство всех родов, к обсуждаемой теме почти не имеющее отношения, то число школ, пригодных для получения настоящего образования, с неизбежностью будет сокращаться. Потому, например, что проводимая в последние годы политика прямо враждебна к сколько-нибудь выдающимся школам. Подушевое финансирование и так бы их погубило, но на помощь ему поспело и бредовое убеждение многих начальников, будто само существование элитных школ противоречит священному (и неисполнимому) принципу равнодоступности качественного образования. Пришибить хорошую школу не проблема, а создать новую труднее с каждым годом — прежде всего потому, что беда с учителями. В любой сколько-нибудь серьёзной дискуссии о проблемах школы можно услышать, что учителя (не все, конечно, — многие) плохо знают предмет, плохо и невнятно говорят, не владеют базовыми методическими навыками и так далее. Система педагогического образования в стране практически разрушена. Многие десятки педвузов чуть не во всех регионах страны за последние годы просто закрыты, выжившие либо ждут своей очереди, либо странным образом переформатируются. Теперь они будут готовить не специалистов, как прежде, а бакалавров; иными словами, из педвузов превращаются в педтехникумы — прекрасная основа для школы XXI века, что и толковать.

Что нужно делать? Не помню, сколько лет я не видел связных выступлений о том, что нужно делать, а за последние недели прочёл уже три разных текста, написанных весьма квалифицированными людьми. Тексты различаются во многих деталях, но едины в главном: отмена ЕГЭ в нынешнем виде, то есть выпускного и вступительного экзамена вместе; возврат выпускных экзаменов по всем основным предметам, то есть возвращение школе субъектности, а с ней — права на жизнь. Но как раз на это нынешние вожди образования не пойдут никогда и ни за что. Тут их кащеева игла: если ЕГЭ оказался хуже чем преступлением, ошибкой, то кто они такие? Поэтому любой разговор об отмене ЕГЭ они сводят и будут сводить к его «совершенствованию» — занятию с точки зрения школы вполне бессмысленному. И ведь по сути-то ЕГЭ уже скончался: и выпускное сочинение, возвращённое в школу по прямому приказу свыше, и устные экзамены по некоторым дисциплинам поставили крест на хвалёном «единстве» теста. Но Минобр этого не желает признавать. Выпускное сочинение он превратил в какой-то невнятный зачёт, а устные экзамены, весь смысл которых в диалоге с экзаменатором, говорят, хочет свести к монологам, записываемым в звуковые файлы, — чтобы потом их «объективно оценивать»…

Торопиться нужно ещё и потому, что ЕГЭ укореняется. С каждым годом всё больше учителей с изрядным облегчением привыкают к нынешнему положению вещей. Они понимают, что натаскивать, да притом не всех учеников класса, куда легче, чем учить, да притом всех; что система, при которой детей не надо учить думать, говорить и писать, весьма удобна тому, кто сам всего этого не умеет. Возвращать выпускные будет поэтому всё сложнее: учителя будут всё более массово к ним не готовы — выяснилось же в этом году, что большая часть словесников не знает, как работать с возвращённым вдруг сочинением. Промедлить ещё совсем немного — не знаю, год или два — и может статься, что школу придётся восстанавливать не по живым воспоминаниям, а по книгам. Если кто-нибудь сумеет такие книги написать.

http://expert.ru/expert/2015/17/o-tom-chto-stalos-so-shkoloj/

Реформа от противного. Желающих поживиться и поуправлять имуществом РАН становится все больше

Из текстов официальных сообщений прессы мы знаем, что на состоявшемся в конце прошлого года в Санкт-Петербурге заседании президентского совета по науке и образованию его участники обсуждали преобразования в академическом секторе фундаментальных научных исследований.

Лейтмотивом работы стало выступление главы государства, который напомнил, что преобразования в системе Российской академии наук начались более года назад. «Мы, прежде всего, исходили из того, что России нужна сильная, конкурентоспособная наука, которая может задавать новые направления научной мысли, обеспечивать технологическую независимость и суверенитет страны, работать на повышение качества жизни людей», – указал тогда президент.

О том, что на пути научной реформы есть не только достижения и успехи напомнил собравшимся Президент РАН Владимир Фортов. Он признал, что происходит лавинообразное увеличение бюрократии, бумаготворчества и формализма. «Мы помним, что одним из базисных лозунгов реформы был: «Освободим ученых от несвойственных для них функций, пусть они занимаются своим прямым делом – наукой, административную нагрузку возьмут на себя управленцы, тем более что в ФАНО собраны квалифицированные менеджеры».

По мнению руководителя ведомства, объединяющего отечественную науку, сейчас этот благое и несомненно обоснованное требование явно пробуксовывает. «В четыре-пять раз возросло количество запросов, инструкций, совещаний в виде научной переписки. Она обрушилась на ученых как лавина, не оставляя времени для творческой работы, убивая инициативу, выталкивая молодежь из науки и в конечном счете подрывая нашу конкурентоспособность», – рассказал президент РАН.Им же была высказана мысль, что желающих поживиться и поуправлять имуществом РАН становится все больше.

В ответ на обоснованную критику со стороны научного сообщества руководитель Федерального агентства научных организаций, созданного в реформы РАН, Михаил Котюковсмог ответить обещанием«решительно бороться» с возросшей после образования агентства «бумажной бюрократией», на которую часто ссылаются ученые.

Бюрократия минуса

На этом благоприятном фоне задумаемся, как выглядит размещенный, как под копирку на сайтах десятков, если не сотен научных институтов страны пресс-релиз ФАНО по итогам совещания, которое руководитель ФАНО России Михаил Котюков провел в Екатеринбурге в начале декабря прошлого года и содержащий утверждение про то, что «бюрократия, в которой нередко упрекали ФАНО России, тоже не оказалась для ученых помехой…».

Разве не худшие проявления бюрократии стали помехой для депутатов Государственной Думы, попробовавших совсем недавно разобраться в хитросплетениях проблем управления научной собственностью. Что уж говорить о рядовых научных сотрудниках?! Как отметил директор НИИ проблем коррупции Сергей Сапронов, «еще осенью прошлого годы мы направили в комитет по науке Государственной Думыи ФАНО обращение по поводу ситуации в Научно-технологическом центре уникального приборостроения РАН, руководство которого вместо научной деятельности, на наш взгляд, погрязло в подозрительных судебных разбирательствах по поводу своего и чужого имущества. Буквально на следующий же день после получения нашего письма аналогичное обращение за подписью председателя Комитета Госдумы Валерия Черешнева было направлено руководителю ФАНО Михаилу Котюкову. Несмотря на то, что факт грубейшего нарушения установленных законом сроков рассмотрения обращений находился на контроле Генеральной прокуратуры, ответ мы получили только в начале марта, с задержкой более чем на 3 месяца».– Это ли не проявление той самой бюрократии, изжить которую пообещал руководитель ФАНО?Или этим преследовались иные цели? И что думают о таких случаях откровенного пренебрежения законом в самой Думе, где еще недавно голосовали за проект закона о реформе РАН, которым и было предусмотрено создание специального научного Агентства,– задается вопросами эксперт.

Вызвавшая резонные вопросы общественников и депутатов ситуация в НТЦ уникального приборостроения РАН, действительно хорошо иллюстрирует, что бюрократы по определению зачастую ориентированы не на достижение общественно значимого результата в интересах науки, а на следование инструкции, регламенту, когда формальное соблюдение предписанного порой важнее, чем реальное изменение всегда стоящей за ним социальной действительности. Тогда вместо работы в плюс неоднозначная и персонализированная кем-то трактовка государственного интереса явно приводит к работе в минус.

«Угрожал физической расправой… »

Летом прошлого года эксперты НИИ проблем коррупции выпустили специальный доклад «Наука коррупции: реформа Российской академии наук и злоупотребления в Научно-технологическом центре уникального приборостроения РАН», где подробно описывалось, как предприниматели напустующих и много лет не используемых НТЦ площадях создали одно из лучших пищевых производств в Москве. Арендовав у НТЦ площади и установив многомиллионное оборудование, они буквально стали заложниками личных интересов «чиновников от науки», сделавших успешное производство «дойной коровой» для своих реализации своих личных и несомненно весьма далеких от науки интересов, прикрывшись при этом интересами государственными.

Ну а где же ФАНО? Чиновники Агентства, которые, если следовать логике научной реформы, должны были стать той самой инстанцией, которая не только обуздает «антинаучные» аппетиты академиков, но и действительно наведет порядок в запутанном академическом хозяйстве и соблюдет интересы государства, ученых и бизнеса.

Вслед за Владимиром Фортовым признаем, что с момента своего образования ФАНО действительно очень много сделало в плане «разбора завалов» и наведения порядка в имущественном комплексе Академии. Есть в этом и большая заслуга руководителя Агентства Михаила Котюкова. Но стоит ли создавать себе репутацию «независимых» борцов за государственные интересы там, где в ходе правоохранительными и судебными органами было уже не раз доказано, что эти интересы не нарушаются? Или, лес рубят — щепки летят? Что стоит за действиями простых исполнителей и не такие ли ситуации имел ввиду глава РАН Владимир Фортов, говоря, что желающих поживиться и поуправлять имуществом РАН становится все больше…

Уверены, впрочем, что руководство ФАНО и не догадывается о том, кто и какими способами борется за «государственные интересы» иначе, чем объяснить нижеслудующее.

Из недавней публикации в СМИ можно было узнать, что «видавшие всякое, как в зале заседаний, так и за его пределами адвокаты бизнесменов были вынуждены встать на защиту хрупкой представительницы Росимущества, выражавшей позицию своего ведомства в споре между учеными и бизнесменами, от нападок пылкого представителя ФАНО. Поддерживал иск и принимавший участие в заседании представитель ФАНО – заместитель начальника правового управления Рустам Айдиев…». В своей докладной записке на имя начальника отдела правового обеспечения московского городского управления Росимущества его сотрудник Ирина Золотарева пишет по этому поводу следующее: «после окончания заседания ко мне подошел представитель ФАНО – Айдиев Р.А. и в грубой форме, на повышенной интонации сказал мне, что я пожалею о своей правовой позиции, он заставит меня ее изменить и произойдет это очень скоро, а также некорректно выразился в мой адрес, оскорбил нецензурными словами и угрожал физической расправой в случае не отказа…».

Об аналогичном случае в Республике Северная Осетия-Алания стало известно после предыдущей публикации, когда из региона поступила информация о том, что юрист ФАНО таким образом «отстаивал» в регионе государственные интересы, что в докладных записках после его пребывания во Владикавказе появилась фраза «позицию и действия заместителя начального Правового управления ФАНО России Р.А. Айдиева вряд ли можно объяснить его профессиональной некомпетентностью»…

Кстати, все тот же Рустам Айдиев, как исполнитель по письму из Государственной Думы несет ответственность за нарушение законодательства Российской Федерации в части жестко закрепленных в нем сроков рассмотрения обращений.

Академические принципы

Официальный, но, как следует из документа, не в меру горячий представитель ФАНО, видимо, так и не сумел либо не захотел вникнуть в суть конфликта. Заключив договор аренда недвижимого имущества с НТЦ УП РАН и подняв из небытия за свой счет разрушающееся академическое задание, построив с согласия НТЦ складские и административные объекты, создаввостребованное в нынешней непростой экономической ситуации пищевое производство и даже получив почетный статус «Официальный поставщик Московского Кремля», руководители партнеров НТЦ (ООО «Снежана+Д» и ООО «ТАИП+») не смогли, видимо, освоить основополагающие «академические» принципы хозяйственной деятельности, своеобразно трактуемых руководством НТЦ УП РАН.

Столкнувшись с недобросовестностью своего партнера, выразившейся не только в условиях и сроках предоставления помещений в аренду, представители бизнеса оформили в собственность все построенные ими здания и сооружения, а также выкупили в соответствии с Земельным кодексом земельный участок. Государство сполна получило в бюджет так необходимые сейчас денежные средства. При этом была учтена и позиция Прокуратуры Москвы, дважды проверившей как законность самой сделки, так и то, были ли устранены по ходу ее реализации замечания надзорного органа.

Но разве это остановило лиц, прикрывающихся магическими словами о «государственных интересах»? Более 2 лет уже бывший директор НТЦ УП РАН Владислав Пустовойт осаждал правоохранительные органы заявлениями о противоправном, по его мнению, приобретении представителями бизнеса созданных ими же строений. Несколько раз правоохранительные органы давали уже ответы на такие заявления, не усмотрев никаких нарушений закона, но с появлением ФАНО и уже знакомого нам юриста Рустама Айдиева бесперспективная с юридической точки зрения и весьма сомнительная с точки зрения защиты истинных государственных интересов линия была продолжена.

Управленцев от науки при этом, очевидно, не смущают бесконечные проверки, счет которым потерян, как представителями бизнеса, так и самим НТЦ. Все это не способствуют их нормальной работе и не может не вызывать у всех, кто следит за развитием ситуации вполне резонного вопроса о том, в чем причина такого пристального внимания к объектам, по которым уже давно даны исчерпывающие объяснения и сделаны выводы. Или ФАНО вслед за Святым престолом имеет такую же степень непогрешимости, что может позволить себе игнорировать имеющие юридическую силу выводы других не менее заинтересованных ведомств?

Земля уходит из под ног?

Конечно, участие представителей ФАНО в бесконечных судебных разбирательствах по поводу судьбы закрепленного за институтами РАН и федерального имущества понять можно. Большие завалы проблем с имуществом Академии действительно могли возникнуть за последние 20 с лишним лет, когда внимание науке явно уделялось меньше. Однако, в ситуации, когда то здесь, то там всплывают скандальные ситуации, в которых речь идет не о нескольких зданиях, а о сотнях гектаров ценнейших сельскохозяйственных угодий, намеренно «потерянных» для страны и науки, становится понятно, что выбор точек приложения активности представителей ФАНО явно нуждается в существенной корректировке.

Недавно о том, как при невмешательстве или попустительстве чиновников ФАНО под сурдинку реформы у РАН пытаются отобрать огромные куски собственности рассказала председатель координационного совета общественного движения «За честную страну», ученый-генетик Вера Мысина. В посёлке Коренёво Люберецкого района Московской области сотни гектаров федеральной земли, находящиеся в ведении ВНИИ Картофельного хозяйства им. А.Г. Лорха РАСХН, были предельно откровенно – через решение суда, взыскавшего землю как залог по фиктивным кредитным договорам –выведены из научного оборота и переданы застройщикам, которые прямо в чистом поле, не считаясь с мнением соседей, наличием коммуникаций и инфраструктуры теперь возводят дорогостоящие подмосковные квадратные метры. Как считает общественник, «в то время как общественность посёлка и научные сотрудники пытались что-то сделать, выяснить, боролись за землю, руководство института предпочитало отмалчиваться, стараясь не выходить на «контакт» с сотрудниками, дабы избежать прямых и неудобных вопросов. Напрашивается вопрос: почему руководство РАСХН ведет себя таким образом? Может РАСХН получает от всего этого вполне весомую материальную выгоду, о которой нам неизвестно?!»

В виде отступления необходимо добавить, что, если бы Вера Мысина занималась историей с НТЦ УП РАН, то, она, вероятно, не сильно бы удивилась, если бы узнала, что заместителем начальника правового управления РАСХН, то есть подразделения, которое было призвано отстаивать государственные интересы, в т.ч., по фиктивным сделкам с землей, был также Рустам Айдиев…

А пока эксперты лишь констатируют, что в ФАНО, к сожалению, не заинтересовались тем, куда и как ушли средства, выделенные на оцифровку фондов крупнейших научных библиотек. Между тем, после пожара, едва не погубившем библиотеку Института научной информации по общественным наукам РАН сильно пострадал уникальный книжный фонд, насчитывавший 14,2 млн экземпляров на древних и современных языках, выяснилось, что за несколько лет в ИНИОН было переведено в электронный формат всего 7 тысяч книг и рукописей. В отсутствие должной реакции ФАНО, Общественная палата уже сама обратилась к руководству ИНИОНРАН с требованием обнародовать данные о том, сколько из выделенных средств было потрачено на сохранение уникальных произведений в электронном виде. Об этом рассказала председатель комиссии по общественному контролю ОП РФ Лидия Михеева. По ее словам, если отчета о потраченных средствах от руководства ИНИОНа не будет, она обратится в Счетную палату и Генпрокуратуру с просьбой разобраться, имела ли место растрата бюджетных средств.

Конечно, вопрос об эффективности усилий тех самых, упомянутых в докладе Владимира Фортова «квалифицированных менеджеров ФАНО», которые, как раз и призваны отделять в науке «чистых» от «нечистых»– это вопрос риторический. Но, для чего тогда громоздить новую научную бюрократию, которая, занимаясь бесперспективными юридическими тяжбами, не в состоянии обеспечить противопожарными технологиями ценнейшие научные коллекции или предотвратить коррупцию и разбазаривание активов научного назначения– вопрос уже практический. И от того, кто и как будет его решать, зависит не только будущее науки, но и во многом всей страны.

P.S О судьбе других «горячих точек» научной реформы вы также узнаете в следующих публикациях.

potrebrf.ru
http://wek.ru/reforma-ot-protivnogo—zhelayushhix-pozhivitsya-i-poupravlyat-imushhestvom-ran-stanovitsya-vse-bolshe

Вузы Волгограда ожидают закрытие и слияние

Глава Министерства образования и науки РФ Дмитрий Ливанов дал понять, что глубокие преобразования в системе высшего образования России будут продолжены. Для Волгоградской области это означает ликвидацию и поглощение более успешными конкурентами для десятков вузов.

Как заявил на Апрельской международной научной конференции по проблемам развития экономики и общества глава Минобрнауки РФ, проверки российских вузов, направленные на установление эффективности их деятельности, и все процессы, связанные с их реорганизацией, будут продолжаться еще два года. В 2015 году Рособрнадзор намерен проверить более тысячи вузов. По каждому из них будет принят ряд необходимых решений.

«В результате у нас останется ровно столько вузов, сколько могут дать качественное образование», – отметил по этому поводу Дмитрий Ливанов.

К слову, за последние два года 500 российских вузов были исключены из реестра лицензий. «Дальше предстоит проверить еще примерно тысячу организаций. По результатам станет ясно, сколько вузов останется на рынке», – заключил министр.

По словам Дмитрия Ливанова, задача реформирования системы высшего образования продиктована не только необходимостью повышения ее эффективности и конкурентоспособности, но и демографией. В течение ближайших 10 лет произойдет серьезное сокращение числа студентов. «Если в прошлом мы дошли до цифры в 7,5 миллионов человек, а сейчас у нас 5,5 миллионов студентов, то впереди у нас «дно», «ямы», и цифра в четыре миллиона», – заявил министр.

По его мнению, в связи с этим слабые вузы останутся без студентов, и это создаст стимулы для многих региональных вузов к объединению ресурсов, имущества и переходу к более эффективной системе функционирования.

Отметив, что речь идет об объективных факторах, которые стимулируют университеты к объединению, Ливанов тем не менее подчеркнул, что Минобрнауки РФ не будет подталкивать региональные вузы к объединению, однако мотивирует их к таким действиям. Одним из таких стимулов должны стать специальные программы развития для таких объединяющихся вузов, создающих опорный университет, предусматривающие увеличение финансирования.

Как сообщил V1.ru источник из вузовских кругов Волгоградской области, известие о том, что Минобрнауки решило во что бы то ни стало в форсированном режиме закончить начатые преобразования, коллективы волгоградских вузов восприняли крайне болезненно.

«Крайне тревожные перспективы вырисовались перед ВГСПУ, – говорит собеседник. – В настоящий момент это единственный педагогический вуз в ЮФО, пока еще сохранивший статус университета. Остальные педуниверситеты уже низведены до уровня институтов и включены в состав классических университетов. Такая же судьба, вероятнее всего, ждет и волгоградский педуниверситет. Или возможен такой вариант: ВГСПУ могут превратить в региональный университет, которые должны являться ресурсной базой для экономики региона. Соответственно, Москва с себя обязанности по его финансированию снимет и переложит их на областной бюджет. Зная ситуацию с областным бюджетом и понимая все «прелести» регионального финансирования, что в этом случае ждет педуниверситет, понять нетрудно».

Необходимость объединения, скорее всего, окажется неизбежной для «Серебряковки» и института искусств, признанных Минобрнауки неэффективными. Кроме того, летом этого года большая проверка со стороны Минобрнауки ждет волгоградский горхоз. «По статистике, после такой проверки из вузов выживают единицы», – отмечает собеседник. В Волгограде уже появились слухи о том, что горхоз в качестве института будет включен в состав политеха. Однако такая перспектива якобы не устраивает нынешнее руководство горхоза, которое ведет свою игру, рассчитывая слиться с каким-нибудь столичным горхозом и превратиться в его региональный филиал. Судьба десятков других волгоградских вузов, в том числе крупных, достаточно туманна, и поэтому представители сферы высшего образования пребывают сегодня в состоянии повышенной нервозности.

По мнению экс-ректора ВАГСа, доктора исторических наук, профессора Михаила Сукиасяна, реформа высшего образования нужна, однако то, как она проводится, наталкивает его на мысль, что дальше механического сокращения числа вузов для снижения нагрузки на федеральный бюджет дело не пойдет.

«У нас действительно избыточное количество вузов в стране и самое неприятное – у нас большое число действительно слабых вузов, которые не дают качественного образования, – отмечает господин Сукиасян. – Но я боюсь, что затеянная Ливановым реформа мало связана с повышением качества и конкурентоспособности образования. Простым слиянием, сокращением и ликвидацией эта проблема не решается. Это самая простая механическая задача, которую Минобрнауки будет выполнять не потому, что он имеет какую-то стратегическую программу модернизации российского образования, а просто потому, что на содержание такого количества вузов тупо нет денег. И момент для непопулярной социальной реформы выбран верно – как известно, сейчас рейтинг руководства страны превышает 80 процентов. А вузы многие расположены в центре города, занимают огромные поместья, на которые кое-кто из чиновников наверняка уже имеет свои виды… В общем и целом будет очень жаль, если очередное важное и нужное начинание выродится в кампанию по закрытию «лишних» вузов».

Сергей Тимошенко, специально для V1.ru

Оригинал материала: http://v1.ru/text/news/22555545292800-print.html

http://v1.ru/text/news/22555545292800.html

Наука увольнять Ученые протестуют против действий ФАНО

Вчера коллектив Института геохимии и аналитической химии (ГЕОХИ) имени Вернадского потребовал восстановить на работе директора Эрика Галимова, который был уволен главой Федерального агентства научных организаций (ФАНО) Михаилом Котюковым. Ученые уверены, что он пострадал из-за критики в адрес руководства агентства. Фактически в отношениях между Российской академией наук и ФАНО произошел первый серьезный конфликт.

Приказ об увольнении директора ГЕОХИ Эрика Галимова подписан 13 апреля 2015 года главой ФАНО Михаилом Котюковым, однако широкой научной общественности стало известно о нем только к концу недели. «Приказ был для нас абсолютно неожиданным,— рассказал «Ъ» и. о. директора ГЕОХИ Владимир Колотов.— А главное, в нем не была указана причина увольнения, просто указано, что ФАНО приняло такое решение».

В институте признают, что у его руководителя были напряженные отношения с курирующим деятельность РАН агентством. В частности, речь идет о скандале с научно-исследовательским судном «Академик Борис Петров», которое в 2013 году было направлено в ремонт в китайский порт. Институт не устроила работа, которую провела одна из российских фирм: ученые отказались оплачивать ремонт и подали в суд. Между тем «Академик Борис Петров» находится в китайском доке, институту приходится оплачивать стоянку. «В конце 2013 года имущество Академии наук было передано в ФАНО, мы обратились туда за финансовой помощью. После долгой переписки в 2014 году нам согласились помочь и даже выслали гарантийное письмо,— рассказал Владимир Колотов.— Но в 2015 году ФАНО внезапно отказалось от обязательств. Мы обратились с жалобой к помощнику президента Андрею Фурсенко».

Администрация президента встала на сторону института, говорит господин Колотов, письменно подтвердив, что деньги должно выделить ФАНО. «А в конце февраля 2015 года разразился скандал с другим научным судном — «Академик Страхов», которое оказалось в еще более тяжелой ситуации,— напомнил ученый.— Думаю, увольнение директора — месть за то, что мы пожаловались на агентство в администрацию президента».

При этом сам Эрик Галимов с начала года был на больничном, восстанавливаясь после инфаркта. «За несколько дней до выписки он обратился в ФАНО с просьбой о недельном отпуске, чтобы сделать в Германии операцию на сердце,— рассказал и. о. директора.— Сначала ему не отвечали, а в день вылета прислали письмо с запретом покидать рабочее место». Ученый не стал отменять операцию, а на следующий день опубликовал открытое письмо с жесткой критикой в адрес агентства: «Если до организации ФАНО я публиковал не меньше шести-восьми статей в год, то в 2014 году у меня вышла одна статья, так как огромные силы и нервы уходили на преодоление непробиваемой бюрократии». Он также обвинил ФАНО в нежелании решить проблему «Академика Бориса Петрова». Через два дня вышел приказ об увольнении.

«Замечания к нашей работе можно было сначала обсудить, а не увольнять человека во время операции,— сказал господин Колотов.— Сегодня коллектив института обратился с открытым письмом к научной общественности: необходимо добиться от ФАНО отмены приказа об увольнении».

Напомним, во время обсуждения проекта реформы РАН в 2013 году именно создание Федерального агентства научных организаций вызывало наибольшее сопротивление ученых. Академиков возмущало, что чиновники будут распоряжаться имуществом институтов и распределять деньги на исследования. Однако глава ФАНО Михаил Котюков сумел найти общий язык с учеными: на недавнем общем собрании академики признали, что взаимодействие с агентством идет крайне продуктивно (см. «Ъ» от 25 марта). Фактически увольнение Эрика Галимова стало первым серьезным конфликтом между учеными и агентством.

«В данный момент неважно, какие были причины уволить Эрика Галимова. Тут системная проблема: само увольнение не должно происходить таким образом»,— заявил «Ъ» глава профсоюза РАН Виктор Калинушкин. Он признал, что закон позволяет ФАНО как учредителю в любой момент разорвать трудовой договор с директором института, «но поступать так неправильно». «В ходе реформы правительство РФ выработало «принцип двух ключей» — все важные решения ФАНО и РАН принимают совместно,— напомнил профсоюзный лидер.— Сейчас это правило было грубо нарушено». В пресс-службе ФАНО вчера заявили «Ъ», что в течение дня подготовят комментарий по поводу ситуации с директором ГЕОХИ, но этого так и не произошло.

Президент РАН Владимир Фортов подтвердил «Ъ», что узнал об увольнении директора ГЕОХИ постфактум: «До этого агентство говорило мне, что обнаружило какие-то нарушения, но ничего не говорило о кадровых решениях». По его словам, президиум РАН «настроен крайне отрицательно» к решению ФАНО: «Мы считаем, что так поступать с выдающимся ученым просто неэтично». Президент РАН добавил, что договорился с главой ФАНО Михаилом Котюковым и Эриком Галимовым о трехсторонней встрече в понедельник, в ходе которой будет принято совместное решение.

Александр Черных
Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc/2710511

О недоброй инициативе

ФОТО: ЭКСПЕРТ

«Отсечь омертвевшую часть высшего образования»2 — вот что планирует сделать министр Ливанов в ближайшие два-три года

К уже закрытым пятистам вузам он хочет добавить ещё сколько-то сотен, а оставшиеся друг с другом посливать. Не силком, помилуй бог, — лаской: «Мы не подталкиваем к объединению, но мотивируем к нему». В старом анекдоте о схожей мотивации говорил цирковой лев: «Если бы вы знали, как нас там бьют…» Зато уже десять-пятнадцать, а то и двадцать университетов «осознали свой потенциал и готовы с нашей помощью выйти на международный уровень». В цитируемых словах министра на конференции в ВШЭ ничего нового нет; новость прозвучала дальше. Экс-министр образования, помощник президента Фурсенко вдруг раскритиковал планы Минобра за нерешительность: «Сейчас надо искать нестандартные решения, а не пытаться просто перестроить то, что делалось уже много лет», — надо, мол, полностью пересмотреть систему обучения. Оно конечно, милые бранятся — только тешатся, и это не критика, а дружеское подначивание. Но мы-то в простоте своей считали реформу и так достаточно живодёрской. Ошибались, значит: будет ещё злее.

Хотя — куда злее-то? То, что нам подают как реформу образования, есть реформа управления образованием, сопряжённая с ускоренной деградацией управляемого объекта. В общей школе процесс близок к завершению (процесс деградации, разумеется, — реформировать-то они готовы вечно), а в школе высшей — ещё в разгаре. Не в том беда, что псевдовузы, которые Минобр на предыдущем этапе расплодил без числа, теперь Минобр же и закрывает. Беда в том, что и остающиеся вузы учат, на круг, всё хуже — в силу множества причин. Но реформаторы принципиально не ведут речь о качестве образования — исключительно о его эффективности, измеряя последнюю подчёркнуто «объективно», то есть по степени соответствия сочинённым ими бумажкам. А бумажки они нагородили такие, что толком учить студентов нет у вузовских педагогов ни времени, ни сил. К немыслимой, ни в какие ворота не лезущей нагрузке (по столько часов в год не тащит профессор ни в одной стране мира, где вообще слышали слово «профессор») реформаторы добавляют всё нарастающее количество бессмысленных хлопот. Мало безумного количества писанины вокруг каждого академического часа, так теперь каждому преподавателю надо изображать из себя исследователя: делать публикации, вести новаторские курсы и проч. Какие теоретические курсы должен, да и просто может вести человек, обучающий студентов английскому или началам матанализа? То есть может, скажем, один из дюжины — остальным ведь даже и в расписание не поместиться. Значит, им приходится мухлевать, чтобы удержаться на работе и продолжать получать не намного больше, а кое-где и заметно меньше дворника. Да и слияния малых и слабых вузов, так милые Ливанову, далеко не безобидны: они опустошают провинцию. Да, пед- или стройинститут в каком-нибудь Скотопригоньевске никак не Оксфорд с Кембриджем, но и такие, какие есть, они были культурными центрами города и округи. Им можно было помочь стать лучше, но Минобру эффективнее от них избавиться. Их сольют с чем-то в Энске, и ещё большая УДАРЕНИЕ НА О БОЛЬШАЯ часть активной молодёжи из Скотопригоньевска после школы уедет — и никогда не вернётся. В Москве будут менеджерами по продажам.

Вся эта реформа держится на идее сделать высшее образование РФ компактным: несколько десятков приличных университетов, из них пяток мирового уровня — и хорош. Квазиучителей для квазишкол (о том, что уже случилось с нашими школами, надо говорить отдельно) и квазиинженеров для стирания пыли с импортной техники будем штамповать в колледжах, а понадобится серьёзный специалист — выпишем из-за кордона (вариант: обучим за кордоном). А чо? бабла немерено, мы неотъемлемая часть мира — и так далее. Эта идея и прежде была, вежливо говоря, крайне небесспорна, в послекрымские же времена о ней, кажется, стыдно и вспоминать. Ничуть не бывало; прочтите любое высказывание наших образовательных бонз — оно неизменно строится всё на той же основе: обучим там, выпишем оттуда, а здесь — слишком, слишком всего много… Хотя, напоминаю, любимый тезис Минобра — что в России слишком много вузов — никогда не был доказан. Плохих много — правда, а всего числом — может, по мировым-то меркам ещё и мало. Так что не сокращать бы вузы, а давать им побольше — не денег, так хоть свободы.

Но они сокращают. Новый способ для этого предложил на той же дискуссии ректор «Вышки» Кузьминов. Не в том одном беда, считает он, что многие вузы слабы, — ещё и мотивация к учёбе у студентов слаба. Потому что образование бесплатное. Значит, надо резко снизить количество бюджетных мест в вузах: они должны доставаться лишь самым талантливым выпускникам школ. А большинство студентов пусть берёт образовательные кредиты. Правда, за прошлый год таких кредитов взяли меньше четырёхсот, но это не беда: «Надо понять, почему студенты их не хотят брать, и сделать, чтобы захотели». А чего тут понимать-то? не бином Ньютона. Высшее образование не гарантирует у нас заметной прибавки к зарплате — вот и не берут. Если инициатива Кузьминова (а он обещал донести её «до руководства страны») будет реализована, то высшее образование в России станет столь же доступным для большинства, как во времена Магницкого, — и очень, очень компактным. Нужда России в квалифицированных кадрах и сейчас удовлетворяется скверно — спросите кого угодно хоть из оборонки, хоть из машиностроения, хоть из любой другой нетривиальной сферы деятельности. В компактном варианте высшего образования эта нужда не будет удовлетворяться, почитай, совсем — с однозначными последствиями.

В цитированном выступлении помощник президента справедливо заметил, что экономическая турбулентность — время для самых неожиданных решений в высшем образовании, нужно только активнее их искать. Объяснил бы кто-нибудь, почему в числе таких спасительных решений не рассматривается самое простое: прекращение вранья о положении дел в образовании — и отставка капитанов реформы, без которой враньё прекратить не удастся. Видимо, такое решение было бы уже чересчур неожиданным.

«Эксперт» №16 (942)

Глава ФАНО уволил директора института геохимии сразу после его разгромного письма

Академик Галимов: «Огромные силы и нервы уходили на преодоление непробиваемой бюрократии»

Первой крупной жертвой реформы Российской академии наук стал академик Эрик Галимов. 11 апреля он опубликовал на сайте своего института, Института геохимии и аналитической химии РАН им. В.И. Вернадского, директором которого был 22(!) года, открытое письмо, в котором высказал свое негодование стилем работы ФАНО, уличил руководство в бюрократии, «беспрецедентном бумажном потоке», равнодушию к ученому. В конце своего письма академик написал: «Я не хочу больше быть сотрудником ФАНО». Буквально на следующий день, 13 апреля глава агентства подписал приказ о его увольнении с должности директора.

Глава ФАНО уволил директора института геохимии сразу после его разгромного письма

Эрик Михайлович Галимов – академик РАН с 1994 года. Директор Института геохимии и аналитической химии им. В.И. Вернадского РАН. Почетный профессор МГУ им. М.В. Ломоносова. Председатель Комитета по метеоритам РАН. Председатель Научного Совета по проблемам геохимии. Главный редактор журнала «Геохимия». Член Президиума РАН (2002-2013 г.). Президент международной ассоциации геохимии и космохимии (2000-2004 г.) и вице Президент этой ассоциации (1996-2000 г.). Член бюро Совета по космосу РАН.

Э.М. Галимов – один из мировых лидеров в области изотопной геохимии, автор теории фракционирования изотопов в системе многоатомных органических соединений. Награжден международной медалью Альфреда Трейбса «за выдающийся вклад в органическую химию изотопов». Основные труды в области органической геохимии, геологии нефти и газа, алмазообразования, происхождения Луны и планет. Инициатор космических программ. Руководитель и участник морских экспедиций.

Академик Э.М. Галимов — продолжатель дела В.И. Вернадского. Более 20 лет он руководит институтом геохимии и аналитической химии им. В.И Вернадского, выросшего из биогеохимической лаборатории, которую в 1928 году основал В.И. Вернадский. Э.М. Галимов возглавляет комиссию РАН по разработке научного наследия академика В.И. Вернадского. Под его редакцией вышло в юбилейном году первое 24-томное собрание сочинений В.И. Вернадского.

Говоря о практике работы ФАНО, Эрик Михайлович в своем письме обратил особое внимание на беспрецедентный бумажный поток, захлестнувший его институт. «Огромные силы и нервы уходили на преодоление непробиваемой бюрократии в, казалось бы, очевидных вопросах, – отмечает академик. — Если до организации ФАНО я публиковал не меньше 6-8 статей в год, то в 2014 году у меня вышла 1 статья». Одна статья — и инфаркт. Перенсея его в январе, ученый три месяца находился на больничном. Об этом знали все в институте и не могли не знать руководители ФАНО. Однако, по словам Галимова, его пытались обвинить в неявке на работу!

Кроме всего академик в письме обвинил ФАНО в непринятии мер по спасению научно-исследовательского суда «Борис Петров». «Особый случай, выявивший несостоятельность ФАНО в практической сфере – история с научным флотом РАН, в частности с НИС «Академик Борис Петров», закрепленным за ГЕОХИ. Это судно более года после капитального ремонта простаивает в Китайском порту Тяньцзинь из-за волокиты по любому вопросу и нежелания ФАНО предпринять практические действия для перехода к эксплуатации судна. В результате накопился огромный долг перед китайской верфью плюс долг перед компанией, выполнившей ремонт. ФАНО оставалось глухим к нашим рациональным предложениям найти решение. Вместо этого ФАНО присылало к нам внеплановые комиссии по проверке деятельности Института. Обратилось в Прокуратуру с просьбой проверить нарушения в наших действиях по управлению судном. К счастью, Прокуратура разобралась в вопросе и не усмотрела искомых ФАНО нарушений», – сообщается в письме академика Галимова. Ситуация, по его словам, сдвинулась с мертвой точки только после его обращения в Правитльство РФ, которое прислало ему следующий ответ: «Вопросы содержания и материально-технического обеспечения научно-исследовательских судов, в том числе и НИС «Академик Борис Петров», включая такие как, эксплуатация судов, их ремонт, модернизация, снабжение, проектирование, строительство и другие, находятся в сфере ответственности федеральных органов исполнительной власти и организаций-судовладельцев (в данном случае, ФАНО России).»

В заключение своего письма Эрик Галимов написал следующее: «Пишу это письмо накануне Пасхи и выражаю надежду, что испытание, наложенное на нас, видимо, за наши грехи, в виде ФАНО, благополучно завершится». Увы, пока письмо ударило по самому Эрику Михайловичу.

«МК» созвонился с академиком, который в данный момент находится на лечении за границей, только вчера, 15 апреля перенес операцию на сердце. Вот, что он сказал по поводу ситуации с его увольнением:

- Наверное, это все связано с тем, что я все время защищал РАН от ФАНО. Если не вдаваться в подробности, которых очень много, дело не в одном судне, главное в том, что эта организация не оказывает ученым никакой помощи. Знаете, на первых порах, когда только произошла реформа и ФАНО заявило, что возьмет на себя организацию в области финансирования и прочей деятельности, не связанной исключительно с наукой, а ученым оставит право свободно заниматься тем, чем и нам и положено заниматься: исследованиями, опытами, написаниями научных трудов, — я был только «за». Считал, что так правильно. Но на деле вышло по-другому: почему-то в ФАНО просто взяли на себя функции исключительно надзирательной организации, котрая сама по сути не работает, — ей только подавай отчеты. Вместо того, чтобы делать науку, мы буквально зарылись в этих отчетах! Получается, что ФАНО приносит нашей науке только вред.

- Как отнеслись коллеги к приказу об увольнении?

- Многие прислали мне по электронной почте свое исключительное несогласие с этим фактом. Вчера было заседание Президиума РАН, где обсуждался этот ицидент, сегодня в ГЕОХИ РАН состотися конференция, где сотрудники намерены высказать свое отношение.

Страшно в данном случае не то, что именно меня вот так запросто взяли и уволили, я переживу. Страшно то, что создан прецедент того, что чиновник средней руки, каким я считаю Котюкова, почувствовал себя эдаким барином, — взял и в мгновение ока уволил большого ученого, больше 20 лет руководившего институтом, перенесшим с ним все тяготы. Это ведь может пойти и дальше.

Я надеюсь, что люди из более высоких инстанций правильно отреагируют на случившееся.

http://www.mk.ru/science/2015/04/16/glava-fano-uvolil-direktora-instituta-geokhimii-srazu-posle-ego-razgromnogo-pisma.html

На место «потерявшегося во льдах» министра образования Ливанова появилось несколько претендентов из Госдумы

В Министерстве образования и науки, наконец, заговорили об отставке Дмитрия Ливанова. Пока глава ведомства на лыжах покоряет Северный полюс, на его место прочат депутатов Госдумы, передает корреспондент Накануне.RU.

О том, что в Минобре ходят слухи об отставке скандального министра, пишут федеральные СМИ.  По их данным, его сменит не кто иной, как председатель думского комитета по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая. В последнее время бурное обсуждение вызвало ее заявление о том, что изучение иностранных языков в школах является угрозой российским традициям и число отведенных на них часов необходимо сократить в пользу русского языка и литературы.

Эксперты говорят о необходимости отставки Ливанова чуть ли не с первых месяцев его работы.

По мнению историка, автора учебников по истории России Евгения Спицына, лишить Ливанова должности надо было еще давно.

«Ливанова, конечно, давно пора снимать с поста министра, это однозначно. Но это не решит проблему ни на йоту. Здесь вопрос в том, что в руководстве министерства уже давно окопалась группа так называемых либерал-реформаторов: господа Асмолов, Агурский и другие. Вне зависимости от того, кто будет находиться на посту министра, именно они определяют политику министерства и государственную политику в сфере образования. Потому что под тем же Асмоловым целый Федеральный институт развития образования (ФИРО), именно они «заказывают музыку», а не министерство», — рассказал Спицын корреспонденту Накануне.RU.

Историк считает, что команду чиновников Минобра пора полностью заменить на патриотов страны. Возглавить ведомство могли бы депутаты Госдумы Ирина Яровая или первый заместитель председателя комитета Госдумы по образованию, депутат от Челябинской области Владимир Бурматов.

«Я считаю, что снимать Ливанова с должности надо как можно скорее, это однозначно. Надо не только Ливанова снимать, но и всех его заместителей – начальников управлений – то есть всех, кто хоть каким-то образом причастен к определению политики. Ставить совершенно другую команду, причем не одну Яровую, это должна прийти команда государственников, патриотов, которые понимают, что образование – это столп любого государства, что это должна быть политика государственная, что она не должна быть отдана на откуп частным интересам. Я бы лично, как гражданин, был не против, чтобы Яровая возглавила это министерство. Но я боюсь, что ее потенциал гораздо более широкий, чем узкая специальность министра. На это место можно было бы назначить того же Бурматова. Или вообще взять хорошего профессионала – человека, который доказал свое знание образования как системы», — считает Спицын.

Отметим, что вчера министр образования Дмитрия Ливанов ушел в отпуск до 19 апреля, и тут же «подвис» вопрос с назначением ректоров сразу в нескольких вузах, среди которых — Уральский федеральный университет. Сообщается, что Бурматов поехал на Северный полюс. Ранее Ливанов был в отпуске в марте — в разгар проблемы с невыплатами стипендий.

Анна Смирнова

- See more at: http://www.nakanune.ru/news/2015/4/9/22395190#sthash.5Ys1W3th.dpuf

В Приморье не готовы увольнять учителей по требованию Минобразования

ВЛАДИВОСТОК, 10 апреля. В Приморском крае «дорожная карта» Минобразования РФ по сокращению учителей вызвала волну возмущения. Проблему обсудили на заседании социального комитета краевого законодательного собрания, сообщает ИА «Дейта». Во Владивостоке уже отказались выполнять новые нормативы.

Согласно «дорожной карте» Министерства образования, норматив по стране утвержден в 12,8 учеников на одного работника. При этом в соседнем Хабаровском крае норматив утвержден на уровне 12,9 учеников на преподавателя, а в Приморье эта цифра выросла до 15,4.

Директор департамента образования и науки администрации Приморского края Елена Григорьева не смогла объяснить, чем обоснованы высокие цифры для края. Взамен прежних рабочих мест, департамент образования предлагает учителям пойти на курсы переквалификации.

Первыми «бить тревогу» в крае начали профсоюзы. По словам председателя общественной приморской краевой организации профсоюза работников народного образования и науки РФ Раисы Шабановой, напряженная ситуация по части образования сложилась в северных районах Приморья. «Такие нормативы связаны, вероятно, с необходимостью экономии денег. И департамент образования находится между двух огней в данной ситуации. Мы уже направили обращение к губернатору и депутатам, чтобы они работали в соответствии с постановлением правительства», — сказала в ходе заседания Раиса Шабанова.

Она пояснила, что у учителей и так очень большая нагрузка. И при текущей «дорожной карте» она только увеличится. «При этом на северных территориях есть конкретные примеры, когда учителя готовы стоять друг за друга, они согласны работать на 0,5 и 0,75 и 0,25 ставки», — сказала Раиса Шабанова.

Позицию Шабановой поддерживают в районах Приморья. «Такая система, с одной стороны, ведет к исполнению поручений президента, а с другой – к закрытию образовательных учреждений. И в большей части это касается сельских учреждений, потому что 70 процентов их приходится на городские округа, а 30 процентов – на сельские. Средняя наполняемость в их классах – 9 – 9,2 человека. То есть для таких школ выполнение краевого норматива – это смерти подобно. Следовательно, нужно будет закрывать многие малочисленные школы», — рассказал директор средней общеобразовательной школы  Михаил Скобенко.

«Это не дворники, которых можно сократить за счет того, что жильцы стали культурнее. Это образовательный процесс, мы должны воспитывать людей, готовить их к жизни. Люди, которые будут сокращены, останутся без средств к существованию. Дорожные карты рассчитаны в министерстве по нашим данным, это мы в угоду своим интересам дали такие цифры, которые устраивают правительство. Давайте соберемся с силами и скажем, что была допущена ошибка. Нельзя людей выкидывать на улицу», — прокомментировал ситуацию депутат Юрий Пошивайло.

По итогам заседания было решено поручить департаменту образования сделать дифференцированный перерасчет норматива с учетом малокомплектных школ Приморья, северных территорий и так далее.

Между тем администрация Владивостока уже заявила, что не планирует сокращение учителей школ и воспитателей детских садов.

«Субвенции, предоставляемой на оплату труда педагогам, сегодня не хватает. Однако администрация Владивостока изыскивает необходимые средства. Сокращения учителей и воспитателей в учреждениях общего и дошкольного образования Владивостока не будет, такой вариант даже не рассматривается, — подчеркнула заместитель главы администрации Владивостока Наталья Мальцева. — Зарплата всем учителям и воспитателям выплачивается и далее будет выплачиваться своевременно в полном объеме. Развитие образования – это приоритетное направление в работе администрации города».

Подробнее:http://www.rosbalt.ru/federal/2015/04/10/1387266.html