Архив рубрики: Экономика образования и медицины

А ты готов работать на ЕГЭ бесплатно?

Автор:  Андрей Демидов

Набирает темп кампания профсоюза УЧИТЕЛЬ по принуждению региональных властей к исполнению требований закона относительно оплаты работ, связанных с подготовкой и проведением единого государственного экзамена.

Напомним, проблема неоплаты работ связанных с ЕГЭ стала одной из тем, поднятых на встрече представителей профсоюза УЧИТЕЛЬ и Рособрнадзора в июне 2014 г.. Также эта тема обсуждалась на профсоюзной школе в Невинномысске в начале июля этого года.
Очевидно, что  отказ региональных властей от оплаты работ по подготовке и проведению ЕГЭ (объем и напряженность которых все время растет) и отсутствие надлежащего контроля над этим со стороны федерального центра ведет к усугублению негативного фона, который и так уже сложился в учительской среде вокруг ЕГЭ.
Напомним, ч. 9 ст. 47 ФЗ принятого в конце 2012 года Федерального закона «Об образовании» ч. 9. гласит «Педагогическим работникам, участвующим в проведении единого государственного экзамена, выплачивается компенсация за работу по подготовке и проведению единого государственного экзамена. Размер и порядок выплаты указанной компенсации устанавливается субъектом РФ за счет бюджетных ассигнований бюджета субъекта РФ, выделяемых на проведение единого государственного экзамена».
Таким образом, ссылки региональных властей на то, что педагоги якобы выполняли свои трудовые обязанности в рабочее время и потому не должны получать дополнительной оплаты, несостоятельны. тем более, что работа организаторов и экспертов требует прохождения учебы и получения особого статуса, что доказывает, что это работа вне обычной компетенции и текущих трудовых обязанностей.
Активисты профсоюза проанализировали ситуацию в 34 регионах, относительно наличия  нормативных актов о размере, порядке выплаты компенсации.
Из 34 регионов
- за работу членам/экспертам предметной комиссии платят везде  (кроме Кировской обл.);
- приблизительно в половине регионов не платят за работу организаторам ППЭ;
- в 6 регионах — платят организаторам в аудитории и вне аудитории
(в Липецкой обл. организатору платят 27,8 руб. в час);
- конкретные сроки выплаты компенсации не всегда указаны
(в некоторых указан срок «до 31 декабря текущего года»!).
Полный список обследованных регионов можно посмотреть в прикрепленном файле.
Профсоюз УЧИТЕЛЬ планирует представить собранные данные в Рособрнадзор и другие контролирующие органы, а также просит педагогов, задействованных в этом году поделиться информацией о наличии оплаты и ее размере (не забудьте указать в каком качестве вы участвовали).
Предлагается такой алгоритм работы:
1.  сбор статистики (где платят и где не платят, иные формы компенсации — отгулы и т.д.). как минимум по своему региону, если знаете по другим каким-то — тоже пришлите
2. Выяснение — есть ли региональные нормативные акты по размеру и порядку компенсации (на основании закона).
3. если оплаты нет и документов по этой теме тоже не принято, то обращаемся в Рособрнадзор и прокуратуру на предмет нарушения закона.
4. По тем регионам где власти упорствуют, предлагаем педагогам помощь в обращении в суд. Примеры положительных решений есть.
5. Вместе с регионами ставим перед федеральными органами вопрос о полном обеспечении всех расходов на ЕГЭ из федерального бюджета (возможно в виде субвенций региональным бюджетам)

 Изменено 13.07.2014 14:5
http://www.pedagog-prof.org/index.php?option=com_k2&view=item&id=597

Преподаватели бийского колледжа создали независимый профсоюз и намерены остановить работу с 1 сентября

Сотрудники второго корпуса Бийского государственного колледжа намерены 1 сентября приостановить работу из-за многолетних проблем с выплатой зарплат, а также негативных последствий реорганизации учебного заведения. Об этом профком первичной организации профсоюза УЧИТЕЛЬ заявляет в уведомлении, направленном в официальные органы.

Педагоги требуют, чтобы их корпус был выведен в отдельное учебное заведение, поскольку процесс реорганизации практически уничтожил былую славу ССУЗа»,.

Пять лет назад Алтайский политехнический колледж был своеобразным брендом на рынке среднеспециального образования наукограда. Однако после реорганизации в 2009 году «Бийский техникум механической обработки древесины», «Алтайский политехнический колледж» и «Бийский механико-технологический техникум» были объединены в единое образовательное учреждение в формате трех корпусов. С этого момента эффективность «политеха» пошла на убыль – отмечает региональное информационное агентство «Атмосфера».

До объединения в АПК только на дневном отделении обучалось 1800 студентов по 11 специальностям, на сегодняшний день – 700 студентов на семи специальностях. Ежегодно уменьшается количество групп именно во втором корпусе за счет увеличения количества групп в первом и третьем корпусах. За последние два года уволилось около 60 квалифицированных специалистов, из них большая часть со второго корпуса.

Педагоги отмечают, что качественная работа не стимулируется, а инициатива иногда даже наказывается. В этом году студентам было отказано в участии в краевом конкурсе профмастерства для электриков, в краевом фестивале иностранных языков и других мероприятиях.

Помимо прочего, преподавателям перестали выплачивать стимулирующие надбавки за результативность работы и целевые президентские.

«В июне 2011 года администрация в очередной раз не выплатила стимулирующие, объяснив это недофинансированием колледжа Министерством образования, в сумме 15 млн рублей. Общественные структуры обратились в Минобр, в правительство РФ, к президенту с просьбой помочь разобраться в ситуации с финансированием нашего колледжа. Министерством в июне были высланы 15 миллионов. Стимулирующие педагогическим работникам за весь год были выплачены только в декабре 2011 в среднем по 5 тысяч рублей каждому (или 400 рублей в месяц). Администрация в декабре получила премии в размере от 150 до 300 тысяч рублей каждый», – говорится в обращении.

А когда с 2012 года колледж перешел с федерального подчинения в подчинение Управления Алтайского края по образованию, зарплаты преподавателей в очередной раз снизились за счет уменьшения базовой ставки.

При этом третий год идет перерасход фонда заработной платы – на четыре миллиона рублей ежегодно. Позже деньги на зарплату, по словам заявителей, были взяты из фонда целевых выплат студентам-сиротам и из стипендиального фонда. А потом зарплата и вовсе уменьшилась, к тому же были постоянные задержки с ее выплатой.

Администрация ССУЗа предлагает решения вопросов за счет изменения трудового договора, не в пользу преподавателей. При этом как отмечают в профсоюзе, ухудшающие положение работников изменения в коллективный договор вносились без согласования с профсоюзом.

Спасение некогда выдающегося колледжа трудовой коллектив видит в преобразовании его в самостоятельное учебное заведение. В противном случае, полагают заявители, их корпус (уже признанный неэффективным) будет расформирован. И не последнюю роль в этом процессе, по их мнению, играет краевое Управление по образованию.

«Федеральные органы все наши обращения спускают в Управление образования Алтайского края, то есть в то учреждение, которое виновато в затягивании решения проблем и своими действиями дискредитирует государственную власть», – отмечает коллектив.

Потеряв надежду на изменение ситуации преподаватели пошли на решительные действия. 19 июня они создали первичную организацию профсоюза УЧИТЕЛЬ, выйдя из профсоюза ФНПР. Причем сразу после принятия этого решения число состоящих в профсоюзе увеличилось более чем вдвое – с 36 до 94 человек.

А 27 июня на профсоюзном собрании было решено в случае неудовлетворения требований (в том числе, по зарплате) приостановить работу с 1 сентября 2014 года.

http://www.pedagog-prof.org/index.php?option=com_k2&view=item&id=596

Детсадовская неожиданность

Обнародованы данные о зарплатах директоров омских детсадов, кружков и центров развития

06.07.2014

Люди в белых зарплатах Годовые доходы некоторых омских главных врачей больше, чем у президента и премьер-министра РФ, вместе взятых

Годовые доходы некоторых омских главных врачей больше, чем у президента и премьер-министра РФ, вместе взятых

Появившаяся в СМИ информация о доходах главных врачей омских клиник шокировала омичей. Публикация на сайте «Бизнес-курса» основана на декларациях руководителей государственных медучреждений, которые обнародовал областной минздрав.

Из деклараций следует, что первые лица местных больниц зарабатывают значительно больше первых лиц государства (напомним, по официальным данным, зарплата президента РФ за минувший год составила 3 млн 672 тыс. рублей, а премьера — 4 млн 259 тыс.). Но главный врач Омского онкодиспансера Дмитрий Вьюшков превзошел обоих: его среднемесячный заработок — более 800 тыс. рублей (в годовом исчислении — 9 млн 630 тыс.). Успешнее высшего российского руководства оказался и Александр Антропенко, возглавляющий Детскую городскую поликлинику № 7, он заработал за год 8 млн 936 тыс. Скромнее жалованье главврача клинического диагностического центра Натальи Орловой — в среднем в месяц выходит 428 тыс. рублей.

Вообще труд главврачей в регионе оплачивается достойно (в отличие от просто врачей, которые непосредственно лечат людей, не говоря о медсестрах, санитарках и пр.).

Облправительство обещает, что медики с высшим образованием в текущем году будут получать в среднем 37,7 тыс. рублей.

Автор: Георгий Бородянский

Постоянный адрес страницы:

http://www.novayagazeta.ru/society/64259.html

Леонид Гречишников, Москва: Нужно срочно увеличить МРОТ. Он должен быть больше официального — заниженного — прожиточного минимума

Зарплата педагогам должна повышаться так, чтобы при этом за каждый час труда им платили больше, чем до указов, а не меньше. Кроме того, повышение зарплаты не должно происходить за счет сокращения учителей.

Педагог, врач и им подобные – это едва ли не самые общественно значимые профессии. Мудрец сказал: сражения выигрываются учителями. Переоценить значение труда этих специалистов в формировании качественного состава общества вряд ли возможно. Если они плохо учат, лечат и т.д., то, думается, те, кто выходит «из-под их пера», несут «печать» этого через всю свою жизнь. Эдакий «эффект домино». Когда падение первой «костяшки» (плохое обучение, лечение) вызывает падение соседней. Недообученные и недовылеченные хуже выполняют свою работу, из-за чего падают и другие «костяшки».

Что из этого вытекает? Для людей, для экономики, для общества, для страны? А то, прежде всего, что качественный состав самого отряда педагогов, врачей и т.п. должен быть достаточно высоким. И что их должно быть достаточно для поддержания на должном уровне знаний и умений членов общества, их здоровья и т.д.

А качественный состав учительства, врачебного сообщества и т.п. зависит, прежде всего, от размера зарплаты в этих сферах труда. Ведь зарплата и другие подобные доходы – это едва ли не главная характеристика, от которой зависит распределение членов общества по сферам труда. Сферы труда с высоким уровнем вознаграждения за труд заполняются теми из них, у кого лучшие способности и другие личностные качества. И наоборот.

Но если у учителей и врачей и хорошие способности, то при недостаточной зарплате они все равно не могут выполнять свою работу на достаточно высоком уровне. Ведь экономическое назначение зарплаты как раз в том и состоит, чтобы воспроизводить людей труда, и в том числе педагогов, врачей и т.п. Их жизненные силы. Их нервно-психическую и чисто физическую энергию. Их трудоспособность. И не на неизменном, а на все возрастающем уровне.

Для этого зарплаты должно хватать не только на попить-поесть, одеться-обуться, иметь жилище, но и на повышение квалификации, содержание семьи и т.д. Если же зарплаты на все это недостает, то люди труда от этого деградируют, деквалифицируются с той или иной скоростью. Уместна, на мой взгляд, такая аналогия. Если не позаботиться о необходимых средствах на ремонт и модернизацию станков, то к чему это приводит? Они от этого досрочно, в экономически необоснованный срок, приходят в негодность.

Увы, в России зарплата этих ключевых специалистов (в массе) на протяжении десятилетий была недопустимо низкой. Согласно опросам ВЦИОМ, учитель в России на предпоследнем месте в списке профессий, которые взрослые порекомендовали бы своим детям и внукам. Одна из главных причин этого, убежден, — низкая зарплата.

Судя по факту принятия указов о повышении зарплаты, власть наконец-то проявила намерение решать эту острейшую проблему. Кстати, уверен, ею же самой и созданную. В частности, весьма действенно «поработали» на эту проблему (и продолжают «работать») законы о минимальном размере оплаты труда (МРОТ). Уже не одно десятилетие Правительство РФ, Госдума, Совет Федерации и т.д. «железной рукой» внедряют этими законами «зарплату», которая меньше даже прожиточного минимума, то есть, меньше минимально необходимого для сохранения здоровья и трудоспособности людей труда. Даже если сравнивать раз за разом узакониваемый МРОТ с тем прожиточным минимумом, который официально признается властью минимально необходимым для сохранения здоровья и трудоспособности. И который, по оценкам экспертов, очень сильно занижен.

Если зарплата меньше минимально необходимой для сохранения здоровья и трудоспособности, то это слово, убежден, следует брать в кавычки, поскольку это и не зарплата вовсе, не вознаграждение за труд. Если зарплаты недостает людям труда для сохранения здоровья и трудоспособности, то какая же это награда? То есть, издание законов о МРОТ и их внедрение – это не только нарушение экономических законов, но, уверен, еще и Конституции РФ, права человека на вознаграждение за труд. Внедрение властью такой зарплаты – весьма «успешное». В России зарплата меньше прожиточного минимума у каждого пятого работника.

Может показаться, что низкий МРОТ – это далеко от проблемы низкой зарплаты педагогов, врачей и других бюджетников. Но ведь МРОТ десятилетиями использовался госорганами в качестве исходной базы при определении размера их зарплаты. То есть, российский МРОТ – это своего рода испорченный компас, который показывал (и продолжает показывать) не туда, куда надо. И связь здесь была самая непосредственная: недопустимо низкий МРОТ – недопустимо низкая зарплата педагогов, врачей и т.д.

Теперь – непосредственно к теме разговора. Повышение зарплаты (после указов), о котором речь, не только не решает проблему, но, напротив, усугубляет ее. До этих указов зарплата педагогов, врачей и т.д. (в массе) была недопустимо низкой не только по своей абсолютной величине, но и в расчете на ту трудовую нагрузку, которая у них была. Каждый час их труда оплачивался недопустимо низко, что не позволяло воспроизводить должным образом их трудоспособность.

Растет ли зарплата, если прирастает, к примеру, на 20%, а трудовая нагрузка – на 50%? Понятно, что в расчете на трудовую нагрузку, на каждый час труда – не растет, а уменьшается. Ведь человек работает, расходует свои силы в полтора раза больше, а получает за полуторную работу лишь на 20% больше. То есть, получается, что и без того недопустимо низкая оплата часа труда становится после указов еще меньше. Труд педагогов, врачей и т.п. становится еще дешевле, что, очевидно, неприемлемо.

Могут ли власть имущие быть заинтересованы в низком МРОТ и низкой зарплате бюджетников? Думается, могут. Ведь чем меньше МРОТ и зарплата бюджетников, тем больше средств из бюджетов разного уровня можно направить на содержание аппарата госорганов. На разбухшие штаты, на разбухшие зарплаты, на спецквартиры, спецлечение, спецтранспорт и т.д.

Экономия на МРОТ и зарплате педагогов на протяжении десятилетий – это вовсе никакая не экономия, поскольку ущерб от нее несоизмеримо больше. Ведь этой «экономией» подрывается трудовой потенциал страны – главное богатство и главный экономический ресурс общества. Самое мягкое слово для обозначения такой «экономии» — это расточительство.

Специалисты констатируют: рабочая сила в России все меньше отвечает требованиям рынка труда. Нарастают нехватка рабочих и специалистов в стране, налицо ее наводнение гастарбайтерами. Даже по официальным данным, только врачей и медсестер недостает в стране более 300 тысяч человек.

Убежден, одна из причин этого – как раз необоснованная зарплатная политика, десятилетиями работавшая, да и продолжающая работать против здоровья и трудоспособности, эффективности труда рабочих и специалистов.

Вот некоторые, на мой взгляд, очевидные выводы из изложенного. Зарплата педагогам, врачам и др. должна повышаться так, чтобы при этом и за каждый час труда им платили больше, чем до указов, а не меньше. Повышение зарплаты не должно происходить и за счет их сокращения, приводящего к ухудшению в обществе и без того «хромающего» обучения, лечения и т.п. Кроме того, необходимо незамедлительно увеличить МРОТ. Он должен быть больше официального (заниженного) прожиточного минимума.

Об авторе

Леонид Васильевич Гречишников, кандидат экономических наук, пенсионер

http://www.ug.ru/insight/451

Нужны ли школе богатые руководители? Директора московских школ получают в 2,5 раза больше директоров заводов

По данным последних исследований, средний директор московской школы получает 240 тыс. руб. в месяц (для сравнения, средний директор завода в Москве получает 90 тыс. руб.). Между тем учитель получает в среднем около 70 тыс. руб., сообщил накануне мэр Москвы Сергей Собянин. Это на 16% больше, чем в прошлом году, тогда как директорские заработки выросли в 1,5 раза.

Нужны ли школе богатые руководители?

фото: Наталья Мущинкина

На первый взгляд зарплата директора нашей школы — величина объективная. Формально она зависит от числа учащихся и повышающего коэффициента, на который умножается средняя зарплата, а сам этот коэффициент зависит от рейтинга школы и может достигать 1,5, 2, 3, а то и 4. Другая составляющая — результаты «добровольных» диагностик учеников в 4-х и 7-х классах, оценки ГИА для девятиклассников и ЕГЭ выпускников (вот он, краеугольный камень подтасовок результатов экзаменов!), а также победы учащихся в олимпиадах для школьников. Учитываются и директорская выслуга лет с квалификацией.

Но не все, как оказалось, зависит от арифметических действий. Автономность сегодняшней школы, и в первую очередь финансовая, позволяет перераспределять фонд ее зарплат в пользу администрации школы — чего стоят одни стимулирующие надбавки! Так стоит ли удивляться, что жалованье директоров школ более чем втрое превышает учительское и в 2,5 раза — директоров московских заводов. А учителя часто и не подозревают о поступлении на счета школ бюджетных доплат.

Последний такой скандал отгремел в Смоленской области лишь пару месяцев назад. Как оказалось, львиную долю средств, выделенных учителям региона, получили не они, а директора школ и их замы, число которых кое-где доходило до 11! Их премии доходили до 200% от оклада, а зарплаты стали как в Москве — втрое больше учительских (еще зимой 2014 года они были выше лишь на треть).

Правда, все эти сомнительные решения администрации были утверждены школьными профкомами. Но добиться этого «крепкому» руководителю несложно, ведь в его руках и кнут (гонения на слишком самостоятельных профсоюзников), и пряник (премирование профоргов все из того же фонда). С реально же независимыми профсоюзами учителей директора школ ведут борьбу не на жизнь, а на смерть. Не успел, к примеру, московский учитель с 41-летним стажем Александр Преснов (Восточный АО Москвы) перейти в такой профсоюз «Учитель», как тут же схлопотал два выговора один за другим, а через пару месяцев был уволен «за грубые нарушения трудовой дисциплины» — как какой-нибудь хулиган или пьяница.

В советские времена, говорит Преснов, «хотя бы были какие-то инстанции, отслеживающие нарушения законодательства. Сейчас этого нет, а отсюда и полный произвол директоров школ. Если ты активно отстаиваешь свои права, то непременно становишься врагом и противником системы».

Об опасностях, связанных с предоставлением директорам школ излишней «полноты власти на местах», Общественный совет при Минобрнауки предупреждал еще при переходе на эту систему, напомнил «МК» член совета, учитель литературы московской школы №57 Сергей Волков:

— Свобода рук при распределении средств, даже если директор старается быть объективным, часто рождает напряжение в педагогических коллективах — особенно в небольших, где все на виду. Да и коэффициенты, по которым идет расчет, часто кажутся несправедливыми.

На деле система отлажена так, что для чиновников всевластие директора в области финансов уравновешено возможностью снять его с должности без объяснения причин. А вот учителя от этой системы страдают. Да и реальная разница их зарплат по сравнению с директорскими много больше, чем 3,5 раза. Упомянутые градоначальником 70 тыс. руб. — не зарплата, т.е. не одна ставка учителя, в отличие от директора, а полторы, а то и две ставки. Школу, констатировал Сергей Волков, «вынуждают, чтобы у учителя было много часов, ведь тот, у кого их мало, портит статистику. А школа должна отчитаться за рост зарплат».

Минздрав предлагает выделить врачам на осмотр каждого пациента по 9-12 минут

МОСКВА, 27 июня. Минздрав подготовил предложения по новым нормам времени приема, сейчас они обсуждаются вместе с экспертами Национальной медицинской палаты. Как передает «Российская газета», на осмотр пациента у участкового педиатра и терапевта должно уходить в среднем 9-10 минут, у врача общей практики — 12 минут.

Нормативы по времени приема в поликлиниках были всегда, труд врача нормировался: 12 минут на пациента. Однако, как рассказали в Минздраве, в конце 80-х годов их отменили, и с тех пор каждый регион и каждое медучреждение регулируют, как проводить прием, самостоятельно, в зависимости от численности населения, наличия или отсутствия нужных специалистов, нагрузки на одного врача прочих факторов.

Сейчас предполагается: время непосредственного контакта пациента с врачом — опрос, осмотр — у педиатра должно занять 9 минут, у терапевта — 10, у врача общей практики — 12. И еще половина от этого времени отводится на вспомогательную работу от мытья рук до заполнения истории болезни и выписки рецепта, но не более 50% всего установленного норматива. Итого: весь прием — 15-18 минут.

Как пояснила директор департамента медицинского образования и и кадровой политики в здравоохранении Минздрава России Татьяна Семенова, это не директива, предлагаемые нормативы «средние», их предлагают брать за основу при планировании работы лечебного учреждения.

Кроме того, возможно, в ближайшее время врачей первичного звена избавят от простой, рутинной, но необходимой работы. В Минздраве думают над тем, чтобы передать часть функций врача среднему медперсоналу. «Возможно, в поликлиниках откроют сестринские кабинеты доврачебного приема — медсестра вполне может провести простые, но необходимые манипуляции — измерить температуру, давление, провести самый простой осмотр», — сказала Семенова.

Эксперимент, в котором медсестры активно помогали врачам, был проведен в Самарской области, и этот опыт, опять же после его общественного обсуждения, Минздрав предполагает распространить и на все регионы.

Подробнее:http://www.rosbalt.ru/main/2014/06/27/1285221.html

Пациент как мишень для зарабатывания денег?

25.06.2014 22:05 ЕЛЕНА МАЛЫШЕВА, ЖУРНАЛИСТ

Эффективность расходования бюджетных средств в одной из лучших поликлиник областного центра проверила Контрольно-счетная палата Архангельской области (КСП). Результаты неутешительны – и для врачей, и для пациентов.

Уже известно, что госпрограмму «Развитие здравоохранения», принятую в декабре 2012-го, правительство планирует уменьшить почти на 400 млрд рублей. Сокращение финансирования, считают эксперты, неизбежно повлечет резкий рост платных услуг. «Он уже начался, — сообщили «АиФ» в мартовском номере. – Например, во многих поликлиниках есть негласное распоряжение: выдавать не более 15-20% необходимых талонов на обследования. Остальных пациентов под разными предлогами (запись на несколько месяцев вперед, якобы отсутствие хорошего оборудования для бесплатных больных и т.д.) вынуждают платить».

Ровно также — в Архангельске. Хотя чиновники, ответственные за здравоохранение, вряд ли представляют, как реально все устроено в нашей медицине. У них проблем нет: заболел сам или родственник, звонят главному врачу больницы – и все устраивается. Я и сама могу попасть к некоторым врачам исключительно по дружбе. А нет блата или дружбы – все усложняется в разы.  Примеров в диктофоне – на несколько часов. Люди не скрываются. Но боятся.

Однако на этот раз у меня нет нужды ссылаться на общественное мнение: в руках – результаты проверки  Архангельской городской поликлиники №1 (подробности – на cайте КСП). Я и сама наблюдаюсь в этом учреждении, поэтому заранее знала, что в акте прочту. Так и случилось. Поэтому сегодня есть возможность писать без эмоций. Только факты.

План – половиной штата

altЕсли взять общие, базовые, показатели работы поликлиники за прошлый год, в отчетах все выглядит  прилично: обоснованных жалоб на качество услуг нет, удовлетворенность оказанной медицинской помощью – 72%, случаев невыполнения стандартов медицинской помощи нет. Как нет и нарушений сроков ожидания плановых консультаций и диагностических исследований. Беда одна — укомплектованность кадрами где-то наполовину.

На конец прошлого года из 823 врачебных должностей были заняты 485; из 401 среднего медицинского персонала – 223. Сопоставление расчетных нагрузок составило: 2,2 ставки у врачей, 1,8 – у среднего медперсонала и 1,75 – у младшего.

Вакантными оставались 125 должностей врачей и 175 должностей среднего медицинского персонала (хотя по информации на сайте Минздрава Архангельской области, в поликлинике были вакантными 24 должности врачей и 11 — среднего медицинского персонала). Как объяснила администрация учреждения, якобы именно в стольких специалистах поликлиника нуждалась остро, и уверяла, что принимает все меры для заполнения вакансий. Однако контрольно-счетная палата полагает: «утвержденные объемные показатели в рамках программы госгарантий выполнены кадровым составом учреждения, укомплектованным на 45% врачами и на 55% средним медицинским персоналом, что отрицательно сказывается на доступности и качестве медицинской помощи».

Исследования: сроки не ограничены?

В соответствии с территориальной программой госгарантий «при оказании первичной медико-санитарной помощи допускается очередность на проведение плановых консультаций, диагностических инструментальных и лабораторных исследований с ожиданием не более 14 дней».

Записаться на исследования в поликлинике можно через Интернет (с 2009-го внедрена информационная система «Ариадна»), по телефону или через регистратуру. «Ариадна» даже способна разделять потоки платных и бесплатных пациентов. Но система в проверяемом периоде лишь записывала на амбулаторный прием.

Запись на диагностические исследования велась дедовскими способами: часть талонов выдавалась на амбулаторном приеме (эндокринологом, гастроэнтерологом, терапевтами и др.), без регистрации дат обращения и выдачи талонов. На ЭКГ, рентгенографию костей и желудка, риовазографию, спирографию, ДЛА (измерению давления в легочной артерии) администратор регистратуры записывал пациентов в журнал. Гинекологическое отделение, второе терапевтическое и врач-онколог записывали людей на исследования в журналах произвольной формы. Дат обращений пациентов в журнале не было, поэтому определить, сколько люди ждали услуги, в большинстве случаев оказалось невозможно.

Тем не менее примеры нарушений КСП нашла. Так, УЗИ во втором терапевтическом отделении пациенты могли ждать от 23 до 137 дней, ФГДС – 44-98 дней. Ожидание УЗИ по направлению врача-онколога составило 15-22 дня и 6-11 дней, когда в направлении было указано «срочно».

Вывод проверяющих: поликлиника, не используя функциональные возможности информационной системы «Ариадна», не имеет достоверной и оперативной информации об очереди на исследования. А не имея такой информации, администрация не контролирует действия медицинского персонала и не может своевременно принимать грамотные управленческие решения по наведению порядка со сроками ожидания, как того требует программа госгарантий.

Графики работы: на грани разумного

По графику работы поликлиники, в одном кабинете в одно и то же время процедуру ФГДС проводили два врача-эндоскописта. На одном оборудовании. Что в принципе невозможно: двоих больных на стол не положишь. Более того: в одно и то же время – с полвосьмого утра до 10.48 – доктора вели прием как по программе госгарантий (бесплатно), так и на платной основе, что тоже недопустимо.

Ну а где нет учета и контроля, там приписки – не только в том, что касается количества обследованных пациентов, но и по отработке врачами рабочих смен. Так, за 2013 год специалистами контрольно-счетной палаты только по четырем врачам-эндоскопистам установлена недоработка в 498 дней. При этом доктора получали доплаты «за сложность» в размере 82-242% от оклада, хотя ежедневное количество исследований сверх установленного норматива (пять талонов в день на врача) не менялось. То есть доплаты за сложность и расширение зон обслуживания производились необоснованно. Цифры по переплатам не привожу: думаю, пациентам важнее попасть на прием, чем разбираться: кто, за что и сколько получал. С другой стороны, получали-то бюджетные деньги от наших налогов на наше лечение…

Важно и то, что у врачей-совместителей, работающих еще и в первой горбольнице, время работы накладывалось одно на другое. Получается, им переплачивали там и там.

КСП считает: если доктора успевали работать в двух учреждениях еще и на платных услугах, — значит, нагрузка по бесплатной помощи из-за устаревших норм оказалась заниженной. Например, в апреле прошлого года врач УЗИ в часы работы по оказанию бесплатной медицинской помощи провел 30,5% бесплатных исследований и 69,5% — платных.

Норма приема: сколько времени в минутах?

Думаю, эта информация сама по себе любопытна для всех. Так вот: участковый терапевт, уролог, инфекционист, эндокринолог, гастроэнтеролог, пульмонолог, гематолог должны принимать в час всего четверых. Семь пациентов в час по силам хирургу и отоларингологу, по шесть – травматологу и ортопеду. Всего троих в час могут принять кардиолог или ревматолог…  Понятно, что не плотниками и не поварами эти нормы писались, так что выполняться, наверное, должны.

Однако… В то время, когда терапевт должен принять четверых положенных в час пациентов, его отвлекают на проведение медицинских осмотров. Пациенты по программе госгарантий при этом не отменяются. Время на каждого сокращается значительно (в акте есть разбивка по дням, врачам, числу пациентов) – на 3-7 минут. А если у врача вообще всего три минуты на пациента? Плюс еще платные, которых те же врачи принимают в то же время в тех же кабинетах.

Таким образом, доход от платных медицинских услуг учреждение получает, используя государственное имущество (помещения, диагностическое оборудование) и кадровый состав, цель деятельности которого -  оказание медицинской помощи по программе госгарантий и обеспечение населения доступной и бесплатной медицинской помощью.

Кроме того, КСП считает, что при расчете нормы нагрузки на врачей-диагностов поликлиника пользовалась устаревшими нормативами (1991, 1996 годов). По ним, например, на ФГДС должно отводиться 40 мин., на УЗИ — 10 минут на один орган. Фактически тратится 10 минут на 3-5- органов. То есть при расчете нагрузки на врача до сих пор применяются устаревшие нормы – 5-6 человек в день. На самом деле врач принимает вдвое больше: учреждение получило современное оборудование, выросли опыт и квалификация  специалистов. Но нормы не меняются, т.к. за тех, кто принят «сверху», врачам идет доплата (как за расширение зоны обслуживания).

А хронометраж рабочего времени показал бы, что персонал может работать эффективнее, т.е. поликлинике вполне по силам принимать больше людей бесплатно.

Мнение пациента

Гонка за деньгами, которую устраивают врачи, мне понятна. Это по отчетам областного минздрава уровень зарплат наших врачей уже достиг среднего по региону. Врачи утверждают, что это лукавство. Пример: зарплата детского врача высшей категории с 30-летним стажем из Архангельска – 22 тысячи «черными».  Как мрачно шутят доктора, «каждый день молимся, чтобы пациенты не мешали работать»… Они измотаны двумя ставками, подработками, дежурствами…  А прожить, работая на ставку, нереально.

Ситуация в регионах – с тем же уровнем зарплат – подтверждается последними проверками аудиторов Счетной палаты РФ. Они считают, что расчеты по исполнению майских указов Президента 2012-го года были избыточно оптимистичны: в 2013-м в бюджетах регионов нашлось только 80% нужных средств. Прогнозы на 2014 и 2015-й – 62,7 и 59,4%… Специалисты считают, что показатели по тем же зарплатам не достигнуты, а нарисованы… В том числе – благодаря платным услугам и работе врачей на износ.


ЯЗЫКОМ ЦИФР

altВ 2013 году Архангельская городская поликлиника №1  оказала платных медицинских услуг на 21 млн рублей. Наибольший удельный вес в структуре оказанных платных медицинских услуг по количеству посещений (71,4%) и объему полученных средств (45,2%) занимают медицинские профосмотры. По ДМС зафиксировано 3,7 тысячи посещений (2,1 млн рублей), в рамках договоров с физическими лицами — 8,4 тысячи  приемов (9,4 млн рублей).

Однако эти данные о сумме полученных средств от приносящей доход деятельности и объемные значения оказанных медицинских услуг, представленные заведующим платным отделением поликлиники, не соответствуют значениям, отраженным в разделе VI формы № 62.

Согласно этому документу, учреждением получено почти 26 млн рублей, в том числе от оказания платных медицинских услуг - 22 млн (расхождение на 1 млн рублей); от сдачи в аренду госимущества – 3,7 млн.

Кроме того, в разделе VI формы №62 отражены данные о количестве лабораторно-диагностических исследований – 155 195 ед., а также о числе обращений по заболеваниям на платной основе – 5 891 ед.

В связи с тем, что учет оказанных услуг на платной основе в МИС «Ариадна» учреждением не осуществляется, то подтвердить достоверность данных, отраженных в форме №62, не представляется возможным.

Из отчета Контрольно-счетной палаты.


ВМЕСТО КОММЕНТАРИЯ

altАлександр ДЕМЕНТЬЕВ, руководитель Контрольно-счетной палаты Архангельской области:

- Проблема доступности и качества медицинской помощи обсуждались год назад на заседании Госсовета. Президент тогда подчеркнул: «Только треть россиян удовлетворена качеством медицины. Многие не знают своих прав и даже не представляют, какой объем бесплатной медицинской помощи им должны оказывать». Глава государства обратил внимание на то, что «в территориальных программах госгарантий должен быть четкий перечень бесплатных услуг, а также понятные каждому пациенту правила их предоставления». Путин потребовал «исключить саму возможность замещения бесплатной помощи платной». По его словам, «неразбериха в этих вопросах ведет к коррупции и поборам, заставляет людей оплачивать услуги, которые по Конституции и по закону являются бесплатными».

http://bclass.ru/biudzhet/patsient-kak-mishen-dlya-zarabativaniya-deneg

Профсоюз УЧИТЕЛЬ и Рособрнадзор договорились о совместном мониторинге выпонения законодательства в сфере образования

Автор:  Андрей Демидов

19 июня в Рособрнадзоре состоялась встреча представителей профсоюза УЧИТЕЛЬ с главой ведомства Сергеем Кравцовым и его заместителями. В ходе встречи речь шла о сотрудничестве профсоюза и ведомства в сфере контроля за соблюдением законодательства в сфере образования, а также мерах, которые могут повысить качество школьного образования.

Прежде всего, речь зашла о результатах ЕГЭ в этом году. Стороны согласились, что предпринятые по инициативе нового руководства Рособрнадзора меры позволили получить более или менее объективные результаты ЕГЭ. Но сами эти результаты оказались далеко не те, на которые рассчитывало общество. Решение ведомства о снижении минимального порога почти по всем сдававшимся предметам вызвало неоднозначную реакцию в обществе и СМИ.

«По сути мы вдруг со всей наглядностью увидели, что есть большая категория детей, которых школа недоучивает даже до минимального очень скромного уровня» — отметил один из участников встречи, сопредседатель межрегионального профсоюза УЧИТЕЛЬ Андрей Демидов. Отчасти сыграли свою роль массовая скупка результатов и списывание в прежние годы (слабые дети потеряли мотивацию честно учиться), но главная проблема не в этом. Низкие результаты ЕГЭ в этом году должны стать поводом для общенациональной дискуссии о мерах по повышению качества образования.

Со своей стороны профсоюз считает, что основная причина низкой подготовки в школах – перегруженность педагогов, которая в свою очередь, как правило, вызвана низкой зарплатой, вынуждающей набирать больше часов. Следовательно, по мнению профсоюза, реальное повышение качества образования, особенно в отношении наименее мотивированных учеников невозможно без повышения зарплаты (особенно, ее гарантированной части) и снижения разрешенной нагрузки до ставки. В целом, с этим согласились представители ведомства, подчеркнув, что решение этой проблемы требует значительных финансовых вливаний и находится выше уровня компетенции федеральной службы.

Конкретные договоренности были достигнуты по целому ряду вопросов.

1.Проблема отсутствия оплаты педагогов, занятых на дежурстве в пунктах приема ЕГЭ и на проверке работ. В частности. Проблемы выявлены в Санкт-Петербурге, Тверской области, Вологде, ряде других регионов. Профсоюз будет собирать факты и они станут предметом проверки со стороны ведомства. Буду предприняты меры, чтобы урегулировать проблему через усовершенствование нормативной базы на следующий год, дабы исключить саму возможность для региональных и местных властей не оплачивать эту работу. «Эта ситуация не только абсолютно недопустима с правовой и социальной точек зрения, но также создает обстановку возмущения и нервозности вокруг экзамена как такового. Отсутствие оплаты часто приводит к принуждению педагогов со стороны администрации. Так одно беззаконие тянет за собой другое» — отметил А. Демидов.

2. Прозрачность распределения стимулирующих выплат. Именно мотивация учителя к более высоким результатам когда-то стала официальной причиной их введения. Однако, во многих случаях эти выплаты (между прочим, составляющие до 30% всего фонда заработной платы, распределяются непрозрачно, и часто несправедливо. Рособрнадзор, как считают в профсоюзе, мог бы помочь проконтролировать наличие в каждой школе положений о распределении стимулирующих выплат (либо соответствующего подробного раздела в положении о заработной плате), доступность этого документа для педагогов, четких и достижимых критериев и процедур начисления баллов. «Совершенно недопустима ситуация, когда баллы становятся предметом манипуляций с целью «экономии» фонда заработной платы» -уверены в профсоюзе. Факты такого рода тоже станут предметом разбирательства.

В свою очередь профсоюз готов содействовать организации экспертного педагогического сообщества для совершенствования процедур и содержания форм оценки знаний учащихся.

В заключение встречи стороны согласились продолжить рабочие контакты.

Профсоюз УЧИТЕЛЬ просит педагогов присылать в наш адрес информацию о фактах принуждения учителей к выполнению дополнительной работы в период сдачи ЕГЭ, отсутствие оплаты за выполненную работу или факты непрозрачного и коррупционного распределения стимулирующих выплат. По этим фактам нами будет проводится совместно с Рособрнадзором работа по проверке и наказанию виновных. Вместе сделаем наше образование лучше!

http://www.pedagog-prof.org/index.php?option=com_k2&view=item&id=587

Качественное образование «похоронят» 25 июня

19.06 univer 1

Вчера активисты профсоюза «Университетская солидарность» провели пикет у здания Федеральной службы по финансовому мониторингу, в рамках которого передали главе этого ведомства символический ключ от Государственного университета управления и клюшку для гольфа.

Как сообщают организаторы акции, провести ее преподавателей ГУУ вынудили массовые сокращения в вузе и, как следствие, неизбежное падение качества образования.

Также отмечается, что если власть не даст адекватный ответ на требования митингующих, то уже в ближайшую среду – 25 июня – активисты организуют у приемной главы государства акцию «Похороны качества образования».

Несмотря на то, что в вузе неудержимо растет нагрузка, в вузе грядут массовые увольнения преподавателей, которые администрация университета объясняет тяжелым финансовым положением. В то же время организаторы акции обращают внимание, что и.о. ректора ГУУ Владимир Годин, заявляет будто бы собирается строить площадку для мини-гольфа, «совершенно необходимую для подготовки будущих топ-менеджеров».

«Очевидно, гольф для обучения важнее, чем квалифицированные преподаватели, которых увольняют, а оставшихся давят непомерной нагрузкой за гроши», – возмущаются педагоги.

– Ситуация в ГУУ особо вопиющая, — замечает по этому поводу член Совета при президенте РФ по правам человека, лидер общероссийского объединения профсоюзов Конфедерация труда России Борис Кравченко. — Пусть в меньших масштабах, проблема сокращений сейчас затрагивает практически все российские вузы. Общественность все активнее возмущается тем, что рост учебной нагрузки, низкий уровень оплаты труда негативно сказываются на качестве высшего образования. По сути, отстаивая свои права, преподаватели защищают интересы всего общества, борются за будущее страны. Конфедерация труда России и входящие в нее профсоюзы не останутся в стороне, окажут борьбе вузовских преподавателей всевозможную поддержку.

Еще более подробный комментарий ситуации дал Владимир Комов, оргсекретарь Профсоюза «Университетская солидарность».

– Уже не первый год в стране идут массовые увольнения преподавателей вузов, – говорит он в беседе с корреспондентом «Рабкора». – В настоящее время сокращения в высшей школе достигли чудовищных масштабов. Даже среди казалось бы благополучных столичных университетов трудно найти хотя бы пару, где не проходила бы, так называемая, «оптимизация» профессорско-преподавательского состава.

В отдельных случаях на улице оказывается до половины штата вуза. В случае с Государственным университетом управления (ГУУ) уведомления о предстоящем увольнении получили почти все преподаватели — более 950 сотрудников. Конечно, в администрации университетов сидят не безумцы и прекрасно понимают, что если выгнать всех преподавателей — учить будет некому. Сокращения являются, по сути, локаутом. Под угрозой увольнения людей заставляют переходить на неполную занятость, почасовую оплату, гражданско-правовые договора, а под предлогом реструктуризации в разы увеличивают преподавательскую нагрузку и ухудшают условия труда и оплаты.

Тех преподавателей, кто не согласен с превращением в прекариат, чем-то неугодны руководству вуза, молоды или наоборот в возрасте, сократят окончательно, чтобы повесить на оставшихся двойную учебную нагрузку за прежнюю плату. Дабы еще больше сэкономить на этом процессе, первыми ломают судьбы тех сотрудников, у которых заканчивается действие трудового договора — так как в этом случае можно преподавателя просто не избрать по конкурсу или не допустить к нему, избежав компенсаций, положенных в случае сокращений штата и численности.

Сказать, кто стоит за наступлением на рабочие места, трудно. С одной стороны, правительством в «дорожных картах» сокращения представлены как единственный вариант реализации обещанного Президентом РФ повышения оплаты труда научно-педагогических работников. И администрация вузов повсеместно обосновывает сокращения указаниями из Миноборнауки. С другой стороны, именно университетское руководство, обладающее огромной властью и достаточной автономией от трудового коллектива и госорганов, принимает решения о сокращениях самостоятельно, раздувает их масштабы на фиктивных основаниях, выжимает из этого процесса максимум прибыли, чтобы на деле увеличить интенсивность труда и избежать реального повышения его оплаты.

Массовые сокращения в вузах — не просто личная трагедия людей образования и науки. Действительно, сегодня кризис и сокращения в большинстве отраслей. Массовые сокращения оборачиваются непомерным ростом учебной нагрузки преподавателей, которых не хватает, и в результате чего ликвидируются многие дисциплины, «сливаются» целые потоки студентов и так далее. Если эту политику продолжить, то она обернется крахом для российского образования и науки. Не зря за последние полгода наш Профсоюз работников высшей школы «Университетская солидарность» из небольшой молодой организации трудящихся становится реальной силой, с которой вузовское начальство и власти начинают считаться.

Однако работодатели категорически не хотят рассматривать альтернативы сокращениям, а в свою очередь власти настолько не желают вмешаться в сложившуюся ситуацию, что решить конфликт мирными методами на сегодняшний день не удается ни «Университетской солидарности», ни всему общероссийскому объединению профсоюзов Конфедерация труда России, куда мы входим. В связи с этим доведенные до отчаянья преподаватели начинают действовать. Сначала на рабочих местах, а потом и выходя на улицы.

Ведь акция 25 июня, «похороны качества образования», не первая, которую проводят активисты «Университетской солидарности» с целью добиться отмены сокращений. Были и многие другие, в том числе и запрещенные властями столицы, вроде: 7 мая или 19 июня. Собственно на сегодня сокращаемые преподаватели попробовали добиться защиты своих прав, но почти везде получили отказ. «Похороны качества образования» пройдут рядом с приемной президента в форме общественной панихиды, по всем правилам траура. Возмущенные сотрудники вузов собираются передать господину В.В. Путину гроб качества образования с сотнями жалоб увольняемых. В общем, это не все: программа ожидается разнообразной, и, надеемся, без «поминок» в отделе полиции Китай-город.

http://rabkor.ru/news/2014/06/20/25_june_education

Реформу здравоохранения придется корректировать?

В июне Министерство здравоохранения совместно с Росстатом, по поручению президента РФ, должно проанализировать итоги двухлетней (2012 — 2013 годы) оптимизации учреждений
здравоохранения. Планы по сокращению сети госучреждений здравоохранения и образования на 2014 — 2018 годы, в свою очередь, представит Минтруд. Цель этой работы — получить
качественную «обратную связь» и понять, как эффективнее корректировать реформу отрасли.
ЧТО ДЕЛАТЬ С РЕФОРМОЙ?
Здравоохранения касается примерно пятая часть поручений В.Путина, данных ведомствам по итогам ряда встреч с объединениями, состоявшихся в конце мая. Президент потребовал, чтобы переход отрасли на «эффективный контракт» контролировался профсоюзами, чтобы были определены
максимально допустимые нагрузки медработников, а также, чтобы схема финансирования высокотехнологичной медпомощи (ВМП) в системе обязательного медстрахования (ОМС) была
изменена.
Таким образом, стало ясно, что реформа здравоохранения, начавшаяся с активной покупки медтехники и продолжившаяся повышением зарплат, нуждается в корректировке.
МНЕНИЕ ЭКСПЕРТОВ И МЕДИКОВ
На фоне растущего спроса населения на качественное здравоохранение медицинское сообщество сопротивляется ужесточению требований к медработникам, признал Экспертный совет при правительстве.
По мнению проректора ВШЭ, члена экспертного совета Льва Якобсона, повышение требований к работе врачей вызвано ростом зарплат медиков и беспрецедентными по объему бюджетными расходами на покупку медоборудования и ремонт медучреждений.
Сами медики при этом негативно восприняли идеи, касающиеся перехода на «эффективный контракт», а также дифференциации зарплат в зависимости от квалификации. При этом большинство
не готовы повышать производительность труда в ответ на повышение жалованья, как не готовы пока и снижать долю совместительства.
Между тем министр здравоохранения В.Скворцова потребовала поднять зарплату медикам к 2018 году до 200%, чтобы довести её до уровня средней по экономике региона. Отдача пока не очевидна. В то же время, исполнение майских указов в части повышения жалованья медикам — одна из самых проблемных тем на правительственных совещаниях с участием глав регионов. Некоторые, ссылаясь на дефицит средств, уже попросили отсрочить запланированный на 2015 год переход субъектов РФ
на полную оплату тарифов за неработающее население в системе ОМС.
«Коммерсант» со ссылкой на доклад Л.Якобсона министру «Открытого правительства» Михаилу Абызову пишет, что это далеко не все вопросы, возникающие сегодня при обсуждении (в частности, на правительственном уровне) дальнейшего хода реформы здравоохранения.23.6.2014 bujet.ru/article/256334.php?print=Y
http://bujet.ru/article/256334.php?print=Y 2/2
СИСТЕМА ОБЯЗАТЕЛЬНОГО МЕДСТРАХОВАНИЯ — НЕ ПАНАЦЕЯ
Уже очевидно, что начавшийся переход отрасли на  одноканальную систему финансирования здравоохранения — за счет Фонда Обязательного Медицинского Страхования (ФОМС) — даёт сбои.
Во-первых, выясняется, что далеко не везде пока перевод медучреждений на новую систему финансирования означает повышение зарплат медикам. Так, медики Мурманской области
утверждают, что их зарплата даже близко не подошла к «средним» 55 тыс. рублей по региону. О падении заработков говорят и врачи ряда медучреждений Санкт-Петербурга.
Медперсонал жалуется на неравномерное распределение фонда оплаты труда — низкие доходы рядовых врачей, медсестер и санитарок против доходов заведующих отделениями и главных врачей.
В прошлом году в Минздраве пообещали ввести ограничение максимальной зарплаты руководителей, но пока конкретных мер не принято.
Во-вторых, с 2015 года решено ввести бюджетное субсидирование ФОМСа — на оказание высокотехнологичной медицинской помощи. Денег, поступающих посредством системы ОМС, для этого оказалось недостаточно. Минздрав уже прописал эти изменения в проекте поправок к закону «Об обязательном медицинском страховании в РФ» и Бюджетном кодексе.
Одновременно, в экспертном сообществе заговорили о возможном сокращении программы бесплатной медпомощи в системе ОМС — в связи со снижением бюджета фонда ОМС в 2015 году на 11,9 млрд. рублей, а в 2016-м — на 330 млрд. рублей.
ПРЕТЕНЗИИ К ПРОГРАММЕ РАЗВИТИЯ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ
Параллельно решению вопроса о возможной корректировке реформы отрасли Минздраву приходится отвечать на претензии, высказанные Счетной палатой в адрес государственной
программы «Развитие здравоохранения» до 2020 года.
В частности, в докладе СП отмечается, что в документе нет или изменены около 20 показателей, в том числе такие как
«распространенность повышенного артериального давления среди взрослого населения»
«охват диспансеризацией подростков»
«распространенность ожирения среди взрослого населения»
«первичная инвалидность у детей»
«доля модернизированных лабораторий, соответствующих требованиям GLP»
«материнская смертность»
А «обеспечение системности организации охраны здоровья» перестало быть ключевой задачей
госпрограммы, хотя еще в 2012-м именно она являлась таковой.
В Министерстве пообещали учесть замечания.

http://bujet.ru/article/256334.php

На строительство перинатальных центров не дошло 52,6 млрд рублей

   |   Общество   |   Елизавета Маетная, Александра Баязитова   

Проверка Счетной палаты показала, что заказанное и оплаченное медицинское оборудование простаивает в ряде регионов месяцами или вообще не используется

На строительство перинатальных центров не дошло 52,6 млрд рублей

Фото: Анатолий Жданов

52,6 млрд рулей, предусмотренных правительством на строительство региональных перинатальных центров, до субъектов РФ так и не дошли. К такому выводу пришли аудиторы Счетной палаты, проводившие плановую проверку эффективности средств бюджета Федерального фонда обязательного медицинского страхования, выделенных в 2011–2013 годах на модернизацию здравоохранения (есть у «Известий»).

Как показала проверка, не закуплено и не поставлено больше 4 тыс. единиц медоборудования, а оплаченное и установленное оборудование простаивает месяцами или вообще не используется. Аудиторы отмечают, что, хотя число бригад скорой помощи и увеличилось, треть из них не укомплектована в соответствии со стандартами, а дефицит врачей идет уже на тысячи. В пациентских организациях говорят, что порой предусмотренную стандартами ОМС помощь им приходится выбивать чуть ли не с боями.

Младенческая смертность в Башкирии, по официальным данным, за последние 5 лет увеличилась на 9,1% и составляет 7,7 умерших на 1 тыс. родившихся. Александр Баранов из Союза педиатров России говорит, что в снижении младенческой смертности решающую роль играют меры медицинского характера. И в Башкирии, хотя там и реализуются целевые программы, данный показатель не улучшается. Так, проверка Счетной палаты показала, что неонатальные инкубаторы интенсивной терапии из-за ремонта неонатального центра стояли без дела 48,6% времени (с начала эксплуатации), а аппараты искусственной вентиляции легких для новорожденных — 48,5%.

— По отношению к поставщикам, допустившим неисполнение сроков поставки, установленных госконтрактами, ГКУ «Управление материально-технического обеспечения Минздрава Республики Башкортостан» проводилась претензионная работа по 74 государственным контрактам, — сообщили «Известиям» в пресс-службе министерства здравоохранения Башкирии. — По состоянию на сегодняшний день, в Арбитражный суд Республики Башкортостан подано 31 исковое заявление на основании ранее направленных поставщикам претензий, в том числе удовлетворены требования о расторжении государственных контрактов по пяти исковым заявлениям.

Основная причина длительной задержки введения в эксплуатацию оборудования в ряде учреждений — неисполнение строительными организациями в срок своих обязательств, что привело к отсутствию своевременно готовых помещений, заявляют в республиканском Минздраве. По данным проверяющих из Счетной палаты, всего в Башкирии было оплачено, установлено, но не использовалось оборудование на 65 млн рублей, также выявлены и другие факты нарушения сроков ввода в эксплуатацию — еще на 214 млн рублей. В Ямало-Ненецком округе оплатили, установили, но не пользовались оборудованием уже на 109 млн рублей. Томограф за 73 млн и ангиографическая установка стоимостью 36 млн больше трех месяцев стояли без дела, потому что в Салехардской окружной клинической больнице были не готовы помещения, чтобы можно было на них работать.

В Ярославской области, как показала проверка, по вине поставщиков не установили в срок оборудования на 24,9 млн рублей. Более того, там даже закупили не то, что нужно. Так, например, на 58 млн рублей приобрели 38 аппаратов УЗИ и датчики к ним, госконтракт подписали. Правда, потом оказалось, что датчики куплены не с теми диапазонами частот и использовать их невозможно. Сроки поставок медоборудования в области срываются постоянно: компьютерный томограф за 13 млн рублей поступил позже положенного на 42 дня, а передвижная рентгенотелевизионная установка — на 279 дней. В областной клинической онкологической больнице последние 3 года со сроками просто беда: в 2011-м сорвано два госзаказа из четырех, в 2013-м — четыре из шести.

Игорь Степанов из ярославского областного пациентского общества больных рассеянным склерозом «Гефест» не понимает, почему закупается то или иное оборудование.

— Диагностику и контроль за течением нашего заболевания можно вести с помощью МРТ, а современных томографов на всю область у нас два: один в областной больнице, другой в коммерческом лечебно-диагностическом центре. В больнице № 6, где работают лучшие неврологи и специалисты по нашему заболеванию, томографу уже больше 20 лет и когда его заменят, никто не знает, — рассказывает Степанов. — При этом остаются серьезные проблемы с современными лекарствами: если препараты «первой линии», которые переносятся не всеми пациентами, еще закупают, то с лекарствами «второй линии», помогающих при агрессивном течении заболевания и которые должны закупаться за счет областного бюджета, просто беда. Хотя доля в нуждающихся составляет 30%, в реальности их получает лишь 1%.

По словам Степанова, все попытки получить необходимый препарат заканчиваются стандартными отписками, мол, «обеспечить всех нуждающихся в дорогостоящей терапии не представляется возможным, денег на лечение нет, финансы уже освоены».

— Но ведь финансы — это всего лишь денежные потоки, и направляют их люди, — восклицает Степанов. — Почему же нельзя их направлять в интересах пациентов, а не на закупку датчиков для УЗИ, которыми потом невозможно пользоваться?

Как отмечают аудиторы, в прошлом году по сравнению с 2012-м при госпитализации стоимость по ряду нозологий была снижена более чем на 50%.

«Снижение стоимости лечения без осуществления предварительных расчетов достаточности средств может привести к снижению качества медицинской помощи, ограничению применения современных высокозатратных методов лечения, сокращению объема применяемых лекарственных препаратов, и, в конечном итоге, — к ухудшению результатов лечения, росту осложнений и неблагоприятных исходов», — подчеркивается в отчете Счетной палаты.

Виолетта Кожерева из БФ «Подсолнух» (фонда помощи детям с нарушениями иммунитета) говорит, что в этом году принята Программа госгарантий, которая гарантирует всем пациентам одинаковый тариф.

— Министр Скворцова недавно заявила, что впервые был установлен единый подушевой норматив финансирования, читай, уровень медицинской помощи пациентам по всей стране, вне зависимости от региона проживания, дефицита бюджета и других факторов. Вот только не для всех видов помощи эти стандарты, тарифы и нормативы вообще предусмотрены: то есть заболевание есть, больные есть, а тарифов и, соответственно, денег на лечение нет, — замечает Кожерева.

Из года в год в Программе государственных гарантий оказания бесплатной медицинской помощи и утверждаемых во исполнении этих гарантий территориальных программах в рамках базовой программы ОМС (что является неотъемлемой частью программы госгарантий) в перечне страховых случаев — заболеваний, при которых больным бесплатно оказывается первичная и специализированная медицинская помощь, — указаны заболевания крови и отдельные нарушения, вовлекающие иммунный механизм.

Согласно Международной статистической классификации болезней, травм и причин смерти, все первичные иммунодефициты входят в класс III — болезни крови, кроветворных органов и отдельные нарушения, вовлекающие иммунный механизм. 70% больных первичным иммунодефицитом в России имеют дефект производства антител и нуждаются в пожизненной ежемесячной заместительной терапии внутривенным иммуноглобулином с преимущественным содержанием IgG (МНН Иммуноглобулин человека нормальный), включен в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП), по которому больные в рамках оказания специализированной медицинской помощи обеспечиваются бесплатно.

Но это в теории.

Илья Мжельский

Илья Мжельский

fondpodsolnuh.ru

На практике три месяца назад в Новосибирске заезжий из Москвы эксперт-иммунолог поставил диагноз «первичный иммунодефицит — общая вариабельная иммунная недостаточность» 6-летнему Илье Мжельскому. А до этого была длинная история болезни: гнойные отиты, несколько пневмоний подряд, обструктивный бронхит, «обычные» вирусные заболевания мама уже и за болезни не считала. Вот только добиться жизненно необходимой заместительной терапии иммуноглобулином по месту жительства им никак не удается. В поликлинике говорят, что дорогостоящее лекарство (ежемесячная заместительная терапия стоит больше 25 тыс. рублей. — «Известия») дают только по инвалидности в лучшем случае, а в больнице, где Илья только что в очередной раз провел неделю с рецидивирующим бронхитом и пневмофиброзом иммуноглобулина для него не нашли, т.к. тарифа в системе ОМС по его заболеванию нет, и за чей счет лечить такого пациента в Новосибирской области никто не знает. Потому что Илья у них первый. Аналогичная ситуация и у 40-летнего Сергея Храмцова из Ханты-Мансийского округа. Впрочем, как и во многих других регионах.

— На то, чтобы добиться регулярной ежемесячной заместительной терапии для двух пожилых пациенток в Ленинградской области в рамках программы госгарантий, ушло ровно девять месяцев, — рассказывает Виолетта Кожерева из БФ «Подсолнух». — И все эти месяцы руководители медицинских организаций, ответственных за лечение этих больных, не только не способствовали решению вопроса, а откровенно унижали пожилых женщин, которым не посчастливилось родиться с диагнозом первичный иммунодефицит (ПИД), который у большинства врачей ассоциируется исключительно со СПИДом.

Это совершенно типичная для большинства регионов картина. Особняком стоят только регионы, где главные внештатные специалисты аллергологи-иммунологи обладают достаточной компетенцией не только в области аллергологии, но и иммунологии, чтобы обеспечить возможности и для диагностики, и для лечения. По оценкам экспертов, менее 2% из 1754 аллергологов-иммунологов России, по данным Росстата, занимаются диагностикой и лечением пациентов с первичным иммунодефицитом.

Как отмечают аудиторы Счетной палаты, только в 38% субъектах РФ деньги, выделенные на реализацию мероприятий по повышению доступности амбулаторной медпомощи, были полностью освоены. В 17 субъектах даже потратить их не смогли. «Рекордсменами» по никому не нужной экономии стали Новгородская область, где израсходовали лишь 73% выделенных средств, и Ненецкий автономный округ (87,6%). Реализация программ по открытию и модернизации 322 фельдшерско-акушерских пунктов (ФАП) тоже оказалась провалена. По сравнению с 2010-м годом, пишут аудиторы, количество ФАПов сократилось на 45,2%, и это случилось практически во всех субъектах страны.

Также проверка показала, что, несмотря на то что число бригад скорой помощи увеличилось до 28,5 тыс., в соответствии со стандартами укомплектованы из них лишь 69,5%. В Бурятии, Свердловской и Костромской областях не оборудованы самым необходимым каждая третья скорая. В Калининградской области — каждая четвертая и каждая пятая — в Мордовии, Кабардино-Балкарии и Ингушетии. Всего, отмечается в докладе, «низкая укомплектованность скорых медоборудованием отмечена в 58 субъектах РФ».

Не хватает и врачей, число которых в рамках модернизации должно было увеличиться до 507,9 тыс. специалистов. На практике же, пишут аудиторы, размер дефицита на январь 2014 года составил 208,7 тыс. человек, из них 115,5 тыс. — для оказания первичной медико-социальной помощи.

Читайте далее: http://izvestia.ru/news/572607#ixzz356Avq6Yr

Путешествие из Москвы в Россию Почему в столице учитель зарабатывает 60-90 тыс. рублей, а в тверском райцентре в шесть раз меньше?

17 июня 2014 года 10:51 | Виктор Шацких

Не так давно на заседании правительства Москвы обсуждалась программа «Столичное образование». Мэр Сергей Собянин сообщил, что по большинству показателей она выполняется успешно. Например, как отметил Сергей Семёнович, средняя зарплата московских учителей сегодня составляет 69 тысяч рублей в месяц.

Эта цифра взволновала широкую педагогическую общественность. В социальных сетях появилось немало сердитых комментариев, авторы которых утверждали, что преподают в столичных школах и больше 60 тысяч ни разу не заработали. Им резонно отвечали, что 69 — это средняя цифра, и посчитана она правильно. Просто те учителя, кто зарабатывает 70-80 тысяч, а также завучи и директора, получающие до 120-ти, помалкивают. Не случайно же на работу в московскую школу сейчас без конкурса или без блата не устроишься.

В виртуальную полемику вступали и педагоги из провинции. Интересовались, когда у них тоже начнут выполнять такие замечательные программы, приближать зарплаты костромских, тамбовских и тверских учителей к московским. А то работаешь как проклятый и получаешь 10-12 тысяч. Столичные полемисты говорили в ответ, что вопрос, во-первых, не по адресу. А во-вторых (тут уже речь велась не прямо, а полунамёками), Кострома и Тверь всё ж не Москва. Надо такие вещи понимать.

Между тем, во времена СССР учителям в Москве и в самом дальнем райцентре платили почти одинаково. Их зарплаты отличались процентов на 20. Если кто-то из читателей по молодости лет этого не знает, может спросить у родителей.

Вам не нравится, когда в пример ставят «совок» и «уравниловку»? Получите аргумент с противоположной стороны земного шара: в США, даже в самой глубокой провинции, молодой учитель без стажа зарабатывает минимум две тысячи долларов в месяц. Его коллега в Нью-Йорке и Вашингтоне получает примерно столько же, если тоже преподаёт в государственной школе, а не частной.

Откуда же в России такие африканские контрасты? Или это враги наклеветали?

Да нет, всё правда. Вот официальная статистика, например, по Оленинскому району Тверской области. В первом квартале текущего года средняя зарплата школьного учителя там составила 14 тысяч 373 рубля. Это с завучами и директорами, которые получают далеко за 20 тысяч. Молодые педагоги, стало быть, зарабатывают как раз 10-12 тысяч.

 Оленинский район хорошо известен многим моим коллегам-журналистам. Во-первых, отсюда по мужской линии происходит Юрий Михайлович Лужков. В 30-е годы прошлого века папа Лужкова отправился из села Молодой Туд на заработки в Москву, встретил там девушку из Башкирии, служившую няней в богатой семье, и скоро они родили сына, который через полвека станет главным человеком в российской столице, воплощением её сбывшихся надежд.

Во-вторых, теперешний глава Оленинского района Олег Дубов – выпускник факультета журналистики МГУ и популярный блогер. Благодаря Дубову невидимые миру слёзы российской глубинки становятся видимыми.

Четыре года назад Олег Игоревич прославился своим «Открытым письмом москвичам». Там он ответил на обвинения одного столичного публициста, писавшего, что в российской провинции живут спившиеся маргиналы. «А разве ваше благополучие не за счет нас построено, не ценой обнищания и деградации десятков российских областей? – спросил у москвичей Дубов. – До сих пор успешные и богатые жители столицы смотрят на жителей провинциальной России как на быдло, как на туземцев, как на жителей оккупированного пространства, призванных служить «высшей расе», которой повезло родиться с московской пропиской».

Это суровое письмо жарко обсуждался в социальных сетях. Олегу справедливо указали, что не надо всех столичных жителей мешать в одну кучу, большинство из них – скромные воспитанные люди. А те малообразованные выскочки, которые портят имидж столицы, довольно часто и не коренные москвичи вовсе, а происходят, как тот же Юрий Лужков, из глубокой и не чужой вам провинции.

В прошлом году Дубов снова оказался в центре скандала. В Оленинском районе провёли конкурс красоты. Фотографии победительниц Олег выставил у себя в живом журнале и Фейсбуке. А потом московские журналистки (среди них оказалась звезда Болотной площади Ольга Романова, супруга узника режима бизнесмена Алексея Козлова), прошлись по дешёвым нарядам и не слишком гламурным причёскам оленинских красавиц. Дубов за красавиц заступился, ответил столичным журналисткам так, что мало не показалось. После чего популярная всероссийская газета для потехи дала и снимок победительниц конкурса, и письмо Дубова, и комментарии журналисток.

Олег Дубов.

Олег руководит районом с 1996 года. Впервые земляки избрали его главным оленинским начальником в 27 лет и четыре раза переизбирали. За это время, на зависть другим районам, оленинцы под руководством Дубова построили приличные дороги до каждой деревни, отремонтировали сельские клубы, сохранили библиотеки, почти в каждом селе открыли тренажёрные залы. Недавно Олег увлекательно рассказывал мне, как за совсем небольшие деньги можно вести дорожный ремонт, прокладывать водопроводы, как сэкономить на расходах по отоплению посёлка. Этот человек делает всё, чтобы вывести район из нищеты к опрятной бедности – но молодёжь из Оленино и окрестных сёл всё равно уезжает.

Как ей не уезжать? На зарплату в 10-12 тысяч рублей в современной России жить очень трудно. Причем, учительские доходы ещё не самые низкие. Довольно много народу в районе получает по 8-9 тысяч. Няни, уборщицы и другой младший персонал бюджетных учреждений сидят на МРОТе, минимальной оплате труда. Это пять с половиной тысяч рублей.

А вот цены в Оленино не сильно отличаются от московских. Процентов на 20 – именно так отличались учительские заработки в столице и глубинке во времена СССР. А теперь заработки отличаются в пять-семь раз.

Можно, конечно, изо всех сил экономить, покупать молоко не в магазине, а у соседей, за картошкой ездить из райцентра в деревню, одеваться с китайской барахолки. Но, как не крутись, при доходах в 10 тысяч почти все деньги уйдёт на еду и одежду.

Тот праздник жизни, который с утра до ночи транслирует телевизор, вся реклама «пежо» и «рено», рассказы московских, питерских или новосибирских однокурсников о поездках в Таиланд или Турцию – это Марс для сеятеля разумного, доброго, вечного с доходом в 10 тысяч рублей. А сиротский местный бюджет даже при честных, не ворующих начальниках никак не способен этому человеку помочь.

В следующей статье, продолжая цикл «Москва и Россия», я расскажу вам о противоположной проблеме: как на благоустройстве обычного столичного двора, на бесконечной перекладке бордюров, ежегодном сдирании и раскатывании нового асфальта, на спиливании одних и высадке других деревьев освоить миллион рублей, потом ещё полмиллиона, а после этого поднатужиться и освоить ещё полтора. Тоже нелегкая работа, особенно если под ногами путаются всякие общественники.

А пока – комментарий к африканской разнице в зарплатах российских учителей.

Олег Смолин, первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по образованию и науке:

- Считаю такое положение дел неправильным. Мы много раз предлагали, чтобы средняя заработная плата педагога, не только учителя, вообще педагога, была связана не только со средней заработной платой по региону, но и со средней заработной платой по стране. Вряд ли качество работы московских учителей, при всем к ним уважении, во столько же раз выше, чем в Тверской области, как и их заработная плата.

Причём, к средней зарплате по региону и средней по России должна быть приравнена не зарплата педагога как таковая, а плата за одну ставку. А то сейчас большинство учителей в России работают на полторы ставки и грустно шутят, что мы работаем на полторы, потому что на одну ставку есть нечего, а на две – есть некогда.

Приходилось слышать мнение, что в Москве высокие зарплаты педагогов обеспечиваются за счет оптимизации. В незначительной степени это так. Потому что система подушевого финансирования приводит к увеличению количества учеников в классе, к ликвидации небольших школ. Но выигрывает ли образование от того, что в классе становится больше учеников? Выигрывает ли образование от того, что школы становятся крупнее и объединяются в так называемые комплексы или, как их часто учителя называют, холдинги? Это большой вопрос. То есть это та ситуация, когда зарплатные интересы учителя не всегда совпадают с интересами образования.

Кроме того, я хочу заметить, что так называемая оптимизация идет и по всем регионам страны. Напомню, что в «проклятые 90-е» количество школ в России сократилось всего лишь на одну тысячу, а в 2000-е — более чем на 19 тысяч. Почему? Не потому, что мы стали беднее, и даже не потому, что детей стало меньше. А потому, что было объединено подушевое финансирование и так называемая оптимизация. В основном были сокращены сельские школы, небольшие городские школы тоже сократили.

Самая же главная проблема заключается в том, что, согласно статье 114 Конституции, российское правительство обязано проводить единую социальную, в том числе образовательную, политику на территории всей страны. Между тем, разница в финансировании в расчете на душу одного ученика достигает в разных регионах 10 раз. Соответственно, очень сильно различается и заработная плата. У нас практически нет единого образовательного пространства, потому что качество образования очень сильно зависит от того, сколько выделяется денег в расчете на одного ученика. Московский бюджет гораздо более богатый, чем бюджет регионов. И поэтому главная причина того, что в Москве заработная плата намного выше, это не оптимизация, это разница в бюджетах.

Фото на открытии: ИТАР-ТАСС.

Фото со страницы Вконтакте Олега Дубова

(Продолжение следует)

http://www.svpressa.ru/society/article/90120/

Преподавателей петербургских школ заставляют принимать ЕГЭ бесплатно

Автор:  Андрей Демидов

Выпускники Петербурга могут расслабиться — для них эпопея с ЕГЭ закончилась. 11 июня прошли последние экзамены по обществознанию и химии. А вот для учителей самое страшное еще впереди: вплоть до конца июня они будут проверять работы ЕГЭ (часть «С»). Причем Питер — практически единственный город в стране, где за этот труд учителям не платят ни копейки. Более того, чтобы вовремя проверить ЕГЭ, преподаватели вынуждены работать по 9–10 часов, в том числе в выходные и праздники.

Экзамен на выживание

Четыре дня дармового труда?

Проверять ЕГЭ могут только самые лучшие педагоги города, которые регулярно проходят специальное обучение, сдают экзамены на право проверять работы учащихся. Оно и понятно, ведь от качества работы этих людей зависит будущее выпускников: одна ошибка проверяющего — и баллов на поступление в нужный институт может не хватить. Казалось бы, экспертам ЕГЭ (так называют преподавателей, которые проверяют экзамен) должны предоставить самые лучшие условия: хорошую оплату или, например, организацию питания. Но ничего этого в Петербурге не сделано.

— Каждые ЕГЭ для нас — это испытание на прочность, — признается Олег Войтенков, учитель русского языка и литературы (школу, в которой он работает, преподаватель попросил не называть). — Недавно мы проверяли русский язык: начали в 9 утра, а закончили в 6 вечера. К концу работы в голове уже был туман… Проверка ЕГЭ — тяжелый, очень ответственный и нервный труд, который требует повышенного внимания. К тому же мы проверяем работы под видеокамерами, а это дополнительная психологическая нагрузка. За все время проверки нам никто не предложил даже воды, а про обеды я и не говорю.

Сейчас не существует четких правил, сколько ЕГЭ за день должен проверить учитель. Но, как правило, преподаватели, чтобы успеть в срок, в течение трех-четырех дней проверяют по 30–40 работ! А бывает, и 80…

— Работ, которые необходимо проверить, десятки тысяч, а экспертов в Петербурге мало: и тысячи не наберется, — говорит один из разработчиков ЕГЭ, математик и победитель конкурса «Учитель года России — 2007» Дмитрий Гущин. — А потому учителям приходится заниматься проверкой и в субботу, и в воскресенье. Причем Петербург — практически единственный регион, где учителям-экспертам за эту большую, трудную и квалифицированную работу не платят.

Для сравнения: в Москве участвовавшие в подготовке и проведении ЕГЭ учителя получают компенсации в размере от 160 до 320 рублей за каждый час Единого госэкзамена. Конечно, это немного, но хоть что-то… У нас же деньги за проверку ЕГЭ получат лишь те эксперты, которые работают в высших учебных заведениях. Им их работу оплачивают сами вузы.

— Мы, как профсоюз, исходим из того, что безвозмездный труд, если это, конечно, не волонтерство, запрещен конституцией, — говорит сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования «Учитель», преподаватель истории и обществознания одной из петербургских школ Андрей Демидов. — Поэтому за ЕГЭ учителям должны платить. Ведь отсутствие этой оплаты может повлиять и на качество проверки. Согласитесь, это довольно важный вопрос, чтобы не жалеть денег на нормальную оплату труда проверяющих педагогов. Пока что, насколько я знаю, единственной формой поощрения является то, что учителя, которые проверяют ЕГЭ в течение 5 лет, получают 60 баллов к будущей аттестации. Или они могут получить отгулы, которыми реально могут воспользоваться только во время каникул. Это, конечно, абсолютно неадекватная «оплата». Если бы подобная ситуация возникла в Европе, где очень мощные профсоюзы, то они быстро бы поставили работодателя на место.

— На самом деле в самих школах вопрос об оплате или создании достойных условий во время ЕГЭ сейчас даже не поднимается, — добавляет Олег Войтенков. — Все прекрасно понимают, что у администрации школы много методов, чтобы успокоить недовольных. Например, не дадут отпуск в нужных тебе числах, составят неудобное расписание уроков, оставят без отгулов…

Нелюбимый экзамен

Корреспондент «МК» в Питере» попыталась выяснить в Комитете по образованию, почему питерским учителям не платят за ЕГЭ. После двух дней звонков в комитет там, наконец, взяли трубку и сначала посоветовали отправить все вопросы письменно, а потом все-таки коротко ответили:

— Учителя проверяют ЕГЭ в свое рабочее время. Например, суббота для школ — это рабочий день.

— А почему тогда практически во всех городах учителям все-таки платят за эту работу?

— У нас в Петербурге многое делают для учителей того, что нет в других регионах. Какие у нас большие премии, гранты… Поэтому я считаю, неправильно вот так сравнивать…

К слову, «МК» в Питере» все-таки отправил вопросы о ЕГЭ в Комитет по образованию. Однако на момент выхода номера в печать ответы так и не пришли…

В любом случае с мнением Комитета по образованию сами учителя не согласны.

— Можно по-разному объяснять себе эту удобную позицию, мол, оплачивать труд по проверке ЕГЭ не надо, учитель и так обязан приходить и работать, — говорит Дмитрий Гущин. — В регионах, где работа по проверке ЕГЭ оплачивается, эксперты соревнуются между собой за право работать на следующий год, гордятся своим званием эксперта. Региону это позволяет выбирать лучших из лучших и дает уверенность что только самые квалифицированные специалисты оценивают знания выпускников. И дело даже не в размере зарплаты, а в том, что она в принципе есть, и в том, что люди чувствуют, когда за их работу им говорят спасибо.

Отсутствие платы за участие в ЕГЭ и нормальных условий для проверки экзамена приводит к тому, что учителя Петербурга отбиваются от участия в этом «мероприятии» руками и ногами. Правда, далеко не всегда успешно.

— Учителей сейчас заставляют быть экспертами ЕГЭ, организаторами (учитель, который следит за порядком во время проведения экзамена в аудитории. — Ред.), хотя по закону это должно быть на добровольной основе, — говорит Всеволод Луховицкий. — И это, безусловно, серьезное нарушение, с которым должен разобраться Роскомнадзор…

К слову, профсоюз «Учитель» уже в конце июня собирается встретиться с представителями этого ведомства, чтобы решить учительские проблемы ЕГЭ.

— Наша программа-максимум заключается в том, чтобы все-таки добиться выплаты за участие в ЕГЭ. Пусть даже задним числом, — говорит Андрей Демидов. — Если это не получится, мы постараемся добиться, чтобы хотя бы на следующий год учителям не только заплатили за эту работу, но и создали все условия во время проведения госэкзамена.

Автор: Екатерина Дементьева

Источник: http://spb.mk.ru/articles/2014/06/16/ekzamen-na-vyzhivanie.html

Комментарий редакции сайта:

Иногда достаточно придать огласке факты нарушения законодательства, как они «волшебным» образом начинают исправляться.

Так, после появления статьи в «МК в Петербурге» учителям, занятым на проверке работ по ЕГЭ вдруг объявили, что дадут по 2 отгула за каждый отработанный день. Мораль –бороться полезно, а для начала неплохо придать проблему гласности

http://www.pedagog-prof.org/index.php?option=com_k2&view=item&id=584:%D0%BF%D1%80%D0%B5%D0%BF%D0%BE%D0%B4%D0%B0%D0%B2%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%B9-%D0%BF%D0%B5%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B1%D1%83%D1%80%D0%B3%D1%81%D0%BA%D0%B8%D1%85-%D1%88%D0%BA%D0%BE%D0%BB-%D0%B7%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%B2%D0%BB%D1%8F%D1%8E%D1%82-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%BD%D0%B8%D0%BC%D0%B0%D1%82%D1%8C-%D0%B5%D0%B3%D1%8D-%D0%B1%D0%B5%D1%81%D0%BF%D0%BB%D0%B0%D1%82%D0%BD%D0%BE&Itemid=17

Форум преподавателей вузов Москвы «Разумная нагрузка! Достойная оплата! Нет сокращениям!» 17 июня в Сахаровском центре

Уважаемые товарищи и коллеги!

Приглашаем всех неравнодушных на Форум преподавателей  вузов Москвы «Разумная нагрузка! Достойная оплата! Нет сокращениям!», организуемый Межрегиональным профсоюзом работников высшей школы «Университетская солидарность», который состоится 17 июня в Сахаровском центре (Москва, ул.Земляной вал, д.57, стр.6
Проезд до ст. метро «Курская», «Чкаловская», «Таганская») в 17.00 (на 2 этаже).

Цель Форума — обсуждение и выработка стратегии и тактики защиты наших прав в условиях роста нагрузки и сокращения преподавателей и выработке альтернатив нынешней реформе образования!

Планируются  сообщения как по проблематике, обозначенной в названии Форума, так и о положении в различных московских вузах.

Всех желающих выступить с сообщением (5 минут) на темы, обозначенные в заголовке Форума или с сообщением о ситуации в Вашем вузе (по 2-м основным позициям: а) действия администрации вуза, связанные с сокращениями преподавателей, увеличением нагрузки и изменением условий трудового договора и т.п. б) настроения преподавателей и их готовность бороться за свои права) проcим название и тезисы своих сообщений (объем тезисов — 0,5 страницы) присылать на е-мейл —morozov.socialist.memo@gmail.com (Константину Николаевичу Морозову).

О включении Вашего сообщения в план Форума Вам будет сообщено дополнительно . В ходе работы Форума, планируется также создание постояннодействующих рабочих групп Форума по наиболее важным проблемам, волнующих преподавателей.

Будет так же обсуждено Открытое письмо работников высшей школы России и запущен процесс сбора подписей под ним.

Всех желающих принять участие в работе  Форуме просим написать об этом (ФИО, степень (при ее наличии), должность и вуз) — на е-мейл —morozov.socialist.memo@gmail.com   Убедительно просим преподавателей-москвичей: 1)  принять участие в работе нашего Форума; 2) позвать на него своих коллег из вуза и своих знакомых; 3) распространить информацию о Форуме в социальных сетях . Мы планируем проводить Форум  преподавателей  вузов Москвы регулярно для обсуждения  наших проблем и защиты наших прав! Ждем Вас и  Ваших коллег на Форуме!

http://unisolidarity.ru/?p=2370

У нас в вузе:

1) с 1 сентября 2013 года сделали всем нагрузку 900 часов. Не зависимо от квалификации преподавателя и кафедры;

2) исключили из учебной работы проверку расчетно-графических работ и полевую практику. За обычную практику ставят только часы на прием отчетов по практике;

3) труд преподавателя на условиях почасовой оплаты оформляется как расширение зон обслуживания, чтобы не светить дополнительную нагрузку в отчетности. Реально многие работают 1,5 ставки плюс 300 часов почасовки, итого 1650 часов учебной (!) работы в год.

Цель руководства — отчитаться о том, что заработная плата ППС достигла уровня согласно майским указам Президента, дорожной карте развала образования (Распоряжение Правительства РФ №2620-р от 30.12.12) и прочая. То, что учебная нагрузка преподавателя выросла в полтора раза — никого не интересует.

Необходимо требовать Минобр разработать нормативную базу по нормам труда: предельные нормы учебной нагрузки в зависимости от квалификации (для профессора/доцента/преподавателя/ассистента).

Требовать определить содержание учебной работы и других видов работ (учебно-методической, научной и т.д.), определять его не рекомендательными письмами типа 26.06.2003 № 14-55-784ин/15 «О примерных нормах времени для расчета объема учебной работы», а НОРМАТИВНЫМИ документами.

Требовать от министерства ввести в мониторинг вузов критерий «средняя учебная нагрузка штатного преподавателя в часах».

Требовать от министерства увольнять за профнепригодность тех ректоров, где в вузе НПР — менее 40% (у нас меньше 30%) от всех работников (Боливар не вытянет 2,5).

Требовать от министерства определить, что директор института=учебного подразделения — должность выборная, а не назначаемая по приказу ректора. Внести соответствующие изменения в Трудовой Кодекс.

Требовать от министерства уволить тех ректоров, где ученый совет вуза состоит в основном из АУП, а не ППС. Какие-то менеджеры-недоучки пляшут под дудку назначившего их ректора и ОПРЕДЕЛЯЮТ жизнь (или её отсутствие) у профессуры и студентов.

Запретить работу в вузе родственников (супругов и детей) ректора. Если сами не понимают.

Требовать министерство обязать руководство вуза выставлять на сайте медианную зарплату для каждой категории ППС и для каждой категории управленцев.

Решать эти вопросы на уровне профсоюз-инспекция труда-суд — не получается, так как нет нормативной базы. А если в вузе прикормлен родственничек кого-либо из министерства, рособрнадзора или общественных советов при них, то ректор в состоянии вседозволенности творит всё, что взбредет в голову.

Руководство Минтруда готово разобраться с зарплатами медицинских работников!

Прошу перепоста!!!

Руководство Минтруда готово разобраться с зарплатами медицинских работников!!!
И просит информации о заплатах и организации, где нарушения.
Нужно -
1. Регион, город и т.д.
2. Организация
3. Зарплата и должность!!!

Я очень прошу откликнуться, иначе расчитывать не на что!!!
Это касается всех городов, и любых медицинских учреждений!!!

Я ГАРАНТИРУЮ КОНФЕДИЦИАЛЬНОСТЬ!!!
Я НИКОГДА ,ВАС НЕ ПОДВОДИЛА!!!

Это в Ваших интересах!!!

Моя почта — allka.frolova@gmail.com
Пишите в личку!!!
Это нужно ещё вчера!!!

И очень прошу не тратьте время на пустые комментарии, у меня то его точно НЕТ!!!

Сообщение от Алла Фролова

http://korolev-sos.livejournal.com/374895.html

Вологда: профсоюз отстоял равную оплату совместителей и выступил с инициативой создания Дворца творчества

Автор:  Андрей Демидов

Первичная профсоюзная организация работников образования г. Вологды ведет упорную и грамотную борьбу против процесса «оптимизации», проводимого в отношении дополнительного (в частности, музыкального) образования. При этом, профсоюз строго стоит на позициях законности  и  выступает в интересах не только одних работников, но всех вологжан.

Так в результате встречи и переговоров  председателя первички профсоюза УЧИТЕЛЬ Сергея Ефимова с руководством департамента культуры городской администрации достигнута предварительная договоренность об отмене дискриминационного распоряжения об урезанной оплате совместителей в сравнении с штатными работниками. «Конституцию и Трудовой кодекс, которые гарантируют равную оплату за равный труд, пока никто не отменял» — пояснил профсоюзную позицию Сергей.

Так же профсоюз предложил план сохранения музыкальных школ города за счет достройки и ввода в строй нового Дворца культуры.  Предложение, в виде открытого письма к главе региона разошедшееся в СМИ, вызвало широкую полемику, что потребовало от авторов дополнительных объяснений. Публикуем Комментарии к открытому обращению к Врио Губернатора Вологодской области Кувшинникову О.А. от прогрессивно мыслящей части трудовых коллективов, профсоюзных организации и родительских комитетов детских школ искусств г. Вологды, а также сознательных и ответственных за достойное будущее детей жителей города.

Начнем с констатации фактов. Что есть на данный момент?

1.Идет процесс «оптимизации» дополнительного образования сферы искусств, который при существующих тенденциях может привести к падению качества и доступности образования для населения.

2.Инфраструктура, а точнее помещения и оборудование школ, не всегда позволяют реализовывать современные образовательные программы и проекты. Некоторые здания находятся в аварийном и близком к нему состоянии.

3. В то же время, имеется долгострой – новый Детский Дворец искусств.

4. Согласно «дорожной карте», прилагаемой к «майским Указам Президента РФ», количество детей занятых программами допобразования должно увеличиваться. В результате введения платы за обучение, для не прошедших по конкурсу, количество детей сокращается. Вместе с этим начались сокращения педагогов.

5. Город давно нуждается в концертном зале. Данная проблема уже имела широкий общественный резонанс.

Что предлагается?

Консолидировать усилия федерального и областного бюджетов, и привлечь инвестиции с целью помочь городу с достройкой и запуском здания Дворца.

На полученных площадях разместить школы, здания которых находятся в аварийных состояниях (не сокращая ни одного направления или ставки), внимательно выслушав мнения педагогов и родителей детей.

 Помимо указанного в предыдущем пункте, развернуть на свободных площадях востребованные населением, потенциально самоокупаемые образовательные программы и услуги (детское кафе, комнаты досуга и прочие). Доходы от этой деятельности должны целевым образом направляться на развитие системы дополнительного образования в Вологде и могут ослабить тот кризис финансирования, который имеется сейчас.

Особое внимание стоит уделить открытию в здании Дворца концертного зала. По предварительным прогнозам он должен был располагаться в здании ДК «Железнодорожников». В данном случае мы считаем, что оптимизация, как достижение наилучшего целевого показателя, может иметь место. И в рамках одного комплекса решит две важные задачи. Зал будет приносить доход, который можно также направить на развитие системы дополнительного образования.

Данный многофункциональный культурный комплекс органично вписывается в текст проекта Концепции развития дополнительного  образования детей, позволяя реализовывать новые обучающие программы как за счет бюджетных средств, так и за счет внебюджетных источников.

С открытием Дворца статус города Вологды, как культурной столицы Русского севера, укрепится. Дворец Искусств – это место, куда можно будет с гордостью отдать своего ребенка. Это будет настоящий подарок в Год Культуры не только вологжанам. Но и жителям, а главное – детям всей области.

Почему с такой инициативой выступает общественная организация – профсоюз?

Потому что сохранение нынешней ситуации приведет (и уже приводит) к сокращению среди педагогов, а реализация нашего предложения позволит не только сохранить, но даже расширить занятость. При этом мы прекрасно понимаем, что нехватка бюджетных мест приведет к массовому оттоку обучающихся из системы ДО. Наши предложения позволяют этого избежать. Безусловно, они требуют обсуждения, так же как и возможные альтернативные варианты, и Профсоюз УЧИТЕЛЬ готов к диалогу с каждой из сторон.

http://www.pedagog-prof.org/index.php?option=com_k2&view=item&id=578:%D0%B2%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B4%D0%B0-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%84%D1%81%D0%BE%D1%8E%D0%B7-%D0%BE%D1%82%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%8F%D0%BB-%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%BD%D1%83%D1%8E-%D0%BE%D0%BF%D0%BB%D0%B0%D1%82%D1%83-%D1%81%D0%BE%D0%B2%D0%BC%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%B9-%D0%B8-%D0%B2%D1%8B%D1%81%D1%82%D1%83%D0%BF%D0%B8%D0%BB-%D1%81-%D0%B8%D0%BD%D0%B8%D1%86%D0%B8%D0%B0%D1%82%D0%B8%D0%B2%D0%BE%D0%B9-%D1%81%D0%BE%D0%B7%D0%B4%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D0%B4%D0%B2%D0%BE%D1%80%D1%86%D0%B0-%D1%82%D0%B2%D0%BE%D1%80%D1%87%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B0&Itemid=56

Еще раз о рабочем времени учителя

Автор:  Андрей Демидов

Несмотря на то, что Минобразования неоднократно заявляло, что никаких изменений в нормировании рабочего времени учителей нет, во многих регионах работодатели грубо нарушают ТК и подзаконные акты, регулирующие этот вопрос. Педагогам предлагают подписать трудовой договор, в котором его рабочее время определяется как 36 часов пребывания на рабочем месте, требуют отработки этих часов даже в каникулярное время.

4 года назад мы послали запрос в Минтрудсоцразвития о том, как учитывается так называемая ненормированная часть рабочего времени учителя. Ответ был таков: «Оно должно учитываться, но учет его очень сложен, поэтому не учитывается». То есть решение этого вопроса было фактически передано на уровень конкретной школы: как сумеете договориться с директором, так и будет.

До последней волны «оптимизации образования» такое положение не вызывало особого беспокойства. Но сейчас ситуация изменилась, всем нам грозят «эффективные» контракты, поэтому приходится снова уточнять, правильно ли мы понимаем законодательные нормы о рабочем времени. Активистка «УЧИТЕЛЯ» преподаватель ЦО «Технология обучения» Ирина Канторович в начале апреля передала в Минобразования петицию, собравшую более тысячи подписей. В петиции она просила объяснить, из чего складываются те самые 36 часов, о которых нам постоянно говорят директора.

Недавно она получила замечательный ответ, подписанный заместителем директора Департамента государственной политики в сфере общего образования Минобрнауки России Ю.В. Смирновой. Ниже даны с небольшим комментарием наиболее важные выдержки из этого документа.

Во-первых, перечислены нормативные документы, в которых идет речь о рабочем времени учителя. Это

- часть 3 статьи 333 Трудового кодекса РФ

- приказ Минобрнауки России от 27 марта 2006 г. № 69 «Об особенностях режима рабочего времени и времени отдыха педагогических и других работников образовательных учреждений»

- приказ Минобрнауки России от 24 декабря 2010 г. № 2075 «О продолжительности рабочего времени (норме часов педагогической работы за ставку заработной платы) педагогических работников».

Во всех этих документах подтверждается, что рабочее время делится на нормированную (преподавательскую) и ненормированную (воспитательскую, иную педагогическую) работу. В приказе №69 сказано, что ненормированная часть рабочего времени не может быть конкретизирована пол количеству часов.

Пока что ничего нового г-жа Смирнова нам не сообщила. Но вот последний абзац ответа чрезвычайно важен для всех учителей:

«Таким образом, для педагогических работников продолжительность педагогической работы, связанной с преподавательской работой, не может превышать 18 часов в неделю, а продолжительность рабочего времени педагогических работников, в том числе включающую другую педагогическую работу, — не более 36 часов в неделю».

Поскольку это не просто мнение, а официальный ответ, мы можем на него ссылаться в любых переговорах с работодателем. Из этого абзаца делаем выводы:

  1.             18 часов в неделю — это по-прежнему официальная ставка часов, это понятием можно использовать при расчете средней зарплаты (во исполнение майских указов президента).
  2.             Если работодатель требует работы свыше ставки, он уже потенциальный нарушитель закона, потому что вынуждает нас таким образом либо работать больше 36 часов, либо некачественно выполнять нашу воспитательскую работу.
  3.             36 часов — это максимум, следовательно, за работу свыше этого времени мы имеем право требовать оплату как за переработки.
  4.             Если у учителя больше 18 часов, то он имеет право соответственно сокращать вторую (ненормированную) часть своего рабочего времени, если она не оплачивается дополнительно. Например, если у меня 24 часа и за оставшиеся 12 часов в неделю я должен подготовиться к урокам, провести намеченные воспитательные мероприятия, посетить 2 собрания, заполнить электронный журнал и написать 3 отчета, то я сам выбираю, что я сделаю, а что имею право не выполнить: больше 36 часов в неделю работать нее положено!

Мы предлагаем всем педагогам при расчете их нагрузки на новый учебный год исходить из этого документа.

Почти одновременно с ответом на петицию И. Канторович к нам попал еще один интересный документ – ответ заместителя директора Департамента государственной политики в сфере подготовки рабочих кадров и ДПО Т.В. Рябко на запрос о рабочем времени работника среднего профессионального образования. Он гораздо конкретнее первого документа. Мы приводим здесь некоторые цитаты, потому что считаем работу в школе и в техникуме по сути одинаковой педагогической работой:

«Норма часов за ставку заработной платы (продолжительность рабочего времени) и объем учебной нагрузки — это разные понятия. Так, у преподавателя норма часов за одну ставку заработной платы составляет 720 часов в год (18 часов в неделю), а объем учебной нагрузки (предельный) — 1440 часов в год (36 часов в неделю). Все вышеуказанные часы преподавательской работы включаются в тарификацию.

Таким образом, преподаватель, принятый на одну ставку заработной платы, работает в образовательной организации в среднем 18 часов в неделю. Дополнительная работа, не входящая в круг его должностных обязанностей (проверка письменных работ, заведыванне кабинетом, выполнение с его согласия функций по классному руководству и т.д.), за которую производится дополнительная оплата, осуществляется преподавателем в любое время в соответствии с его личным планом.

Дни недели (периоды времени, в течение которых образовательная организация осуществляет свою деятельность), свободные для педагогических работников, ведущих преподавательскую работу, от проведения учебных занятий по расписанию, а также от выполнения иных обязанностей, регулируемых графиками и планами работы, преподаватель может использовать по своему усмотрению для повышения квалификации, самообразования, подготовки к занятиям и т.п., то есть не присутствовать в образовательной организации».

Особенно хорош последний абзац. Мы рекомендуем показывать его тем директорам, которые требуют присутствия в школе несмотря на то, что у педагога в этот день нет уроков.

В.В. Луховицкий

Член Совета МПРО УЧИТЕЛЬ

Президент оказал услугу медикам Владимир Путин дал поручения по защите завоеваний врачей в реформе здравоохранения

По итогам встреч и совещаний конца мая президент Владимир Путин дал поручение правительству, Минздраву и ряду других ведомств Белого дома проанализировать отдельные аспекты стратегии развития здравоохранения в РФ. Майские указы 2012 года, требующие роста зарплат врачей, сделали неизбежной дискуссию о том, что будет дальше происходить в этом секторе. Как отмечает экспертный совет при правительстве РФ, запросы населения по качеству здравоохранения увеличились, а повышение требований к врачам уже сейчас вызывает сопротивление медицинского сообщества.

По итогам встреч 26-27 мая с представителями «Объединенного народного фронта», Федерации независимых профсоюзов России, заседания комиссии по достижению целевых показателей социально-экономического развития Владимир Путин выдал ряд поручений, в числе которых не менее пятой части связаны со здравоохранением. Президент потребовал профсоюзного контроля при переходе на «эффективный контракт» в здравоохранении, установления максимально допустимых норм нагрузки медработников, разработки изменений в стратегию «погружения» высокотехнологичной медпомощи в систему обязательного медстрахования (ОМС). Кроме того, Минздраву с Росстатом поручено проанализировать итоги оптимизации в 2012-2013 годах сети учреждений здравоохранения (в том числе по численности врачей на 10 тыс. населения — напомним, на прошлой неделе на это обращала внимание Счетная палата, см. «Ъ» от 28 мая). Вице-премьеру Ольге Голодец поручено подготовить схему федерального финансирования лечения орфанных заболеваний (из средств экономии на госзакупках лексредств). Наконец, Минтруду требуется проанализировать дальнейшие планы сокращения в 2014-2018 годах сети государственных и муниципальных учреждений в соцсфере — в основном это также здравоохранение иобразование.

Повышенный интерес администрации президента к здравоохранению связан во многом с продолжающейся дискуссией о состоянии региональных финансов. Вчера на совещании с премьер-министром Дмитрием Медведевым тема здравоохранения называлась главами регионов среди основных проблем: майские указы, и не только (например, губернатор Ставрополья Владимир Владимиров предложил отсрочить переход к полной оплате регионами тарифов за неработающее население в системе ОМС — это должно произойти в 2015 году), сделали процесс подготовки бюджетов на 2005-2017 годы крайне напряженным. Но дело не только в финансах — планы повышения врачам зарплат до уровня 200% от среднерегиональных к 2018 году автоматически запустили дискуссию о следующем этапе реформы здравоохранения.

В докладе по проблеме (есть в распоряжении «Ъ») экспертного совета при правительстве РФ министру «Открытого правительства» Михаилу Абызову его автор, проректор ВШЭ Лев Якобсон, указывает, что эта дискуссия после реализации майских указов неизбежна. По данным ВШЭ, рост зарплат врачей (около 60% текущих расходов системы ОМС — это оплата труда работников здравоохранения) уже сейчас увеличил требования населения к медуслугам и вызвал рост их негативных оценок на фоне огромных по меркам РФ расходов федерального правительства в 2011-2013 годах на медтехнику, ремонты и т. д. При этом, констатируют эксперты, медработники негативно относятся к большей части идей Минздрава по «эффективному контракту», дифференциации зарплат в зависимости от квалификации. В ВШЭ полагают, что увеличение зарплат в 2012-2014 годах не было увязано с «дорожными картами» реструктуризации медучреждений, а системы внешней оценки качества в здравоохранении нет. «Открытому правительству», занимающемуся темой по поручению президента, предложено инициировать спешную разработку программ реструктуризации сектора (это, по оценкам, позволит к 2018 году экономить до 10% затрат системы ОМС) и сокращения избыточной отчетности в здравоохранении. Предлагается также не ориентироваться на включение стимулирующих мер в системе оплаты труда в здравоохранении в трудовые соглашения — не более 30% врачей и 25% медсестер готовы в текущей схеме увеличить трудовую отдачу в обмен на рост зарплат. Кроме того, эксперты констатируют, что пока реформа не снижает совместительство у врачей — его практикуют 20% медработников (в среднем они заняты 46 часов в неделю, что на 10-15% выше среднероссийского уровня).

Обострение дискуссий делает почти неизбежным «профсоюзное» в широком понимании сопротивление медсообщества действиям социального блока Белого дома, с 2012 года ведущего масштабную реформу в здравоохранении. Исходя из текста поручений Владимира Путина, пока Кремль склонен занимать в этом противостоянии сторону врачей, а не потребителей медуслуг. При этом, как уже писал «Ъ», еще одной угрозой сектору является резкий рост разбалансированности системы ОМС с 2017 года (см. «Ъ» от 14 мая). Результатом дискуссий в этом сценарии может стать потеря основного преимущества здравоохранения в РФ — низкой стоимости (в период 2010-2016 годов государственное здравоохранение обходится России в 3,3-3,6% ВВП, вдвое ниже среднего по ЕС) без сокращения отставания от европейских норм. При этом, предупреждают эксперты «Открытого правительства», возможности дальнейшего роста доли платных медуслуг в госсекторе здравоохранения «близки к социально-политическим пределам».

Дмитрий Бутрин, Вадим Вислогузов, Наталья Ильина, Станислав Кувалдин

http://www.kommersant.ru/doc/2485331?isSearch=True

Ремонт за счет заведения

Автор:  Андрей Демидов

Ежегодный летний ремонт школ превращается в вечную «головную боль» для учителей, родителей  и директоров школ.

Удивительное дело, декларируя заботу о системе образования и даже выделяя на ее нужды кое-какие (иногда немалые) деньги, наше государство умудряется даже благодеяние превратить в источник неудобств для непосредственных участников образовательного процесса.

Вот, например, в некоторых ульяновских школах начался процесс замены окон. Дело хорошее. Новые окна позволят снизить уровень шума и загрязнения, создадут более нарядный вид старым зданиям. Есть несколько «но», которые касаются не только окон.

Первое. Уже третий год эти ремонты не позволяют административным сотрудникам отгулять нормально отпуск: в силу каких-то бюрократических затяжек сроки ремонта сдвигаются (вместо мая — начало июня ), после ремонта проверка школы от КРУ – административные работники, включая завхоза на ней быть обязаны.

Но самое удивительное — это распределение финансирования на ремонт. На ремонт выделяется определенная сумма, например — 500 тысяч, но лишь на определенные виды работ. Например, на ремонт электрики. И на эти деньги можно нанять бригаду рабочих и отремонтировать электрику. Но остальной ремонт сделать не получится, поэтому сотрудники собственными силами и силами родителей (они стараются выражаться более  аккуратно «совместно с родителями») делают ремонт в здании школы. Излишне говорить, что никакой дополнительной оплаты на эти цели в бюджете не предусмотрено.

И подобная ситуация повторяется из года в год. В прошлом году выделили компьютеры, но опять-таки пришлось находить финансы на краску и прочие текущие ремонтные дела. По словам ульяновских педагогов  складывается ощущение, что деньги выделяются по каким-то программам (обеспечение компьютерами, замена стекол, капремонты детских садов), но кроме этих разовых программ есть ежегодные ремонтные дела. К тому же не все здания одновременно нуждаются в капремонте или серьезном косметическом. Некоторые разрушаются быстрее и на что делать ремонт им, если финансирование выделено на компьютеры и замену окон, а с потолка сыплется штукатурка? Не хотелось бы, что ответ на эти вопросы пришлось искать в результате того, что какое-то школьное здание просто разрушилось, не дождавшись нормального финансирования ремонтных дел. А если спасение утопающих (безопасность детей) – дело самих утопающих (педагогов и родителей), то об этом надо прямо объявить.

http://www.pedagog-prof.org/index.php?option=com_k2&view=item&id=573:%D1%80%D0%B5%D0%BC%D0%BE%D0%BD%D1%82-%D0%B7%D0%B0-%D1%81%D1%87%D0%B5%D1%82-%D0%B7%D0%B0%D0%B2%D0%B5%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F&Itemid=30

Колледж в Алексеевке. Требуем за равный труд равную оплату

Автор:  Андрей Демидов

Преподаватели колледжа в Белгородской области обратились с открытым письмом к президенту и министру образования с протестом против дискриминации в зарплате.

Маленький город Алексеевка Белгородской области известен тем, что здесь производят майонез, масло «Слобода» и другую продукцию этого бренда. А еще у нас есть знаменитый Алексеевский колледж, где кипят нешуточные страсти и, как в зеркале, отражается печальная участь всего среднего профессионального образования.

Сельскохозяйственный техникум открылся более 55 лет назад. Впоследствии он стал называться «Алексеевский колледж экономики и информационных технологий» (АКЭИТ). В нашем городе он был самым значимым, самым востребованным учебным заведением. Почти треть населения города и района в свое время получили здесь образование. Его слава гремела некогда по всей Белгородчине и за ее пределами. Здесь всегда был сильный и сплоченный коллектив, современная материальная база, подсобное учебное хозяйство, десять лет работала театральная студия, был создан вокально-хореографический ансамбль «Раздолье», получивший звание народного коллектива, множество кружков и спортивных секций.

До 2012 года мы находились в федеральном подчинении. В 2013 году к Алексеевскому колледжу экономики и информационных технологий был присоединен педагогический колледж, директор которого назначен руководителем объединенного учебного заведения. Учредителем является Департамент внутренней и кадровой политики Белгородской области. С этого времени и начались наши беды.

Несмотря на то что создан единый коллектив с общим уставом, с одинаковыми трудовыми функциями, отношение к преподавателям совершенно разное. Ставка заработной платы преподавателей общеобразовательных дисциплин, преподающих на первом курсе, сравнялась со ставкой преподавателей бывшего педагогического колледжа, которая до объединения была в полтора раза выше, а у остальных педагогов АКЭИТ нет. Почему-то работодатель считает, что он может устанавливать заработную плату работникам, не считаясь с Трудовым кодексом РФ, ЕКС и другими нормативными документами. В Единых рекомендациях РТК по установлению на федеральном, региональном и местном уровне систем оплаты труда работников государственных и муниципальных учреждений на 2014 год (п. 31) сказано, что установление разных окладов по должностям, входящим в один и тот же квалификационный уровень профессиональной квалификационной группы, недопустимо. В ЕКС нет должности «преподаватель какой-либо дисциплины» или специальности, а есть должность — «преподаватель». Наши должности в ЕКС обозначены одинаково, но размеры должностных окладов разные. Может, наш учредитель этого не знает? Заработная плата бывших работников АКЭИТ не только осталась на прежнем уровне, но даже уменьшилась — перестали выплачивать в полном объеме 15‑процентную надбавку за вид учебного заведения (колледж), котораяпредусмотрена постановлением СовМина РСФСР №17 от 8 января 1991 года и не отменена донастоящего времени. С сентября 2013 года нам платят надбавку только за фактические часы, отработанные в группе повышенного уровня, а не от полной педагогической нагрузки, как было ранее. Не важно, что это ухудшает материальное положение практически нищего преподавателя — просто внесли изменение в областное постановление об оплате труда (наверное, посчитали, что она очень высокая). Но почему-то у преподавателей дополнительного образования и у администрации надбавка предусмотрена от ставки. Введен коэффициент наполняемости от 0,8 до 1 в зависимости от того, сколько человек в группе. То есть если в группе меньше 20 человек, оклад преподавателя автоматически уменьшается еще на 20%. Но коэффициент наполняемости для определения оклада руководителя и его заместителей почему-то равен 1,5-2.

Мы не знаем, какой формулой определяется средняя заработная плата преподавателя у нас в области, но в нашем учебном заведении у преподавателей бывшего АКЭИТ с высшей категорией, преподающих на старших курсах, то есть готовящих специалистов для нашей экономики, ставка составляет 7664 рубля. Умножьте ее на коэффициент 0,8, прибавьте около 2000-3000 рублей стимулирующих выплат (которые зависят от расположения администрации), около 1000 рублей за классное руководство. Вот и вся арифметика. Поэтому и вынужден бедный преподаватель работать на 1,5-2 ставки, чтобы как-то свести концы с концами.

Основной функцией среднего профессионального образования является подготовка специалистов с необходимыми профессиональными умениями и навыками. Мы, конечно, рады за своих коллег, преподающих общеобразовательные дисциплины, у которых зарплата растет, но разве это справедливо, что в профессиональном колледже преподаватели, выполняющие основные функции СПО, получают в 2 раза меньше?

Преподаватели и сотрудники бывшего АКЭИТ обращались в Департамент внутренней и кадровой политики Белгородской области, лично к губернатору Евгению Савченко, в Федеральную службу по труду и занятости, к председателю Комитета Государственной Думы по образованию, Уполномоченному по правам человека, но все возвращается в область — учредителю, который не видит никаких нарушений ни Трудового кодекса, ни других нормативных документов.

Федеральная служба по труду и занятости, Уполномоченный по правам человека отправили наши обращения в Государственную трудовую инспекцию Белгородской области, которая не дала правовой оценки сложившейся ситуации, хотя мы об этом просили, а сослалась на приказы, в которых якобы установлены доплаты преподавателям и другим работникам колледжа. Мы в письменной форме попросили директора ознакомить нас с данными приказами. Администрация в ответ начала «обработку» подписавшихся сотрудников, чтобы они вычеркнули свои фамилии из обращения. И только после звонка в трудовую инспекцию нам выдали выписки из одного приказа, в котором речь идет о доплатах за классное руководство, проверку тетрадей и т. п. А выписку из второго приказа так и не выдали. Создается впечатление, что приказа не было или в нем содержатся те сведения, о которых мы знать не должны. Вот так работают государственные службы, которые призваны защищать права трудящихся. Мы обратились в Общественный антикоррупционный комитет с просьбой дать правовую оценку сложившейся ситуации. Их юристы направили документы в областную прокуратуру и губернатору. Но воз и ныне там…

И это далеко не все. Значительно повысив требования к преподавателям, работодатель не выполняет обязанности, возлагаемые на него статьей 22 ТК РФ:

 обеспечивать работников необходимыми средствами для исполнения ими трудовых обязанностей;

 обеспечивать работникам равную оплату за труд равной ценности;

 знакомить работников под роспись с принимаемыми локальными нормативными актами.

Не обновляется ни программное, ни техническое обеспечение в учебных аудиториях, далеко не всегда работает Интернет, не закупается спортивный инвентарь, в спортивном зале оборудование не соответствует требованиям техники безопасности. Библиотека колледжа не пополняется, в то же время администрация требует использовать на уроках новейшую литературу. Бумага, краска для принтеров закупается преподавателями самостоятельно. Не работают кондиционеры. Отключен телефон в учительской, так как администрация считает, что преподавателям он не нужен. Прежде процветавшее учебное заведение попросту приходит в упадок. Даже кулер, приобретенный на деньги спонсоров еще до объединения, отключили — это тоже непозволительная роскошь. Мы предложили воду для него закупать самостоятельно, но нам не разрешили.

Во всей стране придается большое значение музеям — хранителям истории малой родины, кроме нашего учебного заведения. Столько материальных средств и усилий преподавателей, студентов было потрачено на создание нашего музея! Он отвечал всем современным требованиям, студенты вели экскурсии, занимались поисковой работой, здесь проходили встречи с ветеранами Великой Отечественной войны и труда, знаменитыми людьми нашего района. Теперь патриотическое воспитание стало ненужным. Наш замечательный музей просто закрыли без объяснения причин, не предупредив об этом даже его руководителя.

Что там Трудовой кодекс — Конституция прошла стороной. Все праздничные дни — 8 Марта, 1 Мая, 9 Мая и другие государственные праздники мы отрабатываем.

Основной задачей любого руководителя является создание благоприятного морально-психологического климата в коллективе. У нас все с точностью до наоборот. Сотрудников стравливают друг с другом.

С начала учебного года ухудшилось положение тех преподавателей бывшего АКЭИТ, которые не молчат о недостатках и стремятся конструктивно изменить обстановку в колледже. Их могут публично унизить, лишить премии в ответ на замечания в адрес администрации.

Ни о какой коллегиальности не идет даже речи, не работает совет колледжа, все, что касается оплаты труда, делается в тайне, директор считает себя вправе менять решения собрания, нет никакой прозрачности.

До перехода на региональное финансирование (до 2012 года) АКЭИТ работал по пятидневной рабочей неделе. Почему-то сейчас это невозможно. У нас много иногородних студентов, в субботу в расписании стоит всего 2 пары, на которые мало кто приезжает. Всем было бы удобней работать по пятидневной рабочей неделе. Но учредителю почему-то удобно, чтобы было неудобно нам. Хотя сам департамент в субботу не работает, да и наша администрация тоже, есть только дежурный администратор.

Преподаватель несет огромную ответственность перед обществом за обучение и воспитание будущих компетентных специалистов. Он должен быть примером во всем. Как бедный и бесправный педагог может поддерживать презентабельный внешний вид, полноценно отдохнуть, заняться самообразованием? Сейчас, как никогда, стране нужны педагоги, занимающие активную жизненную позицию, но в нашем учебном заведении почему-то хотят от них избавиться, «создав» для этого необходимые условия. Опытные преподаватели просто уходят.

Бывший АКЭИТ, находясь в федеральном подчинении, успешно проходил все процедуры лицензирования, аккредитации и аттестации. Теперь, оказывается, у нас все было не так. Получается, что либо в Министерстве образования работают некомпетентные специалисты, либо просто региональные чиновники требуют от нас ведения никому не нужной бумажной и электронной документации, которую нам приходится переделывать по нескольку раз. Нам некогда качественно заниматься непосредственно нашей работой — воспитанием и обучением студентов.

Мы живем в чернобыльской зоне, нам положен дополнительный отпуск, но почему-то для того, чтобы взять его в удобное для себя время (как трактует закон), некоторым приходится его слезно выпрашивать.

Все это нам объясняют политикой государства, требованиями ФГОС и новым законом об образовании. Что же это за модернизация образования такая, которая ставит преподавателя в рамки бесправного и практически рабского существа? Становится унизительным ходить на работу. Мы пытались обратиться в различные телепередачи, но везде нам отвечали, что это не их формат. Остался один способ — организовать и провести забастовку, может быть, тогда кто-то обратит на нас внимание.

Уважаемые Владимир Владимирович и Дмитрий Викторович! Просим пересмотреть на федеральном уровне ставки преподавателей СПО согласно должностям Единого квалификационного справочника, чтобы в регионах не было разных систем оплаты труда для «своих» и «бывших федералов», защитить педагогов профессионального образования от произвола местных чиновников, которые не обеспечивают ни материальную базу, ни требования законодательства, ни улучшения благосостояния преподавателей.

С уважением преподаватели Алексеевского колледжа

Н.И.КЛАДОВА, Т.А.ЦЫБЕНКО,

О.Б.ТАМИСТОВА, А.М.РЕВИН,

Т.В.МАКАРЕНКО, В.Н.УСАТОВ,

О.А.КУЗЬМИН

и другие, которые просто боятся назвать свои фамилии

Источник: http://www.ug.ru/archive/55937

В Дагестане в горных районах собираются бастовать педагоги

Оказывается, они уже несколько лет не получали компенсации за ЖКХ.

Если эту проблему не решат в течение ближайших месяцев, педагоги начнут забастовку.

По закону все сельские учителя должны получать льготы на оплату коммунальных услуг, но в горных районах республики вместо того, чтобы компенсировать расходы на газ, а в негазифицированных населенных пунктах — предоставить топливо, всем без исключения учителям предлагают приобретать уголь. Но даже его завозят недостаточно, и не всегда он оказывается хорошего качества.

При этом республиканская служба тарифов установила завышенную цену на уголь как считают педагоги — по 5300-5800 рублей за тонну, требуя, чтобы его покупали только у определенных поставщиков.

Поэтому учителям, которые хотят вернуть хоть какую-то часть потраченного, ничего другого не остается, кроме как покупать уголь у этих поставщиков.

Но теперь педагоги из горных районов дали чиновникам время решить эту проблему. их терпение окончательно лопнуло. Они настроены решительно и поставили ультиматум властям, если за лето вопрос с выплатой компенсаций не будет снят, то 1 сентября они начнут забастовку.

http://sevkavportal.ru/news/pub/proishestviya/item/15164-v-dagestane-v-gornykh-raj.html

Зарплата больше,но меньше. К оценке её повышения педагогам, врачам и т.д.

Президенту Российской Федерации ПУТИНУ В.В., в Правительство Российской Федерации МЕДВЕДЕВУ Д.А., Государственную Думу НАРЫШКИНУ С.Е., Совет Федерации МАТВИЕНКО В.И. В Конституционный Суд Российской Федерации ЗОРЬКИНУ В.Д., Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации ПАМФИЛОВОЙ Э.А., в Минобрнауки России ЛИВАНОВУ Д.В., Минздрав России СКВОРЦОВОЙ В.И., Российскую академию наук ФОРТОВУ В.Е. от Гречишникова Л.В. (экономист по труду, до пенсии – сотрудник Минэкономики России); 127422, г. Москва, Дмитровский проезд, 16, кв. 89 Открытое письмо ЗАРПЛАТА БОЛЬШЕ, НО МЕНЬШЕ К ОЦЕНКЕ ЕЁ ПОВЫШЕНИЯ ПЕДАГОГАМ, ВРАЧАМ И Т.Д. Речь пойдёт о том, как, убеждён, НЕ НАДО повышать им зарплату. На данном конкретном этапе. Истина, говорят, большей частью конкретна. Но прежде – подход к этому. Педагоги, врачи и т.д. — это едва ли не самые ОБЩЕСТВЕННО ЗНАЧИМЫЕ профессии. Переоценить значение их труда в формировании качественного состава общества вряд ли возможно. Если они плохо учат, лечат и т.д., то, думается, те, кто выходит «из-под их пера», несут «печать» этого через всю свою жизнь. Эдакий эффект домино. Когда падение первой «костяшки» (плохое обучение, лечение и т.д.) вызывает «падение соседней». Недообученные, недовылеченные и т.д. плохо выполняют свою работу. Из-за чего «падают и другие костяшки». Что из этого вытекает? Для людей, для экономики, для общества, для страны? А то, прежде всего, что качественный состав самого «отряда» педагогов, врачей и т.д. должен быть ДОСТАТОЧНО ВЫСОКИМ. И что их должно быть ДОСТАТОЧНО для поддержания на должном уровне знаний и умений членов общества, их здоровья и т.д. От чего зависит качественный состав учительства, врачебного сообщества и т.д.? От очень многого. Но, убеждён, прежде всего – от размера зарплаты в этих сферах труда. Зарплата и другие подобные доходы — это едва ли не главная характеристика, от которой зависит распределение членов общества по сферам труда. Сферы труда с высокими доходами заполняются теми из них, у кого лучшие способности и другие личностные качества. И наоборот. Но если у учителей, врачей и т.д. и хорошие способности и т.п., то ПРИ НЕДОСТАТОЧНОЙ ЗАРПЛАТЕ они всё равно не могут выполнять свою работу на достаточно высоком уровне. Потому что экономическое назначение зарплаты как раз в том и состоит, чтобы ВОСПРОИЗВОДИТЬ людей труда, и в том числе педагогов, врачей и т.д. Их жизненные силы. Их способности. Их нервно-психическую и чисто физическую энергию. Их трудоспособность. И не на неизменном, а на всё возрастающем уровне. Для этого зарплаты должно хватать не только на попить-поесть, одеться-обуться, иметь жилище и т.п. Но и на повышение квалификации, содержание семьи, иждивенцев и т.д. и т.п. Если же зарплаты на всё это недостаёт, то люди труда (включая педагогов, врачей и т.п.) от этого деградируют, деквалифицируются. С той или иной скоростью. Уместна, думается, такая аналогия. Если не позаботиться о НЕОБХОДИМЫХ средствах на ремонт и модернизацию станков и т.п., то к чему это приводит? Вот-вот. Они от этого досрочно, в экономически необоснованный срок, приходят в негодность. Увы, в России зарплата этих ключевых специалистов (в массе) на протяжении десятилетий была, убеждён, недопустимо низкой. Согласно опросам ВЦИОМ («Российская газета», 22.10.13 г., стр. 5), учителя в России на ПРЕДПОСЛЕДНЕМ месте в списке профессий, которые родители порекомендовали бы своим детям и внукам. Убеждён, это прежде всего — по причине низкой зарплаты учителей. Судя по факту принятия указов о повышении зарплаты педагогам, врачам и т.д., власть (наконец-то) проявила намерение решать эту острейшую проблему. Кстати, уверен, — ею же самой и созданную. В частности, весьма действенно «поработали» на эту проблему (и продолжают работать) законы о минимальном размере оплаты труда (МРОТ). Уже не одно десятилетие Правительство, Госдума, Совфед и т.д. «железной рукой» внедряют этими законами «зарплату», которая меньше даже прожиточного минимума (далее – ПМ). То есть, — (!) МЕНЬШЕ МИНИМАЛЬНО НЕОБХОДИМОГО для сохранения здоровья и трудоспособности людей труда. Многие годы МРОТ в России — 83,49 руб. Да-да, это за работу в течение трудового МЕСЯЦА (не дня и не часа). (!) РАЗ В 10-15 меньше ПМ. Поддаётся ли это осмыслению?! И НЫНЕ МРОТ намного меньше минимально необходимого для сохранения здоровья и трудоспособности людей труда. Даже если сравнивать узаконенный МРОТ с тем ПМ, который ОФИЦИАЛЬНО признаётся властью минимально необходимым для сохранения здоровья и трудоспособности. И который (ПМ), по оценкам независимых экспертов, ОЧЕНЬ СИЛЬНО ЗАНИЖЕН. Если «зарплата» меньше минимально необходимой для сохранения здоровья и трудоспособности (83,49 руб. и т.п.), то слово «зарплата», убеждён, следует брать в кавычки. Поскольку это и не зарплата вовсе. Не вознаграждение за труд. Если зарплаты недостаёт людям труда для сохранения здоровья и трудоспособности, то какая же это награда?! То есть, издание законов о МРОТ и их внедрение – это не только нарушение экономических законов, но, убеждён, ещё и Конституции (ст. 37), права человека на вознаграждение за труд. И внедрение это – весьма «успешное». В России «зарплата» меньше ПМ – у каждого ПЯТОГО работника («Российская газета», 09.09.11 г., стр. 3). Может показаться, что низкий МРОТ – это далековато от проблемы недопустимо низкой зарплаты педагогов, врачей и других бюджетников. Но нет. Ведь МРОТ десятилетиями использовался госорганами В КАЧЕСТВЕ ИСХОДНОЙ БАЗЫ при определении размера их зарплаты. То есть российский МРОТ – это, убеждён, своего рода испорченный «компас», который показывал (и продолжает показывать) не туда, куда надо. И связь здесь была, убеждён, самая непосредственная: недопустимо низкий МРОТ – недопустимо низкая зарплата педагогов, врачей и т.д. Теперь – ближе к заголовку настоящего открытого письма. До этих указов зарплата педагогов, врачей и т.д. (в массе) была, убеждён, недопустимо низкой не только по своей абсолютной величине, но и В РАСЧЁТЕ НА ТУ ТРУДОВУЮ НАГРУЗКУ, которая у них была. Каждый час их труда оплачивался недопустимо низко. Что, убеждён, не позволяло ВОСПРОИЗВОДИТЬ должным образом их трудоспособность. В СМИ рассказывается о ТАКОМ ПОВЫШЕНИИ их зарплаты (после указов), которое, убеждён, не только не решает проблему недопустимо низкой оплаты их труда, но, напротив, даже усугубляет её. См., к примеру: «Аргументы и Факты», 2014, № 14, стр. 55, «Зарплаты учителей «надули»?». Растёт ли зарплата, если прирастает, к примеру, на 20%, а трудовая нагрузка – на 50%? Понятно, что В РАСЧЁТЕ НА ТРУДОВУЮ НАГРУЗКУ, НА КАЖДЫЙ ЧАС ТРУДА — не растёт, а УМЕНЬШАЕТСЯ. Ведь человек работает, расходуется В ПОЛТОРА РАЗА больше, а получает ЗА ПОЛУТОРНУЮ работу ЛИШЬ НА 20% больше. То есть, получается, что оплата часа труда до указов – недопустимо низкая, а после них – становится ещё ниже. Труд педагогов, врачей и т.д. ещё больше обесценивается. Что, очевидно, неприемлемо. А приемлемо ли повышение зарплаты педагогов, врачей и т.д. за счёт их сокращения, если это их сокращение приводит к ухудшению и без того «хромающего» в России обучения, лечения и т.п.? Ответ, конечно же, отрицательный. О таких фактах тоже рассказывается в СМИ. Могут ли власть имущие быть заинтересованы в низком МРОТ и низкой зарплате бюджетников? Думается, могут. Ведь чем меньше МРОТ и зарплата бюджетников, тем больше средств из бюджетов разного уровня можно направить на содержание аппарата госорганов. На разбухшие штаты в них, на разбухшие же зарплаты в нём, на всякого рода «спец»: спецквартиры, спецлечение, спецтранспорт и т.д. Из газеты «АИФ» (№ 44, 2012, стр. 1): «Оказывается, наш госаппарат поглощает немыслимое количество денег – 40% от ВВП. По сути, он отъедает их у народа…». К поиску ответа на вопрос, кому и почему выгодно, – мнение лидера ЛДПР Жириновского В.В. Вот как он обосновал, что менее образованные члены общества – это ДЛЯ ЕГО КОЛЛЕГ ПО ГОСДУМЕ лучше, чем более образованные («АИФ», 2012, № 43, стр. 2): «Они (образованная молодёжь – ред.) будут свергать власть каждые 10 . Надо сдерживать образование, если мы хотим стабильности…Если раскрутим образование, вы себя обречёте на уничтожение». По этой логике малообразованные и малообеспеченные члены общества опасности ДЛЯ БЛАГОПОЛУЧИЯ депутатов, власти в целом не представляют. И что же тогда получается? Для общества, для страны образованные и обеспеченные – это хорошо, а для власти – плохо, опасно? Экономия на МРОТ и зарплате педагогов, учителей и т.д. (на протяжении десятилетий) – это, убеждён, вовсе никакая не экономия (для общества, для страны). Поскольку ущерб от такой «экономии» несоизмеримо больше. Самое мягкое слово для обозначения такой «экономии» — это, думается, расточительство. Специалисты констатируют: рабочая сила в России всё меньше отвечает требованиям рынка труда. Нарастают нехватка рабочих и специалистов в стране и её наводнение гастарбайтерами. Даже по официальным данным («Российская газета», 12.04.13 г., стр. 3), только врачей и медсестёр недостаёт в стране более 300 тыс. человек. Убеждён, одна из причин этого – как раз необоснованная ЗАРПЛАТНАЯ и т.п. политика. Убеждён, десятилетиями «работавшая» (да и продолжающая «работать») против здоровья и трудоспособности рабочих и специалистов. Против производительности их труда. О других, тоже весьма наглядных, составляющих этой политики – в открытом письме от 14.03.14 г. Озаглавленном: «Если Уполномоченный по правам человека, прокуратура и Конституционный Суд не уполномочены контролировать соблюдение Конституции, прав человека». Есть в инете. Вот некоторые, убеждён, очевидные, выводы из изложенного. Зарплата педагогам, врачам и т.д. должна повышаться так, чтобы при этом И ЗА КАЖДЫЙ ЧАС ИХ ТРУДА им платили больше, чем до указов (а не меньше) . И чтобы повышение их зарплаты не происходило за счёт их сокращения, ПРИВОДЯЩЕГО К УХУДШЕНИЮ В ОБЩЕСТВЕ ОБУЧЕНИЯ, ЛЕЧЕНИЯ И Т.П. Второе. Необходимо НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНО увеличить МРОТ. Он должен быть больше ОФИЦИАЛЬНОГО (заниженного) ПМ. Внедряемая самой высшей российской властью «зарплата» (которая меньше минимально необходимой для сохранения здоровья и трудоспособности людей труда) – это, убеждён, образно говоря, «ни в какие ворота». На обращения по вопросу МРОТ и т.п. из Администрации главы государства, Правительства, Госдумы, Совфеда, Минтруда России и др. пришли (если пришли), убеждён, откровенные отписки. То есть ответы НЕ ПО СУЩЕСТВУ поставленных вопросов. Что является прямым нарушением Закона о работе с обращениями (ст. 5 и 10). А значит, — и Конституции (ст. 33). Был бы признателен за ответ ПО СУЩЕСТВУ поставленных вопросов. С уважением, Гречишников Леонид Васильевич. (экономист по труду, до пенсии – сотрудник Минэкономики России, к.э.н.) 14.05.14 г.

Источник: http://www.eduhelp.info/page/zarplata-bolsheno-menshe-k-ocenke-ejo-povyshenija-pedagogam-vracham-i-td#comment-27487 © Новости образования.

В Здравоохранении очередной аврал — закрытие больниц для повышения зарплаты

Сегодня ночью в рассылке получаю телеграмму Минздрава

Правительственная телеграмма от 14 мая 2014 г. № 13-0/10/1-2296

     Впечатляет срочность — телеграмма от 14, пришла 15, а исполнить все надо до 20-го. Но самое остроумное  — содержание. Надо подписать соглашение о назначении расстрельного ответственного за сокращение сети ЛПУ для изыскания средств для повышения зарплаты медработникам. Причем оригинально, что Минзрав берет на себя обязательства мониторить ситуацию, а регион берет на себя обязательства сокращать и изыскивать.
Много лет в 80-е 90-е годы был в руководстве здравоохранения края в команде А.Аскалонова и ответственным за реформы управления, но подобной тупой системы управления как сегодня трудно представить. Сейчас начнется чисто механистическое сокращение коек, больниц, сокращение медицинских работников, социальный бунт, падение качества лечения и т.д.
Мы в свое время так реформировали систему, чтобы самим медицинским работникам было выгодны мероприятия по повышению эффективности использования средств. А это другой принцип управления — управление мотивациями и включение самих медиков в изыскание резервов.
А сегодня, судя по телеграмме это просто тупая командная система, которая явно ведет к усугублению проблем. И как-то начинаешь вспоминать Сталина: «А не вредители ли засели во власти?»
соглаш минздравсоглаш минздрав 001

http://kyemeshin.livejournal.com/193423.html

Врачам и учителям бессмысленно жаловаться президенту на низкие заработки Версия для печати Добавить в избранное Обсудить на форуме Майские указы не предполагают повышения зарплат каждому бюджетнику

  Анастасия Башкатова 

Майские указы президента, которые требуют значительного повышения зарплат бюджетникам – до 100–200% от средней по региону, – оказывается, вовсе не предполагают увеличение выплат каждому врачу или педагогу. Выполнить указы вполне можно за счет статистических и административных фокусов – например, потребовав от работников написать заявление, что они якобы работают на полставки. В этом случае заработки на бумаге увеличатся ровно в два раза и Росстат подтвердит, что в данном регионе майские указы уже полностью исполнены. Вчера представители Росстата рассказали о деталях учета исполнения указов президента, которые открывают большой простор для административного творчества.

Врачи, средний медицинский персонал, мастера производственного обучения в профессиональных училищах, преподаватели вузов, социальные работники, работники культуры и научные сотрудники в целом по России перевыполнили президентский план по росту зарплат. Младший медицинский персонал и школьные учителя в целом отстают от плана. О таких итогах 2013 года сообщил вчера Росстат.

Один из майских указов Владимира Путина предписывает, что преподаватели вузов, научные сотрудники, врачи должны к 2018 году получать зарплату на уровне 200% от средней по региону, а медицинский персонал, работники культуры, социальные работники, мастера в профучилищах – на уровне 100%.

Зарплаты будут повышаться постепенно. Правительство утвердило программу с пороговыми значениями на каждый год. Например, в 2013 году преподавателям вузов был обещан рост зарплат до 110% от средней по региону, научным сотрудникам и врачам – на уровне 130%. А школьные педагоги должны получать зарплату на уровне среднерегиональной уже с 2012 года.

Общая благостная картина не должна вводить в заблуждение. В региональном разрезе ситуация кардинально меняется. Так, по данным Росстата, в 22 субъектах РФ зарплата школьных педагогов до сих пор не достигла среднерегионального уровня. Самой отстающей стала Республика Тыва. В ней школьные учителя получают около 90% от средней по субъекту вместо 100%.

В 55 регионах отстают от президентского ориентира зарплаты научных сотрудников. В этом случае худший показатель у Чукотки, где научные сотрудники получают 56% от среднерегиональной зарплаты вместо запланированных на 2013 год 130%.

Выявились регионы-аутсайдеры, в которых майские указы «провисают» почти по всем категориям бюджетников. Так, в Вологодской области в 2013 году отставали от целевого показателя зарплаты и медицинского персонала, и школьных педагогов, и мастеров профучилищ, и социальных работников, и работников культуры, и научных сотрудников.

В Росстате пояснили, что в их мониторинге майских указов не учитываются заработки руководителей учреждений, потому что они могут сильно исказить статистику. Но в сводках отражено внутреннее совместительство, когда, допустим, врач или педагог работает на полторы-две ставки и получает соответственно повышенную зарплату.

Главной же новостью вчерашней конференции Росстата стало официальное признание того факта, что майские указы президента вовсе не предполагают роста зарплат для абсолютно каждого работника бюджетной сферы. Ведь контролируются лишь средние показатели по региону, причем не фактические выплаты, а некие расчетные значения.

«И в указе, и в нашем мониторинге речь идет все-таки об усредненных данных. Никогда речь не шла о том, чтобы каждому сотруднику была повышена ставка до средней по субъекту», – пояснила начальник управления статистики труда, науки, образования и культуры Зифа Зайнуллина. По ее словам, статистика учитывает, что в бюджетной сфере многие работают на неполной ставке. Но, несмотря на это, в статистических сводках отражается та зарплата, которую сотрудники могли бы получить в случае работы на полной ставке. Таковы нюансы методологии.

Когда врач или педагог отрабатывает более одной ставки, его заработки в сводках плюсуются, и это улучшает статистику. Но когда врач или педагог официально отрабатывает лишь половину ставки, в статистических сводках это уже не отражается: работнику могут «дорисовать» ту зарплату, которую он получал бы за полное время.

Статистическая «химия» уже не раз становилась поводом для недовольства граждан. Например, в апреле на «Прямой линии» с президентом Владимиру Путину был задан такой вопрос: «Почему официально озвучивается зарплата врачей 49 тыс. руб. в месяц, а по факту врачи получают примерно 12–15 тыс. руб. в месяц? Губернаторы докладывают, что все хорошо, зарплата врачей выше средней по региону, а в реальности все по-другому. Как же так получается?»

По словам Зайнуллиной, Росстат выяснял причину столь резкого расхождения между официальной статистикой и реальным положением дел у некоторых врачей. Причиной низких заработков оказались фокусы с неполными ставками.

Заметим, что в бюджетной сфере распространена практика, когда работодатель вынуждает сотрудников написать заявление о якобы добровольном переходе на сокращенную ставку, но с сохранением прежней зарплаты или даже с символической прибавкой к ней. В итоге по ведомости создается иллюзия резкого повышения зарплат – чуть ли не в два раза. Но на самом деле этого повышения не происходит. Зато с такой ведомостью можно отчитаться перед вышестоящими чиновниками об успешной реализации майских указов. В «НГ» поступают сообщения из разных бюджетных сфер – от медицинской до научной – о распространенности такой практики.

По словам представителей Росстата, от методологии и критериев подсчета действительно зависит многое. В том числе и количество высокопроизводительных рабочих мест в стране, которых, по указу президента, к 2020 году должно стать 25 млн.

Исполнение майских указов президента по социальной политике
Категория работников бюджетной сферы Целевой уровень зарплат на 2013 год* Фактический уровень зарплат в 2013 году* Количество регионов, которые не достигли целевого показателя в 2013 году
Врачи 130 141 5
Средний медперсонал 76 80 9
Младший медперсонал 50 48 36
Педагогические работники
общего образования 100 97 22
Преподаватели и мастера профучилищ 75 84 3
Преподаватели вузов 110 135 5
Социальные работники 48 49 14
Работники культуры 53 70 2
Научные сотрудники 128 139 55
* в % от средней по региону зарплаты. Источник: Росстат

http://www.ng.ru/economics/2014-05-22/4_doctors.html

Насколько Россия антисоциальное государство?

«Русская весна» породила у значительной части политические активных россиян ожидание «левого поворота» Путина. Но изменения коснулись только его политики – перехода от правого либерализма к неоконсерватизму. В экономике Россия продолжает оставаться антисоциальным государством. «Сухие цифры» показывают, что по «социалке» РФ отстаёт от западных стран в разы.

Сегодня уже хорошо понятно, что «Русская весна» не изменила основ российского государства. Стало чуть больше имперскости, архаики, цезаризма и фаворитизма. В политической части Россия откатилась от голлистской республики (Франции образца 1950-х) примерно в начало ХХ века, в эпоху Николая II. В экономике же и социальных отношениях откат не так велик, но и это объяснимо: падение из индустриального мира в аграрный (в то самое время последнего Романова) означало бы полный крах государственности. В этом случае у власти сработал инстинкт самосохранения. В итоге мы сегодня имеем страну с неоконсервативной политикой и неолиберальной экономикой. Это не какое-то исключение из общемировых правил, во второй половине ХХ века так жили большинство тех же латиноамериканских стран (к примеру, Мексика или Бразилия).

Хороший показатель, характеризующий тип социально-экономических отношений в обществе, состояние его «социалки». Вверху на карте мы видим уровень минимальной зарплаты в странах Евросоюза (который в российском агитпропе принято теперь называть «загнивающий»). В России сегодня МРОТ составляет 5554 рубля, или 116 евро. То есть минимальная зарплата в России на 25% ниже, чем в самой бедной стране ЕС – Болгарии. От Португалии, которую когда-то Владимир Путин завещал догнать и перегнать, Россия по этому показателю уступает без мало в 4 раза.

Ну хорошо, та же Португалия по подушевому ВВП богаче России (но не в 4 раза, а в полтора). Чтобы убедиться в антисоциальности российского государства можно посмотреть не абсолютные, а относительные показатели.

Для социальной сферы России характерен ряд деформаций, обусловливающих конфликт интересов как в системе «богатые-бедные», так и в триаде «общество-государство-бизнес». Выделим данные деформации.

Первый тип деформации — деформация структуры российского общества, обусловленная чрезмерно высокой степенью социального расслоения. В экономически развитых странах структура общества по уровню доходов предполагает, что наибольшую его часть составляет средний класс, получающий средние доходы, а доля населения с очень низкими и очень высокими доходами мала. В России такого среднего класса практически нет (по западным критериям он составляет в России всего 10-15%).

При этом российская бедность имеет свою специфику. В отличие от других стран, в России более 65% бедного населения — это трудоспособные граждане, а российские семьи с детьми подвержены наибольшему риску попадания в низкодоходную группу населения, сползания в низшую страту.
Деформация структуры российского общества связана со вторым типом деформации — деформацией структуры доходов и способов их образования. В структуре доходов россиян преобладают заработная плата (64,9%) и социальные выплаты (18,9%), а на другие виды доходов приходится незначительная доля: доля доходов от предпринимательской деятельности — 9,8%, доходов от собственности — 4,5%.

Усугубление проблемы неравенства в российском обществе наблюдается в динамике доходов от собственности, поскольку поступление наиболее высоких доходов на душу населения обеспечивает именно рост доходов от собственности, а не рост заработной платы. Анализ прироста доходов бедных и богатых в расчете на 100 руб. прироста ВРП на душу населения показывает, что бедные получают прирост на 5 руб., а богатые — на 200 руб., т.е. разница между богатыми и бедными составляет 40 раз.

Но проблема заключается не только в низком уровне доходов основной массы россиян, но и в том, что закрепляется определенная модель жизни — «от зарплаты до зарплаты». Для данной части российского общества характерно привыкание к жизни на грани выживания, они не видят смысла бороться за свои права, ведут крайне пассивный образ жизни.

Для повышения благосостояния общества, сокращения бедности, обеспечения населения качественными социальными услугами в среднесрочной перспективе совокупные бюджетные расходы на душу населения в России намечено повысить. Но повышение расходов государства на социальные цели не приводит к адекватному росту уровня жизни населения вследствие сохранения прежнего механизма перераспределения доходов, а также увеличения тарифов на энергоносители, услуги ЖКХ, возрастающей стоимости медицинской помощи и образования, инфляции и т.д.

По расчётам социологов, если в Москве и Санкт-Петербурге нуждающимся является каждый четвертый житель, то уже в областных центрах — каждый третий, в малых городах — каждый второй, а на селе почти 65% жителей. Об этом свидетельствуют и данные на 2010 год Центральной военно-врачебной комиссии Министерства обороны РФ, согласно которым ежегодно вследствие недоедания отсрочки от службы получают 50 тысяч призывников. Преобладающая часть призывников — это жители малых городов и сельской местности.

Для России необходима сбалансированная, взвешенная государственная политика регулирования доходов. В западноевропейской практике удается сдерживать углубление неравенства благодаря перераспределению доходов в обществе. Например, во Франции с помощью политики перераспределения доходов удается снизить уровень бедности с 25 до 7%, а в Дании — с 17 до 4%.

На фоне деформации структуры российского общества и системы распределения доходов происходит снижение доступности качественных социальных услуг (здравоохранения, образования). В России расходы на социальные нужды составляют менее 40% всех расходов бюджета. Крайне низка доля расходов на здравоохранение — всего 5% в бюджете расширенного правительства, доля расходов на образование — около 8%. За последние пять лет произошло сокращение количества бюджетных мест в высших учебных заведениях на 15%.

Между тем в экономически развитых странах мира проводится противоположная политика по расширению бесплатного образования. Так, в США бесплатно обучаются 85% детей; в Германии — 98% детей (родители оплачивают только стоимость учебников); в Японии с 2010 года 12-летнее школьное обучение стало полностью бесплатным. В России же наблюдается коммерциализация не только вузовского образования, но и школьного обучения. Так, предполагается, что из средств бюджета будут финансироваться только дисциплины, включенные в образовательный стандарт.

Наблюдается отставание и по абсолютным значениям государственных расходов на душу населения в год. Например, на образование в Дании выделяется 2738 долларов на душу населения в год, в Швеции — 2072, Австрии, Франции и Бельгии — около 1500, в Германии и Нидерландах — около 1300, в то время как в России — 220 долларов. Расходы на социальную защиту в России составляют примерно 25% совокупных правительственных расходов и чуть больше 9% ВВП.

Ещё один тип деформаций наблюдается в области обеспечения населения услугами учреждений культуры и отдыха. Одновременно со снижением доходов населения, ростом стоимости услуг учреждений культуры и отдыха происходит уменьшение их доступности для основной массы россиян. Расходы населения на товары не первой необходимости, отдых и культуру неуклонно снижаются, уменьшается и воспитательное влияние культурной сферы на молодое поколение. За последние два десятилетия была практически утрачена привычка посещения музеев, театров, библиотек. Общее количество посетителей учреждений культуры уменьшилось с 11 млн. человек (1995 год) до 6 млн. 300 тысяч человек сегодня.

Выборочное обследование культурных потребностей российской молодежи в возрастной группе 15-29 лет выявило, что никогда не посещают театров 46,8% опрошенных молодых людей; делают это от случая к случаю — 45,8%; совсем не посещают музеев — 45,9%; никогда не были на выставках и вернисажах — 59,8%.

Экономические достижения страны пока не оправдывают социальных ожиданий большинства населения, так как обеспечивают реализацию интересов лишь небольшой части общества. Основная часть населения проигрывает от проводимых социально-экономических модернизаций.

Нет успехов у России и в области демографии – «коренное» население продолжает сокращаться, на бумаге прирост происходит лишь за счёт массированной миграции. Показателен в области демографической политики опыт Швеции и Бельгии, где достигнуты самые высокие уровни рождаемости среди стран Еврозоны. Так, в Швеции стержневым компонентом демографической политики является гендерная политика, противодействующая дискриминации женщин на рынке труда, что создает условия для экономической независимости женщин, находящихся в браке. Кроме того, здесь большое внимание уделяется поддержке молодых семей за счет достаточно высокого размера стипендий студентов и механизмов льготного кредитования. Интересен опыт Бельгии, правительство которой, помимо снижения налогов, выплаты субсидий на жилье и обучение детей, в рамках демографической политики производит выплату пособия, размер которого зависит от возраста ребенка. Так, пособие на детей до 14 лет в 3 раза больше, чем пособие на детей до 4 лет. В случаях, когда ребенок учится, пособие продолжает выплачиваться до 25 лет.

Во время президентства Дмитрия Медведева была принята Концепция долгосрочного социально-экономического развития России до 2020 года. Согласно ей предусматривались следующие показатели:

- увеличение валового внутреннего продукта на душу населения по паритету покупательной способности до более 30 тысяч долларов;

- охват высшим и средним профессиональным образованием населения 60-70% (сегодня около 50%);

- средний уровень обеспеченности жильем — около 30 кв.м на человека (или около 100 кв. м на среднестатистическую семью);

- снижение доли населения, проживающего в местах с неблагоприятной экологической обстановкой, до 14% (43% в 2007 г.);

- снижение уровня смертности от насильственных причин в два раза;

- снижение уровня абсолютной бедности до 6-7 %, а относительной бедности (или малообеспеченной части населения) — до 15%;

- увеличение среднего класса до более 50% населения за счет увеличения количества занятых в экономике знаний, технологий и обеспечении развития самого человека;

снижение дифференциации населения по уровню доходов до 12 раз (16,8 раз в 2007 году; отношение доходов 10% самых бедных и 10% самых богатых);

- стопроцентный охват бедного населения государственными социальными программами.

Симптоматично, что сегодня власти вообще перестали вспоминать о существовании этой Концепции.

Проблема низкой оценки труда в России во многом связана с заниженным уровнем минимального размера оплаты труда (МРОТ). Наша страна является единственной среди европейских государств, где МРОТ ниже прожиточного минимума (ПМ). При этом согласно Трудовому кодексу РФ (ст. 133) МРОТ не может быть меньше прожиточного минимума. Как видно из таблицы ниже, МРОТ сегодня примерно в 1,4 раза ниже ПМ.

В этих условиях на законодательном уровне требуется пересмотр методики определения размера МРОТ. Например, показателен опыт западноевропейских стран, где МРОТ привязывают к прожиточному минимуму и к величине средней заработной платы по стране. В европейских странах МРОТ составляет 50% и более от средней зарплаты. В соответствии с Европейской социальной хартией во многих странах этого региона минимальная зарплата вышла на уровень 1,5-2,5 ПМ. Если применить эту норму к России, то сегодня МРОТ должен был бы составлять 11-20 тысяч рублей. Примерно на этом уровне должны были быть и пособия по безработице и различные социальные выплаты (например, по уходу за ребёнком).

Учитывая рекомендации МОТ (Конвенция МОТ №102, 1952 год, «О минимальных нормах социальной защиты»), необходимо довести соотношение минимальной и средней заработной платы в России в соотношение не менее 50% (т.е. около 15-17 тысяч рублей).

Повышение МРОТ и социальных пособий приведёт к общему удорожанию рабочей силы, особенно в регионах. В свою очередь, это будет способствовать модернизации экономики. К примеру, какой смысл будет горбатиться на металлургических заводах Дерипаски или Махмудова за 20 тысяч рублей в месяц, когда пособие (вэлфер) достигнет 15-17 тысяч рублей? Это заставит собственника завода увеличивать производительность труда одновременно за счёт сокращения персонала и автоматизации производства.

(Сегодня же максимальная величина пособия по безработице ещё ниже МРОТ, и составляет всего 4900 рублей, или около 105 евро).

Повышение доходов среди низкооплачиваемых слоёв населения (а таковых в России, как уже говорилось выше, свыше 50%) «закрутит» и малый бизнес на местах, так как наконец-то массово появится «человек с рублём».

Но по всей видимости эти преобразования возможны только «после Путина». Нынешняя власть пока не подаёт признаков изменения существующей социально-экономической политики.

(Цифры – Лариса Логинова, «Социально-экономические деформации в развитии российского общества», Вестник Пермского университета, №4, 2012)

+++

Ещё в Блоге Толкователя о социальной сфере:

Как в Коми вэлфер вывел людей из бедности

В республике Коми на деньги Евросоюза прошёл эксперимент «От пособия к зарплате». Его участниками стали семьи бедняков, которым начали выплачивать вэлфер. Вопреки завываниям неолибералов, вэлфер не испортил бедняков: наоборот, многие из них, получив передышку, начали мелкий бизнес или устроились на работу. В итоге бюджет даже выиграл от введения вэлфера.

***

Почему для России важны высокие МРОТ и социал

Президент США «пробивает» увеличение минимальной оплаты труда до 9 долларов в час. Американские экономисты согласны, что рост доходов малоимущих благотворно скажется на экономике. Не то в России: МРОТ в 5205 рублей (170 долларов) позорно низок – в 2 раза ниже, чем в Латвии, где схожий с российским ВВП на душу населения, и ставит крест на появлении в стране потребительской экономики, а далее – свободы.

***

Как дальше развиваться западной социал-демократии?

Английский историк левых взглядов Тони Джадт перед своей смертью, в 2008 году написал работу, в которой попытался переосмыслить роль западной социал-демократии. То, что неолиберализм доказал свою несостоятельность, у него не вызывало сомнения. Джадт считал, что выход из нынешнего тупика – вновь вернуться к перераспределению богатства и увеличению роли государства.

+++

Если вам понравилась эта и другие статьи в Блоге Толкователя, то вы можете помочь нашему проекту, перечислив небольшой благодарственный платёж на:

Яндекс-кошелёк - 410011161317866

Киви – 9166313201

Skrill – ppryanikov@yandex.ru

PayPal - pretiosa@mail.ru

Впредь редакция Блога Толкователя обязуется перечислять 10% благодарственных платежей от своих читателей на помощь политзаключённым. Отчёт об этих средствах мы будем публиковать.

http://ttolk.ru/?p=20630

Как понимать майские указы с меньшим ущербом для бюджета

Правительство не имеет технической возможности изменять формулировки майских указов, которые бы существенно снизили расходы регионов на их исполнение, но некоторые возможности дополнительной трактовки формулировок Минфин все-таки готов применять. Так, на совещании Антон Силуанов предложил премьер-министру Дмитрию Медведеву согласиться с ранее неоднократными предложениями губернаторов (их выступления на селекторном совещании были непубличными и в стенограмме не приводились) исполнять процентные нормы повышения зарплат врачей и учителей, в указах описанные как соотношение к среднерегиональным, вычисляя конкретные ставки в соотношении не с текущей средней заработной платой в регионе, а в соотношении ее с тем же показателем за предыдущий год. На практике до 2018 года это даст возможность снижать расходы на зарплаты на несколько процентов суммы роста средних доходов за год. В 2018 году последним ударным повышением зарплаты предлагается компенсировать годовое отставание в темпах роста зарплат бюджетников при нынешней трактовке указов. Вторая идея, поддержанная Минфином,— установить коридор допустимого отклонения повышенной в соответствии с майскими указами президента в 5%. Наконец, Минфин в очередной раз обратил внимание регионов на то, что указами президента предусмотрено и повышение производительности труда в бюджетной сфере — финансовое ведомство призывает принять и на федеральном, и на региональном уровне решения по пересмотру нормативов нагрузки на работников бюджетной сферы, причем Антон Силуанов также предложил «пересмотреть часть, может быть, ранее принятых решений, которые сегодня в условиях повышения заработных плат уже потеряли свою актуальность». Речь, очевидно, идет о росте нормативов в здравоохранении и образовании, что позволит сократить число занятых на нескольких работах и незанятых вакансий, что в итоге также немного снизит масштабы повышения фонда оплаты труда, вытекающие из майских указов.

Дмитрий Бутрин

http://www.kommersant.ru/doc/2476461?isSearch=True

Зарплата учителей: механизм «деньги за качество» не работает

Людмила Кожурина

Эксперты считают, что введение НСОТ усугубило педагогические проблемы школы

13  мая на семинаре Института образования НИУ ВШЭ прозвучал заключительный доклад по результатам исследований, посвященных росту заработной платы педагогических работников. О докладе директора Центра экономики непрерывного образования РАНХиГС Татьяны Клячко «Эффективность школьного образования и заработная плата учителя» мы писали: «ПС» №7, http://ps.1september.ru/view_article.php?ID=201400704.
Сегодня – информация о двух других и об итогах обсуждений.

Статистика знает все

29 апреля директор Центра универсальных программ, кандидат экономических наук Наталия Типенко изложила данные масштабного исследования «Заработная плата в общем образовании в 2013 году: межрегиональный анализ, тенденции и перспективы». Оказалось, большинство регионов поддерживали заработок учителей на среднем уровне по экономике региона только за счет помощи из федерального бюджета.
Также оказалось, что нагрузка учителей, вопреки расхожим стереотипам, в большинстве регионов не увеличилась, ощущение ее роста вызвано увеличением количества отчетности.
Не подтверждаются и слухи о росте дифференциации оплаты труда учителей – она уменьшается. В ситуации, когда надо исполнить указ президента любой ценой, а бюджет региона на 80% состоит из дотаций федерального центра, механизмы повышения зарплаты за качество перестают работать.
«Качество образования остается на совести директоров школ, а местные органы управления образованием видят своей целью распределение средств и только», – подытожила Наталия Типенко.
Да, это не то, чего хотели. Но повысился престиж профессии, особенно в регионах, где учителя едва ли не единственные работники, которые имеют стабильную зарплату.

Жить стало лучше…

13 мая с докладом «О заработной плате работников общего и дошкольного образования и отношении педагогических работников к повышению заработной платы» выступил ведущий научный сотрудник Научно-учебной лаборатории анализа и моделирования институциональной динамики НИУ ВШЭ Сергей Заир-Бек. На этот раз были представлены данные, полученные путем качественного исследования – глубинные интервью с работниками образования 5 регионов России и данные фокус-групп. Здесь проявились те нюансы, которые определяют реальные практики.
Итак, зарплата воспитателей детских садов за год увеличилась сразу в 2,5 раза. Разброс по регионам очень большой – от 27 тысяч до 80. Степень удовлетворенности воспитателей выросла существенно, уменьшилось число желающих перейти на другую работу. Хотя условия усложнились: численность групп возросла (до 50 детей), вырос документооброт, все больше «странных» детей, к которым нужен особый подход. К тому же надо осваивать новые средства обучения и воспитания.
Дошкольные коллективы более стабильные, чем школьные, пенсионеры отказываются от выхода на пенсию, хотя только 48% педагогов ДО имеют высшее образование. Руководители дорожат пенсионерами – они гаранты стабильности. Так что вопрос «стали ли лучше работать?» риторический. Им нравится, как они работают, «у нас все профессионалы и энтузиасты». А повышение зарплат – это воздаяние за прошлое пренебрежение, не более того. Про ФГОС слышать не хотят.

…стало веселей

Другое дело, люди недовольны, что от них стали требовать публикаций, тогда как их дело – благоустройство и комфорт среды. Но уже почти везде НСОТ, стимулирующие выплаты. В основном за счет сокращения постоянных надбавок и перевода их в стимулирующие. Вовсю используются «штрафные стимулы», хотя это юридически недопустимо. Так что желаемая модель та же, что и в школе: высокий базовый оклад и минимальные стимулирующие. Поскольку понимание качества работы у каждой заведующей свое: «Мне нужна клумба – сделай, тогда начислю». – Из интервью.
Характерный пример: там, где НСОТ еще не введена (Северный Кавказ), в коллективах процветают сплоченность и культура бесконфликтности; а там, где НСОТ, где от уравниловки отказались, – индивидуализм и борьба за личное, за свое.
К тому же дифференциация зарплат не стала благом для заведующей и заместителя, им неприятно, что они получают, как воспитатели. Учебно-вспомогательный персонал ропщет: они так же целый день с детьми и их проблемами, а разрыв в 5–6 раз. А техперсонал, который на минималке? Повар, например.

Куда ушли 50 миллиардов?

В Северной Осетии воспитатели мечтают о вагончиках, где что-то можно проводить с детьми. На строительство нет надежды. Между тем министерство отчиталось: регионы ввели 401 тысячу дополнительных мест; 50 млрд федеральных субсидий распределены между регионами. Куда ушли деньги – концов уже не найти. По факту растет интенсификация труда воспитателя: продолжительность рабочего дня 9 часов – 1,25 ставки, нагрузка – один воспитатель на 11 детей, когда в Финляндии соотношение 1:5. Ясно, что большая скученность детей приведет к болезням и карантинам. «Мы ушли в худшие условия для развития детей», – констатировала Ирина Абанкина, ведущая семинара, директор ИРО.
Наконец, никакого просвещения по поводу новых условий с руководителями не проводится. Управление тяготеет к отчетной экономике, когда главное – отчитаться по показателям. Анализ реальной ситуации не предусматривается. Об уровне грамотности руководителей среднего звена говорят такие, например, их вбросы на совещаниях: «Денег не ждите, теперь все для Крыма». Ну и тот факт, что за прошедший год не происходило развития негосударственного сектора дошкольного образования. Ведь есть и субсидии, и обязательства финансирования – а частных садов нет. Значит, на местах выстроены институциональные барьеры, не иначе.

Приплыли

О том, что не зарплата влияет на качество образования, а учитель, свидетельствуют все мировые исследования. Но у нас-то собственная гордость: повышением хотели убить сразу нескольких зайцев. Не получилось. Зарплаты более-менее нормализованы относительно региональных, это тоже немало. А в качестве бонуса – урок.
Если в основу экономической реформы образования вы кладете нерешенную образовательную проблему – а пресловутое «качество» таковой и является, – она (реформа) провалится. Никто в мире не научился замерять качество. Наивно думать, что, дав такое задание директорам школ, можно получить чудесный результат. Ничего, кроме дубины, которой машут над головой учителя, не создано. Вывод на будущее: экономика в образовании не только не всесильна, но и не первична.

Работа над ошибками

Как отнестись к тому, что получилось?
Первое. В школе созданы относительно нормальные условия. Пусть и говорят, что нынешние учителя в большинстве своем не стоят этих денег, но есть надежда, что теперь в школу придут люди, которые способны учить современных школьников на достойном их уровне.
Второе. Пока руководители администраций обеспокоены только отчетами по показателям, они будут обречены на приписки и разного рода уплотнения-ужесточения – на нарушения. Тот факт, что этим они разрушают вверенный им участок системы образования, им не важен. Ситуация ненормальная.
Третье. Никогда не находится денег на методики диагностирования оплаты труда, ее интенсивности и результативности. Деятельность урочная, внеурочная с детьми, без детей – никто этих соотношений в работе учителя не исследовал. Умных людей, специалистов сюда не привлекают, и каждый заведующий сам, как Колумб, открывает свою Америку. Эта ситуация также нуждается в нормализации.
Четвертое. Мы делаем вид, что все учителя у нас сознательные и сильные, а все дети здоровые и способные. Нет, ситуация совсем другая. Сегодня важнее всего заинтересовать учителей в освоении тонкостей педагогической деятельности, оценить их по способности влиять на детей. Такой учитель – наше национальное достояние. А это совсем другая система аттестации, другой допуск в профессию.
Пятое. Автономия. Само по себе – хорошо. Но не срабатывает. Потому что она должна обязательно сопровождаться дискуссиями, решения должны приниматься в фокусе компетентного обсуждения. Правильно, когда политика адаптируется к квалифицированному мнению, а не на­оборот. Однако традиции управления такое положение дел не допускают.
И выходит: реформы не решают проблемы, а создают новые – и тем множат очаги неудовлетворенности.
…Вот те позиции, на которые вышли участники чтений по анализу оплаты труда учителей в 2013 году. Остается поблагодарить инициаторов – Институт развития образования ВШЭ.

http://ps.1september.ru/view_article.php?ID=201400901

Эффективный контракт? Посмотрим, посмотрим…

Дарья Поликарпова ,
социолог

«Просто так» платить учителю нормальную зарплату государству жалко. А выстроить схему по уму пока не получается…

Еще один ракурс темы повышения учительских зарплат был представлен на последней конференции ИПОП «Эврика». Там вспомнили, что образование – это доверительное благо, и досконально померить-проверить его невозможно. Однако как-то связать качество работы и оплату труда все же надо. Как? Например, оплачивать качество процесса. Что-то вроде расценок ввести: «Сколько стоит, когда я делаю так…»

Роман Селюков, заместитель директора ИПОП «Эврика», разбирая тему «Кризис системы оплаты труда в общем и дошкольном образовании», говорил:
– Новая система оплаты труда задумывалась как институт становления качества образования. Но в реальности регулятором зарплат выступили политические основания, обязанность доведения их до средней в регионе. Таким образом, директор школы зарплатами не управляет, стимулирование не срабатывает, рост зарплат не связан с производительностью труда. Соответственно технологическая организация учебного процесса не меняется: классно-урочная система, почасовая нагрузка, линейность расписания. И нет ни понимания качества, ни того, какими средствами его обеспечить. Тупик.
Далее продолжим в пересказе.
Новый подступ к проблеме – идея эффективного контракта. Если предположить, что эффективность определяется соотношением вложений и результатов, то придется признать: стоимость вложения педагогов в результат разная. Но линейное нормирование ее учесть не может. Какое? То, которое будет выработано внутри организации. Из чего исходить? Обеспечить в коллективе понимание того, что разная деятельность требует разных ресурсов. Так, репродуктивно работающий учитель на подготовку урока и сам урок тратит меньше усилий, чем работающий в системе развивающего обучения. И пусть один получает 10 тысяч, а другой – 100, это должно быть внутренним решением школы. Учителя вальдорфских школ ценят в работе учителя одни компоненты, толстовцы другие, монтессорианцы третьи. Но и в каждой школе есть особые направления работы, которые ни федеральный стандарт, ни профстандарт учителя определить не могут.
– Что для ваших условий важно? Обсудите и распишите. Потому что производство доверительного блага тоже имеет цену, – говорил докладчик.
Его спрашивали: а если учитель обманет? Заявит ТРИЗы, а сам традиционку гнать будет? На что Роман Селюков отвечал: у директора и коллег должно быть развернутое понимание о разных образовательных технологиях. Главный риск вовсе не в этом, а в том, как внутри коллектива будет определена эффективность. Вот интересная творческая задача.
Но вопросы продолжались: а что мы вообще можем определять? Хотели, к примеру, приравнять работу учителя на ГПД к почасовой нагрузке – а не разрешили. Откуда он возьмется, веер результативности?
И так далее. Конечно, против прекрасной идеи эффективного контракта с учителем никто не возражал. Но взгляд на дело преобладал практический: «За столько лет мы уже наработали критерии для стимулирования учителей, к ним привыкли, так нельзя ли нам их взять для контракта? Зачем далеко ходить?»
В общем, та же сказка начинается сначала: «просто так» платить учителям нормальную зарплату жалко, а «по уму» по-прежнему не получается.

 http://ps.1september.ru/view_article.php?ID=201400928

В Здравоохранении очередной аврал — закрытие больниц для повышения зарплаты

 Сегодня ночью в рассылке получаю телеграмму Минздрава

Правительственная телеграмма от 14 мая 2014 г. № 13-0/10/1-2296

     Впечатляет срочность — телеграмма от 14, пришла 15, а исполнить все надо до 20-го. Но самое остроумное  — содержание. Надо подписать соглашение о назначении расстрельного ответственного за сокращение сети ЛПУ для изыскания средств для повышения зарплаты медработникам. Причем оригинально, что Минзрав берет на себя обязательства мониторить ситуацию, а регион берет на себя обязательства сокращать и изыскивать.
Много лет в 80-е 90-е годы был в руководстве здравоохранения края в команде А.Аскалонова и ответственным за реформы управления, но подобной тупой системы управления как сегодня трудно представить. Сейчас начнется чисто механистическое сокращение коек, больниц, сокращение медицинских работников, социальный бунт, падение качества лечения и т.д.
Мы в свое время так реформировали систему, чтобы самим медицинским работникам было выгодны мероприятия по повышению эффективности использования средств. А это другой принцип управления — управление мотивациями и включение самих медиков в изыскание резервов.
А сегодня, судя по телеграмме это просто тупая командная система, которая явно ведет к усугублению проблем. И как-то начинаешь вспоминать Сталина: «А не вредители ли засели во власти?»
соглаш минздрав

соглаш минздрав 001

http://kyemeshin.livejournal.com/193423.html

Бороться полезно! Кампания профсоюза УЧИТЕЛЬ по классному руководству дает первые плоды

Автор:  Андрей Демидов

С января 2014 года федеральная выплата за классное руководство прекратилась. Регионам предложено изыскать средства на местах. В большинстве случаев выплату предлагают осуществлять из средств  т.н. «стимулирующего фонда». То есть, фактически происходит снижение учительской зарплаты, так как фонд практически не увеличивается  и понижается стоимость баллов по другим статьям.

Профсоюз УЧИТЕЛЬ выступил против такого надувательства со стороны чиновников и предложил педагогам писать заявления об отказе от нагрузки классного руководителя до нормализации ситуации с оплатой этой работы (при том, что нынешняя оплата в 1000 рублей является совершенно неадекватной затратам труда).

См. Забастовка классных руководителей. Процесс пошел

К сожалению, решилась последовать этому совету лишь одна из школ в п. Прогресс  Амурской области. В феврале 2014 года  большинство классных руководителей этой школы подали заявление об отказе от выполнения обязанностей классного руководителя. Тем более, что к этому времени оплата уже не производилась несколько месяцев. Требование – найти источники выплаты не за счет стимулирующего фонда.

После того как информация с подачи нашего профсоюза попала в СМИ, чиновники переполошились.

Чиновники областного правительства сначала попытались доказать учителям, что они «чего-то недопоняли». Что выплата за классное руководство, якобы, теперь указывается в какой-то иной строке зарплатного квита. Однако, столкнувшись с твердой позицией педагогов, дали задний ход и пообещали проблему решить. В Амурской области забастовка классных руководителей заставила чиновников реагировать

И решили. В марте классное руководство было оплачено из расчёта 40 рублей на человека. Перерасчёт (вернее расчёт, т.к. «пересчитывать» нечего) — за январь и февраль также был произведен в полном объеме. Не из стимулирующих, а, со слов директора, за счёт высвободившихся средств из-за вспомогательного персонала: всех, кроме лаборанта и секретаря, перевели на отдел образования.

Таким образом, можно констатировать, что попытка педагогов бороться за свои права оказалась успешной. К сожалению, большинство педагогов  предпочли послушно терпеть новый выкрутас начальства. «Вы у нас одни такие на всю область» — в сердцах заявили педагогам мятежной школы амурские чиновники. Но удачный итог этой акции делает пример амурских учителей заразительным. Тем более, что сейчас идет распределение нагрузки (в том числе, и классного руководства) на новый учебный год. Уважаемые педагоги, помните! Никто не вправе заставить вас соглашаться на классное руководство.  Дети конечно не виноваты, но учитель, который позволяет  государству безнаказанно над собой издеваться, подает плохой пример будущим гражданам. Значит, свои права надо защищать не только ради себя, но ради детей, которых мы воспитываем. В том числе и своим примером.

http://www.pedagog-prof.org/index.php?option=com_k2&view=item&id=566:%D0%B1%D0%BE%D1%80%D0%BE%D1%82%D1%8C%D1%81%D1%8F-%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%B5%D0%B7%D0%BD%D0%BE-%D0%BA%D0%B0%D0%BC%D0%BF%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%84%D1%81%D0%BE%D1%8E%D0%B7%D0%B0-%D1%83%D1%87%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C-%D0%BF%D0%BE-%D0%BA%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%81%D0%BD%D0%BE%D0%BC%D1%83-%D1%80%D1%83%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B4%D1%81%D1%82%D0%B2%D1%83-%D0%B4%D0%B0%D0%B5%D1%82-%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B2%D1%8B%D0%B5-%D0%BF%D0%BB%D0%BE%D0%B4%D1%8B&Itemid=44

Принуждение к достатку Медики оказались заложниками указа президента России

Медики оказались заложниками указа президента России

На сайте кабинета министров РФ 7 мая появилась информация о том, что правительство исполнило 121 из 218 поручений в рамках майских указов Владимира Путина от 7 мая 2012 года, тех, что он подписал сразу после инаугурации. В их числе — и повышение зарплат медицинских работников.

Ровно год назад — весной 2013-го — в «Новую» стали приходить письма, в которых врачи сообщали, что их зарплаты уменьшились по сравнению с 2012 годом. Тогда мы взялись за расследование: что происходит с зарплатами медработников? Из регионов рапортовали, что они повышаются, и если еще не достигли запланированных высот, то уверенно к ним движутся. В Минздраве уверяли, что мониторят ситуацию. Но в распоряжении редакции оказались сотни платежек, которые медработники присылали нам из разных регионов страны, и суммы в них были в разы ниже, чем в рапортах чиновников (см. «Новую», № 45 от 24.04.13. —  «Голодный врач опасен, уставший — вдвойне»).

Тогда ведомство объясняло сбои неподготовленной нормативной базой, переходом на одноканальное финансирование, отменой выплат, которые финансировал федеральный центр, нарушениями на местах.

Прошел год. Хотя на сайте Росстата появляются отчеты регионов о росте зарплаты медиков, врачи сообщают, что лучше не стало, а сами отчеты просто вызывают раздражение.

Кардиолог, работает в поликлинике на ставку, Смоленск. На руки в феврале 2014 года получил 8 468,55 рубля. По данным Росстата, в 2013 году средняя зарплата врачей в Смоленской области составляла 20 403 рубля, или 142% от средней зарплаты по региону

Молоко за вредность

«Губернатор Мурманской области М. Ковтун объявила в СМИ, что средняя зарплата врачей по области достигла в 2013 году 55 тысяч рублей.

Согласно отчету на официальном сайте Минздрава Мурманской области, средняя зарплата за январь—март 2014 года у врачей 59 325 руб., у среднего медперсонала — 33 337,5 руб., у младшего медперсонала — 22 312,5 руб. И якобы эти задания уже даже перевыполнены.

Чем же мы провинились, что наши зарплаты в разы отличаются от зарплат остальных медработников, а на фоне средних зарплат нашего заполярного города выглядят просто как насмешка? Заработная плата врача — узкого специалиста в нашей поликлинике составляет около 25 тысяч рублей. Медсестра, работая на ставку, получает около 12—14 тысяч руб. Санитарка — 10 тысяч руб. Объясните нам, сколько ставок (три или четыре?) мы должны взять и сколько часов в сутки (24 или 36?) мы должны отработать, чтобы приблизиться к этим СРЕДНИМ показателям зарплаты? Мы добросовестно исполняем свои обязанности, обладаем должным уровнем квалификации, многие из нас имеют большой стаж работы в здравоохранении. Мы хотим напомнить минздраву Мурманской области, что «эффективный контракт» — это не только увеличение объема работы, но и повышение ее качества. О каком улучшении качества медицинской помощи населению идет речь, если медик работает по 12 часов или принимает пациентов в спешке, работая за троих, а пациенты сидят в огромных очередях или неделями не могут попасть на прием?

Прямая речь

Координатор общественной организации «Вместе — за достойную медицину» Виталий Иванов:

— Медики недоумевают: откуда такие цифры?! В ход идет все: от откровенного вранья до мелких хитростей. Главврачи делятся своей бедой: если они подают в областные минздравы реальные цифры, им возвращают отчеты «на переделку». А как их можно переделать? Только нарисовать то, чего нет на самом деле. Регионы, чтобы улучшить отчетность, идут на всевозможные ухищрения: в Смоленской области, например, всех медиков в погонах, которых раньше считали по тем ведомствам, в которых они служат: полиция, госбезопасность, военные, — теперь причислили к минздраву. Зарплаты у них выше, соответственно, они несколько улучшают среднюю зарплату для отчетности. В муниципальных больницах от этого, естественно, легче не становится.

Для того чтобы приблизиться только к средней зарплате, обозначенной в отчетах губернатора, мы должны работать на две-три ставки? Это и есть, с точки зрения мурманских чиновников, «эффективный контракт»? Видимо, да, потому что высокие зарплаты наших участковых терапевтов объясняются тем, что они работают буквально за троих, — сегодня у нас на 17 участках осталось всего 5 участковых врачей и 11 участковых медсестер».

Эта цитата — из открытого письма работников центральной районной больницы Североморска, которые в апреле 2014 года решились на голодовку, после того как не получили ответа на обращение к губернатору и в областной мин-здрав. Медики голодали 5 дней, только после этого власти пошли на уступки, но очевидно, что они не собираются решать проблему: врачи добивались увеличения зарплаты вдвое, а получили лишь обещание 15-процентной денежной надбавки и молока за вредность.

И каково пяти докторам на 17 участках? Способны ли они вообще реагировать на жалобы пациентов? И почему врачей не хватает, если зарплата растет? Очевидно, что медработники, которые приговорены указом президента к материальному достатку, какое-то время ждали обещанного улучшения, а потом проголосовали ногами: начался очередной исход из профессии.

А это и не письмо даже, а крик отчаяния: «Я старшая медсестра с высшей категорией, стаж более 20 лет, в 2013-м оклад был 4800. Плюс 15% вредность, плюс 30% стаж, плюс 1450 за высшую категорию, плюс интенсивность 25%, платили еще стимулирующие, но с этого года не платят, оклад с этого года 5160. Все надбавки те же. Получается «грязными» 11 000, и все. Ужас!!! Хочется уйти с работы, только особенно некуда, вот и работаем за копейки!!!»

Североморцы — не исключение

Ситуация в Мурманской области не уникальная. Вот короткие сообщения, которые мы получили только за один день с помощью координатора общественной организации «Вместе — за достойную медицину» Аллы Фроловой.

•Врач-эндокринолог, завотделением. Московская область, Химки. «Голый» оклад что в 2013 году, что в 2014-м — 16 800 рублей. Никакого повышения не было и не предвидится.

•Биолог в клинико-диагностической лаборатории кожвендиспансера, Удмуртия, Сарапул. В прошлом году оклад был 4200 руб., в этом — 4800 руб., плюс 4100 доплата, если полный месяц отработал, плюс за стаж 1245, плюс за вредность 15% — 617 руб., плюс коэффициент — 1284 руб., минус налог. За все про все — 12 006 рублей.

•Акушер-гинеколог, Хабаровск, ставка 5400 рублей, плюс высшая категория — 20%, или 1080 руб., дальневосточный коэффициент — 30%, еще 15% — за вредность. Доплаты за стаж убрали в 2013 году, в некоторых учреждениях доплачивают за интенсивность (причем везде по-разному), но и там, где есть эти доплаты, на одну ставку все равно получается 16—20 тысяч. В 2014 году ничего не изменилось.

•Медсестра инфекционного отделения. Забайкальский край. Оклад 3393 рубля (и в 2013-м, и в 2014-м), за вредность — 15%, за стаж — 30%, за категорию — 20%, районный коэффициент — 70% плюс ночные и праздничные… Итого: 9500!

•Участковый терапевт в сельской больнице того же субъекта Федерации. Оклад по состоянию на март 2014 года — 5645 рублей, «участковые» — 10 000, плюс стаж, категория, стимулирующие. На руки — 23 000 рублей.

•Акушерка. Челябинская область, Магнитогорск. Оклад год назад и сейчас — 3926 рублей. В 2013-м зарплата со стимулирующими надбавками — 15 000, с января этого года все надбавки убрали и на руки получаю 5600 рублей.

•Врач дневного стационара. Омск. Оклад в 2013 году 4400. Сейчас работаю на 2,5 ставки, плюс 1000 руб. за ведение «Школы артериальной гипертензии». На руки — чуть больше 15 000.

Официально

А вот какие цифры дает Федеральный фонд обязательного медицинского страхования (ФФОМС), который теперь обязан вести мониторинг зарплаты медработников: «Средняя зарплата врачей в марте составила 43,69 тысячи руб. и увеличилась по сравнению с первым кварталом 2013 года на 26,6%. У среднего медицинского (фармацевтического) персонала составила 24,68 тысячи руб. и увеличилась по сравнению с первым кварталом 2013 года на 21,6%».

•Врач скорой медицинской помощи, работаю в Амурске Хабаровского края. Мой оклад с декабря 2009 года не менялся и составляет 5400 руб. Из стимулирующих надбавок — 60% за непрерывный стаж работы более 7 лет (это максимум), это — 3240, еще 10% (540 руб.) за квалификационную категорию. К стимулирующей также относится надбавка  5000 руб., раньше она называлась президентская, так как выплачивалась в рамках приоритетного нацпроекта «Здоровье» и была неприкосновенной. Сейчас же руководство начинает понемногу эту доплату стричь. Есть еще компенсационная выплата за работу в ночное время.на ставку 48 ночных часов оплачивают в двойном размере (раньше только 50% было, добились 100% в прошлом году), это около 1700 руб. Итого получается 15 700 руб. Но у нас еще районный коэффициент 1,5 и надбавка 50% за работу в районе, приравненном к северному. Сумма получается 31 400 грязными на одну ставку, если ничего не отнимут от бывшей президентской. На руки — 27 000 руб. максимум. Я работаю строго на 1 ставку. Средняя зарплата по Хабаровскому краю в прошлом году была 31 700 руб., а по местной «дорожной карте» средняя зарплата врачей должна быть в размере 131% от средней по региону, а это 41 500. В отчетах наша больница эти цифры перевыполнила.

Больше пациентов — больше денег?

Я попросила врача-кардиолога из Смоленска прокомментировать короткие сообщениея коллег. Вот что он рассказал: «Я молодой мужчина, у меня двое детей. В 8.30 начинается мой рабочий день в поликлинике. В 14.30 заканчиваю в поликлинике, а в 15.00 у меня начинается дежурство в стационаре (дежурный врач на два отделения), дежурю до 8 утра — 16 часов. Таких дежурств — 6—7 в месяц, если в праздники или выходные, то дежурства суточные, их — 5 в месяц. Отдежурю — и в поликлинику на работу: полчаса на дорогу. Хорошо, есть машина старенькая, без нее не добраться с одной работы на другую. Бывает, опаздываю, если пробки, а за это теперь штрафуют. Хотя что у меня вычитать? За ставку в поликлинике получаю 9000 рублей, меньше, чем терапевтическая участковая медсестра. Участковые получают сейчас за диспансеризацию — за каждого больного ФОМС начисляет деньги, а вот кардиологи и эндокринологи в программу диспансеризации не включены.

Минздрав РФ сообщает:

«Росстатом осуществляется ежеквартальное статистическое наблюдение и ФФОМСом ежемесячный мониторинг среднемесячной заработной платы медицинских работников.

По итогам 2013 года достигнуты запланированные индикаторы соотношений средней заработной платы врачей (129,7%), среднего (75,6%) и младшего (50,1%) медицинского персонала государственных и муниципальных учреждений к средней заработной плате в субъектах РФ, установленные на 2013 год в 77, 74 и 47 субъектах соответственно.

В 2013 г. в целом по Российской Федерации среднемесячная заработная плата медицинских работников увеличилась по сравнению с 2012 г.:
— врачей на 24% и составила 42 248 руб., или 141% средней заработной платы по РФ;
— среднего медицинского персонала на 25% и составила 24 102 руб., или 80,4%;
— младшего медицинского персонала на 37% и составила 14 313 руб., или 47,8%».

P.S. А где тогда эти деньги: украли — или они были просто «нарисованы» в отчетах?

Вообще, в поликлинике сумасшедший дом. У нас на 12 участков — 5 терапевтов. Они совсем ничего не успевают. Тут бы мы, узкие специалисты, могли быть на подхвате, но и нас гонят. Надо выполнять муниципальный заказ, иначе поликлиника денег не заработает. Она получает от фонда ОМС из расчета принятых больных: 150—180 рублей за больного. У кардиолога должно быть 480 больных в месяц, 24 человека в день! А что такое кардиологический больной, который пришел на первичный прием? Надо посмотреть его документы — выписку из больницы, анализы. Расспросить, послушать, померить давление. Не всегда просто понять, что у человека реально болит… Сердце? А может быть, желчный пузырь, щитовидка, почки? Дальше — сделать записи в карте и дать рекомендации. Если человек после инфаркта — это в среднем пять препаратов. Про каждый надо рассказать, как его принимать, на что обращать внимание. А дальше — еще выписать льготные рецепты, записать их в специальную книгу, подписать у администратора… Как это сделать за 15 минут?

Нам говорят: у терапевтов — вообще 12 минут. Так сколько я диабетов нелеченных обнаружил после терапевтов: у человека пять лет повышенный сахар, а ему лечения не назначали, пока он до кардиолога не дошел со своими жалобами. Или приходит человек, листаю карту и вижу, что у него холестерин в анализах повышенный многие годы, а он без лечения. Вот вам и 12 минут на больного у терапевта: на анализы посылал, а результаты проанализировать и лечение назначить не успел. А за жалобы пациентов, за невыполнение муниципального заказа, за ненадлежащие заполнение карточек (спешишь, сам потом не можешь прочесть, что написал) — тоже штрафы. Вот и бегут врачи. Так участковым еще доплачивают, и все равно они не держатся. Не говоря об узких специалистах, эти совсем разбежались».

С кардиологом из Смоленска мы беседовали долго. Ему, взрослому мужчине с профессией, с работой, растить двоих детей до сих пор помогают родители. Деньгами. Без их помощи — не выкрутиться.

P.S. Фамилии медицинских работников есть в редакции, но мы их не называем, потому что с теми, кто выступает открыто, администрация не церемонится.

Автор: Людмила Рыбина

Постоянный адрес страницы:

http://www.novayagazeta.ru/society/63551.html

ПИСЬМО ГОСПОДИНУ ПРЕЗИДЕНТУ ОТ РЯДОВОГО ВРАЧА МОСКОВСКОЙ КЛИНИЧЕСКОЙ БОЛЬНИЦЫ

А мы в выходные песенку придумали. Ага. Этакий медицинский фольклор.
Поётся под гитару, в компании коллег, негромко, без эмоций. Не слёзно, не жалостно, без всякой надежды в голосе, без патетики и прочих розовых соплей.
Как называется? Не придумали. Ну, пусть называется, например, -
ПИСЬМО ГОСПОДИНУ ПРЕЗИДЕНТУ ОТ РЯДОВОГО ВРАЧА МОСКОВСКОЙ КЛИНИЧЕСКОЙ БОЛЬНИЦЫ

Ольга

Господин Президент! Так случилось, что я Вам пишу
Про своих пациентов, лишённых законного права
На бесплатную помощь. Себе ничего не прошу.
Да, зарплаты упали, но это всё мелочи, право.

Господин Президент! Если что-то зависит от Вас,
Постарайтесь управиться с этой растущей лавиной.
Если Вам не совсем безразличен мой город – Москва,
Обратите внимание на беспредел медицины.

Господин Президент, понимаю, пустеет казна.
Понимаю, как дорого стоила Олимпиада.
И у Крыма, конечно, была дорогая цена.
Но оплачивать жизнями эти победы не надо.

Закрывают больницы. И “скорой” отдали приказ
Не везти пациентов в московские стационары.
Установка сегодня – отказ. И ещё раз – отказ.
Оставляют без помощи самых тяжёлых и старых.

Вы, наверное, слышали: жизнь не имеет цены.
Но работу мою называют сегодня “услугой”,
И мои пациенты последние деньги должны
Отдавать за лечение, или пропасть от недуга.

Господин Президент! Медицинской статистики нет.
Вам фальшивые цифры сдают и фальшивые нормы.
Вы проверьте, пожалуйста, если не верите мне,
Как работает то, что красиво называли “реформой”.

Господин Президент! Здесь, в столице огромной страны,
Не хотят облегчить муки тех, кто страдает от боли.
Инвалиды проблемные нашим властям не нужны.
Для циничных чиновников это балласт, и не боле.

Мы с врачами-коллегами письма писали не раз,
Что нельзя игнорировать паллиативную помощь.
Что поделаешь, – письма врачей не доходят до Вас.
Вместо Ваших ответов – в отписках бессмысленных тонешь…

Господин Президент! Не питая иллюзий давно,
Понимаю, ответа не будет. Письмо затеряют.
Вы его не прочтёте. Но я Вам пишу всё равно,
Чтобы сделать хоть что-то для тех, кто мне жизнь доверяет.

http://fraudcatalog.com/?p=6123

Профсоюзный лидер: Латвийские педагоги — как птицы без крыльев

РИГА, 12 мая. Латвийские педагоги, получающие из самых низких заработных плат в Европейском союзе, как бескрылые птицы. Об этом заявила глава профсоюза работников образования Ингрида Микишко в ходе многотысячного пикета латвийских учителей на Домской площади в Риге .

По ее словам, как передает Mixnews, учителя в Эстонии получают зарплату в два раза выше средней по Латвии.

«Больно слышать, что образование – не приоритет правительства в 2015 и 2016 годах. Нам всегда говорят, что мы – интеллигенция, и поэтому мы должны ждать. Пока мы ждем, у нас пропадает мотивация. Педагоги – как бескрылые птицы, которые должны бороться за выживание», – отметила профсоюзный лидер Латвии.

Издание напоминает, что книга латышского писателя Вилиса Лациса «Бескрылые птицы», написанная в период с 1931 по 1933 год, повествовала о дореволюционной Латвии, где остро стояла проблема безработицы.

Отметим, что латвийские работники образования возмущены затягиванием разработки меморандума о повышении зарплат для педагогов. Их не устраивает, что в меморандуме не намечен график повышения зарплат в 2015 и 2016 годах, а предлагается лишь с сентября 2014 года повысить самую низкую ставку до 295 латов (420 евро). Между тем Латвийский профсоюз работников образования и науки настаивает на другом варианте: поручить Минобрнауки провести структурные реформы, чтобы с 1 сентября 2014 года ставка составила 309 латов (440 евро).
Подробнее:http://www.rosbalt.ru/exussr/2014/05/12/1267273.html

Больницам и школам будут резать коммунальный бюджет на 3% ежегодно

Так бюджетные учреждения принудят экономить тепло и воду

Больницам и школам будут резать коммунальный бюджет на 3% ежегодноФото: ИЗВЕСТИЯ/Анна Исакова

В течение пяти лет начиная с 2015 года государственные и муниципальные бюджетные учреждения должны будут снизить свое энергопотребление на 15% от уровня 2014 года (на 3% ежегодно) и сократить использование воды как минимум на 5% (на 1% ежегодно). Это касается в том числе детских садов, школ, больниц. Для этого финансирование их коммунальных расходов — в первую очередь на электричество, тепло и газ в совокупности — будут резать на 3% каждый год. Такие поправки в закон «Об энергосбережении, о повышении энергетической эффективности» и другие акты подготовило Минэкономразвития (текст законопроекта есть у «Известий»).

Попытки заставить муниципалов экономить энергию предпринимаются с 2009 года. Тогда были установлены параметры сокращения энергопотребления в регионах за счет ресурсов бюджетных организаций на 15% по каждому из видов топлива к 2014 году. Однако Минэкономразвития констатирует в пояснительной записке к законопроекту, что эти цели не были выполнены в полном объеме. Министр энергетики Александр Новак в прошлом году также публично признал, что энергоемкость ВВП страны при сохранении нынешней ситуации в экономике РФ к 2020 году может быть снижена лишь на 22% к текущим значениям, а не на 40%, как было запланировано госпрограммой от 2008 года («Энергосбережение и повышение энергоэффективности до 2020 года»).

По мнению Минэкономразвития, контролировать реализацию мероприятий по энергоэффективности бюджетных организаций фактически стало возможно лишь после принятия в конце октября 2012 года параметров объективного расчета показателей объемов потребляемых ресурсов. Теперь же, как заверили «Известия» в Минэнерго, определять уровень экономии топлива в каждом отдельном случае планируется на основе показаний современных счетчиков на электричество, воду и тепло, которые уже установлены в бюджетных организациях практически по всей стране.

Свежие поправки Минэкономразвития предлагают ежегодное сокращение бюджетного финансирования коммунальных расходов муниципальных учреждений на 3% от уровня 2014 года. Как отметила пресс-секретарь экономического ведомства Елена Лашкина, дополнительная экономия средств по сравнению с учтенным снижением потребления ресурсов будет оставаться у учреждения. То есть, если школа наэкономила больше чем на 3%, ее бюджет на следующий год выше чем на 3% сокращать не будут (бюджеты составляют из расчета освоенного в предыдущем периоде).

В каждом регионе предусмотрена собственная программа энергоэффективности, финансируемая из федерального, регионального, муниципального бюджетов, а также из внебюджетных источников, напомнили в Минэнерго. По информации ведомства, общероссийскую программу мероприятий по энергоэффективности с 2013 по 2020 год на 93%, или 5,6 трлн рублей, предполагается финансировать из внебюджетных источников, на 6% ― из бюджетов регионов и только на 1% ― из федеральной казны. В основном планируется привлекать частных инвесторов. Например, интересно такое сотрудничество электроэнергетическим и производственным компаниям, которые обещают сменить в школах, садах и больницах ветхое электрическое и тепловое оборудование ― за оплату из сэкономленных на энергосбережении средств. За осуществлением программы назначат «уполномоченных по энергосбережению» ― на уровне губернаторов, мэров и руководителей муниципалитетов. Сейчас таких должностей пока не предусмотрено, как не прописаны в законе и санкции или поощрения для регионов, которые не выполняют либо перевыполняют нормы энергопотребления.

Относительно успешный опыт таких проектов есть. Например, по словам Юрия Помелова, начальника управления ЖКХ удмуртского города Глазова, администрация города заключила соглашение о сотрудничестве с питерской компанией «Интегратор энергетического комплекса». Ей поручено разработать схемы теплоснабжения, водоснабжения и водоотведения в Глазове, а также создать механизм полномасштабного энергетического сервиса в городе.

— За счет заключения энергосервисных контрактов запланирована установка автоматического регулирования энергопотребления в ряде муниципальных бюджетных учреждениях Глазова. Также планируется перевести с угля на газ местную котельную «Водоканала», — сказал чиновник.

В школах Челябинска мероприятия по энергоэффективности начинаются с энергоаудита, рассказал председатель Городской думы Челябинска Станислав Мошаров. По его результатам в школе № 147 за счет бизнес-структур заменили внутреннее и наружное освещение, провели ремонт системы отопления, радиаторы, установили индивидуальный тепловой пункт с современным оборудованием. В результате по итогам 2013 года школа сэкономила больше 200 тыс. рублей на отоплении и больше 50 тыс. рублей — на электроэнергии, похвастался депутат. Он надеется, что этот опыт в городе будет распространен и на другие образовательные учреждения.

Однако не все регионы преисполнены оптимизма в вопросе выполнения федеральных норм экономии ресурсов. Игорь Шпектор, глава Союза городов Крайнего Севера и Заполярья, бывший мэр Воркуты, считает, что одна лишь установка счетчиков без роста бюджетного финансирования проектов проблему не решит.

— Например, для экономии тепловой энергии необходим тепловизор, показывающий расход излучения тепла через стены домов, изоляцию труб. Такие приборы повсеместно выявляют удручающее состояние домов по ветхости изоляции и трубопроводов. Всю эту начинку, как и краны для воды, нужно менять, а это всё колоссальные расходы. Вода льется сверх меры при сливе устаревших, неисправных зачастую унитазов в бюджетных учреждениях или школах, несмотря на все приборы учета. И получается, что замена оборудования может дать экономию не в 5–15%, а выше, но расходы эти нужно окупать. А банальные отключения воды «по часам» не принесут даже этого результата. Привлекать бизнес к участию в обеспечении энергоэффективности можно, если обещать профильным компаниям за замену оборудования контракты на основе действующих энерготарифов. Но не по каждой статье энергоресурсов такое возможно. В частности, водоканалам невыгодно экономить воду, так как они получают деньги от реализации воды и потеряют средства в случае ее снижения, — сказал он «Известиям».

Аналитик «Инвесткафе» Григорий Бирг считает, что бюджетные организации не справятся даже с указанными Минэкономразвития более щадящими, чем пять лет назад темпами энергосбережения, поскольку на эти нужды необходимы огромные инвестиции. К тому же, по его словам, это может косвенно ударить по темпам роста экономики в сторону их замедления, поскольку такие инвестиции будут окупаться не одно десятилетие.

Читайте далее: http://izvestia.ru/news/570490#ixzz31W3Robkt

Эффективный контракт. Что он даст учителю?

В последнее время власти все чаще говорят о том, что в систему образования вложены огромные средства и пора бы уже школе начать “отдавать долг” в виде повышения качества обучения и воспитания. Помимо этого модным трендом можно считать заявления о необходимости повышения эффективности школ и успешности учащихся. Однако никто, к сожалению, пока еще не может сказать точно, какова взаимосвязь между объемом денег, выделенных на нужды образования, уровнем зарплат учителей и той самой эффективностью. То есть связь есть (точнее, ее не может не быть!), а вот какая именно – вопрос до сих пор открытый.

Выяснить эту связь решили сотрудники Центра экономики непрерывного образования Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, о чем рассказала его директор Татьяна Клячко. Разговор шел в РИА «Новости», на мультимедийном круглом столе на тему «Эффективность школ и зарплаты учителей» в рамках проекта «Социальный навигатор».

- Сейчас кого ни спроси, все говорят, что качество образования стремительно падает, что все плохо, страна деградирует, дети все больше глупеют, — сказала Татьяна Львовна. – Чтобы выяснить, насколько обоснованны эти претензии и есть ли в наблюдаемой картине хоть что-то хорошее, мы опросили представителей трех разных социальных групп – директоров, учителей и родителей. Опросы проводились в трех регионах – Свердловской, Воронежской и Ивановской областях.

Выяснилось следующее.

Эффективный контракт с учителями, о котором было заявлено еще в 2011 году, действительно был призван повысить качество работы школы в целом и педагога в частности – за счет, опять же, улучшения их материального благосостояния. Однако, по мнению директоров, чтобы привлечь в школы действительно высококлассных специалистов (“учителей мечты”), слишком мало просто довести размеры зарплат до средней по региону, нужно увеличить эту сумму минимум в 2 раза. Чтобы привлечь в школу лучших выпускников педвузов – в 1,5 раза. А чтобы переманить высококлассного специалиста не из другой школы, а из другой сферы – в 2,5 раза.

То есть повышай не повышай, а все мало, всегда будет хотеться большего. Раза в 2, лучше – в 3.

Примерно каждый десятый учитель утверждает, что его материальное положение не улучшилось, а ухудшилось

Но это все мечты. А суровая реальность, увы, совсем иная. Потому что на вопрос “Как за последний год изменился уровень вашего материального положения?” чуть больше трети опрошенных сказали, что этот уровень вырос незначительно, столько же человек – что он не изменился, а некоторые (примерно каждый десятый) даже заявили, что материальное положение ухудшилось.

“Non progredi, est regredi”, говорили римляне. “Если не идешь вперед, значит, идешь назад”. Иными словами, постоянное повышение зарплат – меры на самом деле совершенно необходимые, поскольку цены тоже растут, причем на все. Из-за инфляции мы лишены радости ощутить все прелести этого повышения, ибо получается баш на баш. Хуже не стало, но и лучше – лишь относительно. А раз так, то о какой социальной и материальной защищенности может идти речь? Если ее не чувствовали раньше, то вряд ли особо почувствовали теперь, Ну, разве чуть-чуть.

Оттого, как выяснилось в ходе исследования, учителя вынуждены подрабатывать. Регулярно этим занимаются примерно каждый пятый педагог, время от времени – каждый третий. А ведь эффективный контракт был задуман исходя из некого стереотипа, что учитель все свои силы будет отдавать только школе, не отвлекаясь ни на что другое…

Довольно трудно верить в светлое будущее, если параллельно с повышением зарплат (и ростом цен, напомню) происходит сокращение численности техперсонала школ, а также увольнение ряда учителей. Формально вроде бы стало лучше, но это улучшение достигнуто дорогой ценой, ибо теперь оставшиеся педагоги должны пахать за себя и за того парня. А парня этого ой как не хватает порой! И приходится учителям быть не только преподавателями, но и одновременно лаборантами, техниками, психологами (вместо уволенных). Лучше ли им стало от этого? А школе в целом? А детям?

Несомненно одно: если раньше люди получали мало, но при этом имели хотя бы время для того, чтобы заниматься любимым (и, увы, совсем не прибыльным!) делом, то теперь жизнь их в материальном плане вроде бы улучшилась, но вот что касается времени… Каждый второй учитель из опрошенных жалуется на повышение нагрузки. И ладно бы если учебной — невероятное количество часов уходит на то, что имеет весьма отдаленное отношение к работе с детьми и основано на заполнении отчетов, написании планов и пр.

С одной стороны, можно сказать, что введение стимулирующих надбавок было призвано помочь поддержать действительно инициативных педагогов, при условии что инициативы эти будут признаны эффективными. Но на деле оказалось, что трудозатраты не особо-то и окупаются, то есть размеры стимулирующей надбавки далеко не всегда соизмеримы с количеством труда, затраченного на ее получение.

- В итоге мы пришли к выводу, что позитивные изменения в образовании, конечно, есть, — заключила Татьяна Клячко, — все их вроде бы признают, однако эффективность этих изменений пока еще довольно низка, а значит, низка и эффективность работы самой школы. И более всего тревожит отсутствие каких-либо поводов думать, что в ближайшем будущем что-то принципиально изменится в этом плане.

P.S. «Как живете, мужики?» – пошутил Хрущев. «Хорошо, Никита Сергеевич!» – пошутили мужики.

http://www.ug.ru/article/711

Как платить учителям: опыт полевого исследования

[1]Идея реформировать систему оплаты труда учителей родилась еще в 2008 году в рамках Приоритетного национального проекта «Образование». Это «совпало» с решением перевести на подобную схему всех бюджетников. Сегодня изменения в уровне своей жизни должны были бы почувствовать все учителя. О том, почему этого не происходит, и почему объективная картина не совпадает с субъективной, рассказывает директор Центра экономики непрерывного образования Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, профессорТатьяна Клячко. Беседовала Наталья Иванова-Гладильщикова.

— Зарплата учителя должна складываться из базовой части (она положена всем) и двух надбавок: компенсирующей и стимулирующей. Величина последней зависит от того, какими достоинствами обладает учитель (успехи его учеников в ЕГЭ, олимпиадах и конкурсах, внеклассная работа и так далее). Впрочем, в конечном итоге, сумма надбавки зависит от того, как оценивает труд преподавателя администрация школы. Чиновники уверяют: переход на новую систему оплаты труда сильно увеличил зарплаты. Что происходит на самом деле? Я знаю, что вы анализировали эту ситуацию.

- Да, анализировали. Если опираться на статистику, то действительно зарплаты в сфере образования повысились достаточно сильно. К концу 2012 года средняя зарплата в образовании была примерно 22 тыс. руб. Уже в первом квартале 2013-го она повысилась до 25,7 тыс., а в первом полугодии — уже до 28,9 тыс. Дальше пошло снижение: в третьем квартале 2013 года она уменьшилась до 27,6 тыс. руб. (возможно, дело в отпусках, которые у учителей большие и рассчитываются по среднегодовой ставке).

Мы видим, что, по крайней мере, в первом полугодии 2013 года заработная плата была на 6,8 тыс. руб. больше, чем в конце 2012 года. То есть, вроде бы, — весьма существенное повышение. И когда чиновники говорят о росте зарплат, они как раз опираются на эти статистические выкладки.

— А что показало ваше исследование?

- Мы задавали два вопроса учителям. Первый касался того, как изменилась их зарплата за последний год (при этом держали в голове данные, которые дает статистика). Опрос проводился в мае-июне 2013 года, когда рост зарплат стал (по статистике) заметным. Исследование проходило в трех областях: Свердловской (регион-донор), Воронежской (середняк) и Ивановской (дотационный регион).

И получилось, что по Свердловской области примерно 8% учителей сказали, что их зарплата существенно выросла, 40% — что она выросла незначительно, 35,5% — что она не изменилась, и 11,5% — что она несколько уменьшилась. То есть в этом регионе почти половина учителей почувствовала повышение зарплаты, но при этом 40% сочли его незначительным.

В Воронежской области только 13% учителей отметили, что их зарплата существенно выросла, 64% — что она немного увеличилась, и всего 15,2% -что она не изменилась вовсе. То есть в регионе-середняке учителя почувствовали всё значительно сильней.

— А почему?

- Потому что, если у вас сильный регион, то там, скорее всего зарплата повыше и, соответственно, в нем ее увеличение не столь ощутимо.

А в более слабом экономически регионе оно чувствуется лучше.

В дотационной Ивановской области, где, вроде бы, всё было совсем худо, зарплата существенно выросла у 7,8% учителей (такая же цифра — в Свердловской области), 50,8% утверждают, что она увеличилась незначительно, а о том, что она не изменилась, сказало 25% педагогов.

То есть, дотационный регион оказался в серединке — между сильным и средним. У них зарплата с 12,8 тыс. руб. в 2012 году поднялась к первому кварталу 2013 года до 17,3, а в первом полугодии выросла до 20,9 тыс. руб. Потом она опять снизилась до 17,9 тыс.

— Это статистические данные?

- Да. Но есть социологическая картинка: впечатления самих учителей. По опросам в Ивановской области почти 60% учителей почувствовали изменения зарплаты, но серьезные перемены ощутили только 7,8%. Как ни парадоксально, Ивановская область во многом повторяет сильную Свердловскую.

— То есть, цель вашего исследования — зафиксировать объективную картину и субъективную (то, как это ощущают учителя)?

- Совершенно верно. Поэтому мы задавали и такой вопрос: как изменился уровень вашего материального положения (после повышения зарплат). Почему? Потому что зарплаты растут, но при этом могут расти цены, тарифы ЖКХ (свет, газ).

И тут мы получили следующие данные: материальное положение существенно улучшилось у 6,7% учителей в Свердловской области, у 3,1% в Воронежской (а помните, там зарплата, вроде, существенно выросла). А в Ивановской области только 3,8% почувствовали существенное изменение их материального положения.

— То есть, с одной стороны, учителям прибавляют зарплату, но с другой, социально-экономические условия в регионах изменяются таким образом, что они не чувствуют серьезных перемен в своем материальном положении?

- Да, материальное положение изменилось, в лучшем случае, у 7% учителей. А не изменилось в Свердловской области у 41% учителей, в Воронежской области у 39%, и у 45% — в Ивановской.

— И ужас в том, что жертвы, на которые идут учителя ради повышения своей зарплаты (увеличение часов, дополнительная нагрузка), неадекватны результату.

- Верно. Когда мы спрашивали людей, за счет чего повысилась их зарплата, то 44,9% педагогов в Свердловской области ответили, что за счет роста почасовой нагрузки, в Воронежской области так считают почти 42% и в Ивановской (где больше всего повысилась зарплата) — 56% преподавателей.

Мы задавали и вопрос, связанный с тем, какую долю в зарплате учителей за прошлый месяц составила стимулирующая надбавка. И выяснили, что в Свердловской области эта доля у 42,6% учителей составляет до 10%, в Воронежской — у 43,1% она также меньше 10%, а в Ивановской — она такова у 28%.

А вот доля от 11 до 20% у 32,1, 17,1 и 35,5% в Свердловской, Воронежской и Ивановской областях. То есть, в Ивановской области стимулирующая часть зарплаты наиболее значительная. Там ее роль учителя ощущают. При этом 58% учителей в Ивановской области считают, что эта надбавка устанавливается справедливо (в Свердловской области с этим согласны 46%, а в Воронежской всего 37,6).

— Может быть, такая ситуация со стимулирующей надбавкой в Ивановской области связана с тем, что в дотационном регионе это — основной источник повышения зарплат? Там едва ли на это выделяют большие деньги.

- Нет, деньги-то сейчас всюду выделяют, повышение зарплат — это сейчас важнейший приоритет.

— Какие глобальные выводы можно из этого сделать?

- Исследование показало, что оптимистично смотрят на ситуацию директора школ (по их мнению, в школу пошла молодежь). А еще (и мы это впервые отметили) — родители стали относить учителей к среднеобеспеченному слою. До этого, когда мы проводили исследования в начале 2000-х, учитель рассматривался и родителями, и учениками, как аутсайдер, как бедный человек. И это порождало очень плохую ситуацию: доход в семьях учеников был выше, чем в семьях учителей. То есть человек экономически ущербный должен был воспитывать следующее поколение. Сейчас на учителя перестают смотреть как на бедный обслуживающий персонал. Это очень позитивный результат.

— Как Вы сами оцениваете эту новую систему оплаты труда учителя?

- Должна сказать, что я с самого начала была против так понимаемой новой системы оплаты труда. Экономическая, управленческая теории говорят, что это плохо. Потому что в корпоративных системах, к которым относится школа (маленький коллектив, где все друг про друга знают), вводить стимулирующие надбавки нельзя. Это раскалывает коллективы, все директора мне потом говорили, что приходилось закрывать сведения об этих зарплатах (значит, внешне это не работает). Начинаются подозрения, надбавки многие считают несправедливыми.

И еще: полный идиотизм считать, что, если вы стали кому-то платить меньше, он станет работать лучше. Если мы берем и перераспределяем деньги, и кто-то получает 70, а кто-то — 120%, то почему тот, кто получает меньше, будет работать лучше? Он будет обижен. К тому же, такая система может работать лишь в том случае, если зарплаты действительно активно растут. Как только этот рост останавливается, всё заканчивается.

— Тут есть еще одно зло: известно, что для того, чтобы выполнить прошлогодний указ Президента и довести зарплату учителя до средней по экономике региона, сокращаются ставки социальных педагогов, учителей-дефектологов, учителей дополнительного образования…

- Что касается того, что для повышения зарплат, сокращают «ненужные» ставки — это плохо. С одной стороны, у нас был период, когда непомерно росло, например, число ставок завучей и так далее. Но, с другой стороны, вспомогательный персонал в современной школе это — веление времени. Если мы повышаем техническое оснащение школ, то там должны быть люди, которые занимаются этой техникой. Если мы хотим, чтобы школа финансово нормально развивалась, нужны школьные бухгалтерии, чтобы школьные управленцы имели представление обо всех расходах школы.

Да, в маленьких школах это невозможно, но в больших это необходимо. Должна быть нормальная численность вспомогательного персонала. На том же «гнилом» Западе есть помощники учителя (чтобы учитель мог сосредоточиться на основной работе). Помощники выполняют воспитательные функции, следят за социальной ситуацией в классе. Современная жизнь требует повышенного внимания к ребенку -ведь он тоже не всегда выдерживает растущих темпов происходящих в обществе изменений и нагрузок. Не выдерживает, прежде всего, психологически.

— А что на самом деле надо сделать? Зарплаты-то всё равно надо увеличивать.

- Конечно, надо. В конце 1960 годов известный ученый, директор Института образования Юнеско Феликс Кумбс опубликовал книгу «Кризис образования в современном мире». Там он написал, что если зарплата учителя ниже средней по экономике, то с рынка труда школа будет получать слабые кадры. Теперь мы говорим о негативном отборе.

Зарплату необходимо поднимать, но не надо вводить стимулирующих надбавок. Того, кто работает плохо, нужно просто увольнять. Но, поскольку у нас не стояла очередь желающих прийти в школу, уволить плохого учителя мы не могли и потому начинали играть в странные игры: хорошему дам побольше, а плохому — поменьше. Но после этого плохой в хорошего не превратится, скорее озлобится, и детям лучше точно не станет.

Помимо увеличения зарплат, нужно очень серьезно повышать квалификацию учителей (на это должны идти значительные средства), проводить аттестацию, менять систему подготовки учителя. А кроме того, одна из самых больших проблем системы образования (причем во всем мире) заключается в том, что у учителей короткая карьерная лестница. Им очень быстро становится некуда расти.

И получается, что через пять лет большинство учителей перестает, как отмечал тот же Кумбс, развиваться в своей профессии. И школа (в идеале) должна всё время думать о том, как заинтересовывать учителя в хорошей работе. Это и аттестация, и учительские конкурсы (не только выбор учителя года). Это развитие новых дополнительных образовательных услуг, чтобы у учителя не возникало чувство рутины.

http://trv-science.ru/2014/04/22/kak-platit-uchitelyam-opyt-polevogo-issledovaniya/

Цена учительской зарплаты

Тамара Ляленкова

Заработная плата российских учителей в 2013 году, согласно наказу Владимира Путина, должна была догнать среднюю по экономике региона, где этот учитель преподает. Удалось ли достичь этой цели, какими средствами, и почему сами учителя недовольны переменами, — этим вопросам посвящены два недавно опубликованные исследования – Российской академии народного хозяйства и государственной службы  и Центра универсальных программ.

Для того, чтобы повысить зарплату педагогов и улучшить качество обучения, некоторое время назад в отдельных регионах в качестве эксперимента были введены различные системы оплаты труда. По идее авторов, экономические стимулы помогут подстегнуть ленивых и поощрить способных, однако в большинстве случаев, несмотря на настойчивые рекомендации, стимулирующая часть была или слишком мала, или зависела исключительно от воли начальства.

Принципиально решил проблему в 2011 году Владимир Путин, когда выступил с инициативой поднять зарплату педагогов до средней, увеличив ее на 30 процентов. Регионы должны были это сделать за счет собственных бюджетов, в то время как федеральная власть выделяла дополнительно 20 миллиардов на то, чтобы заместить им часть расходов на оборудование, повышение квалификации, текущий ремонт, оснащение столовых и всего того, что местные власти обязаны были делать. Еще 60 миллиардов из федеральных средств на замещение региональных расходов должны были прийти в 2012 год, и 40 миллиардов в минувшем, 2013 год. Теперь пришло время подводить итоги.
​​Татьяна Клячко, директор Центра экономики непрерывного образования РАНХиГС:
- Мы анализировали три региона – Свердловскую область, Воронежскую и Ивановскую. Эти три региона репрезентируют практически всю Россию, потому что один регион — донор, другой — средний по уровню социально-экономического развития и третий — высокодотационный регион, Ивановская область.
А смотрели мы простую вещь: как влияет повышение заработной платы учителей на эффективность школы. Было важно понять, стимулирует ли повышение зарплаты учителей работать лучше, или все остается в том же формате, как было и раньше.

Мы спрашивали: как изменился уровень вашего материального положения за этот год? И получили интересные ответы, что уровень материального положения учителей, по крайней мере, 80 процентов так думают, он либо изменился незначительно, либо вообще не изменился. Только около 6 процентов в Свердловской области и где-то 2-3 процента в Воронежской и Ивановской области отметили, что он повысился заметно. Мы сопоставили эти данные с их же впечатлениями о том, как выросла их заработная плата, и получили практически то же самое. И примерно 3-4 процента по каждому региону говорят о том, что у них зарплата уменьшилась.

Конечно, когда что-то происходит, то возникает некая дифференциация, но 80 процентов тех, кто не заметил особого изменения в своем материальном положении и в своей зарплате, свидетельствуют о том, что повышение зарплаты сильным стимулом для изменения поведения учительского корпуса быть не может.

Еще один важный момент, который есть в вашем исследовании, — за счет чего повышалась заработная плата. Потому что в 2011 году речь шла о том, что регионы получат субсидии, которые должны будут компенсировать, расходы на доведение учительских зарплат до средних по экономике. На самом деле все произошло не совсем так.

80 процентов учителей не заметили особого изменения в своем материальном положении

​​- Вообще говоря, средняя зарплата учительства должна была быть доведена до средней по региону в 2012 году, но этого не случилось. Однако уже к концу 2013 года мы вышли на 99 процентов от средней, если говорить в целом по России. В регионах очевидна тенденция, что зарплата не повышается теми темпами, которыми предполагалось ее повышать.

Можно выделить Дальневосточный округ, где зарплата составила 108 процентов по Дальнему Востоку. Регионы стараются улучшить ситуацию, и их всячески побуждают к этому, но растут долги самих регионов, и для них это уже очень тяжелая нагрузка. Поэтому мы получаем рост нагрузки на самих учителей, сокращение учительского корпуса и, что, на мой взгляд, будет еще очень серьезной проблемой в дальнейшем, сокращение вспомогательного персонала в школах.

- То есть, чтобы добиться нужного уровня учительской зарплаты, регионы увеличивают нагрузку, а не прибавляют денег?

- Эффективный контракт вводился для того, чтобы учителя могли сосредоточиться на своей работе и не подрабатывать, но эта цель опять не достигнута. Примерно 20 процентов говорят о том, что они регулярно подрабатывают, и примерно 30 процентов признались, что они вынуждены подрабатывать время от времени.

Мы говорим об ожиданиях, и я хочу напомнить, что в 70-80-е годы, еще в СССР, зарплата учителя была 75 процентов от средней по экономике. И первый указ президент РФ Ельцин издал о том, чтобы поднять зарплату до средней по экономике, в августе 1991 года. И вот теперь через 20 лет мы снова поставили эту задачу. Напомню, в 2011 году было проведено достаточно большое исследование по поводу того, что учителя считают эффективной заработной платой. И тогда они говорили, что средняя зарплата по региону должна быть ставкой, а общая зарплата — 200 процентов от средней по региону. Таким образом, сейчас учителям дают ровно то, что хотели дать 20 лет назад, и уже не то, что считают нужным они сами. Этот момент  тоже влияет на их восприятие.

Но что очень важно — родители и дети сегодня стали относить учителей к среднему классу. Потому что раньше ученики считали, что если бедный человек учит их, как быть успешными в жизни, то это странный когнитивный диссонанс. И если мы не будем дальше продвигать эту реформу, что становится сложно для регионов, мы можем вернуться к ситуации, крайне негативной для воспитания подрастающего поколения.

​​Леонид Перлов, учитель, член Межрегионального профсоюза «Учитель»:
- Я хочу обратить внимание на то, что стартовой точкой отсчета в 2011 году был крайне низкий уровень материального достатка учителей. И полученные сегодня результаты говорят о том, что все принятые меры привели к следующему: лучше, с точки зрения большинства учителей, не стало, либо стало немножко лучше, но не существенно.

В ряде регионов зарплата изменилась таким образом: по Магаданской области стала больше на 320 рублей, по Сахалинской – меньше на 797. Где-то на 36 рублей повысилась –  Северная Осетия (Алания), например. И не в учителях в данном случае дело, а в неверной исходной посылке. Считается средняя зарплата по региону, и считается начисленная зарплата учителя. Поэтому на протяжении всех этих лет при попытках внедрить в умы нашего начальства понятие «ставка», мы наталкивались на резкое противодействие или просто игнорирование этого слова.

в условиях эффективного контракт у меня, как у опытного учителя, нет никакого стимула для того, чтобы помогать молодому конкуренту

​​Средняя нагрузка на учителя сегодня в разных регионах разная, но она, как правило, превышает 1,3 процента от ставки. То есть человек, для того чтобы хоть что-то получить, работает с перегрузкой на треть, в некоторых регионах – много больше. Московская область, например, 1,48. Это почти полторы ставки, а ведь это средняя цифра. В тех субъектах, где средняя заработная плата даже по официальным расчетам наибольшая, именно там этот коэффициент растет и составляет 1,3-1,4 процента. Ямало-Ненецкий округ – 1,49, к примеру, Ханты-Мансийский округ – 1,44, Чукотский автономный округ – 1,64, Сахалинская область – 1,48, Московская область – 1,48.

Заметьте, что многие позиции, которые играют существенную роль в начислении зарплаты учителя, либо принципиально не проверяемы, либо впрямую зависят не от конкретной работы, а от отношения к тебе твоего начальства. Ну, как, например, можно проверить позицию, которая называется «Работа с родителями»? А за нее положено 15 процентов раздела зарплаты, который называется «Специальные выплаты». В конкретных цифрах это 450 рублей.

Действительно, зарплата учителя есть элемент установления статусной планки. Сегодняшний статус профессии таков, что ему еще до нуля подниматься достаточно далеко, учитывая, в том числе, и сегодняшний уровень оплаты. До тех пор, пока зарплата учителя ниже плинтуса, стоящий абитуриент не пойдет в педвуз.

Да и лучшие выпускники педвузов не работают в школах. Школа держится на людях от 40 до 60 лет. И в условиях эффективного контракт у меня, как у опытного учителя, нет никакого стимула для того, чтобы готовить из них настоящих учителей. Потому что сегодня этот молодой человек, даже если он пришел, он мой прямой конкурент, он отнимает мою зарплату и мою нагрузку.
​​Наталья Типенко, директор Центра универсальных программ:
- Те цифры, которые мы получили, основываются на электронном мониторинге, который проводился Министерством образовании и реализовался институтом «Эврика». Уже третий или четвертый год собираются данные, и можно по-разному к ним относиться, (они несколько расходятся с данными Росстата), но тенденция понятна. Зарплата учителей не дотягивает до средней по экономике, остается на уровне 96-97 процентов. Что касается зарплат остальных педагогических работников, тут ситуация немного хуже, потому что их зарплата на 5-7 процентов ниже, чем зарплата учителей.

Мне хотелось сказать по поводу того, почему зарплата увеличивается, (с 2012 года по некоторым субъектам более чем в два раза), а учителя ощущают, что роста не происходит. Увеличена дифференциация, и это было одним из принципов введения новой системы оплаты труда. Иными словами, есть педагоги, которые получают и в пять, и в шесть раз больше, чем среднее по той же самой школе.

То есть происходит расслоение среди учителей. Педагоги, которые уже имеют хорошую квалификацию, зарабатывают больше, те же, кто находится на низкой ступени, и не добиваются повышения. Получается, что увеличение зарплаты не стимулирует тех, кого бы надо стимулировать?

- На самом деле, все зависит от того, какую систему оплаты труда установил субъект или муниципалитет. Те регионы, которые попали в исследование Академии народного хозяйства, Ивановская и Воронежская область – это регионы, которые ввели новую систему оплаты труда, основанную на ученико-часе. Именно эта система самая безжалостная, именно она выдавливает лишних учителей и стимулирует к тому, чтобы классы набивать как можно большим числом учеников. Надо сказать, что эта система не очень сильно распространена. В Москве она действует везде. Изначально, когда это был только проект, более 40 субъектов были вынуждены ввести ученико-час, но сейчас таких осталось порядка 15-ти. Субъекты в основном стараются вводить системы оплаты труда более щадящие, предполагающие меньшую дифференциацию.

многим регионам не удастся удерживать тот темп, который они набрали по повышению заработной платы учителей

​​Сейчас стараются максимально повышать заработную плату за счет базовой части. Вернуться к базовому окладу – это позиция Минтруда. Что, на мой взгляд, правильно, потому что стимулирующих выплат может и не быть, и любое изменение бюджетного состояния субъекта может привести к тому, что они исчезнут. Кстати, в разных системах оплаты труда зависимость от администрации разная, и чем больше доля стимулирующих выплат, тем она больше. Если она в пределах 15 процентов, волюнтаризма здесь существенно меньше.

С другой стороны, увеличение зависимости от федерального центра и уменьшение доли собственных доходов создает некую нервозность и неопределенность в регионах, но это уже вопрос не системы образования, а вопрос межбюджетных отношений и той политики, которая осуществляется в федеративном государстве. В Дагестане, который на 60 процентов дотационный, идет повышение заработной платы, в Чечне тоже. Но регионы средней полосы, Ивановская, Брянская область, Смоленская, Тамбовская, которые не получают серьезных трансфертов выравнивания, которые должны изыскивать бюджетные средства для повышения зарплат учителей из собственных доходов, вот у них ситуация очень и очень тяжелая.

Доходная база падает, а расходные обязательства растут. Это, на самом деле, федеральные мандаты, которые финансово не обеспечены. Тут идет некий дисбаланс. И есть серьезные опасения, что многим регионам не удастся удерживать тот темп, который они набрали по повышению заработной платы учителей и других работников бюджетной сферы. Там же еще воспитатели детских садов, педагоги дополнительного образования. То есть это колоссальная нагрузка, и выполнение президентского задания для многих бюджетов станет серьезной проблемой. И эти трудности, скорее всего, будут нарастать.

Классный час Свободы, «Эффективность школ и заработная плата»

http://www.svoboda.org/content/article/25366818.html

Учительское призвание отменяется?

Александра Чканикова

Что принесут в школу система эффективного контракта и другие новшества, обсудили в ВШЭ

В начале апреля в Высшей школе экономики прошла XV Апрельская международная научная конференция «Модернизация экономики и общества». Наше внимание привлекла секция «Развитие образования». В круге тем – обновление педагогических кадров, развитие педагогического образования и, конечно, суть профессии «учитель».

Учить всех одному и тому же бессмысленно?

На «круглом столе», посвященном обновлению педагогических кадров, Виктор Болотов, научный руководитель Центра оценки качества НИУ ВШЭ, президент Евразийской ассоциации оценки качества образования, ввел собравшихся в курс дела:
– На комплексную программу обновления педагогических кадров поступил официальный заказ от государства, программа написана. В ней собрано все: профстандарт педагога, педагогическое образование, эффективный контракт, повышение престижа профессии…
Однако тут же были высказаны сомнения в целесообразности единых целей.
– Я за диверсификацию системы подготовки педагогов, – заявил Александр Сидоркин. – России не нужна общая школа подготовки педагогов, нужно много разных школ… А такие «сильные» ходы имеют на местах разрушительные эффекты.
В то же время общественный заказ на новые ФГОС педагогического образования существует. Ефим Рачевский, директор Центра образования № 548 «Царицыно», назвал «стандартные» качества нового педагога: знание предмета, высокий уровень общей культуры, выдающиеся коммуникативные навыки, знания в области конфликтологии и искусства ведения переговоров, способность видеть спонтанную учебную ситуацию и поддержать инициативу ребенка.
Не поспоришь – но как этому научить? Кстати: как учат сейчас?
– Давайте четко видеть, что делаем, для кого и как, – говорил ректор МПГУ Алексей Семенов. – Сейчас у нас честные, квалифицированные профессора читают в педвузах лекции на интересные темы. Студенты их совершенно не воспринимают. Профессора парируют: уж таких мы получили студентов, так их школа подготовила.
Далее – педпрактика. К тому моменту, когда им предлагают практику, толковые студенты уже работают вовсю. Приходится выкраивать время, чтобы пройти обязательную практику – какая уж тут польза? Психолого-педагогический компонент образования большинство воспринимают как что-то лишнее и совершенно ненужное. В итоге, при пересчете на эффект, педагога-бакалавра можно выучить за год.
– Педагогические вузы игнорируют ФГОС общего образования, не выказывают никакой реакции на происходящие события, – добавил Виктор Болотов.
То есть – нужно полное погружение в реальные учебные ситуации и как можно больше школьной программы?
Декан факультета «Менеджмент в сфере образования» Московской высшей школы социальных и экономических наук Елена Ленская:
– Поскольку в «Шанинке» по магистерским программам учатся в основном люди с опытом работы, мы сделали упор на новшества, например, в программе управления дошкольным образованием. Мы думали, что воспитателям детских садов и учителям начальных классов понравятся интерактивные формы работы, но им это показалось по меньшей мере странным, неудобным. Тем не менее российскому педагогическому образованию просто необходимо обновлять репертуар методик. В частности, управление группой и основы конфликтологии – дисциплины, которые должны быть преподаны каждому, кто имеет отношение к педагогике.
Ефим Рачевский заметил:
– Потеря интереса к профессии «учитель» – предвестник экономического кризиса. Когда школьные учителя начинают вновь проситься на остров стабильности, надо думать о том, чтобы стабильность была, а вот принципы подготовки кадров должны быть подвижными.

На кого учим: на учителя или специалиста широкого профиля?

По ходу конференции выяснялось, что «в товарищах согласья нет». Так, ректор МГПУ Игорь Реморенко предложил посмотреть на педагогические вузы с новой точки зрения:
– Вызов педагогическому образованию?– широта внешнего заказа. Мы готовим кадры не только для школ: ГИБДД, ЖКХ, парки, музеи, библиотеки, учреждения социальной защиты и даже банки! Почему? Потому что педагоги обладают двумя важнейшими навыками – умением разбираться в сложных знаковых системах и умением быстро передать эти знания другим. Таковы ожидания общества от педвузов.
По мнению Реморенко, стоит четче определить объект преобразования – вузы, программы, студенты, а может быть, ничего из перечисленного? Быть может, мы просто не того ждем от наших программ?
– Министерская управленческая линия заставляет задуматься: действительно ли в школе студент может освоить необходимые для себя навыки? Например, коммуникативные навыки, командная работа и кооперация – компетентности, которые нельзя приобрести во время педпрактики в школе. Почти все московские учителя сейчас имеют базовое педагогическое образование, но в последние годы все больше и больше людей приходят в школу из других отраслей.
– Я уже три года делаю из выпускника МИФИ учителя физики, – добавил Ефим Рачевский, – трудно, но знаете, получается, и это того стоит. Иначе приходится постоянно искать специалистов, которые рассказали бы учителям физики о современной физике, научили бы работать с новой техникой. Наши выпускники педвузов этого не умеют.
Главный редактор журнала «Педагогика» Руслан Бозиев высказал опасение: не размываем ли мы педагогическое образование? Все же педагогов необходимо учить так, как нужно школам. Сейчас велик запрос на дошкольное образование: родители ищут умных выпускниц педагогических вузов, чтобы они учили их детей. Перевод педагогических колледжей Москвы на платную основу – интересный эксперимент, но впоследствии выпускницы-участницы эксперимента работали маркетологами, промоутерами, нянями и гувернантками, а не учителями. Две трети нынешних педагогов имеют в прошлом нешкольную деятельность. Игорь Реморенко уверен: «просто школа» – это миф, у школы есть директор, работодатель, есть заказчики – государство и родители. Все – разные.
– Мы спрашивали людей, что нужно им от школы, – продолжал Реморенко, – общего идеального образа школы нет, есть много разных деталей. И большинство ответов отсылает к положительному советскому опыту. И разве не всегда было так – выпускники педвузов где только не работали.
В Китае, например, всех студентов педвуза учат базовым вещам: как растет человек и как учить других чему-либо. Там дети тоже не являются работодателями учителей, но все же…

Сделал дело – гуляй смело?

Про эффективный контракт: мало кто понимает, что имели в виду авторы идеи. На эту тему высказался директор Департамента финансов, организации бюджетного процесса, методологии и экономики образования и науки Михаил Алашкевич:
– Под эффективным контрактом стоит понимать не простой перечень обязанностей сторон, а набор услуг, которые получат от педагога ученики и родители.
В сфере здравоохранения уже столкнулись с тем, что врачи существенный рост зарплат воспринимают как должное, а на предложение работать лучше отвечают: как – лучше, мы и так делаем все, что можем. Но эффективный контракт – это не естественное признание успехов работника.
– Я за то, чтобы платить хорошие деньги только тем, кто что-то меняет в своей работе, – заявляет Алашкевич, – но это уже решают на местах.
Директор Института развития образования ВШЭ Ирина Абанкина, подходя к образованию с экономической точки зрения, сообщила, что добавленная стоимость российского образования продолжает быть отрицательной.
– Образование – единственная сфера, не оправившаяся после кризиса 2008 года. Ежегодно мы теряем квалифицированные педагогические кадры. За прошедшие пять лет – сорок тысяч потерянных специалистов. В дошкольном образовании значительное сокращение кадров, и это при том, что новые детские сады растут как грибы. Вузы тоже оказываются в минусе. Ситуация никак не исправляется, потому что идея эффективного контракта с трудом входит в сознание.
Контракт – это не про «призвание на всю жизнь», а договор на время и на взаимовыгодных условиях. Сделал–ушел. То есть на смену институциональным отношениям приходит фактор зарплаты, и под это подвернуты все рычаги управления и принятия административных решений.
– Мы раньше так никогда не жили, это кардинальная ломка имеющегося уклада, изменение организационной культуры в образовании. Нужно обеспечить плавный вход в него. В педагогическом образовании нужны программы, которые встроят в карьеру человека новые условия, – говорила Ирина Абанкина.
Представители РАО ее поддержали: мол, в бизнес-структурах иначе и быть не может.

Учитель сам знает, как решать проблемы?

На секциях конференции были озвучены результаты различных практических исследований. Татьяна Хавенсон и Алексей Захаров из ВШЭ, опираясь на результаты международных мониторингов TIMSS и PIRLS, проследили связь между характеристиками учителей и учебными достижениями учащихся.
Повышают успехи учащихся очевидные факторы: наличие у педагога диплома учителя, высшее образование, наличие первой квалификационной категории.
Высокий уровень в PIRLS зависит от того, как часто учителя читают методическую литературу, а также от общего культурного капитала педагога. Заметим: как слишком низкий, так и слишком высокий культурный капитал негативно влияет на успехи учеников. Наиболее эффективны «середнячки».
Что же снижает успехи учеников? Прежде всего – новый учитель. Если педагог работает с классом меньше одного года, то результаты мониторингов значительно снижаются. Кроме того, исследователи еще раз подчеркнули, что в России результаты TIMSS имеют отличительную особенность: чем больше типовых задач решают ученики на уроке, тем выше их результаты. А вот использование передовых методик, практические задачи и кейсы существенно снижают результат. В чем дело? Исследователи объясняют: лучше всего у учителя получается то, что он умеет. Низкий опыт наших учителей в решении практических задач вызывает у них ощущение пустой траты времени, эта деятельность пока их не увлекает. В то время как на секции, посвященной образовательной миграции, китайская исследовательница Ли Фанг рассказала о том, как дети мигрантов адаптируются в больших городах, расположенных на юго-восточном побережье Китая. В Шанхае и Гонконге есть школы, где учатся до ста процентов детей, приехавших из деревни. Исследование показало, что в адаптации детей в школе ключевую роль играют не семьи, а именно учителя. Хорошие отношения с учителем дают ребенку большую надежду и самоуважение, помогают интегрироваться в обществе мегаполиса. Особенно личность учителя влияет на мальчиков.
На вопрос, как государство контролирует уровень профессионализма педагогов, Ли Фанг отвечает: ничего специального, никакого особенного контроля. Просто учителя сами находятся в дискомфортном положении: есть дети мигрантов, и это неуютно, сама ситуация требует отдачи и труда. Они стараются понимать детей и делятся с ними душевным теплом.

http://ps.1september.ru/view_article.php?ID=201400706

Требования к учителю растут. Быстрее зарплаты

Нина Чаплыгина

Эксперты обсуждают, как введение экономических стимулов повлияло на качество образования

Условие укрепления и развития конкурентоспособности национальной системы образования – научно-педагогические кадры. Вопрос о кадровом потенциале поставлен президентом, и Минобрнауки создало проект целевой программы. Обсуждение здесь: http://минобрнауки.рф/документы/2967. Данные о реальном состоянии кадровых структур стали насущными.
На семинаре Института образования НИУ ВШЭ с докладом выступила директор Центра экономики непрерывного образования РАНХиГС Татьяна Клячко.

Почему НСОТ провалилась

Содержание доклада «Эффективность школьного образования и заработная плата учителя» оказалось для нас и наших читателей не новым – статья «Чем учителя расплачиваются за повышение зарплат?» в «ПС» № 4 –http://ps.1september.ru/view_article.php?ID=201400404, однако развернувшиеся дискуссии дали теме новый поворот.
Итак, задан экономический подход: в систему образования государство и родители вкладывают много денег, и хотелось бы получить результат. Например, прошло повышение зарплат учителям – уже не вчера, а что имеем? Результат все тот же. Значит, деньги потрачены неэффективно. Почему?
Версия: везде зарплату считают по разным методикам. В большинстве регионов стимулирующая часть ФОТ используется на доведение до средней по региону – так поняли руководители: у каждого учителя она должна быть не ниже контрольной цифры. А такие критерии, как внеурочная деятельность, конкурсы и другое, не рассматриваются. Где-то «премия» зависит от урожайности месяца и распределяется неравномерно, фактически без привязки к результатам. В целом – идеология НСОТ не работает. Сработало как раз «все плохое»: сокращение учителей и вспомогательного персонала. Средняя нагрузка, по данным Татьяны Клячко, – 1,44 ставки. Исследования других групп ученых подтверждают этот результат. А как еще может быть, если понятие «качество работы учителя» до сих пор не определено и в обиходе самодельные квазикритерии?
Например, довольно долго считали по ЕГЭ – просто, но несправедливо. По опросам родителей, в исследовании Татьяны Клячко, они считают, что ЕГЭ – фактор родительской деятельности: «три четверти родителей не пускают подготовку на самотек». В их представлении это не задача школы – в школе должны, конечно, давать знания, но и заниматься социализацией, учить разным формам общения и проведения досуга.
Теперь критерий ЕГЭ отодвинули, но какие крутятся? Мероприятия, конкурсы, публикации, сертификаты… не факт, что эта деятельность всегда на пользу школе и ученикам. Острый вопрос – как доказать, что учитель эффективный? Да и зачем? А чтобы догнать, отблагодарить, заплатить за качество. Экономическая мысль не дремлет.
Михаил Кушнир, специалист из «Лиги образования», описал ситуацию так:
– Сколько ни разговариваю с учителями по всей стране – вижу: школа работает по сервисной модели – служение и преданность. На этом и держится. Экономические инструменты, которые ей навязывают, не работают. Пусть им платят за галочки и отчеты, это только отчуждает. В отсутствие внятного заказа и заказчика власть рассматривается как надсмотрщик, для которого учителя – рабы. Но хорошие учителя таковыми себя не чувствуют, они учат детей, работают для них.
Зато общество хорошо понимает ценность труда учителя. Рассказывали о забавном социсследовании: в Иркутске целый день опрашивали случайных прохожих, сколько должен получать учитель: средний ответ – 50 000 рублей. Реально учителя в городе получают раза в два меньше.

Что могут деньги?

Сергей Беляков, заместитель директора учебного центра подготовки руководителей НИУ ВШЭ (Санкт-Петербург), доктор экономических наук, говорил:
– Повышение зарплаты не может быть средством повышения эффективности работы школ. В разные годы повышали зарплаты педработникам: чтобы привлечь квалифицированных (после войны), чтобы повысить уровень жизни учителей (в 60-е годы). Но ведь и сейчас такая задача – повысить в связи с ростом общего уровня жизни в стране. Зачем-то сюда прицепили эффективность. Не зная, чем мерить качество, не догадываясь: с какой стати учителя будут повышать качество за 10–20% надбавки?
В самом деле, одна из сопутствующих целей повышения зарплаты – привлечение в школу молодых. Что говорят исследования о структуре педкорпуса? Да, молодые приходят в школу – есть позитивные цифры. Но и быстро уходят – на сей счет, правда, отчеты не собирают. По факту: в селе вакансий нет, в крупных городах у молодежи есть возможность устроиться на менее тревожную работу, а вот в малых городах количество молодых педагогов действительно увеличилось. Однако молодые учителя не хотят нагрузки сверх ставки, к тому же рачительно относятся к своему свободному времени. Нетривиальная ситуация для школы.
И в целом: мечты о том, что есть связка между повышением зарплат учителям и улучшением качества работы школы, не воплотились. Оттого, что учитель теперь считает каждые свои полшага, фотографирует и заносит в отчет, рефлексии у него прибавляется не много, зато эмоционально-этический климат в коллективе подпорчен основательно. Между тем педагогика – командная работа. Об этом говорили дискуссанты из Санкт-Петербурга. Там повышение зарплат шло исключительно за счет надбавки – выполняли задачу поддержать качество, однако 62 опрошенных директора (10% от всех директоров) не удовлетворены распределением: ни тем, как это делают они, ни тем, как это воспринимает коллектив.

Мерить или не мерить?

Заполошная мысль о том, что раз качество работы учителя не зависит от зарплаты, не надо было ее и повышать, была остановлена Виктором Болотовым, научным руководителем Центра мониторинга качества образования НИУ ВШЭ:
– Повышение до определенного уровня, несомненно, влияет, потом – ровное плато, а если выше влияния, то возможны и отрицательные влияния. Но ниже порогового минимума учителям платить нельзя – тем более качество спрашивать.
Марк Мусарский, заведующий кафедрой экономики образования Московского института открытого образования, доктор экономических наук, рассуждал:
– Теперь, кажется, никто не сомневается, что качество дает именно учитель: как он работает, таково и качество. Но его зарплата – это не приз, который он должен заслужить. Это оплата труда квалифицированного человека – иной не может занимать эту должность. Архиважный вопрос. У нас в рост зарплат заложена оплата по результату. И мы сидим думаем: достигает ли школа результатов? А что такое результат? Да нет у школы таких задач. От школы только социальные выгоды. И школы, где учатся слабые дети, просто вынуждены работать эффективно, с очень большими человеческими затратами. А у них, по-нашему, результата нет. Социальные эффекты есть, но как их мерить, никто не знает.
Между тем Марк Агранович, исполнительный директор Межрегиональной ассоциации мониторинга и статистики образования, заметил:
– В материалах исследования PISA есть определение хорошей школы: это когда средний балл детей немного повыше, чем по совокупности школ, а влияние экономического статуса родителей пониже. То есть видно: школа учит.
А Сергей Заир-Бек, ведущий научный сотрудник научно-учебной лаборатории анализа и моделирования институциональной динамики НИУ ВШЭ, предлагал определять хорошо работающего учителя по его способности написать педагогическое рассуждение о своей работе – за рубежом этим занимаются.
…Очевидно, нас ожидают новые решения по зарплатам и критериям – одна радость, не в самое ближайшее время.

http://ps.1september.ru/view_article.php?ID=201400704

Заявление об окончании и итогах голодовки медиков в Североморске

Апдейт: личный комментарий Оксаны Громовой добавлен в конце текста.

aerodrom.jpg

«ОБ ОКОНЧАНИИ И ИТОГАХ АКЦИИ ПРОТЕСТА»
Заявление участниц голодовки протеста медиков Североморска

С сегодняшнего дня мы заканчиваем нашу голодовку протеста против низких заработных плат.

Руководством Минздрава Мурманской области и главным врачом нашей больницы нам даны обещания выполнить несколько требований, выдвинутых в коллективном обращении сотрудников ЦРБ г. Североморска и на пикете с участием более 30 медработников.
Это касается таких вопросов как:
- принятие мер о проведению специальной оценки условий труда (аттестация рабочих мест), предусматривающей введение 15-процентной надбавки за вредность ряду категорий работников;
- введение ежегодного премирования в размере 40 и 60 процентов от оклада сотрудников ЦРБ, на которых оно не распространялось.

Данные решения касаются не только сотрудников офтальмологического кабинета, к которым мы относимся (врач-офтальмолог и медсестра), но и других сотрудников североморской ЦРБ.

Кроме того, в ходе переговоров Минздрав и главврач пошли навстречу в решении проблем, связанных с нашей непосредственной работой.
Это:
- открытие второго кабинета врача-офтальмолога, что позволит увеличить количество принимаемых пациентов с соответствующим повышением зарплаты медсестры и врача-офтальмолога;
- выделение средств на оснащение необходимым оборудованием офтальмологического кабинета;
- решение вопроса с оплатой работы врачей-офтальмологов в стационаре, а также по направлениям от врачей общей практики.

От этих решений выиграем не только мы, но и наши пациенты, ради здоровья которых мы работаем.
Готовность реализация данных мер была озвучена не только на переговорах, но и в присутствии представителей СМИ на оперативном совещании правительства Мурманской области под председательством губернатора Ковтун М.В. Кроме того, гарантом выполнения обещаний вызвался быть депутат Совета депутатов ЗАТО Североморск Шадрин Ю.А. , участвовавший в переговорах.

Проверку ситуации с зарплатами и трудовыми отношениями в североморской ЦРБ по нашим обращениям начали прокуратура и государственная трудовая инспекция.

К сожалению, нам не удалось добиться большего — повышения властями Мурманской области окладов и введения дополнительной стимулирующей надбавки для таких категорий медработников, как врачи-узкие специалисты, средний и младший медицинский персонал.

Наверное, этого и невозможно было добиться в условиях недостаточной солидарности и готовности бороться за свои права большинства медработников нашего города и области. О своем желании участвовать в кампании протеста заявляли сначала около сорока сотрудников ЦРБ, после проработки со стороны администрации на пикет вышло порядка 30 наших коллег, а в голодовке приняли участие 4 человека. Конечно, в этих условиях нам было очень тяжело психологически противостоять обрушившемуся на нас давлению.

И все же мы благодарны тем коллегам, кто подписывал обращение, участвовал в пикете, кто поддерживал морально, пусть даже и не всегда открыто. Благодарны Наталье Гапичевой и Татьяне Жуковской, которые тоже приняли участие в голодовке, но были вынуждены по веским причинам прекратить ее раньше нас.

Мы благодарны также тем медработникам — прежде всего, активистам Межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие», — кто вышел на акции солидарности с нами в 8 городах и регионах России, кто направлял обращения в адрес федеральных и региональных властей, кто отправлял нам слова моральной поддержки.

Мы поняли главное. Изменить в корне подход к системе здравоохранения, соблюдению наших трудовых прав сегодня возможно только при условии роста солидарности самих медицинских работников. Надеемся, что это дело ближайшего будущего.

Громова О.В., врач-офтальмолог

Ковальчук Г.Н., медицинская сестра

Комментарий Оксаны Громовой (из личной переписки):

«Я в любом случае не жалею, что приняла участие в этой акции. Лучше жалеть о том, что сделал, чем о том, чего не сделал. Все равно — явные перемены к лучшему и никаких потерь. Властям есть о чем подумать. Эта встряска будет полезна для всех. Мы впервые увидели реальность. Да, одному (двум) против системы бороться очень сложно. Я теперь никогда не назову слабаком человека, который встает на борьбу за свои права, зная что может быть облит грязью с ног до головы и оклеветан.

…Каждый по-своему видит выход из сложившегося тупика в здравоохранении. Меня учили помогать больным людям, а не бороться с чиновниками. В первом я преуспела, со вторым все оказалось сложнее. Я поняла главное. Изменить в корне подход к оплате труда, изменить систему возможно только при условии наибольшей солидарности между теми категориями работающих, которые оказались в ущербном положении и недовольны сегодняшней ситуацией. А мы до такой солидарности в нашем учреждении еще не дошли, к сожалению.

…Что бы там не говорили, что надо было решать в самом учреждении, это бы ни к чему не привело. У меня лично конструктивный контакт с главврачом до всей этой бучи не сложился. Не потому что не обращалась к нему лично, я обращалась, но он не воспринял всерьез. Теперь налицо готовность не просто слушать, но и слышать и делать. А это, конечно, радует. На самом деле месяц назад, я даже рассчитывать не могла на то, что сейчас обещано по нашей работе».

P.S.  От себя еще добавлю, что, как сообщил источник, близкий к Минздраву России: «Вечером 28 апреля Министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова поручила зам. министра Татьяне Яковлевой провести расследование ситуации с голодовкой врачей в Североморске».


Оксана Громова в центре, в черной куртке.

http://andrey-konoval.livejournal.com/289682.html

Средства, выделенные на стажировки, Минобрнауки отдаст на общежития

29 апреля 2014, 00:01   |   Политика   |   
Министерство закрывает некоторые направления госпрограмм из-за дефицита бюджета

Средства, выделенные на стажировки, Минобрнауки отдаст на общежитияФото: ИЗВЕСТИЯ/Владислав Староверов

Как выяснили «Известия», Министерство образования и науки серьезно перекраивает программу финансирования текущих направлений профильных госпрограмм. По информации редакции, в ближайшее время будет подготовлено постановление правительства о досрочном прекращении нескольких направлений в государственных программах с последующим перераспределением денежных средств на другие нужды. Согласно первоначальному тексту документа (есть в распоряжении «Известий»), Минобрнауки планирует свернуть программу по «научно-педагогическим кадрам инновационной России», рассчитанную с 2014 по 2020 год. Причина сворачивания программы — дефицит бюджета.

— В связи с существенным сокращением бюджетных ассигнований, предусмотренных Минобрнауки федеральным законом о бюджете на 2014-й и плановый период 2015 и 2016 годов, реализацию программы целесообразно прекратить досрочно, — отмечают в Минобрнауки.

Следует отметить, что подобная федеральная целевая программа была реализована ранее — с 2009 по 2013 год. Ее целью являлось финансирование научных исследований в научно-образовательных центрах, проводимых молодыми учеными, а также финансирование инфраструктурных проектов, организация стажировок молодых ученых за рубежом и проведение международных научных конференций и конкурсов. Также ФЦП подразумевала программы поддержки развития домов, центров и кружков детского и юношеского научно-технического творчества и т.д.

Часть работ по сворачиваемой ФЦП возьмет на себя Российский научный фонд. Фонд будет осуществлять поддержку фундаментальных научных исследований, подготовки научных кадров, развития научных коллективов.

Общий объем средств, оставшихся от «научно-педагогических кадров инновационной России», составляет порядка 6,2 млрд рублей на этот и следующий год. Они будут направлены, по планам ведомства, на строительство общежитий и поддержку программ развития национальных исследовательских университетов, которых в России сейчас насчитывается 29. Финансирование станет осуществляться в рамках уже действующей госпрограммы «Развитие образования на 2013–2020 годы», куда и будут вписаны данные расходы.

— Нехватка мест в общежитиях — это очень страшная проблема, которая еще сильнее обострилась после перехода на ЕГЭ. Большое количество студентов получили возможность поступать в университет, не приезжая на приемные экзамены. К тому же если раньше многие абитуриенты предпочитали региональные университеты, которые ближе к дому, то сейчас они всё чаще выбирают вузы в других российских городах. И тут сразу возникает вопрос с общежитием. У нас, например, не хватает мест для нормальной работы. Считаю, что государство должно помочь вузам с решением этой проблемы, — говорит ректор МГТУ имени Баумана Анатолий Александров.

Ректор Бауманки также отметил, что возраст некоторых общежитий перевалил за 40–50 лет, а денег на их ремонт практически никогда не выделялось.

— Мы хоть и госучреждение, а на ремонт должны заработать сами. А это значительные суммы. За хозяйством надо следить: многим общежитиям уже несколько десятков лет, и они требуют реконструкции, замены коммуникаций, сантехники и т.д. Университеты сами не могут справиться, — добавил Александров.

Ректор МФТИ Николай Кудрявцев также видит проблему в нехватке мест и считает, что нужно улучшать условия жизни студентов, «создавая некий задел».

— Действительно такая проблема есть, она присутствует по сей день и к тому же неравномерно распределена как по регионам, так и по отдельным вузам. В массе своей, конечно, учащиеся живут в стесненных условиях, и хотелось бы, чтобы у студентов высших учебных заведений были лучшие условия, — говорит Кудрявцев.

Уполномоченный по правам студентов в России Артем Хромов заявил, что сейчас есть несколько проблем, касающихся мест в общежитиях российских вузов.

В настоящее время, по словам Дмитрия Ливанова, не хватает порядка 500 тыс. мест, и это существенная проблема. Также остро стоит вопрос ветхого жилого фонда — каждый год в старых общежитиях происходят пожары, что является угрозой для студентов. Отдельно можно выделить вопрос проживания посторонних лиц. Ранее это были гастарбайтеры, а сейчас преимущественно это ученики других вузов, которым отдают помещения за большие деньги. Отсюда же вытекает проблема повышения платы за общежития. Говорят, что данный вопрос как-то регулируется, но сейчас пошла новая волна слухов о том, что «ценники» опять могут поднять, — говорит Хромов.

Согласно статистике ведомства за 2011–2012 годы, число нуждающихся в общежитиях составляло 13%, в 2013 году этот показатель оказался на уровне 11%, а в этом планируется 10%. На сегодня общая численность студентов, обучающихся по программам высшего образования, составляет порядка 6,3 млн человек. По прогнозам Минобрнауки, полное обеспечение местами всех нуждающихся будет достигнуто в 2018 году. Также отмечается и тенденция к увеличению процента зарубежных студентов. Так, в 2012 году иностранцы составляли 2,4% от всего количества студентов. В 2013 году показатель увеличится до 3%, а с 2014 по 2017 год министерство прогнозирует рост доли иностранных студентов до 8%.

Читайте далее: http://izvestia.ru/news/570007#ixzz30IVgmOyQ

Путин: Нужна реструктуризация отраслей

МОСКВА, 28 апреля. Президент РФ Владимир Путин подчеркнул необходимость реструктуризировать соцсферу, чтобы она не была затратной.

На встрече с членами Совета законодателей  Путин подчеркнул, что исполнение его «майских указов» по соцгарантиям «прямо влияет на повышение качества жизни граждан, поэтому жестко контролируется на федеральном уровне, такая работа должна идти и в регионах».

Президент призвал законодателей «делать особый акцент на реализации «майских указов» и требовать четкого ответа от руководителей регионов» — в частности о том, как идет реструктуризация системы здравоохранения, образования, культуры, насколько повышается зарплата в этих сферах.

«Не менее важно, как достигается сбалансированность бюджетов, какие суммы идут на развитие регионов», — сказал Путин.

«Нужно не просто добиваться повышения заработных плат, это нельзя делать экстенсивным методом, нам нужна понятная, грамотная, продуманная реструктуризация отраслей, они не должны быть затратными», — добавил президент.

«Это сложный, тяжелый процесс, но это совсем не значит, что надо тупо и глупо просто сокращать и людей на улицу выбрасывать, реструктурировать надо, надо вкладывать деньги в то, чтобы создать новые места, трудоустраивать людей. Но просто втупую закачивать деньги тоже бессмысленно, мы никогда не добьемся эффективности, и люди никогда не будут довольны предоставляемыми услугами ни в образовании, ни в здравоохранении, ни в других социальных сферах», — отметил Путин.
Подробнее:http://www.rosbalt.ru/main/2014/04/28/1262549.html

Петербургские медики митинговали в поддержку североморских коллег

В Петербурге у здания Мариинской больницы прошла серия одиночных пикетов в поддержку голодающих врачей  центральной районной больницы Североморска.

Межотраслевое профсоюзное объединение «Сеть рабочей солидарности» организовало одиночные пикеты у здания Мариинской больницы в Петербурге в поддержку врачей из Североморска (Мурманская область), которые на днях объявили голодовку.

Несколько пикетирующих стояли непосредственно рядом с больницей, но большинство — на более оживленном Невском проспекте. Всем интересующимся прохожим предлагали ознакомиться с открытым заявлением, медработников — участников голодовки. Аналогичная кампания в поддержку североморских медиков будет проходить в течение месяца во многих городах России.

С конца 2012 года медики североморской ЦРБ (Мурманская область) недополучают заработную плату. Как сообщается, они получают лишь треть от полагающихся им по федеральным нормативам денег. Ранее медики устраивали митинг, требуя обеспечить выполнение майского указа президента об увеличении зарплат. Врачи жалуются наискажение статистикой данных о реальной зарплате: региональные власти заявляют, что средняя зарплата медицинских работников достигла 55 тыс. рублей.

Отчаявшись решить вопрос мирным путем, медики объявили голодовку.

(Почему голодали петербургские врачи, читайте здесь)

© Доктор Питер

Петербургские медики митинговали в поддержку североморских коллег, обма

http://doctorpiter.ru/articles/9087/

Медики в Североморске начали голодовку протеста

Сегодня в 7.30 утра три сотрудницы Центральной больницы Североморска начали голодовку протеста. Они требуют повысить им зарплаты минимум вдвое, сообщаетпредставитель профсоюза «Действие» Андрей Коновал. Ранее медики предупреждали, что готовы к такому шагу, если местные власти не пойдут им навстречу.

В голодовке участвуют медсестра Галина Ковальчук, сестра-хозяйка Наталья Гапичева и санитарка Татьяна Жуковская. Они обещают работать до тех пор, пока хватит сил. Ночевать они планируют в одной квартире, откуда будет организована видеотрансляция.

Участницы голодовки заявляют в открытом письме к президенту и министру здравоохранения, что их зарплаты в разы отличаются от средней по региону, которую власти оценивают в 55 тысяч рублей. Медики вынуждены работать сверхурочно, совмещать несколько должностей, что в конечном счете плохо сказывается на пациентах.

«О каком улучшении качества медицинской помощи населению идет речь, если медик работает по 12 часов или принимает пациентов в спешке, работая за троих, а пациенты сидят в огромных очередях или неделями не могут попасть на прием?», — спрашивают сотрудницы больницы.

Напомним, несколько дней назад около 40 медработников Мурманской области вышли на митинг с такими же требованиями. Они угрожали начать голодовку, если власти не пойдут им навстречу. Протестующие сообщают, что после митинга им стали поступать анонимные звонки с угрозами, некоторых попытались обвинить в нарушении трудовой дисциплины. Тем не менее они приняли решение начать голодовку, поскольку уже не видят другого способа отстоять свои права.

Медики на митинге в Североморске. Фото с сайта s-vesti.ru

http://medportal.ru/mednovosti/news/2014/04/24/133golodovka/

Журналистам о ГОЛОДОВКЕ медиков в Североморске (контакты, текст открытого заявления)

andrey_konoval
24 апреля, 8:57
Голодовка медиков в Североморске началась.
Ниже информация для журналистов (контакты,регламент акции) и Открытое заявление участниц голодовки.


Предыстория конфликта - http://andrey-konoval.livejournal.com/286157.html

Информация для СМИ

24 апреля с 7.30 голодовку начинают 3 сотрудницы ЦРБ Североморска:
Ковальчук Галина Николаевна, медсестра, председатель профкома МПРЗ «Действие», телефон 89522981684;
Гапичева Наталья Александровна, сестра-хозяйка;
Жуковская Татьяна Сергеевна, санитарка.
Если чиновники не пойдут на диалог, с 25 апреля к голодовке присоединится врач-офтальмолог, заместитель председателя профкома МПРЗ «Действие», Громова Оксана Васильевна — 89062883186.
Если ситуация не изменится, на следующей неделе в голодовку намерены вступить еще 4 сотрудницы (их имена пока не разглашаются, поскольку на всех участниц протеста оказывается серьезное психологическое давление).

Участницы голодовки намерены продолжать выходить на работу до тех пор, пока будет позволять состояние здоровье. Во время работы они будут находиться на глазах коллег и журналистов, если последние пожелают освещать акцию. Естественно, администрация больницы и власти также будут иметь возможность «приставить» своих людей для контроля за процессом голодовки. Ночевать участницы акции будут в квартире ул.Гвардейская, 52-26, где будет организована прямая веб-трансляция и доступ прессы.

Адрес веб-трансляции   - http://www.ustream.tv/channel/severomorsk-golodovka

Организовано регулярное медицинское освидетельствование участниц голодовки.
—————————————-—————————————-

Президенту Российской Федерации
Путину В.В.

Министру здравоохранения РФ
Скворцовой В.И.

Представителям СМИ,
общественных организаций,
гражданам России

ОТКРЫТОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ
медработников — участниц голодовки протеста в г. Североморске

Мы, сотрудники Центральной районной больницы г. Североморска, сегодня начинаем голодовку протеста. Еще неделю назад мы отправили в адрес губернатора Мурманской области, областного Минздрава обращение, в котором описали постыдное положение с зарплатами врачей-узких специалистов, медсестер, работников некоторых других категорий поликлиники нашей больницы. Около 30 сотрудников больницы провели пикет в поддержку выдвинутых нами предложений. Мы предложили создать согласительную комиссию, однако власти Мурманской области и администрация больницы отказались дать ответ по существу наших предложений.

Заместитель министра Роман Москвин заявил на областном телевидении, что власти будут решать проблему путем «усиления разъяснительной работы в коллективе». Что теперь, зарплата медработникам «должна выплачиваться в принципе только в рамках эффективного контракта — не по занимаемой должности, а на основании выполненных работ». И что средняя зарплата в нашей больнице превышает среднюю зарплату медиков в Мурманской области. А еще ранее губернатор Мурманской области М.В. Ковтун объявила через средства массовой информации, что средняя зарплата врачей по области достигла в 2013 году 55 тыс. руб. Возможно, эти цифры и имеют под собой реальную основу, однако в этом случае нам еще более непонятно, почему уровень оплаты нашего труда ставит нас на грань нищеты. Мы добросовестно исполняем своим обязанности, обладаем должным уровнем квалификации, многие из нас имеют большой стаж работы в сфере здравоохранения.

Чем же мы провинились, что наши зарплаты в разы отличаются от зарплат остальных медработников, а на фоне средних зарплат нашего заполярного города, столицы Северного флота России выглядят просто как насмешка?
Заработная плата врача — узкого специалиста в нашей поликлинике составляет около 25 тысяч рублей. Медсестра, работая на ставку, получает около 12-14 тысяч, а на полторы ставки — до 17 тыс. рублей. Санитарка — 10 тыс. руб. на ставку. Как на такие деньги жить в условиях Заполярья? То есть для того, чтобы приблизиться только к средней зарплате, обозначенной в отчетах губернатора и заданиях «дорожной карты» согласно указу президента России №597, мы должны работать на две-три ставки? Это и есть с точки зрения мурманских чиновников «эффективный контракт» медработника? Видимо, да, потому что высокие зарплаты наших участковых терапевтов объясняются тем, что они работают буквально за троих — сегодня у нас на 17 участков, приходится всего 5 участковых врачей и 11 участковых медсестер.

Мы хотим напомнить Минздраву Мурманской области, что «эффективный контракт» — это не только увеличение объема работы, но и повышение ее качества. О каком улучшении качества медицинской помощи населению идет речь, если медик работает по 12 часов или принимает пациентов в спешке, работая за троих, а пациенты сидят в огромных очередях или неделями не могут попасть на прием?

Согласно отчету на официальном сайте Минздрава Мурманской области, средняя зарплата зарплаты за январь-март 2014 года у врачей должна была составить 59 325 руб., у среднего медперсонала — 33 337,50 руб., у младшего медперсонала 22 312,50 руб. И якобы эти задания уже даже перевыполнены. Объясните нам, сколько ставок (три или четыре?) мы должны взять и сколько часов в сутки (24 или 36?) мы должны отработать, чтобы приблизиться к этим СРЕДНИМ показателям зарплаты? Мы тоже хотим, чтобы указ Президента РФ №597 распространялся и на нас — объясните, как можно работать еще больше и лучше, чем мы это делаем в сегодняшних условиях.

Вместо того, чтобы приступить к решению поставленных нами вопросов, против нас в эти дни развязали настоящую травлю. В семьи сотрудниц ЦРБ, подписавших обращение и принявших участие в пикете, стали поступать анонимные звонки с угрозами испортить карьеру их мужьям — военным. В отношении других попытались сфальсифицировать нарушение трудовой дисциплины. Идет непрерывное давление с использованием административного ресурса.
В этих условиях нам не остается другого выхода, как начать голодовку протеста, другого способа борьбы за наши трудовые права мы уже не видим.

Наши основные требования касаются повышения зарплат сотрудников, подписавших обращение, минимум в два раза. Возможно, это должно быть сделано за счет увеличения размена окладов (сегодня составляют: 5800 руб. у врачей, 4200 — у медсестер, 3000 — у младшего медицинского персонала), возможно — другими способами. Но так жить и работать мы больше не можем.

Комиссия областного Минздрава заявила нам, что ограничится проверкой системы трудовых отношений в ЦРБ, а все остальные вопросы — повышение оклада, введение региональных стимулирующих выплат — находятся в компетенции Москвы. Что ж — если областные чиновники не способны решить проблемы медработников, мы просим федеральный центр, лично Президента В.В.Путина, Министра здравоохранения РФ В.И. Скворцову навести порядок в ЦРБ г.Североморска.

Обращаемся к журналистам, к нашим коллегам — медработникам, к общественным организациям, к нашим пациентам, ко всем гражданам России: Пожалуйста, поддержите нас в эту очень трудную минуту.

http://andrey-konoval.livejournal.com/286229.html

Минздрав: регионам не хватает денег на развитие бесплатной медпомощи

МОСКВА, 23 апр — РИА Новости. Дефицит средств, запланированных регионам РФ для обеспечения программы госгарантий оказания бесплатной медицинской помощи, превышает 100 миллиардов рублей, сообщила министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова в ходе итоговой коллегии Минздрава.

«Субъектам Российской Федерации надо обратить особое внимание на обеспечение собственных расходных обязательств и не допускать дефицита финансового обеспечения государственных гарантий из региональных бюджетов. По результатам мониторинга утвержденных на 2014 год территориальных программ госгарантий размер дефицита их стоимости за счет ассигнований бюджетов регионов превысил 100 миллиардов рублей», — сказала министр.

Она отметила, что, не восполнив этот дефицит, не удастся развить медицинскую помощь в нестраховом сегменте и лекарственное обеспечение населения в амбулаторном звене.

РИА Новости

http://ria.ru/health/20140423/1005163772.html#ixzz2zopqXL5i

Руководство больницы Петра Великого не согласно с мнением сотрудников о размерах зарплаты

Руководство университета им. Мечникова не согласно с оценкой ситуации в клинике Петра Великого, озвученной в материале «Голодовку петербургских медиков оценили в 1910 рублей». По требованию руководства СЗГМУ «Доктор Питер» публикует точку зрения ректора вуза Отари Хурцилавы на события последних месяцев в клинике.

Напомним, 14.04.2014 на сайте «Доктор Питер» был размещен материал «Голодовку петербургских медиков оценили в 1910 рублей». В ней сотрудник больницы Сергей Драгомирецкий рассказал об изменениях, произошедших в клинике после голодовки, которую сотрудники организовали в знак протеста против снижения зарплат в клинике в 2014 году. В ответ на сообщение медбрата, опубликованное  «Доктором Питером», редакция получила официальное письмо за подписью Отари Хурцилавы, ректора СЗГМУ им. Мечникова подразделением которого является больница Петра Великого. Публикуем его без купюр.

«В связи с выходом статьи администрация государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Северо-Западный государственный медицинский университет имени И.И. Мечникова» Министерства здравоохранения Российской Федерации (ГБОУ ВПО СЗГМУ им. И.И. Мечникова Минздрава России) (далее – Университет) считает необходимым заявить следующее:

В конце марта 2014 года в СМИ появилась информация о голодовке двух медицинских работников Университета, которые в ней участвовали с 24 по 26 марта. Одним из них был Сергей Драгомирецкий, являющийся студентом 6 курса лечебного факультета Университета и работающий мед. братом на отделении реанимации и интенсивной терапии. В связи с тем, что сам факт голодовки никак подтвержден не был, то заявлять с уверенностью о том, что она вообще проходила не представляется возможным. Их акция была вызвана низким уровнем заработной платы, в связи с чем они обращались в администрацию Президента РФ. В статье Сергей Драгомирецкий  сообщает, что после этой акции его зарплата увеличилась всего 1910 рублей.

В действительности, заработная плата Сергея Драгомирецкого была повышена администрацией Университета на 20%, однако  согласно трудовому законодательству и законодательству о персональных данных Университет не вправе сообщать сведения о заработной плате своих работников, поэтому расчетный листок Сергея Драгомирецкого за март 2014 не публикуется. Т.е. Сергей Драгомирецкий умышлено сообщил неверные сведения о своей заработной плате за март 2014. Также, хотелось бы обратить внимание читателей и на тот факт, что на протяжении февраля и марта Сергей еще выполнял обязанности временно отсутствующего работника – старшей медицинской сестры на 0,5 ставки и получал заработную плату еще и по этой должности, при этом администрация клиники шла ему на встречу и разрешала выполнять работу по этой должности в удобное для него время, то есть после учебных  занятий. Однако Сергей Драгомирецкий все время умалчивает об этом факте, умышленно занижая размер своей заработной платы.

Далее в статье сообщается: «Вместе с тем, по словам Сергея Драгомирецкого, у рядовых сотрудников зарплата тоже понизилась – врачи и средний медперсонал многих отделений получили меньше, чем обычно. «Кому-то снизили на 500 рублей, кому-то на 2 тысячи рублей – так практически на всех отделениях», – говорит Сергей Драгомирецкий».

Вместе с тем, Сергей Драгомирецкий вообще не располагает достоверными сведениями о размере заработной платы работников Университета, а потому делать такие утверждения, не владея предметом и не обладая достаточными данными о размере заработной платы за март указанных работников, с его стороны абсолютно неправомочно.

Даже, если и имели место отдельные случаи того, что некоторые работники Университета получили на руки за март 2014 заработную плату в меньшем размере, чем за февраль 2014, то это вызвано объективными причинами в каждом конкретном случае, например, нахождением работника на больничном, снижением объема занятости, получением работником отпускных и т.д., что не является снижением заработной платы конкретных медицинских и иных работников Университета, поэтому делать на основании этого общую картину состояния заработной платы в Университете невозможно.

В действительности, руководством Университета было принято решение о сокращении расходов на оплату труда административно- управленческого и хозяйственного персонала, что позволило уже в марте дополнительно направить на оплату труда медицинских работников Университета около одного миллиона рублей. Эти средства были направлены на оплату труда клинических подразделений терапевтического профиля, реанимаций и оперблоков, то есть  наименее оплачиваемым категориям медицинских работников Университета, в связи с чем заработная плата среднего и старшего медицинского персонала указанных подразделений была существенно повышена – на 20–25 %, что прямо признается в статье. Данные мероприятия по поддержке самых низкооплачиваемых категорий медицинского персонала в Университете будут продолжены.

В статье также сообщается, опять же со слов Сергея Драгомирецкого, что отделение клиники Университета, в котором он работает, «на лето… в принципе закроют, а сотрудников отправят в отпуск за свой счет» и что «коечный фонд в Мечникова сократился в 2 раза, а именно на 700 коек».

Все это заставляет сделать вывод о целенаправленном создании Сергеем Драгомирецким негативного образа в отношении Университета, когда имеющиеся факты передергиваются, личное мнение выдается за соответствующее действительности утверждение, а отсутствующие места, необходимые для общей картины, заполняются предположениям.

Более того, сами по себе «выводы» Сергея Драгомирецкого свидетельствует о некоторой предвзятости его по отношению к Университету, о его незнании, не владении им информацией о политике администрации Университета в области лечебной работы. По роду своих должностных обязанностей и в силу занимаемой должности Сергей Драгомирецкий вообще не имеет никакого отношения к вопросам управления Университетом в сфере медицинской деятельности, а потом сообщает редакции не только недостоверные, непроверенные, недоказанные сведения, но и вообще выдает за факты свое личное мнение, причем мнение о тех обстоятельствах, к которым никакого отношения не имеет.

Например, утверждения о том, что коечный фонд в Университете сократился в 2 раза, а именно на 700 коек, неверны: в настоящее время коечный фонд клинических подразделений Университета составляет 1188 коек, то есть сокращение составило 465 коек.

Со своей стороны, администрация Университета отмечает, что в марте-апреле 2014 г.. в связи с обращением Драгомирецкого в администрацию Президента РФ с вопросом о низком уровне заработной платы медицинских работников Университета,  Государственной инспекцией труда в городе Санкт-Петербурге и Прокуратурой Центрального района Санкт-Петербурга проводилась проверка соблюдения Университетом трудового законодательства, по итогам которой, указанными контрольно-надзорными государственными органами власти в деятельности Университета нарушений трудового законодательства в области начисления и выплаты заработной платы работникам Университета не установлено.

http://doctorpiter.ru/articles/9034/

Профсоюз: врачи получают втрое меньше, чем значится в отчетах

Отчеты региональных властей о высоких зарплатах медиков редко соответствуют действительности. Врачам приходится работать по 32 часа подряд ради нормального заработка, а обещанное повышение зарплат существует лишь на бумаге. Об этом пишет «Росбалт» со ссылкой на межрегиональный профсоюз работников здравоохранения «Действие».

«В этих отчетах называются средние зарплаты — просто огромные по представлениям как населения, так и большинства самих медиков. Де-факто основная масса медиков подобных зарплат не видит. Зарплаты составляют обычно в два, иной раз и в три раза меньше указанных целевых показателей средних зарплат», — рассказал оргсекретарь профсоюза Андрей Коновал.

По его словам, большие суммы зарабатывают только те врачи, которые работают на две-три, а порой и четыре ставки. Иногда это оформляется по документам как совмещение, но чаще всего оплачивается просто как дополнительная нагрузка.

«В результате люди с 08:00 до 16:00 отрабатывают свою основную смену — причем могут, совмещая, работать на двух ставках. Потом они идут с 16:00 до 08:00 работать на ночное дежурство, а с 08:00 снова выходят на основную смену. То есть реальный непрерывный рабочий день длится до 32 часов. И такие рабочие дни случаются по 5-10 раз в месяц», — сообщил Коновал.

По данным профсоюза, на повышение зарплат действительно выделяются большие средства, но зачастую они достаются лишь узкому кругу медработников. Отчасти проблема в том, что не существует жестких нормативов по распределению этих средств.

Напомним, очередная дискуссия вокруг низких зарплат врачей началась после «Прямой линии» Владимира Путина с народом. Медики сообщили президенту, что зарплаты им так и не подняли, глава государства пообещал разобраться в ситуации.

http://medportal.ru/mednovosti/news/2014/04/18/096Zarplata/

Средняя зарплата по больнице

Тема низкой оплаты труда врачей и учителей остается актуальной уже несколько лет. Вопрос от медика прозвучал и на недавнем «разговоре президента с народом». Медсестра одной из поликлиник пожаловалась, что отчеты чиновников о росте зарплаты медработников не соответствуют действительности.

Ситуация и в здравоохранении, и в образовании схожая: чиновники отчитываются о росте зарплат, а на поверку оказывается, что этого роста или нет, или он достигается за счет увеличения трудовой нагрузки на работников.

Как заявил корреспонденту «Росбалта» оргсекретарь межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие» Андрей Коновал, отчеты региональных властей о выполнении и перевыполнении целевых показателей далеки от реальной картины.

«В этих отчетах называются средние зарплаты – просто огромные по представлениям как населения, так и большинства самих медиков. Де-факто основная масса медиков подобных зарплат не видит. Зарплаты составляют обычно в два, иной раз и в три раза меньше указанных целевых показателей средних зарплат. Правда, некоторая часть медиков как-то приближается к этим зарплатам, но тем, что фактически работает на 2-3, до 4-х ставок. И вот люди с 8:00 до 16:00 отрабатывают свою основную смену, причем могут, совмещая, работать на двух ставках; потом они идут с 16:00 до 8:00 работать на ночное дежурство, а с 8:00 снова выходят на основную смену. То есть непрерывный рабочий день длится 32 часа. И такие рабочие дни случаются по 5-10 раз в месяц. То есть трудовые нагрузки на медиков огромны», – констатировал Андрей Коновал.

По словам профлидера, на повышение зарплат выделяются достаточно большие средства, но оседают они не в карманах простых медиков. «Жестких нормативов – как должны распределяться эти деньги – нет. Еще при министре Татьяне Голиковой был объявлен курс на «эффективный контракт», предполагающий серьезную свободу для руководителей медучреждений по распределению зарплат. Получилось, что часто эти высокие зарплаты получает узкий круг, приближенный к главному врачу. Известны также случаи, когда высокие зарплаты увязаны с «откатами» главврачу от этих приближенных лиц», – констатировал Андрей Коновал.

Профлидер отметил, что увеличение нагрузки при невысоких зарплатах приводит к ухудшению качества медицинской помощи населению.

«Пациенты слышат по СМИ, что зарплаты медиков огромны. А когда приходят в поликлиники, то видят, что качество медуслуг снижается: например, врачи принимают одного пациента за 3-5 минут. Такое происходит из-за недостатка кадров. А пациенты возмущаются. Врачи тоже чувствуют себя оскорбленными, когда им говорят, что они ни за что получают большие деньги. А они-то этих денег не получают», — заметил Коновал.

По его мнению, в систему отчетности, заложенную правительством РФ и Росстатом, изначально был положен неверный подход. Чиновники отчитываются по росту зарплаты не на ставку, а на физическое лицо – со всеми его совмещениями, переработками и прочим. В результате и вырисовываются цифры, которые не соответствуют действительности.

«Одним из наших требований является пересмотр этой методики: чтобы отчетность формировалась из расчета на одну ставку. Кроме того, нужно менять соотношение доли в зарплате базовой части. Базовая часть должна составлять, как минимум 75-80% от всей зарплаты. А остальную часть должны составлять стимулирующие надбавки, которые могут регулироваться. Сегодня же все перевернуто. Иногда от 40% до 60% составляет стимулирующая часть, где возможен произвол со стороны работодателя», — заметил Андрей Коновал.

Наиболее уязвимыми во всей этой системе оказались молодые специалисты. Врач-хирург поликлиники Ельнинской центральной райбольницы в Смоленской области Светлана Шестопалова собиралась на днях объявить голодовку, но ее все-таки отговорил муж. «У хирурга – очень маленький базовый оклад: 5 тыс. 600 рублей, если работать, как положено хирургу: 7 часов 10 минут», – рассказала молодая медработница.

Светлана Шестопалова и рада бы поработать больше, но не получается. «В нашей местности план по посещениям можно выполнить и перевыполнить только в межсезонье, когда нет полевых работ. Тогда можно получить стимулирующие выплаты. А если не выполняешь план, то никаких стимулирующих выплат нет. Причем, если в стационаре доплачивают «за вредность» еще 15%, то в поликлинике – нет. Хотя мы тоже работаем с кровью и гноем, имеем риск заразиться ВИЧ, гепатитом С», – рассказала врач.

В нынешней системе здравоохранения вообще получился своеобразный раскол медработников по уровню зарплат. Их разделили на тех, кто получает больше, и тех, кто получает меньше. «У заведующих отделениями, которые по совмещению получают несколько окладов, зарплата – 50-65 тыс. рублей. У терапевтов – 20-30 тыс. А у узких специалистов – 5-7 тыс. Если 30 лет стажа – 7 тыс. 500 рублей. Ну, у кого стаж есть, те уже и пенсии получают. А у молодых специалистов – ни пенсий, ни стажа, ни категорий. Я беру еще переработку по дневному стационару, но больше 7 тыс. зарплата не выходит. А ведь у нас, молодых, есть семьи, дети», – сообщила Светлана Шестопалова.

Хирург из Ельнинской больницы, хоть и отказалась от проведения голодовки, но продолжит требовать внимания к проблемам медиков. «Буду писать обращения к властям и подробно описывать ситуацию. Губернатору напишу, в общественную медицинскую палату. Президенту уже писала – никакого результата, ничем это не закончилось», – уточнила Светлана Шестопалова.

Коллектив центральной райбольницы Североморска в Мурманской области, напротив, полон решимости объявить голодовку. По отчетам губернатора, средняя зарплата врачей еще в прошлом году достигла 55 тыс. рублей.

«Зарплата врача – узкого специалиста в нашей поликлинике составляет около 20 тыс. рублей. Медсестра, работая на ставку, получает около 12-14 тыс., а на полторы ставки – до 17 тыс. рублей. Рентген-лаборанты, несмотря на более высокий уровень квалификации, получают даже меньше медсестер – около 11 тыс. руб. Как прожить на такие деньги, если только жилищно-коммунальные услуги в условиях нашего города достигают 10 тыс. руб. в месяц? Несколько иная ситуация с зарплатами у сотрудников участковой службы, получающих надбавку за участковость. Но и им для того, чтобы приблизиться к средним показателям зарплаты, приходится работать  буквально за троих. И это не преувеличение: сегодня у нас на 17 участков приходится всего 5 участковых врачей и 11 участковых  медсестер», – говорится в обращении медиков.

О возмущении североморских медиков уже знают в минздраве и в руководстве профсоюза медработников Мурманской области. Но реакция «высоких чинов» оказалась странной. «В наш адрес уже идут угрозы. Сказали, что на нас натравят ФСБ», – рассказала представительница коллектива Галина Ковальчук.

Если о проблемах медиков на «Прямой линии» хотя бы упомянули, то про учителей не вспомнили. Хотя их зарплаты давно должны были сравняться со средней зарплатой в экономике по региону.

Сопредседатель межрегионального профсоюза «Учитель» Всеволод Луховицкий перечислил методы, которыми директор школы может добиться повышения зарплат: сокращая количество работающих учителей, и соответственно, увеличивая количество детей в классе. Ну, и заставляя учителей работать в два раза больше положенного.

«Это приводит к классическому очковтирательству. Я знаю ситуацию, когда директор намекает учителям: а давайте вы не будете официально работать, давайте формально вы уйдете. Реально вы будете работать и деньги получать, но они будут записаны на другого человека, а таким образом мы поднимем среднюю зарплату», – сообщил педагог.

Как и в здравоохранении, увеличение нагрузки на работника приводит к ухудшению качества работы. Школы лишаются учителей, работавших по совместительству. Кроме того, самые способные и творческие педагоги не захотят работать в условиях «потогонной системы».

Для улучшения отчетности текущие зарплаты учителей сравнивают со средней зарплатой в регионе в прошлом квартале, заметил Луховицкий. Качество медицинского обслуживания и образования снижается. Зато «средняя температура по больнице» позволяет чиновникам делать невинные глаза и отчитываться об «успехах». Ну, и, конечно, директора с заведующими повысили себе зарплаты. Для демонстрации лучших показателей.

Дмитрий Ремизов

Подробнее:http://www.rosbalt.ru/federal/2014/04/18/1258891.html

В столице Северного флота 10 медработников намерены начать голодовку протеста

Североморск — главная база Северного флота ВМФ России. Сюда нередко приезжают Верховный Главнокомандующий  (Президент РФ), Министр обороны РФ. Но именно здесь медицинские работники, благодаря равнодушию властей Мурманской области, доведены  нищенскими зарплатами до такой степени отчаяния, что готовы начать самую массовую в стране голодовку протеста последних лет  - с участием 10 врачей и медсестёр.

События в этом небольшом городке (около 60 тыс. населения без учета гарнизона) развиваются стремительно. Вчера, 17 апреля, в Центральной районной больнице Североморска состоялось учредительное собрание первичной организации профсоюза «ДЕЙСТВИЕ», участие в котором приняли 20 человек. Еще за несколько дней до этого в городскую администрацию было подано уведомление о проведении в субботу (19 апреля) пикета. Городские власти пикет согласовали.

 

Уже сегодня в больницу в срочном порядке прибыла делегация высокопоставленных чиновников Мурманской области, включая министра здравоохранения и заместителя губернатора. Попытки урезонить трудовой коллектив на общем собрании ни к чему не привели. Министру прямо на собрании было вручено коллективное обращение, подписанное 18-ю сотрудниками ЦРБ.

Медики в своем обращении не только потребовали срочного, начиная уже с апреля, увеличения заработных плат в два с половиной раза, но и отставки главного врача больницы, как не справившегося с должностью.
«Специалисты бегут из ЦРБ, у нас сейчас нет невропатолога, травматолога, физиотерапевта, доверенного доктора, районного окулиста, детского хирурга и детского травматолога, сегодня закрылся кабинет физиопроцедур в детской поликлинике (медперсонал уволился), из 17 ставок участковых терапевтов, как мы уже сказали выше, заполнены только 5 ставок», — говорится в Обращении. (Подробности плачевной ситуации в Североморской ЦРБ см. в полном тексте Обращения, которое публикую ниже).

В случае отказа от выполнения требований и создания согласительной комиссии с участием профкома МПРЗ «Действие» врачи пообещали уже со следующего четверга начать голодовку протеста в составе 10 человек.

Жесткая позиция медиков вызвала шок у чиновников. Они начали обвинять людей, получающих в условиях Заполярья от 12 (медсестры) до 25 тысяч (врачи) на ставку, в том, что они действуют очень жестко и что им должно быть стыдно. При этом у самого министра Перетрухина и замгубернатора Татьяны Пороновой, по свидетельству очевидцев (профессиональных медиков), дрожали губы, а лица приобрели бледный оттенок.

После собрания представители Минздрава, администрации больницы, областного руководства ФНПР-овского профсоюза попытались организовать личное давление на медиков, поставивших свои подписи под обращением и вступивших в профсоюз «Действие». В частности, утверждалось, что новый профсоюз якобы действует незаконно и что всеми участниками якобы займется ФСБ. ФСБ, кстати, действительно проявила интерес к инциденту, но совсем в другом аспекте — ближе к вечеру ее сотрудник взял у председателя первички Галины Ковальчук информацию о причинах протеста, а также проявил интерес к финансовым схемам, действующим в ЦРБ г. Североморска.

19 апреля в 12.00 недалеко от здания Администрации г.Североморска (ул Сафонова, 17) состоится пикет медработников, в котором намерены принять и многие горожане, понимающие, что ситуация с медициной в их городе — это общее дело.

Акция североморских медиков не пройдет  бесследно для информационного пространства. Уже сегодня на меня,как оргсекретаря профсоюза «Действие», активно начали выходить представители федеральных СМИ (в том числе и федеральных телеканалов) с просьбой дать контакты медиков  в регионах, поскольку они готовят материал о ситуации с зарплатами в здравоохранении по следам нашумевшего вопроса медсестры на прямой линии В.Путина. Естественно, в числе прочих, я дал контакты и наших новых активистов в Североморске. Кстати, вот и первая публикация - http://www.rosbalt.ru/federal/2014/04/18/1258891.html

Судя по первой реакции чиновников, протест в Североморске, похоже, будет развиваться в более конфликтном ключе, чем недавняя «итальянская забастовка» медсестер в г.Сарапуле (Удмуртия),  где власти и работодатель пошли на удовлетворение практически всех  требований профкома «Действие» (Подробнее об итогах кампании —  http://andrey-konoval.livejournal.com/284548.html )




Андрей Коновал,
оргсекретарь Межрегионального профсоюза работников здравоохранения «ДЕЙСТВИЕ»
8-952-402-45-05, konoval100@gmail.com

Президенту РФ
Путину В.В.

Губернатору Мурманской области
Ковтун М.В.

Министру здравоохранения Мурманской области
Перетрухину В.Г.

Главному врачу
ГОБУЗ «ЦРБ ЗАТО г. Североморск»
Карпеко В.Н.

Государственную трудовую инспекцию в Мурманской области

Коллективное обращение

Мы, сотрудники Центральной районной больницы ЗАТО «город Североморск» доведены до такой степени отчаяния, что решили начать массовую голодовку протеста.
Губернатор Мурманской области М.В. Ковтун объявила через средства массовой информации, что средняя зарплата врачей по области достигла в 2013 году 55 тыс. руб. Возможно, эти цифры и имеют под собой реальную основу, однако в этом случае нам еще более непонятно, почему уровень оплаты труда в нашем медучреждении ставит нас на грань нищеты. Мы добросовестно исполняем своим обязанности, обладаем должным уровнем квалификации, многие из нас имеют большой стаж работы в сфере здравоохранения.
Чем же мы провинились, что наши зарплаты в разы отличаются от зарплат остальных медработников, а на фоне средних зарплат заполярного города, столицы Северного флота России выглядят просто как насмешка?
Заработная плата врача — узкого специалиста в нашей поликлинике составляет около 20 тысяч рублей. Медсестра, работая на ставку получает около 12-14 тысяч, а на полторы ставки — до 17 тыс. рублей. Рентген-лаборанты, несмотря на более высокий уровень квалификации, получают даже меньше медсестер — около 11 тыс. руб. Как прожить на такие деньги, если только жилищно-коммунальные услуги в условиях нашего города достигают 10 тыс. руб. в месяц?
Несколько иная ситуация с зарплатами у сотрудников участковой службы, получающих надбавку за участковость. Но и им для того, чтобы приблизиться к средним показателям зарплаты приходится работать буквально за троих. И это не преувеличение: сегодня у нас на 17 участков, приходится всего 5 участковых врачей и 11 участковых медсестер.
Как быть, если наши оклады составляют: 5800 руб. (врачи), 4200 (медсестры), 3000 (младший медицинский персонал)? Как быть, если стимулирующая надбавка в феврале составила всего 2000 руб., и только после наших протестов в марте достигла 6000 руб., а завтра, скорее всего, снова сократится в несколько раз? Мы не понимаем, отчего существует такой произвол в величине выплаты.
Несмотря на наши неоднократные обращения, мы так и не получили от главврача В.Н. Карпеко вразумительных пояснений. В устной форме нам было сообщено ,что главврач ЦРБ наложил на коллектив штрафные санкции за якобы плохо выполняемую работу, при этом сумма штрафа до нас доведена не была, к дисциплинарной ответственности мы не привлекались. Нам говорят, что больница в целом не выполняет план, но тогда кто виноват в принятии нереальных плановых заданий?
После отмены выплат по программе «Модернизация» в 2014 году зарплаты не только не поднялись, но снизились, что противоречит требованиям ст. 134 Трудового кодекса РФ, а также Указу Президента РФ №597 и принятой во исполнение указа «дорожной карте» Мурманской области. Согласно отчету на официальном сайте Минздрава Мурманской области, средняя зарплата зарплаты за январь-март 2014 года у врачей должна была составить по целевым показателям «дорожной карты» 59 325 руб., у среднего медперсонала — 33 337,50 руб., у младшего медперсонала 22 312,50 руб. И якобы эти задания уже даже перевыполнены. Объясните нам, сколько ставок (три или четыре?) мы должны взять и сколько часов в сутки (24 или 36?) мы должны отработать, чтобы приблизиться к этим СРЕДНИМ показателям зарплаты? Мы тоже хотим, чтобы указ Президента РФ №597 распространялся и на нас — объясните как можно работать еще больше и лучше, чем мы это делаем в сегодняшних условиях.
Весной прошлого года мы уже обращались к Президенту России с письмом о плачевном положении дел в нашей больнице, были проверки, были установлены нарушения, начаты выплаты по модернизации, однако прошел год и ситуация вернулась на круги своя. Главный врач Карпенко, который полтора года назад был переведен к нам из другого города, с нашей точки зрения, ведет наше медучреждение к полному развалу.
Специалисты бегут из ЦРБ, у нас сейчас нет невропатолога, травматолога, физиотерапевта, доверенного доктора, районного окулиста, детского хирурга и детского травматолога, сегодня закрылся кабинет физиопроцедур в детской поликлинике (медперсонал уволился), из 17 ставок участковых терапевтов, как мы уже сказали выше, заполнены только 5 ставок. Диалог с коллективом не налажен, с нормативными актами нас знакомят задним числом, спустя несколько месяцев после их принятия, толком ничего не разъясняют, с решениями о вычетах из нашей зарплаты и причинах их нас не знакомят. Спецодеждой и канцтоварами для работы с медицинской документацией нас не обеспечивают.

Мы требуем:
1. Провести проверку соответствия законодательству системы оплаты труда и оформления трудовых отношений в ГОБУЗ «ЦРБ ЗАТО г. Североморск»
2. Обеспечить выполнение Указа Президента УР и целевых показателей «дорожной карты » Мурманской области в части повышения зарплат по 2013 и 2014 году — в отношении сотрудников стационара и поликлиники ГОБУЗ «ЦРБ ЗАТО г. Североморск». Начислить «потерянные» суммы зарплаты за 2013 год.
3. Повысить оклады врачам, среднему и младшему персоналу в 2 раза, при необходимости принять для этого региональные нормативные акты, внести поправки в бюджет и соглашение по тарифам с территориальным ФОМС на 2014 год.
4. Ввести дополнительную выплату стимулирующего характера для врачей — узких специалистов поликлиники, врачей стационара, среднему и младшему медперсоналу стационара и поликлиники (не относящимся к участковой службе) в размере: врачи — 10 тыс. руб., средний медперсонал — 5000 руб., младший медперсонал — 3000 руб.
5. Установить рентген-лаборантам и фельдшерам-акушерам размер оклада не менее, чем оклад медицинской сестры, вернуть компенсацию за вредность рентген-лаборантам (соки, молоко).
6. Вернуть всем сотрудникам надбавку к зарплате 20% за работу не территории закрытого округа (ЗАТО), отмененную с 1 января 2012 года, в связи с передачей нашего учреждения от муниципалитета области.
7. Вернуть 15 процентную надбавку за работу с вредными условиями труда (работа с кровью и гноем, биоматериалам) сотрудникам кабинетов, относящихся к хирургическому профилю (ЛОР, окулисты, травматология, лаборатория, хирургия, процедурный кабинет).
8. Установить медсестрам кабинета функциональной диагностики за работу по снятию ЭКГ на дому 30-процентную надбавку за участковость.
9. Отстранить от должности главврача В.Н. Карпеко, как не обеспечившего качественную работу медучреждения; при подборе кандидатуры на должность главного врача учитывать мнение трудового коллектива.
10. Создать в учреждении реально действующую систему социального партнерства, обеспечить учреждение представительного органа трудового коллектива с участием представителей профкома МПРЗ «Действие», обеспечить участие представителей указанного профкома в комиссиях по начислению зарплат и стимулирующих выплат.

Мы исходим из того, что предлагаемые меры должны обеспечить повышение зарплат, начиная уже с 1 апреля 2014 года, не менее, чем в 2-2,5 раза.

В связи с этим, предлагаем в течение рабочей недели создать в ГОБУЗ «ЦРБ ЗАТО г. Североморск» согласительную комиссию по обсуждению наших предложений в целях реализации Указа Президента РФ от 07.05.2012 № 597 с участием Минздрава УР, профкома ППО МПРЗ «Действие», представителям которого мы доверяем представлять наши интересы в социально-трудовых отношениях.

В случае отказа пойти навстречу нашим предложением, сообщаем о намерении с 24 апреля 2014 года начать голодовку протеста в составе 10 сотрудников нашего учреждения.

Ответ просим направить в течение рабочей недели председателю профсоюзного комитета ППО Межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие», медицинской сестре Ковальчук Г.Н.

http://andrey-konoval.livejournal.com/285332.html