Архив рубрики: Министр Ливанов и реформа образования

«Такого удара наука не переживет»

Вслед за объявленной реформой Российской академии наук, начались реорганизации и научных институтов РАН. В научном сообществе все громче звучат голоса о том, что очередные реформы, инициируемые чиновниками, нанесут серьезный урон отечественной науке. Председатель профсоюза работников РАН, заведующий лабораторией кристаллических лазеров среднего ИК-диапазона Института общей физики РАН, кандидат физико-математических наукВиктор Калинушкин рассказал «Росбалту», что считает угрозы буквально «смертельными».

– Недавно руководители Дальневосточного и Сибирского отделений РАН направили телеграмму главе академии Владимиру Фортову, в которой выразили озабоченность действиями Федерального агентства научных организаций (ФАНО) в связи с увольнением руководителей институтов и научных центров, обвинили ФАНО в курсе на фактическую ликвидацию научных учреждений РАН.

– Действительно, в последнее время ФАНО совершило ряд действий, в частности, увольнение директора ГЕОХИ Эрика Галимова. Но этот конфликт, вроде, разрешился. Также имела место ситуация с директором Института философии РАН Абдусаламом Гусейновым, которого выдворили с совещания в правительстве. Вот это давление, прессинг имели место наряду с реструктуризацией, объединением институтов, и потому стали поводом для написания тревожной телеграммы. Хотя, на мой взгляд, у институтов РАН есть еще более серьезные проблемы, нежели те, которые упоминались в той телеграмме.

– Какие проблемы вы имеете в виду?

– Сейчас появился большой блок документов, проектов, и среди них наиболее опасные для академии наук – это проект документа из министерства образования и науки РФ, определяющий порядок методических указаний к определению размера субсидий на госзадание. То есть это документ, определяющий порядок финансирования наших институтов. Текст проекта выставлен для общественного обсуждения в Сети.

Помимо того, что некоторые положения этого документа плохо стыкуются между собой, он еще и не совместим с рядом других документов. Но его ключевой позицией является то, что в случае его принятия произойдет примерно трехкратное сокращение числа сотрудников институтов ФАНО. Это на самом деле полный разгром институтов.

Понятно, что увольнение директора ГЕОХИ было сделано, с нашей точки зрения, совершенно неправильным образом, и хорошо, что этот конфликт, видимо, исчерпан. Но трехкратное сокращение сотрудников у нас вызывает еще большую обеспокоенность, чем даже предложения по реструктуризации институтов. Там тоже есть масса своих «наворотов», но все-таки шла речь об объединении в единое юрлицо, а не о разгроме институтов. Хотя и непонятно – зачем это делается, и там тоже может возникнуть много проблем. Но вот этот документ из недр Минобрнауки, о котором я сказал, на сегодняшний день считается наиболее опасным. Вообще очень много появилось документов такого рода, так, что я даже не знаю, что будет завтра с утра. Видимо, чиновники спешат со сроками выполнения поручений президента РФ, появившихся по результатам обсуждений на предновогоднем совете по науке при главе государства. В результате имеем скачущий поток каких-то документов, меняющих ситуацию в управлении наукой. И все не очень удачные, мягко говоря.

– Какие цели преследуют чиновники, чем объясняют свои инициативы?

– В основе у них лежат, может быть, даже благие пожелания. Насколько можно понять из общения с ними, хотят обеспечить нормальные условия труда и достойную зарплату научному сотруднику. Но так как все делается без увеличения финансирования, то этого можно добиться только путем сокращения огромного числа других сотрудников.

Чиновники пытаются сделать что-то вроде немецкой или американской схемы науки. Но там, за рубежом, финансирование на одного научного сотрудника в 5-10 раз больше, чем сейчас у нас. Для того чтобы вывести на такие схемы, надо, как минимум, в три раза увеличить финансирование на одного сотрудника. Так как денег не прибавляют, то остается другое, кардинальное решение вопросов: в три раза уменьшить численность сотрудников. Со всеми вытекающими последствиями. Все просто, без затей…

Есть указ президента об увеличении средних зарплат научным сотрудникам до 200% от средней зарплаты в регионе к 2018 году. А что такое средняя зарплата? Это фонд заработной платы, поделенный на число сотрудников. Если фонд заработной платы не увеличивать, то достигнуть увеличения средних зарплат можно только одним путем – уменьшением числа научных сотрудников…

– Какие будут последствия для науки, если эти планы будут реализованы?

– Смертельные. Я говорю откровенно, что российская наука за последние 25 лет получила невероятное количество ударов и осталась жива. Мы полагали, что и очередной удар переживем – реформу РАН, реструктуризацию, которую предлагает ФАНО… Но если эти правила финансирования госзадания будут приняты, то, думаю, такого удара российская наука просто не переживет. На этом все закончится. Приехали, как говорится…

Единственная надежда заключается в том, что, возможно, удастся опрокинуть эти планы. Были проведены обсуждения в Минобрнауки, и мы, профсоюз, тоже выставим этот проект на обсуждение. Если общественность организуется, то, надеюсь, мы его остановим.

Беседовал Дмитрий Ремизов


Подробнее:

http://www.rosbalt.ru/federal/2015/04/24/1392389.html

Академик Галимов не уволен, а ушел по собственному желанию Скандал между директором ГЕОХИ РАН и руководством ФАНО разрешен

Академик Галимов не уволен, а ушел по собственному желанию

Скандал между директором ГЕОХИ РАН и руководством ФАНО разрешен

Скандальная ситуация с увольнением академика РАН, ведущего ученого страны Эрика Галимова с поста директора Института геохимии и аналитической химии им. Вернадского РАН (ГЕОХИ РАН), счастливо разрешилась в пользу ученого. В среду руководитель ФАНО Михаил Котюков отменил свой приказ об увольнении академика, изданный 13 апреля.

Академик Галимов не уволен, а ушел по собственному желанию

фото: vesti.ru

Как уже сообщал «МК», руководитель ФАНО уволил академика без объяснения причин после открытого письма Галимова, опубликованного на сайте института 11 апреля. Видимо, обиделся на само письмо. Увольнение вызвало бурю негодования со стороны научной общественности. Ситуацию усугубляло еще и то, что приказ об оскорбительном увольнении директора, руководившего институтом 22 года, был подписан в тот момент, когда Эрик Михайлович находился в больнице после перенесенного инфаркта.

В общем, острые углы данного конфликта надо было как-то сглаживать. Этому способствовала встреча Эрика Галимова с Михаилом Котюковым в присутствии президента РАН Владимира Фортова. В итоге руководитель ФАНО изменил свое решение и отозвал предыдущий приказ. Вместо него появился новый. Нет, Эрика Михайловича не восстановили в должности директора, предложив лишь место научного руководителя института. Зато новый приказ о расторжении трудового договора издан на основании собственного заявления ученого. «МК» созвонился с академиком, чтобы узнать, остался ли он доволен таким финалом.

- 12 мая, согласно новому приказу о расторжении трудового договора, я оставляю пост директора ГЕОХИ РАН, — объянил Эрик ГАЛИМОВ. — Добиться отмены оскорбительного приказа об увольнении, для которого не было никаких объективных причин, было для меня делом принципа. И еще я доволен, что теперь ФАНО взяло на себя все вопросы, связанные с приведением в порядок судна «Академик Борис Петров». Сумма, которую ФАНО, как вышестоящая инстанция над институтами задолжала судоверфи в Китае и ремонтной организации, составляет около 100 миллионов рублей.

- Вам не обидно, что вы все-таки больше не директор ГЕОХИ?

- Когда я писал открытое письмо, у меня, конечно, мыслей об уходе не было. Вообще меня последнее время держали две вещи: мне очень хотелось дописать к юбилею Вернадского 24-томник собрания его сочинений (что я сделал в 2013-м году), и второе — решить вопрос с судном. Не хотелось оставлять нерешенными проблемы для преемника. Вот теперь, когда я получил подтверждение из Правительства РФ о том, что выделят деньги, помощь придет, и все организационные вопросы должно взять на себя ФАНО, я успокоился. Считаю, что произошедшее очень важно для дальнейших отношений ФАНО с институтами.

 

http://www.mk.ru/social/2015/04/22/akademik-galimov-ne-uvolen-a-ushel-po-sobstvennomu-zhelaniyu.html

Академик Эрик Галимов: «Жду извинений от ФАНО и отмену приказа об увольнении»

Директора ГЕОХИ РАН и руководитель ФАНО пытаются уладить конфликт за столом переговоров

Академику РАН Эрику Галимову, теперь уже бывшему директору Института геохимии и аналитической химии РАН (ГЕОХИ), предложили стать его научным руководителем. На каких условиях примет это предложение один из авторитетнейших ученых страны, уволенный из института без объяснения причин? Об этом корреспондент «МК» спросил у самого академика.

Академик Эрик Галимов: «Жду извинений от ФАНО и отмену приказа об увольнении»

фото: youtube.com
На фото: академик РАН Эрик Галимов

Как уже сообщал «МК», эта скандальная история началась после разгромного открытого письмо академика от 11 апреля, в котором он обвинил руководство ФАНО (Федерального агентства научных организаций) в бюрократии, «беспрецедентном бумажном потоке», равнодушию к ученому. Главным камнем преткновения стало также судно «Академик Борис Петров», закрепленного за ГЕОХИ. ФАНО, по мнению Галимова, не приняло вовремя меры по спасению НИС, в результате чего оно более года после капитального ремонта простаивает в Китайском порту Тяньцзинь.

В результате, уже через два дня руководитель ФАНО Михаил Котюков издает приказ об увольнении Эрика Михайловича Галимова. Формулировка в приказе под титульным номером «250-п/о» следующая: «в связи с принятием собственника имущества организации решения о прекращении трудового договора».

Этот прецедент вызвал бурю негодования среди научного сообщества. Эрик Галимов является ведущим академиком РАН, его труды известны во всем мире. Такое оскорбительное обхождение с авторитетнейшим представителем науки вызвало необходимость встречи Михаила Котюкова с Эриком Галимовым и личных объяснений. Беседа состоялась во вторник в присутствии президента РАН Владимира Фортова.

– Мне предложили занять место научного руководителя моего института, — говорит Эрик Михайлович. — Но я твердо заявил, что буду рассматривать любые предложения только после извинения за нанесенное мне оскорбление и отмены приказа об увольнении. Только после этого возможно продолжение нашей работы с ФАНО.

– Михаил Котюков объяснил вам при личной встрече, за что уволил?

– Нет, ничего не объяснил. Но я думаю, он просто обиделся за открытое письмо. Но я и сейчас готов расписаться под каждой его строчкой.

Справка «МК»:

Эрик Михайлович Галимов – академик РАН с 1994 года. Директор Института геохимии и аналитической химии им. В.И. Вернадского РАН. Почетный профессор МГУ им. М.В. Ломоносова. Председатель Комитета по метеоритам РАН. Председатель Научного Совета по проблемам геохимии. Главный редактор журнала «Геохимия». Член Президиума РАН (2002-2013 г.). Президент международной ассоциации геохимии и космохимии (2000-2004 г.) и вице Президент этой ассоциации (1996-2000 г.). Член бюро Совета по космосу РАН. Э.М. Галимов – один из мировых лидеров в области изотопной геохимии, автор теории фракционирования изотопов в системе многоатомных органических соединений. Награжден международной медалью Альфреда Трейбса «за выдающийся вклад в органическую химию изотопов». Основные труды в области органической геохимии, геологии нефти и газа, алмазообразования, происхождения Луны и планет. Инициатор космических программ. Руководитель и участник морских экспедиций.

 

http://www.mk.ru/social/2015/04/21/akademik-erik-galimov-zhdu-izvineniy-ot-fano-i-otmenu-prikaza-ob-uvolnenii.html

Отделения РАН выступили против увольнения директоров институтов

НОВОСИБИРСК, 21 апреля. Представители отделений Российской академии наук направили телеграмму главе академии Владимиру Фортову, в которой выражают протест действиям ФАНО в связи с увольнением руководителей институтов и научных центров. Телеграмму подписали председатель Сибирского отделения РАН Александр Асеев, глава Дальневосточного отделения РАН Валентин Сергиенко и зампред совета РАН по координации деятельности региональных отделений и научных центров академии Николай Добрецов.

«Выражаем крайнюю озабоченность последними действиями Федерального агентства научных организаций по увольнению ведущих ученых — членов РАН с постов директоров крупнейших и успешных в российской науке академических институтов и научных центров, руководителей организаций научной инфраструктуры, взятому ФАНО курсу на фактическую ликвидацию научных учреждений и научных центров РАН в регионах в рамках «структуризации», практическое разрушение высокоинтегрированной и высокоэффективной системы региональных отделений РАН, все возрастающему числу попыток отчуждения земельных и имущественных ресурсов РАН, находящихся под оперативным управлением РАН, в научных центрах и академгородках», — говорится в тексте послания, опубликованного пресс-службой СО РАН.

Как заявляют авторы обращения, решения готовятся и принимаются в ФАНО без предусмотренного имеющимися регламентами согласования с РАН и ее региональными отделениями. «Это не только в корне противоречит закрепленному в ФЗ-253 положению о научно-методическом руководстве со стороны РАН научными организациями, поручениям Президента РФ по итогам Президентского совета по науке и образованию от 8 декабря 2014 года, объявленным приоритетам развития регионов Сибири и Дальнего Востока, но и тормозит решение жизненно важных для страны задач импортозамещения и укрепления обороны и безопасности, развития научно-образовательного комплекса страны», — подчеркивается в телеграмме.

Подписавшиеся выразили «решительный протест односторонним и разрушительным для российской науки действиям ФАНО» и потребовали безусловного соблюдения норм законодательства при проведении реформ в академическом секторе науки.

«Просим посвятить ближайшее заседание президиума РАН обсуждению и анализу последствий предлагаемых Минобрнауки РФ и ФАНО проектов программ реорганизации академической науки с привлечением авторитетных в мировом научном сообществе российских и международных экспертов. Считаем необходимым довести точку зрения региональных отделений РАН до правительства и президента Российской Федерации», — указывают Асеев, Сергиенко и Добрецов.


Подробнее:

http://www.rosbalt.ru/federal/2015/04/21/1391076.html

О том, что сталось со школой

20 апр 2015

Школы в России больше нет

Разумеется, по инерции остались ещё отдельно стоящие хорошие школы — покуда их даже и немало, — ну так какие-то островки жизни уцелели бы и после ядерной зимы. Школы как института формирования нации — нет, и осколки его рассыпаются на глазах прямо сейчас. Совсем скоро явное большинство школ в стране будет конторами по дневной передержке детей: чтобы по подвалам клей не нюхали; типовой выпускник будет неучем, не умеющим учиться, — то есть неучем пожизненным. Глупо говорить, что время для решения проблем школы упущено (хотя оно, конечно же, упущено): никто не проиграл, пока никто не выиграл. Наша страна не может существовать без сильной системы образования; на глобусе мы есть; стало быть, захотим жить — волей-неволей создадим школу заново. Но процесс этот не сможет и начаться, пока не признана открыто трагичность положения, не названы вслух причины случившейся со школой и с нацией беды.

Причин этих много — в том числе, очевидно, и внеположных образованию, но пока вожди образования твёрдо стоят на позиции «в школе всё очень хорошо, а завтра мы опять усовершенствуем ЕГЭ и всё станет просто отлично», а педагоги (порой и родители) боятся высказывать несогласие с происходящим, серьёзный разговор затруднён. Итоги дискуссий с участием начальства всегда подводит само начальство, и всегда одинаково: мол, всё, что вы тут наговорили, либо чушь, либо провокация, либо мы и без вас уже давно учли (обычно последнее — такая же ложь, как первое и второе). Разговоров же без своего участия начальство в расчёт не принимает. Но разговоры эти всё слышнее, что естественно: в кризис нечиновные речи всегда становятся жёстче и громче — и по крайней мере про две тяжёлые беды нашей школы уже сказано вполне достаточно, чтобы можно было начинать действовать. Одна из них — невыносимое чиновничье давление на школу: груды никчёмных бумаг, которые обязан строчить каждый педагог; непрестанные проверки (в основном на соответствие этих бумаг друг другу и представлениям очередного чинуши об идеале), всякий раз грозящие учителя прихлопнуть; право начальства в любую минуту без объяснения причин уволить директора школы и т. д. Впрочем, эта беда у школы общая с другими сферами, курируемыми Минобром (и, боюсь, не только им), и при всей её тяжести главная для школы не она.

Исток главной беды в том, что школу лишили самостоятельного значения. Она перестала быть самодостаточным и самоценным периодом в жизни взрослеющего человека; весь смысл её свёлся к тому, чтобы подготовить ученика к поступлению в вуз. Внешне это выразилось в воцарении ЕГЭ; недаром реформаторы образования видят своё главное свершение именно в едином экзамене — он и впрямь оказался фатальным. Имеющая собственный смысл школа оценивала своего выпускника на собственных выпускных экзаменах — выпускника «школы — ступеньки в вуз» проверяют на ЕГЭ, экзаменах одновременно выпускных и вступительных. Как эта новация сказалась на вузах, вопрос отдельный, но школу она просто убила.

(Оговорюсь: сама по себе идея независимой от школы аттестации её выпускников вовсе не дурна — ужасной оказалась реализация этой идеи здесь и сейчас. Но об этом уже много раз писано.)

Принято говорить о егэизации школы — о том, как гиперзначимость ЕГЭ (от его результатов и только от них зависит и судьба ученика — и доход и репутация учителя) неостановимо уплощает обучение, превращая его в натаскивание. Это чистая правда, но не в том «таилась погибель» школы. И не в том, что логика такого натаскивания львиную долю усилий многих учителей и большинства мотивированных учеников неизбежно уводит из школы в репетиторство. Со всеми этими радостями школа могла бы уцелеть — стать хуже, но уцелеть. Погибель таилась в полной отмене выпускных экзаменов. То есть поначалу-то могло показаться, что они отменены частично: как же! ведь ЕГЭ по русскому языку и математике обязательны, и ещё что-то надо выбрать — и это тоже обязательно. Но очень скоро стало понятно, что это отговорки — во всяком случае, для всех предметов, кроме двух. Их все: что физику, что английский, что историю — если не хочешь, можно и не учить, и ничего тебе за это не будет. То есть ничего — если ты лодырь; если же ты собрался поступать, скажем, на экономический, то тебя за то, что ты забил на физику да химию, будут даже хвалить: ах, какой целеустремлённый. Тройку и в том и в другом случае как-нибудь натянут. Тут и учителя смекнули, что они, со своей стороны, могут не учить этим дисциплинам. Во всяком случае, не учить большинство учеников — всех, кто сам не выбрал этот предмет. И им тоже ничего за это не будет: ведь их зарплату определяет средний балл по ЕГЭ, а те, на кого они махнут рукой, его сдавать не пойдут и на средний балл не повлияют. Исключения, конечно, возможны — и наблюдаются; но как правило, где можно невозбранно не учить и не учиться — там и учить, и учиться постепенно перестают. И не надо себя утешать тем, что хоть по двум-то стержневым предметам итоговое испытание осталось обязательным. Увы, с русским языком и с математикой происходит практически то же, что с какой-нибудь химией, — только выяснилось это чуть позже.

Окончательно — прошлым летом, по итогам знаменитого «наконец-то честного ЕГЭ». Тогда, если помните, властям пришлось задним числом сдвигать вниз минимально допустимые баллы обоих обязательных экзаменов — без такой подтасовки аттестатов не получила бы чуть не четверть выпускников. Тот скандал заставил публику впервые поинтересоваться: так что же считается удовлетворительным уровнем знаний? А вот что. По математике хватало решения трёх первых, то есть простейших, задач теста: «Шкаф стоит 3300 руб., а его сборка 10% цены. Сколько стоит шкаф со сборкой?»; «Сколько сырков по 16 руб. можно купить на 100 руб.?» Для верного подсчёта сырков за глаза хватит смутных воспоминаний о начальной школе, но аттестат-то дают за среднюю! Столь же элементарных знаний, никак не исчерпывающих школьную программу, хватит и для тройки по русскому. И хуже всего, что от силы пятая часть школьников получает по той же математике больше вот такой тройки. То есть явное большинство выпускников и по формально обязательному предмету имели возможность практически не учиться.

Для маскировки столь катастрофических результатов решено сделать новый шаг в развитии ЕГЭ: разделить экзамен по математике на базовый и профильный уровни. Тест базового уровня будет уже целиком состоять из задач, доступных смышлёному третьекласснику, но это вроде даже и не будет стыдно: да, мы считаем, что решения этой тривиальщины довольно для получения аттестата, так ведь уровень-то — базовый! А на средний балл (теперь уже профильного уровня) абстиненты от математики влиять перестанут, и он перестанет от года к году пикировать. Смотреть на всё это горько. Адепты образовательной реформы любят укорять её критиков, будто те бранят нынешний Минобр более всего потому, что идеализируют школу советского периода: та-де была лучшая в мире, а нынешняя… Мне нечасто встречаются люди, называющие советскую школу лучшей в мире, — слишком уж памятны её слабые стороны. Но школьная система математического образования, вне всякого сомнения, была тогда лучшей в мире, и то, до чего она сейчас докатилась — за какие-то двадцать лет! — национальный позор.

Уже многие весельчаки провели нехитрый эксперимент: дали экзаменационные выпускные тесты младшеклассникам, а то и дошколятам (тут с оговоркой: одарённым). Результат, говорят, всегда один и тот же: на тройку набирает большинство детей. А теперь сопоставьте эти шуточки со свежей информацией: в Удмуртии четырнадцать из семнадцати выпускников, сдававших ЕГЭ по математике досрочно, экзамен завалили. Есть две международные программы: PIRLS, в которой оценивают учебные достижения школьников начальных классов, и PISA, где оценивают пятнадцатилетних ребят. Малыши наши выигрывают почти у всех: в предпоследний раз мы были первые, Гонконг — второй, в последний раз мы вторые, Гонконг первый. А наши юноши каждые три года опускались на несколько позиций, оказавшись в предпоследний раз примерно сороковыми из семидесяти участников; так что в последний раз Россия и участвовать не стала. Увы, всё ведёт к печальному выводу: наша школапонижает интеллектуальный уровень детей — не говоря о том, что развращает их безнаказанностью безделья.

Если уж вспоминать про советскую, не лучшую в мире школу, то её абитуриент за месяц сдавал то ли семь, то ли восемь устных и письменных выпускных экзаменов; на каждом он должен был показать минимальную осведомлённость в пределах школьного курса очередной дисциплины. Конечно, средний школьник никак не уподоблялся Пико делла Мирандола, но такой минимальной осведомлённостью в разных науках он на момент выпуска худо-бедно располагал, а на устных экзаменах ещё и доказывал, что в некоторой степени обучен излагать какие-то мысли. Собственно, это всё и называлось полученным средним образованием. Сегодня средним образованием мы готовы называть натасканность на прохождение тестов конкретного типа по трём-четырём предметам — и это в благоприятном случае; в случае менее благоприятном аттестат о среднем образовании выдаётся, как мы видели, за умение с горем пополам читать и считать в пределах первой сотни. О навыках связной речи лучше не вспоминать.

Почему отчаянность ситуации до сих пор так мало осознана в обществе? Да потому, что кто хочет учиться, тот — во всяком случае, в крупных городах — учиться пока может. Ключевое слово тут, к сожалению, «пока». Если оставить в стороне репетиторство всех родов, к обсуждаемой теме почти не имеющее отношения, то число школ, пригодных для получения настоящего образования, с неизбежностью будет сокращаться. Потому, например, что проводимая в последние годы политика прямо враждебна к сколько-нибудь выдающимся школам. Подушевое финансирование и так бы их погубило, но на помощь ему поспело и бредовое убеждение многих начальников, будто само существование элитных школ противоречит священному (и неисполнимому) принципу равнодоступности качественного образования. Пришибить хорошую школу не проблема, а создать новую труднее с каждым годом — прежде всего потому, что беда с учителями. В любой сколько-нибудь серьёзной дискуссии о проблемах школы можно услышать, что учителя (не все, конечно, — многие) плохо знают предмет, плохо и невнятно говорят, не владеют базовыми методическими навыками и так далее. Система педагогического образования в стране практически разрушена. Многие десятки педвузов чуть не во всех регионах страны за последние годы просто закрыты, выжившие либо ждут своей очереди, либо странным образом переформатируются. Теперь они будут готовить не специалистов, как прежде, а бакалавров; иными словами, из педвузов превращаются в педтехникумы — прекрасная основа для школы XXI века, что и толковать.

Что нужно делать? Не помню, сколько лет я не видел связных выступлений о том, что нужно делать, а за последние недели прочёл уже три разных текста, написанных весьма квалифицированными людьми. Тексты различаются во многих деталях, но едины в главном: отмена ЕГЭ в нынешнем виде, то есть выпускного и вступительного экзамена вместе; возврат выпускных экзаменов по всем основным предметам, то есть возвращение школе субъектности, а с ней — права на жизнь. Но как раз на это нынешние вожди образования не пойдут никогда и ни за что. Тут их кащеева игла: если ЕГЭ оказался хуже чем преступлением, ошибкой, то кто они такие? Поэтому любой разговор об отмене ЕГЭ они сводят и будут сводить к его «совершенствованию» — занятию с точки зрения школы вполне бессмысленному. И ведь по сути-то ЕГЭ уже скончался: и выпускное сочинение, возвращённое в школу по прямому приказу свыше, и устные экзамены по некоторым дисциплинам поставили крест на хвалёном «единстве» теста. Но Минобр этого не желает признавать. Выпускное сочинение он превратил в какой-то невнятный зачёт, а устные экзамены, весь смысл которых в диалоге с экзаменатором, говорят, хочет свести к монологам, записываемым в звуковые файлы, — чтобы потом их «объективно оценивать»…

Торопиться нужно ещё и потому, что ЕГЭ укореняется. С каждым годом всё больше учителей с изрядным облегчением привыкают к нынешнему положению вещей. Они понимают, что натаскивать, да притом не всех учеников класса, куда легче, чем учить, да притом всех; что система, при которой детей не надо учить думать, говорить и писать, весьма удобна тому, кто сам всего этого не умеет. Возвращать выпускные будет поэтому всё сложнее: учителя будут всё более массово к ним не готовы — выяснилось же в этом году, что большая часть словесников не знает, как работать с возвращённым вдруг сочинением. Промедлить ещё совсем немного — не знаю, год или два — и может статься, что школу придётся восстанавливать не по живым воспоминаниям, а по книгам. Если кто-нибудь сумеет такие книги написать.

http://expert.ru/expert/2015/17/o-tom-chto-stalos-so-shkoloj/

Реформа от противного. Желающих поживиться и поуправлять имуществом РАН становится все больше

Из текстов официальных сообщений прессы мы знаем, что на состоявшемся в конце прошлого года в Санкт-Петербурге заседании президентского совета по науке и образованию его участники обсуждали преобразования в академическом секторе фундаментальных научных исследований.

Лейтмотивом работы стало выступление главы государства, который напомнил, что преобразования в системе Российской академии наук начались более года назад. «Мы, прежде всего, исходили из того, что России нужна сильная, конкурентоспособная наука, которая может задавать новые направления научной мысли, обеспечивать технологическую независимость и суверенитет страны, работать на повышение качества жизни людей», – указал тогда президент.

О том, что на пути научной реформы есть не только достижения и успехи напомнил собравшимся Президент РАН Владимир Фортов. Он признал, что происходит лавинообразное увеличение бюрократии, бумаготворчества и формализма. «Мы помним, что одним из базисных лозунгов реформы был: «Освободим ученых от несвойственных для них функций, пусть они занимаются своим прямым делом – наукой, административную нагрузку возьмут на себя управленцы, тем более что в ФАНО собраны квалифицированные менеджеры».

По мнению руководителя ведомства, объединяющего отечественную науку, сейчас этот благое и несомненно обоснованное требование явно пробуксовывает. «В четыре-пять раз возросло количество запросов, инструкций, совещаний в виде научной переписки. Она обрушилась на ученых как лавина, не оставляя времени для творческой работы, убивая инициативу, выталкивая молодежь из науки и в конечном счете подрывая нашу конкурентоспособность», – рассказал президент РАН.Им же была высказана мысль, что желающих поживиться и поуправлять имуществом РАН становится все больше.

В ответ на обоснованную критику со стороны научного сообщества руководитель Федерального агентства научных организаций, созданного в реформы РАН, Михаил Котюковсмог ответить обещанием«решительно бороться» с возросшей после образования агентства «бумажной бюрократией», на которую часто ссылаются ученые.

Бюрократия минуса

На этом благоприятном фоне задумаемся, как выглядит размещенный, как под копирку на сайтах десятков, если не сотен научных институтов страны пресс-релиз ФАНО по итогам совещания, которое руководитель ФАНО России Михаил Котюков провел в Екатеринбурге в начале декабря прошлого года и содержащий утверждение про то, что «бюрократия, в которой нередко упрекали ФАНО России, тоже не оказалась для ученых помехой…».

Разве не худшие проявления бюрократии стали помехой для депутатов Государственной Думы, попробовавших совсем недавно разобраться в хитросплетениях проблем управления научной собственностью. Что уж говорить о рядовых научных сотрудниках?! Как отметил директор НИИ проблем коррупции Сергей Сапронов, «еще осенью прошлого годы мы направили в комитет по науке Государственной Думыи ФАНО обращение по поводу ситуации в Научно-технологическом центре уникального приборостроения РАН, руководство которого вместо научной деятельности, на наш взгляд, погрязло в подозрительных судебных разбирательствах по поводу своего и чужого имущества. Буквально на следующий же день после получения нашего письма аналогичное обращение за подписью председателя Комитета Госдумы Валерия Черешнева было направлено руководителю ФАНО Михаилу Котюкову. Несмотря на то, что факт грубейшего нарушения установленных законом сроков рассмотрения обращений находился на контроле Генеральной прокуратуры, ответ мы получили только в начале марта, с задержкой более чем на 3 месяца».– Это ли не проявление той самой бюрократии, изжить которую пообещал руководитель ФАНО?Или этим преследовались иные цели? И что думают о таких случаях откровенного пренебрежения законом в самой Думе, где еще недавно голосовали за проект закона о реформе РАН, которым и было предусмотрено создание специального научного Агентства,– задается вопросами эксперт.

Вызвавшая резонные вопросы общественников и депутатов ситуация в НТЦ уникального приборостроения РАН, действительно хорошо иллюстрирует, что бюрократы по определению зачастую ориентированы не на достижение общественно значимого результата в интересах науки, а на следование инструкции, регламенту, когда формальное соблюдение предписанного порой важнее, чем реальное изменение всегда стоящей за ним социальной действительности. Тогда вместо работы в плюс неоднозначная и персонализированная кем-то трактовка государственного интереса явно приводит к работе в минус.

«Угрожал физической расправой… »

Летом прошлого года эксперты НИИ проблем коррупции выпустили специальный доклад «Наука коррупции: реформа Российской академии наук и злоупотребления в Научно-технологическом центре уникального приборостроения РАН», где подробно описывалось, как предприниматели напустующих и много лет не используемых НТЦ площадях создали одно из лучших пищевых производств в Москве. Арендовав у НТЦ площади и установив многомиллионное оборудование, они буквально стали заложниками личных интересов «чиновников от науки», сделавших успешное производство «дойной коровой» для своих реализации своих личных и несомненно весьма далеких от науки интересов, прикрывшись при этом интересами государственными.

Ну а где же ФАНО? Чиновники Агентства, которые, если следовать логике научной реформы, должны были стать той самой инстанцией, которая не только обуздает «антинаучные» аппетиты академиков, но и действительно наведет порядок в запутанном академическом хозяйстве и соблюдет интересы государства, ученых и бизнеса.

Вслед за Владимиром Фортовым признаем, что с момента своего образования ФАНО действительно очень много сделало в плане «разбора завалов» и наведения порядка в имущественном комплексе Академии. Есть в этом и большая заслуга руководителя Агентства Михаила Котюкова. Но стоит ли создавать себе репутацию «независимых» борцов за государственные интересы там, где в ходе правоохранительными и судебными органами было уже не раз доказано, что эти интересы не нарушаются? Или, лес рубят — щепки летят? Что стоит за действиями простых исполнителей и не такие ли ситуации имел ввиду глава РАН Владимир Фортов, говоря, что желающих поживиться и поуправлять имуществом РАН становится все больше…

Уверены, впрочем, что руководство ФАНО и не догадывается о том, кто и какими способами борется за «государственные интересы» иначе, чем объяснить нижеслудующее.

Из недавней публикации в СМИ можно было узнать, что «видавшие всякое, как в зале заседаний, так и за его пределами адвокаты бизнесменов были вынуждены встать на защиту хрупкой представительницы Росимущества, выражавшей позицию своего ведомства в споре между учеными и бизнесменами, от нападок пылкого представителя ФАНО. Поддерживал иск и принимавший участие в заседании представитель ФАНО – заместитель начальника правового управления Рустам Айдиев…». В своей докладной записке на имя начальника отдела правового обеспечения московского городского управления Росимущества его сотрудник Ирина Золотарева пишет по этому поводу следующее: «после окончания заседания ко мне подошел представитель ФАНО – Айдиев Р.А. и в грубой форме, на повышенной интонации сказал мне, что я пожалею о своей правовой позиции, он заставит меня ее изменить и произойдет это очень скоро, а также некорректно выразился в мой адрес, оскорбил нецензурными словами и угрожал физической расправой в случае не отказа…».

Об аналогичном случае в Республике Северная Осетия-Алания стало известно после предыдущей публикации, когда из региона поступила информация о том, что юрист ФАНО таким образом «отстаивал» в регионе государственные интересы, что в докладных записках после его пребывания во Владикавказе появилась фраза «позицию и действия заместителя начального Правового управления ФАНО России Р.А. Айдиева вряд ли можно объяснить его профессиональной некомпетентностью»…

Кстати, все тот же Рустам Айдиев, как исполнитель по письму из Государственной Думы несет ответственность за нарушение законодательства Российской Федерации в части жестко закрепленных в нем сроков рассмотрения обращений.

Академические принципы

Официальный, но, как следует из документа, не в меру горячий представитель ФАНО, видимо, так и не сумел либо не захотел вникнуть в суть конфликта. Заключив договор аренда недвижимого имущества с НТЦ УП РАН и подняв из небытия за свой счет разрушающееся академическое задание, построив с согласия НТЦ складские и административные объекты, создаввостребованное в нынешней непростой экономической ситуации пищевое производство и даже получив почетный статус «Официальный поставщик Московского Кремля», руководители партнеров НТЦ (ООО «Снежана+Д» и ООО «ТАИП+») не смогли, видимо, освоить основополагающие «академические» принципы хозяйственной деятельности, своеобразно трактуемых руководством НТЦ УП РАН.

Столкнувшись с недобросовестностью своего партнера, выразившейся не только в условиях и сроках предоставления помещений в аренду, представители бизнеса оформили в собственность все построенные ими здания и сооружения, а также выкупили в соответствии с Земельным кодексом земельный участок. Государство сполна получило в бюджет так необходимые сейчас денежные средства. При этом была учтена и позиция Прокуратуры Москвы, дважды проверившей как законность самой сделки, так и то, были ли устранены по ходу ее реализации замечания надзорного органа.

Но разве это остановило лиц, прикрывающихся магическими словами о «государственных интересах»? Более 2 лет уже бывший директор НТЦ УП РАН Владислав Пустовойт осаждал правоохранительные органы заявлениями о противоправном, по его мнению, приобретении представителями бизнеса созданных ими же строений. Несколько раз правоохранительные органы давали уже ответы на такие заявления, не усмотрев никаких нарушений закона, но с появлением ФАНО и уже знакомого нам юриста Рустама Айдиева бесперспективная с юридической точки зрения и весьма сомнительная с точки зрения защиты истинных государственных интересов линия была продолжена.

Управленцев от науки при этом, очевидно, не смущают бесконечные проверки, счет которым потерян, как представителями бизнеса, так и самим НТЦ. Все это не способствуют их нормальной работе и не может не вызывать у всех, кто следит за развитием ситуации вполне резонного вопроса о том, в чем причина такого пристального внимания к объектам, по которым уже давно даны исчерпывающие объяснения и сделаны выводы. Или ФАНО вслед за Святым престолом имеет такую же степень непогрешимости, что может позволить себе игнорировать имеющие юридическую силу выводы других не менее заинтересованных ведомств?

Земля уходит из под ног?

Конечно, участие представителей ФАНО в бесконечных судебных разбирательствах по поводу судьбы закрепленного за институтами РАН и федерального имущества понять можно. Большие завалы проблем с имуществом Академии действительно могли возникнуть за последние 20 с лишним лет, когда внимание науке явно уделялось меньше. Однако, в ситуации, когда то здесь, то там всплывают скандальные ситуации, в которых речь идет не о нескольких зданиях, а о сотнях гектаров ценнейших сельскохозяйственных угодий, намеренно «потерянных» для страны и науки, становится понятно, что выбор точек приложения активности представителей ФАНО явно нуждается в существенной корректировке.

Недавно о том, как при невмешательстве или попустительстве чиновников ФАНО под сурдинку реформы у РАН пытаются отобрать огромные куски собственности рассказала председатель координационного совета общественного движения «За честную страну», ученый-генетик Вера Мысина. В посёлке Коренёво Люберецкого района Московской области сотни гектаров федеральной земли, находящиеся в ведении ВНИИ Картофельного хозяйства им. А.Г. Лорха РАСХН, были предельно откровенно – через решение суда, взыскавшего землю как залог по фиктивным кредитным договорам –выведены из научного оборота и переданы застройщикам, которые прямо в чистом поле, не считаясь с мнением соседей, наличием коммуникаций и инфраструктуры теперь возводят дорогостоящие подмосковные квадратные метры. Как считает общественник, «в то время как общественность посёлка и научные сотрудники пытались что-то сделать, выяснить, боролись за землю, руководство института предпочитало отмалчиваться, стараясь не выходить на «контакт» с сотрудниками, дабы избежать прямых и неудобных вопросов. Напрашивается вопрос: почему руководство РАСХН ведет себя таким образом? Может РАСХН получает от всего этого вполне весомую материальную выгоду, о которой нам неизвестно?!»

В виде отступления необходимо добавить, что, если бы Вера Мысина занималась историей с НТЦ УП РАН, то, она, вероятно, не сильно бы удивилась, если бы узнала, что заместителем начальника правового управления РАСХН, то есть подразделения, которое было призвано отстаивать государственные интересы, в т.ч., по фиктивным сделкам с землей, был также Рустам Айдиев…

А пока эксперты лишь констатируют, что в ФАНО, к сожалению, не заинтересовались тем, куда и как ушли средства, выделенные на оцифровку фондов крупнейших научных библиотек. Между тем, после пожара, едва не погубившем библиотеку Института научной информации по общественным наукам РАН сильно пострадал уникальный книжный фонд, насчитывавший 14,2 млн экземпляров на древних и современных языках, выяснилось, что за несколько лет в ИНИОН было переведено в электронный формат всего 7 тысяч книг и рукописей. В отсутствие должной реакции ФАНО, Общественная палата уже сама обратилась к руководству ИНИОНРАН с требованием обнародовать данные о том, сколько из выделенных средств было потрачено на сохранение уникальных произведений в электронном виде. Об этом рассказала председатель комиссии по общественному контролю ОП РФ Лидия Михеева. По ее словам, если отчета о потраченных средствах от руководства ИНИОНа не будет, она обратится в Счетную палату и Генпрокуратуру с просьбой разобраться, имела ли место растрата бюджетных средств.

Конечно, вопрос об эффективности усилий тех самых, упомянутых в докладе Владимира Фортова «квалифицированных менеджеров ФАНО», которые, как раз и призваны отделять в науке «чистых» от «нечистых»– это вопрос риторический. Но, для чего тогда громоздить новую научную бюрократию, которая, занимаясь бесперспективными юридическими тяжбами, не в состоянии обеспечить противопожарными технологиями ценнейшие научные коллекции или предотвратить коррупцию и разбазаривание активов научного назначения– вопрос уже практический. И от того, кто и как будет его решать, зависит не только будущее науки, но и во многом всей страны.

P.S О судьбе других «горячих точек» научной реформы вы также узнаете в следующих публикациях.

potrebrf.ru
http://wek.ru/reforma-ot-protivnogo—zhelayushhix-pozhivitsya-i-poupravlyat-imushhestvom-ran-stanovitsya-vse-bolshe

Вузы Волгограда ожидают закрытие и слияние

Глава Министерства образования и науки РФ Дмитрий Ливанов дал понять, что глубокие преобразования в системе высшего образования России будут продолжены. Для Волгоградской области это означает ликвидацию и поглощение более успешными конкурентами для десятков вузов.

Как заявил на Апрельской международной научной конференции по проблемам развития экономики и общества глава Минобрнауки РФ, проверки российских вузов, направленные на установление эффективности их деятельности, и все процессы, связанные с их реорганизацией, будут продолжаться еще два года. В 2015 году Рособрнадзор намерен проверить более тысячи вузов. По каждому из них будет принят ряд необходимых решений.

«В результате у нас останется ровно столько вузов, сколько могут дать качественное образование», – отметил по этому поводу Дмитрий Ливанов.

К слову, за последние два года 500 российских вузов были исключены из реестра лицензий. «Дальше предстоит проверить еще примерно тысячу организаций. По результатам станет ясно, сколько вузов останется на рынке», – заключил министр.

По словам Дмитрия Ливанова, задача реформирования системы высшего образования продиктована не только необходимостью повышения ее эффективности и конкурентоспособности, но и демографией. В течение ближайших 10 лет произойдет серьезное сокращение числа студентов. «Если в прошлом мы дошли до цифры в 7,5 миллионов человек, а сейчас у нас 5,5 миллионов студентов, то впереди у нас «дно», «ямы», и цифра в четыре миллиона», – заявил министр.

По его мнению, в связи с этим слабые вузы останутся без студентов, и это создаст стимулы для многих региональных вузов к объединению ресурсов, имущества и переходу к более эффективной системе функционирования.

Отметив, что речь идет об объективных факторах, которые стимулируют университеты к объединению, Ливанов тем не менее подчеркнул, что Минобрнауки РФ не будет подталкивать региональные вузы к объединению, однако мотивирует их к таким действиям. Одним из таких стимулов должны стать специальные программы развития для таких объединяющихся вузов, создающих опорный университет, предусматривающие увеличение финансирования.

Как сообщил V1.ru источник из вузовских кругов Волгоградской области, известие о том, что Минобрнауки решило во что бы то ни стало в форсированном режиме закончить начатые преобразования, коллективы волгоградских вузов восприняли крайне болезненно.

«Крайне тревожные перспективы вырисовались перед ВГСПУ, – говорит собеседник. – В настоящий момент это единственный педагогический вуз в ЮФО, пока еще сохранивший статус университета. Остальные педуниверситеты уже низведены до уровня институтов и включены в состав классических университетов. Такая же судьба, вероятнее всего, ждет и волгоградский педуниверситет. Или возможен такой вариант: ВГСПУ могут превратить в региональный университет, которые должны являться ресурсной базой для экономики региона. Соответственно, Москва с себя обязанности по его финансированию снимет и переложит их на областной бюджет. Зная ситуацию с областным бюджетом и понимая все «прелести» регионального финансирования, что в этом случае ждет педуниверситет, понять нетрудно».

Необходимость объединения, скорее всего, окажется неизбежной для «Серебряковки» и института искусств, признанных Минобрнауки неэффективными. Кроме того, летом этого года большая проверка со стороны Минобрнауки ждет волгоградский горхоз. «По статистике, после такой проверки из вузов выживают единицы», – отмечает собеседник. В Волгограде уже появились слухи о том, что горхоз в качестве института будет включен в состав политеха. Однако такая перспектива якобы не устраивает нынешнее руководство горхоза, которое ведет свою игру, рассчитывая слиться с каким-нибудь столичным горхозом и превратиться в его региональный филиал. Судьба десятков других волгоградских вузов, в том числе крупных, достаточно туманна, и поэтому представители сферы высшего образования пребывают сегодня в состоянии повышенной нервозности.

По мнению экс-ректора ВАГСа, доктора исторических наук, профессора Михаила Сукиасяна, реформа высшего образования нужна, однако то, как она проводится, наталкивает его на мысль, что дальше механического сокращения числа вузов для снижения нагрузки на федеральный бюджет дело не пойдет.

«У нас действительно избыточное количество вузов в стране и самое неприятное – у нас большое число действительно слабых вузов, которые не дают качественного образования, – отмечает господин Сукиасян. – Но я боюсь, что затеянная Ливановым реформа мало связана с повышением качества и конкурентоспособности образования. Простым слиянием, сокращением и ликвидацией эта проблема не решается. Это самая простая механическая задача, которую Минобрнауки будет выполнять не потому, что он имеет какую-то стратегическую программу модернизации российского образования, а просто потому, что на содержание такого количества вузов тупо нет денег. И момент для непопулярной социальной реформы выбран верно – как известно, сейчас рейтинг руководства страны превышает 80 процентов. А вузы многие расположены в центре города, занимают огромные поместья, на которые кое-кто из чиновников наверняка уже имеет свои виды… В общем и целом будет очень жаль, если очередное важное и нужное начинание выродится в кампанию по закрытию «лишних» вузов».

Сергей Тимошенко, специально для V1.ru

Оригинал материала: http://v1.ru/text/news/22555545292800-print.html

http://v1.ru/text/news/22555545292800.html

Наука увольнять Ученые протестуют против действий ФАНО

Вчера коллектив Института геохимии и аналитической химии (ГЕОХИ) имени Вернадского потребовал восстановить на работе директора Эрика Галимова, который был уволен главой Федерального агентства научных организаций (ФАНО) Михаилом Котюковым. Ученые уверены, что он пострадал из-за критики в адрес руководства агентства. Фактически в отношениях между Российской академией наук и ФАНО произошел первый серьезный конфликт.

Приказ об увольнении директора ГЕОХИ Эрика Галимова подписан 13 апреля 2015 года главой ФАНО Михаилом Котюковым, однако широкой научной общественности стало известно о нем только к концу недели. «Приказ был для нас абсолютно неожиданным,— рассказал «Ъ» и. о. директора ГЕОХИ Владимир Колотов.— А главное, в нем не была указана причина увольнения, просто указано, что ФАНО приняло такое решение».

В институте признают, что у его руководителя были напряженные отношения с курирующим деятельность РАН агентством. В частности, речь идет о скандале с научно-исследовательским судном «Академик Борис Петров», которое в 2013 году было направлено в ремонт в китайский порт. Институт не устроила работа, которую провела одна из российских фирм: ученые отказались оплачивать ремонт и подали в суд. Между тем «Академик Борис Петров» находится в китайском доке, институту приходится оплачивать стоянку. «В конце 2013 года имущество Академии наук было передано в ФАНО, мы обратились туда за финансовой помощью. После долгой переписки в 2014 году нам согласились помочь и даже выслали гарантийное письмо,— рассказал Владимир Колотов.— Но в 2015 году ФАНО внезапно отказалось от обязательств. Мы обратились с жалобой к помощнику президента Андрею Фурсенко».

Администрация президента встала на сторону института, говорит господин Колотов, письменно подтвердив, что деньги должно выделить ФАНО. «А в конце февраля 2015 года разразился скандал с другим научным судном — «Академик Страхов», которое оказалось в еще более тяжелой ситуации,— напомнил ученый.— Думаю, увольнение директора — месть за то, что мы пожаловались на агентство в администрацию президента».

При этом сам Эрик Галимов с начала года был на больничном, восстанавливаясь после инфаркта. «За несколько дней до выписки он обратился в ФАНО с просьбой о недельном отпуске, чтобы сделать в Германии операцию на сердце,— рассказал и. о. директора.— Сначала ему не отвечали, а в день вылета прислали письмо с запретом покидать рабочее место». Ученый не стал отменять операцию, а на следующий день опубликовал открытое письмо с жесткой критикой в адрес агентства: «Если до организации ФАНО я публиковал не меньше шести-восьми статей в год, то в 2014 году у меня вышла одна статья, так как огромные силы и нервы уходили на преодоление непробиваемой бюрократии». Он также обвинил ФАНО в нежелании решить проблему «Академика Бориса Петрова». Через два дня вышел приказ об увольнении.

«Замечания к нашей работе можно было сначала обсудить, а не увольнять человека во время операции,— сказал господин Колотов.— Сегодня коллектив института обратился с открытым письмом к научной общественности: необходимо добиться от ФАНО отмены приказа об увольнении».

Напомним, во время обсуждения проекта реформы РАН в 2013 году именно создание Федерального агентства научных организаций вызывало наибольшее сопротивление ученых. Академиков возмущало, что чиновники будут распоряжаться имуществом институтов и распределять деньги на исследования. Однако глава ФАНО Михаил Котюков сумел найти общий язык с учеными: на недавнем общем собрании академики признали, что взаимодействие с агентством идет крайне продуктивно (см. «Ъ» от 25 марта). Фактически увольнение Эрика Галимова стало первым серьезным конфликтом между учеными и агентством.

«В данный момент неважно, какие были причины уволить Эрика Галимова. Тут системная проблема: само увольнение не должно происходить таким образом»,— заявил «Ъ» глава профсоюза РАН Виктор Калинушкин. Он признал, что закон позволяет ФАНО как учредителю в любой момент разорвать трудовой договор с директором института, «но поступать так неправильно». «В ходе реформы правительство РФ выработало «принцип двух ключей» — все важные решения ФАНО и РАН принимают совместно,— напомнил профсоюзный лидер.— Сейчас это правило было грубо нарушено». В пресс-службе ФАНО вчера заявили «Ъ», что в течение дня подготовят комментарий по поводу ситуации с директором ГЕОХИ, но этого так и не произошло.

Президент РАН Владимир Фортов подтвердил «Ъ», что узнал об увольнении директора ГЕОХИ постфактум: «До этого агентство говорило мне, что обнаружило какие-то нарушения, но ничего не говорило о кадровых решениях». По его словам, президиум РАН «настроен крайне отрицательно» к решению ФАНО: «Мы считаем, что так поступать с выдающимся ученым просто неэтично». Президент РАН добавил, что договорился с главой ФАНО Михаилом Котюковым и Эриком Галимовым о трехсторонней встрече в понедельник, в ходе которой будет принято совместное решение.

Александр Черных
Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc/2710511

О недоброй инициативе

ФОТО: ЭКСПЕРТ

«Отсечь омертвевшую часть высшего образования»2 — вот что планирует сделать министр Ливанов в ближайшие два-три года

К уже закрытым пятистам вузам он хочет добавить ещё сколько-то сотен, а оставшиеся друг с другом посливать. Не силком, помилуй бог, — лаской: «Мы не подталкиваем к объединению, но мотивируем к нему». В старом анекдоте о схожей мотивации говорил цирковой лев: «Если бы вы знали, как нас там бьют…» Зато уже десять-пятнадцать, а то и двадцать университетов «осознали свой потенциал и готовы с нашей помощью выйти на международный уровень». В цитируемых словах министра на конференции в ВШЭ ничего нового нет; новость прозвучала дальше. Экс-министр образования, помощник президента Фурсенко вдруг раскритиковал планы Минобра за нерешительность: «Сейчас надо искать нестандартные решения, а не пытаться просто перестроить то, что делалось уже много лет», — надо, мол, полностью пересмотреть систему обучения. Оно конечно, милые бранятся — только тешатся, и это не критика, а дружеское подначивание. Но мы-то в простоте своей считали реформу и так достаточно живодёрской. Ошибались, значит: будет ещё злее.

Хотя — куда злее-то? То, что нам подают как реформу образования, есть реформа управления образованием, сопряжённая с ускоренной деградацией управляемого объекта. В общей школе процесс близок к завершению (процесс деградации, разумеется, — реформировать-то они готовы вечно), а в школе высшей — ещё в разгаре. Не в том беда, что псевдовузы, которые Минобр на предыдущем этапе расплодил без числа, теперь Минобр же и закрывает. Беда в том, что и остающиеся вузы учат, на круг, всё хуже — в силу множества причин. Но реформаторы принципиально не ведут речь о качестве образования — исключительно о его эффективности, измеряя последнюю подчёркнуто «объективно», то есть по степени соответствия сочинённым ими бумажкам. А бумажки они нагородили такие, что толком учить студентов нет у вузовских педагогов ни времени, ни сил. К немыслимой, ни в какие ворота не лезущей нагрузке (по столько часов в год не тащит профессор ни в одной стране мира, где вообще слышали слово «профессор») реформаторы добавляют всё нарастающее количество бессмысленных хлопот. Мало безумного количества писанины вокруг каждого академического часа, так теперь каждому преподавателю надо изображать из себя исследователя: делать публикации, вести новаторские курсы и проч. Какие теоретические курсы должен, да и просто может вести человек, обучающий студентов английскому или началам матанализа? То есть может, скажем, один из дюжины — остальным ведь даже и в расписание не поместиться. Значит, им приходится мухлевать, чтобы удержаться на работе и продолжать получать не намного больше, а кое-где и заметно меньше дворника. Да и слияния малых и слабых вузов, так милые Ливанову, далеко не безобидны: они опустошают провинцию. Да, пед- или стройинститут в каком-нибудь Скотопригоньевске никак не Оксфорд с Кембриджем, но и такие, какие есть, они были культурными центрами города и округи. Им можно было помочь стать лучше, но Минобру эффективнее от них избавиться. Их сольют с чем-то в Энске, и ещё большая УДАРЕНИЕ НА О БОЛЬШАЯ часть активной молодёжи из Скотопригоньевска после школы уедет — и никогда не вернётся. В Москве будут менеджерами по продажам.

Вся эта реформа держится на идее сделать высшее образование РФ компактным: несколько десятков приличных университетов, из них пяток мирового уровня — и хорош. Квазиучителей для квазишкол (о том, что уже случилось с нашими школами, надо говорить отдельно) и квазиинженеров для стирания пыли с импортной техники будем штамповать в колледжах, а понадобится серьёзный специалист — выпишем из-за кордона (вариант: обучим за кордоном). А чо? бабла немерено, мы неотъемлемая часть мира — и так далее. Эта идея и прежде была, вежливо говоря, крайне небесспорна, в послекрымские же времена о ней, кажется, стыдно и вспоминать. Ничуть не бывало; прочтите любое высказывание наших образовательных бонз — оно неизменно строится всё на той же основе: обучим там, выпишем оттуда, а здесь — слишком, слишком всего много… Хотя, напоминаю, любимый тезис Минобра — что в России слишком много вузов — никогда не был доказан. Плохих много — правда, а всего числом — может, по мировым-то меркам ещё и мало. Так что не сокращать бы вузы, а давать им побольше — не денег, так хоть свободы.

Но они сокращают. Новый способ для этого предложил на той же дискуссии ректор «Вышки» Кузьминов. Не в том одном беда, считает он, что многие вузы слабы, — ещё и мотивация к учёбе у студентов слаба. Потому что образование бесплатное. Значит, надо резко снизить количество бюджетных мест в вузах: они должны доставаться лишь самым талантливым выпускникам школ. А большинство студентов пусть берёт образовательные кредиты. Правда, за прошлый год таких кредитов взяли меньше четырёхсот, но это не беда: «Надо понять, почему студенты их не хотят брать, и сделать, чтобы захотели». А чего тут понимать-то? не бином Ньютона. Высшее образование не гарантирует у нас заметной прибавки к зарплате — вот и не берут. Если инициатива Кузьминова (а он обещал донести её «до руководства страны») будет реализована, то высшее образование в России станет столь же доступным для большинства, как во времена Магницкого, — и очень, очень компактным. Нужда России в квалифицированных кадрах и сейчас удовлетворяется скверно — спросите кого угодно хоть из оборонки, хоть из машиностроения, хоть из любой другой нетривиальной сферы деятельности. В компактном варианте высшего образования эта нужда не будет удовлетворяться, почитай, совсем — с однозначными последствиями.

В цитированном выступлении помощник президента справедливо заметил, что экономическая турбулентность — время для самых неожиданных решений в высшем образовании, нужно только активнее их искать. Объяснил бы кто-нибудь, почему в числе таких спасительных решений не рассматривается самое простое: прекращение вранья о положении дел в образовании — и отставка капитанов реформы, без которой враньё прекратить не удастся. Видимо, такое решение было бы уже чересчур неожиданным.

«Эксперт» №16 (942)

Глава ФАНО уволил директора института геохимии сразу после его разгромного письма

Академик Галимов: «Огромные силы и нервы уходили на преодоление непробиваемой бюрократии»

Первой крупной жертвой реформы Российской академии наук стал академик Эрик Галимов. 11 апреля он опубликовал на сайте своего института, Института геохимии и аналитической химии РАН им. В.И. Вернадского, директором которого был 22(!) года, открытое письмо, в котором высказал свое негодование стилем работы ФАНО, уличил руководство в бюрократии, «беспрецедентном бумажном потоке», равнодушию к ученому. В конце своего письма академик написал: «Я не хочу больше быть сотрудником ФАНО». Буквально на следующий день, 13 апреля глава агентства подписал приказ о его увольнении с должности директора.

Глава ФАНО уволил директора института геохимии сразу после его разгромного письма

Эрик Михайлович Галимов – академик РАН с 1994 года. Директор Института геохимии и аналитической химии им. В.И. Вернадского РАН. Почетный профессор МГУ им. М.В. Ломоносова. Председатель Комитета по метеоритам РАН. Председатель Научного Совета по проблемам геохимии. Главный редактор журнала «Геохимия». Член Президиума РАН (2002-2013 г.). Президент международной ассоциации геохимии и космохимии (2000-2004 г.) и вице Президент этой ассоциации (1996-2000 г.). Член бюро Совета по космосу РАН.

Э.М. Галимов – один из мировых лидеров в области изотопной геохимии, автор теории фракционирования изотопов в системе многоатомных органических соединений. Награжден международной медалью Альфреда Трейбса «за выдающийся вклад в органическую химию изотопов». Основные труды в области органической геохимии, геологии нефти и газа, алмазообразования, происхождения Луны и планет. Инициатор космических программ. Руководитель и участник морских экспедиций.

Академик Э.М. Галимов — продолжатель дела В.И. Вернадского. Более 20 лет он руководит институтом геохимии и аналитической химии им. В.И Вернадского, выросшего из биогеохимической лаборатории, которую в 1928 году основал В.И. Вернадский. Э.М. Галимов возглавляет комиссию РАН по разработке научного наследия академика В.И. Вернадского. Под его редакцией вышло в юбилейном году первое 24-томное собрание сочинений В.И. Вернадского.

Говоря о практике работы ФАНО, Эрик Михайлович в своем письме обратил особое внимание на беспрецедентный бумажный поток, захлестнувший его институт. «Огромные силы и нервы уходили на преодоление непробиваемой бюрократии в, казалось бы, очевидных вопросах, – отмечает академик. — Если до организации ФАНО я публиковал не меньше 6-8 статей в год, то в 2014 году у меня вышла 1 статья». Одна статья — и инфаркт. Перенсея его в январе, ученый три месяца находился на больничном. Об этом знали все в институте и не могли не знать руководители ФАНО. Однако, по словам Галимова, его пытались обвинить в неявке на работу!

Кроме всего академик в письме обвинил ФАНО в непринятии мер по спасению научно-исследовательского суда «Борис Петров». «Особый случай, выявивший несостоятельность ФАНО в практической сфере – история с научным флотом РАН, в частности с НИС «Академик Борис Петров», закрепленным за ГЕОХИ. Это судно более года после капитального ремонта простаивает в Китайском порту Тяньцзинь из-за волокиты по любому вопросу и нежелания ФАНО предпринять практические действия для перехода к эксплуатации судна. В результате накопился огромный долг перед китайской верфью плюс долг перед компанией, выполнившей ремонт. ФАНО оставалось глухим к нашим рациональным предложениям найти решение. Вместо этого ФАНО присылало к нам внеплановые комиссии по проверке деятельности Института. Обратилось в Прокуратуру с просьбой проверить нарушения в наших действиях по управлению судном. К счастью, Прокуратура разобралась в вопросе и не усмотрела искомых ФАНО нарушений», – сообщается в письме академика Галимова. Ситуация, по его словам, сдвинулась с мертвой точки только после его обращения в Правитльство РФ, которое прислало ему следующий ответ: «Вопросы содержания и материально-технического обеспечения научно-исследовательских судов, в том числе и НИС «Академик Борис Петров», включая такие как, эксплуатация судов, их ремонт, модернизация, снабжение, проектирование, строительство и другие, находятся в сфере ответственности федеральных органов исполнительной власти и организаций-судовладельцев (в данном случае, ФАНО России).»

В заключение своего письма Эрик Галимов написал следующее: «Пишу это письмо накануне Пасхи и выражаю надежду, что испытание, наложенное на нас, видимо, за наши грехи, в виде ФАНО, благополучно завершится». Увы, пока письмо ударило по самому Эрику Михайловичу.

«МК» созвонился с академиком, который в данный момент находится на лечении за границей, только вчера, 15 апреля перенес операцию на сердце. Вот, что он сказал по поводу ситуации с его увольнением:

- Наверное, это все связано с тем, что я все время защищал РАН от ФАНО. Если не вдаваться в подробности, которых очень много, дело не в одном судне, главное в том, что эта организация не оказывает ученым никакой помощи. Знаете, на первых порах, когда только произошла реформа и ФАНО заявило, что возьмет на себя организацию в области финансирования и прочей деятельности, не связанной исключительно с наукой, а ученым оставит право свободно заниматься тем, чем и нам и положено заниматься: исследованиями, опытами, написаниями научных трудов, — я был только «за». Считал, что так правильно. Но на деле вышло по-другому: почему-то в ФАНО просто взяли на себя функции исключительно надзирательной организации, котрая сама по сути не работает, — ей только подавай отчеты. Вместо того, чтобы делать науку, мы буквально зарылись в этих отчетах! Получается, что ФАНО приносит нашей науке только вред.

- Как отнеслись коллеги к приказу об увольнении?

- Многие прислали мне по электронной почте свое исключительное несогласие с этим фактом. Вчера было заседание Президиума РАН, где обсуждался этот ицидент, сегодня в ГЕОХИ РАН состотися конференция, где сотрудники намерены высказать свое отношение.

Страшно в данном случае не то, что именно меня вот так запросто взяли и уволили, я переживу. Страшно то, что создан прецедент того, что чиновник средней руки, каким я считаю Котюкова, почувствовал себя эдаким барином, — взял и в мгновение ока уволил большого ученого, больше 20 лет руководившего институтом, перенесшим с ним все тяготы. Это ведь может пойти и дальше.

Я надеюсь, что люди из более высоких инстанций правильно отреагируют на случившееся.

http://www.mk.ru/science/2015/04/16/glava-fano-uvolil-direktora-instituta-geokhimii-srazu-posle-ego-razgromnogo-pisma.html

На место «потерявшегося во льдах» министра образования Ливанова появилось несколько претендентов из Госдумы

В Министерстве образования и науки, наконец, заговорили об отставке Дмитрия Ливанова. Пока глава ведомства на лыжах покоряет Северный полюс, на его место прочат депутатов Госдумы, передает корреспондент Накануне.RU.

О том, что в Минобре ходят слухи об отставке скандального министра, пишут федеральные СМИ.  По их данным, его сменит не кто иной, как председатель думского комитета по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая. В последнее время бурное обсуждение вызвало ее заявление о том, что изучение иностранных языков в школах является угрозой российским традициям и число отведенных на них часов необходимо сократить в пользу русского языка и литературы.

Эксперты говорят о необходимости отставки Ливанова чуть ли не с первых месяцев его работы.

По мнению историка, автора учебников по истории России Евгения Спицына, лишить Ливанова должности надо было еще давно.

«Ливанова, конечно, давно пора снимать с поста министра, это однозначно. Но это не решит проблему ни на йоту. Здесь вопрос в том, что в руководстве министерства уже давно окопалась группа так называемых либерал-реформаторов: господа Асмолов, Агурский и другие. Вне зависимости от того, кто будет находиться на посту министра, именно они определяют политику министерства и государственную политику в сфере образования. Потому что под тем же Асмоловым целый Федеральный институт развития образования (ФИРО), именно они «заказывают музыку», а не министерство», — рассказал Спицын корреспонденту Накануне.RU.

Историк считает, что команду чиновников Минобра пора полностью заменить на патриотов страны. Возглавить ведомство могли бы депутаты Госдумы Ирина Яровая или первый заместитель председателя комитета Госдумы по образованию, депутат от Челябинской области Владимир Бурматов.

«Я считаю, что снимать Ливанова с должности надо как можно скорее, это однозначно. Надо не только Ливанова снимать, но и всех его заместителей – начальников управлений – то есть всех, кто хоть каким-то образом причастен к определению политики. Ставить совершенно другую команду, причем не одну Яровую, это должна прийти команда государственников, патриотов, которые понимают, что образование – это столп любого государства, что это должна быть политика государственная, что она не должна быть отдана на откуп частным интересам. Я бы лично, как гражданин, был не против, чтобы Яровая возглавила это министерство. Но я боюсь, что ее потенциал гораздо более широкий, чем узкая специальность министра. На это место можно было бы назначить того же Бурматова. Или вообще взять хорошего профессионала – человека, который доказал свое знание образования как системы», — считает Спицын.

Отметим, что вчера министр образования Дмитрия Ливанов ушел в отпуск до 19 апреля, и тут же «подвис» вопрос с назначением ректоров сразу в нескольких вузах, среди которых — Уральский федеральный университет. Сообщается, что Бурматов поехал на Северный полюс. Ранее Ливанов был в отпуске в марте — в разгар проблемы с невыплатами стипендий.

Анна Смирнова

- See more at: http://www.nakanune.ru/news/2015/4/9/22395190#sthash.5Ys1W3th.dpuf

В Приморье не готовы увольнять учителей по требованию Минобразования

ВЛАДИВОСТОК, 10 апреля. В Приморском крае «дорожная карта» Минобразования РФ по сокращению учителей вызвала волну возмущения. Проблему обсудили на заседании социального комитета краевого законодательного собрания, сообщает ИА «Дейта». Во Владивостоке уже отказались выполнять новые нормативы.

Согласно «дорожной карте» Министерства образования, норматив по стране утвержден в 12,8 учеников на одного работника. При этом в соседнем Хабаровском крае норматив утвержден на уровне 12,9 учеников на преподавателя, а в Приморье эта цифра выросла до 15,4.

Директор департамента образования и науки администрации Приморского края Елена Григорьева не смогла объяснить, чем обоснованы высокие цифры для края. Взамен прежних рабочих мест, департамент образования предлагает учителям пойти на курсы переквалификации.

Первыми «бить тревогу» в крае начали профсоюзы. По словам председателя общественной приморской краевой организации профсоюза работников народного образования и науки РФ Раисы Шабановой, напряженная ситуация по части образования сложилась в северных районах Приморья. «Такие нормативы связаны, вероятно, с необходимостью экономии денег. И департамент образования находится между двух огней в данной ситуации. Мы уже направили обращение к губернатору и депутатам, чтобы они работали в соответствии с постановлением правительства», — сказала в ходе заседания Раиса Шабанова.

Она пояснила, что у учителей и так очень большая нагрузка. И при текущей «дорожной карте» она только увеличится. «При этом на северных территориях есть конкретные примеры, когда учителя готовы стоять друг за друга, они согласны работать на 0,5 и 0,75 и 0,25 ставки», — сказала Раиса Шабанова.

Позицию Шабановой поддерживают в районах Приморья. «Такая система, с одной стороны, ведет к исполнению поручений президента, а с другой – к закрытию образовательных учреждений. И в большей части это касается сельских учреждений, потому что 70 процентов их приходится на городские округа, а 30 процентов – на сельские. Средняя наполняемость в их классах – 9 – 9,2 человека. То есть для таких школ выполнение краевого норматива – это смерти подобно. Следовательно, нужно будет закрывать многие малочисленные школы», — рассказал директор средней общеобразовательной школы  Михаил Скобенко.

«Это не дворники, которых можно сократить за счет того, что жильцы стали культурнее. Это образовательный процесс, мы должны воспитывать людей, готовить их к жизни. Люди, которые будут сокращены, останутся без средств к существованию. Дорожные карты рассчитаны в министерстве по нашим данным, это мы в угоду своим интересам дали такие цифры, которые устраивают правительство. Давайте соберемся с силами и скажем, что была допущена ошибка. Нельзя людей выкидывать на улицу», — прокомментировал ситуацию депутат Юрий Пошивайло.

По итогам заседания было решено поручить департаменту образования сделать дифференцированный перерасчет норматива с учетом малокомплектных школ Приморья, северных территорий и так далее.

Между тем администрация Владивостока уже заявила, что не планирует сокращение учителей школ и воспитателей детских садов.

«Субвенции, предоставляемой на оплату труда педагогам, сегодня не хватает. Однако администрация Владивостока изыскивает необходимые средства. Сокращения учителей и воспитателей в учреждениях общего и дошкольного образования Владивостока не будет, такой вариант даже не рассматривается, — подчеркнула заместитель главы администрации Владивостока Наталья Мальцева. — Зарплата всем учителям и воспитателям выплачивается и далее будет выплачиваться своевременно в полном объеме. Развитие образования – это приоритетное направление в работе администрации города».

Подробнее:http://www.rosbalt.ru/federal/2015/04/10/1387266.html

Бюджетные места в вузах займут кредиты Минобрнауки призвали найти новые пути развития высшей школы

Вчера на ежегодной конференции Высшей школы экономики (ВШЭ), глава Минобразования Дмитрий Ливанов неожиданно подвергся критике со стороны своего предшественника Андрея Фурсенко. В ответ на предложения министра закрыть слабые вузы, а сильным увеличить финансирование, господин Фурсенко посоветовал полностью пересмотреть систему обучения, «а не пытаться просто перестроить то, что делалось много лет». В свою очередь, ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов, которого называют теневым министром образования, предложил кардинально изменить систему госфинансирования высшего образования, оставив бюджетные места в вузах только самым талантливым абитуриентам.

Участники конференции обсуждали стратегию развития высшего образования «в условиях экономической турбулентности». Дмитрий Ливанов рассказал, какие шаги правительство планирует предпринять в ближайшие два-три года. Для начала необходимо «отсечь омертвевшую часть высшего образования», то есть закрыть слабые вузы. «У нас с 1990-х годов большое количество образовательных учреждений занимаются имитацией обучения,— заявил глава Минобрнауки.— За последние два года мы закрыли 500 таких вузов, в этом году проверим еще около тысячи». Выжившие после проверок вузы министерство планирует сливать друг с другом. «Мы не подталкиваем к объединению, но мотивируем к нему. Материально и с помощью других инструментов»,— пояснил министр.

Одновременно Минобрнауки усилит поддержку тех вузов, которые способны составить конкуренцию иностранным университетам. «Есть группа из 10-15, может быть, 20 университетов, которые осознали свой потенциал и готовы с нашей помощью выйти на международный уровень»,— пересказал министр суть проекта «5-100″, по которому пять российских вузов к 2020 году должны оказаться в первой сотне мировых рейтингов. Все эти шаги, заключил Дмитрий Ливанов, позволят российскому образованию стать более конкурентоспособным и адаптироваться к «новым экономическим вызовам».

Однако его предшественник на посту министра Андрей Фурсенко, занимающий теперь должность помощника президента, неожиданно раскритиковал программу министерства. «Сейчас надо искать нестандартные решения, а не пытаться просто перестроить то, что делалось уже много лет,— сказал господин Фурсенко.— Сейчас у нас для этого есть уникальный шанс». Он предложил Дмитрию Ливанову полностью пересмотреть систему обучения. «Надо отойти от представления об университете как о простом продолжении школы»,— призвал Андрей Фурсенко. Прежде всего необходимо перестроить систему преподавания в вузах. «Давайте честно говорить: большинство преподавателей в полупустом зале читают лекции, которые не меняются десятки лет,— заявил помощник президента.— Давайте попробуем сократить число лекций, а освободившееся время выделить для общей работы студентов и преподавателей». По словам Андрея Фурсенко, такая система поможет эффективнее расходовать ресурсы. «Обычные решения сейчас не дадут результата»,— предупредил он действующего министра.

Свое решение предложил и ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов, которого в образовательном сообществе считают теневым министром, стоящим за всеми реформами в отрасли. По словам господина Кузьминова, недостаточно закрыть слабые вузы — нужно повысить мотивацию к учебе у слабых студентов. Для этого необходимо «последовательно замещать традиционные патерналистские формы поддержки учащихся», то есть, по сути, отказаться от системы бесплатного высшего образования. «Сейчас государство раздает 70% учащимся по 60 тыс. руб. в год. И вузы притворяются, что за эти деньги могут дать нормальное образование. Но это просто невозможно»,— высказался ректор ВШЭ. Его рецепт — значительно ограничить количество бюджетных мест в вузах: они должны достаться самым талантливым выпускникам школ по системе государственных грантов. А основная масса студентов сможет воспользоваться системой образовательных кредитов. «Я говорил с президентом Сбербанка Германом Грефом, у нас в прошлом году таким кредитованием воспользовались всего 360 человек,— сказал господин Кузьминов.— Надо понять, почему студенты их не хотят брать, и сделать, чтобы захотели». Свою инициативу господин Кузьминов пообещал донести до руководства страны.

Александр Черных
Подробнее:http://kommersant.ru/doc/2703843

Все плохие вузы скоро закроют «Нижний сегмент» высшего образования должен исчезнуть

В ближайшие 2-3 года все слабые вузы и филиалы закроются. На усиленную господдержку сможет рассчитывать лишь двадцатка ведущих университетов, да региональные вузы, принявшие решение объединяться. Об этой перспективе развития профессионального образования в условиях кризиса 7 апреля на ХVI-й апрельской международной конференции по экономике сообщил глава Минобрнауки Дмитрий Ливанов.

Все плохие вузы скоро закроют

фото: Геннадий Черкасов

Тактика властей в области высшего образования в период кризиса, или, как обозначили этот период на конференции — турбулентности, на ближайшие 2-3 года будет осуществляться в рамках трех основных направлений.

Первое — «Работа с нижним сегментом высшего образования», а, говоря проще, вузами и филиалами, не обеспечивающими должного уровня обучения. Как оказалось, буквально через пару лет их в стране больше не останется, дал понять министр: «Только за два года более 500 вузов и филиалов были исключены из реестра. Осталось проверить еще тысячу. Работа будет завершена в течение 2016 и 2017 годов. В результате останется столько вузов, сколько в состоянии дать хорошее образование».

Второе — усиленная господдержка 10-20 лучших, брендовых вузов. Третье — слияние региональных вузов с созданием «концентраторов человеческих и материальных капиталов». Последнее — не от хорошей жизни: из-за демографических проблем и усиленного оттока в столичные города абитуры с наивысшими результатами ЕГЭ в провинции скоро не останется студентов. Достаточно напомнить, что в 2011 году школу закончили 1,2 миллиона человек, а в этом году лишь 650 тысяч. В ближайшие 10 лет этот уровень выпуска сохранится. В результате общее число студентов сократится с 7,5 миллионов человек до 4 миллионов, и слабые вузы наверняка останутся без студентов.

Остроту проблеме добавляет, разумеется, экономический и внешнеполитический кризис, в который втянулась Россия. Впрочем, это, по словам помощника российского президента по науке и образования Андрея Фурсенко, — «привлекательный вызов»: «Турбулентность — время хорошее, поскольку это время неожиданных решений. Сегодня идет глобальная перестройка во всех секторах, а это дает уникальный шанс выровнять позиции лидеров и аутсайдеров».

Поможет ли турбулентность аутсайдерам высшего образования, покажет время. А вот то, что в нынешних условиях должна полностью переориентироваться вся система высшего образования, у директора направления «Молодые профессионалы» Агентства стратегических инициатив Дмитрия Пескова сомнений нет: «В условиях, когда нас в течение некоторого периода не будут пускать на европейские и американские рынки, в стратегии высшего образования должен быть совершен разворот с Запада на Восток. Это позволит нам выйти на те же рынки, но только через Сингапур и Индию».

http://www.mk.ru/social/2015/04/07/vse-plokhie-vuzy-skoro-zakroyut.html

России не хватает ученых среднего возраста А науке — финансирования

В пятницу коллегия Минобрнауки подвела итоги развития науки с образованием в прошлом году и перспективы нынешнего. В сложившихся непростых условиях от системы, по словам вице-премьера Аркадия Дворковича, многого ожидают. Однако ее бюджет существенно урежут: на одном лишь образовании государство сэкономит полтриллиона рублей.

России не хватает ученых среднего возраста

фото: morguefile.com

К системе образования так или иначе причастны все россияне. Вот и в настоящее время образовательные организации ежедневно посещают около 28 млн детей и молодежи, а учат их более 5 млн педработников. Бюджет этой мощной системы составлял 3,6 трл рублей. Однако в новом году он потеряет сразу полтриллиона: в новый бюджет, констатировал глава Минобрауки Дмитрий Ливанов, «пока заложено 3,1 трл». Не получит ранее запланированных 1,7% ВВП и наука, дополнил министра Дворкович. Тем не менее, ученым придется соответствовать новым приоритетам в развитии страны, подчеркнул он.

Среди потерь образования, например, снижение финансирования строительства детских садов до 10 млрд рублей. Лишь за прошедшие два года удалось обеспечить местами в детских садиках более 700 тыс. малышей. Однако «тучный период» закончился. На выделенные ныне средства в лучшем случае можно выстроить лишь 10 детских садов. Между тем, по данным Минобрнауки, в очереди и сейчас остались 285 тыс. детей возрастной группы 3-7 лет. (И, добавим, никем не учтенное число ясельников). А, чтобы в 2016 году обеспечить местами всех, надо ввести 370 тыс. дополнительных мест. И где взять на это деньги — бог весть.

Школе в 2015 году будет немного проще. Ей, уточнила вице-премьер по социальным вопросам Ольга Голодец, «предстоит серьезная работа по анализу эффективности школьных программ: а именно, можно ли учить детей быстрее и эффективнее. Сегодня дети посвящают учебе существенно больше времени, чем взрослые — работе. Программу надо оптимизировать: например, школе отведено много часов на уроки музыки, но играть и петь никто не умеет!»

На это, к счастью, крупных финансовых вложений не требуется. Однако с 2015 года школа вслед за детскими садами также вступает в период массового строительства, предупредил министр: «С 2015 года в регионах начинается активное создание новых мест в школах. Проблема в том, что нынешние здания изношены, число школьников растет, а дети учатся в несколько смен». Однако, где взять на это деньги, также неясно.

Проклятый финансовый вопрос и стал лейтмотивом выступления с мест:

— Одно школьное здание стоит около миллиарда рублей. Для столицы, возможно, это — подъемная сумма, а мы не можем себе ее позволить: регионам это очень тяжело, — обрисовал общее мнение губернатор Тульской области Владимир Груздев.

К регионам в просьбах о помощи присоединился и председатель совета по науки при Минобрнауке, проректор МГУ Алексей Хохлов:

— Мы начинаем терять ученых среднего возраста еще активнее, чем раньше. Науке требуется поддержка Минобрнауки!

Досталось и Федеральной целевой программе развития образования на 2017-2020 годы:

— Мы заложили туда колоссальную головную боль, — заявил глава комитета по образованию, науке и культуре Совета Федерации Александр Волков. — Запланировано сокращение филиалов вузов до 80%, а самих вузов — до 40%. Причем, в основном предполагается оставить федеральные и исследовательские университеты. А как быть регионам, где их нет? Вообще отменить там систему высшего образования? При этом одновременно планируется наращивание числа проверяющих и организаторов разных мониторингов. А то у нас и без того бездельников мало!

http://www.mk.ru/social/2015/04/03/rossii-ne-khvataet-uchenykh-srednego-vozrasta.html

Дмитрий Ливанов рассказал, что спешить с введением профессионального стандарта педагога не будут

Ольга Максимович, редактор сайта «Учительской газеты»

Дмитрий Ливанов отвечает на вопрос Учительской газеты
Сегодня в Минобрнауки состоялось расширенное заседание коллегии министерства, на котором обсуждали итоги минувшего года работы и задачи на следующий. После завершения мероприятия глава ведомства Дмитрий Ливанов ответил на вопросы журналистов.
​»Учительская газета» задала министру вопрос о сроках введения профессионального стандарта педагога. Разделяет ли министр позицию Евгения Ямбурга, академика РАО, доктора педагогических наук, который на заседании коллегии обратился к вице-премьеру Ольге Голодец с просьбой не торопиться с введением профессионального стандарта? Ольга Голодец, в свою очередь, выступая на коллегии, сказала, что профстандарт может быть введен уже в следующем году.

На этот вопрос Дмитрий Ливанов ответил: «Профессиональный стандарт педагога пока апробируется. Заявлена дата его введения 1 января 2017 года. Однако я не исключаю, что эта дата будет отодвинута и на более длительный срок».

Таким образом, спешить с введением профстандарта в федеральном образовательном ведомстве не планируют.

Подробнее о минувшей коллегии читайте в материалах «Учительской газеты», а также на станицах «УГ» в социальных сетях, где велась прямая текстовая трансляция с мероприятия (twitter и facebook).

Фото Ольги Максимович

http://www.ug.ru/news/14727

Минобрнауки: брать деньги с родителей на нужды школы недопустимо

В министерстве напомнили, что с жалобой о незаконном сборе средств любой родитель может обратиться в органы управления образованием субъекта, а также на горячую линию Минобрнауки — net-poboram@mon.gov.ru.

МОСКВА, 1 апр — РИА Новости. Минобрнауки намерено выяснить, были ли допущены нарушения в воронежской школе, где ученица попыталась покончить жизнь самоубийством якобы из-за издевательств и поборов; ведомство подчеркивает, что сборы средств на школьные нужды недопустимы, сообщили РИА Новости в пресс-службе министерства.

Как сообщалось ранее, 13-летняя девочка в Воронеже попыталась покончить жизнь самоубийством 18 марта. Свой поступок она объяснила тем, что учителя стали издеваться над ней, так как ее семья не сдала деньги на нужды школы.

«Школы получают все необходимое финансовое обеспечение на реализацию обучения в полном объеме и не имеют права взимать какие-либо деньги с родителей. Информация о недопустимости денежных поборов в школах доведена министерством до всех регионов», — заявили в Минобрнауки.

В министерстве напомнили, что с жалобой о незаконном сборе средств любой родитель может обратиться в органы управления образованием субъекта, а также на горячую линию Минобрнауки — net-poboram@mon.gov.ru.

«Минобрнауки направило запрос в департамент образования администрации городского округа города Воронеж для выяснения всех деталей и обстоятельств возможных случаев денежных поборов со стороны образовательной организации. Всю полученную информацию министерство готово предоставить следствию для изучения и правовой квалификации произошедшего», — сообщили в пресс-службе.

РИА Новости 

http://ria.ru/society/20150401/1055907154.html#ixzz3W4iKYfDe

«От решительности Дмитрия Ливанова может пострадать не один эффективный вуз»

Министр образования Дмитрий Ливанов продолжает генерировать губительные для системы образования идеи и обещать невыполнимое, в то время как подконтрольное ему ведомство подозревают в хищении почти 1 млрд руб., передает корреспондент Накануне.RU.

На съезде общероссийского профсоюза образования Дмитрий Ливанов заявил, что в стране стало слишком много негосударственных вузов, поэтому за два года Минобр планирует ликвидировать те из них, которые дают некачественное образование. Но благая на первый взгляд затея может заметно подорвать и без того шаткую систему высшего образования в России. По словам первого заместителя председателя комитета Госдумы по образованию, депутата от Челябинской области Владимира Бурматова, от решительности Ливанова может пострадать не один эффективный вуз, ведь для Минобра борьба с так называемыми «неэффективными вузами» – это всего-навсего источник дохода.

«И государственные вузы, и филиалы государственных вузов могут закрыть из-за этого. Эта история имеет очень серьезную коррупционную составляющую, и то, что в России уже появилось движение, которое называется «вузооборона», когда ректоры вынуждены объединяться друг с другом, чтобы защищаться от корруционного произвола чиновников Министерства образования, уже о многом говорит. И то, что ректоры нескольких вузов записали видеообращения, в которых рассказали, какого объема взятки с них вымогают за успешное проведение проверки, как их там шантажируют чиновники Министерства образования, и как закрывают успешные вузы, которые могли бы успешно работать и достаточно эффективные. Директоры, которые записали эти видеобращения, назвали сумму взяток – по 700 тыс., по миллиону просто за успешное проведение проверки. А если взятку отказываешься давать, то вуз начинают прессовать, и начинаются проблемы. У всех этих ректоров эти проблемы потом возникли. Это не единичные случаи, это уже система. Выстроена коррупционная схема, которая приносит организаторам этой схемы доход, и меня это, естественно, не может устраивать, я это считаю нарушением не только закона, но и вообще всякой логики работы Министерства. Как – так? Получается, у нас государственное ведомство использует свои функции для того, чтобы создавать теневые коррупциогенные схемы и зарабатывать на этом деньги. Я против этого», — рассказал Бурматов корреспонденту Накануне.RU.

Кроме того, Ливанов пообещал педагогам повышение зарплаты, несмотря на сложную экономическую ситуацию. «Ливанов вообще живет с педагогами в разных вселенных. У него одна реальность, а у педагогов – другая. Он говорит, что сейчас зарплата 50-60 тыс. руб. в вузах, я проехал 50 регионов: зарплата старшего преподавателя 12-15 тыс. руб., зарплата ассистента на кафедре – 7 тыс. руб., неостепененного преподавателя – меньше 10 тыс. руб. О каких деньгах Ливанов говорит? Это все дутые цифры. Представьте себе преподавателя, который по телевизору смотрит одно, а реально ему на карточку приходит другое, и он понимает, что министр образования врет», — добавил депутат.

Между тем, подконтрольное Ливанову ведомство в тратах себе не отказывает. Сегодня Владимир Бурматов направил в Счетную палату запрос с просьбой проверить траты Министерства образования по факту возможных хищений на сумму 857 млн руб. Речь идет о закупках ведомства по обслуживанию и сопровождению презентационных мероприятий и международных конференций. «Мы сейчас передали все в счетную палату, они проверяют исполнение бюджета за 2014 г., я рассчитываю, что эти закупки могут иметь и корруционную составляющую и носят сомнительный характер», — заключил парламентарий.

Анна Смирнова

http://www.nakanune.ru/news/2015/3/31/22393946

Сенатор Александр Волков: Минобрнауки не может убедительно объяснить планы по закрытию 40% вузов

Ольга Шульга

Среда, 25 марта 2015 года

Предложение усилить парламентский контроль за реализацией госполитики в сфере образования своевременно и логично. Такое мнение в разговоре с корреспондентом «Парламентской газеты» высказал заместитель председателя Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре Александр Волков.

Напомним, недавно в Госдуму был внесен законопроект, направленный на совершенствование методов парламентского контроля в сфере образования и науки. Как пояснила автор документа, глава думского комитета по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая, необходимо дополнительно регламентировать положение о представлении правительством парламенту ежегодного доклада о реализации единой государственной политики в сфере образования. В частности, законопроект предполагает, что презентовать свой доклад депутатам и сенаторам представители кабмина должны устно, а не письменно  — для того, чтобы парламентарии могли задать докладчику дополнительные вопросы.

«Большую тревогу вызывает намерение ведомства закрыть 40 процентов вузов и 80 процентов их филиалов, — отметил Александр Волков. — Очень хотелось бы постоянно и из первых рук узнавать, как продвигается этот процесс, и какие именно институты и университеты будут лишены лицензий». По словам сенатора, объяснение, к которому прибегает министр образования и науки Дмитрий Ливанов, оправдывая процесс закрытия вузов, кажется неубедительным. «Министр говорит: количество абитуриентов из-за демографической ямы сейчас сокращается, так что такое количество вузов просто не нужно. Но ведь число школьников увеличивается. А что мы получим, когда они станут выпускниками и захотят поступать в вузы? К этому времени институтов и университетов катастрофически не будет хватать», — констатировал сенатор.

http://www.pnp.ru/news/detail/79536#

Депутат Олег Смолин: Доклад кабмина о положении дел в образовании расходится с отчетами Минобра

Факты, содержащиеся в докладе Правительства о состоянии образования, предоставленном депутатам Госдумы, разительно отличаются от внутриведомственных отчетов Министерства образования и науки. Об этом «Парламентской газете» рассказал первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по образованию Олег Смолин.

Напомним, на этой неделе в нижнюю палату был внесен законопроект, направленный на совершенствование методов парламентского контроля в сфере образования и науки. Как пояснила один из авторов документа, глава думского комитета по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая, необходимо дополнительно регламентировать положение о представлении правительством парламенту ежегодного доклада о реализации единой государственной политики в сфере образования. «Этот доклад должен содержать объективную систематизированную информацию о проведении единой госполитики в области образования, соблюдении конституционных прав граждан на образование и установленных гарантий получения общедоступного и бесплатного образования, правового регулирования отношений в сфере образования, а также о состоянии образовательной сферы и тенденциях ее развития», — отметила она.

С тем, что этот документ должен концентрироваться на системных проблемах российского образования согласен и Олег Смолин. «К примеру, в документе стоило бы обратить внимание на проблему госфинансирования системы образования. Пока что по этому показателю мы занимаем предпоследнее место среди развитых стран мира. Ни одной стране не удалось провести полноценную модернизацию образования в том случае, если в бюджете на эту сферу выделялось меньше 7 процентов. У нас — всего 4 процента», — констатировал депутат.

Не менее важной проблемой, по мнению Олега Смолина, является и чрезмерная забюрократизированность работы педагогов. «Один знакомый эксперт в области образования подсчитал: сегодня преподавателям приходится составлять в 22 раза больше бумаг, чем во времена застоя», — отметил депутат.

Больше внимания парламентарии хотят уделять и процессу мониторинга вузов, а также реализации концепции, направленной на сокращение их количества. «На самом деле уменьшение количества вузов или сокращение  числа студентов автоматически качество российского образования не повысит, — уверяет Олег Смолин. — Выстраивать барьеры нужно не на этапе поступления абитуриента в вуз. Во всех развитых странах это делается по-другому. В вузы там ребят принимают довольно легко, но после, если студент программу не тянет, его оттуда отчисляют. В результате, на этапе обучения может отсеяться до 50 процентов студентов». Тревожит депутата и закрытие вузов, предлагающих электронное обучение.

http://www.pnp.ru/news/detail/79167

Почему не хватает денег на стипендии? Эксперты выяснили, как Министерство образования расходует госсредства

Недавно студенты ряда вузов пожаловались на задержку выплаты стипендий. Этот факт вновь заставил задуматься: как тратились бюджетные деньги на образование в минувшем году? Эксперты проанализировали расходование средств и назвали основные схемы, через которые коррумпированные чиновники способны выводить бюджетные миллионы. А также рассказали о конкретных примерах злоупотреблений вокруг госзакупок в сфере образования, путем которых могло быть «освоены» сотни миллионов рублей.

Почему не хватает денег на стипендии?

фото: Геннадий Черкасов

- Почему бюджетных средств не хватает на выплату стипендий и другие первоочередные нужды? Потому что огромные деньги уходят на сомнительные мероприятия, – говорит первый зампред комитета Государственной Думы РФ по образованию Владимир Бурматов. — Объем неэффективных затрат ведомства таков, что если их тратить с умом, то хватит на все! В год в России тратится на сферу образования три триллиона рублей. В 2014 году на проведение мероприятий самого разного рода Министерством потрачено 800 миллионов рублей, при этом многие из них вообще не проводились, некоторые финансировались задним числом, некоторые проводились за счет иностранных государств (за грантовые деньги), а потом на них еще раз выделялись средства – уже из российского бюджета… Счетная палата сейчас ведет проверку исполнения Федерального бюджета за 2014 год, и по этому поводу я официально обратился к ним – мы передали Татьяне Голиковой материалы на все эти контракты на более, чем 800 миллионов рублей. Теперь ждем результата работы Счетной палаты.

Эксперты проанализировали открытые источники – сайт госзакупок. И применительно к Министерству образования и науки обнаружили там ряд странных моментов. В 2014 году они насчитали 76 закупок на услуги по проведению разного рода мероприятий — конференций, выставок, симпозиумов, семинаров и т.д. Большинство из них зафиксированы в ноябре – а это традиционный месяц «сброса», в котором чиновники любых ведомств обычно спешно осваивают непотраченные деньги – если этого не сделать, на следующий год из бюджета им выделят уже меньше.

- В любом таком контракте на закупки услуг есть пункт, где исполнитель обязан разместить информацию о проведенном и оплаченном мероприятии в СМИ, — рассказывает руководитель общественного движения «Обрнадзор» Алексей Монахов. — Мы начали искать — в ряде случаев информации нет вообще, ни в печатных СМИ, ни в интернете. А там, где информация опубликована, попадаются очень странные игры с датами и фактами. К примеру, телеконференция между студентами России и Германии, занимающимися наукой, заказанная Министерством, прошла… раньше, чем на неё был объявлен тендер на сайте госзакупок! То есть, мероприятие очень похоже на так называемое «откатное софинансирование» — «мы вам задним числом перечислим деньги, а вы уж там никого, надеемся, не обидите».

Другой пример – визит кубинских коллег. В рамках форума «Россия-Куба» в Москву приезжал замминистра образования Кубы, где он встречался с нашим замминистра Кагановым. На проведение этого форума Минобрнауки подписало контракт с некой компанией, которая успешно его провела и отчиталась – есть данные в интернете, есть фотографии и т.д. Но через неделю эта же компания выигрывает другой тендер Минобрнауки на проведение еще одной конференции – на этот раз в Воронеже, 15-16 декабря. И мы находим два пресс-релиза о визите замминистра образования Кубы в Воронеж – один на сайте Воронежского госуниверситета, за 8-9 декабря, а второй – на сайте компании-организатора, за 15 декабря. Пресс-релиз – одинаковый, фотографии – тоже. Весьма сомнительно, что замминистра Кубы (где выезд чиновников за границу строго контролируется!), два раза с интервалом в неделю приезжал в Россию. Очень похоже, что в свой визит в Москву 8-9 декабря кубинцы посещали заодно и Воронеж, где проходил региональный форум совета ректоров, а вот второго мероприятия с их участием, 15-16 декабря, скорее всего просто не было! Но деньги за него организатор от Министерства получил.

- Есть ли какая-то реакция Минобрнауки на ваши расследования, или все спускается на тормозах?

- Реакция есть почти всегда. Иногда кого-то увольняют, иногда меняют условия конкурсной документации. Но у нас нет цели добиваться карательных мер в чистом виде – нам важно, чтобы Министерство образования, как госорган, эффективно работало и выполняло свои функции.

http://www.mk.ru/social/2015/03/26/pochemu-ne-khvataet-deneg-na-stipendii.html

Ливанов удивлен данными о вузе, где преподаватели и уборщицы получают одинаково

Представитель Братского госуниверситета на съезде Общероссийского профсоюза образования в Москве рассказал о сложившейся ситуации в вузе, где оклад преподавателя на текущий момент равен окладу уборщицы и составляет около 6 тысяч рублей.
Присутствующий на съезде глава Минобрнауки Дмитрий Ливанов пообещал решить вопрос. «Давайте мы еще раз по этому университету посмотрим. Ну не может быть у преподавателя оклад 6 тысяч рублей. У уборщицы он может быть, но не у преподавателя вуза», — сказал министр.
По его словам, сейчас все педагоги должны иметь хорошую зарплату, так как вузы получают достаточное финансирование. Вместе с тем он подчеркнул, что повышение заработной платы преподавателей по-прежнему остается актуальной задачей.
Справка СП:
Братский государственный университет — высшее учебное заведение города Братска Иркутской области. Имеет 10 факультетов, среди которых естественнонаучный, лесопромышленный, механический, гуманитарно-педагогический, инженерно-строительный и другие.
Читайте далее: http://svpressa.ru/society/news/116863/?rss=1

Премьер-министр заявил, что реформа РАН может быть скорректирована А руководитель академии наук призвал не сталкивать ученых и финансистов

Времена, как известно, не выбирают. А если бы выбирали, то РАН точно не выбрала бы нынешние: финансирование урезано, полномочия тоже, а плодов начатой более года назад реорганизации («самой масштабной за все 300 лет существования Академии!», как подчеркнул, открывая ежегодное общее собрание членов РАН, президент академии Владимир Фортов), как не было, так и нет. Если, конечно, не считать бесконечного перетягивания каната между Академией и новообразованием, отодвинувшим ее от финансов — Федеральным агентством научных организаций (ФАНО).

Премьер-министр заявил, что реформа РАН может быть скорректирована

фото: Геннадий Черкасов

Времена нынче, конечно, непростые, признал Фортов. Но надо не жаловаться, а жить по принципу академика Ландау: «Работать надо! А плохие времена рано или поздно закончатся!»,- призвал он ученых. Впрочем, перечень проблем, изложенных заехавшему в РАН премьеру Медведеву оказался внушительным.

Во-первых, до сих пор не разграничены полномочия РАН и ФАНО, из-за чего те толкаются локтями, вместо того, чтобы вместе двигать науку, как предполагалось в начале реформы. Так что нужен «законодательный акт, который внесет ясность в отношения РАН и ФАНО. Пока этой ясности нет», — заявили академики. Вторая проблема, «которую отмечают все, и не только в этом зале — бюрократия. А она в последнее время усилилась. Третья — реструктуризация: научные институты объединяют по желанию отдельных людей, причем в обход РАН и часто на формальной основе. Ну а тема финансов — вечнозеленая, и развивать ее я не буду»,- потрафил было премьеру глава РАН. Но затем все же не удержался и попросил «найти небольшие суммы на завершение ряда исследований: мы очень надеемся, что Вы поможете решить наши проблемы, о которых знаете не понаслышке».

Зал встретил появление Медведева сдержанными аплодисментами.

- Последний раз я присутствовал на собрании РАН лет десять назад, хотя руководство страны должно делать это чаще,- покаялся тот.- Работать во времена преобразований, действительно, трудно. Но модернизацию не нужно ни драматизировать, ни демонизировать! Реформа идет не ради реформы, и ради науки. И ее курс при необходимости может быть скорректирован,- заключил ДАМ, заметно повысив уровень оваций.

Решение проблем, обозначенных президентом РАН, премьер, по его словам, видит так: «Предложение Владимира Фортова разграничить полномочия РАН и ФАНО поддерживаю: богу, что называется, богово, а кесарю — кесарево». Финансирование научных исследований, в том числе фундаментальных, несмотря на бюджетные сложности, продолжится: в 2015 году на сумму 350 млрд руб. Правда, обещанной до кризиса доли ВВП отечественная наука так и не увидит. Зато денежное довольствие академиков и член-корров, посулил Медведев, в этом году повысится: первым, вроде бы, обещают 100 тыс. руб. в месяц, вторым — 50 тыс. руб.

Аплодисменты зала стали еще сильнее. А премьер обратился к крымской науке, недавно влившейся в общероссийскую. «Процесс идет не совсем гладко, — признал ДАМ, — но мы намерены действовать очень аккуратно и сохранить исторически сложившиеся бренды и институты. Впрочем, — вернулся он к основной теме, — этим принципом мы будем руководствоваться при принятии всех мер, и не только в Крыму, но и по всей стране».

Так, ни одно решение по слиянию академических институтов, твердо пообещал глава кабмина, не будет приниматься без участия РАН, «а если возникнет недопонимание с другими органами власти, я всегда рад встретиться и обсудить проблемы. Процесс реструктуризации должен принести пользу науке, а не бухгалтерский результат. Правительство здраво относится к принимаемым решениям и не будет догматично толковать закон. А если надо — то и скорректирует его».

- Призываю вас не бояться текущих проблем и почаще вспоминать Нильса Бора, который говорил: «Проблемы важнее решений! Решения могут устареть, а проблемы остаются»,- обнадежил он напоследок зал.

http://www.mk.ru/social/2015/03/24/premerministr-zayavil-chto-reforma-ran-mozhet-byt-skorrektirovana.html

Счетную палату просят проверить закупки Минобрнауки на 857 млн рублей

   |   Общество   |   Анна Ивушкина  
Бюджетные деньги тратились на презентационные мероприятия, которые предположительно либо не проводились на самом деле, либо были организованы за чужой счет

Счетную палату просят проверить закупки Минобрнауки на 857 млн рублей

Фото: ИЗВЕСТИЯ/ Владислав Староверов

Счетную палату просят проверить траты Минобрануки по факту возможных хищений на сумму 857 млн рублей. Речь идет о закупках ведомства по обслуживанию и сопровождению презентационных мероприятий и международных конференций. Соответствующий депутатский запрос в СП направил первый зампред комитета Госдумы по образованию Владимир Бурматов (копия документа есть в распоряжении «Известий»). Депутат опирается на данные доклада общественного движения «Обрнадзор», посвященного предположительным финансовым злоупотреблениям чиновников Минобрнауки.

В запросе в Счетную палату Бурматов отмечает, что по сведениям, опубликованным в докладе, Минобрнауки «могли быть допущены нарушения, связанные с оплатой за счет средств федерального бюджета фактически не проведенных презентационных мероприятий, презентационных мероприятий, проведенных за счет третьей стороны, в том числе за счет грантов, предоставленных иностранными организациями, и мероприятий, фактически проведенных до заключения государственных контрактов о предоставлении услуг по их проведению». Бурматов просит председателя Счетной палаты Татьяну Голикову «дать необходимые поручения для изучения массива сомнительных госзакупок».

В пресс-службе Минобрнауки не смогли оперативно предоставить комментарий.

— Сейчас министерство достаточно существенно режет расходы на образование, в то время как внутренние резервы расходуются неэффективно. Эти 800 млн можно было бы направить на решение реальных проблем — у нас сокращают стипендии, учителям зарплату не платят. А деньги, оказывается, есть, их просто кто-то рассовывает по карманам, — возмущается Бурматов.

По его мнению, речь идет как минимум о злоупотреблении служебном положением со стороны чиновников Минобрнауки.

— Я допускаю вероятность того, что имело место злоупотребление должностными полномочиями и нецелевое использование бюджетных средств, а за это предусмотрена уголовная ответственность. Подтвердить информацию может только расследование, и сейчас наши юристы готовят обращение в правоохранительные органы. Счетная палата же сейчас проверяет использование бюджета за 2014 год, и я попросил обратить внимание на эти факты, — говорит Бурматов.

Руководитель общественного движения «Обрнадзор» Алексей Монахов пояснил, что доклад был подготовлен экспертами в сфере госзакупок, в числе которых были госслужащие.

— Это эксперты, которые просят не афишировать наше сотрудничество. В их числе — действующие сотрудники Рособрнадзора, — сообщил Монахов.

По его словам, возможные хищения были обнаружены при регулярном мониторинге госзакупок, проводимом движением.

— Привлекло внимание большое количество однотипных заказов с одинаковой начальной стоимостью 3 млн рублей — вне зависимости от того, где проходит мероприятие: например, в подведомственном вузе или за границей. Мы поняли, что средства могли быть похищены, и провели исследование, — рассказал Монахов.

В представленном исследовании указано, что сомнительными являются 186 закупок на сумму более 857 млн рублей. Все эти закупки составили выделенную экспертами категорию «проведение мероприятий», и на них приходится 32% всех закупок Минобрнауки (к примеру, доля закупок на развитие образования составила 18%, на заботу о сиротах — 1%).

В докладе приводятся возможные схемы хищения средств через закупку презентационных мероприятий. В частности, говорится о том, что «все связанные с организацией и проведением презентационного мероприятия расходы» могли быть якобы оплачены из бюджета, в то время как фактически финансировались «за счет третьей (принимающей) стороны». К группе риска эксперты отнесли мероприятия, проведенные за рубежом, приводя в пример заказ Минобрнауки на «Организационно-техническое сопровождение итоговых мероприятий, проводимых в рамках закрытия Года науки Россия–ЕС (Брюссель, Бельгия; Мадрид, Испания)», оцененное в 3 млн рублей.

Источник в министерстве подтверждает, что некоторые мероприятия могли не стоить Минобрнауки ни копейки.

— Я занимаюсь международным сотрудничеством и видел документы на финансирование участия в конференции, которая проводилась 25 ноября в Брюсселе (заключительная научная конференция Года науки Россия–ЕС 2014. — «Известия»). Ее проводил уважаемый европейский институт, и традиция таких мероприятий, что гостям всё оплачивают, включая дорогу и проживание, а они затрат не несут, — рассказал источник.

Он отметил, что допускает возможность дополнительного финансирования российской делегации, однако это обошлось бы в меньшую сумму.

— Они могли оплачивать себе лучшие условия проживания (европейцы обычно предоставляют сервис экономкласса) — обедать ходить в ресторан, а не на оплаченные бизнес-ланчи, или еще какие-то меры по усилению комфортности, но это гораздо меньшие деньги. По документам же якобы заказывалось, например, звукоусилительное оборудование, флористика, а всё это было обеспечено принимающей стороной, — утверждает собеседник «Известий».

Также в исследовании приводится схема, когда мероприятие может фактически не проводиться, а отчитываются по нему по материалам другого мероприятия. Так, по предположению экспертов, произошло с закупкой услуг по проведению Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы научно-образовательного сотрудничества вузов Центрально–Черноземного региона России и Кубы (г. Воронеж)» (ранее конференция с таким же названием была организована в Москве, мероприятия обслуживала одна компания).

В докладе предполагается, что могли быть похищены средства на проведение мероприятий «незаметного формата» вроде конференций за рубежом или вебинаров, «обсуждений в сетевом сообществе», а фактическое проведение этих мероприятий ставится под сомнение. В качестве примеров таких закупок приводятся выполнение работ по «Организации и проведению российско-индийского семинара по биотехнологиям…», «Проведению всероссийской конференции ректоров по координации действий антикоррупционной политики…», «Проведению серии международных научно-образовательных конференций с учеными стран Европы (Австрия, Германия, Польша) и постсоветского пространства с целью реализации программы по преодолению негативных стереотипов…».

В исследовании допускается, что чиновники Минобрнауки также могли организовывать «постановочные мероприятия» совместно с подведомственными вузами. В этом случае, по предположению экспертов, мероприятие фактически не проводится, а предоставляется лишь поддельный фотоотчет с материалами других мероприятий (в качестве примера исследователи приводят заказ «Организация и проведение Международной конференции «Чистая вода: опыт реализации инновационных проектов…»).

Эксперты указывают, что ряд мероприятий предположительно финансировался задним числом, когда тендер объявлялся уже после проведения мероприятия (в качестве примера указаны закупки на «Выполнение работ по комплексной организационно-технической подготовке телеконференции Россия–Германия по тематике «Совместные проекты и разработки студентов и молодых ученых России и Германии…», «Выполнение работ (оказание услуг) по проекту: Подготовка и проведение телеконференции с участием наукоградов России…»).

Президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков рассказал, что организацию конференции за 3 млн рублей (средняя сумма вышеуказанных закупок Минобрнауки) можно считать экономной.

— Стоимость зависит от темы, специалистов, объема задач. Для конференции регионального уровня 3 млн рублей — это много, а для общероссийского уровня — уже мало. Организация нормальной международной конференции стоит $60–100 тыс. (около 3,6-6 млн рублей. — «Известия»), — сообщил Комков.

Cтарший партнер адвокатского бюро «Юрлов и партнеры» Владислав Цепков сообщил, что, в случае если факты хищений будут доказаны, чиновникам Минобрнауки грозит уголовная ответственность.

— По сути это хищение средств под видом тендера, это преступление подходит под ст. 159 УК «Мошенничество». Ответственность понесут те, кто именно получал деньги, — непосредственные организаторы тендеров могли быть даже не в курсе. Но доказать, кем именно деньги были присвоены, достаточно сложно, и если сделать это не получится, чиновников будут судить по статье 293 УК РФ «Халатность», — объяснил Цепков.

Читайте далее: http://izvestia.ru/news/584312#ixzz3VEHPZvAM

«Наша новая школа» в 2014 году: открытое обращение

Автор: Максим Кочетков | 19.03.2015

Недавно закончилось обсуждение научно-педагогической общественностью ежегодного доклада Правительства Российской Федерации о состоянии и перспективах развития школьного образования. /epochtimes.ru/

Научный сотрудник и преподаватель с многолетним стажем работы в вузах различного профиля призывает широкую общественность обратить внимание на многолетнее игнорирование Министерством образования и науки Российской Федерации современных стратегических задач развития страны, связанных с духовностью и инновациями.

Являюсь кандидатом технических наук, доцентом, до недавнего времени работал в Институте проблем непрерывного образования Российской академии образования, где выполнял актуальные для сибирского региона государственные задания.

Также более двадцати лет преподаю и занимаюсь научной деятельностью в различных высших учебных заведениях Красноярска. В связи с этим третий год выступаю экспертом, привлекаемым Минобрнауки РФ на общественных началах к проведению экспертизы проектов нормативных правовых актов, касающихся вопросов обучения и воспитания.

Отмеченные нормативные функции выполняет, в частности, ежегодный доклад Правительства Российской Федерации о реализации национальной образовательной инициативы «Наша новая школа», чему и посвящено предлагаемое открытое обращение, вызванное целым рядом обстоятельств.

Одно из них ― негативные тенденции в самой процедуре экспертизы, проводимой на базе КИАС (Комплексная Информационно-Аналитическая Система, разработанная ООО НТЦ «Прогресс-Инфотех» и доступная по адресу http://edu-expert.ru).Педагогическая и научная общественность с каждым годом всё меньше участвует в экспертизе.

Так, отчёт «Наша новая школа» в этом году оценивали лишь 62 человека из почти 117-тысячной армии добровольных экспертов.

А с каким массовым вдохновением научно-педагогическая общественность три года назад откликнулась на инициативу Минобрнауки РФ организовать широкое обсуждение принимаемых нормативных правовых документов! Сколько было интересных концептуальных предложений по сводному докладу «Наша новая школа-2012»!

Однако уже в прошлом году, выставляя на сайте своё экспертное заключение, я не смог, как прежде, ознакомиться с мнением других экспертов, лишившись возможности сравнить свою позицию хотя бы с их взглядами на проблемы обучения и воспитания.

Видимо, такое ограничение и повлияло на желание многих взаимодействовать с разработчиками минобровских документов. Появилось и ещё одно новшество ― стала навязываться детальная структура экспертного заключения (в соответствии с разделами и подразделами отчёта), что не способствует замечаниям концептуального характера.

О них и пойдёт речь ниже по тексту.

Сразу оговорюсь ― замечания затрагивают лишь два проблемных аспекта ― техническое творчество и культурные практики.

Многие иные актуальные вопросы (ЕГЭ, государственные образовательные стандарты, малокомплектные школы, так называемые эффективные контракты, бюрократизация школьной деятельности и т.д.) подниматься не будут.

В связи с этим хотелось бы надеяться, что авторы ряда концептуальных экспертных заключений 2012 года также попытаются привлечь к их обсуждению широкую аудиторию граждан, раз чиновники от образования и науки не инициируют площадки для дискуссий, делают всё, чтобы «убить» инициативу снизу по улучшению научно-педагогической нормативной правовой основы.

Чем вызвана актуальность концептуальных замечаний, касающихся технического творчества и культурных практик?

Инновационность человеческой деятельности становится атрибутом времени ― эры постиндустриального общества. Жизненно важным социокультурным вызовом современной России является острая необходимость в опережающем инновационном развитии экономики, так как отставание от технологически развитых стран огромно.

Былая система патентования, изобретательское и рационализаторское движения, техническое творчество молодёжи (в дворцах культуры, в рамках работы станций юных техников, Всесоюзного общества рационализаторов и изобретателей, школьных кружков и т.д.) заставляли мировых лидеров технологического прогресса считаться с нашей страной.

Россия до сих пор во многом живёт благодаря только прошлым достижениям. Сегодня имеет место актуальная потребность в возрождении отмеченного былого опыта, естественно, что на качественно новом витке развития, гораздо более эффективном, так как надо ориентироваться на перспективы научно-технического прогресса.

«Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года» (утв. распоряжением Правительства РФ от 17 ноября 2008 г. № 1662-р) ставит задачу превращения интеллекта, творческого потенциала человека в ведущий фактор экономического роста и национальной конкурентоспособности, формирования инновационной экономики. При этом сегодня всё более актуально формирование не только и даже не столько творческого потенциала личности, в том числе творчески-технического, сколько духовно-творческого.

Нравственность, духовность всё чаще рассматриваются в качестве ведущих факторов реализуемости не только социально ориентированных, но и производственных инновационных проектов. В Указе Президента от 24 декабря 2014 г. № 808 «Об Утверждении Основ государственной культурной политики» отмечается, что государственная культурная политика призвана обеспечить приоритетное культурное и гуманитарное развитие как основу экономического процветания, государственного суверенитета и цивилизационной самобытности страны.

Главным условием обеспечения является формирование нравственной, ответственной, самостоятельно мыслящей,творческой личности.

В Указе Президента «Об Утверждении Основ государственной культурной политики» отмечена особая роль в формировании системы ценностей православия.

В связи с тем, что, согласно Конституции Российской Федерации, никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной, идеологические функции в российском обществе выполняют сложившиеся в ходе культурно-исторического процесса ментально-мировоззренческие особенности народов России.

Соответствующие ценности сформулированы, в частности, на XVIII Всемирном Русском Народном Соборе и получили своё развитие в выступлении Патриарха Кирилла 22 января 2015 г. в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации. Это вера, державность, справедливость, уважение прав и свобод человека, его человеческого достоинства, «солидарное общество», где ради достижения общего блага тесно сотрудничают между собой различные этнокультурные, социальные, профессиональные, религиозные и возрастные группы, и др.

В системе образования отмеченные ценностные характеристики должны проецироваться на соответствующие культурные практики ― широкий спектр мероприятий, не ограниченных урочными занятиями, отдельными направлениями культурного развития.

Таковы, на наш взгляд, социокультурные вызовы времени, наиболее актуальные задачи, стоящие перед обществом и российским образованием в частности. Ни один из обозначенных стратегических посылов адекватно не представлен ни в анализе проделанной в российских регионах работы, ни в планах на будущее.

Содержание сводного доклада оставляет впечатление того, что у представителей Минобрнауки РФ вообще отсутствует понимание сказанного выше. Минобрнауки РФ готовит из года в год доклады от имени Правительства РФ, которые не отвечают стратегическим задачам деятельности этого самого Правительства.

Что уж говорить о том, как далеко от отмеченных задач осуществляемое таким Министерством управление своими подразделениями! Какой толк от общественного обсуждения минобровских нормативных правовых актов, если поступающие от специалистов концептуальные замечания не учитываются?

Сколько существует общественная экспертиза сводных докладов «Наша новая школа», столько мои экспертные заключения (и не только мои) обращали настойчивое внимание на игнорирование задач школьного образования, нацеленных на преодоление технологического отставания России.

Причём, если в прошлогодних докладах ещё упоминалось хоть о каком-то конкретном опыте российских регионов по развитию технического творчества (например, в Красноярском крае), то в настоящем докладе просто констатируется: «регионы, начавшие осознанно развивать инженерное или технологическое направление детского творчества, фиксируют высокую ресурсоёмкость содержания и обновления оборудования».

Возникает резонный вопрос: а почему ничего не говорится о путях решения этой проблемы?

Конкурсы и олимпиады по физике, математике, химии и информатике (на конкурсы и олимпиады в сводном докладе делается особый упор) сами по себе мало что дают для преодоления технологического отставания России в его проекции на школьное образование.

То же самое справедливо и в отношении такого полюбившегося направления деятельности государственных образовательных структур, как компьютеризация школ, их интернетизация.

На сегодня проблема состоит не столько в дальнейшей компьютеризации и интернетизации, сколько в поиске педагогических мер по нивелированию их влияния на развитие человека. Прогресс компьютерных и Интернет технологий столь динамичен (они очень подешевели, стали совершенными, широко вошли в быт людей), что освоение огромных средств на централизованное обеспечение образовательного процесса компьютерами в школах скорее является признаком широкомасштабной коррупции, чем позитивности развития школьного образования. Компьютерные и Интернет технологии уже не вызывают былых иллюзий, хотя в ряде направлений деятельности их широкое использование более чем оправдано (обучение и воспитание детей-инвалидов, школьников удалённых территорий, визуализация учебной информации).

Очевидно, что вреда от компьютерных и интернет-технологий в процессе обучения скорее больше, чем пользы, так как дидактически грамотное использование в широкой педагогической практике компьютерной техники, возможностей сети Интернет, а также дистанционных технологий остаётся большой проблемой.

В сводном докладе, как и в прошлые годы, вновь подразумевается освоение немалых средств на компьютеризацию школ, соответствующие дидактические проблемы не поднимаются. Вместе с тем, сколько средств потрачено на поставку в школы лабораторного оборудования и материалов в отчёте ничего не говорится, хотя лабораторная база является очевидным и хорошо апробированным условием эффективности процесса обучения, в отличие от обеспеченности компьютерами и возможностями сети Интернет.

Огромные средства должны быть перенаправлены с компьютеризации и интернетизации на развитие лабораторного оборудования по тем же физике и химии, на организацию внеурочной деятельности по техническому моделированию, где среди всего прочего вполне уместно было бы использование и современных компьютерных технологий.

В рамках дополнительных занятий с элементами научной деятельности применение в школах компьютерной техники и Интернет-технологий ― это и есть адекватный современному научно-техническому прогрессу и проблемам развития школьника организационно-педагогический подход.

А если вспомнить про конкурсы и олимпиады, то их фокус внимания как раз и должен быть сконцентрирован на возрождающемся научно-техническом творчестве, таким образом стимулируя его развитие. Сейчас же погоня школ за количественными показателями участвующих в олимпиадах школьников привела к тому, что лучшие из них, принуждаемые к участию во множестве конкурсных мероприятий, уже всё чаще их открыто отторгают.

О том, что научно-техническое творчество школьников не активизируется, особенно ярко демонстрируют отчёты по федеральным округам ― отдельная составляющая сводного доклада «Наша новая школа». При этом в сводном докладе говорится о том, что поддержка талантливой молодёжи предусматривала в прошедшем году выделение 500 млн рублей, которые, судя по отчёту, пошли на создание некой инфраструктуры, а также проведение конкурсных мероприятий.

Осмелимся настаивать на том, что ключевое внимание проведению олимпиад, конкурсных мероприятий в условиях, когда практически ничего не делается для того, чтобы возродить техническое творчество ― это растрата средств.

По всей видимости, и здесь имеются условия для коррупционной составляющей деятельности всех уровней системы образования, так как выделение средств на разовые конкурсные мероприятия в сравнении с организацией ежедневной работы по развитию научно-технического творчества ― это весьма благодатный фактор для нездоровых явлений.

Справедливости ради отметим, что в отчёте упоминается целевая программа «Распространение в субъекте Российской Федерации инновационных моделей развития техносферы деятельности организаций дополнительного образования детей».

Однако, судя по отчёту, реализация программы пока ограничивается созданием некой сети стажировочных площадок, цели функционирования которых даже не предусматривают практическое внедрение упомянутой техносферы. Что скрывается за пеленой загадочной терминологической завесы ТЕХНОСФЕРА (!), трудно сказать…

На чём действительно необходимо сконцентрировать силы и средства?

Сегодня планомерная, скрупулёзная, гибкая работа должна быть сориентирована в первую очередь на формирование кадрового потенциала, способного возродить в стране научно-техническое творчество на всех уровнях ― в школах, в рамках центров дополнительного образования, при научных центрах, в ходе взаимодействия со Всероссийским обществом изобретателей и рационализаторов (широкомасштабная работа общества ― это отдельная жизненно важная государственная задача).

Вузам быстро не подготовить педагогов для широкого возрождения технического творчества школьников. Но таких людей можно найти в стране, ещё двадцать лет назад обладающей могучим промышленным и научным потенциалом.

Профессионалов для соответствующей работы с молодёжью надо искать, заинтересовывать, вдохновлять на работу со школьниками вопреки нередко уже почтенному возрасту, максимально способствовать их деятельности, всесторонне её обеспечивая.

Такую поисковую, мотивирующую, организующую работу, конечно, не сравнить с приятной для отчётности и несложной закупкой компьютерной техники и воспроизведением накатанных схем олимпиад и конкурсов. Столь же трудоёмко и развитие культурных практик, обеспечивающих не морализирование, а деятельностное духовное развитие школьников в соответствии с лучшими культурными традициями народов России, её богатейшей историей.

В разделах «Задачи на 2015 год» сводного доклада «Наша новая школа» нет ничего из вышесказанного. Ничего этого нет и в анализе проделанной работы, в критериях и показателях оценки развития системы поддержки талантливой молодёжи (отдельные разделы доклада).

Таким образом, создаваемая на протяжении ряда лет так называемая «наша новая школа» игнорирует развитие научно-технического творчества, культурных практик, адекватных задачам духовного и инновационного развития России.

Кто такие «наши», для которых создаётся «новая школа»? «Наши» ― это большинство россиян, или представители элиты, поглощающие немалые доходы от некогда всенародных природных и энергетических ресурсов и имеющие по несколько гражданств? России быть технологически развитой и духовной, или только сырьедобывающей и деградирующей?

http://www.epochtimes.ru/nasha-novaya-shkola-v-2014-godu-otkrytoe-obrashhenie-98975168/

Забайкалье — зарплаты педагогам

Пресс-секретарь Министра образования и науки России, Директор департамента информационной политики Анна Усачева:

«Министр образования и науки Российской Федерации Дмитрий Ливанов связался с губернатором Забайкальского края Константином Ильковским  и ознакомился с деталями сложившейся  ситуации по выплате зарплат педагогическим работникам в регионе. В ходе переговоров они обсудили оперативные пути решения проблемы. В настоящее время  все задолженности перед педагогами по заработной плате за декабрь и январь погашены в полном объеме. Продолжаются выплаты задержанных зарплат за февраль.

Общая сумма задолженности на сегодняшний день по зарплате составляет 153, 24 млн. рублей: задолженность по выплате заработной платы педагогам в подведомственных Министерству образования Забайкальского края учреждений в размере 139, 4 млн. рублей, а также не перечислена субвенция на классное руководство в размере 13,84 млн. рублей за февраль.

Приостановили свою работу:

— 1 учитель СОШ №43 г. Борзя (Борзинский район);

— 7 учителей Первомайской СОШ №2 (Шилкинский район);

— 13 учителей СОШ№3, 12 учителей СОШ №7, 35 учителей СОШ №9 г. Краснокаменска (Краснокаменский район);

— 1 учитель СОШ №4 п. Карымское (Карымский район).

В связи с приостановкой работы педагогических коллективов Комитетом образования Администрации МР «Краснокаменский район» принято решение о переносе срока  начала весенних каникул с 24 марта на 18 марта. В других районах края учебный процесс продолжается.

По итогам переговоров Министр поручил продолжить контроль со стороны Министерства за погашением задолженностей региона перед учителями Забайкалья в полном объеме. Очень важно чтобы это произошло в кратчайшие сроки. Рассчитываем, что к понедельнику задолженностей по выплатам не останется.»

ПРЕСС-СЛУЖБА

Министерство образования и науки Российской Федерации

г. Москва, Тверская,11

+7(495)629-92-12

Вузы смыкают ряды Саратовские высшие учебные заведения ожидают сокращения преподавателей

Саратовские высшие учебные заведения готовятся к оптимизации профессорско-преподавательского состава. Эту информацию подтвердили почти во всех крупнейших вузах города. Оптимизация связана с необходимостью выполнять федеральные требования по увеличению числа студентов на одного преподавателя. Конкретные цифры сокращений называют только в Саратовском государственном университете, где готовят к высвобождению 80 человек. В областной организации профсоюзов образования и науки знают о готовящихся сокращениях, но переговоров с вузами пока не проводили.

Почти все саратовские высшие учебные заведения готовятся к высвобождению профессорско-преподавательского состава. Причины в вузах называют примерно одинаковые: запланированное сокращение числа абитуриентов в 2015 году и необходимость выполнять федеральные требования по оптимизации. Отметим, на днях появились сведения о запланированной оптимизации сотрудников в Саратовском государственной университете им. Н. Г. Чернышевского (СГУ). По официальным данным СГУ, в вузе до 1 сентября сократят 80 преподавателей. По данным источника „Ъ“, это может соответствовать 170 ставкам.

В «классическом» университете пояснили, что оптимизация связана с постановлением правительства РФ, касающимся повышения эффективности учреждений министерства образования, здравоохранения, культуры, труда и социальной защиты. Без оптимизации вузы могут лишиться бюджетного финансирования. Второй причиной является сокращение количества студентов, поэтому снизилась и потребность в преподавателях. Под сокращение попадут преподаватели с низкими рейтинговыми оценками.

Источник в Саратовском государственном аграрном университете (СГАУ) сообщил, что о количестве сокращаемых сотрудников будет известно только на начало сентября, когда будет понятно количество принятых студентов. «К началу учебного года будут вноситься изменения в учебные планы, и только тогда станет понятно, сколько преподавателей лишатся работы. Ректор ставит задачу минимизировать сокращения и изыскивать возможности для сохранения профессорско-преподавательского состава. Возможно, произойдет сокращение ставок без увольнений», — пояснил источник „Ъ“ в ректорате СГАУ. По словам собеседника „Ъ“, помимо «демографической ямы», сказавшейся на числе студентов, требования оптимизации исходят от «дорожной карты» правительства РФ, которая ставит задачу увеличить количество обучающихся на одного преподавателя до 11,1 человека (сейчас 10. — „Ъ“).

В Саратовском социально-экономическом институте РЭУ им. Г. В. Плеханова к оптимизации готовятся, но сказать, сколько конкретно сотрудников лишатся работы, пока не могут. «Оптимизация системы высшего образования идет уже не первый год, она связана с переходом на уровневую систему «бакалавриат-магистратура» и необходимостью повышать качество образования и зарплаты преподавателям. Вместе с тем, мы открываем новые образовательные направления, благодаря которым преподавателям будет компенсирована снятая нагрузка. Спрогнозировать сокращения пока сложно, потому что все будет зависеть от того, какой набор будет на первое высшее образование и особенно в магистратуру, на которую мы делаем большую ставку за счет пятикратного увеличения бюджетных мест и увеличения количества магистерских программ. Вполне возможно, что оптимизация коснется только ставок, людей мы постараемся сохранить», — пояснила заместитель директора по международному и дополнительному образованию ССЭИ Лариса Константинова.

Ректор Саратовского государственного технического университета им. Ю. А. Гагарина (СГТУ) Игорь Плеве пояснил „Ъ“, что конкретные цифры по сокращениям профессорско-преподавательского состава будут известны в середине апреля. «Сейчас мы производим подсчеты. У нас существует рейтинговая система оценки деятельности преподавателей, и в соответствии с ней будут определяться те, у которых низкие показатели в учебной, научной работе и вообще в университетской активности. Рейтинговая система у нас работает более пяти лет, хорошо себя зарекомендовала. Оптимизацию не будем проводить по принципу старый-молодой, исключительно по эффективности», — говорит господин Плеве.

Единственным из опрошенных „Ъ“ вузов, где к оптимизации не готовятся, оказался Поволжский институт управления имени П. А. Столыпина. Директор вуза Виктор Чепляев отметил, что на сегодня «никакого плана сокращения профессорско-преподавательского состава нет». «Но этот учебный год для высшей школы особенный — завершается обучение по программам специалитета, которые реализовывались параллельно с программами бакалавриата. Как следствие, в определенной степени снизится общий объем учебной нагрузки преподавателей, в связи с чем будут рассмотрены вопросы, связанные с внутренним совмещением и привлечением внешних совместителей», — заметил господин Чепляев.

Председатель Саратовской областной организации Профсоюза работников народного образования и науки РФ Николай Тимофеев пояснил „Ъ“, что пока официальных данных по количеству запланированных сокращений вузы в профсоюз не подавали, однако неофициальная информация по оптимизации штата в высших учебных заведениях уже есть. «Сокращения пройдут в конце учебного года — в мае, июне, поэтому подавать официальные сведения пока рано. Переговоров с руководством учебных заведений мы пока не проводили, но мы уже точно знаем, что высвобождения будут. Оптимизация пройдет практически во всех высших учебных заведениях Саратова», — отметил Николай Тимофеев.

Сергей Петунин
Подробнее:

http://www.kommersant.ru/doc/2689216?isSearch=True

Минобрнауки перекладывает ответственность за бюрократизацию на руководство вузов

Публикуем статью нашего коллеги Искэндэра Ясавеева, доктора социологических наук, доцента кафедры социологии Казанского федерального университета в его авторской колонке «Нет требований — нет проблемы».Работа_художницы_Юлии_Барминовой

Министерство образования и науки России ответило на требования преподавателей отменить УМК и дебюрократизировать сферу образования

В конце 2014 года профсоюзом «Университетская солидарность» был инициирован сбор подписей под петицией с требованием отменить учебно-методические комплексы по дисциплинам (УМК) и дебюрократизировать сферу образования. Петиция размещена на сайте change.org: http://goo.gl/28QJyo

В течение нескольких недель обращение подписали более двух с половиной тысяч человек из Казани, Москвы, Обнинска, Санкт-Петербурга, Калининграда, Челябинска, Перми, Ульяновска, Екатеринбурга, Волгограда, Иркутска, Владивостока, Хабаровска, Нижневартовска, Тулы, Омска, Тюмени, Ханты-Мансийска, Самары, Новосибирска, Павловского Посада, Орехово-Зуева, Петрозаводска, Уфы, Комсомольска-на-Амуре, Саратова, Чебоксар, Новокузнецка, Белгорода, Набережных Челнов, Волжского, Ижевска, Ярославля, Вологды, Магнитогорска, Барнаула, Мытищ, Верхней Пышмы, Фрязино, Орла, Рузаевки, Воронежа, Химок, Ростова-на-Дону, Невинномысска, Раменского, Йошкар-Олы, Гатчины, Пскова, Урюпинска, Сарапула, Нижнего Новгорода, Ейска, Борового, Кургана, Смоленска, Рязани, Сыктывкара, Пензы, Железнодорожного, Жукова, Железногорска, Балея, Мурманска, Дубны, Сургута, Рыбинска, Краснодара, Владимира, Брянска, Архангельска, Астрахани, Кубинки, Егорьевска, Улан-Удэ, Пущино, Бердска, Куйбышева, Горно-Алтайска, Сочи, Иваново, Абакана, Таганрога, Великого Новгорода, Кемерово, Пятигорска, Саранска, Северодвинска, Ангарска, Королева, Бийска, Томска, Читы, Нижнего Тагила, Твери, Липецка, Тамбова, Чехова, Одинцово, Южно-Сахалинска, Костромы, Корсакова, Шуи, Подольска, Зернограда, Тольятти, Красково, Киселевска, Махачкалы, Ставрополя, Кирова, Глазова, Омутнинска, Красноярска, Асино, Асбеста, Миасса, Сергиева Посада, Артемовского, ст.Азовской, Балашихи, Благовещенска, Гудермеса, Хвалынска, Петергофа, Кунгура, Грозного, с.Новые Атаги, Рыльска, Кызыла, Рубцовска, Ишима, Солнечногорска, Арзамаса, Новочеркасска, Оренбурга, Коломны, Кинешмы, Первоуральска, Лениногорска, с.Моска, Долгопрудного, Ухты, Уссурийска, Бирска, Борисоглебска, Тобольска, Калуги, Салавата, с.Фролы, Соликамска, Березовского, Серышево, Волчанска, Ржева, Якутска, Павлова, Курчатова, Сарова, Колпино, Дзержинска, Златоуста, Арсеньева, Чайковского, Муравленко, Полевского, Мценска, Сузуна, Люберец, Красногорска, Курска, Воскресенска, Череповца, а также Севастополя (уже!) и других стран.

Очевидно, что столь большое число подписавших петицию из множества российских городов и поселений свидетельствует о наличии серьезной системной проблемы предельной бюрократизации в вузах, школах, техникумах и колледжах. Значительная часть подписавших обращение указала причины поддержки, которые сами по себе являются свидетельством неприемлемости ситуации. Ознакомиться с комментариями можно под текстом петиции.

Некоторое время назад был получен официальный ответ Министерства образования и науки России (№ 05-ПГ-МОН-281 от 02.02.2015) «Об учебно-методических комплексах», в котором утверждается следующее:

«В соответствии со статьей 28 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. №273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» (далее – Закон) образовательные организации свободны в определении содержания образования, выборе учебно-методического обеспечения, образовательных технологий по реализуемым ими образовательным программам…

Статьей 2 Закона определено, что образовательная программа – комплекс основных характеристик образования (объем, содержание, планируемые результаты), организационно-педагогических условий и в случаях, предусмотренных настоящим Законом, форм аттестации, который представлен в виде учебного плана, календарного учебного графика, рабочих программ учебных предметов, курсов, дисциплин (модулей), иных компонентов, а также оценочных и методических материалов.

На основании вышеизложенного вопрос методического обеспечения образовательного процесса находится в компетенции образовательных организаций…

При проведении аккредитационной экспертизы образовательной деятельности по образовательным программам, которые обеспечивают реализацию образовательных стандартов, аккредитационная экспертиза в части содержания подготовки обучающихся не проводится».

Ответ министерства полностью: http://goo.gl/Ud43o9

Письмо Минобрнауки означает, по мнению моих товарищей по «Университетской солидарности», с которым я полностью согласен, что министерство пытается переложить ответственность за бюрократизацию, запущенную им самим, на законодателей и руководство вузов.

Вместе с тем, официальный ответ Минобрнауки можно использовать в качестве ОСНОВАНИЯ ДЛЯ СОПРОТИВЛЕНИЯ в ситуациях, когда от преподавателей их руководство требует предоставить учебно-методические комплексы дисциплин и конспекты лекций и ссылается при этом на министерство.

На мой взгляд, именно посредством такого повседневного сопротивления бюрократизации – инициирования публичных обсуждений на кафедрах, факультетах и в институтах, высвечивания абсурдности бюрократических требований, предложения альтернативного порядка решения проблем – можно изменить положение дел.


 Редакция сайта приглашает уважаемых читателей к дискуссии по поводу предложений «альтернативного порядка решения проблем», в том числе того содержания образовательного стандарта, которое могло бы заменить избыточные и бюрократизированные УМК. Если от Профсоюза будут предложены конкретные требования по наполнению учебно-методических стандартов и направлены в Минобрнауки РФ, это может стать хорошим подспорьем отмены УМК в том виде, в котором они существуют в настоящее время.

http://unisolidarity.ru/?p=3316

Новое закрытие вузов не за горами Наши преподаватели стрессоустойчивы и не удовлетворены своей работой

Наталья Савицкая

Министерство образования и науки РФ представило итоги мониторингов «эффективности вузов» последних лет. «Мы продолжим искать баланс между потребностями общества и потребностями отдельного человека, – заявил «НГ» заместитель министра образования и науки Вениамин Каганов. – Больших одеял не бывает… Если по какой-то профессии вакансий нет и в ближайшие годы не будет, а мы готовим специалистов по ней, то возникает закономерный вопрос: а для чего мы это делаем? Мы будем решать эту задачу, используя все имеющиеся у нас административные рычаги и ресурсы».

По данным Рособрнадзора, еще до начала проверочной кампании прошлого года добровольно отозвали свои лицензии из всероссийского реестра 123 организации. А после проверки были лишены права осуществлять образовательную деятельность еще 82 высшие школы. Всего за 2013–2014 годы Рособрнадзором были проверены 624 вуза и филиала, лицензии 357 организаций исключены из реестра. Кроме того, к 73 учебным заведениям применена мера запрета приема обучающихся, составлены 1390 протоколов об административных правонарушениях, взысканы штрафы на общую сумму более 21 млн руб., в том числе 17,7 млн руб. в 2014 году. Количество вузов и филиалов в России сократилось с 2,5 тыс. в начале сентября 2013 года до 1,9 тыс.

Темпы сокращения впечатляют. Самое время разобраться, чего здесь больше – рвения чиновников или действительно сама ситуация в высшем образовании достигла точки кипения, наши вузы деградировали. Профессор НИУ ВШЭ (Высшей школы экономики) Исаак Фрумин назвал «массовизацию» главной причиной деградации вузов. По его мнению, такая же участь постигла не только нашу высшую школу, но и университеты США, Китая, Индии и Бразилии. Высшее образование становится социальной нормой, его получают все больше людей и предоставляют все больше организаций.

Для общества эта тенденция позитивна. Но на получение диплома претендуют в том числе и очень слабые учащиеся. Кроме «массовизации», развитию вузов мешает внедрение в высшей школе «квазирыночного подхода», предполагающего конкуренцию между университетами. И слабое участие профессионального сообщества в жизни университетов – никому не интересно, кого выпускают вузы.

Исправить ситуацию вузам порой сложно из-за консервативного мышления профессорско-преподавательского состава, считает Фрумин: «Во многих российских вузах наблюдается возрастной разрыв: есть большое число сотрудников до 30 лет и есть очень много сотрудников старше 50 лет, а среднего поколения почти нет. При этом возрастной профессорско-преподавательский состав видит в происходящих в университете изменениях угрозу стабильности своей работы».

На самом деле жалко не только студентов, но и преподавательский состав. В редакцию «НГ» пишут письма и звонят люди. Они рассказывают, что закрывают их кафедры и они со страхом ждут своего будущего. Зачастую это действительно заслуженные люди, представители уникальных и даже редких специальностей. Но, как сказал замминистра Вениамин Каганов, во главу угла нужно ставить интересы обучающихся. Невозможно выпускать молодых людей в никуда. В министерстве убеждены, что в результате нынешних действий страдают в основном преподаватели негосударственных вузов. А они, как правило, являются совместителями. Так что ничего страшного не произойдет, если не считать потерь в зарплате. Но русский профессор как раз тем и отличается от своих зарубежных собратьев, что живет не хлебом единым.

Согласно недавнему исследованию САР (ChangingAcademicProfession) «Динамика академической профессии», для русского профессорско-преподавательского сообщества характерна «низкая степень профессионального стресса и невысокая удовлетворенность работой». Такая же ситуация  в Германии, Аргентине и ЮАР. Во всех этих странах на уровень стресса педагогов и их отношение к работе влияет доступность материальных ресурсов: своего собственного кабинета, аудиторий, оборудования, ассистентов.

Отличие России от остальных стран этой группы в том, что для ее преподавателей оказалась особенно важна нематериальная мотивация: контакт с коллегами и начальством, потенциал влияния на коллектив и информированность о деятельности вуза. В страны с благоприятным сочетанием (низкий стресс плюс высокая удовлетворенность работой) вошли Канада, Финляндия, Гонконг, Италия, Бразилия.

Как считают социологи ВШЭ Ирина Давыдова и Яна Козьмина, уровень профессионального стресса преподавателей российских вузов и степень их удовлетворенности работой во многом зависят от нематериальных факторов. Согласно данным их опросов, отличие России от остальных стран группы состоит в том, что особое значение для ее преподавателей имеют субъективные факторы: ощущение «собственной влиятельности» на кафедре, общение в коллективе, коллегиальность в принятии решений и адекватное взаимодействие преподавателей и руководства вуза. Все это повышает удовлетворенность работой и уменьшает уровень переживаний, то есть ведет к оптимальной психологической комбинации.

Судя по этим данным, профессура, лишившаяся в одночасье любимой работы, подвержена значительному стрессу.

http://www.ng.ru/education/2015-03-17/8_vuz.html

Бурматов обвинил Минобр РФ в двукратном увеличении трат на PR на фоне экономического кризиса

Министерство образования и науки РФ за неполный год в два раза увеличило объемы PR-закупок, несмотря на непростою экономическую ситуацию и сложности с бюджетом, сообщил первый заместитель председателя комитета по образованию Госдумы РФ Владимир Бурматов. По его сведениям, с апреля прошлого года по настоящий момент ведомство потратило на эти цели более 400 млн руб. — это сопоставимо с аналогичными тратами министерства за два предыдущих года (с 2012 по 2014).

При этом значительная часть закупок, как отмечает депутат, носит скрытый или «выводной» характер, заключена через подведомственные организации или систему субподрядов. Это может свидетельствовать о том, что закупки пытались скрыть от общественности, полагает Бурматов.

«Минобр едва ли не каждый день заявляет, что денег на образование не хватает. При этом тратит на PR больше 400 млн руб. за год. В середине прошлого года мы фиксировали примерно такой же объем трат, но за два предшествующих года. Таким образом, налицо двукратный рост объемов PR-контрактов министерства образования, что в нынешней ситуации является фактом вопиющим», — заявил он пресс-службе «Единой России».

Как передает корреспондент Накануне.RU, челябинский парламентарий выступил против того, чтобы госведомства «поправляли свою пошатнувшуюся репутацию за счет налогоплательщиков».

«Тем более, если речь идет о таких беспрецедентных тратах», — подчеркнул первый зампред думского комитета.

По словам депутата, Министерство образования как самостоятельно, так и через подведомственные организации продолжает сотрудничать с несколькими крупными консалтинговыми компаниями, специализирующимися на PR-услугах. При этом некоторые из них за год получили от ведомства только напрямую более 100 млн руб., заработав, помимо этого, еще несколько десятков млн, выполняя субподряды в интересах того же Минобразования. Бурматов заявил, что законность заключения Минобром контрактов на PR-услуги может быть проверена Счетной палатой РФ уже в ближайшее время.

«Я уже направлял соответствующий запрос в Счетную палату и получил официальное письмо аудитора СП Александра Филипенко о том, что представленная мною информация будет учтена при проведении проверки исполнения бюджета в рамках внешнего контроля исполнения Федерального закона «О федеральном бюджете на 2014 год и на плановый период 2015 и 2016 годов» и бюджетной отчетности об исполнении федерального бюджета за 2014 год», — отметил первый зампред думского комитета.

http://www.nakanune.ru/news/2015/3/12/22391131

Жорес Алферов назвал реформу РАН одним из самых черных периодов в жизни

Вице-президент Российской академии наук, нобелевский лауреат по физике Жорес Алферов назвал реформу Академии наук одним из самых черных периодов своей жизни. Такое заявление он сделал на пресс-конференции в Санкт-Петербурге. «Для меня лично 2013 год – год, когда началась реформа Академии наук, был одним из самых черных периодов в жизни. РАН за годы перестройки не вышла на новые рубежи, ухудшалась, но она сохранилась. Сейчас – нет», – цитирует Алферова Интерфакс. Академик полагает, что основная проблема отечественной науки заключается не в низком финансировании, а в невостребованности научных результатов экономикой и обществом. По мнению ученого, в России сохраняется проблема «утечки мозгов», однако он добавил, что это характерно и для стран Европы и Азии. «Отовсюду ученые уезжают только в одну страну – в Соединенные Штаты Америки. Этот процесс был, есть и будет», – сказал Алферов. О масштабной реформе РАН министр образования России Дмитрий Ливанов объявил в 2013 году. Эти преобразования предполагают реорганизацию РАН. По замыслу ведомства Ливанова российские академии сельскохозяйственных наук и медицинских наук вошли в состав РАН. А в конце марта 2014 года общее собрание трех государственных академий приняло устав объединенной академии. 

Подробнее на РБК:
http://www.rbc.ru/rbcfreenews/54f5db369a79475e2199261f

В Правительстве РФ подтвердили данные о сокращении стипендиального фонда

Пресс-секретарь вице-премьера Ольги Голодец Алексей Левченко заявил, что стипендиальный фонд всем российским вузам действительно был сокращен на 10% в рамках решений Минфина, однако, по его словам, это не должно напрямую коснуться студентов.
Министерство финансов приняло определенные решения в рамках текущего бюджета, однако несмотря на это, все стипендии на сегодняшний день должны быть выплачены в полном объеме, Это позволяют делать как средства из других источников, так и ресурсы самих вузов, передает «Интерфакс», ссылаясь на Алексея Левченко.Пресс-секретарь также добавил, что проверка своевременности выплат стипендий в российских вузах, которая начата накануне по поручению председателя правительства Дмитрия Медведева, будет продолжена. При этом, будут проверены не только заявления руководителей вузов о том, что стипендии были начислены без задержек, но и будет использована «информация из других источников».

Накануне о том, что сокращен размер стипендиального фонда рассказал Ярослав Кузьминов, ректор Высшей школы экономики, подведомственной Правительству РФ.

Напомним, вчера также пресс-секретарь министра образования и науки Дмитрия Ливанова Анна Усачева заявила журналистам, что в подведомственных Минобрнауки вузах все необходимые выплаты произведены. Однако, уполномоченный по правам студентов Артем Хромов заявил информагентству, что не считает проблему со стипендиями решенной.

«Я хочу всех уверить, что до сих пор не выплачены стипендии студентам в некоторых вузах. Нельзя исключать, что проблема задержки их выплаты возникла в связи с сокращением на 10% стипендиального фонда вузов. Да, в некоторых учебных заведениях своевременно началась выплата стипендий, однако многие студенты их не получили. После начала проверок органами власти данных фактов в учебных заведениях ускорился процесс её выплаты», — сказал в интервью «Интерфаксу» студенческий омбудсмен.

По информации interfax.ru

http://www.ug.ru/news/14453

В Госдуме требуют временной отставки Дмитрия Ливанова

Главу Минобрнауки Дмитрия Ливанова призвали уйти в отставку на время расследования дела о хищении средств из бюджета Московского института стали и сплавов в 2009 году, передает корреспондент ИА REGNUM 6 марта. «Я считаю, что министр образования Ливанов должен добровольно сложить полномочия на время расследования уголовного дела, которое может касаться его непосредственно, чтобы исключить всякое давление на следствие и вмешательство в процедуру расследования. Полагаю, в этом случае у нас будет возможность узнать кто действительно стоял за хищениями десятков миллионов бюджетных рублей в МИСиС», — отметил первый зампред комитета Госдумы по образованию Владимир Бурматов («Единая Россия»).

Уголовное дело по части 4 статьи 159 УК РФ (мошенничество во особо крупном размере) было возбуждено в отношении лиц из руководства МИСиС в 2009 году, отмечается в сообщении пресс-службы партии «Единая Россия», с 2007 по 2012 ректором вуза являлся министр образования Дмитрий Ливанов. Дело было возбуждено по факту незаконного перечисления 57 млн бюджетных рублей на расчетные счета организаций, выполнявших строительные работы и имевших при этом признаки фиктивности. Компании, на счета которых уходили бюджетные миллионы, были зарегистрированы с нарушением законодательства, обязательные тендеры при организации строительных работ не проводились, а документы подписывались формально, говорится в документе.

В 2013 году Бурматов добился возобновления следствия по делу, а также привлечения к ответственности лиц, допустивших нарушения при расследовании. Однако и после возобновления следствия дело неоднократно пытались закрыть под самыми разными предлогами, отмечает парламентарий, каждый раз прокуратура признавала эти действия незаконными и возвращала дело к расследованию.

Документ: http://www.regnum.ru/news/1902745.html

Вузы обвинили Минобрнауки в вымогательстве

Ряд российских вузов пожаловался на коррупцию в Министерстве образования и науки. В частности, речь идет о вымогательстве в ходе инспекций. Депутат Госдумы Владимир Бурматов попросил Следственный комитет проверить соответствующие жалобы ректоров.

Фото: минобрнауки.рф
Фото: минобрнауки.рф

О случаях коррупции со стороны чиновников подведомственных Минобрнауки структур сообщили ректоры целого ряда российских вузов. Они записали видеообращения в рамках проекта «Вузооборона», в котором рассказали о коррупции при проведении проверок. Так, речь идет о случаях вымогательства, подделке подписей и других нарушениях закона. Проверкой информации, о которой рассказали ректоры, займется Следственный комитет, говорится в ответе ведомства на запрос первого зампреда комитета Госдумы по образованию Владимира Бурматова.

«С целью оперативного реагирования на возможные нарушения закона обращения направлены в Главное следственное управление Следственного комитета Российской Федерации по Москве. Руководителю указанного подразделения поручено организовать всестороннее и объективное исследование приведенных доводов, детально разобраться в их сути, принять предусмотренные законом меры по защите нарушенных прав и лично контролировать ход проверки», – говорится в официальном письме правоохранительного ведомства.

Напомним, Владимир Бурматов обращает внимание на работу Минобрнауки не в первый раз. Ранее он подвергал резкой критике работу министра образования и всего ведомства. Парламентарий, в частности, заявлял, что система распределения бюджетных средств в Минобрнауки является неэффективной.

Депутат высказывался за увольнение главы министерства Дмитрия Ливанова, который, по его мнению, «находится не на своем месте». Впрочем, Бурматов считает, что глава Минобрнауки –не единственная проблема образовательной сферы. «У нее проблема – системная. Если мы уволим Ливанова, коррупция из сферы образования никуда не денется», – заявлял Бурматов.

http://www.dni.ru/society/2015/3/5/296936.html

Минобрнауки сэкономит на петербуржском Политехе, МЭИ, Курчатовском институте и ФАНО

Ведомство планирует урезать объем средств, выделенных на развитие вузов в 2015 году, на 2,3 млрд руб.
Работа нанотехнологической лаборатории в Курчатовском институте

Работа нанотехнологической лаборатории в Курчатовском институте

© ИТАР-ТАСС/ Максим Шеметов

МОСКВА, 20 февраля. /ТАСС/. Минобрнауки уменьшит расходы на федеральную целевую программу «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России» на 2,3 млрд руб. в 2015 году.

Проект соответствующих поправок к программе, рассчитанной на 2014-2020 годы, размещен на едином портале раскрытия информации о подготовке нормативных правовых актов.

Как указано в пояснительной записке к проекту, объем средств федерального бюджета на программу уменьшен на 6,6 млрд руб.

Так, в 2015 году на реализацию программы вместо запланированных 23,7 млрд руб. выделено 21,4 млрд руб. В связи с этим Минобрнауки намерено сократить расходы на проведение исследований, направленных на формирование опережающего научно-технологического задела, а также международное сотрудничество.

Кроме того, планируется уменьшение средств федерального бюджета по объектам капитального строительства. Это затронет Санкт-Петербургский государственный политехнический университет, где в 2015 году намечено создание Суперкомпьютерного центра. На эти цели Минобрнауки направит 218 млн руб. вместо запланированных 242 млн руб.

На реконструкцию учебно-экспериментальной электростанции Московского энергетического института будет выделено 501 млн руб. вместо 557 млн руб.

Сокращение финансирования затронет и один из объектов национального исследовательского центра «Курчатовский институт», где в 2015 году намечено строительство первой очереди нанотехнологической лаборатории. Расходы на него министерство сократит с запланированных 430 млн руб. до 387 млн руб.

Снижение расходов по целевой программе коснется и Федерального агентства научных организаций (ФАНО). Так, на строительство и техническое перевооружение научно-исследовательского центра Физико-технического института имени Иоффе РАН вместо запланированных 285 млн руб. будет направлено 256 млн руб.

ФЦП «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2014-2020 годы» была утверждена постановлением правительства РФ 21 мая 2013 года. Ее общий объем финансирования составил 234 млрд руб., в том числе 197 млрд руб. — за счет средств из федерального бюджета.

http://tass.ru/obschestvo/1781104

Минобрнауки: МЭСИ будет присоединен к РЭУ им. Плеханова

Московский государственный университет экономики, статистики и информатики (МЭСИ) будет присоединен к РЭУ им. Плеханова, на базе этих вузов планируется создать ведущий экономический исследовательский университет, сообщили в Минобрнауки.

МОСКВА, 17 фев — РИА Новости. Московский государственный университет экономики, статистики и информатики (МЭСИ) будет присоединен к Российскому экономическому университету (РЭУ) им. Плеханова, соответствующее решение одобрено комиссией при Минобрнауки, сообщила пресс-служба министерства.

«На базе двух вузов будет создан ведущий экономический исследовательский университет. По итогам обсуждения оценки всех рисков, перспектив и потенциалов слияния комиссия единогласно одобрила проведение реорганизации путем присоединения МЭСИ к РЭУ им. Плеханова», — говорится в сообщении.

В декабре 2014 года Рособрнадзор запретил МЭСИ набор студентов из-за неустранения выявленных ранее нарушений.

По информации Минобрнауки, с просьбой об объединении в министерство обратились ученые советы обоих вузов. Так, в частности, в обращении РЭУ им. Плеханова указывалось, что на базе двух образовательных организаций может быть создан ведущий экономический исследовательский университет — центр реализации комплексных научных исследований и подготовки обучающихся по широкому спектру образовательных программ на уровне международных стандартов.

В Минобрнауки добавили, что при объединении будет взят на контроль вопрос обеспечения прав студентов и преподавателей РЭУ им. Плеханова и МЭСИ при проведении реорганизационных мероприятий.

РИА Новости 

http://ria.ru/society/20150217/1048249413.html#ixzz3S70nIMVy

Минобрнауки провело урок экономии Ведомство сокращает расходы на госпрограммы

Министерство образования и науки начало сокращать госрасходы на уже утвержденные федеральные целевые программы. Первыми урезали программы «Русский язык на 2011–2015 годы» и «Развитие образования» — на 34 млн руб. и 512 млн руб. соответственно. При этом в ведомстве утверждают, что сокращение финансирования не повлияет на достижение поставленных целей — нехватку денег собираются компенсировать «повышением эффективности».

Проекты поправок к ФЦП опубликованы на едином портале раскрытия информации. В пояснительной записке чиновники Минобрнауки указывают, что сокращение финансирования предусмотрено «Планом первоочередных мероприятий по обеспечению устойчивого развития экономики и социальной стабильности в 2015 году», который был утвержден правительством РФ 27 января 2015 года. «Объемы финансирования мероприятий по направлениям расходов “НИОКР” и “прочие нужды” учитывают десятипроцентное сокращение расходов федерального бюджета, установленное планом»,— говорится в документе.

ФЦП «Русский язык» была принята в июне 2011 года, тогда ее целями назывались «укрепление государственности, поддержка российской культуры и русского языка, расширение содействия соотечественникам, проживающим за рубежом, в сохранении их культурной и языковой самоидентификации», а также «формирование положительного образа страны». Программа должна была закончиться в 2015 году, на последний год из федерального бюджета было выделено 2,74 млрд руб.— теперь эта сумма сократилась до 2,39 млрд руб.

Под сокращение попали, например, «Организация и проведение мероприятий по повышению квалификации и переподготовке преподавателей по вопросам функционирования русского языка как государственного языка» — ранее правительство выделило 62,4 млн руб. для подготовки 8 тыс. специалистов. Теперь эта сумма урезана до 56 млн руб. «Организация и проведение мероприятий по поддержке изучения русского языка как родного в образовательных учреждениях Российской Федерации» стоила бюджету 15 млн руб., однако и эту сумму сократили до 13,5 млн. На разработку комплектов учебников по русскому языку и распространение их за границей было выделено 14 млн руб., в итоге на эти цели осталось только 12 млн руб.

Урезали и «Разработку и экспертизу грамматик, словарей и справочников, содержащих нормы современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка» — с 2,7 млн до 2,4 млн руб. С 1,9 млн до 1,7 млн руб. сократилась и «Разработка и апробация справочно-информационных ресурсов по вопросам функционирования русского языка как государственного языка».

«Следует отметить, что изменения в части уменьшения объемов финансирования не повлияют на снижение значений ожидаемых результатов и показателей,— заявил директор департамента управления программами и конкурсных процедур Минобрнауки Михаил Попов.— Достижение установленных программой значений ожидаемых результатов и показателей будет компенсировано за счет повышения эффективности взаимодействия с органами государственной власти субъектов РФ».

Более значительное сокращение ждет федеральную целевую программу «Развитие образования» в 2015 году — ее предлагается урезать на 512 млн — с 154,2 млрд до 154,7 млрд руб. Сокращение коснется, в частности, процедур по развитию ЕГЭ — например, разработки материалов экзамена по китайскому языку.

Александр Черных
Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc/2669048

Стратегия и тактика МОН

Публикуем статью нашей коллеги к.т.н., доцента, пишущей под псевдонимом Василиса Перфильева.

Может ли ректор возразить министру или не выполнить «рекомендации» начальника департамента министерства?

Думаю – не рискнёт.

Посмотрим на «рекомендации» директора Департамента стратегии, анализа и прогноза Минобрнауки РФ Г.Андрущака под названием «Заработная плата работников вузов и особенности внедрения «эффективного контракта»

Доклад был сделан на семинаре-совещании «Повышение эффективности деятельности бюджетных и автономных учреждений», которое прошло 18 декабря 2014 г. (минобрнауки.рф/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/4755). «К участию в семинаре приглашены представители федеральных органов исполнительной власти, проректора и представители финансовых служб вузов России.»

Читаем презентацию Г.Андрущака.

Слайд 2

«Задачи 2015

I. Реализация взвешенного подхода к повышению заработных плат профессорско-преподавательского состава:

2. Для вузов, идущих «по графику»

 • гарантированная зарплата должна составлять не менее 70% от средней заработной платы в регионе;

 • доцент должен получать зарплату, сопоставимую со средней зарплатой в регионе.»

То есть – оклад доцента (гарантированная зарплата) должен составлять не менее 70% от средней заработной платы в регионе;

Слайд 8

«Для вузов Министерство рекомендует устанавливать условно постоянную часть на уровне 70%» (от зарплаты).

Слайд 11

«Задачи 2015 I. Осмысленная реализация «эффективного контракта»:

3. Сохранение стимулирующей части оплаты труда ППС:

• Оптимальное – около 30% от фонда оплаты труда.»

Средняя зарплата ППС по вузу примерно соответствует средней зарплате доцента. (Мы считали по нашему вузу). Думаю, что у всех примерно так – доцентов по количеству больше всех. Высокие зарплаты профессуры и низкие ассистентов/преподавателей уравновешиваются тем, что первых гораздо меньше, чем вторых. Поэтому и в выступлениях Ливанова и Путина проскакивает ориентация по уровню зарплаты именно доцента.

Впрочем, и в данной презентации – тоже.

Итак, среднему по зарплате доценту установим оклад 70% от средней по региону зарплаты. (У нас эти «рекомендации» уже выполнили). Маловероятно, но допустим, фонд стимулирующих выплат установим на уровне 30% от ФОТ (убедить автономных вузовских экономистов, что 30% от ФОТ – это 42,9% от окладной части – ну не реально!).

Таким образом, пусть доцент вуза в среднем получит 100% от средней зарплаты по экономике региона. А надо?

Смотрим слайд №10 презентации доклада директора Департамента финансов, организации бюджетного процесса, методологии и экономики образования и науки Минобрнауки России М.Ю.Алашкевича (Кто лучше всех знает «дорожную карту» развития образования?):

«К 2015 году Ср. ЗП ППС должна составить 133% Ср. ЗП по региону»

«К 2016 году Ср. ЗП ППС должна составить 150% Ср. ЗП по региону»

Ну даже если считать, что не «к», а «в» 2015 году «Ср. ЗП ППС должна составить 133% Ср. ЗП по региону», где взять ещё 33%???

Как себе это представляет Г.Андрущак? Ни один ректор, понятно, его об этом не спросит – хочет жить и работать, и получать эту ректорскую зарплату.

Я думаю, что это – расчет на внутреннее совместительство. Будет доцент работать на 1,33 ставки – получит «133% Ср. ЗП по региону». Или дополнительно на полставки – завлабом, работником какого-либо вузовского управления, либо гранты, либо договоры ГПХ, либо хоздоговорные работы, либо платные услуги на территории вуза.

Только не надо про научные гранты – 250 тысяч преподавателей госвузов при  средней зарплате в стране около 30 тысяч. 33% от 30=10 тысяч руб. 250 000*10 000*12 месяцев=30 млрд. руб. + начисления на зарплату. Кто в нашей стране выдает эти глубоконаучные гранты, чтобы можно было из них больше 40 млрд. потратить только на зарплату? И таки выполнить  указы Президента!

Нет грантов и НИРов в России в таких объемах – следовательно  — только рост нагрузки и работа больше, чем на ставку, а значит – сокращения! Вот вам и вся стратегия, и анализ, и прогноз, господин Андрущак.

Качество образования, если в СРЕДНЕМ все ППС работают на 1,33 ставки (кто-то на одну, а кто-то – почти на две) – это анализу и прогнозу – не поддается?  Хотя за качество высшего образования ни Андрущак, ни Повалко не отвечают.

По данным Росстата (www.gks.ru/bgd/regl/b14_30/IssWWW.exe/Stg//%3Cextid%3E/%3Cstoragepath%3E::%7Cd03/tab6.9.xls)  средняя продолжительность рабочей недели в РФ (3 квартал 2014 г.) составляет 37,6  часа (суммарно на основной и дополнительной работах). Почему Министерство запланировало для ППС России рабочую неделю в 48 часов?

А прогноз? На 2016 год? 1,5 ставки в среднем? А на 2018 год – 2 ставки?

Ну просто гении стратегии и тактики…

Хотя чему удивляться в стране, где средняя нагрузка учителя – полторы ставки, и тренируются они на «повышении» зарплаты учителей за счет нагрузки уже почти четыре года (vasilisa44.livejournal.com/2671.html). И средний коэффициент совместительства у врачей почти 1,5.

Берегите себя.

http://unisolidarity.ru/?p=3287

Министерству образования выставят оценки за школьников Глава думского комитета по безопасности Ирина Яровая поправит качество обучения

Глава думского комитета по безопасности единоросс Ирина Яровая подготовила поправки к закону «Об образовании», согласно которым Министерство образования будет отвечать за качество обучения школьников. В Минобрнауки считают, что качество нельзя обеспечить «одним только законом». В профессиональном сообществе уверены, что качество обучения может пострадать именно от узаконенной ответственности министерства.

«Законопроект будет касаться качества образования»,— заявила «Ъ» Ирина Яровая, пообещав внести его Госдуму в ближайшую неделю. Она не уточнила, какие меры записаны в проект, отметив, что документ подготовлен «с учетом всех тех моментов, которые были высказаны во время обсуждений на экспертных площадках». Одно из последних обсуждений с участием Ирины Яровой и экспертов прошло 30 января, в ходе которого она предложила установить «персонифицированную ответственность» Министерства образования и науки за эффективность обучения. Депутата, в частности, не устраивают федеральные государственные стандарты образования (ФГОС), а также критерии единого госэкзамена (ЕГЭ). Все они рассчитаны на «подготовку троечников», заявила госпожа Яровая. По итогам этого обсуждения и подготовлен законопроект.

«Законодательная база — важный фактор стабильного развития страны. Благодаря ей мы обеспечиваем гражданам равные права доступа к качественному образованию на территории всей страны»,— заявила «Ъ» первый замминистра образования и науки Наталья Третьяк. Однако она уверена, что «качество образования не может определяться только законом или нормативными актами». По ее словам, качество обеспечивается «системой мероприятий, которые реализует Минобрнауки, Рособрнадзор, региональные управления образования и собственно образовательные организации».

Директор Центра технологии госуправления РАНХиГС Владимир Южаков считает, что «установить законом ответственность министра или министерства можно, но вопрос в том, насколько грамотно это будет сделано». По его словам, если законом об образовании установить ответственность Минобрнауки за то, чтобы в РФ не было «троечников», то «все ученики сразу станут «хорошистами» и «отличниками», независимо от того, повысилось качество обучения или нет». «Просто учителя начнут ставить «четверки» в тех случаях, когда полагается «тройка»»,— добавил директор Центра образования «Царицыно» (Москва), народный учитель РФ Ефим Рачевский. Качество образования — «вне компетенции министерства», уверен он. Как «министр транспорта не может отвечать за качество всех дорог в стране, так и министр образования не может отвечать за то, как учатся 20 млн школьников и как их обучают 1 млн 100 тыс. учителей». Ответственность, уверен он, «лежит на школе, и для нее государство должно создать все условия, при которых она выполнит стандарты образования и требования, заложенные в примерные госпрограммы по каждому школьному предмету». А насколько школа справляется с этим, выясняется по результатам ЕГЭ.

Новый законопроект не первая попытка Ирины Яровой воздействовать на отечественное образование. В сентябре 2014 года она внесла законопроект, предписывающий выпускать «базовые учебники» по истории, литературе и русскому языку. Соавторами стали 22 единоросса. Новый расширенный законопроект будет внесен взамен сентябрьского. «Мы решили расширить концепцию закона: он будет касаться не только учебников, но и качества образования»,— пояснила «Ъ» госпожа Яровая. Отметим, что законопроект о «базовых учебниках» до сих пор лежал в Госдуме без движения: комитет по образованию не готовил его к первому чтению и не разослал его текст в профильные ведомства (в том числе в Минобрнауки), чтобы они дали свои заключения. Между тем «рассылка» — первая процедура, с которой думские комитеты начинают работу над законопроектами. Обычно это происходит в первую неделю после официального внесения. Причин, по которым законопроект о «базовых» учебниках так и не ушел в «рассылку», в думском комитете по образованию «Ъ» не объяснили. Глава комитета, декан факультета госуправления МГУ Вячеслав Никонов («Единая Россия») ограничился замечанием: «Он будет перевноситься».

Виктор Хамраев
Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc/2665329?isSearch=True

 

Бои без правил Авторская реконструкция причин и механизмов реформы РАН и ее последствий

 09 фев 2015

29 декабря Федеральное агентство научных организаций (ФАНО) объявило о шести новых проектах реструктуризации академической науки. Между тем Президентский совет по науке и образованию еще 8 декабря принял решение временно остановить реструктуризацию, ограничив ее четырьмя пилотными проектами. В январе Академия решила: пока в течение года не увидит реальный опыт реструктуризации, на согласования по иным инициативам в этой области не пойдет.

Что происходит — чиновники не слушаются президента? Да и случалось ли в истории, чтобы к взаимоотношениям двух ведомств был привлечен не профильный министр, вице-премьер или премьер, а глава государства лично рулил бы в ручном режиме? Реформа РАН приобрела высший политический рейтинг еще на старте, с ним по итогам полутора лет и осталась.

Рассказывать о реформе Российской академии наук непросто — столько в ней драматичного, путаного и тайного. Казалось бы, Президентский совет рассмотрел итоги, принял решения. Их не обсуждать надо, а претворять в жизнь. Однако число неясностей и опасений только растет.

Решения Совета, с авторской, возможно, спорной, точки зрения, — лишь одно русло развития событий. Второе — причина, вызвавшая реформу и оставшаяся тайной: она никуда не делась и будет продолжать действовать, идя вразрез с решениями президента страны. Третье русло — резкое обострение внешнеполитических, а за ними и внутриполитических обстоятельств, усугубленных финансово-экономическим кризисом: оно также будет непредсказуемо, в том числе и для главы государства, влиять на реформу. О четвертом русле развития событий говорил на Совете президент РАН Владимир Фортов: участники реформы вступили в этап, полностью не описанный в законе, что толкает каждую из сторон на действия в соответствии с собственными толкованиями. Академик Фортов назвал его «мутным» этапом — игра пошла почти без правил, и это еще одна непредсказуемая ось развития.

С чем подошли к Президентскому совету

Напомним: начало реформы вызвало беспрецедентный в новейшей истории страны протест научной общественности. Митинги прокатились во всех крупных городах. Протесты игнорировали — закон приняли (см.«Опыты на мозге», «Э-У» № 27 от 08.07.2013). Однако на старте прохождения законопроекта вмешался президент. Тогда из первоначального текста было убрано слово «ликвидация», а также вся его в этом духе направленность. Борьба «за ликвидацию» Академии и «против ликвидации» стала стержнем событий с того момента до дня сегодняшнего и, видимо, дальше.

Каков замысел реформы? По сей день тайна. Заместитель президента РАН Владимир Иванов: «Мы не знаем замысла реформы — что хотели получить». На Совете академик Фортов привел данные соц­опроса: только 10% ученых подтвердили, что понимают, зачем реформа задумана и проводится в таком силовом виде. Есть, однако, и у него странная фраза: «Не думаю, что уже пришло время рассказывать всю правду о тех драматических событиях». Общее понимание сформулировано член-корреспондентом РАН Аскольдом Иванчиком: «Главное содержание реформы — это отделение институтов от Академии с превращением ее в клуб ученых, ни на что не влияющий».

О состоянии академической науки. Владимир Фортов: изношенность научной инфраструктуры до 80%, зачастую реликтовый приборный парк, хроническое недофинансирование, запредельный возраст ученых, проблемы молодежи, пакет социальных проблем. Владимир Иванов: «В абсолютных цифрах мы отстаем от США по финансированию науки в 15 — 17 раз». Тем не менее 42 научные программы и 30 программ региональных отделений РАН реализуются и покрывают весь спектр научных исследований. Глава ФАНО Михаил Котюков на Совете: на научные исследования Академии направляется 10% средств федерального научного бюджета, что обеспечивает 60% публикационного потока РФ.

Об итогах реформы. Академия передала имущество ФАНО, объединили три академии, приняли новый устав. ФАНО тоже выполнило часть работы. «Выявлены недочеты, но не злоупотребления», — сказал по итогам имущественных и финансовых проверок академического комплекса один из руководителей ФАНО Алексей Колович. Академик Фортов говорил на Совете о «возникшем в результате реформ отчуждении работающих ученых от управленцев» (подробнее см.«Sapienti sat», «Э-У»№ 48 от 24.10.2014). Председатель Дальневосточного отделения РАН Валентин Сергиенко назвал 2014-й «годом упущенных возможностей» и раскрыл тезис на огромном числе примеров. И еще: по данным Росстата, покинувших РФ в 2014-м оказалось почти вдвое больше, чем в 2013-м, и основная их часть — научные сотрудники.

Русло первое: что решил Президентский совет

Реформу президент не отменил, разделение полномочий между РАН и ФАНО оставил. Многие ждали бо?льшего, причем и в ту сторону, и в другую. Ходоков к главе государства шло немало, и до последней минуты было не ясно, кого он поддержит.

Позиция главы РАН: «Надо написать, что за науку отвечает Академия наук, потому что во всех документах, в четырех местах Положения о ФАНО сказано “с учетом мнения РАН”, но это не юридическая форма <…> Не решив этого принципиального вопроса, не закрепив законодательно за РАН научную компетенцию, а за ФАНО — административно-хозяйственную, мы обречены на пробуксовку и аварию в реформах». Решение президента РФ: разработать механизм координации, образовать научно-координационный совет приФАНО, чтобы пошагово, в непрерывном режиме отрабатывать варианты регламентов.

Ставился вопрос о реструктуризации, но об этом поговорим далее. Бесконечно важно, что продлен на год мораторий на сделки с имуществом Академии, на расформирования и сокращения.

По итогам — все? Нет. Сопоставим ключевое слово — «ликвидация» из первого варианта законопроекта и слова Путина на Совете: «Мы еще в одном месте ничего, может, как следует, не создали, другое уже разрушили, то, что наработано веками <…> Аккуратно, ничего не разрушая, а только наращивая наши возможности. Надеюсь, по такому пути мы с вами и пойдем». Многотысячные митинги середины 2013 года, полагаю, потому и прокатились по стране, что люди недоумевали: понимает ли это глава государства? И поскольку ответа не было, многие были убеждены: это он — инициатор реформы РАН. Сейчас стало ясно: Путин противник «ликвидации» не только на момент старта законопроекта, он и далее пункт за пунктом выявляет, где «ликвидация» в том или ином виде угрожает Академии, и блокирует эти опасности.

Он, однако, оставил Академии в борьбе за существование поле для самостоятельных упражнений. Подразумеваемое постановление Президентского совета: «Академия, защищайся сама. Да и есть ли в Академии то, что вообще стоит поддерживать? Пусть проявится, а мы посмотрим».

Русло второе: сверхмощная и сверхтайная сила реформы

Многие считают: реформа шокировала, но пора забыть и начать подлаживаться.

Есть, однако, «но». Слово «ликвидировать» в первоначальном тексте законопроекта не было случайным. И полно признаков, что от цели «ликвидировать» кто-то отнюдь не отказался.

Кто он — этот «кто-то»? Давайте, чтобы черточка за черточкой сложить его портрет, вернемся к началу реформы, в 2013-й,он там здорово наследил.

Пойдем по цепочке. По регламенту правительства, участникам заседания документы рассылают за две недели, но законопроект о реформе РАН они впервые увидели 27 июня, в день заседания — перед собой. Как и президент РАН. По ходу заседания возражали министр обороны и министр иностранных дел, но законопроект приняли (в правительстве какой еще страны документ будет принят при возражениях таких министров?). Все документы из стен правительства обязаны пройти через Институт законодательства и сравнительного правоведения. Исключений было два — законопроект о монетизации льгот и законопроект о реформе РАН. В Госдуму законопроект поступил 28 июня, в пятницу, в 18:00, когда депутаты уже разъехались по дачам, и потому до понедельника никто с ним не знакомился. А на вторник было намечено принять законопроект сразу в трех чтениях. Почему не в понедельник? Потому что сначала должен дать «добро» профильный Комитет — по науке и наукоемким технологиям. И тут случилась осечка: Комитет проголосовал против рассмотрения в Большом зале Госдумы. Можно ли это «против» перешагнуть? С точки зрения этики, аномально в парламенте любой страны. А у нас депутатскому залу потребовалось лишь отдельно проголосовать, чтобы преодолеть «запрет» комитета: большинство — «за». Темп, однако, был потерян, и это «роковая» ошибка: 2 июля на прием к Путину с протестом пошли Владимир Фортов, Евгений Примаков, а также, по некоторым сведениям, секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев. А депутаты в это время, не зная, к чему склонится президент, голосовали за принятие законопроекта в первом чтении.

Позиция главы государства повлияла, и текст законопроекта стали изменять — за круглосуточную работу села сводная бригада депутатов и представителей РАН. В таком аврале ошибки неизбежны, и они были. Скажем, «ликвидация Академии» из текста была устранена, но вписано «создание Академии», то есть по тексту их становилось две. 5 июля такой законопроект приняли во втором чтении, а 6 июля начались думские каникулы. Итак, штрих к портрету этого «кого-то»: он по часам рассчитал, чтобы завершить вопрос к последнему дню весенней сессии Госдумы.

Через регламенты перешагивали легко. Как и через законы. Вот разъяснение профессора Академии народного хозяйства и госслужбы при Президенте РФ Ивана Старикова: по пункту «е» ч. 1 ст. 72 Конституции РФ, вопросы науки относятся к предметам совместного ведения РФ и субъектов, а по ФЗ № 184 в рассмотрении проектов федеральных законов по предметам совместного ведения должны участвовать органы государственной власти субъектов. То есть все заксобрания и губернаторы (поскольку учреждения РАН есть по всей стране) должны были в течение 30 дней изучить проект и направить в Госдуму заключение. То же — перед вторым чтением.

Букву закона преодолели: РАН же не по всей стране зарегистрирована, а по адресу — Москва, Ленинский пр., 14. Попрали и дух: институты РАН (их 430) и Научные центры РАН (их 33) традиционно задействованы в важнейших региональных исследованиях. На Дальнем Востоке ониизучают, например, океан и сейсмобезопасность, в Якутии — эксплуатациюоборудования в экстремально низких температурах, на Северном Кавказе — этнос, культуру и языки десятков кавказских народов. Уберем эту региональную составляющую — и направления останутся бесхозными. Так кто же имел силу и наглость переступить закон № 184-ФЗ, чтобы мнение субъектов РФ не учитывалось?

Попрано и базовое положение Конституции, называющее источником власти народ. Протестное письмо направили девять академиков-секретарей тематических отделений РАН. В Сибири и на Урале протест подписали: председатель Сибирского отделения РАН академик Александр Асеев, председатель Уральского отделения РАН академик Валерий Чарушин, председатель Красноярского научного центра СО РАН академик Василий Шабанов; председатель Иркутского научного центра СО РАН академик Игорь Бычков, председатель Кемеровского научного центра СО РАН академик Алексей Конторович, председатель Тюменского научного центра СО РАН академик Владимир Мельников, председатель Омского научного центра СО РАН член-корреспондент РАН Владимир Лихолобов, председатель Томского научного центра СО РАН член-корреспондент РАН Николай Ратахин, председатель Якутского научного центра СО РАН член-корреспондент РАН Михаил Лебедев, председатель Бурятского научного центра СО РАН член-корреспондент РАН Борис Базаров. А вот резолюции митингов во всех крупных городах: реформа разрушит Академию и поставит под угрозу дальнейшее развитие, обороноспособность и безопасность российского государства. Сотни выдающихся ученых лично написали открытые письма. Берем наугад — Эдуард Жалнин, заслуженный деятель науки РФ, лауреат Госпремии РФ, доктор наук, профессор: «То, что сейчас делается с Академией, — непродуманно, хаотично, бессмысленно, а главное, позорно для такой великой страны, как Россия. Сломать такой мощный, хорошо отлаженный, десятилетиями проверенный организационный и координирующий механизм — это уже не частные промахи дилетантов-реформаторов, это диверсия по отношению к нашей истории, к настоящему и будущему нашей страны». Письма опубликованы — это толстый том. Профсоюз РАН доставил в приемную президента РФ коробки с подписями 121865 граждан России против законопроекта. Все проигнорировано.

Алогично появление закона о реформе РАН и в общем контексте права в теме «наука». Владимир Иванов: «Действует по меньшей мере шесть законов, регулирующих фундаментальную науку, которые между собой не стыкуются.У нас очень несбалансированное законодательство в науке <…> С 2010 года на государственном уровне нет стратегии развития науки и технологий. В закон о науке постоянно вносились бессистемные изменения, получился хаос управления». Принятый закон о реформе РАН только усугубил хаос (завалы, предопределяющие научно-технологическое отставание РФ, проиллюстрируем на примере проблемы интеллектуальной собственности, см. «Интеллект без собственности или собственность без интеллекта»). Нельзя говорить об инновационном развитии страны и сохранять законодательный бардак. В интересах научной политики страны не с РАН надо было начинать. Так каков подлинный интерес реформаторов от науки?

Причины реформы РАН

Версии выдвигались. Например: кому-то не терпится завладеть зданиями Академии в центрах крупных городов РФ и ее землями. Или — высших чиновников бесит уставная самоуправляемость Академии, ее автономность от бюрократии. Или — это диверсия «мировой закулисы»: Академия выживаемостью и неплохим уровнем исследований сохраняет для России шанс возродиться как высокотехнологичной державы, и этот шанс надо убить.

Добавим авторское предположение. Подсказку найдем в действиях лидеров США, Европы и Японии в финансово-экономический кризис 2008 года — что они стали поддерживать? Не банки, как в России (что, по оценке академика Сергея Глазьева, принесло стране ущерб больший, чем начало «приватизационных» 90-х и дефолт 98-го вместе взятые). Они кратно увеличили финансирование науки. Какая тут связь: финансовая власть над миром и исследование учеными природных закономерностей? Связь есть. Деньги власть не уступят, а если уступают, значит, какой-то элемент человеческого общежития на время становится важнее денег. Следовательно, надо вложиться в него, чтобы такой двухходовкой вновь над всем властвовать. Было ли в истории нечто, что становилось важнее денег? Не раз. Близкий нам пример — нефть и газ. Отсюда и залповое расхапывание месторождений в 90-е.

Логика такова: если в мире финансов кризис, значит, то, на что вчера можно было опереться в самих финансах, сегодня шатко. Искать опору надо в гражданской нефинансовой сфере, в ее стратегическом для человечества элементе — науке. Наука и технологии позволяют не имеющим ресурсов Германии, Японии, Швеции лидировать. Научное превосходство группы стран лишает отстающие суверенитета без всяких бомбардировок. Пример. Проводим, скажем, через международные организации абсолютно невинный тезис: нельзя сертифицировать эксплуатацию сложных систем (космических, атомных и прочих) без моделирования на суперкомпьютере; остальное считать самоделками, угрожающими человечеству. И все: страны, у которых нет суперкомпьютеров и специалистов, впредь зависимы от ведущих держав. Опереться на научный взлет сегодня — дальновидная ставка на завтрашнее усиление планетарного финансового могущества.

Авторская версия: когда до наших олигархов дошло это финансовое понимание науки, они ахнули — какая жизнестойкость у российской научной школы, мировой уровень исследований сохранен по большому числу направлений! За океаном приличные люди подобным не разбрасываются, а здесь лежит — и ничье. И последовала атака, по рисунку и темпу повторившая углеводородную приватизацию.

Возразят: там было разгосударствление, здесь, — наоборот, разница большая. Никакой! На обычных заседаниях правительства куски госсобственности за последние двадцать лет приватизировались непрерывно. Без обоснований — зачем, и доказательств — что управление в частных руках эффективнее.

Но на Академию было не посягнуть, ее охрана — академическое самоуправление, основанное на многостадийном тайном голосовании внутри самой научной общественности. Поэтому ее переход под прямое госуправление — это переход в полную беззащитность. Вот и смысл реформы: ликвидировать академическое самоуправление введением хозяйственного административного управления — вроде бы имуществом, а на деле — научными учреждениями, бюджетом, дальнейшим каскадом внутренних реформ.

Подчеркнем идентичность беспрецедентной поддержки науки как меры преодоления кризиса в США и реформы РАН в формате «спецоперации» в России. Финансовая власть над миром — несущий признак этой идентичности. Отсюда и динамика событий реформы. Ученые, искренние и идейные, недоумевали: убеждаем в значении науки для страны, а нас не слышат. Прекраснодушные восклицания — перед застывшим взглядом зверя, изготовившегося к броску.

Русло третье: потребовалось «импортозамещение»

Вернемся к решениям Президентского совета. Впечатление: то главное, что в тексте стенограммы написано черным по белому, комментаторами не замечено. Вот слова Путина: «В короткий срок определить критические точки в импортозамещении <…> Прошу Российскую академию наук, Президиум РАН принять самое активное участие в формировании Национальной технологической инициативы, а научные институты — включиться в ее реализацию». Вроде ясно — ответить на санкции, о том трубит вся пресса! Нет, не ясно. «Шапкозакидательство» приуменьшает опасность и тем искажает смысл.У России нет электронной промышленности, почти нет авиа- и судостроения, плохо с машиностроением, нет приборостроения, и т.д., и т.п. Обама заявил, что экономика России «разорвана в клочья» — приукрасил, конечно, но про цели американской политики сказана правда.

Санкции наложились на падение — рубля, цены нефти, ВВП. Зловещая симметрия: пришла угроза стране не меньшая, чем для Академии ее реформа. Путин помог Академии. Что поможет Путину? Только новая индустрия на высоких технологиях — то, о чем говорилось лет пятнадцать, да не делалось. Комментаторы Совета лишь увидели, что правитель помогает попавшей в беду Академии. А схема представляется иной, на наш взгляд, глава государства как бы говорит президенту РАН: «Меня сейчас бьют, и обращаться не к кому; я тебе помогу, но уж и ты постарайся помочь мне».

Такой расклад сильно меняет понимание. Цена Академии по тому, как она может помочь власти в ее затруднительном положении, стала как в эпоху атомной бомбы.И тот, кто протащил реформу РАН, тоже меняет угол атаки: теперь под прицелом не столько сама Академия (с ней более чем наполовину удалось справиться), а связка «президент — РАН». Была цель «ликвидировать», теперь надо ликвидировать эту связку.

Острота момента необычайна. Что в Первой мировой стало причиной революции? Историки в связи со столетием войны подготовили многотомную монографию и выяснили: не в ухудшении экономики причина революции, у других стран-участниц вой­ны она ухудшилась гораздо больше. Дело в другом: ничего не удавалось согласовывать заказчику и подрядчикам. Заказчиком были госучреждения, а обеспечивали войну в вооружениях, амуниции и продовольствии частные фирмы. Фронты же за провалы с обеспечением расплачивались сотнями тысяч жизней. Командирский корпус и в первую очередь четыре командующих фронтами дошли до белого каления в отношении главнокомандующего — царя. Дальше было его отречение от короны, а затем (что для вакуума власти естественно) — революция.

Проведем аналогию. Вот уже пятнадцать лет власть говорит про переход на инновационные рельсы, а промышленность, находящаяся в частных руках, игнорирует. Тогда исход был — рухнувшее государство.А сейчас? Президент не может этого не обдумывать. Пришло лихо, потребовалось срочное импортозамещение, а власть отвлечена размежеванием функций Академии и ФАНО, да еще в ручном режиме, и конца этому не видно. Максимально несвоевременно, слишком многое на кону. Политически сверхудачно было бы авральное импортозамещение перерастить в курс модернизации, так до сих и не принятый, — на это на Президентском совете указал Евгений Примаков. Так реформа Академии волей штормов мировой политики оказалась в центре стратегического для страны спора — начинать ли, наконец, модернизацию.

Цель «ликвидировать» продолжает быть целью

Казалось бы, если дело поддерживает президент страны, безнадежно его топить. Конечно, нет. Еще вопрос — кто кого. Именно этот смысл как главный мы и пытаемся передать читателю. Беспрецедентность силы, продвигающей реформу, убеждает: она не свернет. Как был легко проломан коридор по принятию закона под флагом «ликвидация» — так она и пойдет к той же цели, пусть и в измененных реалиях. Подтверждения? Посмотрим.

Для страны нет сейчас ничего важнее, мы говорили, чем суметь перевести авральное импортозамещение в долгожданную модернизацию. Надежду дает только сохраненная фундаментальная наука. Она, по словам академика Асеева, «основа конкурентоспособности регионов в образовании, инновациях и в экономическом развитии страны в целом». Вот в этом качестве она точно ликвидирована в последние полтора года, поскольку вместо движения здесь безысходная пробуксовка. Академик Фортов: «За Академией сохранялось право заниматься наукой, что, как это ни удивительно, встретило и встречает сейчас активное сопротивление наших оппонентов <…> В четыре-пять раз возросло количество запросов, инструкций, совещаний в виде научной переписки. Она обрушилась на ученых как лавина, не оставляя времени для творческой работы, убивая инициативу, выталкивая молодежь из науки и в конечном счете подрывая нашу конкурентоспособность». Академик Иванов: «Мы потеряли год на реорганизации. Прошлым летом ученые вместо статей писали резюме <…> Проблемы финансовые, организационные и юридические. В силу разделения выстроили бюрократическую систему, которая поглощает основную часть времени. Объем бумаг на институты возрос в четыре раза. А это говорит о том, что в четыре раза разросся бюрократический аппарат. При этом в Академии аппарат мы сократили на 80%». Фундаментальная наука увязла в реорганизации. А потеря темпа равна потере курса.

Четвертое русло: реструктуризация и иные инициативы

Теперь о реструктуризации. Это инициатива ФАНО, которая не следует ни откуда: ни из закона, ни из Положения о ФАНО, ни из решений Президентского совета 2013 года. По словам академика Сергиенко, ученым предписано «тупо следовать методичкам по реорганизации сети учрежденийФАНО, подготовленным в чиновничьих кабинетах». Пример новообразования: предложили собрать вместе Санкт-Петербургский Физтех, Институт химии и силикатов, Институт почвоведения, Пулковскую астрономическую обсерваторию и Институт акушерства и гинекологии. Фортов на Совете: региональная наука «оказалась под большой угрозой из-за ее атомизации, потери управляемости и поспешной реструктуризации, часто идущей мимо региональных научных центров и отделений». Из постановления президиума Центрального совета профсоюза работников РАН: «Идея реструктуризации не обсуждалась с научным сообществом, РАН, общественными организациями, представляющими интересы работников учреждений ФАНО; отсутствуют официальные документы, содержащие информацию о планах преобразований, их целях и задачах. При этом подготовка к объединению институтов и возможному изменению их организационно-правовой формы идет полным ходом».

РАН протестует: нельзя проводить реформу и реструктуризацию, если не определена цель и не показано, чем новая система будет лучше старой. Академия наук призвана вести фундаментальные исследования, а они вообще не требуют реструктуризации, поскольку каждый институт уже имеет программы, в которых сбалансированы ресурсы и организационные формы до 2020 года. По сути, реструктуризацией проводится неуклонная политика отстранения Академии наук; с РАН планы и концепция реструктуризации не обсуждались, а по закону нельзя проводить объединение институтов, не согласовав это с тем, кто осуществляет научно-методическое руководство ими, то есть с Академией наук. (Отдельная благодарность Валентине Матвиенко: это по ее инициативе в проект Положения о ФАНО вписан пункт о научно-методическом руководстве Академии. РАН держится за него как за спасательный круг, на Совете Фортов попросил президента сделать этот пункт краеугольным при размежевании функций с ФАНО.)

Протест остановил ФАНО? Ничуть. Подготовка к реструктуризации шла как военная операция — региональные экспертные сессии проводились одна за другой по сверхдинамичному жесткому графику, словно то было чье-то важное поручение. Необходимость ее объяснена так: мол, наиболее выдающиеся открытия происходят на стыках наук, поэтому главное сегодня — междисциплинарность. Заметим, междисциплинарность — сама история Академии, она была и есть в работе научных региональных центров, тематических и региональных отделений и самого Президиума РАН. Она многократно становилась принципом организации работы при решении крупнейших народнохозяйственных и оборонных задач, но реструктуризации отнюдь не требовала: просто та или иная программа объединяла усилия множества лабораторий, которые организационно оставались в своих институтах. Но у ФАНО полное отсутствие интереса к тому опыту.

Пустить сегодня фундаментальную науку по сложнейшему маршруту организационного переформирования институтов, в момент когда президент страны попросил о помощи, — значит «ликвидировать» связку «президент — Академия».

У Академии пространство для маневра ограничено: институты и львиная доля финансирования теперь в ФАНО. Но и остальное в полосе вязкого движения. Владимир Фортов на Совете: «У ученых нет желания заниматься хозяйственными вопросами, а у ФАНО нередко нет ясности, где кончается хозяйство и начинается наука <…> Граница компетенций сильно размыта и легко деформируется». Помощник президента и экс-министр образования и науки Российской Федерации Андрей Фурсенко на Совете: «Подписано соглашение междуФАНО и РАН о разграничении полномочий, приняты два регламента, еще шесть согласованы и ждут подписания. Еще шесть находятся в работе». Вот в какую тину въехали. Стране остро нужна спорая продуктивная работа науки, а она отвлечена выработкой регламентов. Отвлечь от главного можно настолько, что будет равносильно цели «ликвидировать».

Зато у инициаторов курса «ликвидировать» немалые возможности. Новые несанкционированные инициативы можно выдвигать не один год. Пример: кампания по определению эффективности научных учреждений. Только некомпетентному человеку такой тезис может показаться осмысленным. Академия наук — это сфера фундаментальных исследований, затратная по определению, ее деятельность в принципе не направлена на коммерцию, не предполагает сопоставления «столько вложили — столько получили». А термин «эффективность» — экономический, он применим лишь к прикладной науке, которая в нашей стране исчезла вместе с ликвидацией Гайдаром отраслевых министерств. Если говорить об эффективности, дальше разумная последовательность должна выглядеть так: берем курс на восстановление в стране прикладной науки, а когда ее воссоздадим, начнем кампанию по определению эффективности ее учреждений. Идет манипуляция терминологией: будто бы что-то значит, а на деле не значит ничего. Кампания по определению эффективности между тем стартовала, и мы еще увидим, каким фактором отвлечения науки от дела она обернется.

Терминологическая война

Битва за ликвидацию в России Академии наук и фундаментальной науки вообще перешла в сферу злостного передергивания терминов. Пошла манипуляция, как тремя наперстками на вокзальной площади, терминами «точки роста», «прорывные технологии» и «приоритеты» (см. «Про прорыв и приоритет»). Разницу, вроде бы, легко объяснить шестиклассникам. Но намеренная путаница упорно делается в докладах на самых высоких заседаниях. Значит, ищи кому выгодно.

Война вроде терминологическая, но ставки предельно высоки. Когда в начале июля 2013 года общественность узнала о реформе РАН, с телеэкранов на Академию одномоментно посыпались чудовищные обвинения — она мало дает практической пользы стране. Возможно ли было в этот момент объяснить российскому народу, что это дело вообще не Академии, а прикладной науки, уничтоженной чиновниками два десятилетия назад? Дело ученых из Академии — владеть тематикой коллег из лабораторий мира, и как раз это они сумели, несмотря на нереальные постсоветские трудности. В России сохранена научная школа, честь и хвала за это Академии, а ее поливают грязью — как никогда за всю трехсотлетнюю историю.

Сегодня передерг видоизменен. «Импортозамещение» при разоренной прикладной науке, конечно, будет удаваться, но с огромными трудностями. Виновного срочно надо найти. Казалось бы, ясно — это те, кто 20 лет назад ликвидировал отечественную прикладную науку, а также те, кто на заработанный в «нулевые годы» нефтегазовый триллион долларов не воссоздал технологическую базу страны. Но они-то все на своих местах. Появилась коллективная выгода: объявить — виновата наука. Терминологическое перепутывание идет по цене службистской судьбы VIP-чиновников. Как только говорит президент слово «импортозамещение» — так сразу громче хор этого бомонда: «виновата Академия».

Для цели «ликвидировать» столь дружный VIP-интерес — козырной туз, он вполне может конкурировать с поддержкой Академии со стороны президента и даже блокировать ее. Происходит легитимизация подлога. Мол, фундаментальная наука — неисчерпаемый источник, о ней не надо заботиться, она словно солнечный свет задаром есть все время. Но ее надо куда-нибудь перегнуть: в приоритеты, в прорывные технологии, в междисциплинарность, в реструктуризацию; а ученые, такие бестолковые, отстают от понимания того, что есть сегодня главное. Цитируем одного из руководителей ФАНО: «Если научные задачи не рождаются внутри самого научного сообщества, их будет ставить государство. Оно же будет структурировать институт в соответствии со своими потребностями. Для научного сообщества — это скрытый вызов». То есть ноль внимания к нуждам фундаментальной науки, зато со ссылкой на приоритеты звучит предупреждение в тональности выговора: будем структурировать!

Тревога — это легкое отвращение к будущему

Что дальше? «С окончанием моратория можно ожидать самого разного развития ситуации», предупреждал один из ведущих мировых специалистов в области квантовой теории поля академик Валерий Рубаков. Почитаем письмо в Минобрнауки, посланное непосредственно перед Президентским советом (исх. № 5396а-01-523 от 20.11.2014, вх. № АК-36-18 от 25.11.2014).В нем Национальный исследовательский технологический университет «МИСиС» (где ректорствовал нынешний глава министерства науки и образования Дмитрий Ливанов) просит Минобрнауки «интегрировать» его со следующими институтами РАН, а попросту присоединить их: Институтом металлургии и материаловедения им. А.А. Байкова, Институтом общей и неорганической химии им. Н.С. Курнакова, Институтом нефтехимического синтеза им. А.В. Топчиева, Институтом проблем комплексного освоения недр, Институтом динамики геосфер, Институтом физической химии и электрохимии им. А.Н. Фрумкина, Институтом геологии рудных месторождений, петрографии, минералогии и геохимии, Институтом геоэкологии им. Е.М. Сергеева и Геологическим институтом. Да это половина Ленинского проспекта в Москве — центр города, где рыночная цена квадратного метра баснословна! Такие же письма с предложениями «интеграции» поступили в министерство от Томского политехнического университета, Томского, Новосибирского, Санкт-Петербургского и Самарского госуниверситетов.

И те, кто посылал письма, и те, кто их получал, прекрасно знают: научно-исследовательские институты в составе вузов в нашей стране были — около сорока — и сплыли. Остались единицы в трех-четырех самых известных университетах. Однозначно: отдать институты Академии наук туда, где главная задача не научные исследования, а образование, — значит полностью уничтожить фундаментальную науку.

«Центр компетенции находится в Академии наук, а центр управления — вФАНО. Такой дуализм, как следует из теории управления, ведет к неустойчивости и в результате — к аварии», предупреждал на Совете Владимир Фортов.

Российская фундаментальная наука сегодня — это сплошь проблемы после почти четверти века недофинансирования и невостребованности. Из-за этих проблем за рубеж выехало два демографических пласта ученых — 40-летние и 50-летние. Между тем Академии предстоит бег с перегрузками. Перечислим, к чему обязал закон. Необходимо освоить роль эксперта программ и проектов при принятии важных государственных решений. Осуществлять руководство научными исследованиями в институтах, подведомственных ФАНО, а вовне ФАНО, то есть по всей стране независимо от ведомственной подчиненности, вести мониторинг и оценку результатов деятельности примерно трех тысяч иных научных организаций. По поручению президента организовать четыре программы: Арктику, медицинские науки, математическое моделирование, оборонные исследования (и работа уже идет, см. «Наука ученым»).В связи с поворотом в экономической политике обеспечить научно-технологическое развитие ресурсных отраслей. При этом методом тыка и трудных переговоров находить регламенты взаимодействия с ФАНО, а уроки борьбы с инициативами вроде реструктуризации говорят: здесь возможны большие сюрпризы.

Теперь представим, что все это Академии удалось. Это выигрыш? Нет, проигрыш, потому что нынешний виток истории требует гораздо большего: нужно помочь политическому руководству и в первой фазе — импортозамещении, и во второй — модернизации, как когда-то советская наука помогла советскому руководству с бомбой и с космосом. Получится помочь? Не факт: вполне реальна на пути та авария, о которой предупредил Владимир Фортов. А тот, кто сам в аварии, — не помощник. Но если не получится, то и помощь политического руководства Академии также не сработает.

Во время избрания президента РАН претенденты в совокупности проговорили полную программу решения проблем науки (см. «Tertium non datur», «Э-У» № 21 от 27.05.2013). И что? Все, кто сегодня корежит науку, начиная с законопроекта о реформе, — о той программе ни слова. Надо правильно понимать: тому, кто не ставит задачу помочь науке, не ставит задачу реализовать программу, намеченную профессионалами, а декларирует лозунги типа «технологический прорыв» или «государственный приоритет», на деле глубоко плевать и на то, и на другое. Под треск этих погремушек он ведет такие разрушительные преобразования в академической системе, после которых в стране не из чего будет делать ни прорывы, ни приоритеты.

Академии в предстоящем «мутном» этапе нужна беспрецедентная дееспособность, снова выводящая ее на уровень бомбы и космоса. Протестный потенциал теперь надо реализовать в работе. Это сегодня судьбоносный политический фактор — и для Академии, и для страны.

Тревога как легкое отвращение к будущему — вот что остается после прочтения стенограммы Президентского совета. Очевидно, что ни один из участников, включая президента, не испытывает воодушевления от открывающихся перспектив: авария возможна.

«Эксперт Урал» №7 (633)

Расширение ректора атаки Митинг в защиту БГУ превратился в акцию протеста против главы Бурятии

Протесты против назначения нового ректора Бурятского госуниверситета могут перейти в политическую плоскость: в минувшие выходные организаторы митинга начали сбор подписей под петицией об отставке главы региона. Под документом из 1,5 тыс. присутствующих оставили подписи порядка 250 человек, в интернете, где размещено обращение, еще 80. Политологи считают, что происходящее — следствие проводимой властями республики политики в сфере межнациональных отношений. В республиканском правительстве ситуацию не комментируют.

Еще одна акция в поддержку Бурятского государственного университета (БГУ)состоялась в Улан-Удэ в воскресенье. Митинг, собравший около 1,5 тыс. участников, был инициирован группой граждан из числа спортивной общественности и преподавателей БГУ. В отличие от предыдущего митинга, состоявшегося 30 января, когда собравшиеся требовали в основном отзыва приказа Министерства образования и науки России о назначении временно исполняющим обязанности ректора БГУ Николая Мошкина, в этот раз требования протестующих были шире, вплоть до отставки главы региона Вячеслава Наговицына. В уведомлении о проведении публичного мероприятия, направленном в мэрию города, сказано, в частности, что цель акции — выражение несогласия с проводимой руководством республики кадровой политикой, выражающейся во вмешательстве в деятельность БГУ, а также привлечение внимания общественности к недопущению нарушений при проведении выборов ректора. «В нашем университете грубо нарушен фундаментальный принцип — самостоятельности в выборе ректора, — отметила на митинге преподаватель БГУ доктор педагогических наук Любовь Рулиене. — Приказ о назначении Мошкина — это произвольное, необоснованное и нелогичное решение чиновников».

Напомним, прежний ректор БГУ Степан Калмыков достиг пенсионного возраста и 19 января освободил должность. Три одобренные ученым советом Бурятского гос­университета кандидатуры на этот пост Министерство образования и науки России проигнорировало и, как учредитель, назначило в университет врио — Николая Мошкина. До этого он занимал пост заместителя министра образования Бурятии. Коллектив вуза принял нового руководителя в штыки, считая, что процедура назначения была нарушена, а сам господин Мошкин, как инженер, не лучшая кандидатура для руководства классическим вузом. На внеочередной сессии народного хурала 3 февраля депутат Госдумы РФ от Бурятии Владимир Мархаев заметил, что конфликт имеет национальную окраску: господин Мошкин является русским, тогда как «в сознании простого народа глубоко сидит, что Бурятский государственный университет должен возглавлять представитель титульной нации».

Ко вчерашней акции к прежним баннерам в поддержку университета заготовили другую партию. Когда новые плакаты стали разворачивать, в дело вмешались дежурившие представители полиции, обратившие внимание организаторов на то, что эти лозунги — «Коррумпированное правительство Бурятии — в отставку», «Долой Наговицына» и др. — не были заранее согласованы. В итоге баннеры были убраны, но митинг все равно перерос в акцию протеста против Вячеслава Наговицына — здесь же, на мероприятии, начался сбор подписей под петицией президенту России Владимиру Путину об отставке главы региона. Как сообщают организаторы, в течение 15 минут свои подписи под документом поставили 250 человек. В настоящее время петиция размещена в сети интернет, на момент сдачи номера под ней оставили подписи 80 человек.

В документе, адресованном Владимиру Путину, говорится, что Вячеслав Наговицын «не соответствует занимаемой должности, не состоятелен как публичный политик, его деятельность ведет к деградации республики». Много вопросов к главе Бурятии по поводу кадровой политики правительства, замечено в документе: «Она характеризуется клановостью и национальными перекосами, что создает в республике социальную напряженность. Мы выражаем недоверие главе Бурятии Вячеславу Наговицыну и требуем отправить его в отставку, поскольку дальнейшее его правление нанесет непоправимый вред всей республике и ее жителям».

По мнению политолога Николая Будуева, митинг стал ответом на те некорректные вещи в области кадровой политики, которые Вячеслав Наговицын допустил в последние годы. «Митинг БГУ — только повод к тому, чтобы противоречия начали выходить наружу, — сказал господин Будуев „Ъ“. — Бурятия всегда была стабильным в межнациональном отношении регионом, но кадровая политика, проводимая Наговицыным, изменила ситуацию. Мнение общества нужно учитывать. Думаю, что сейчас требования об отставке ничем не закончатся, но, считаю, Москва должна обратить внимание на ситуацию и поправить Наговицына». В пресс-службе регправительства „Ъ“ сообщили, что не комментируют ситуацию.

Марина Денисова

Подробнее:

http://www.kommersant.ru/doc/2664012?isSearch=True

Приостановлена аккредитация Государственной академии имени Маймонида

МОСКВА, 6 фев — РИА Новости. Федеральная служба по надзору в сфере образования и науки по итогам внеплановой проверки приостанавливает действие государственной аккредитации Государственной классической академии имени Маймонида, сообщается на сайте ведомства в пятницу.

Основанием послужили результаты мониторинга эффективности деятельности вузов в 2014 году. Согласно его результатам, образовательная организация выполнила только три показателя из семи.

«В ходе внеплановой проверки Рособрнадзором были выявлены грубые нарушения закона «Об образовании в Российской Федерации», государственного образовательного стандарта, Положения о лицензировании, порядка приема, правил оказания платных образовательных услуг», — говорится в сообщении.

Ведомство отмечает, что академия не выполняла установленные нормативы изучения предметов. Также инспекторы Рособрнадзора выявили отсутствие специального оборудования для занятий по ряду направлений подготовки, нарушения при оформлении трудовых договоров с научно-педагогическими работниками, договоров об оказании платных образовательных услуг, экзаменационных листов. По результатам проверки составлен акт и протоколы об административном правонарушении, с которым ознакомлено руководство образовательного учреждения.

«У Академии есть возможность восстановить действие государственной аккредитации, если учебное заведение устранит выявленные нарушения в течение шести месяцев», — отмечается в сообщении.

Государственная аккредитация высшего учебного заведения — это процедура признания реализации вузом образовательных программ в соответствии с требованиями федеральных государственных образовательных стандартов. При успешном прохождении аккредитации учебное заведение получает свидетельство установленного образца и приложение к нему. В случае приостановления действия госаккредитации вуз может вести образовательную деятельность, но не имеет права выдавать дипломы государственного образца.

Академия имени Маймонида была создана в 1991 году. Обучение ведется на пяти факультетах: математики и информатики, мировой музыкальной культуры, социальной медицины, филологии, юриспруденции.

РИА Новости 

http://ria.ru/society/20150206/1046265230.html#ixzz3QygUmxz8

Похоронное бюро образования и науки: в Госдуме «оценили» эффективность работы чиновников из системы

В Государственной Думе по инициативе Патриотической платформы Единой России состоялся круглый стол по проблемам содержания и качества Федеральных государственных образовательных стандартов (ФГОС) в средней и отчасти высшей школе. 

Известные представители гражданского общества, политики, педагоги и ученые подвергли жесткой критике работу Министерства образования и науки РФ, вскрыв не только примеры вопиющей некомпетентности чиновников, но и вероятные области их коррупционной деятельности. 
Среди участников дискуссии выделялись конструктивные реплики: профессора МГИМО Алексея Алексахина, известного журналиста Константина Семина, председателя думского Комитета по образованию Вячеслава Никонова, Заместителя министра культуры РФ Григория Ивлиева. 
Профессор МИОО Алексей Лубков поставил вопрос ребром: «О каких федеральных государственных стандартах мы можем говорить, когда содержание этих ФГОСов отдано на откуп самим учебным заведениям?» 

Сами учебные заведения вплоть до школ составляют свою образовательную программу. Государство остраняется от самого главного — от содержания образования. К такому выводу пришли практически все выступавшие. 

Ирина Яровая, которая вела это заседание, была беспощадна в оценках работы ведомства: 
«Коммерческая вариативность в предоставлении образовательных стандартов создает неравенство в доступе к знаниям и ставит под сомнение равенство прав и возможностей детей. Это один из ключевых факторов социальной дискриминации», — считает Ирина Яровая. 

«Во всех сферах государственной деятельности существует базовый стандарт: в него входит то, что независимо от материального положения и социального статуса гарантировано государством. Уникальный случай наблюдается только в системе образования, где базовый стандарт, гарантированный всем детям, не определен», — констатировала Яровая. 

«Мы рассмотрели проект федеральных образовательных стандартов на 600 страниц. Вероятно, он писался в расчете на то, что его никто не прочитает. Но мы все-таки прочли. И что мы обнаружили? Формируется два раздела: 1) Чему ребенок должен научиться; 2) Чему он теоретически имеет возможность научиться. По мнению Министерства образования ребенок должен научиться только тому, что укладывается в оценку три. Четыре и пять — это оценки из области возможного, но они подразумевают коммерческие дополнения с участием репетиторов. Сегодня на входе в каждую школу висят объявления-прейскуранты: чему могут дополнительно научить в данном учебном заведении. Мы категорически не согласны с таким подходом», — заявила Яровая. 

Председатель комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции напомнила, что Президентом было дано поручение Правительству — разработать образовательные стандарты с целью обеспечения единства образовательного пространства. 

«Но мы видим, очень опасное исполнение этого поручения в лице Министерства образования и науки. Кстати говоря, нам так и не удалось выяснить, кто является автором Проекта федеральных образовательных стандартов? Получается парадокс — никто ни за что не отвечает», — заключила она. 
Яровая выступила с конкретным предложением от Патриотической платформы Единой России: внести в закон «Об образовании» положение о персональной ответственности лично министра и чиновников Минобра за разработку всех нормативных документов Минобрнауки, за их содержание и качество. 
Евгений Спицын историк, историк, учитель, в прошлом директор одной из московских школ, автор многих учебников, получивших высокую оценку специалистов, вскрыл проблему, которая может добавить работы комитету, который возглавляет Яровая. 

Экспертиза учебников превратилась в коррумпированную систему распила бюджетных средств. 
«Минобр погряз в коррупции и сознательно создал глубоко порочную систему вариативности учебных программ, специализации средней и старшей школы, издания сотен учебников, сотен решебников и прочего хлама, поскольку цена вопроса составляет сотни миллионов, если не миллиарды государственных рублей», — заявил Евгений Спицын. — Сами издательства, аффилированные с Минобром, оплачивают экспертизу своих же учебников в якобы независимых экспертных комиссиях, существующих в системе РАН, РОА и других подконтрольных ему структурах». 

Спицын также потребовал обязать Минобрнауки выделить приоритетные базовые дисциплины, наделив их адекватным количеством обязательных часов. 

Прозвучала удручающая статистика: по лекалам Минобра на преподавание Русского языка выделяется 866 часов, на иностранный — 939. При этом Минобрнауки предлагает ввести дополнительно второй иностранный язык и ЕГЭ по иностранному языку. 

«Это ставит под сомнение сам факт, что Российская Федерация является заказчиком образования. Может быть есть еще какие-нибудь заказчики?» — иронизирует Ирина Яровая. 

Председатель Комитета Госдумы по образованию Вячеслав Никонов заметил, что в результате отсутствия централизованного подхода в реализации ФГОСов стали возникать серьезные отличия в содержании образовательных программ, которые Комитет по образованию расценивает как угрозу нарушения единства образовательного пространства: «В этой ситуации в качестве скреп этого пространства стали выступать учебники, хотя должно быть в точности наоборот. Телега была поставлена впереди лошади, и стремительно начала управлять нашим образованием». 

Подводя итоги Ирина Яровая предложила рассматривать вопросы образования с точки зрения госзаказа. 
Она обратилась непосредственно к замминистра Минобрнауки Наталье Третьяк, которая присутствовала на заседании: 

«Государство тратит огромные средства на образование, однако Минобрнауки не чувствует себя ответственным субъектом за выполнение государственного заказа, поэтому появляются конфузы связанные с тем, что ребенок может, и что он должен, но при этом министерство не может и ничего не должно. Пятьдесят тысяч школ — соответственно пятьдесят тысяч учебных планов. Это вариативность образования?! Получается, что наши дети не граждане одной страны, а граждане отдельной учебной программы», — возмутилась Яровая. 

«Вы прописали много процедур и механизмов, по которым люди, имеющие деньги, формируют систему образования России. Чудовищное явление! Невозможно открыть секрет, кто же писал проект ФГОСов. На ресурсах министерства этого нет, точно так же, как и прозрачной статистики по ЕГЭ. Прямая обязанность министерства — размещать на сайте всю информацию. Никто не может эту информацию сегодня найти. Проектные документы вы размещаете на вновь созданном сайте, который вообще не понятно для чего создавался, вероятно, чтобы создать видимость обсуждения, — предположила Яровая. 

«Сложно спорить с утверждением журналистов, что Минобрнауки — это похоронная бригада образования и науки, — отрезала Яровая. 

«Факты свидетельствуют о том, что усложнение образования в начальной школе направлены на то, чтобы ребенок в принципе ничего не знал. По выходу из школы требуется акцентированное знание иностранного языка. Вы, видимо готовите гастарбайтеров для других государств?», — полюбопытствовала Яровая, обращаясь Наталье Третьяк. 

«Вопрос об отвественности рано или поздно возникнет, — пообещала она. — Мы будем его инициировать, чтобы вы не могли под видом дворца культуры предлагать стране сарай. Ответьте на конкретные вопросы: сколько часов вы будете изучать русский язык, сколько иностранный? Каким образом вы обеспечите возможность многодетной маме готовить своих детей? По каким учебникам? Будете ли вы продолжать политику продажи экспертиз учебников?» 

«Вы превратили образование в товарно-денежные отношения», — заключила Яровая. 
Рискнем предположить, что по итогам разгромного заседания Патриотической платформы в, котором участвовали лучшие умы государства, Госдума России все-таки инициирует запрос в Счетную палату РФ по поводу тотальной проверки расходования всех средств Министерства образования и науки, которыми Минобр оплачивал и оплачивает многочисленные липовые экспертизы и работу секретных экспертных групп по разработке ФГОСов, различных концепций воспитания, образования и прочих сопутствующих статей, на которые потрачены миллионы казенных рублей. 

Источник: http://nacontrol.ru/gosudarstvo/pokhoronnoe-byuro-obrazovaniya-i-nauki-v-gosdume-otsenili-effektivnost-raboty-chinovnikov-iz-sistemy-prosveshcheniya/ 

Комментарий. По указанному выше адресу есть картинка, на которой со ссылкой на данные UNESCO утверждается, что Россия скатилась по уровню образования с 3-го места в 1990 до 35-го в 2012. Поздравим себя, «реформаторы» образования потрудились на славу. Теперь не только наши прогнозы и предупреждения о предстоящем обвале образования, но уже и данные UNESCO подтверждают, что многолетние реформы и модернизации не ставили задачи совершенствования чего-нибудь в образовании. Под нажимом США и их европейских болонок «реформаторы» устроили нам вариант колониального образования — не систему образования, а систему навязанного невежества. Партия власти и Президент РФ не возмутились! 

Интересно отметить, что Ирина Яровая критикует Стандарты, которые были утверждены Думой даже не с первой попытки и вопреки протестам научной, педагогической и родительской общественности, а теперь «вдруг» она прочитала все 600 страниц этого странного документа, предназначенного не для реальной работы, а для списания на зарплаты составителям этих никуда не годных 600 страниц вполне себе пригодных на всякие цели миллионов бюджетных рублей. Что-то я не припомню, чтобы в то время Ирина Яровая резко критиковала Стандарты. Более того, из стандартов еле-еле удалось убрать одиозные 3 обязательных предмета, среди которых «Россия в мире». Еле-еле отказались от уроков патриотизма, на которых, видимо, несчастные учителя должны были внушать несчастным детям несчастных родителей, что они живут в самой прекрасной стране. 

Жаль, что Ирина Яровая еще не прочитала Закон об образовании и «Дорожную карту для образования России», подписанную руководителем её партии, все эти многочисленные федеральные программы по растрате денег федерального бюджета на дальнейшее разрушение образования. За это кто-то ответит? Уж не Ярослав ли Кузьминов, управлявший все эти смутные годы развалом образования? Конечно нет! Президент России может только … наградить его, и уже наградил высоким орденом за многолетнюю помощь министерству образования и науки в подготовке документов, убивающих образование в России. 

Боюсь, что Ирина Яровая прочитает все эти документы тогда, когда будет поздно. Тогда партии власти уже не удастся оправдаться за свою губительную политику в области образования, удивительным образом совпавшую с пожеланиями вашингтонских кураторов. В результате она потеряет власть. Так что читайте внимательно, госпожа Яровая. И внимательно изучите аргументы тех, кто эту политику критикует все смутные для образования России годы. 

Уверен, что до сих пор ни партию власти, ни Президента настоящее образование в России не интересовало. Просто теперь, в период острого кризиса, вызванного санкциями наших «воспитателей» из США и ЕС, наших бывших «друзей» и «партнёров», оказалось необходимым самим всё разрабатывать и производить, да ещё надо надёжно обороняться от желающих воспользоваться минеральными ресурсами Сибири, которые, по словам наших «воспитателей», принадлежат всему миру. Как же тут обойтись без науки, против которой партия власти провела «блицкриг» летом 2013 года, как же обойтись без образования? 

Теперь партии власти предстоит мучительный поиск «стрелочника», который будет назначен вместо неё виноватым за её губительную для образования и науки политику. Пожелаем ей удачного поиска!

http://www.shevkin.ru/?action=ShowTheFullNews&ID=1105

«Болонки» Болонской системы образования

КонКонстантин Сёмин

Тут либерасты потешаются над Яровой. Дескать, решила запретить иностранные языки. Я присутствовал на обсуждении и даже вставил 5 копеек от себя. Впрочем, важнее то, что мне довелось услышать.

Думский зал был битком набит вузовской профессурой, директорами школ и учителями. Все эти люди кричали, стонали, воздевали к небу руки. В прошлом году общероссийский балл ЕГЭ по русскому языку был понижен в 2 раза — иначе 40% выпускников просто не сдали бы экзамены. Приводились жуткие примеры. В 9-м классе школьники пишут слово «вода» как «вада». У многих напрочь отсутствуют навыки устной речи.

Развалена начальная школа. Развалена система подготовки учителей. «Оптимизируются» и приватизируются старейшие педагогические вузы. Современный учитель уже сам по себе — результат ЕГЭ, многие «педагоги» способны лишь на то, чтобы сверить тест с таблицей правильных ответов. Вся конструкция, по большому счёту, сгнила. За два десятилетия либеральных реформ она перенастроена на подготовку кадров для олигархии, воспроизводство мерчандайзеров и сэйлс-менеджеров, потребителей, рвачей. Под завывания правительства о качестве жизни, человеческом капитале, нанотехнологиях и прочей сколковской порнографии идёт промышленный демонтаж и без того обрубочной образовательной базы.

Болонская система рождает интеллектуальных болонок, специалистов, не способных повернуть голову вправо или влево на один градус. «Из нас делают приполярную Мексику», — констатировал также приглашённый на круглый стол историк Борис Юлин. Выпуск учебников отдан на откуп облепившим Минобр как мухи монополистам-книгоиздателям. Так называемая «вариативность учебных планов» предполагает широчайший разброс мнений в преподавании любых предметов, но в первую очередь отечественной истории. Вопрос «Цена победы СССР в Великой Отечественной Войне» уже невозможно выдрать из десятков учебников.

Таким образом, школа перестала давать детям базовые, фундаментальные знания, за которые что в царские, что в советские времена отвечали два предмета — математика и русский язык/литература. Нередко, в полном соответствии с разработанными Министерством образования учебными стандартами, количество часов иностранного языка в программе превышает время, отведённое на изучение русского. Каждое выступление звучало как исповедь, полная отчаяния. Когда в отчаяние впадают академики, говорящие на пяти языках, трудно не проникнуться этим отчаянием. Приходит мысль, что надо либо стреляться, либо расстреливать. Второй вариант определённо собрал бы больше сторонников.

Когда в конце концов дошла речь до меня, я сказал примерно следующее: «Дорогие друзья, система образования в нашей стране — производная от экономической системы. И если за пределами школы всем управляет барыга, трудно ожидать, что в школе или вузе поселятся ангелы с крыльями. С другой стороны, от личности министра даже в самой безнадёжной ситуации зависит многое. Поскольку изменить экономический уклад в стране на сегодняшнем заседании никак не возможно, считаю целесообразным призвать министра Ливанова взять самоотвод. Возможно, этот пример окажется заразительным и для остального правительства. Что же касается системы образования в целом, то предлагаю, раз уж у нас не получается воспитать «всесторонне развитую личность XXI века», вернуть советскую школу и в ней по старинке выращивать личностей века ХХ. В конце концов, эти личности были не так уж и безнадёжны. Кое-чего они всё же сумели добиться».

Источник: Блог Константина Сёмина.

http://www.odnako.org/blogs/bolonki-bolonskoy-sistemi-obrazovaniya/

стантин Сёмин

Деградация вузовской демократии

Публикуем статью нашей коллеги к.т.н., доцента Василисы Перфильевой.

Министр Ливанов изменил правила конкурсного отбора преподавателей вузов.

Министр Ливанов грубо нарушил Постановление Правительства РФ от 25 августа 2012 г. N 851 «О порядке раскрытия федеральными органами исполнительной власти информации о подготовке проектов нормативных правовых актов и результатах их общественного обсуждения»

Данное постановление требует:

«3. Федеральный орган исполнительной власти <…> (далее — разработчик), осуществляет размещение:

  • а) уведомления о подготовке проекта нормативного правового акта (далее — уведомление);
  • б) проекта нормативного правового акта (далее ПНПА);
  • в) информации о сроках общественного обсуждения уведомления и (или) ПНПА;
  • г) информации о результатах общественного обсуждения уведомления и (или) ПНПА;
  • д) информации о результатах рассмотрения ПНПА.

4. Информация, относящаяся к разработке ПНПА, указывается в паспорте этого проекта, который ведется разработчиком на официальном сайте.
5. Срок общественного обсуждения уведомления и (или) ПНПА определяется разработчиком и не может составлять менее 15 календарных дней со дня размещения на официальном сайте уведомления или ПНПА, <…>
16. Разработчик рассматривает предложения, поступившие в установленный срок <…>.
19. Разработчик размещает на официальном сайте ПНПА с пояснительной запиской, содержащей необходимые обоснования реализации предлагаемых решений, сводку предложений, поступивших в рамках общественного обсуждения уведомления (в случае проведения такого обсуждения), с указанием позиции разработчика. <…>
20. Разработчик обязан рассмотреть все предложения, поступившие в установленный срок в электронной или письменной форме по результатам общественного обсуждения ПНПА, и не позднее дня направления ПНПА на согласование с федеральными органами исполнительной власти разместить на официальном сайте сводку предложений, поступивших в рамках общественного обсуждения ПНПА, с указанием позиции разработчика.
21. Доработанный с учетом предложений, поступивших в ходе общественного обсуждения, ПНПА с материалами, указанными в пунктах 19 и 20 настоящих Правил, и копиями наиболее значимых, по мнению разработчика, предложений направляется при необходимости разработчиком в установленном порядке на согласование

 Откроем паспорт проекта по ссылке:

Новый точечный рисунок

То есть, исходного текста проекта Приказа на сайте не размещали, время на обсуждение (не менее 15 дней) не выделяли, сводка предложений – отсутствует, позициа разработчиков по поводу предложений – отсутствует. Зато есть итоговый текст и утвержденный 4.12.2014 Приказ. (Зарегистрирован 16 января 2015 года).

Приказ, который определяет, как 288 тысяч преподавателей вузов России будут проходить конкурсный отбор, принят с нарушением Постановления Правительства РФ от 25 августа 2012 г. N 851. (Да плевать министр хотел на ваши постановления.)

Что же за изменения внесли в приказ, если их нельза представить для «общественного обсуждения»?

Если коротко – раньше КАФЕДРА выносила рекомендации по каждой кандидатуре. Если считала необходимым – рекомендовала провести открытые лекции и по их результатам выносила рекомендации.  Обсуждение и конкурсный отбор претендентов проводился на УЧЕНОМ СОВЕТЕ вуза (ученом совете, совете факультета, филиала) (ПРИКАЗ Минобрнауки от 26 ноября 2002 г. N 4114).

А теперь это будет делать некий «орган управления».

Работники министерства могут возразить, что обсуждение проекта Приказа на сайте regulation.gov.ru проводилось. Действительно под названием «Ведомственный приказ «Об утверждении Положения о порядке замещения должностей научно-педагогических работников»» имеется ЧЕТЫРЕ паспорта проектов.

  • 1. 23 мая 2013 г. – ID: 00/04-2215/05-13/58-21-5

Даты обсуждения: 23.05.2013 — 07.06.2013
http://regulation.gov.ru/project/2215.html

  • 2. 19 февраля 2014 г.  – ID проекта: 00/04-12613/02-14/58-21-5

Даты обсуждения отсутствуют.
Текста исходного акта нет.

  • 3. 14 марта 2014 г. – ID проекта: 00/04-13177/03-14/58-21-5.

Даты обсуждения: 14.03.2014 — 29.03.2014
http://regulation.gov.ru/project/13177.html
Предложения ВСЕ отклонены. Итоговый текст полностью соответствует исходному. И совершенно не соответствует тексту утвержденного акта.

  • 4. 25 ноября 2014 – ID проекта: 00/04-20767/11-14/58-21-5

http://regulation.gov.ru/project/20767.html
Исходный текст Акта – отсутствует. Время на обсуждение – 15 дней, положенных по закону – нет в принципе.

 25 ноября 2014 г. появился ИТОГОВЫЙ текст, который НИКТО не обсуждал, и министерство не планировало его обсуждать:

Все четыре паспорта содержат нарушения Постановления Правительства РФ от 25 августа 2012 г. N 851

Но!

Ни в одном предыдущем варианте текстов Приказа, ни в одном замечании-предложении к проекту не было ничего близкого к «органу управления».

 А теперь ректор создаст очередной «орган управления» из тех юных плохо образованных менагеров, которые рулят вузом. И эти с-с-с-сотрудники будут определять, кто из профессоров достоин пройти конкурс, а кто – нет.

Цель?

Каковы Ваши цели, господин Ливанов?

Почему Вы считаете, что преподаватели должны быть отстранены от процедуры конкурсного отбора своих коллег?

Почему НЕ кафедра-факультет-ученый совет будут проводить конкурсный отбор, как это было десятилетиями? Решение всегда принимали те, кто сам прошел конкурс и был признан достойным занимать должность ППС.

Почему Вы, господин Ливанов, доверяете вузовской бюрократии больше, чем преподавателям?

 P|S Совершенно очевидно, что никакой ответственности за нарушение Постановления Правительства РФ от 25 августа 2012 г. N 851 для министра не предусмотрено.


 Василиса Перфильева, доцент, к.т.н.

http://unisolidarity.ru/?p=3254

Минобрнауки проверяет начисление зарплат региональным учителям из-за неоднократных жалоб

МОСКВА, 27 января. Министерство образования и науки проводит комплексную проверку начисления зарплат учителям в различных регионах России. Об этом сообщается на сайте СПЧ.

Ранее Совет просил ведомство изучить ситуацию в связи с рядом жалоб от учителей в Краснодарском крае на то, что их заставляют подписывать дополнительные соглашения к трудовым договорам, в которых речь идет о повышении зарплаты на 20%, а при этом все надбавки, связанные со стажем работы, категориями и наградами, с них снимались. В результате, по предварительным оценкам, потери в реальной зарплате учителей доходили до 40%.

По мнению членов СПЧ, данные манипуляции могут осуществляться с целью достижения фиктивных показателей, которые ложатся в основу доклада правительству и президенту.

Ведомство планирует до 1 марта направить во все регионы специально разработанные формы запроса информации и собрать данные, до 16 марта провести анализ полученных сведений и отчетов Росстата, а до 1 апреля — подготовить и предоставить СПЧ полную информацию о результатах.

О решении Минобрнауки изучить реальную ситуацию Совету сообщил замминистра Александра Повалко. Помимо протокола рабочего заседания 13 января, письмо представителя ведомства содержит приложение со справкой по данному вопросу Росстата, где представлена положительная динамика (в целом по стране по итогам 9 месяцев прошлого года уровень среднемесячной зарплаты учителей вырос на 9,9 % и составил 30 тыс. 780 руб.). Эта справка опубликована в блоге члена Совета Кирилла Кабанова, который проводил личный прием жителей Краснодара во время выездного заседания СПЧ, получил жалобы от сотрудников средних школ и инициировал обращение в министерство.   
Подробнее:http://www.rosbalt.ru/main/2015/01/27/1361489.html

Ливанов заливает. Комментарий к докладу министра

Василиса Перфильева

15 января 2015 года состоялось заседание Правительства РФ, одним из пунктов повестки дня которого, значилось: о результатах мониторинга системы образования

Комментарий к одному абзацу из доклада министра Ливанова Д.В. [1]:

«…Мы много внимания уделяем повышению заработной платы. Очень часто приходится слышать заявления о том, что рост заработной платы учителей обеспечен возросшей нагрузкой на школьных педагогов. Мониторинг, который опирается на данные Росстата, этого не показывает. У нас число педагогов изменяется пропорционально числу школьников, таким образом, реальных предпосылок для роста нагрузки на учителей нет. Мы и эксперты связываем жалобы на возрастающую нагрузку с более широким применением современных информационных технологий в школах. Мы видим, что в ряде регионов, например, одновременно с электронными журналами учителям приходится вести и обычные, то есть выполнять двойную работу. Безусловно, это недопустимо, и сейчас развёрнуты масштабные программы повышения квалификации учителей, уровня их знакомства с современными технологиями и их использования. С другой стороны есть, конечно, и другие примеры, положительные, когда современные технологии активно используются и реально разгружают учителей.»

То есть, косные престарелые учителя не желают осваивать компьютерные технологии, и только поэтому им кажется, что у них выросла нагрузка. Жалуются они совершенно напрасно. Всё у нас хорошо: учителей достаточно, зарплата их растет.

А на самом деле?

Количество детей-школьников растет с 2010 года, школы при этом закрывают в жутком количестве [4]. Количество школьников в 2014 превысило их количество в 2007 году. А количество учителей за период 2007 – 2014 сократилось на 14%. Нагрузка учителей, которая посчитана как среднее количество школьников, приходящихся на одного учителя, за этот же периодвыросла больше, чем на 17%.

За точку отсчета оказалось удобным взять 2007 год. Как Вы думаете, почему именно после этого года наблюдается рост нагрузки учителей? 2008 – это кризис? А я думаю – это НСОТ! Система оплаты труда без системы нормальных норм труда привела к тому, что нагрузка учителей (врачей, преподавателей) непрерывно растет. И майские указы Президента, совершенно очевидно, этому росту способствуют. Потому, что в них нет слов «зарплата за ставку». Фактически, врачам и преподавателям сказано: Ваша зарплата будет 200% от средней по экономике региона, если вы будете работать на две ставки.Как тут не вспомнить Хаджу Насреддина: «если вы заплатите за две чашки риса, то вторую получите совершенно бесплатно».

Зарплата учителей составляла на ОДНУ ставку в 2012 году 65% от средней по экономике [4], в конце 2013 – 70%. В 2014 году сайт проекта МРСО «Мониторинг региональных систем образования» закрыли для просмотра данных (данные со школ собирают, но просмотреть их нельзя – это вредно), поэтому сказать на сколько ставок сегодня работают учителя в среднем по России и сколько они получают на ОДНУ ставку – невозможно.

Вывод – министр Ливанов Д.В. на заседании правительства врёт. Регулярно.

А рост зарплаты учителей (преподавателей вузов) происходит за счет роста нагрузки. Это и рост количества часов работы учителей (преподавателей) в часах и увеличение размеров классов (групп в вузах).

Очень «радует» позиция профсоюза ФНПР. На сайте профсоюза вместо анализа реального положения дел с зарплатой и нагрузкой учителей — перепечатки выступлений того же Ливанова и отчетов министерства.

Почему же позволено врать министру Ливанову?…

  1. government.ru/news/16517 Заседание Правительства 15.01.2015 в 12.00
  2. www.fedstat.ru/indicator/data.do?id=37494&referrerType=0&referrerId=1613478
  3. www.fedstat.ru/indicator/data.do?id=37514&referrerType=0&referrerId=946973
  4. netreforme.org/news/%d0%b7%d0%b0%d1%80%d0%bf%d0%bb%d0%b0%d1%82%d0%b0-%d1%83%d1%87%d0%b8%d1%82%d0%b5%d0%bb%d1%8f-%d0%b8-%d0%bd%d0%be%d1%80%d0%bc%d1%8b-%d1%82%d1%80%d1%83%d0%b4%d0%b0/ или здесь vasilisa44.livejournal.com/2671.html и здесь vasilisa44.livejournal.com/2817.html

«Минобр не отслеживает элементарную информацию»: ряд вузов подняли стоимость обучения для студентов на 30-35%

Российские вузы переписывают ценники и поднимают стоимость обучения для студентов на 30-35 процентов. Об этом заявил по итогам первых дней работы партийной «горячей линии» первый заместитель председателя комитета Госдумы по образованию, член Генсовета «Единой России» Владимир Бурматов, сообщили Накануне.RU в пресс-службе партии.

По словам Бурматова, об этом свидетельствуют заявления, поступившие на горячую линию партии. Он подтвердил, что все поступившие сигналы были проверены, получили подтверждение 20 обращений.

По словам парламентария, вузы, не стесняясь, размещают официальные прайс-листы с новыми ценами на своих сайтах, причем иногда указывая цены в валюте или у.е., что недопустимо в принципе. Бурматов также считает, что ситуация сложилась при попустительстве Министерства образования и науки РФ, и теперь по каждому конкретному случаю будет проводиться отдельное разбирательство с привлечением ФАС и Рособрнадзора.

Максимальное увеличение стоимости обучения на 2015/2016 учебный год зафиксировано в подведомственном Минобрнауки Государственном университете управления по ряду очных магистерских направлений. Стоимость обучения на 2014/2015 учебный год составляла 74 тысяч рублей, на 2015/2016 выросла на 35% до 100 тысяч рублей.

Из предоставленных Бурматовым данных следует, что второе место по уровню роста цен на платное образование занял Московский государственный университет печати им. Ивана Федорова. Там обучение на первом курсе очного бакалавриата в 2015 году по многим направлениям подорожало по сравнению с 2014 годом на 29% со 117,19 до 151,26 тысяч рублей.

Третье место занимает еще один ведущий государственный вуз — Российский университет дружбы народов (РУДН) — на его медицинском факультете в 2015/2016 году студентам, поступающим по специальности «Фармация», придется заплатить на 28% больше — 160 тысяч рублей вместо 126 тысяч в 2014/2015 учебном году.

В ходе работы горячей линии «Единой России» подтвердились и факты установления рядом вузов цен в условных единицах или долларах, информировал первый зампред думского комитета. Так, РУДН установил и опубликовал на сайте свой «курс внутренней расчетной единицы РУДН», рекомендовав «по всем вопросам обращаться в Коммерческое управление» вуза. Национальный исследовательский университет «МЭИ» для некоторых своих подразделений установил цены в долларах. МГТУ им. Баумана разместил на официальном сайте документ под названием «Стоимость обучения в 2014/2015 гг и другие расходы в долларах США», констатировал Бурматов.

«Теперь надо выяснить, откуда такая эскалация цен. Для проведения проверок мы передадим все данные в ФАС и Рособрнадзор. По отдельным случаям, вроде расчета цены за обучение в у.е., придется привлекать Генпрокуратуру», — предупредил парламентарий.

По итогам прошлого года уровень инфляции составил 11,4%, в то время как рост цен на обучение опережает этот показатель в три раза, отметил Бурматов. Он назвал странным, что Минобрнауки никак не вмешивается в эту ситуацию, более того — отрицает ее.

«Напомню, ранее ведомство г-на Ливанова распространило информацию о том, что у министерства нет информации о повышении цен. Это означает, что Минобр не просто не владеет ситуацией в отрасли, но и не отслеживает элементарную информацию, находящуюся в открытом доступе: прайс-листы с новыми ценами на обучение были размещены вузами на официальных сайтах», — заявил депутат.

http://www.nakanune.ru/news/2015/1/19/22383986

 

Осторожно, вузы закрываются

Александр Трушин — о грядущих переменах в сфере высшего образования

Первый правительственный документ нового года: утверждена концепция развития образования на 2016-2020 годы. Ее главная идея — сокращение количества вузов и филиалов

Александр Трушин

К 2020 году будут закрыты 80 процентов филиалов и до 40 процентов вузов — так записано в концепции. Рособрнадзор в прошлом году уже провел проверку 508 вузов. Выявлено 736 нарушений лицензионных требований и российского законодательства. 36 вузам запретили принимать студентов. У 24 вузов и филиалов были приостановлены лицензии, то есть права на образовательную деятельность. По словам руководителя ведомства Сергея Кравцова, в новом году «проверке подвергнутся практически все».

Проверка вузов действительно назрела. В январе Госдума должна принять законопроект, точнее, поправки к закону об образовании, которые облегчат отзыв аккредитаций и лицензий. Сейчас Рособрнадзор может только приостановить действие лицензии, а для ее отзыва требуется судебное решение.

Не слишком ли круто? На фоне реформы здравоохранения закрытие вузов выглядит как еще один непопулярный шаг государства, наступающего на права граждан. Но вдумаемся в цифры. У нас постоянно увеличивается количество университетов. Даже при значительном сокращении числа абитуриентов. Например, за последние 3 года число выпускников 11-х классов уменьшилось с 786 до 710 тысяч человек. А число вузов увеличилось с 1046 до 1115. Причем увеличение произошло именно в секторе государственных — на 80 вузов стало больше (при этом число частных сократилось). И финансирование вузов тоже постоянно увеличивается. И средняя зарплата профессоров и преподавателей растет. В 2013 году она составляла 30,7 тысячи рублей в месяц, в 1-м полугодии 2014-го — 45 тысяч рублей, а к 2018 году ее доведут до 200 процентов от средней зарплаты по региону.

Конечно, в высшее образование надо вкладываться, а профессорам и доцентам платить не постыдные зарплаты. Но должны же быть разумные рамки. В 2013 году годовой доход ректоров некоторых университетов (Дальневосточного технического, Нижегородского, Самарского технического и др.) достигал 15-16 млн рублей — больше, чем у президента страны, не говоря уже о министре образования и науки. У нас ведь главное — освоить бюджет, можно и без результата, если о нем никто не спрашивает.

Бесконечное высшее

В России незаметно, исподволь возникло массовое высшее образование. Началось это летом 2007-го, когда Госдума приняла закон, утвердивший в России обязательное полное среднее образование. То есть школы должны учить детей до 18 лет. По Конституции у нас было обязательное обучение до 15 лет.

Разработчики закона 2007 года говорили, что это нужно для повышения образовательного уровня молодежи, а также для снижения количества правонарушений — пусть уж лучше подростки в школе сидят, чем по улице болтаются. Многие эксперты возражали: не все дети способны усвоить программу старшей школы, а тем более учиться в вузе.

Но закон был принят. Кстати, тот же закон практически ликвидировал «второгодничество». Теперь неуспевающих детей стали переводить с «двойками» в следующий класс. И школа вынуждена тащить до ЕГЭ и тех, кто не понимает математики, химии, физики и не в ладах с русским языком.

Закон 2007 года спровоцировал взрывной рост количества студентов. В 2006 году, по данным сайта «Статистика российского образования», в вузах насчитывалось 4,1 млн студентов. В 2014 году их стало 6 млн, том числе в государственных вузах — около 5,1 млн человек.

Тенденция последних 2 лет — увеличение количества мест в магистратурах. Оно и понятно: ведь подошла основная волна бакалавров, которые стали студентами, несмотря на слабые знания. Куда их девать? В магистратуру! В 2014 году было 62 тысячи бюджетных мест в магистратурах. В 2015 году, по текущим планам Минобразования, их станет в два раза больше — около 120 тысяч. Уже говорят о том, что магистратура становится второй ступенью массового высшего образования. А вслед за этим надо ожидать столь же массового наплыва желающих поступить в аспирантуру и защищать диссертации. В 2014 году у нас было 2078 аспирантов, а в новом году их число увеличится на 15 процентов. И аспирантура уже становится третьей ступенью «массового высшего».

Система высшего образования превратилась в «камеру хранения»: она забирает основную массу молодежи в 18 лет и держит их до 25-27 лет. А поскольку у нас в большинстве вузов обучение в основном теоретическое (причем на высоком уровне, и это без иронии), то ни бакалавры, ни магистры, а тем более кандидаты наук к работе на производстве не готовы.

Понятно, почему у нас 6 лет назад начала рушиться система среднего профессионального обучения: подавляющая часть детей направилась в вузы. По данным Росстата, с 2009 по 2013 год число учащихся в колледжах и техникумах на всех формах обучения (очное, вечернее, заочное) сократилось на 600 тысяч человек — с 3,1 до 2,5 млн. Эти цифры — в целом по системе, в которой обучаются люди разных возрастов. Если говорить о выпускниках школ 2014 года, то из 710 тысяч только 92 тысячи пошли в колледжи.

В 2013 году Российская Федерация по числу обладателей дипломов о высшем образовании находилась на первом месте среди стран ОЭСР (РФ участвует в этих опросах): 53 процента населения в возрасте от 25 до 64 лет. В среднем по странам ОЭСР этот показатель составляет 31 процент. Мы далеко оторвались от занимающих второе и третье места Канады и Японии. Нас не догонят!

Но если мы такие образованные, почему тогда у нас производительность труда в четыре раза ниже, чем в развитых странах? Почему, когда мир переходит к шестому экономическому укладу, мы никак не выберемся из четвертого? Почему, когда другие экономики все-таки выходят из кризиса, наша вступает в полосу затяжной рецессии? И что будет с молодыми людьми, имеющими на руках университетские дипломы, но не сумевшими найти работу? А экономисты прогнозируют значительный рост безработицы уже в нынешнем, 2015 году.

Сколько нужно «белых воротничков»?

Не первый год государство борется с засильем экономистов и юристов, добавляя бюджетные места на инженерных направлениях. Но Татьяна Клячко, директор Центра экономики непрерывного образования Института прикладных экономических исследований РАНХиГС, считает, что у нас нет дефицита инженеров, а есть дефицит хороших рабочих мест. «В 2013-2014 годах наш центр проводил исследование по приоритетным для государства направлениям подготовки кадров — нанотехнологии, энергетика, авиационные и космические системы, ИКТ,— говорит Татьяна Львовна.— Например, в 2012 году по специальности «Авиационная и ракетно-космическая техника» вузы окончили 26 тысяч человек. И 84 процента из них устроились на работу по профессии. А те, кто не устроился на работу, отмечают либо низкую заработную плату, либо плохие условия труда». По словам Татьяны Клячко, вряд ли мы создадим к 2020 году 25 млн высокотехнологичных рабочих мест. Хорошо, если получится хотя бы 10-15 млн.

Предприятиям реального сектора экономики нужны не столько управленцы — «белые воротнички», сколько «синие» — инженеры, мастера и квалифицированные рабочие. Именно они составляют основу современной экономики. И трудно найти предприятие, на котором инженеров было бы больше, чем рабочих.

Александр Кастравец, глава дирекции по связям с общественностью «Объединенной металлургической компании» (ОМК), говорит, что из 30 тысяч работников компании рабочие составляют 73 процента, специалисты — 18, руководители — 8 и прочие служащие — 1 процент. 28 процентов работников имеют высшее образование. «Современное оборудование на наших заводах требует глубоких знаний и высокой квалификации рабочих,— отмечает Александр Кастравец.— Дефицит таких кадров — это сегодня проблема N 1 для многих промышленных предприятий». ОМК поддерживает училище, техникум и два филиала вузов в Выксе, где сосредоточены основные активы ОМК. И тратит на это ежегодно от 40 до 80 млн рублей.

Не всякое предприятие, даже крупное, может создать при себе учебный центр. Тем сложнее ему найти нужных специалистов. Надежда Шуклина, заместитель генерального директора по капитальному строительству и реконструкции компании «ТЭСС», говорит об остром дефиците квалифицированных рабочих и мастеров. Вообще на этом предприятии, занимающемся строительством и обслуживанием энергетических объектов, более половины должностей должны занимать рабочие 5-6-го разрядов — монтажники, электромонтеры, наладчики, сварщики и другие. Дефицит кадров — примерно 50 инженеров и 150 рабочих. Для обучения используют учебный центр заказчика, но как только удается вырастить своего рабочего, его тут же переманивают к себе «Газпром» или ЛУКОЙЛ. Надежда Шуклина сетует: «Специалисты, зная, что их мало, не хотят заключать долгосрочные контракты, предпочитают работать одновременно на нескольких объектах. А поскольку они официально не оформлены, то и ответственности за технику безопасности и качество работ не несут».

Вредные фантазии

Сегодня в большинстве развитых стран принято обязательное образование детей до 15-16 лет (так называемое основное). А дальше предлагаются разные пути и способы развития способностей. Причем нередко число студентов вузов регулируется в соответствии с потребностями рынка труда.

В разных странах, по данным ОЭСР, доля студентов в возрастной когорте (то есть в группе возрастов от 18 до 25 лет) различна. В Германии она сокращается: в 2006 году 51 процент молодых людей обучались в вузах, в 2013-м — 48. В Великобритании доля студентов вузов в те же годы снизилась с 64 до 59 процентов. Во Франции — с 62 до 56 процентов. Великобритания, Франция и Германия — страны «новой индустриализации», которая требует развитого среднего профессионального образования, то есть подготовки людей, которые хорошо работают руками и думают головой. А в России доля студентов в возрастной когорте выросла с 59 процентов в 2006 году до 76 процентов в 2014-м.

В странах новой экономики созданы очень гибкие образовательные системы с акцентом на профессиональное обучение. То есть большинство детей должны сначала получить профессию, а потом те, кто сможет и пожелает, поступают в вуз. При этом модерирование потоков: эти дети учатся по более простой программе и получают профессиональные навыки, а эти, показавшие высокие результаты и по более сложной программе, скорее всего пойдут в вузы,— происходит несколько раз за время учебы и на разных ее этапах. Неудивительно, что школьное обучение оказывается более длительным, чем у нас, — 12 или 13 лет. Здесь важно и отношение общества к этой селекции. То, что ребенок пошел в профессию, не становится для него приговором: тупой, бездарь. Общество ориентировано на воспроизводство среднего класса, а не на поддержку непомерных амбиций, видя в этом залог устойчивости — и социальной, и психологической. Может, поэтому там просто нет репетиторства, без которого у нас ни школу не окончить, ни в институт не поступить. Тянуть ребенка, натаскивать его, чтобы он обязательно попал в вуз, считается вредным для него самого. Любой европеец подтвердит: на вопрос «кем ты хочешь быть?» почти все дети дают самые приземленные ответы: продавец, шофер, косметолог… Желание стать микробиологом или архитектором даже в подростковой среде воспринимается как завиральные фантазии. Если речь идет, конечно, не об элитной школе.

Наши же дети за 10 лет (11-летка — фактически растянутая программа 10 лет) едва успевают освоить теоретические основы наук, необходимые для обучения в вузе. И справляются с учебным материалом далеко не все. Поэтому проходной балл ЕГЭ постоянно снижается: в 2014 году вузы принимали абитуриентов с 24 баллами по математике. Об этом «Огонек» уже писал не раз (N 43 и N 47 за 2014 год). Но если ребенок окончил 11 классов и не получил профессию, то куда же ему идти, кроме как в университет? В общем, история с фонвизинскими недорослями, увы, повторяется.

И еще несколько цифр для сравнения. В США — 160 университетов (при 3500 колледжах). В Германии — около 100 и 170 Fachhochschule. Во Франции 85 университетов, около 20 Les Grandes Ecoles и 2600 лицеев. При этом само обучение имеет множество уровней и модулей. Например, в университетах Франции 5 уровней — два на первом высшем, два на втором высшем и один — докторантура. Во Франции 12 вузовских дипломов разного уровня. И после каждого студент может выбирать, идти ему работать или продолжать образование. В Германии срок обучения в вузе не ограничен: там учат студента до тех пор, пока из него не получится классный специалист.

В России — 1115 вузов и всех учат примерно одинаково.

Учиться обязательно

Хроника

Наша страна последовательно повышала сроки обязательного школьного образования

1930 — обязательное начальное обучение

1937 — 7-летнее обучение детей в городах и рабочих поселках

1940 — платное обучение в 8-10-х классах школ, техникумах и вузах

1956 — отмена платы за обучение в старших классах школ, техникумах и вузах

1958 — 8-летнее обучение детей

1964 — 10-летнее обучение

1992 — 9-летнее обучение

2007 — 11-летнее обучение

Когда пузырь лопнет

В развитых странах встречаются вузы двух категорий — массовые и элитные. Элитные известны во всем мире. Это Оксфорд и Лондонская школа экономики, Гейдельбергский и Геттингентский университеты, Университет Париж-Дофин и Монпелье, Гарвард и MIT. В общем, первая сотня рейтинга Times Higher Education (THE). При этом эксперты все еще не решили, что лучше — элитное или массовое образование.

Парадокс нашей ситуации в том, что мы хотим элитного образования, но в массовых масштабах. Об этом свидетельствуют социологические опросы и повальное недовольство качеством образования. Наша система высшего образования до сих пор опирается на устаревшие советские методики преподавания. В 90-е годы она ловко использовала псевдорыночные условия подушевого финансирования. Чем больше студентов на одного преподавателя — тем больше доходы вуза. Система превратилась для студентов в колею, с которой невозможно свернуть. Вроде бы мы включились в Болонский процесс и даже ввели двухуровневое образование. Но главного не сделали: не обеспечили академическую мобильность студентов. То есть возможность каждому выстраивать траекторию обучения. И по этой колее, без промежуточных станций, мчит вся масса молодежи: 11-й класс, бакалавриат, магистратура, аспирантура… Где остановка? Высшее образование стало экономическим пузырем, всасывающим финансы, но плохо работающим на реальный сектор.

Были две попытки диверсифицировать систему. Проект «5 — 100″ предусматривает, что к 2020 году пять российских вузов войдут в первую сотню мирового рейтинга THE. Сейчас лучший российский вуз — МГУ — занимает 196-е место. В минувшем году THE подготовил рейтинг университетов BRICS, в котором МГУ оказался на 5-м месте. А в рейтинге университетов Восточной Европы наш лучший вуз, наконец, занял верхнюю строчку.

Другая попытка диверсификации — это «прикладной бакалавриат». Идея в том, чтобы создать промежуточную квалификационную ступень между колледжем и академическим бакалавриатом. Эти выпускники должны стать связующим звеном между рабочими и инженерами — бригадирами, мастерами, старшими операционистами. В 2010 году были определены 50 вузов, где по таким программам сейчас учатся около 10 тысяч студентов. Сказать, что опыт оказался успешен, пока нельзя. Как говорит Ирина Абанкина, директор Института развития образования НИУ ВШЭ, «студенты учатся, а вузы до сих пор не договорились, что за специалистов они готовят. Профессора технических университетов, например, считают невозможной подготовку специалистов без высшей математики. Но если вы хотите получить работника, говорят они, умеющего читать чертежи и управлять сложной техникой, пожалуйста, здесь математики не надо. Только это еще не высшее образование. Другие считают, что проект невозможен без участия лидеров промышленности, которые могли бы знакомить студентов с современными технологиями».

В конце декабря Министерство образования и науки объявило, что уже в 2015 году будет уменьшено финансирование высшего образования с 259 до 233 млрд рублей. Следовательно, сокращение приема в вузы на бюджетные места начнется уже с этого года. В сложной ситуации окажутся семьи, чьи дети не смогут поступить на бюджетные места. Примерно 150 тысячам семей первокурсников придется платить за обучение — либо на платных местах в государственных, либо в негосударственных вузах. При этом реальные доходы людей будут снижаться. И не все, кто уже учится за плату, смогут дойти до диплома. Вопрос об образовательных кредитах пока не обсуждается, но ясно, что по ставкам 17-20 процентов годовых желающих найдется мало.

А в дальнейшем, как мы знаем, будет сокращаться и число самих вузов. Может, детям уже пора разучивать другие ответы на вопрос: «Кем ты хочешь стать?».

Сначала профессия, потом университет

Опыт

В развитых странах профессиональное обучение находится в центре образовательной системы

Германия

По результатам обучения в начальной школе детей разделяют на три потока. Наиболее слабых направляют в Hauptschule (главную школу), где они обучаются 5 лет, получают профессиональное образование и работают на низкоквалифицированных должностях.

Большинство учеников поступают в Realschule (реальную школу). За 6 лет обучения получают профессиональную подготовку в различных сферах — промышленное производство, сельское хозяйство, торговля, обслуживание, государственная служба. Отличники идут в Gymnasium (гимназия). В последнем классе школьники сдают экзамены по основным школьным дисциплинам (Abitur), дающие право поступать в университеты.

США

По окончании 12-го класса High school (высшей школы) абитуриенты поступают в колледжи, дающие профессиональную подготовку. В США около 1,5 тысячи колледжей с 2-летним сроком обучения (до 21 года) и более 2 тысяч колледжей с 4-летним сроком обучения (до 23 лет). К ним добавляют некоторые университетские факультеты, дающие профессиональную подготовку.

После 4-летнего обучения в колледжах или университетах студенты получают степень бакалавра. Однако высшее образование начинается с уровня магистратуры (степени магистра и доктора философии). В США всего 160 университетов, из них наиболее престижными считаются 8 университетов «Лиги плюща», расположенных в северо-восточных штатах.

Франция

В начальной школе учат детей от 6 до 10 лет. Среднее образование состоит из двух частей. Первая — 4-летний коллеж, затем дети переходят в лицей, дающий профессиональную подготовку. Есть три типа лицеев: общий, технологический и профессиональный. В первых двух обучение длится 3 года, студенты сдают бакалаврский экзамен, дающий право на поступление в вуз. В профессиональном лицее учатся 2 года без права на дальнейшее обучение.

В университеты принимают всех абитуриентов, имеющих бакалаврский диплом («бак»). Однако по результатам первого курса отсеиваются около половины студентов. Самыми престижными вузами во Франции считаются Высшие школы (Les Grandes Ecoles). Здесь обучают профессионалов в разных областях административной, социальной, технологической деятельности. Поступить в Высшую школу трудно, надо сдавать специальные вступительные экзамены. Но выпускникам гарантируется успешная карьера.
Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc/2644693?isSearch=True