Архив рубрики: Экономика образования и медицины

Повары и няни южноуральских детсадов просят внимания к их нищенским зарплатам

ЧЕЛЯБИНСК, 27 марта. В Челябинской области сотрудники детских садов призывают обратить внимание на унизительно низкие зарплаты.

Как сообщили в Межрегиональном союзе работников образования «Учитель», в Южноуральске инициативная группа из нянь, поваров, а также активных родителей пытается заставить чиновников обратить внимание на проблему унизительно низкой своей заработной платы.

«Со времен СССР сформировалось мнение, что в детсадах на должностях помощников воспитателей и поваров работают пенсионеры, для которых любая прибавка к пенсии — благо, и поэтому властями и обществом длительное время игнорировалась проблема зарплат нянь и поваров в детсадах. Однако, это не так. На данный момент соцпортрет типичного работника такой-женщина 30-40 лет с детьми, около 40% из них разведены и единственный доход это зарплата не превышающая 6100 рублей, из них оклад — 3080 рублей у нянь и 3160 рублей — у поваров. У 70% работников счета за коммунальные услуги и электричество не меньше 4500 рублей плюс оплата питания в школе либо оплата за детсад детей. И как на эти деньги жить?», — отмечают в профсоюзе.

Там сообщают, что после трех лет работы у 60% нянь и поваров возникают такие заболевание как артроз, артрит, хандроз и прочие заболевания суставов из-за мытья посуды холодной водой летом, а у поваров из-за постоянного нахождения в жаркой кухне — сердечно-сосудистые заболевания и варикоз вен.

Южноуральские активисты сначала пытались оформить требования о повышение зарплат с ведением протокола собрания и подписями коллективов детсадов, но помещение для собрания им отказался предоставить глава города, а начальник управления образования города вместе с заведующими детсадов начали проводить «воспитательные беседы» с работниками и начали их запугивать в некоторых случаях угрожая привлечением ФСБ, сообщают в профсоюзе.

После этого активисты составили и опубликовали в Интернете петицию, адресованную губернатору Челябинской области. «Проблема унизительно низкой зарплаты технического и младшего педагогического персонала в дошкольных учреждениях касается не только челябинской области, но всей страны. Мы по прежнему считаем, что установление окладов ниже МРОТ противоречит законодательству и рассчитываем, что широкая общественная кампания заставит власть пересмотреть свою позицию и изменить политику в сфере оплаты труда данной категории», — прокомментировал сопредседатель МПРО «УЧИТЕЛЬ» Андрей Демидов.
Подробнее:http://www.rosbalt.ru/federal/2015/03/27/1382378.html

Эксперты ОНФ подтвердили, что в ряде регионов повышение зарплаты учителям достигается за счет увеличения нагрузки

Эксперты Центра Общероссийского народного фронта по независимому мониторингу исполнения указов президента «Народная экспертиза» проверили, как выполняется «майский указ» о поэтапном повышении заработной платы для работников бюджетной сферы. Как сообщает портал ОНФ, повышение зарплаты зачастую достигается не за счет индексации окладов, а путем повышения нагрузки на учителей и врачей.
Поэтапное повышение зарплаты бюджетных работников, согласно «майскому указу» президента, должно происходить в период 2012–2018 г. Оно касается некоторых категорий работников бюджетной сферы, в том числе преподавателей, воспитателей, врачей, среднего и младшего медперсонала. Заработная плата работника социальной сферы к установленному сроку должна увеличиться на 100 или 200% от средней зарплаты по региону в зависимости от категории сотрудника. Например, зарплата учителей в каждом субъекте РФ уже в 2012 г. должна была сравняться со средней заработной платой в соответствующем регионе, а врачей – превысить ее в два раза к 2018 году.

По данным Росстата, по итогам 2014 года средняя зарплата врачей по России составила 46 тысяч 231 рубль или 142% средней зарплаты в регионе, а учителей – 31 тысячу 535 рублей или 96,7% средней в регионе. «Однако уровень зарплаты в данных Росстата учитывает не только собственно оклад работника. В него включены и оплата за внутреннее совместительство, то есть работа на 1,5–2 ставки, и различные дополнительные выплаты компенсационного (за сверхурочную работу, совмещение профессий и др.) и стимулирующего (премии) характера», — констатируют в ОНФ.

Этот факт подтвердили и результаты мониторинга Центра «Народная экспертиза», который проводился по открытым источникам, а также с учетом данных формализованных интервью, в которых в сентябре – ноябре 2014 г. приняли участие 2 тысячи преподавателей и 2,9 тысячи медицинских работников в 83 регионах.

То, что размер зарплаты напрямую зависит от увеличения нагрузки, заявили от 36 до 54% (в зависимости от региона и сферы деятельности) опрошенных врачей и учителей, 35–49% сообщили, что заработок увеличивается за счет различных доплат и надбавок. И только 5–11% респондентов причиной роста зарплаты назвали реальное повышение окладов.

Результаты исследований фиксируют значительную разницу в уровне средней заработной платы в разных регионах. Например, у школьных преподавателей в Дагестане она составляет 18,5 тысячи рублей, а на Чукотке – 80,9 тысячи рублей. Подобные расхождения наблюдаются и в заработной плате у медиков. Так, зарплата врача в Калмыкии в среднем равняется 26,6 тысячи рублей, а в Ненецком АО может превышать 115 тысяч рублей.

При этом в ходе опроса выяснилось, что в некоторых регионах (например, в Свердловской, Челябинской и Кировской областях) для того, чтобы отчитаться о выполнении указа президента и срочно подтянуть средние показатели заработной платы к установленным нормам, статистика искусственно улучшалась при помощи выплат к концу года педагогическим работникам разовых поощрительных сумм. После этого премии больше не выплачивались. Более того, с мест сообщали, что в некоторых случаях учителей заставляли отказаться даже от ранее гарантированных выплат, ссылаясь на нехватку денег.

По данным СМИ, сокращение стимулирующих надбавок и премий отмечается в Ивановской, Владимирской, Челябинской, Омской, Свердловской, Кировской, Амурской и других областях. В некоторых случаях это дополняется увольнениями работников, что автоматически означает дополнительную нагрузку для оставшихся на рабочих местах сотрудников.

По информации onf.ru

http://www.ug.ru/news/14658

Ливанов удивлен данными о вузе, где преподаватели и уборщицы получают одинаково

Представитель Братского госуниверситета на съезде Общероссийского профсоюза образования в Москве рассказал о сложившейся ситуации в вузе, где оклад преподавателя на текущий момент равен окладу уборщицы и составляет около 6 тысяч рублей.
Присутствующий на съезде глава Минобрнауки Дмитрий Ливанов пообещал решить вопрос. «Давайте мы еще раз по этому университету посмотрим. Ну не может быть у преподавателя оклад 6 тысяч рублей. У уборщицы он может быть, но не у преподавателя вуза», — сказал министр.
По его словам, сейчас все педагоги должны иметь хорошую зарплату, так как вузы получают достаточное финансирование. Вместе с тем он подчеркнул, что повышение заработной платы преподавателей по-прежнему остается актуальной задачей.
Справка СП:
Братский государственный университет — высшее учебное заведение города Братска Иркутской области. Имеет 10 факультетов, среди которых естественнонаучный, лесопромышленный, механический, гуманитарно-педагогический, инженерно-строительный и другие.
Читайте далее: http://svpressa.ru/society/news/116863/?rss=1

Мурманские учителя возмутились задержкой аванса

На днях Мурманская областная организация Профсоюза работников народного образования обратилась с официальным письмом к губернатору области Марине Ковтун, в котором указала на недопустимость задержки выплаты заработной платы педагогам.

​Так, по словам автора письма, председателя профсоюза Елены Меркушовой, в этом месяце в адрес организации в массовом порядке поступали обращения работников образовательных учреждений города по поводу невыплаты зарплаты за первую половину марта. При том, что коллективными договорами для этогоы установлен срок 19 и 22 число каждого месяца.

«По информации Комитета по образованию администрации г. Мурманска задержка выплаты обусловлена отсутствием средств областной субвенции, предусмотренной на указанные цели, несмотря на своевременно поданную заявку в соответствии с порядком, установленным Министерством образования и науки Мурманской области, — рассказала председатель. — Резкое повышение инфляции, снижение реальных доходов работников образования, многие из которых получают минимальную заработную плату, отсутствие достаточных денежных накоплений и возникшая ситуация с задержкой заработной платы вызывает у многих тревогу и создает высокую социальную напряженность в коллективах».

Руководитель отделения призвала главу региона не допустить ухудшения и развития негативных тенденций и принять все необходимые меры для обеспечения своевременной выплаты заработной платы и отпускных работникам системы образования.

Между тем, как сообщают местные СМИ, соответствующие чиновники рапортуют о погашении задолженности. Так, по информации портала b-port.com, в региональном Минфине информацию о проблеме с финансированием подтвердили и пояснили, что она была связана с нехваткой средств в областном бюджете. «Ситуацию удалось исправить. Был временный кассовый разрыв», — уточнили в министерстве.

Напомним, недавно против задержки заработной платы протестовали учителя Забайкальского края. Дело дошло до приостановки учебного процесса.

По информации promo51.rub-port.com

http://www.ug.ru/news/14644

В Забайкалье бастовавшим учителям предложили отпуск без содержания или неполную неделю

ЧИТА, 25 марта. Администрация Шилкинского района Забайкалья предложила педагогическому коллективу школы № 2 поселка Первомайский, где прошла забастовка из-за задержек зарплаты, неполную рабочую неделю или отпуск без содержания.

Как сообщила «Забмедиа»учитель СОШ №2 Татьяна Шарова, чиновники разработали «антикризисный план», который предусматривает отпуска сотрудников без права сохранения заработной платы, а также сокращение вакантных должностей в школе и установление неполной рабочей недели.

«Заработную плату за февраль учителям нашей школы полностью выплатили 24 марта. После чего по инициативе директора было организованно специальное совещание, в рамках которого педагогам озвучили своеобразный «антикризисный план» на 2015 год. Его нам отправила администрация Шилкинского района. Согласно этому плану, для того, чтобы оптимизировать бюджет района в сфере образования в 2015 году, в частности, сэкономить порядка 944 тысяч рублей, мы – учителя Первомайской СОШ № 2 – должны отказаться от некоторых вещей, — рассказала Татьяна Шарова.

«В антикризисном плане, который должен быть принят желательно с 1-го июня этого года и просуществовать до 31 декабря включительно, значится следующее: учителя школы должны установить для себя неполный рабочий день, и по возможности сделать пятидневную рабочую неделю. Также в документе предусматривается, что сотрудники учреждения будут получать отпуск без сохранения отпускных. Еще план предполагает отдать школьную столовую в распоряжение частных предпринимателей», — рассказала Татьяна Шарова.

По ее словам, предложение возмутило коллектив школы, и документ был единогласно отвергнут.

«Все 29 работников школы отвергли этот план и написали коллективное обращение в прокуратуру Шилкинского района с просьбой рассмотреть сложившуюся ситуацию на предмет правомерности действий со стороны районной администрации», — добавила Шарова.
Подробнее:

http://www.rosbalt.ru/federal/2015/03/25/1381496.html

В Мурманске прекратили платить зарплаты учителям

В Мурманске прекратили выплачивать зарплаты работникам образовательных учреждением из-за отсутствия средств, сообщает в среду, 25 марта, агентство FlashNord, ссылаясь на региональный профсоюз работников народного образования и науки РФ.

«В массовом порядке поступают обращения работников образовательных учреждений г. Мурманска по поводу невыплаты заработной платы за первую половину марта 2015 года. Коллективными договорами в учреждениях для осуществления данной выплаты установлен срок 19 и 22 число каждого месяца», — говорится в обращении к губернатору региона Марине Ковтун.

По данным комитета по образованию администрации города, задержка в выплате зарплат обусловлена отсутствием средств. Деньги не поступили, несмотря на своевременно поданную заявку в соответствии с установленным министерством образования и науки области порядком, сообщает агентство.

«Убедительно просим вас не допустить ухудшения и развития негативных тенденций и принять все необходимые меры для обеспечения своевременной выплаты заработной платы и отпускных работникам системы образования», — указано в сообщении.

Как напоминает FlashNord, в начале марта в Мурманской области была прекращена выплата социальных пособий из-за позднего поступления средств федерального бюджета.

http://tvrain.ru/articles/v_murmanske_prekratili_platit_zarplaty_uchiteljam-384507/

Российскому учителю нельзя работать в школе более 15 лет

Елена Герасимова

В Министерстве юстиции РФ зарегистрировали приказ о продолжительности рабочего времени и о порядке рабочего времени учителя. Рабочая неделя учителя не сильно отличается от международных норм и составляет 36 часов в неделю (средний международный показатель – 38 часов).

Надо заметить, что это не самая большая продолжительность рабочей недели. В Японии учителя работают 54 часа в неделю. Финские учителя – 32 часа, итальянские педагоги – всего 29. Непосредственно на само преподавание в течение недели у учителей уходит больше всего времени в Чили (26,7 часа), меньше всего – в Норвегии (15 часов). Таковы данные Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), которая провела исследование учительского труда в 30 странах, являющихся членами ОЭСР (Россия сюда не входит).

При подготовке доклада учитывалось только то время, когда учителя преподают. Сюда вошло и время, когда учителя занимаются планированием, командной и административной работой, консультируют учеников, общаются с родителями и участвуют во внешкольных мероприятиях.

Кстати, согласно новому приказу российского Минюста, в рабочее время педагогических работников включается учебная (преподавательская) работа, воспитательная и индивидуальная работа с обучающимися, научная, творческая и исследовательская работа, а также методическая, диагностическая, работа по ведению мониторинга, «работа, предусмотренная планами воспитательных, физкультурно-оздоровительных, спортивных, творческих и иных мероприятий, проводимых с учениками». Норма учебных часов за ставку заработной платы для учителей не изменилась – 18 часов в неделю.

Как следует из исследования, самое дорогое образование с учетом затраченных бюджетных усилий государства – американское. Там государство выделяет на эту сферу 809 млрд долл., далее следует Япония (160 млрд долл.) ежегодно. Но при этом чемпионами по зарплате американских учителей не назовешь. Самая высокая зарплата у учителей Швейцарии. Их годовой оклад равен 68 тыс. долл. Самая низкая зарплата учителей в Индонезии – менее 3 тыс. долл. в год.

По данным доклада зарплата учителей не зависит от наполняемости классов, как это учитывается, например, у нас. И в государственных школах Индонезии на одного учителя приходится в среднем 17 учеников, а в Швейцарии – 14. Самые большие классы в школах Бразилии (32 человека), меньше всего учеников в классах Португалии (7 человек). Оплата труда педагогов не связана с количеством времени, которое учителя тратят на преподавание.

Примерно два года назад аналогичное исследование проводил фонд WageIndicator. В опубликованном тогда отчете сообщалось, что российские учителя средней школы зарабатывают в шесть раз меньше немецких коллег. Зарплата отечественных педагогов ниже, чем у учителей Нидерландов, Бельгии, Испании, Аргентины, Колумбии, Бразилии, Чили и даже Азербайджана. Но больше, чем у их коллег в Беларуси и Египте. Заработок российских учителей более чем в пять раз превышает средний по стране минимальный размер оплаты труда (МРОТ). Тогда самый высокий заработок учителя был в Германии, а самый низкий – в Египте.

Но вообще-то российские учителя не менее денег ценят престиж профессии. Эта тема обсуждается давно. Труд учителя почетен фактически только на словах.

«Норма для педагогической работы установлена (при определении срока на пенсию) в 25 лет ввиду ее необыкновенно тяжелых и нервных условий (в других формах интеллигентного труда эта норма – 35 лет)», – считал педагог, профессор и мыслитель начала ХХ века Василий Зеньковский. Он же считал, что учителю нельзя работать более 15 лет, так как кроме усталости еще вырабатывается «неподвижность, косность, стремление остановиться на шаблоне».

Надо ли говорить, что боязнь остаться после выхода на пенсию в крайне бедственном положении вынуждает педагогов трудиться в школе до преклонных лет.

http://www.ng.ru/education/2015-03-24/8_prestige.html

Эксперт: Забастовка учителей в Забайкалье может стать первой ласточкой

МОСКВА, 23 марта. Учителя в России впервые за 15 лет прибегли к приостановке работы. Не исключено, что подобные акции протеста через некоторое время могут прокатиться и по другим регионам страны, по той причине, что в местных и региональных бюджетах просто нет денег на зарплату бюджетникам. Такое мнение высказал «Росбалту» сопредседатель Межрегионального профсоюза работников образования «Учитель» Андрей Демидов, комментируя завершившуюся в Забайкалье забастовку учителей.

По словам профсоюзного лидера, учителя из Забайкалья, прекратившие работу из-за задержек с выплатой зарплат, впервые воспользовались нормой, имеющейся в Трудовом кодексе, которая позволяет приостановить выполнение работником своих трудовых обязанностей в связи с задержкой выплаты заработной платы более чем на две недели.

Он считает, что с начала 2000-х это первый известный ему случай. Дело в том, что последние 15 лет учителя жаловались, на низкий уровень оплаты труда, но на забастовку вышли впервые, потому что хоть денег было и мало, но их хотя бы регулярно платили, отмечает профлидер. Сейчас ситуация меняется в худшую сторону и приближается к тому положению, которое имело место в 90-е годы, когда бюджетникам месяцами не платили зарплату.

История с забайкальскими педагогами была «вопиющей», заявил Демидов, поскольку на середину марта они еще не получили всех декабрьских денег. «Повод для приостановки работы у них был бесспорный», — добавил он. Одновременно профлидер предрек, что «задолженности (по зарплатам. — Прим. «Росбалта») будут и в других регионах. Возможно, они уже есть, просто пока эта информация не вышла в публичное пространство».

Он напомнил, что «мы с вами еще первый квартал года не пережили». По словам Демидова, «ситуация по бюджету в 2015 году будет очень жесткой». «Субсидии регионам из федерального бюджета на выполнение майских указов президента 2013 года, касающихся ряда социально-экономических сфер, в частности, образования и здравоохранения, сокращены в полтора-два раза, — рассказал он. — Понятно, что регионам заткнуть эту дыру особенно нечем. Поэтому Забайкальский край — это первая ласточка».

К 19 марта в Забайкалье приостановили работу более 60 человек, столько же учителей обещали присоединиться к акции в ближайшие дни. Из-за невыхода преподавателей на работу в ряде учебных заведений края с 18 марта начались досрочные каникулы. Учебная четверть раньше срока закончилась в школе № 2 поселка Первомайский (Шилкинский район), школах №№ 3 и 7 и гимназии Краснокаменска.
 
В аппарат уполномоченного по правам человека в Забайкальском крае, по данным на 23 марта, поступило пять обращений о задержке социальных выплат (ветеранских пособий), две жалобы на задержку опекунских выплат и две – от многодетных матерей.
 
Сегодня учителя забайкальского Краснокаменска и Первомайского вышли на работу, прекратив забастовку, которая была начата в связи с задержками выплаты заработной платы.
Подробнее:http://www.rosbalt.ru/main/2015/03/23/1380784.html

Забайкальские учителя остановили забастовку

Учителя нескольких школ Забайкальского края, на прошлой неделе отказавшиеся выходить на работу из-за перебоев в выплате заработной платы, которые наблюдаются с декабря, остановили забастовку. Об этом сообщила «Ъ» председатель профсоюза работников образования региона Нина Окунева.

Напомним, бастовали более 60 учителей, четыре школы поселка Первомайский и города Краснокаменска в связи с этим ушли на досрочные каникулы. По словам Нины Окуневой, в понедельник учителя вышли на работу, для школьников каникулы продолжаются.

«В конце прошлой недели в районы были перечислены средства на выплату денег за первую половину февраля. Сегодня перечислены и за вторую часть месяца», — сказала она.

Задолженность Забайкальского края перед бюджетниками превышает 1 млрд руб. Такие данные приводит прокуратура края, которая начала проверку после того, как приостановили работу учителя ряда местных школ, оставшиеся без зарплаты. Надзорное ведомство потребовало от губернатора края Константина Ильковского устранить нарушения, ряд чиновников предупрежден о возможном возбуждении уголовных дел. Местные власти обещают в ближайшие дни погасить значительную часть задолженности, но средств, чтобы выплатить все зарплаты, у них нет. К бастующим забайкальским учителям тем временем грозят присоединиться медики.

Подробнее о ситуации с зарплатами в Забайкальском крае читайте в материале «Ъ»«Учителям не дадут бастовать по долгу».

Екатерина Еременко, Иркутск
Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc/2692706?isSearch=True

Алиса Агранат. Почему врачи Москвы грозят итальянской забастовкой?

Под гром фанфар

Врачи московских городских поликлиник, объединившиеся в независимый профсоюз «Действие», объявили о намерении организовать «итальянскую» забастовку. В то же время в столице под фанфары завершается крупнейший краудсорсинговый проект по улучшению работы городских поликлиник.

60 тысяч неравнодушных захотели улучшить работу поликлиник

Краудсорсинговый проект «Городская поликлиника», инициатором которого стал московский департамент здравоохранения, пожалуй, первый открытый диалог между чиновниками от здравоохранения с одной стороны и пациентами и их врачами с другой стороны. До этого момента все перемены в московском здравоохранении происходили директивно, без особых разъяснений. При этом ни рядовые исполнители, ни врачи, ни пациенты не могли понять, по какому пути пошли реформы, кроме, разве что, перевода большей части государственной медицины на платную платформу и всевозможных ухищрений для экономии бюджета. Возможно, к диалогу власти подтолкнули многочисленные протесты врачей и пробуждение «гражданского правосознания» у пациентов. Люди, чьи доходы не позволяют воспользоваться платными услугами, всерьез опасались остаться без медицинской помощи. И дело тут не в политике, а в нормальном инстинкте самосохранения. Ведь ни один человек не хочет, чтобы его жизнеспособность определял… естественный отбор. Предложения по оптимизации организации лечебного процесса в поликлиниках активно обсуждались и на многочисленных врачебных форумах. В проекте приняли участие более 60 тысяч москвичей, хотя организаторы рассчитывали на 10 тысяч максимум. Пока что ведется обработка данных, затем будет проведено голосование участников за предложенные инициативы, а выводы будут обнародованы несколько позже. Отчего же, на самом деле, столько людей решили высказаться?

В данном случае речь идет именно о поликлиниках, которые «подушно», из расчета на каждого прикрепленного пациента финансирует фонд обязательного медицинского страхования. Однако врачи рассказывают, что и подушевое финансирование прикрепленных в данному врачебному участку руководители ЛПУ пытаются подменить понятием «уникальных пациентов» (то есть обратившихся в поликлинику хотя бы раз в году) по ЕМИАС. Однако никто не берет в расчет, что нормы диспансеризации и прививочный план, к примеру, строятся с учетом населения на участке, а не по ЕМИАС.

Поликлиники Москвы: от перемены мест слагаемых сумма не меняется

Хотя городские поликлиники и стали работать на час дольше, и пациенты могут попасть на прием даже в выходные, врачей в них больше не объявилось, включая молодых специалистов. Это и понятно, ведь зарплата врача в поликлинике чуть ли не в три раза меньше, чем в стационаре, а загрузка такая, что рабочий день ограничен лишь тем, что в сутках — 24 часа. К тому же с 2014 года значительно ограничены показания к госпитализации тяжелых пациентов, и их лечение возложили все на тех же амбулаторных специалистов. Департамент здравоохранения рассчитывал организовать перераспределение медицинских ресурсов за счет врачей, сокращенных из стационаров, но пока притока желающих поработать на участках не наблюдается. Недобор врачей в поликлиниках Москвы — от 35 до 50 процентов, но часть сотрудников поликлиник также сократили, в том числе и медсестер, которые должны быть главными помощниками врачей в лечебном процессе.

В некоторых поликлиниках на 11 врачей приходится 7-8 медсестер, а их рабочие места теперь — не в кабинетах участковых или специалистов, а вынесены в коридоры, вероятно, в целях увеличения доступности медицинского обслуживания. В результате пациентам приходится простаивать в двух очередях — к врачу и к медсестре, а не в одной, как раньше. Как уверяют врачи, писанины у них меньше не стало…

Что касается системы ЕМИАС, то при перезагрузке данных она «традиционно» виснет. Многие врачи надеются на введение электронной карты пациента, но пока эта система не получила достаточного распространения. Увы, койко-места стали уничтожать слишком рано, так как амбулаторное звено еще не готово к полноценной замене стационарного лечения. А врачей в поликлиниках больше так и не стало. Да и часть имеющихся на грани увольнения. Как уже писало ИА REGNUM, до 2017 года в Москве планируется сократить 7 тысяч врачей и 28 государственных стационаров. Вопреки расчетам чиновников Минздрава, сокращенные не стремятся переучиваться на врачей общей практики (их также называют ВОПами или семейными).

По замыслу реформаторов, врачи общей практики, или семейные врачи, теперь должны будут заменить педиатров, хирургов, урологов, гастроэнтерологов. То есть стать универсальными специалистами. На каждую специальность в курсе переподготовки ВОПов, который проводится на деньги департамента здравоохранения, запланировано несколько занятий. Можно ли за это время приобрести навыки всех перечисленных специальностей? Особенно учитывая, что для того, чтобы стать даже начинающими специалистами в этих областях, врачи учатся в интернатуре, ординатуре и практикуют по несколько лет. И насколько эффективна в данном случае будет медицинская помощь? Впрочем, и время на прием пациента у врачей настолько «скорострельное», что диагноз поставить порой невозможно и самым лучшим специалистам. Правда, нормы времени на прием, о которых столько спорили, на поверку оказываются не четко установленными, а лишь рекомендованными. Интервал, который отражается в записи ЕМИАС, волевым решением определяют главврачи каждой отдельной поликлиники.

При этом они ссылаются на Приложение № 1 к «Номенклатуре работ и услуг в здравоохранении» (утвержденное заместителем министра здравоохранения и социального развития В. Стародубовым 12.07.2004 года). В приложении приведен «Реестр простых и сложных медицинских услуг с указанием условных единиц трудозатрат» (отдельно для врачебных кадров и среднего медицинского персонала). Условная единица трудозатрат (УЕТ) — 10 минут рабочего времени. Согласно Реестру, расчетные нормы трудозатрат для терапевтов, например, составляют:

1. Диспансерный прием (осмотр, консультация) врача-терапевта первичный — 1,4 УЕТ; (14 минут);

2. Диспансерный прием (осмотр, консультация) врача-терапевта повторный — 1,1 УЕТ (11 минут);

3. Прием (осмотр, консультация) врача-терапевта первичный — 1,4 УЕТ (14 минут);

4. Прием (осмотр, консультация) врача-терапевта повторный — 1,1 УЕТ (11 минут).

Представим себе, что часть пациентов выздоравливают, часть — действительно больна, а еще несколько требуют срочной госпитализации. При этом врач обязан не только осматривать пациента, но и заполнять его карточку, выслушивать жалобы и давать рекомендации. А если он — один на несколько участков? Ведь специалистов в поликлиниках не прибавляется. Именно с этого момента и начинается перегрузка врачей и недовольство больных их невнимательностью. При этом врач постоянно «ходит под статьей» о неоказании медицинской помощи (ст. 124 УК РФ). Однако и назначать «избыточную», но бесплатную помощь он не может, так как перерасходует бюджет ФОМС. Ведь из этого же бюджета платят зарплату врачам и медсестрам, а также закупают новое оборудование и «закрывают» коммунальные платежи, то ни о каких стимулирующих выплатах во многих поликлиниках речь просто не идет. Из-за этого многие врачи поликлиник находятся на грани увольнения или уже успели уволиться. В моменты, когда условия труда становятся совершенно невыносимыми, как по загрузке, так и по оплате, а начальство не желает идти на диалог и обосновывать свои приказы, и начинаются так называемые итальянские забастовки. Когда все по инструкции, да и по закону правильно, но выполняются не только должностные обязанности, но и нормы Трудового кодекса.

У многих еще в памяти забастовка отчаявшихся врачей-педиатров в Ижевске, которые загодя предупредили руководство о том, что будут работать строго согласно инструкции: в пересчете на одну ставку и нормальный рабочий день. Часть «просроченных» выплат врачам и медсестрам была возвращена, а после голодовки и выступления ижевских педиатров на «Первом канале» с правотой бастующих согласился даже министр здравоохранения и послал проверки во все регионы. Разумеется, были обнаружены многочисленные нарушения. Однако и на забастовщиков велось серьезное административное давление, некоторым пришлось сменить место работы.

Врачи не должны умирать на рабочем месте

Вероятно, многие уже забыли одну из первых врачебных забастовок. Она произошла в 1992 году, когда «итальянку» объявили сотрудники скорой, возмущенные не только попытками очередной реформы (с сокращением количества подстанций и заведующих), безмерной нагрузкой и тяжелыми условиями труда, но и техническим оснащением службы. Не хватало 500 специальных автомобилей и 200 водителей. Не работали рации, машины находились на последнем издыхании… К тому же главврач московской службы медицинской помощи Николай Пироцкий, говорят, ни в грош не ставил сотрудников.

— Мы продолжали оказывать полноценную помощь пациентам, однако отказывались перевозить трупы и выезжать в город на негодном транспорте, — рассказывает Ольга Сапунова, работавшая в тот момент заведующей девятой подстанцией СМП. — Я была вынуждена снять с трассы, например, машину, у которой веревкой был привязан бензобак. Но при этом не было ни одного вызова, на который бригады не выезжали бы, что и было отражено в соответствующем журнале.

В конце концов, появилась отдельная служба, которая перевозит трупы, на подстанции поступила нормальная техника, а недобросовестного начальника колонны сняли, как и несговорчивого Пироцкого. Что же произошло на этот раз в Москве? Отчего решили бастовать участковые врачи? Об этом мы узнали у недавно присоединившейся к независимому профсоюзу врача-терапевта Анны Землянухиной. Именно она будет выступать сегодня на пресс-конференции в независимом пресс-центре. Как пояснила Анна, численность населения на участках московских поликлиник многие годы составляет от 2500 до 3000 человек при научно обоснованном федеральном нормативе 1700-1900 — на участок. Это объективно приводит к потоку пациентов, который невозможно качественно обслужить в течение установленного законодательством рабочего дня участкового терапевта. Он составляет 7 часов 48 минут при пятидневной рабочей неделе, и 6 часов 24 минуты при шестидневной. В настоящее время участковым врачам приходится принимать по 40-60 пациентов за 6 часов, поскольку помимо электронной записи с шагом в 10 минут (заметим, что даже рекомендованное время больше! — прим. ред), выдается множество талонов в «живую очередь». Таким образом, в среднем на одного пациента на приеме в поликлинике отводится менее 10 минут (порядка 5 минут!). Такая же ситуация — у ведущих амбулаторный прием врачей-специалистов (увеличено время на приеме, и уменьшено время на одного пациента). После шестичасового приема участковые терапевты должны выполнять вызовы. За оставшиеся час 48 минут рабочего времени в лучшем случае можно выполнить 3 вызова. Но по факту приходится выполнять от 5 до 12. При этом не остается времени на оформление документации, диспансеризацию, вакцинацию — на исполнение других функциональных обязанностей участкового терапевта.

Заметим, что на большинство поликлиник приходится по одному автомобилю для развозки врачей по вызовам, а потому свои участки они, обычно, обходят пешком. На окраинах Москвы это — серьезные расстояния. А если участков несколько? Ведь из-за нехватки врачей, а иногда из-за болезни, врачам приходится и принимать, и посещать на дому пациентов с нескольких участков. И если врач работает, например, в ТИНАО? Таким образом, начиная с четвертого вызова, врач ходит по вызовам в свое личное время — в часы за пределами установленного трудовым договором рабочего дня. В результате фактически (с учетом времени на оформление документации) вкалывает как минимум 10 часов.

— Учет фактически отработанных часов начальством не ведется, сверхурочная работа в двойном размере согласно требованиям — не оплачивается, — возмущается Анна. — А после 30 пациентов врач физически не может нормально сконцентрироваться из-за усталости, — поясняет Анна, — и возрастает риск врачебной ошибки. Ни перерывов на обед, ни технических перерывов, в туалет сходить людям некогда. А в 190-й поликлинике в феврале врач приняла 134 пациента, так как принимала за 10 врачей, так как болели даже те врачи, которые еще остались в поликлинике. При этом утром она была на учебе, а на работу в поликлинику поехала днем.

Означенный прием, без сомнения, можно внести в Книгу рекордов Гиннесса, даже если треть пациентов приходила на прием «за справкой»!

— Мне не нужна известность, — уверяет Анна. — Я была бы рада, как и большинство медиков, если бы кто-то сказал о ситуации за меня. Но все молчат. И я просто поняла, что если я не скажу — не скажет никто. Мне не столько за нас, медиков, обидно, сколько за пациентов. Их медленно уничтожают, изощренными методами. В том числе и увеличивая нагрузку на врача…

Анна присоединилась к профсоюзу, так как желает быть услышанной руководством Департамента здравоохранения, а, возможно, и Минздрава. Для того чтобы в пока еще бесплатной медицине произошли, наконец, реальные перемены. И если диалог состоится, об итальянской забастовке можно будет забыть. Это — не политическая акция, а жест отчаяния врачей.

Документ: http://www.regnum.ru/news/1905402.html

Медики скорой помощи в Уфе 23 марта намерены начать массовую голодовку

Эта акция протеста станет уже третьей за год

УФА, 20 марта. /Корр. ТАСС Наиль Шахвалиев/. Медики единственной в Уфе станции скорой помощи намерены 23 марта начать третью массовую голодовку за год. Об этом сообщил в пятницу корр. ТАСС оргсекретарь межрегионального профсоюза работников здравоохранения Андрей Коновал.

По его словам, к акции могут присоединиться «до 20 сотрудников станции». Коновал уточнил, что окончательную численность потенциальных участников акции определят 21 марта на собрании активистов профсоюза.

«Эти события стали следствием так до конца и неурегулированного конфликта на станции скорой медицинской помощи, усилилось административное давление» на врачей, отметил Коновал. По его мнению, «политика руководства станции ущемляет право населения Орджоникизевского района Уфы на экстренную медицинскую помощь».

Пока голодовку объявила заведующая Орджоникидзевской подстанцией Светлана Юсупова. «На сотрудников Орджоникидзевской подстанции оказывается постоянное административное давлении и прессинг. Переносы смен и подмены дежурств не разрешаются без всякого объяснения. Не разрешаются как уменьшение, так и увеличение размера совместительства», — написала Юсупова в письме министру здравоохранения республики.

Как рассказала корр.ТАСС пресс-секретарь минздрава Башкирии Марат Адгамов, «ведомство постоянно отслеживает ситуацию на станции. О сегодняшней голодовке мы уведомлены, будем предпринимать все меры, чтобы создать нормальную рабочую обстановку в сфере оказания экстренной скорой помощи пациентам».

Первые две голодовки медиков состоялись в сентябре и начале октября 2014 года. 13 октября 25 человек приостановили акцию по просьбе президента Национальной медицинской палаты РФ Леонида Рошаля, который обещал разобраться с их проблемами. На станции скорой помощи работают 1 439 человек, всего в Башкирии — около 17 тысяч врачей всех специальностей.

Расходы на развитие здравоохранения в республике в 2014 году составили свыше 50 млрд рублей, что на 4,6 млрд больше показателя 2013 года и на 16,3 млрд — 2012 года.

http://tass.ru/obschestvo/1843441

Заведующая подстанцией скорой помощи г.Уфы начала голодовку протеста

В столице Башкортостана медиков скорой помощи довели до новой  вспышки жесткого протеста.  Вчера, 19 марта, голодовку  протеста начала заведующая одной из подстанций ССМП г.Уфы, две медсестры уведомили минздрав республики, что начнут голодовку  с понедельника. Но уже в эту  субботу должно состояться собрание активистов профсоюза «Действие», на котором будет рассматриваться вопрос о присоеднии к акции до 20  сотрудников скорой.

Эти события стали следствием так до конца и неурегированного конфликта на Станции скорой медцинской помощи г.Уфы, которы  начался между  сотрудниками выездных бригад и главным врачом  Маратом Зиганшиным еще в апреле  прошлого с  сокращения дооплаты ночных дежурств в два раза (со 100% до 50%.) . После того, как 160 сотрудников станции объединились в профсоюзную организацию МПРЗ «Действие», им удалось отменить незакаонные решения и даже несколько повысить ззарплату за счет ополнительных финансовы вливаний со стороны муниципальных властей и фонда ОМС.

IMG_2631.JPG

Одним из итогов протестов профсоюза «Действие» стала проверки станции прокуратурой и Контрольно-счетной палатой РБ, выявивших большое количество нарушений. (Результаты проверки КСП  см.  —  «Любитель аутсорсинга» http://andrey-konoval.livejournal.com/324181.html ).

В ответ  началось административное давление  на Орджоникидзевскую подстанцию (на которой сосредоточена большая часть актива профсоюза «Действие»).  Сотрудники подстанции полтора месяца назад отправили во всем инстанции официально подтвержденные данные того, что   политика  руководства ССМП  ущемляет право населения Орджоникизевского района г.Уфы на  экстренную медицинскую помощь.

Позицию медработников поддержала  Общероссийская общественная организация «Лига защиты пациентов», которая  увидела в действиях руководства уфимской станции скорой помощи признаки уголовного преступления по статье 293 УК РФ «Халатность». Президент Лиги, известный правозащитник Александр Саверский, изучив факты, представленные ему независимым профсоюзом медработников «Действие», направил 10 февраля заявление в Генеральную прокуратуру РФ. Подробнее об этом см. —
http://andrey-konoval.livejournal.com/322544.html

IMG_3051.JPG
Орджоникидзевская подстанция ССМП г.Уфы.

Минздрав России, с которым профсоюзом «Действие» была достигнута договоренность о контроле за урегулированием ситуации на ССМП г.Уфы, фактически реальной помощи не оказал. Позавчера ответственное за контакты с МПРЗ «Действие» должностное лицо сообщило мне в телефонном разговоре, что из Башкортостана к ним поступала успокаивающая информация и поэтому Минздрав не видел причин усиливать контроль.

Мой звонок в Минздрав РФ был связан со следующей поступившей из Уфы информацией:

«В голодовке отчаяния в понедельник примет участие кормящая мать (с месячным ребенком на руках, сейчас в декрете), медсестра ССМП г.Уфы Гарафутдинова Гульназ , и ее мать Зульфира Давлитова — медсестра-анестизистка, у которой на руках 6-летний внук. Давлитова имеет звание «Почетный донор». О своем спонтанном решении (после очередной выходки администрации) Зульфира сообщила телефонным звонком в Минздрав РБ. Это означает, что и остальные активисты профсоюза — до 20 человек — будут вынуждены присоединится к голодовке. И это будет уже третья массовая голодовка в Уфе за период менее года«.

Вчера стало известно, что с 8.00 голодовку протеста начала уже заведующая Орджоникидзевской подстанцией Светлана Исупова. Об этом своем решении она уведомила письмом министра здравоохранения Республики Башкортостан Анвара Бакирова (Полный текст  письма — http://andrey-konoval.livejournal.com/324591.html )

Последней каплей, толкнувшей Юсупову на голодовку стало расторжение с ней договора совместительства как врача-реаниматолога — необоснованное с точки зрения производственной необходимости. Приводятся в письме и другие примеры предвзятого отношения со стороны руководства ССМП к сотрудниками Орджоникидзевской подстанции. В частности, факты искусственного обострения кадрового голода на подстанции, что негативно повлияло на оперативность оказания экстренной медицинской помощи населению. «На подстанцию направляются только неопытные, ранее в медицине не работавшие медицинские работники, — пишет Юсуплва. — Людей, имеющих опыт работы, всячески отговаривают от поступления на Орджоникидзевскую подстанцию, заставляя их ходить из кабинета в кабинет. Жалобой в прокуратуру Р.Китиковой зафиксирован факт отказа в работе на Орджоникидзевской подстанции под предлогом о негласном запрете со стороны начальства опытному сотруднику Р.Китиковой, которую я привлекла к работе на ССМП… На сотрудников Орджоникидзевской подстанции оказывается постоянное административное давлении и прессинг. Переносы смен и подмены дежурств не разрешаются без всякого объяснения. Не разрешаются как уменьшение, так и увеличение размера совместительства (только через увольнение)».
«В этой ситуации, когда все иные формы воздействия исчерпаны, я вынуждена начать голодовку протеста. Заявляю, что намерена голодать бессрочно, пока не будет решен кадровый вопрос с Зиганшиным М.М. и пока Орджоникидзевская подстанция не будет обеспечена равным количеством бригад (пропорционально обслуживаемой территории) по сравнению с другими подстанциями, и не будет поставлена в равные с ними условия», — говорится в письме.

Третья массовая голодовка сотрудников ССМП г. Уфы, если не будут приняты меры по урегулированию конфликта, начнется в условиях подготовки межрегиональной уличной акции протеста медработников, назначенной на начало апреля с участием не менее чем  пяти городов. 4 апреля, в частности, планируется митинг в Петербурге по проблемам скорой помощи с участием порядка 1000 человек. В Мооскве с 24 марта начнется бессрочная «итальянская забастовка» сотрудников 6 поликлиник.

http://andrey-konoval.livejournal.com/324647.html

Московскую реформу здравоохранения в Госдуме назвали «геноцидом»

После гибели профессора-кардиолога Люде медицинская реформа в Москве снова оказалась в центре бурных споров. В Госдуме и профессиональном сообществе косвенным виновником трагедии называют инициатора реформы – вице-мэра Леонида Печатникова. Генпрокуратуру уже попросили проверить его действия. Параллельно в столице готовится «итальянская забастовка» медиков.

Курирующий сферу здравоохранения вице-мэр Леонид Печатников в четверг выразил готовность явиться в правоохранительные органы – после обращения, которое депутат Госдумы Валерий Рашкин (КПРФ) направил в Генпрокуратуру и Следственный комитет.

Рашкин ранее призвал правоохранительные органы проверить действия Леонида Печатникова и должностных лиц мэрии, ответственных за оказание медицинской помощи. Поводом стало самоубийство больного раком профессора-кардиолога Эдмунда-Михаила Люде, которому отказывали в госпитализации. «Если меня будут вызывать в прокуратуру, значит, я как законопослушный человек буду туда являться», – пообещал Печатников РИА «Новости».

Вице-мэр напомнил, что по сравнению с 2010 годом количество самоубийств в Москве уменьшилось на 50%, при этом лишь 7% страдали онкологическими заболеваниями. «За последние месяцы, поскольку мы очень внимательно за этим смотрим, ни у одного из них самоубийство не было связано с дефицитом обезболивающих средств», – заверил чиновник. По словам Печатникова, случай Люде – это история почти 90-летнего человека, никогда не обращавшегося в медучреждения по поводу онкологии. Увязывать данный случай с онкологическими проблемами, по словам вице-мэра, нет никаких оснований; кроме того, еще идет следствие, и пока не доказано, что это самоубийство.

Накануне известный российский кардиолог Эдмунд-Михаил Николаевич Люде покончил с собой после того, как его отказались госпитализировать. Глава Минздрава Вероника Скворцова распорядилась провести проверку по этому поводу. Вечером в четверг она сообщила, что при вскрытии тела Люде был обнаружен рак верхней доли легкого, однако он «не сопровождался болевым синдромом».

Председатель комитета Госдумы по здравоохранению Сергей Калашников (ЛДПР) не готов поддержать коллегу из КПРФ. «Уважаемый Леонид Михайлович здесь абсолютно ни при чем. Прямой связи тут нет», – отметил председатель комитета. Однако тот факт, что скорые отказываются забирать в больницы больных (в том числе с онкологией), связан с реформами Печатникова, оговорился Калашников. «Он – автор реформ, которые идут, поэтому косвенная связь, безусловно, есть. Последствия этих реформ многогранно негативные. Реформы пока идут отвратительно, все хуже и хуже. Это не реформы, а геноцид! – возмущается председатель комитета в интервью газете ВЗГЛЯД. – Реформу скорой он такую провел, что волосы дыбом встают».

К сожалению, газете ВЗГЛЯД не удалось получить пояснений вице-мэра по этому поводу, его мобильный телефон весь вечер был недоступен.

Одна из организаторов осенних акций медиков, выступавших против реформ Печатникова, врач-эндокринолог горбольницы № 24 Ольга Демичева согласилась с Печатниковым в том, что никакого дефицита обезболивающих в Москве нет. «Всех препаратов для лечения и онкологической, и любой другой боли в городе достаточно. Но требования службы наркоконтроля столь жесткие, что препараты зачастую недоступны для пациентов. Врачи либо не знакомы с этими правилами, либо не желают повторить судьбу доктора Алевтины Хориняк, просто не выписывают эти препараты. Это претензия не к Печатникову, а ко всей системе здравоохранения в целом, в том числе и к наркоконтролю, которая до сих пор не нашла способа облегчить нам, врачам, выписки наркотических анальгетиков», – заявила она в интервью газете ВЗГЛЯД.

Последний выстрел адмирала

Как и депутат, Демичева тоже не спешит обвинить лично вице-мэра в гибели профессора Люде. «Но количество самоубийств за последний год среди тяжелых пациентов, которым отказано в помощи, позволяет говорить о тенденции. Два особенно острых случая – это адмирал Апанасенко, который застрелился из наградного пистолета, и теперь случай с нашим коллегой, который обращался за помощью и не получил ее, и в итоге принял такое отчаянное, страшное решение. Я не готова конкретно обвинять господина Печатникова, но я помню комментарии, которые Печатников давал год назад. На мой взгляд, он достаточно цинично тогда выразился, назвав это «своеобразным способом эвтаназии», «весенним обострением». Без должного уважения к человеческой жизни высказался», – отметила Демичева.

Как писала газета ВЗГЛЯД, в феврале прошлого года свел счеты с жизнью контр-адмирал Вячеслав Апанасенко. В марте того же года в Москве восемь онкобольных покончили с собой. После этих случаев премьер Дмитрий Медведев подписал постановление, упрощающее использование наркотических средств и психотропных веществ в медицинских целях. Однако в феврале уже этого года еще двое пожилых москвичей совершили самоубийство примерно в одно и то же время в разных районах города. С начала марта в столице зафиксировано еще 11 случаев самоубийств онкологических больных.

«Госпитализация тяжелых хронических больных бригадами скорой помощи запрещена. Это приказ для скорой помощи, который вышел еще летом 2013 года, – напомнила Демичева. – Я сама работаю врачом-консультантом в клинике, которая ориентирована на тяжелых, хронических больных. Эти больные, разумеется, прогрессируют со своими болезнями. Развиваются сопутствующие патологии. Это и удушье, и боли, и нарастающие отеки. Но эта симптоматика не является острой, это не инфаркт, не травма, поэтому не повод для госпитализации в экстренном порядке».

В плановом порядке такие пациенты уже не в состоянии, как правило, дойти до поликлиники, сетует Демичева.

«То есть амбулаторное звено, которое могло бы в плановом порядке направить такого больного на госпитализацию, свою функцию не выполняет. С вызовом врача на дом ситуация крайне сложная. Врачей не хватает – врачи из поликлиник уходят, условия там тяжелые. Поэтому у нас сейчас самый тяжелый контингент – это не только больные четвертой, терминальной, группы, нет, это все тяжелые больные – легочные, сердечные, неврологические, постинсультные. Они оказываются в «серой» зоне», – отметила врач. – Любой из них, не получив вовремя помощи, может поставить крест на своей жизни, поняв, что больше ждать нечего, что дальше будет только хуже, страдания будут нарастать. Виновата ли в этом реформа, которую насаждает господин Печатников, не прислушиваясь к этому набату? Да, виновата. Надо приостанавливать реформу, которая дает такие плоды. Надо сделать работу над ошибками».

Приключения «итальянской» в России

Как отмечали еще осенью эксперты, идея московских властей о том, чтобы в стационаре пациенты находились только в острый период заболевания, а все дополнительные процедуры проходили вне стен больницы, в общем-то, здравая, но для этого должна быть создана хорошая внебольничная система. В то же время причины недовольства столичных медиков видятся экспертам в бессистемном принятии управленческих решений, отсутствии диалога между департаментом здравоохранения и медиками, неясном механизме переобучения врачей.

«Мне кажется, что коллеги наши действительно не все продумали и не все доработали, и, руководствуясь в целом правильными соображениями и благими намерениями, все-таки можно было бы по-другому все это выстроить, – сказал тогда и президент Владимир Путин, выступая на форуме ОНФ. – Мы уже говорили на эту тему с московскими властями и, безусловно, так просто эту проблему не оставим».

В феврале власти сообщили, что в Москве в ходе реформы здравоохранения уволены 8,3 тыс. медработников. Общая сумма компенсаций им составила 2,69 млрд руб. Как писала газета «Коммерсант», больше всего сокращений произошло среди медсестер и других специальностей среднего медперсонала.

Сергей Калашников надеется, что никто из врачей не потерялся. «На 20 процентов выросли платные услуги. Думаю, они спокойно перекочевали в платные клиники. Резкое снижение доступности здравоохранения для москвичей привело к тому, что платные клиники получили дополнительные возможности. Люди просто отчаиваются попасть к нормальному врачу в нормальные сроки и вынуждены идти к платному. Их же выталкивают туда, – посетовал председатель комитета Госдумы. – Так что ничего страшного не происходит… Ну, увольнение любое страшно! Но, как говорится, все в рамках системы».

Как сообщил во вторник «Интерфакс», ряд сотрудников московских поликлиник пригрозили «итальянской» забастовкой в знак протеста против изменений в организации работы лечебных учреждений, в частности сокращения штатов и введения нормативов времени приема пациентов. По словам оргсекретаря альтернативного профсоюза медработников «Действие» Андрея Коновала, по состоянию на понедельник бастовать были готовы более 20 человек.

Депутат Калашников считает, что 20 медиков в масштабах столицы – «это мизер», однако он в принципе отказал врачам в моральном праве на стачку. «Не работая, врач прежде всего обделяет пациентов, создает им проблемы. «Итальянская» забастовка среди врачей нравственно ничем не оправдана, – считает председатель комитета Госдумы. – Я категорически против любых забастовок в здравоохранении. Я за то, чтобы эти требования были более жестко сформулированы врачебным сообществом, но не через забастовку».

Демичева не считает угрозу профсоюза пустой, тем более что число заявивших о забастовке накануне уже выросло до 56 человек. В отличие от Калашникова, она также не воспринимает такой метод борьбы как аморальный. «Итальянская» забастовка в том и заключается, что это не полный отказ от выполнения своей работы. Это выполнение того необходимого минимума, который позволит избежать трагического исхода для пациентов, – сказала врач. – Больные ни в чем не виноваты».

Явное станет тайным

Тем временем портал «Православие и мир» получил предупреждение от Роскомнадзора в связи с публикацией о гибели профессора Люде. «Мы отредактировали информацию, но находимся в недоумении – как писать о проблемах онкобольных, особенно в связи с проблемами обезболивания», – заявила ТАСС в четверг главный редактор портала Анна Данилова. В Роскомнадзоре пояснили, что лишь выполняли решение коллег из Роспотребнадзора.

А в Роспотребнадзоре «Газете.Ru» сообщили, что оценивают материалы, в которых встречается пропаганда суицида, опираясь на специальную методичку. «Методические указания для нас разработало научное сообщество, – пояснила пресс-секретарь ведомства Анна Сергеева. – Акцент тут делается не на онкобольных. Главное, чтобы суицид не преподносился как способ выхода из сложной ситуации». По действующему с 2012 года так называемому закону о черных списках запрещено тиражировать в Сети призывы к самоубийству, а также информацию о способах его совершения.

Текст: Юрий Зайнашев

http://www.vz.ru/society/2015/3/19/735337.html

Диагноз здравоохранению поставит следствие

С разницей меньше чем в неделю сотрудниками Следственного управления СК РФ по Калининградской области было возбуждено два уголовных дела, касающихся системы здравоохранения региона. Кроме того, у этих дел есть еще одна общая черта – в обоих случаях пострадали дети.

Сначала следователи СКР возбудили уголовное дело о причинении смерти из-за ненадлежащего лечения по факту гибели четырех детей с ноября 2014 года, проходивших лечение в городской больнице Советска в Калининградской области. Родственники погибших детей уверены, что это произошло по вине врачей.

Как сообщили в СКР, изъята вся медицинская документация, которая отражает процесс лечения детей. Сейчас решается вопрос о выборе экспертного учреждения, которое будет проводить исследования. Экспертиза призвана ответить на вопросы, насколько своевременно и качественно была оказана детям медицинская помощь.

После этого полиция возбудила уголовное дело по факту оказания услуг ненадлежащего качества (п. «б» ч. 2 ст. 238 УК РФ). Сотрудники отдела экономической безопасности и противодействия коррупции УМВД по Калининградской области обнаружили, что в Детской областной больнице Калининграда детям назначали препарат «Инфезол 40″ с истекшим сроком годности.

«Как утверждает главврач больницы, там проходила инвентаризация, и лекарства якобы приготовили для утилизации. На самом деле, все было не так. Наши сотрудники после поступления жалоб вели разработку, и когда они пришли на осмотр в Детскую областную больницу, в сестринской за диваном была обнаружена корзина, в которой находилось детской питание и просроченный «Инфезол 40″. Понятно, что если корзина была за диваном, то сотрудники больницы что-то прятали. Это уж никак не на инвентаризацию готовятся лекарства», – полагает начальник отдела информации и общественных связей УМВД Светлана Поставничая.

По ее словам, оперативники также обратили внимание на шкаф, который стоял неровно. Отодвинув его, они обнаружили комнату без двери, дверной проем которой и был заставлен шкафом. В этом тайнике на стеллажах были спрятаны восемь коробок с дорогостоящим раствором для поддержания жизненных сил новорожденных детей. Среди них также обнаружился просроченный «Инфезол 40″, причем вместе с непросроченным. По мнению Поставничей, если проводится инвентаризация, в одном месте не могут находиться пригодные лекарства и с истекшим сроком годности.

Она отметила, что в ходе разбирательств было установлено, что небезопасный для использования раствор медики вводили внутривенно недоношенным новорожденным пациентам больницы. Уже в семи медицинских картах сотрудники полиции обнаружили назначенный врачом просроченный «Инфезол 40″, причем в картах есть отметки медсестры об исполнении назначения. Сейчас оперативники ведут проверку всего архива назначений за два года, что не исключает выявления других случаев использования просроченного лекарства.

Пока Следственный комитет не подтвердил, что введение просроченных медикаментов негативно отразилось на здоровье детей. Но если бы оперативники не вмешались и не изъяли эти 260 флаконов лекарства, неизвестно, сколько времени еще им продолжали бы пользоваться, полагает Светлана Поставничая.

Применение просроченных лекарств врачами Детской областной больницы в Калининграде является беспрецедентным случаем, считает президент «Лиги защитников пациентов», член экспертного совета при правительстве РФ Александр Саверский.





Как сообщил эксперт корреспонденту «Росбалта», ему за время практики защиты прав пациентов не приходилось сталкиваться с подобными ситуациями.

«По крайней мере, мне не приходилось о таком слышать. Я полагаю, что речь идет о статье 238 УК РФ – «хранение товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности». Надеюсь, что уголовное дело даст ответы на все вопросы», — сказал Александр Саверский.

После последнего случая смерти в Советске возмущенные жители обратились к детскому омбудсмену Павлу Астахову с просьбой защитить их детей от врачебного равнодушия. Таким образом, этот случай, а вслед за ним и просроченные лекарства, вышел на федеральный уровень. В отличие от ряда других симптомов застарелых болезней регионального здравоохранения.

Например, специалисты бьют тревогу в связи со стремительной коммерциализацией медицинских услуг. Сотрудники бюджетных организаций нередко параллельно подрабатывают в платных клиниках. Соответственно, они заинтересованы принимать больше пациентов за живые деньги, нежели по долгу основной службы.

«Резко, прямо по экспоненте наращивается большими темпами платность медуслуг, – говорит координатор регионального общественного комитета по здравоохранению Людмила Зелинская.  Вроде есть неплохое финансирование, и гораздо лучше, чем мы мечтали, когда стояли в пикетах. В область вроде бы прибыло приличное количество специалистов, врачей. Но платность невообразимая. Как грибы растут платные клиники. Рекламу выдают и очень сильно рекламируют своих врачей, которые могут проявить полную несостоятельность в госучреждениях. Но почему-то их беззастенчиво рекламируют в частных клиниках».

Второй бедой калининградской медицины Зелинская назвала погоню врачей за заработками. Чтобы заработать, медикам приходится либо «прыгать» из клиники в клинику, либо брать несколько ставок в своем учреждении. «Немереное количество часов медик может выработать где угодно. Сколько хочешь часов, столько бери. Медикам дан карт-бланш. Либо они не вылезают из больницы, теряют последнее здоровье, ум и совесть, устают и бросаются на людей. Или работают в пяти местах. В результате некачественнее обслуживание везде. У них стекленеют глаза от усталости», — подчеркнула она.

По ее словам, в «бесплатных медучреждениях создаются искусственные очереди на услуги или на прием к узким специалистам». При этом часто больным предлагается платная альтернатива – здесь или в платной клинике, а некоторые виды обследования, такие как, например, хотлеровское, вообще пройти можно только в платных учреждениях, заявила Зелинская.

Огромные очереди выстраиваются и в окошки регистратуры. Это подчас приводит к довольно диким ситуациям, особенно в детских учреждениях, когда, например, родители теряют терпение и начинают в буквальном смысле сражаться за заветный талон к врачу прямо на глазах у своих детей. Так, летом прошлого года в единственной на весь регион детской городской стоматологической поликлинике подрались трое мужчин. По словам очевидцев, к окошку регистратуры попытался подойти мужчина, который, по его словам, занял очередь еще в пять часов утра. Кто-то из родителей стал возмущаться и не позволил ему встать первым, однако мужчина продолжил продвигаться к окну. Его принялся оттаскивать другой мужчина. Отцы начали драться, подоспел третий, он попытался растащить «бойцов».  В конце концов остались двое дерущихся, при этом пытавшийся пройти без очереди был скручен, повален на пол и в таком виде дожидался приезда полиции.

Как сообщила порталу «Клопс.Ru» главврач детской стоматологии Ирина Корбут, это не первый случай, когда борьба родителей за талоны к врачу идет «не на жизнь, а на смерть». «Был случай, когда мамы дрались, волосы рвали друг на друге, матом кричали. И все это на глазах детей», — рассказала Ирина Корбут. Она не скрывает, что ситуация в поликлинике сложная: не хватает детских стоматологов.  «У нас должно работать 90 врачей, а по факту их только 23″, — добавила Корбут. При этом, по ее словам, из 190 тысяч детей, живущих в области, 98% имеют заболевания полости рта. В результате в поликлинике всегда многочасовые очереди, которые родители занимают с пяти, а то и с четырех часов утра.

Похожий инцидент произошел в декабре, но уже в Городской детской поликлинике Калининграда. Поругавшись с одной из посетительниц из-за очереди, женщина после непродолжительной словесной перепалки достала перцовый баллончик и воспользовалась им прямо в здании медучреждения.

Все эти случаи наглядно иллюстрируют общую картину происходящего в региональном здравоохранении. Последние же инциденты, как то шило в мешке, стали настолько вопиющими, что утаить их оказалось просто невозможно.

Комментарий федерального уполномоченного по правам ребенка Павла Астахова по просроченным лекарствам оперативно получить не удалось. Что касается ситуации в Советске, свое мнение о ней он высказал еще в ходе визита в регион на прошлой неделе. Он сообщил, что после обращения жителей в город была направлена комиссия. Под интернет-петицией в адрес омбудсмена поставили подписи более 2,2 тысяч человек.

По мнению авторов обращения, в Советске дети гибнут по вине врачей. Описывается случай, когда ребенка привезли в инфекционное отделение с рвотой и высокой температурой, и врачи ограничились назначением капельницы и глюкозы.  «С каждым днем становилось хуже, просили врачей отвезти в Калиниград малышку, на что сказали «сами справимся», в итоге малышку спасти не удалось! Когда ребенок лежал в судорогах, врач Сердюк Александра просто ответила » на все воля божья» и ушла домой…», – говорится в петиции.

К разбирательству в ситуации подключилась и региональный уполномоченный по правам ребенка Татьяна Батурина. Она призывает не делать скоропалительных выводов и дождаться результатов расследования, поскольку ситуация непростая и требует всестороннего рассмотрения.

По факту интернет-петиции, адресованной Астахову, Батурина запросила информацию в региональных минздраве, прокуратуре и Следственном комитете. «Следственный комитет ответил мне, что возбуждено уголовное дело по 109-й статье, я жду результатов расследования.  Обозначены факты смерти, по которым они возбудили дело: это ноябрь, декабрь 2014 года и март 2015 года. Прокуратура ответила, что в настоящее время проводится проверка, запрошена информация, даны поручения о проведении проверок в министерстве здравоохранения, в управлении Росздравнадзора по Калининградской области и получены объяснения должностных лиц», – рассказала Татьяна Батурина.

По ее словам, минздрав предоставил более подробную информацию. Сославшись на этику, омбудсмен не стала раскрывать диагнозы и прочие медицинские подробности, однако отметила, что, судя по этой информации, прогнозы не были оптимистичными, но врачи боролись за жизнь детей. Кроме того, после начала проверки региональный минздрав своим приказом запретил принимать детей в инфекционное отделение больницы в Советске, в результате чего Советск, Славск, Неман и часть Краснознаменского района вынуждены отправлять детей в инфекционное отделение областного центра, подчеркнула Батурина. «Теперь мне мамы пишут письма на сайт с просьбой вернуть им отделение и вернуть им врачей», – отметила омбудсмен.

Не спешит с выводами и глава комитета по социальной политике, здравоохранению, образованию, культуре и спорту областной думы Наталья Макрецкая. «Будем встречаться с главным врачом. Мне интересно, как воспитывался этот ребенок, какие условия были, обращались ли в больницу эти дети, – то есть каждый случай должен быть конкретен, а не все оптом на четыре человека. Бывает, что к врачам предъявляют необоснованные претензии, но бывают и обоснованные. Действия депутатов заключаются в том, чтобы проконтролировать работу минздрава в этом вопросе. Заниматься расследованием – это не наша задача, но, вместе с тем, очень хочется увидеть правду. Я люблю работать по документам, а не просто по каким-то слухам», – отметила парламентарий.

Что касается ситуации в ДОБ, ответственность за применение просроченных лекарств лежит на главвраче, полагает Татьяна Батурина. Однако, по ее мнению, нынешний главврач Александр Маляров, занявший эту должность в начале сентября прошлого года, мог еще не успеть провести ревизию. Административное решение, согласно которому прежний главврач ДОБ Станислав Мальцев покинул свой пост, было принято неслучайно, уверена Батурина. «Значит, у министерства здравоохранения были вопросы к руководству больницы», – считает детский омбудсмен.

По мнению Татьяны Батуриной, со стороны предупредить подобного рода нарушения крайне сложно, поскольку тут речь идет о личной халатности сотрудников больницы и безалаберности руководства. Даже родители не могут проконтролировать, не назначено ли их ребенку просроченное лекарство. Поэтому выявление случая в областной больнице говорит о высоком уровне профессионализма сотрудников полиции, полагает детский омбудсмен.

Между тем, негативные отзывы родителей пациентов о работе персонала областной больницы появлялись на ее официальном сайте как при прошлом, так и при нынешнем главвраче. Главным образом пользователей возмущает невнимательное, а подчас и равнодушное отношение врачей к больным детям.

Читатели на сайте «Росбалта» также оставляют негативные отзывы. «У меня в прошлом году 7 сентября, после «лечения» в ДОБе, умер сын, – пишет пользователь Василина Нечаева. – После операции на кишечнике, он так и не восстановился. После этого долго не делали вскрытие, я так понимаю, что подчищали историю болезни. А после проверки, через месяц или полтора, мне пришло письмо-отчет, что я поздно обратилась за помощью в больницу, в следствии чего ребенок погиб».

Пользователь под ником Xenia Blischa задается ироническим вопросом: «Снабжать лечебные учреждения лекарствами с хорошим сроком годности не пробовали?». На самом деле, даже если в регион поступают не просроченные медикаменты, не все, оказывается, так просто. В феврале Росздравнадзор выявил в Калининградской области наличие лекарств с истекшим сроком годности на 28 млн рублей. Выяснилось, что противолейкозный препарат «Иматениб» был закуплен для калининградских льготников еще в 2012 году на средства федерального бюджета. Как поясняла руководитель службы контроля качества медицинской помощи и лицензирования Калининградской области Татьяна Николаева, лекарство оказалось невостребованным, поскольку некоторых пациентов перевели на более эффективные схемы лечения, другие просто умерли, так и не воспользовавшись препаратом.

В свою очередь, калининградские льготники были немало удивлены, узнав, что препарат пролежал столько времени невостребованным. В 2013 году им выдавали более дешевые аналоги лекарства, объясняя это тем, что министерство его не закупило. Как рассказывали пациенты«Новому Калининграду.Ru», у многих из них после приема дженериков появились побочные эффекты.

Получается, в системе здравоохранения региона куда ни кинь, везде клин. Просроченные лекарства могут обнаружиться на любой стадии их прохождения к пациентам – и хорошо, если обнаружатся.

Впрочем, как полагает депутат Госдумы Ярослав Нилов, проблемы с нарушениями в бюджетных учреждениях здравоохранения носят системный характер. По его мнению, если посмотреть внимательно, проверить всех и все, то уголовных дел, подобных заведенным по случаям в детских больницах Советска и областной, можно завести гораздо больше. «На многие вещи закрываются глаза, а когда уже нарыв прорывает, тогда уже другого выхода не остается, кроме как возбуждать уголовные дела. Надо еще посмотреть, чем они закончатся», – отметил парламентарий.

Во-первых, считает он, должна быть нормальная правоприменительная практика, чтобы всем было очевидно, что существует неотвратимость наказания. «А не так, как у нас часто: друг, сват, брат, глаза закрыли, отписали, написали, и все приводит к еще более серьезным последствиям. То есть контроль, правоприменительная практика и неравнодушное отношение», – уверен депутат.

Во-вторых, полагает он, надо для врачей создать нормальные условия работы. Если врач будет все нормы выполнять в точности так, как необходимо это делать, он не сможет принимать пациентов в таком количестве, в котором принимает, потому что очень много надо заниматься ненужной писаниной, отметил Ярослав Нилов. По его мнению, также надо обратить внимание на нормативы, и в целом создать условия для работы врачей, для молодых специалистов, в том числе обеспечить социальные гарантии, решение жилищного вопроса.

«У нас есть районы в регионах, где стоят новые отремонтированные больницы, а работать некому, потому что люди не идут. Они уезжают работать в Москву, Петербург, другие крупные города, а в райцентрах работать не хотят на маленькой зарплате», – пояснил парламентарий.

О том, что к решению проблемы нужно подходить системно, говорит и деуптат Госдумы Владимир Никитин: «Думаю, это общероссийская проблема – развал здравоохранения и понижение ответственности за состояние здоровья людей. По этим случаям в Калининградской области ко мне обращений не было, но наша фракция КПРФ в областной думе займется этим делом. Я поручу контроль руководителю фракции Игорю Ревину».

Конечно, трудно говорить о каком-то прорыве в региональной медицине, если со времен распада СССР в Калининградской области не введено в строй ни одной новой поликлиники. Сейчас намечается строительство современного онкоцентра, но удастся ли укомплектовать его персоналом соответствующего уровня, с учетом острой нехватки квалифицированных кадров в сфере регионального здравоохранения?

Да и те, что трудятся в больницах и поликлиниках, зачастую уходят в поисках лучшей доли. Так, врачи калининградской службы «скорой помощи» увольняются из-за низких зарплат, 80% бригад не укомплектованы из-за кадрового дефицита, рассказала «Росбалту» заместитель председателя ППО МУЗ «ГССМП» «Трудовые бригады» Анна Слотвицкая. «Сейчас идет череда увольнений, с лета несколько человек уволилось. И если раньше уходила молодежь, то сейчас уходят люди, которые по 18-20 лет проработали на станции скорой помощи. Основная причина – низкие зарплаты. Сложившаяся обстановка вынуждает людей работать на 2-3 работах или на двух ставках. Сейчас люди измотаны физически и морально и разуверились в обещаниях властей», — сказала Слотвицкая.

Получается, если смотреть на проблемы здравоохранения в целом, системно, случаи детской смертности в Советске или назначения просроченных лекарств в Калининграде не выглядят столь уж спорадическими. Конечно, не факт, что в Советске медики во всех случаях проявили халатность – в этом, действительно, предстоит разобраться экспертизе и следствию. Но удивляет, однако, то обстоятельство, что люди в большинстве своем априори уверены в виновности врачей – это показатель того, насколько стойкий стереотип вырабатывается у посетителей калининградских заведений здравоохранения.

Владимир Чичинов
Подробнее:http://www.rosbalt.ru/kaliningrad/2015/03/20/1379827.html

Забайкалье — зарплаты педагогам

Пресс-секретарь Министра образования и науки России, Директор департамента информационной политики Анна Усачева:

«Министр образования и науки Российской Федерации Дмитрий Ливанов связался с губернатором Забайкальского края Константином Ильковским  и ознакомился с деталями сложившейся  ситуации по выплате зарплат педагогическим работникам в регионе. В ходе переговоров они обсудили оперативные пути решения проблемы. В настоящее время  все задолженности перед педагогами по заработной плате за декабрь и январь погашены в полном объеме. Продолжаются выплаты задержанных зарплат за февраль.

Общая сумма задолженности на сегодняшний день по зарплате составляет 153, 24 млн. рублей: задолженность по выплате заработной платы педагогам в подведомственных Министерству образования Забайкальского края учреждений в размере 139, 4 млн. рублей, а также не перечислена субвенция на классное руководство в размере 13,84 млн. рублей за февраль.

Приостановили свою работу:

— 1 учитель СОШ №43 г. Борзя (Борзинский район);

— 7 учителей Первомайской СОШ №2 (Шилкинский район);

— 13 учителей СОШ№3, 12 учителей СОШ №7, 35 учителей СОШ №9 г. Краснокаменска (Краснокаменский район);

— 1 учитель СОШ №4 п. Карымское (Карымский район).

В связи с приостановкой работы педагогических коллективов Комитетом образования Администрации МР «Краснокаменский район» принято решение о переносе срока  начала весенних каникул с 24 марта на 18 марта. В других районах края учебный процесс продолжается.

По итогам переговоров Министр поручил продолжить контроль со стороны Министерства за погашением задолженностей региона перед учителями Забайкалья в полном объеме. Очень важно чтобы это произошло в кратчайшие сроки. Рассчитываем, что к понедельнику задолженностей по выплатам не останется.»

ПРЕСС-СЛУЖБА

Министерство образования и науки Российской Федерации

г. Москва, Тверская,11

+7(495)629-92-12

Уроки экономии В кризис вузам приходится зарабатывать самим

Анастасия Иванова

Бюджетное финансирование высшего образования в 2015 году сократилось почти на 26 млрд. рублей. Об этом еще в конце декабря заявляло Минобрнауки. Теперь ректоры вузов все чаще вынуждены экономить – сокращать сотрудников, урезать зарплаты, снижать коммунальные расходы, заявил вчера глава Уральского федерального университета Виктор Кокшаров. Кроме того, вузы вынуждены с двойной силой искать средства на свое развитие, заключая контракты с промышленными предприятиями, привлекая иностранных студентов и вводя платные курсы.

МИХАИЛ ЗЛАТКОВСКИЙ, «НИ»

МИХАИЛ ЗЛАТКОВСКИЙ, «НИ»

shadow

Еще в декабре Минобрнауки заявило, что в 2015 году расходы бюджетов на содержание вузов в России сократятся на сумму порядка 25,9 млрд. рублей. В ведомстве утверждали, что снижаться будут коммунальные расходы, деньги на поддержку имущества, связи и транспорт. А вот расходы на выплату стипендий в 2015 году должны были остаться прежними (хотя, как ранее сообщали «НИ», во многих случаях стипендии упали). Не должна была уменьшаться и зарплата преподавателей.

На деле все сложилось несколько иначе, рассказал в среду ректор УрФУ Виктор Кокшаров: «Пока что ректор вместе с проректорами стали получать на 10% меньше, может, и еще сократим, зависит от экономической ситуации».

Большинство руководителей вузов решили сэкономить, сократив штат сотрудников, причем преподавателей это должно было касаться в последнюю очередь. К примеру, в Московском городском педагогическом университете оптимизировать кадровый состав начали еще до кризиса. «Всего нам пришлось уволить около 200 человек. В основном мы сэкономили на административно-управленческом персонале, так называемом «офисном планктоне», – рассказал «НИ» ректор МГПУ Игорь Реморенко.

На Алтае тоже решили сократить сотрудников, которые прямого отношения к учебному процессу не имеют. Так, директор Барнаульского филиала Московской академии предпринимательства Сергей Лякишев сообщал, что в январе произошло резкое сокращение обслуживающего персонала: хозяйственной части, общего отдела, бухгалтерии.

Кризис может затронуть преподавателей, но не студентов, считают опрошенные «НИ» ректоры вузов.
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН

shadowРектор МИСиС Алевтина Черникова рассказала «НИ», что вуз сделал ставку на более эффективное использование электроэнергии, что должно привести к экономии на коммунальных платежах. Однако отказаться от сокращения штата все равно не вышло: «Каждый год проводим оптимизацию численности сотрудников, в основном это административно-управленческий, обслуживающий персонал», – рассказала г-жа Черникова.

Ректоры вузов решили не только учиться экономить, но и находить дополнительные средства, убежден ректор УрФУ Виктор Кокшаров: «Университеты должны зарабатывать. Только на научных исследованиях в прошлом году по прямым хозяйственным договорам с промышленными предприятиями мы выручили 500 миллионов рублей». Кроме того, он отметил, что можно заработать и на иностранных студентах: по сравнению с 2011 годом в вузе их число увеличилось почти в два раза.

Сами себя содержать могут далеко не все вузы, возражает Игорь Реморенко. «К нам не едут, потому что условия нужны хорошие для проживания, чего в большинстве случае не могут предложить. Хотя образование для иностранцев подешевело, и в том числе из-за этого они начали присматриваться к нашим вузам. Например, из Индии к нам никогда не приезжали студенты, а сейчас несколько десятков абитуриентов изъявили желание учиться у нас», – добавил «НИ» ректор МГПУ.

В МИСиСе зарабатывают за счет расширения спектра образовательных услуг. «У нас постоянно появляются новые курсы дополнительного образования, профессиональной переподготовки, повышения квалификации, программ среднего профессионального образования. Это позволяет привлечь к себе больше людей, а соответственно, и денег», – добавила «НИ» ректор вуза Алевтина Черникова.

http://www.newizv.ru/society/2015-03-19/216735-uroki-ekonomii.html

Ситуацию с невыплатой зарплат учителям Забайкалья взяло на контроль федеральное министерство

Министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов связался с губернатором Забайкальского края Константином Ильковским, чтобы ознакомиться с деталями сложившейся ситуации по выплате зарплат педагогическим работникам в регионе. Напомним, в минувший понедельник более 60 преподавателей в Забайкалье не вышли на работу.
Причиной приостановки учебного процесса стала задержка выплаты аванса, который должен был быть выдан еще в феврале. В связи с этим комитет образования администрации Краснокаменского района принял решение о переносе срока  начала весенних каникул с 24 марта на 18 марта.

В ходе переговоров чиновники обсудили оперативные пути решения проблемы. В настоящее время погашены в полном объеме перед педагогами задолженности по заработной плате за декабрь и январь. Продолжаются выплаты задержанных зарплат за февраль.

По данным Минобрнауки РФ, общая сумма задолженности на сегодняшний день по зарплате составляет 153, 24 миллиона рублей: задолженность по выплате заработной платы педагогам в подведомственных министерству образования Забайкальского края учреждений в размере 139, 4 миллиона рублей, а также не перечислена субвенция на классное руководство в размере 13,84 миллиона рублей за февраль.

По итогам переговоров Дмитрий Ливанов поручил продолжить контроль со стороны министерства за погашением задолженностей региона перед учителями Забайкалья в полном объеме. В Минобрнауки РФ рассчитывают, что к понедельнику задолженностей по выплатам не останется.

Кроме того, накануне первый зампредседателя комитета Госдумы по образованию Владимир Бурматов направил генпрокурору РФ Юрию Чайке запрос с просьбой провести проверку причин задержек и установить виновных в ситуации.

По информации Минобрнауки РФ

http://www.ug.ru/news/14577

Генпрокуратура проверит выплаты зарплаты учителям Забайкальского края

Первый зампред комитета Госдумы по образованию Владимир Бурматов («Единая Россия») просит Генпрокурора РФ Юрия Чайку расследовать причины задержек заработной платы учителям в Забайкальском крае, вынудившие учителей прибегнуть к забастовке

Соответствующий запрос главе Генпрокуратуры Юрию Чайке с просьбой провести проверку причин задержек и установить виновныхВладимир Бурматов направил 18 марта, передает корреспондент ИА REGNUM. «Региональные власти должны в кратчайшие сроки решить проблему и погасить все задолженности, успокоить людей. Помимо этого нужно разобраться из-за чьей халатности могла произойти эта задержка и почему региональные власти вовремя не отреагировали на проблему и не сняли её, зачем довели людей до крайних мер — забастовки, почему сорвали учебный процесс в школах», — сказал Бурматов. «Те, кто допустил срыв выплат заработной платы учителям должны быть наказаны», — считает депутат Государственной думы РФ.

Ранее стало известно, что в школах Забайкальского края, где накануне учителя приостановили работу из-за задержки выплаты зарплат, весенние каникулы вынужденно начнутся на три дня раньше положенного срока. Работу приостановили учителя школы №2 поселка Первомайский Шилкинского района, преподаватели школы №3 и педагоги школы №7 города Краснокаменск, а также весь коллектив Краснокаменской гимназии. Всего сейчас бастуют около 60 человек. Учителя еще нескольких школ Забайкалья заявили о намерении присоединиться к акции, если власти региона в ближайшее время не начнут выплаты зарплат.

Документ: http://www.regnum.ru/news/1906319.html

Уколы? Ставьте сами, это гуманизация С начала нынешнего года под жесткую оптимизацию попала вся социальная сфера на селе — здравоохранение, образование, соцзащита

Жизнь заставила жителей села Курганка (Муромцевский район Омской области) лечиться своими силами. Приспособились ставить друг другу уколы — без рецептов. За рецептами надо ехать в райцентр — около 50 километров: предприятие слишком дорогое, да и рискованное — если, к примеру, зарядит дождь, здешние хляби не обойдешь, а если и доберешься с божьей помощью, то не факт, что попадешь к врачу на прием. Очередь в регистратуру занимают с 8 утра. Автобус из дальних селений прибывает в начале десятого.

— Сколько раз бывало такое: приедешь, потолкаешься в очереди — талоны закончились, — рассказывает пенсионерка Людмила Афиногенова. — День пропал: обратный рейс — только вечером. Я сама-то уже давно не езжу туда. Только в прошлом году отправилась с внучками, когда старшую оформили в первый класс. В школе медик объявила: всем детям надо поставить прививки. Раз надо — поехали. Знакомый согласился свозить нас за 1600 рублей. Приезжаем — в больнице говорят: вы у нас не числитесь. По их данным, мы в Муромцевском районе уже не живем. Так и вернулись домой без прививок.

Сама Людмила Дмитриевна страдает сахарным диабетом. Без регулярных инъекций эту болезнь не одолеть. «Когда давление поднимается до 220, если не вколешь инсулин, то не выживешь. Ладно, если просто умрешь, а то может случиться инсульт — это ж какое мучение родственникам».

Уколы ставит себе сама. И вообще в последние годы в Курганке и соседних селениях — Казанке, Малинкине овладели этими навыками многие местные жители: после того как закрылся фельдшерско-акушерский пункт (ФАП), обслуживавший четыре села, медицинская помощь стала в них чем-то средним между волонтерством и малым бизнесом, потому как другого способа заработать здесь нет.

ФАП в Курганке закрылся в начале двухтысячных, но в списках облминздрава продолжал числиться как действующее медучреждение. Правда, вскоре он возродился, но ненадолго: выпускник медучилища, проработав полтора года и не дождавшись обещанного сельским фельдшерам по «программе губернатора» сертификата на 500 тыс. рублей, уехал.

— Жалко очень, такой был хороший фельдшер у нас, — вспоминает пенсионерка Любовь Знаева. — Чуткий, добрый, в любое время можно было к нему обратиться, никогда не отказывал в помощи.

Любови Афанасьевне идет 78-й год, она — инвалид II группы: 19 лет назад перенесла инсульт, и теперь, говорит, уколами поддерживает сердце и мозг. «Мы тут сами друг другу их ставим — не бесплатно, конечно, но все равно получается намного дешевле, чем ехать в Муромцево. Я договорилась с соседкой, она раньше санитаркой работала: 20 уколов — 200 рублей».

Но только своими силами выживать у курганцев не получается. Время от времени им все же требуется квалифицированная медпомощь, в отдельных случаях — экстренная. Около трех лет назад, рассказывают они, случился сердечный приступ у молодой еще женщины — 36-летней Марии Куклиной. Позвонили в «скорую» ЦРБ, там сказали: «У нас свободного транспорта нет — приезжайте сами». Искали в селе машину почти два часа, успели проехать только 6 километров — сердце остановилось.

Оптимизация сельского мира

В 2001 году газета «Знамя труда» сообщала, что в Муромцевском районе «функционируют 4 больницы, 6 поликлиник, более 40 фельдшерско-акушерских пунктов».

Так было в лихие 90-е. За время «вставания России с колен» в местном здравоохранении произошли серьезные изменения. Как рассказал «Новой» депутат райсовета, инвалид по зрению Дмитрий Щекотов, сейчас в районе работают 3 больницы, 1 поликлиника и десяток ФАПов.

Этот район — не хуже и не лучше других в Омской области. Если взять соседний, Саргатский, там в ряде сел (Алексеевка, Плоское, Индеры, Куртайлы, Калмакуль) нет не только ФАПов и школ, но и воды, годной для питья, умывания и прочих бытовых нужд. Местные жители с риском для жизни пользуются озерной. Фермер Петр Плесовских говорит, что настроения во многих селениях накалены и дело, по его мнению, «может дойти до социального взрыва». Сам он живет в селе Новотроицком. В октябре минувшего года 40 жителей этого села и соседней Деспозиновки встали поперек автотрассы. Участники акции требовали отремонтировать дорогу, по которой доставляют в школу детей. Глубина ям на ней доходит до полуметра. Расстояние в 40 км автобус преодолевает за два с лишним часа. То есть ежедневно 5–6 часов школьники трясутся в автобусе, и родители с замиранием сердца ожидают их возвращения.

В целом акция прошла успешно: областное управление дорожного хозяйства изыскало 1 млн рублей на ремонт дороги. Сумма скромная, с учетом того, что не ремонтировалась она 20 лет, но все же кое-что удалось: самые опасные рытвины засыпали глиной. Мера временная: весной, говорит фермер, «увязнем по уши». Ему и еще троим организаторам перекрытия трассы суд назначил штраф в 30 тысяч рублей и 50 часов общественных работ. Если вычесть это из миллиона, получится, что остались протестующие в плюсе.

Областной портал «Омскрегион» сообщил в прошлом году о закрытии стационаров в двух сельских больницах Черлакского района. Ближайшие койко-места для их жителей — теперь в райцентре, который находится в 57 километрах от одного из сел.

Оптимизируются медучреждения омского пригорода (сократились лежачие места в участковой больнице, обслуживающей 7 поселков), и в самом Омске этот процесс идет: в феврале сего года расформирован стационар горбольницы №2, где могли проходить лечение одновременно 200 омичей.

Все это происходит не по велению областных властей: если заглянуть в соседние регионы и более отдаленные — ситуация схожая: в Свердловской области, например, за четыре года число фельдшерско-акушерских пунктов уменьшилось с 248 до 177, в Оренбургской за два — закрылось 54.

Тарифы на выживание

С начала нынешнего года жестко оптимизируется на селе вся социальная сфера — здравоохранение, образование (дотации на школьное питание с 1 февраля оставлены в Омской области только для детей из малообеспеченных семей — с доходом менее 1,5 прожиточных минимумов на человека, во многих других регионах — менее 1), соцзащита.

«Стандарты социальной помощи» пожилым людям и инвалидам, введенные федеральным законом с 1 января с.г., фактически сводят эту помощь на нет. Если прежде каждому соцработнику полагалось обслужить в день четырех человек, теперь эта норма удвоилась: за те же 8 часов надо обойти 8 инвалидов и стариков. «Между домами, где живут подопечные, — 15–20 минут ходьбы. Вычитаем из часа — что остается? — спрашивает Дмитрий Щекотов. — А тарифы на соцобслуживание теперь такие, что и пенсии может не хватить».

По тому, как изменялись эти тарифы в последние 10 лет (до 2006 года их не было — все услуги оказывались бесплатно), можно проследить динамику гуманизации государства. По словам правозащитника, даже без учета инфляции они выросли за это время в разы, а теперь стали запредельными: с 1 января 2015-го в порядке оптимизации льготы (50%) инвалидам и ветеранам на оплату этих услуг отменены.

Прейскурант социальной помощи, утвержденный РЭК Омской области, примерно такой: наколоть дрова, 1 кубометр — 165 руб.; убрать снег со двора, 1 кубометр — 82,5 руб.; доставка топлива (принести в дом со двора уголь или дрова) — 13 руб. 76 коп.; растопка (укладка топлива в печку) — 4 руб. 12 коп.; вынос золы — 8 руб. 26 коп.; принести воду из колонки, 13 литров — 26 руб.14 коп. и т.п.

У Любови Афанасьевны Знаевой есть повод для радости: «Хорошо, что я, хоть и инвалид, еще многое могу сама в мои годы. А если человек совсем немощный, да с нищенской пенсией — 8–9 тысяч рублей, ему-то как быть? Я говорю соцработникам: какая это социальная помощь? Вы же обираете беспомощных стариков. А они отвечают: нам тоже жить надо — план выполнять, иначе премии не дадут».

Так же вот понадеялась на свои силы два года назад местная жительница Варвара Ключкина (85 лет). Стала сама растапливать печку — искры попали на халат. Погибла. И дом сгорел.

Депутат Дмитрий Щекотов уверен, что новый Федеральный закон «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов» антиконституционный, потому что в Конституции сказано: нельзя принимать законы, ухудшающие положение людей. Он будет обжаловать его в суде.

Автор: Георгий Бородянский

Постоянный адрес страницы: http://www.novayagazeta.ru/society/67704.html

Поучительная недостаточность В Забайкальском крае нет денег на выплату зарплат бюджетникам

Вчера в заксобрании Забайкальского края, где губернатор Константин Ильковский докладывал об итогах работы регправительства в прошлом году, депутаты не столько обсуждали сам отчет, сколько говорили о ситуации с выплатой заработной платы бюджетникам в 2015 году. В ряде районных школ учителя из-за долгов по зарплате приостановили работу, в них объявлены досрочные каникулы. Власти обе­щают начать выплаты в конце этой недели.

Губернатор Забайкальского края Константин Ильковский вчера отчитывался перед заксобранием региона об итогах работы регправительства в 2014 году. Он сказал, что валовый региональный продукт за год увеличился на 2,1% и по темпам роста значительно обогнал среднероссийский показатель (0,6%). Объем промышленного производства в крае вырос на 3,3%, в то время как в целом по России только на 1,7%. На фоне сокращения среднероссийского показателя вложения инвестиций (–2,5%) край продемонстрировал рост в 7,7%. Господин Ильковский обратил внимание депутатов на то, что в крае «несколько выросла» продолжительность жизни, население региона хоть и сократилось (на 0,4%), но более низкими темпами, чем раньше.

Отдельно губернатор остановился на вопросах бюджетной политики. Доходов в прошлом году поступило на 3,5 млрд руб. меньше, чем было запланировано. Снизились объемы софинансирования госпрограмм из регионального бюджета: с 5,4 млрд руб. в 2013 году до 1,1 млрд в 2014 году. Параллельно рос госдолг региона (на 1 января 2015 года превысил 19 млрд руб.) и расходы на его обслуживание. «Среди других субъектов федерации по размеру госдолга Забайкальский край — устойчивый середнячок», — отметил Константин Ильковский. Он добавил, что в прошлом году Минфин РФ регионам с низким уровнем долга отказывал в финансовой помощи, отправляя в коммерческие банки за кредитами. «И до четвертого квартала была некая эйфория», — вспомнил он. Теперь регион вынужден активно работать над изменением структуры госдолга, так как «обслуживать коммерческие долги никакой возможности нет». Далее господин Ильковский бодро сообщил, что в прошлом году удалось добиться роста валового производства в сельском хозяйстве (на 1,8%) и увеличить объемы финансовой помощи сельхозпроизводителям из регионального бюджета (на 10,2%).

Оптимизма губернатора депутаты не разделили. Глава фракции КПРФ Николай Мерзликин назвал отчет «не отражающим реального положения в бюджете края», заявив, что тот находится в предбанкротном состоянии. «По двум причинам. Во-первых, правительством не выполняются взятые на себя обязательства. Во-вторых, потому что никто еще не объявил его банкротом», — пояснил господин Мерзликин. По его словам, в прошлом году регион недоосвоил 1,2 млрд руб. федеральных денег, и они вернулись в Москву, а теперь у края нет средств на выплату заработной платы бюджетникам. «Вот такой эффективный менеджмент», — заключил он. На этой неделе из-за перебоев в выплате зарплаты более 60 учителей забайкальских школ объявили забастовку. В связи с этим региональное министерство образования приняло решение объявить в школах, где учителя приостановили работу, досрочные каникулы — с 18 марта. Так, каникулы начались в школе №2 поселка Первомайский (Шилкинский район), школах №3, №7 и гимназии города Краснокаменска. Господин Мерзликин также сообщил, что коммунисты намерены обратиться к президенту РФ Владимиру Путину, чтобы тот дал оценку деятельности краевого руководства и оказал экстренную финансовую помощь, он призвал депутатов присоединиться к инициативе КПРФ. Глава фракции ЛДПР Юрий Волков, по данным которого задержки заработной платы наблюдаются уже в течение трех месяцев, сообщил, что у работников бюджетной сферы возникли проблемы с банками-кредиторами. Он рекомендовал чиновникам срочно выступить посредниками между учителями и банками. «Правительством края допущены просчеты и ошибки, которые в начале 2015 года вылились в задержку заработной платы и несвоевременное финансирование соцвыплат. Такого в регионе не было уже давно», — сказал руководитель фракции «Единой России» Сергей Михайлов. В ответном слове Константин Ильковский сообщил депутатам, что, как только на бюджетных счетах появляются деньги, они тут же направляются на выплату зарплат. Он добавил, что на следующей неделе встречается с премьер-министром РФ Дмитрием Медведевым и будет настаивать, чтобы ситуация в Забайкальском крае была рассмотрена на антикризисной комиссии в правительстве РФ.

В минобразования региона вчера сообщили, что деньги перечислены муниципалитетам и подведомственным учреждениям, выплаты начнутся в конце этой недели.

Как сообщила „Ъ“ председатель профсоюза работников образования Забайкальского края Нина Окунева, проблемы с выплатой зарплаты начались в декабре. Деньги платятся частями. Перебои, по ее словам, испытывают не только учителя, но и все работники бюджетной сферы. Их нет только в крупных населенных пунктах, где местные власти изыскивают возможности перечислять деньги за счет внутренних резервов.

Екатерина Еременко
Подробнее:

http://www.kommersant.ru/doc/2689168?isSearch=True

В шести московских поликлиниках началась итальянская забастовка

Профсоюз медиков «Действие» объявил о начале итальянской забастовки — работе исключительно по инструкции — в шести поликлиниках Москвы. Об этом на пресс-конференции сообщил оргсекретарь профсоюза Андрей Коновал, передает ТАСС.

«Задачей итальянской забастовки не является нанесение экономического урона медучреждению, тем более, наши активисты — это медики, врачи, медсестры, преданные своим пациентам. Естественно, они не хотят и не собираются нанести вред населению в плане оказания медицинской помощи», — подчеркнул он.

В распространенной на пресс-конференции «Декларации итальянской забастовки поликлиник Москвы» изложены требования участников протестной акции. В частности, они настаивают на прекращении дальнейших сокращений медицинских кадров в поликлиниках столицы, введении четырехчасового приема врачей-терапевтов вместо шестичасового, установлении норматива времени участковой службы на обслуживании пациентов на дому, включая время на поездку (не менее 30 минут).

Профсоюз также настаивает на выделении отдельного времени в распорядке рабочего дня врачей на вызовы на дому, на ведение медицинской документации, ведение диспансерной группы, выполнение плана прививок.

По словам Коновала, по состоянию на 16 марта, согласие принять участие в итальянской забастовке дали уже более двадцати медицинских работников Москвы из шести поликлиник столицы. Профсоюз «Действие» входит в состав Конфедерации труда России.

http://www.vesti.ru/doc.html?id=2430055

Более 60 учителей Забайкальского края приостановили работу из-за задержки зарплаты

Накануне в нескольких районах Забайкальского края более 60 преподавателей не вышли на работу после задержки выплаты аванса, который должен был быть выдан еще 27 февраля. Если до конца месяца деньги не поступят, приостановить учебный процесс могут педагоги и других школ.
Самая массовая приостановка учебного процесса прошла в городе Краснокаменске. Там в разных учреждениях отказались трудиться 55 педагогов. Аналогичные одиночные акции протеста были зафиксированы в Карымском, Первомайском районах, Шилке, сообщает ГТРК «Чита», ссылаясь на информацию краевого комитета профсоюза работников образования.

«У всех ссуды, кредиты, ипотеки. У учителей не такая уж большая заработная плата, чтобы мы смогли жить, затянув пояса, как нам рекомендует краевое правительство», — отмечают в краснокаменской районной организации профсоюза образования.

Как отметили в крайкоме, «видимо, это стало причиной перенесения сроков каникул – начнутся они с 18 марта, а не с 24, как планировалось. Об этом учителя узнали только в пятницу, 13 марта», сообщает портал zabmedia.ru

Кроме этого, учителя намереваются уйти на «вынужденные каникулы» и в других школах, если деньги не поступят до 30 марта. Министр образования, науки и молодежной политики Забайкалья Анатолий Чумилин рассказал в интервью ГТРК, когда ситуация с выплатами стабилизируется: «Задержки были не только в сфере образования, но и во всей бюджетной сфере Забайкальского края. Я могу единственное сказать, что с 18-го выплаты пойдут за февраль…». По словам министра, обязательства по зарплате будут погашены 18-19 марта.

По информации chita.rfn.ruzabmedia.ru

http://www.ug.ru/news/14553

Минобрнауки предлагает на четверть увеличить стипендиальный фонд

Глава ведомства Дмитрий Ливанов пояснил, что эта мера носит характер индексации доходов студентов
Министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов

Министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов

© ИТАР-ТАСС/Антон Новодережкин

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 16 марта. /Корр. ТАСС Наталия Михальченко/. Стипендиальный фонд в этом году планируется увеличить на 25%, сообщил корр. ТАСС министр образования и науки Дмитрий Ливанов.

«Мы подали предложение правительству увеличить стипендиальный фонд на 25%, решение будет принято к середине года с учетом бюджетной ситуации», — сказал Ливанов, отвечая на вопрос корр. ТАСС. Министр пояснил, что эта мера носит характер индексации доходов студентов. Он отметил, что никаких планов снижения размеров стипендий «не существует».

Ливанов также напомнил, что ни один из поступавших сигналов о невыплатах стипендий в российских вузах «не нашел подтверждения».

Глава ведомства принял участие в симпозиуме «Прорывные технологии XXI века», который проходит в Академическом университете в честь 85-летия нобелевского лауреата Жореса Алферова. Среди участников симпозиума — нобелевские лауреаты Роджер Корнберг и Аарон Чехановер, экс-премьер Украины Николай Азаров, экс-президент Киргизии Аскар Акаев, лидер КПРФ Геннадий Зюганов, ведущие ученые России, Белоруссии, США, Германии, Израиля.

http://tass.ru/obschestvo/1831402

Минобрнауки подтвердило факт задержки стипендий в ряде вузов

Минобрнауки России провело анализ своевременности выплат стипендий студентам федеральных государственных образовательных организаций высшего образования за январь и февраль 2015 года. Ведомству были представлены сведения о 156 вузах, подведомственных 16 госорганам.

МОСКВА, 13 мар — РИА Новости. Задержки с выплатой стипендий студентам имеются в ряде вузов, неподведомственных Минобрнауки, все подведомственные министерству вузы долгов по стипендиям не имеют, сообщила пресс-служба министерства в пятницу.

Ранее газета «Коммерсант» со ссылкой на информацию уполномоченного по правам студентов Артема Хромова сообщила, что с начала года более 40 вузов в России, в том числе МГУ и Высшая школа экономики, задерживают выплату стипендий. В МГУ информацию о задержке стипендий опровергли, а премьер-министр Дмитрий Медведев поручил вице-премьеру Ольге Голодец проверить эти сведения и доложить ему о ситуации.

Минобрнауки России провело анализ своевременности выплат стипендий студентам федеральных государственных образовательных организаций высшего образования за январь и февраль 2015 года. Ведомству были представлены сведения о 156 вузах, подведомственных 16 госорганам.

«По итогам проверки в 97% вузов, подведомственных другим госорганам, стипендии выплачены в установленные сроки», — говорится в сообщении Минобрнауки.

Согласно данным, полученным Минобрнауки, задержка выплат стипендий была установлена в учреждениях высшего образования, подведомственных Росрыболовству. Также временная задержка выплаты стипендии отдельным студентам была в Национальном исследовательском университете «Высшая школа экономики», в настоящее время все стипендии выплачены в полном объеме.

В министерстве также сообщили, что проверка подведомственных вузов Минобрнауки показала, что все они выплачивают стипендии без задержек в установленные сроки. Все средства для обеспечения своевременного и полного финансирования расходов на выплату академических и социальных стипендий за 1 квартал 2015 года Минобрнауки России довело до подведомственных учреждений высшего профессионального образования в полном объеме в январе 2015 года. Параллельно с проверкой министерство ведет мониторинг выплаты стипендий в подведомственных вузах за март.

РИА  Новости 

http://ria.ru/society/20150313/1052360163.html#ixzz3UI1TPv00

Зарплату педагогам нужно не понижать, а индексировать

Автор:  Андрей Демидов

По регионам России прокатилась волна сокращений зарплаты педагогов. Где-то сокращать еще не начали, но уже предупреждают, что это предстоит. Официально заявленная причина – сокращение показателя средней заработной платы по экономике региона. По мнению чиновников, именно к этому показателю должна быть привязана средняя зарплата педагога и соответственно – колебаться вместе с ним. В профсоюзе УЧИТЕЛЬ с такой постановкой вопроса не согласны и грозят массовыми акциями протеста.

Сообщения о том, что «лишнюю» зарплату педагогам будут урезать появились уже в декабре прошлого года. Такое сообщение пришло из Воркуты, где городская власть решила урезать зарплату педагогам под предлогом того, что она превышает среднюю по экономике.

Следующая «ласточка» бюджетной экономии прилетела из Санкт-Петербурга. Здесь в феврале 2015 года на сайте школы №344 Невского района появилось объявление для учителей, в котором говорится об отмене надбавок за работу в 1-7 классах, уменьшении в 2 раза «цены» каждого балла, начисляемого за качество труда учителя, уменьшении доплат за работу, не входящую в круг основных обязанностей педагога. Об этом пишет «Фонтанка.ру».

Как объяснили в школе, аналогичные меры по распоряжению (или рекомендациям) районного отдела управления образованием должны быть приняты и в других школах района.

Экономить решили не только на учителях, пишет «Фонтанка.ру», но и на расходных материалах и канцелярских товарах. На сайте того же лицея педагогам рекомендуют экономить тонер и бумагу. Администрация школы оповестила учителей о том, что возможности заправлять картридж больше не будет, поэтому использовать на уроках нужно раздаточные материалы, распечатанные ранее.

В Адмиралтейском районе Санкт-Петербурга оптимизацию расходов на зарплаты учителям объяснили тем, что в городе изменилась средняя зарплата, а вместе с ней и зарплата учителей. «Теперь средняя зарплата по городу ниже на 3 тысячи рублей, Комитет по финансам разослал районам новые статистические показатели. Чтобы им соответствовать, нужно сократить надбавочную часть», — отметили в районном отделе образования.

В профсоюзе УЧИТЕЛЬ аргументы чиновников считают несостоятельными. В законе «Об образовании» указано, что средняя зарплата педагогов должна быть «не ниже» средней по экономике региона, но нигде не сказано, что не может быть выше этого показателя.

«Мы категорически против того, чтобы снижалась зарплата педагогов под любым предлогом» — подчеркивают в профсоюзе. В качестве обоснования этого тезиса указывается на то, что ни объем, ни сложность работы учителя не изменились. Кроме того, в профсоюзе УЧИТЕЛЬ считают, что необходима индексация заработной платы бюджетников по фактической инфляции и готовы отстаивать это требование разными средствами – от обращений к президенту до массовых акций. Протеста. Дата весенней межрегиональной акции профсоюза еще не назначена, но как заявляют в УЧИТЕЛЕ она пройдет в течение мая этого года.

Если вас просят понизить себе зарплату

Вызывает беспокойство в профсоюзе и тот факт, что работодатель зачастую пытается вынудить самих работников подписать согласие на уменьшение себе заработной платы.

Считаем, что в данной ситуации – уменьшение финансирования, работодатель не может заявлять, что предлагаемые им изменения условий трудового договора основаны на причинах, установленных в ст.74 ТК РФ: связанных с изменением организационных или технологических условий труда (изменения в технике и технологии производства, структурная реорганизация производства, другие причины). Данный вывод подтверждается судебной практикой. Следовательно, подобные предложения (изменения условий трудового договора – уменьшение заработной платы, работа менее чем на 1 ставку) со стороны работодателя не соответствуют законодательству – уверены в профсоюзе.

http://www.pedagog-prof.org/index.php?option=com_k2&view=item&id=716

Стипендиальные фонды хотят полностью освободить от налогов

 Наталья Корчмарек, Роксана Аветисян 

Питерские депутаты направят в Госдуму «студенческие» поправки в Налоговый кодекс

Стипендиальные фонды хотят полностью освободить от налогов

Фото: Анатолий Жданов

Выплаты студентам из стипендиального фонда могут освободить от подоходного налога. Соответствующие поправки в Налоговый кодекс РФ в апреле направят в Госдуму депутаты законодательного собрания Санкт-Петербурга. Проект, призванный помочь студентам в то время, когда «российская экономика переживает не лучшие времена» (есть в распоряжении «Известий»), подготовлен представителями всех пяти фракций питерского парламента.

Как говорится в пояснительной записке к проекту, «усложнение экономической ситуации в первую очередь бьет по социально незащищенным группам населения, к которым относятся и студенты».

— Мы специально внесли проект от всех пяти фракций, представленных в заксобрании, — пояснил один из авторов проекта — депутат Александр Кобринский. — Это не политический проект, а необходимость экономически помочь студентам.

По его словам, поправки будут внесены в ст. 217 Налогового кодекса РФ. Сейчас она освобождает от налога академическую (основную) стипендию, минимальный размер которой составляет в этом году 1340 рублей. При этом дополнительные выплаты студентам из стипендиального фонда налогом сейчас облагаются.

— Прожить на минимальную стипендию очень сложно, и многие госвузы доплачивают студентам из так называемого стипендиального фонда, — рассказал Кобринский. — В среднем это 3–4 тыс. рублей ежемесячно. В первую очередь доплачивают тем, кто живет в общежитии. Налоговый процент от этих денег примерно 500 рублей. Для студента в кризис это ощутимые деньги.

По его словам, из стипендиального фонда выплачивают и одноразовую материальную помощь нуждающимся студентам. По словам Кобринского, «эти деньги, как и весь стипендиальный фонд, не должны облагаться подоходным налогом».

— Еще 26 февраля 2011 года председателем правительства РФ Владимиром Путиным было дано Министерству финансов поручение о подготовке предложений по освобождению таких выплат от налогообложения для последующего рассмотрения в Госдуме, — говорится в пояснительной записке.

Однако до сих пор такие изменения в законодательство не были внесены.

— Мы планируем, что в ближайшие три недели проект будет принят заксобранием Санкт-Петербурга и направлен в Госдуму, — добавил Александр Кобринский.

По словам зампредседателя Российского студенческого союза Алексея Крапухина, выплаты студентам из стипендиального фонда в виде разовой материальной помощи могут составлять 10–20 тыс. рублей.

— Стипендиальный фонд создается, как правило, из средств, вырученных вузом от коммерческой деятельности и полученных в виде спонсорских отчислений, — сказал он. — МГУ, к примеру, всегда платит студентам двойную стипендию именно за счет таких средств.

Крапухин оценивает проект положительно, однако полагает, что налоговые органы должны продолжать контролировать стипендиальные фонды вузов.

— Руководители вузов могут быть очень находчивыми, особенно это актуально в кризис, — пояснил он. — Они могут начать под видом отчислений студентам тратить деньги, не облагаемые налогом, на свои коммерческие проекты.

Президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков уверен, что ни одно социальное пособие не должно облагаться налогами.

— Ни в одной стране мира с выплат студентам не вычитается налог. То, что в России до сих пор фактически стипендии урезают, — нонсенс, — пояснил он. — Сейчас эти деньги ниже прожиточного минимума, и именно этот факт заставляет учащихся отвлекаться от учебы и искать подработку.

Читайте далее: http://izvestia.ru/news/583900#ixzz3U63Bg3Oc

Петиция в поддержку права преподавателей Детских школ искусств на досрочную пенсию

Автор:  Андрей Демидов

Мы публикуем обращение к Президенту России преподавателей Детских школ искусств, которых чиновники фактически лишили права на досрочную пенсию. Призываем подписывать и распространять.

Подписать можно по адресу ПЕТИЦИЯ или направив свои ФИО и место работы на профсоюзный адресinfo@pedagog-prof.org

Возможно также направить текст петициии от себя лично на сайт Президента РФ http://letters.kremlin.ru/либо обычной почтой по адресу 103132, Москва, Россия,   ул. Ильинка, д. 23


ПРЕЗИДЕНТУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

В.В.ПУТИНУ

Уважаемый Владимир Владимирович!

Мы, преподаватели Детских школ искусств обеспокоены фактической отменой досрочной пенсии для работников Детских школ искусств и вопросом об увеличении пенсионного возраста.

Постановлением Правительства РФ № 781 от 29 октября 2002 года
«О списках работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений, с учетом которых досрочно назначается трудовая пенсия по старости в соответствии со статьей 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», и об утверждении Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости было принято ограничение на получение досрочной пенсии преподавателям Детских школ искусств, которое на данный момент фактически отменяет для них право на досрочную пенсию. Речь о требовании наличия 16 лет 8 месяцев педагогического стажа на момент 01.01.2001 года.

Обращаем Ваше внимание, что 30 июля 2011 года, на встрече с министром культуры РФ Александром Авдеевым, судя по отчетам в прессе, Вы сказали следующее: «Нужно, чтобы учителя, работающие в учреждениях дополнительного образования, были как минимум на уровне общеобразовательных школ».

Детские школы искусств являются учреждениями дополнительного образования. Но права на досрочную пенсию у нас, преподавателей ДШИ, так и нет. Так как те, кто имели требуемый стаж на 01.01.2001 года пенсию уже оформили, а новые поколения такого стажа не могут иметь в принципе.

Мы вынуждены констатировать следующее:

- Согласно статье 47 п.5. 5 ФЗ «Об образовании» № 273 от 29.12.2012 г. «Педагогические работники имеют право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости», согласно Постановлению Правительства № 673 от 08 .08.2013 г. «Об утверждении номенклатуры должностей педагогических работников организаций, осуществляющих образовательную деятельность» преподаватели Детских школ искусств являются педагогическими работниками.

- В Постановлении Правительства РФ № 781 от 29.10.2002 г. Списке работ, профессий, должностей и учреждений, с учетом, которого досрочно назначается пенсия, есть ряд недочетов и недоразумений. До выхода в свет этого Списка никого, например, не волновало, кем принят преподаватель в школу искусств – педагогом или преподавателем. А с появлением Списка, в котором указаны только преподаватели, тем, кто был принят на работу с «ошибочной» формулировкой «педагог», педагогический стаж для назначения досрочной трудовой пенсии не засчитывается, несмотря на то, что они работали в тех же школах, на той же должности, с теми же функциями.

Аналогичная проблема у преподавателей, работавших в существовавших когда-то вечерних музыкальных школах. В вечерних школах учились такие же дети, по тем же учебным планам и программам, что и в детских школах искусств. Вечерние школы открывались в связи с нехваткой бюджетных мест при детских школах искусств, и даже директор у них был общий. Вечерние школы давно закрыты, учащиеся благополучно переведены в те же детские школы искусств вместе со своими преподавателями, которые теперь лишены права засчитать этот педагогический стаж для назначения досрочной трудовой пенсии.

- В настоящее время преподавателям ДШИ приходится работать на две ставки, так как зарплата невысокая, и для того, чтоб хоть как-то выжить и прокормить семью приходится трудиться на две и более ставки. А молодые кадры не идут работать в ДШИ, так как заработная плата низкая, да и престиж данной профессии отсутствует.

Многочисленные исследования показывают, что педагогическая профессия — одна из тех, которая в большей степени подвержена влиянию психологического и физического «выгорания». Это связано с тем, что труд педагога отличает очень высокая эмоциональная загруженность. В современных условиях деятельность преподавателя ДШИ буквально насыщена факторами, вызывающими профессиональное выгорание: большое количество социальных контактов за рабочий день, предельно высокая ответственность,  необходимость быть все время в «форме».

В настоящее время чиновниками обсуждается увеличение пенсионного возраста, что тоже вызывает негодование среди граждан Российской Федерации в целом и педагогов в частности.

Для соблюдения ФЗ «Об образовании» № 273 от 29.12.12 г. считаем НЕОБХОДИМЫМ:

Законодательно гарантировать право на досрочную пенсию по выслуге лет преподавателям и концертмейстерам ДШИ, ДМШ, ДХШ.

Снять ограничение на получение досрочной пенсии: исключить из п. 12 Постановления Правительства РФ № 781 от 29 октября 2002 года
«О списках работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений, с учетом которых досрочно назначается трудовая пенсия по старости в соответствии со статьей 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», и об утверждении Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьей 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» условие: наличие 16 лет 8 месяцев педагогического стажа на момент 01.01.2001 года, ограничивающее право педагогов ДМШ и ДШИ для назначения досрочной пенсии.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Поправьте Правительство, напомните о Вашей позиции относительно ДШИ. В противном случае неизбежен кризис доверия в среде работников детских школ искусств по отношению к заявлениям Президента, а это, безусловно, плохо потому что Президент — глава государства и недоверие к нему, рождает недоверие к государству в целом.

Подписи:

Азиатцева Светлана Владимировна, преподаватель Сарапульской районной Детской школы искусств, Удмуртская республика aziattzeva@mail.ru

Тел. 8-904-31-888-05

Учреждениям образования в Приморье нечем платить за свет и тепло

Учреждения образования города Спасск-Дальний в Приморском крае накопили долги перед электро- и теплоснабжающими организациями. В школах без света остались коридоры и кабинеты директоров, учреждения дополнительного образования от электричества обесточили полностью. В ситуацию вмешалась прокуратура Приморского края, сообщает корреспондент ИА REGNUM.

4 учреждения дополнительного образования в Спасске-Дальнем были полностью обесточены от электричества. В 8 из 9 школ, электроснабжение ограничили частично. На прошлой неделе заведующие детскими садами получили уведомления от «Дальэнергосбыта» о том, что с 13 марта начнется частичное отключение электроэнергии. После вмешательства прокуратуры электроснабжение в учреждениях было полностью восстановлено, об этом корреспонденту ИА REGNUM сообщила начальник управления образования городаСпасск-Дальний Татьяна Косьяненко.

«5 марта прокуратура проверила учреждения образования. В этот же день по распоряжению губернатора во всех учреждениях было восстановлено электроснабжение. Долг пока остается», — пояснила собеседница агентства.

Как сообщили корреспонденту ИА REGNUM в прокуратуре Приморского края, по факту имеющейся у муниципальных учреждений задолженности по оплате за потребленную электроэнергию главе администрацииСпасска-Дальнего прокурором города внесено представление. Кроме этого, руководителю Спасского отделения Дальэнергосбыт ОАО «ДЭК» объявлено предостережение о недопустимости нарушения закона и введении полного ограничения подачи электроэнергии в учреждения дошкольного образования.

Общая задолженность образовательных учрежденийСпасска-Дальнего перед «Дальэнергосбытом» составляет порядка 1,9 миллиона рублей. Еще больше долги за тепло и в пенсионный фонд.

«Сейчас счета арестованы, потому что у нас долги большие пенсионному фонду и “Примтеплоэнерго”. Суммы каждый день меняются. Всего должны в пределах 5 миллионов рублей», — пояснила Татьяна Косьяненко.

Всего районы Приморского края должны за тепло и горячее водоснабжение бюджетных учреждений 510 миллионов рублей. Как сообщили корреспонденту ИА REGNUM в пресс-службе «Примтеплоэнерго», самые большие долги накоплены в Спасском городском округе, Кировском и Пожарском муниципальных районах.

https://news.mail.ru/inregions/fareast/25/society/21320352/?frommail=1

В российских вузах коллапс? Плата за обучение растет, стипендии задерживают

Инфляция не пощадит никого. Если раньше у российских студентов платного отделения была надежда в лице министра образования Дмитрия Ливанова, который в начале года заверил их в том, что стоимость обучения останется на прежнем уровне, то теперь эта надежда… улетела в отпуск, оставив ректоров вузов с приказом об обязательном повышении платы за обучение. Одновременно с этим повторяется ежегодная история с задержкой стипендий, средства на которые якобы не поступили из федерального бюджета.

Еще в начале прошлого месяца замглавы Министерства образования РФ Александр Климов заявил, что плата за обучение в вузах должна быть привязана к нормативу финансирования образовательных программ, рассчитанному для обучающихся за бюджетный счет. «Если норматив не изменился, то почему выросла оплата за обучение?» — заявил замминистра, порекомендовав студентам в случае незаконного повышения платы за обучение сразу же обращаться в Рособрнадзор.

Правда, спустя месяц позиция Минобра сменилась на противоположную. На днях ведомство издало приказ о повышении корректирующих коэффициентов с учетом статуса учебного заведения. Это означает, что ряд престижных государственных вузов поднимет стоимость обучения со следующего года. Причем сделает это в обязательном порядке.

По мнению первого заместителя председателя комитета Госдумы по образованию, депутата от Челябинской области Владимира Бурматова, сложившаяся ситуации парадоксальна и она очередной раз доказывает недееспособность главы ведомства.

«Вышел приказ Министерства образования, который обязывает ряд российских вузов — это коснется двух десятков вузов — повысить цены на обучение платных студентов. Парадокс ситуации заключается в том, что ректоры не хотят этого делать, они готовы дальше удерживать цены, они понимают, что сейчас не время. Сам министр две недели назад говорил о том, что повышения цен допустить нельзя, и тут его ведомство издает приказ о том, что это не просто можно делать, а то, что вузы обязаны это делать! Если они нарушат этот приказ, к ним будут применены санкции. Парадокс ситуации заключается в том, что это совершенно несвоевременное решение с учетом сегодняшней экономической ситуации. При этом, господин Ливанов находится в отпуске и, судя по всему, плевать хотел и на невыплаты стипендий, и на повышение цен. Он должен в этой ситуации 24 часа находиться на рабочем месте, работать семь дней в неделю. Мы видим, что его вообще нету, что стипендии не платят, и всем в Министерстве на это наплевать, что цены повышают, и все чиновники Минобра делают вид, что так и должно быть. Я не очень понимаю: мы вообще этого министра зачем содержим, если он не работает?!» – возмутился Бурматов.

По словам депутата, такое решение может привести к весьма печальным последствиям: студенты-платники престижных вузов решат уйти в другое образовательное учреждение, после чего, по выпуску, страна получит не тех блестящих специалистов, на которых рассчитывала. «В Министерстве образования посчитали, что ряду образовательных учреждений, а именно национально-исследовательским и федеральным университетам, они из бюджета дают больше денег, чем всем остальным вузам. Следовательно, по логике Минобра, эти вузы и с платников должны брать больше денег. Это приведет к оттоку студентов из этих вузов, а эти вузы являются самыми титулованными, самыми качественными в своих регионах. Естественно, эти студенты пойдут в те вузы, которые дают образование похуже, но и денег берут поменьше. Просто «проголосуют ногами». Нам такая ситуация невыгодна: мы плохих специалистов получим», - добавил Бурматов в разговоре с Накануне.RU.

Обидел Минобр и студентов-бюджетников. С начала года в вузах страны задерживают стипендию, объясняя это тем, что деньги, якобы, еще не поступили из федерального бюджета, и что они пошли на «более важные для страны дела». Так, за февраль на горячую линию уполномоченного по правам студентов Артема Хромова поступили жалобы от студентов более 40 вузов со всей страны, в том числе МГУ, Высшей школы экономики, Российского государственного социального университета, Южного федерального университета и других. Официальное обращение по этому поводу омбудсмен направил в ответственное ведомство. В министерстве отреагировали оперативно: заверили, что субсудии на стипендиальное обеспечение первого квартала 2015 г. ведомство направило вузам с 19 по 29 января в полном объеме, — и принялись «мониторить» ситуацию.

Депутат Владимир Бурматов напомнил, что такая ситуация повторяется из года в год, и виноват в ней никто иной как глава Минобра Дмитрий Ливанов, ведь в вузах, подведомственных другим министерствам, такой проблемы не возникало.

«Надо развенчать некоторые мифы. При всем чьем-то желании эти деньги ни на какие другие нужды пойти не могут, потому что это постатейное финансирование, целевые расходы, эти деньги могут быть потрачены только на одно – на выплаты стипендий. Корень всех проблем, которые возникают с задержкой стипендий, надо искать именно в причинах задержки. У нас не первый год задерживают стипендии в вузах Министерства образования. То есть не Минсельхоза, не Минздрава, не Минкультуры, по их вузам у меня таких сигналов нет. А именно по минобровским вузам. Это было и в прошлом, и в позапрошлом году. Я могу сделать вывод, что с момента прихода на министерскую должность господина Ливанова, у нас каждый год в начале года возникают проблемы с задержкой стипендий. Хотя каких-то разговоров о том, чтобы на что-то другое эти деньги пошли, никогда не было. Сейчас это зачем-то придумали, видимо, хотят просто «отмазаться» таким образом«, — сообщил депутат.

Бурматов рассказал, что в прошлом году по его инициативе Генпрокуратура РФ провела проверку причин задержки. Выяснилось, что сроки были сорваны Министерством образования. Однако никакого наказания не последовало. «Что это было: халатность, некомпетентность, саботаж, я не могу таких определений давать, прокуратура тоже: срыв сроков не является основанием для принятия мер прокурорского реагирования. Из-за того, что никто не был наказан, а должен был быть уволен министр, это повторяется из года в год», — добавил Бурматов.

К счастью, эта проблема не затронула уральские вузы. В Уральском федеральном университете (УрФУ) Накануне.RU заверили, что студенты по-прежнему получают стипендию регулярно – раз в месяц. Тем же похвастались в старейшем вузе Урала — Уральском государственном горном университете (УГГУ) – и в Уральском государственном педагогическом университете (УрГПУ).

Выплата стипендий по плану ведется и в Южно-Уральском государственном университете (ЮурГУ, Челябинск).

В Тюменском государственном университете (ТюмГУ) тоже не заметили каких бы то ни было неполадок с получением федеральных средств на стипендии. «У нас все стипендии выплачены в срок до 24 января, уже подходит срок выдачи второй стипендии, за февраль. Поэтому нет, у нас задержек никаких не было. Наши студенты довольны. У нас деньги в декабре пришли, и, конечно же, сразу все было распределено в первую очередь на стипендии. Мы не можем куда-то в другое место «опускать» эти деньги», — рассказали Накануне.RU в пресс-службе вуза.

Не слышали о такой проблеме и на севере Урала, в Югре. Проректор по социальной и внеучебной работе Сургутского государственного университета Святослав Болотовнапомнил, что СурГУ финансируется из окружного бюджета, поэтому стипендии выплачиваются вовремя и в полном объеме, независимо от состояния федерального бюджета.

Однако, несмотря на общую благоприятную ситуацию в уральских вузах, некоторая недосказанность все же остается. Так например, студенты уральского института управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президента РФ (РАНХиГС) вынуждены были в новом семестре заплатить за обучение на 5% больше, чем в предыдущем. Соответствующий приказ был подписан ректором 21 января 2015 г., то есть в середине учебного года, а не в конце (мае-июне), как это принято в остальных вузах.

Оказывается, у вуза на то было законное основание. «У вуза есть только одно законное основание повышать стоимость обучения для уже учащихся студентов. Это законное основание должно быть прописано в договоре, который это учебное заведение заключает со студентами, и это основание называется возможностью индексации стоимости обучения на уровень инфляции. Не во всех договорах это прописано. Если это прописано, тогда вуз имеет право индексировать стоимость обучения, но именно в пределах официальной инфляции, установленной Министерством финансов и Росстатом. То есть это не просто хотелка вуза, это совершенно четкая цифра, которая является официально определенной», — пояснил Владимир Бурматов.

Анна Смирнова

http://www.nakanune.ru/articles/110164

В Правительстве РФ подтвердили данные о сокращении стипендиального фонда

Пресс-секретарь вице-премьера Ольги Голодец Алексей Левченко заявил, что стипендиальный фонд всем российским вузам действительно был сокращен на 10% в рамках решений Минфина, однако, по его словам, это не должно напрямую коснуться студентов.
Министерство финансов приняло определенные решения в рамках текущего бюджета, однако несмотря на это, все стипендии на сегодняшний день должны быть выплачены в полном объеме, Это позволяют делать как средства из других источников, так и ресурсы самих вузов, передает «Интерфакс», ссылаясь на Алексея Левченко.Пресс-секретарь также добавил, что проверка своевременности выплат стипендий в российских вузах, которая начата накануне по поручению председателя правительства Дмитрия Медведева, будет продолжена. При этом, будут проверены не только заявления руководителей вузов о том, что стипендии были начислены без задержек, но и будет использована «информация из других источников».

Накануне о том, что сокращен размер стипендиального фонда рассказал Ярослав Кузьминов, ректор Высшей школы экономики, подведомственной Правительству РФ.

Напомним, вчера также пресс-секретарь министра образования и науки Дмитрия Ливанова Анна Усачева заявила журналистам, что в подведомственных Минобрнауки вузах все необходимые выплаты произведены. Однако, уполномоченный по правам студентов Артем Хромов заявил информагентству, что не считает проблему со стипендиями решенной.

«Я хочу всех уверить, что до сих пор не выплачены стипендии студентам в некоторых вузах. Нельзя исключать, что проблема задержки их выплаты возникла в связи с сокращением на 10% стипендиального фонда вузов. Да, в некоторых учебных заведениях своевременно началась выплата стипендий, однако многие студенты их не получили. После начала проверок органами власти данных фактов в учебных заведениях ускорился процесс её выплаты», — сказал в интервью «Интерфаксу» студенческий омбудсмен.

По информации interfax.ru

http://www.ug.ru/news/14453

Отличником быть невыгодно Студентам Самарского университета вдвое урезали стипендии

Текст: Ирина Чечурина

Парадоксально, но руководство Самарского госуниверситета объясняет это хорошей успеваемостью. Больше всего пострадали отличники, их последняя стипендия сократилась почти в два раза. При этом о возможном «секвестре» заранее студентов никто не предупреждал.

Одна из девушек, которая учится на «пятерки», рассказала, что раньше получала 3100 рублей, а теперь чуть больше 1800. Хорошисты положили в кошелек еще меньше — 1400 рублей. И это при том, что еще месяц назад, согласно опросам студентов, повышенная стипендия в вузе составляла около 3000 рублей, хорошисты получали 2400 рублей.

Свое недовольство удачно сдавшие зимнюю сессию студенты сначала обнародовали в социальных сетях, а затем пошли искать денежную правду в студенческий профком и в ректорат вуза.

Профсоюзная организация студентов СамГУ, дабы охватить как можно большее число пользователей, разместила на своей странице такое эмоциональное обращение: «Дорогие друзья, вы получили не ту стипендию, которую хотели, мы понимаем ваше разочарование и негодование, сами в такой ситуации…» И пообещали направить официальные запросы ректору, в министерство образования и уполномоченному по правам студентов РФ.

Ссылаясь на информацию учебного отдела и ректората, лидеры профкома пояснили, что окончательный размер академической стипендии в вузе складывается из базовой академической части в размере 1340 рублей и надбавки университета.

Размер надбавки зависит от количества студентов, не закрывших сессию: чем больше студентов не сдает сессию, тем больше средств идет на доплаты оставшимся отличникам. А поскольку в минувшем семестре успевающих бюджетников было «слишком» много, например, на социологическом факультете их число достигло 90 процентов, средств на надбавку осталось гораздо меньше.

Кроме того, выросло количество студентов, получающих обязательную к выплате социальную стипендию.

В этом четком математическом расчете за скобками остается лишь два вопроса: неужели раньше с успеваемостью в университете было так плохо, что не приходилось урезать стипендию отличникам? Почему, сокращая число неуспевающих, вуз одновременно должен наказывать свои лучшие умы?

В руководстве вуза, подтверждая факт снижения стипендии, пояснили, что «виноваты» не только хорошие результаты сессии, но и кризис, повлекший уменьшение финансирования университета.

Кстати, снижение размера заработной платы отмечают и преподаватели.

Опубликовано в РГ (Федеральный выпуск) N6615 от 4 марта 2015 г.

http://www.rg.ru/2015/03/04/stipendia.html

ОП РФ подготовит рекомендации по внедрению эффективного контракта в вузах

2 марта в Общественной палате РФ проректоры столичных вузов представили опыт внедрения системы эффективного контракта в высшей школе. По итогам работы круглого стола Комиссия ОП РФ по развитию науки и образования намерена подготовить рекомендации профильному ведомству и вузам по внедрению нового формата трудовых отношений.
​»В России мы наблюдаем сокращение количества обучающихся по программам высшего профессионального образования, так в 2013-2014 году количество студентов уменьшилось на 500 тысяч, а в ближайшие 5-6 лет количество студентов может сократиться вдвое. Модель эффективного контракта поможет оптимизировать работу профессорско-преподавательского сообщества в условиях снижения нагрузки», — отметил член Общественной палаты РФ Азамат Тлисов, открывая мероприятие.

26 ноября 2012 года Правительство РФ утвердило «Программу поэтапного совершенствования системы оплаты труда в государственных (муниципальных) учреждениях на 2012-2018″, которая предусматривает повышение средней зарплаты работников учреждений образования. Для достижения поставленной цели была предложена модель эффективного контракта, которая уже запущена в вузах страны. Она отличается от общепринятой системы трудовых договоров тем, что в контракте конкретизируются показатели и критерии оценки эффективности деятельности для назначения стимулирующих выплат в зависимости от результатов труда и качества предоставленных услуг.

Проректор Московского государственного университета экономики, статистики и информатики Светлана Кочерга представила успешный опыт применения модели эффективного контракта. В качестве критериев были выбраны показатели учебной и научно-методической деятельности, участие в подготовке научных кадров. Она рассказала, что по итогам первого года работы модели эффективного контракта, целый ряд количественных показателей научной работы вуза существенно вырос. Так, количество научных публикаций студентов увеличилось почти на четверть, а количество цитирований статей в Российском индексе научного цитирования (РИНЦ) — более чем вдвое.

http://www.ug.ru/news/14422

Уфимка предложила чиновникам отказаться от зарплаты в пользу врачей

Жительница Уфы Мария Шифрина осталась недовольна работой скорой помощи. Неделю назад женщине стало плохо с сердцем. В итоге медицинскую помощь ей пришлось ждать несколько часов.

«Когда бригада приехала, я спросила почему так долго. Мне ответили, что на линии вместо 19 машин только шесть, и медики не успевают обслуживать всех больных. По их словам, многие работники скорой увольняются из-за отсутствия зарплаты и идут в торговлю. У меня бригада пробыла почти 40 минут. Каким образом врачи должны работать? Это же не механизмы и не роботы. Хочу спросить у руководителей всех рангов: кто-то из вас готов уйти с работы из-за отсутствия зарплаты? Ведь без вас мы сможем обойтись, а без врачей – нет», – обратилась уфимка к властям.

Оригинал материала: http://ufa1.ru/text/newsline/897680.html

Профлидер: Среди учителей зреет протест против сокращений зарплаты

МОСКВА, 2 марта. Акцию протеста педагогов против урезания зарплат намерен в конце весны провести межрегиональный профсоюз «Учитель». Как сообщил корреспонденту «Росбалта» сопредседатель профсоюза Андрей Демидов, из разных регионов приходят тревожные вести об ухудшении материального положения работников образования.

«Из Свердловской, Нижегородской, Псковской и других областей приходит информация о том, что начинают урезать зарплаты. Практически во всех регионах учителя говорят, что меняется бюджетное финансирование, сокращается стимулирующий, премиальный фонд и т.п. Мы знаем, что в регионах есть указания, как минимум, на 10% урезать бюджетные расходы. Мы, конечно, против снижения зарплат, потому что учитель и так в России в деньгах не купается, и нельзя говорить, что он получает слишком большую зарплату. И мы против того, чтобы в целях бюджетной экономии жертвовали индексацией. Есть положение, согласно которому индексация должна проводиться, но мы не видим не основной, ни дополнительной индексации. Поэтому мы будем требовать, чтобы правительство изыскало деньги, по фактической инфляции», — рассказал Андрей Демидов.

По словам профлидера, изначально акция протеста планировалась на конец апреля, однако дату, скорее всего, передвинут на май, так как на 26 апреля планируется съезд учителей и педагогов в Москве.

«В целом, протестный потенциал учителей сейчас копится, и, думаю, положение обострится к апрелю-маю, и мы можем ожидать всплеска протестных настроений», — уточнил Андрей Демидов.

Профсоюзник подчеркнул, что, помимо зарплат, у педагогов по-прежнему есть претензии к принятому закону об образовании.

«Нас также беспокоит наметившаяся тенденция сокращения учительских ставок. Это делается для того, чтобы выполнить президентские указы по средней зарплате. То есть сокращают одного из трех учителей, и тогда двоим оставшимся на треть повышают зарплату. Мы считаем, что это неправильно», — указал Андрей Демидов.

Профлидер заявил, что считает верным привязку показателя зарплаты учителя к ставке и прекращение тенденции сокращений работников.

Подробнее:http://www.rosbalt.ru/federal/2015/03/02/1373553.html

Сэкономить на учителе В Петербурге сокращены надбавки к зарплатам учителей средних школ

Татьяна Вольтская

В Петербурге сокращены надбавки к зарплатам учителей средних школ

«На основании распоряжения администрации Невского района… изменен фонд надбавок и доплат образовательных организаций Невского района. В связи с чем в положение о материальном стимулировании были внесены изменения: отменена доплата за работу в первом – седьмом классах; в два раза уменьшена цена балла за качество труда учителя; уменьшены доплаты за работу, не входящую в круг основных обязанностей». Это объявление облетело многие средства массовой информации Петербурга. Журналисты взяли его с сайта лицея №344 Невского района. Правда, как только оно стало предметом обсуждения, его оттуда сразу же убрали.

– Что такое эти доплаты? – рассуждает бывшая учительница Татьяна Иванова.– Раньше их у нас не было, но, когда я работала, они уже появились. Этими баллами оцениваются качество подготовки к ЕГЭ, участие школьников в олимпиадах и другие вещи. Что такое «работа, не входящая в круг основных обязанностей», я не очень понимаю. Есть доплата за проверку тетрадей, но она и так крошечная, рублей 200. Я не думаю, что ее будут еще уменьшать. Мне еще говорили, что снимают деньги на ремонт школ, – ну, и что? У нас в городе нет школ в аварийном состоянии, не отремонтируют в этом году, так отремонтируют в следующем. А с доплатами – ну, что делать, если такое положение в стране, и кризис, и санкции, и Донбасс, – надо немножко затянуть пояса всем нам. Главное, чтобы учителя вовремя получали основную зарплату, к которой они привыкли, на которую они рассчитывают. И чтобы пенсии и пособия по инвалидности не уменьшались.

Я думаю, просто идет подготовка к урезанию бюджета на 7–10%, примерно на 10 миллиардов рублей. Правда, не с того начали, но и тут я тоже не удивлен, у нас всегда экономят на простых людях

​​У Нины Борисовны (имя изменено), учительницы, работающей в младших классах, реакция на уменьшение выплат совсем другая:

– Конечно, мы против! Я, честно говоря, никогда не смотрела, что там в этих бумажках, сколько выходит в месяц по доплатам – наверное, тысячи две-три. Но, учитывая, что зарплаты у нас небольшие, сейчас вот всего 25-30 тысяч, то это уже существенно. А класс у меня в этом году – 35 человек, на 5 человек больше, чем в прошлом. Так что нагрузка только увеличивается.

Еще более пессимистичными выглядят комментарии к статье на тему учительских зарплат в петербургской «Комсомольской правде»: «В районах заверяют: урезанные надбавки были не особо существенными, так что мало кто из учителей заметит их отсутствие, – вранье, в Пушкинском районе срезали стимулирующие до 10 000 руб. в месяц. Ох как учителя почувствовали, особенно высококлассные», – пишет один из участников обсуждения. «Ну что, продолжаем «белоленточников» гнобить? Или начали задумываться?» – замечает другой. «Как всегда в нашей стране, сильный бьет слабого: чиновники, вместо экономии на собственных зарплатах, решили урезать зарплаты учителей…» – резюмирует третий.

Урезание выплат учителям – это расплата за кризис, считает депутат Законодательного собрания Петербурга, председатель парламентской комиссии по образованию Максим Резник:

– Я думаю, что это плата за экономический кризис, вызванный многими факторами, в том числе и внешними. Я не удивлен, просто я не думал, что это произойдет так быстро. Мы сейчас собираем информацию, мы уже созванивались с профсоюзом работников образования, собираемся с ними встретиться на днях и обсудить дальнейшие действия. Я думаю, просто идет подготовка к урезанию бюджета на 7-10%, примерно на 10 миллиардов рублей. Правда, не с того начали, но и тут я тоже не удивлен, у нас всегда экономят на простых людях.

– А с кого, по вашему мнению, надо было начать?

По Трудовому кодексу понизить человеку зарплату нельзя, это скандал. Поэтому ползарплаты объявляются надбавками, и их очень легко снять

​​– Есть много денег в бюджете, с моей точки зрения, распределенных нерационально, в том числе субсидии ГУПам, например, на фоне скандальных публикаций и проверок счетной палаты ГУП «Метрополитен» получает около 9 миллиардов рублей, это мне кажется несколько странным. Есть и другие миллиардные траты, без которых можно обойтись. Последнее дело – экономить на людях, и как председатель комиссии по образованию, как депутат я буду этому противостоять. Основные бои – что и на сколько урезать – еще предстоят, они пройдут в марте в рамках корректировки бюджета.

То, что сейчас происходит с зарплатами учителей, было заложено еще несколько лет назад, когда школьных учителей и преподавателей вузов переводили на так называемый эффективный контракт, напоминает депутат Законодательного собрания Петербурга Александр Кобринский:

– Вроде бы ставилась хорошая задача – платить больше тем, от кого больше отдача, но на практике это не оправдалось. Вот, например, рабочий перетаскивает кирпичи. Один перетащил за день тысячу кирпичей и получил за это деньги. Другой перетащил две тысячи и получил в два раза больше денег. А как оценивать работу учителей? Для преподавателей вузов, конечно, есть объективные критерии – количество статей, участие в конференциях, но на практике в школах все это вылилось в доплаты по усмотрению директора или завуча. И ведь на самом деле в школе очень сложно определить, кто работает лучше. При этом основная зарплата осталась очень небольшой. Все эти красивые показатели, о которых рапортовало наше начальство, в рамках выполнения майских указов Путина, базировались как раз на этих выплатах из специального фонда – опять же по усмотрению директора школы, завуча, декана, завкафедрой. Это очень удобная система: ведь по Трудовому кодексу понизить человеку зарплату нельзя, это скандал, это очень тяжело. Поэтому, условно говоря, ползарплаты объявляются надбавками, и их очень легко снять. В результате сейчас в системе образования существует та же самая система оплаты, как в разных магазинчиках, маленьких фирмах, торговых точках. Человека принимаю на зарплату 5 тысяч рублей, а все остальное считается премией. Вот с этой премией у его набегает тысяч до 30. И действительно, первое время ему платят эти 30 тысяч, а потом он приходит в один прекрасный день к кассе, и ему выдают 10 тысяч. Он говорит: как это, у меня же должно быть 30! Он идет к начальству, и ему говорят: у вас зарплата 5 тысяч, все остальное – премия за хорошую работу, и еще это связано с положением предприятия, если у него меньше денег, оно меньше платит работникам, не хотите – увольняйтесь. И в суд идти бесполезно, все эти доплаты не обязательны, и у учителей сейчас происходит то же самое.

​​​– О чем говорит такое положение дел?

– О том, что в стране кризис, что нет денег на образование, они есть только на армию и полицию. И в медицине идет плановое сокращение, закрываются больницы, увольняются врачи. То же самое будет и с учителями, сделают классы в два раза больше – и уволят освободившихся учителей. Сейчас в Петербурге по предложению «Яблока» создается комиссия по анализу эффективности бюджета. Чтобы секвестр был не всем сестрам по серьгам, а кому-то можно было на 50% урезать расходы, а кому-то, наоборот, немножко увеличить. Все же зависит от эффективности – какие-то проекты можно отложить, а у нас ко всему подходят формально: разослали по всем комитетам указание произвести секвестр примерно одинаковый, и они сейчас рапортуют. Вот, например, рапортовали о переносе строительства метро в Красном Селе, это вообще никуда не годится, там люди живут в огромном гетто, выехать никуда не могут. А на федеральном уровне вообще никакого анализа нет, там идет ручное управление, действует бюджет 2015 года, который заведомо невыполнимый: он сверстан из расчета, что доллар стоит 32 рубля. Поэтому министерства в ручном режиме урезают: тому столько-то, а тому – столько-то.

Резко негативно относится к уменьшению выплат учителям учительница английского языка Марина Юрьевна (имя изменено):

– Сначала нам объявили, что бюджетникам не будут индексировать зарплату, теперь говорят, что ее вообще понизят – как к этому можно относиться? Сугубо отрицательно, с учетом того, что нас в принципе не балуют и всячески утесняют наши права, учителя уже давно превратились в обслуживающий персонал – и родителей, и государства, а теперь еще и зарплату уменьшают – что тут комментировать? Хотя все-таки это немного странно, ведь стоимость балла в каждой школе индивидуальна, зависит от фонда, еще от чего-то. То есть величина этих надбавок очень сильно зависит от конкретного учебного заведения, поэтому непонятно, как они будут это высчитывать. И, видимо, все это выглядит по-разному в разных районах города. В нашем Петроградском РОНО вроде бы даже опровергают уменьшение выплат, говорят: как же мы будем выполнять Указ о средних зарплатах учителям. Но, с другой стороны, нас давно об этом предупреждали – видимо, просто уменьшение выплат идет по районам неравномерно, говорят, в Невском районе его уже ввели. Понятно, кризис, а на ком у нас отыгрываются в первую очередь – конечно, на учителях. Я думаю, скоро и врачи за нами подтянутся, мы же всегда в тандеме идем. Так что меня ничто не удивляет.

Между тем из городского Комитета по образованию пришел официальный ответ на наш запрос о снижении выплат учителям. В нем очень много общих слов, например, таких: «Примерные показатели и критерии эффективности деятельности педагогических работников утверждены распоряжением Комитета по образованию от 09.09.2013 № 2071-р… На основании Распоряжения каждое государственное образовательное учреждение разрабатывает и утверждает собственные показатели и критерии эффективности деятельности работников учреждения.

Из вышеизложенного следует, что заработная плата индивидуальна для каждого отдельного работника, зависит от квалификации работника, сложности, количества, качества выполняемой работы, и ее размер может быть как выше, так и ниже установленного Указом уровня.

Все взятые на себя обязательства Санкт-Петербургом по заработной плате в 2015 году будут выполнены».

О том, будут ли все-таки понижены выплаты, о которых говорилось в объявлении на сайте лицея №344 Невского района, в ответе Комитета по образованию ничего не сказано.

http://www.svoboda.org/content/article/26872775.html

Учителя Забайкалья намерены прекратить работу из-за задержек зарплаты

ИТА, 26 февраля. Учителя Забайкалья из-за задержек выплаты заработной платы намерены приостановить работу, заявили в краевом комитете Профсоюза образования.

Как передает «Забмедиа», накануне крайком профсоюза обратился  за  разъяснением в краевые министерства образования и финансов, получив в ответ «отписку»: средства на выплату заработной платы перечисляются по мере поступлений в доходную часть бюджета.

«В адрес губернатора Забайкальского края Константина Ильковского было направлено не одно письмо с требованием дать разъяснение по сложившейся ситуации и перспективе своевременной  выплаты заработной платы в будущем, в том числе за период предстоящих массовых летних отпусков. Краевой комитет профсоюза предупредил руководителей регионального министерства образования о намерении многих коллективов в связи с задержкой выплаты заработной платы приостановить работу в соответствии со ст.142 Трудового кодекса РФ. На сегодняшний день ответа пока нет», — рассказали в пресс-службе крайкома.

Там также отметили, что декабрьская заработная плата работникам образования была выплачена в большинстве организаций только в двадцатых числах января этого года, а  первую половину январской зарплаты работники образования  получили в конце января — начале февраля.

«Вал звонков в крайком Профсоюза образования последние две недели практически из всех районов края свидетельствует о том, что ситуация в педагогических коллективах накалена до предела», — добавили в пресс-службе крайкома Профсоюза образования.

Между тем в одном из населенных пунктов Забайкалья забастовка уже началась. Трое учителей из школы №4 станции Карымская приостановили работу до выплаты им задолженности по заработной плате.

Как рассказал изданию прокурор Карымского района Денис Курочкин, пятеро работников в соответствии с трудовым законодательством вручили директору данной школы уведомления о временном приостановлении работы, но на следующий день двое из них отозвали эти уведомления. «Сегодня бойкот продолжают: учитель начальных классов, математики и учитель ИЗО», — рассказал Денис Курочкин.

Он отметил, что задолженность, которая числится за всем преподавательским составом школы №4, составляет около 25% от общей суммы заработной платы за январь. Что касается бастующих, то одному из них недоплатили 1 тыс. 462 рубля, другому – 2 тыс. 500 рублей и третьему – 6 тыс. рублей.

Прокурор заметил, что причина возникшей задолженности — в недостаточном финансировании из краевого бюджета. Деньги планируется изыскать, в том числе, за счет перераспределения средств с других расходных статей. Выплатить долги учителям планируется уже сегодня. Как только администрация образовательного учреждения рассчитается с учителями, они обязаны будут выйти на работу.

Подробнее:http://www.rosbalt.ru/federal/2015/02/26/1372069.html

Пенсии по выслуге лет для медиков могут уйти в прошлое

Минтруд предложил увеличить трудовой стаж, дающий право на досрочную пенсию медработникам. Вводить новшество планируют поэтапно. С 1 января 2016 года по 31 декабря 2019 года необходимый для ухода на пенсию по выслуге лет стаж будет увеличиваться на три месяца ежегодно. С 1 января 2020 года по 31 декабря 2022 года – на 6 месяцев ежегодно.

Анатомия досрочной пенсии

Медики, проработавшие не менее 25 лет в сельской местности и не менее 30 лет в городах, могут получить трудовую пенсию досрочно. Такое право им дает пункт 20 статьи 27 федерального закона о трудовых пенсиях.

То есть, пенсия медработникам назначается вне зависимости от возраста. Кто-то может выработать требуемый стаж к 52 годам, кто-то к 58.  С постепенным повышением этого стажа время выхода медика на пенсию, в конце концов, должно совпасть с наступлением пенсионного возраста. Но произойдет это не сразу. Для сельских врачей право на досрочную пенсию отодвинется с 25 лет трудового стажа в 2015 году до 27,5 лет в 2020 году. По расчетам Минтруда, изменения на первом этапе затронут около 20 тысяч человек.

Минтруд: пенсия как льгота советских времен

По словам министра труда и социальной защиты Максима Топилина, действующий закон устарел.

«Во-первых, она [норма] была введена еще в 1920–1930 годы, и это было некой льготой, когда нужно было привлекать работников в эти отрасли, и была низкая зарплата – это была некая компенсация за низкую заработную плату, — рассказал министр. — В советское время нужно было оставить эту работу, только тогда ты имел право на эту досрочную пенсию. А потом мы отменили это требование, можно не оставлять работу и получать эту досрочную пенсию раньше».

Минтруд представил свои предложения 18 февраля на совещании у премьер-министра Дмитрия Медведева, где обсуждалась реализация уже принятой Стратегии развития пенсионной системы. Документ призван сэкономить средства пенсионного фонда, и профильные ведомства, в свою очередь, ищут для этого резервы.

Минздрав: без комментариев

Правительство пока не принимало решения об увеличении стажа для назначения пенсии врачам, учителям  и творческим работникам. Сначал инициатива пройдет общественное обсуждение, так как «нужно смотреть, какая будет реакция», сообщил журналистам Топилин. Он ответил, что чиновники отдают себе отчет в том, что врачи и учителя – это «достаточно чувствительная материя» «достаточно массовая категория».

В Минздраве «МедНовостям» подтвердили, что знают об инициативе Минтруда. Но пока она не поступила в ведомство виде официального документа, комментировать ее не могут.

Профсоюзы: все отнеслись крайне негативно

Профсоюз работников здравоохранения объединяет около 3 миллионов человек. Там считают, что право на досрочное пенсионное обеспечение – «одно из важнейших условий сохранения кадрового потенциала отрасли, отмена которого может спровоцировать нежелательные социальные последствия».

По словам председателя профсоюза Михаила Кузьменко, к инициативе Минтруда медицинская общественность отнеслась «крайне негативно». «В первую очередь это коснется тех медиков, которые сегодня могут выйти на досрочную пенсию через 25 лет работы на селе, — рассказал Кузьменко «МедНовостям». – С увеличением необходимого для этого стажа, сельские медики фактически потеряют это свое право. Что никак не будет способствовать привлечению кадров на работу в сельскую местность. Профсоюз считает необходимым сохранить действующий порядок назначения досрочных пенсий для медиков в целях поддержания доверия граждан к закону и действиям государства».

Эксперты: синдром электрички 

Профессор Института экономики РАН, специалист в области социальной политики и уровня жизни населения Людмила Ржаницына привела в пользу раннего выхода медиков на пенсию аргументы, не упоминавшиеся министром Топилиным. «Проводились серьезные исследования условий труда и здоровья медработников, — рассказала эксперт «МедНовостям». – Например, есть данные о низкой продолжительности жизни хирургов. Причина понятна – интенсивный труд, постоянное нервное напряжение, стрессовые ситуации. Выматываются врачи и других специальностей, и к моменту достижения стажа в 25-30 лет многие, действительно, уже не могут работать. С другой стороны те, кто избежал синдрома профессионального выгорания, продолжают работать после оформления досрочной пенсии. А поскольку зарплата, и в итоге пенсия, у медиков небольшие, вместе эти два источника позволяли немного повысить качество их жизни».

По мнению эксперта, нет сомнений в том, что предложение Минтруда будет принято, поскольку сегодня государство не заинтересовано в закреплении кадров в государственных и муниципальных учреждениях. Даже на селе. «Это как с отмененными по всей стране электричками, — говорит Ржаницина. – Есть электричка (или работающий в первичном звене врач)  – хорошо, нет – не надо. Никто не будет сейчас поощрять продолжительный стаж в госучреждении. Врачей сокращают и советуют им идти в коммерческие организации. Такой вот «синдром электрички».

Ирина Резник

http://medportal.ru/mednovosti/news/2015/02/20/566medpensii/

Протестные настроения медработников Москвы сохраняются

Московские власти официально сообщили, что в ходе реформы столичного здравоохранения на настоящий момент уволены 8,3 тыс. медработников. По мнению чиновников, им удалось путем выплаты солидных сумм компенсаций погасить протестные настроения увольняемых. В независимом профсоюзе медработников «Действие» утверждают, что серьезный протестный потенциал сохраняется, как среди медиков, так и среди населения, которое только сейчас начинает ощущать негативные последствия «оптимизации» государственной медицины. 

Напомним, что по инициативе профсоюза медработников «Действие» (входит в Конфедерацию труда России), общественного движения «Вместе — за достойную медицину» и Пироговского движения врачей осенью прошлого года была начата широкая публичная кампания против развала российского здравоохранения. В ноябре в Москве состоялись массовые акции, собравшие несколько тысяч медицинских работников и пациентов, пикеты и митинги прошли также в более чем 40 регионах страны. 

Перед угрозой расширения массовых протестов, столичные власти отменили решения о ликвидации нескольких медучреждений, а также ввели дополнительные денежные компенсации увольняемым медработникам (500 тысяч рублей врачам, 300 тысяч среднему и 200 тысяч младшему медперсоналу). В декабре в Москве начал работу антикризисный центр трудоустройства медиков. Желающим предложили также переобучиться на терапевтов и другие дефицитные специальности с выплатой стипендии 30 тысяч рублей на время обучения. 

Уже в январе 2015 года депутаты Мосгордумы и чиновники поспешили заявить, что властям удалось погасить недовольство врачей реформой. По сведениям мэрии, «именные платежные поручения» были оформлены на 8,3 тысячи медиков, при этом общая сумма компенсаций составила 2,69 млрд рублей. 

По мнению оргсекретаря профсоюза медработников «Действие» Андрея Коновала, чиновники поспешили заявить о свертывании протестных настроений. «Длительное затишье связано было с периодом новогодних праздников, а также некоторой психологической усталостью от массовых митингов и исчерпанностью на тот момент тактики уличного давления, — говорит Андрей Коновал. — Следует понимать, что для значительной части медиков и их гражданского актива, вопросы личной материальной компенсации стоят на втором месте, их волнует судьба медучреждений, которым были отданы годы профессиональной деятельности, судьба пациентов и всего здравоохранения». 

«Поэтому люди, конечно, получают, положенные им компенсации, но это не значит, что они готовы простить чиновникам разрушительную реформу, — подчеркивает Андрей Коновал. — Кроме того, сегодня последствия сокращений стационаров начинают сказываться на поликлиническом звене, где возрастает нагрузка. Не случайно мы сегодня имеем рост членов профсоюза в Москве, в частности, за счет сотрудников участковой службы, которые не подлежат сокращениям». 

По словам Андрея Коновала, в настоящее время профсоюзом медработников «Действие» начата проработка новой стратегии защиты прав московских медработников. Представители профсоюза «Действие» не исключают и новых массовых митингов в столице, особенно с учетом того, что последствия сокращения доступности бесплатной медицинской помощи начинают все заметнее ощущать на себе пациенты. 

http://ktr.su/content/news/detail.php?ID=3712

Минобрнауки сэкономит на петербуржском Политехе, МЭИ, Курчатовском институте и ФАНО

Ведомство планирует урезать объем средств, выделенных на развитие вузов в 2015 году, на 2,3 млрд руб.
Работа нанотехнологической лаборатории в Курчатовском институте

Работа нанотехнологической лаборатории в Курчатовском институте

© ИТАР-ТАСС/ Максим Шеметов

МОСКВА, 20 февраля. /ТАСС/. Минобрнауки уменьшит расходы на федеральную целевую программу «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России» на 2,3 млрд руб. в 2015 году.

Проект соответствующих поправок к программе, рассчитанной на 2014-2020 годы, размещен на едином портале раскрытия информации о подготовке нормативных правовых актов.

Как указано в пояснительной записке к проекту, объем средств федерального бюджета на программу уменьшен на 6,6 млрд руб.

Так, в 2015 году на реализацию программы вместо запланированных 23,7 млрд руб. выделено 21,4 млрд руб. В связи с этим Минобрнауки намерено сократить расходы на проведение исследований, направленных на формирование опережающего научно-технологического задела, а также международное сотрудничество.

Кроме того, планируется уменьшение средств федерального бюджета по объектам капитального строительства. Это затронет Санкт-Петербургский государственный политехнический университет, где в 2015 году намечено создание Суперкомпьютерного центра. На эти цели Минобрнауки направит 218 млн руб. вместо запланированных 242 млн руб.

На реконструкцию учебно-экспериментальной электростанции Московского энергетического института будет выделено 501 млн руб. вместо 557 млн руб.

Сокращение финансирования затронет и один из объектов национального исследовательского центра «Курчатовский институт», где в 2015 году намечено строительство первой очереди нанотехнологической лаборатории. Расходы на него министерство сократит с запланированных 430 млн руб. до 387 млн руб.

Снижение расходов по целевой программе коснется и Федерального агентства научных организаций (ФАНО). Так, на строительство и техническое перевооружение научно-исследовательского центра Физико-технического института имени Иоффе РАН вместо запланированных 285 млн руб. будет направлено 256 млн руб.

ФЦП «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2014-2020 годы» была утверждена постановлением правительства РФ 21 мая 2013 года. Ее общий объем финансирования составил 234 млрд руб., в том числе 197 млрд руб. — за счет средств из федерального бюджета.

http://tass.ru/obschestvo/1781104

УГЛТУ: Требования выполняют, но профсоюз не признают!

Профсоюзная организация «КЕДР» работников Уральского государственного лесотехнического университета (УГЛТУ) заставила администрацию вуза прекратить фиктивный перевод преподавателей на неполную занятость и выплатить деньги за их работу сверх установленной нагрузки. Эта очередная победа Профсоюза «Университетская солидарность» (членской организацией которого является «КЕДР») в части пресечения нарушений в оплате труда еще раз доказывает нелепость попыток администрации УГЛТУ и курирующей их Государственной инспекции труда игнорировать борьбу независимой профорганизации в университете и публично отрицать ее существование. 

Около 4 лет в УГЛТУ действует независимая первичная профсоюзная организация преподавателей «КЕДР», которая обязана своим появлением откровенному бездействию и соглашательству старого РОСПРОФОБРа в конфликтных и спорных ситуациях с администрацией. С предыдущим ректором активистам удалось добиться диалога, им даже предоставили место для информационного стенда. Однако с приходом нового ректора Андрея Мехренцева начались репрессий против членов независимого профсоюза. Профсоюз работников лесных отраслей Свердловской области, в который входила первичная организация, не оказал никакой помощи, в результате чего преподаватели всей профорганизацией решили перейти в недавно созданный Межрегиональный профсоюз работников высшей школы «Университетская солидарность».

В новом учебном году в УГЛТУ разгорелся очередной конфликт между администрацией и сотрудниками вуза. Причиной для возмущений работников стал перевод руководством лесотехнического университета ряда преподавателей на неполную занятость в одностороннем порядке, что является грубым нарушением заключённых с ними трудовых договоров. Кроме того, на некоторых кафедрах учебная нагрузка не соответствовала занимаемой ставке, а никаких положенных доплат за сверхнормативную работу не производилось.

«КЕДРом» были поданы соответствующие жалобы в Государственную инспекцию труда и областную прокуратуру. В результате инициированных активистами «Университетской солидарности» проверок (в том числе запросов из прокуратуры), все нарушения администрации вуза пришлось исправлять, а преподавателям были выплачены средства за неоплаченные по трудовому договору часы. При этом, несмотря на выполнение требований, администрация УГЛТУ по-прежнему отказывается признавать существование в стенах университета профорганизации «КЕДР». Кроме того, в официальном ответе из Государственной инспекции труда также обозначено, что исходя из полученных от работодателя данных им не установлено существование другого профсоюза, кроме лояльного ректору Мехренцеву.

Особенно профсоюзных активистов возмутили ответ ГИТа, который в «Университетской солидарности» оценивают не иначе как неправомерное вмешательство гос. органов в трудовые отношения на стороне работодателя. Нарушениями в УГЛТУ прав профсоюзов возмущены и в руководстве общероссийского объединения профсоюзов «Конфедерация труда России».  Президент Конфедерации труда России и член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Борис Кравченко сообщил следующее: «Я уже направил письмо ректору Мехренцеву, в котором указал на недопустимость отказа в признании профорганизации и выступил с предложением о проведении встречи.  Кроме того, я намерен в ближайшее время обсудить ситуацию УГЛТУ в Совете по правам человека».

В Профсоюзе «Университетская солидарность» заявили о намерении отстаивать своё законное право на защиту преподавателей и объявили о начале кампании за признание Профорганизации «КЕДР»!

«Нам удалось устранить допущенные нарушения на нескольких кафедрах, многие преподаватели выразили личную благодарность. Так что профсоюзная организация «КЕДР» действует и реально помогает работникам! Кроме того, мы регулярно проводим юридические консультации всем работникам по вопросам оплаты труды и соблюдения трудового законодательства. Узнав о недавней победе, коллеги стали больше интересоваться работой нашего профсоюза, — комментирует сложившуюся ситуацию заместитель председателя профкома «КЕДР» Людмила Киселёва.  — Хотя ректор УГЛТУ считает нас «нелегитимными», администрация университета боится нашей организованной силы. Иначе они не стали бы в спешке исправлять все нарушения. Мы продолжим вести активные действия по устранению нарушений и начинаем кампанию за признанию нашего профсоюза и соблюдение его прав!»


Подробней о ситуации в УГЛТУ можно узнать по телефонам:

  • +7 915 212-40-07 (Владимир Комов, оргсекретарь Профсоюза «Университетская солидарность»);
  • +7 904 548-15-29 (Тамара Бессонова, председатель профкома «КЕДРа» в УГЛТУ)

В Оренбурге прокуратура выявила массовые нарушения в службе «скорой помощи»

ОРЕНБУРГ, 19 февраля. В Оренбурге после инцидента с водителем «скорой помощи», который грозился сжечь больницу из-за низкой оплаты, проверили деятельность городской станции скорой медицинской помощи.

Нарушений при начислении и выплате зарплаты проверяющие не нашли: например, упомянутому водителю за декабрь было выплачено около 16 тыс. рублей. Однако выяснилось, что режим труда и отдыха медицинских работников и водителей в учреждении не соблюдается.

Так, по данным прокуратуры региона, бригадам установлен четырехсменный 24-часовой режим работы без перерыва на обед и ужин. Работникам разрешается поесть в рабочее, свободное от вызовов время по разрешению диспетчерской службы. Это нарушение, заметили в прокуратуре.

Также проверка табелей учета рабочего времени водителей скорой помощи выявила нарушения нормальной продолжительности их рабочего времени. Например, несколько водителей в декабре 2014 года отработали в два раза больше нормы.

Несоблюдение трудовых норм было выявлено и при изучении должностной инструкции фельдшера скорой помощи. Вопреки действующим ведомственным приказам и инструкциям, где фельдшер скорой помощи обозначен как самостоятельная штатная единица с четкими обязанностями, в городской станции скорой помощи была предусмотрена возможность использования фельдшера с медицинским образованием для выполнения функций диспетчера.

Допущенные нарушения объяснили неукомплектованностью штата. К примеру, в конце 2014 года  численность работающих врачей  составляла 152 человека или 67,3% штата, средний медперсонал был укомплектован на 75%, младший – на 97%. Количество водителей составляло 250 человек (83%). Однако это не повод для трудовых прав граждан, отметили в прокуратуре.

Также в ходе проверки установлено, что используемый станцией скорой помощи автопарк нуждается в определенном обновлении. Служба оснащена 67 автомобилями, из которых 40% эксплуатируются менее 3-х лет, а остальные используются более 5 лет и имеют 100%-ный износ. В особо напряженные дежурные сутки (до 1 тысячи вызовов) на линию выходят практически все технически исправные машины. «Данный фактор может негативно отразиться на качестве работы специальной медицинской службы», — заметили в надзорном ведомстве.

Прокуратура Оренбурга направила в адрес главного врача «Клинической станция скорой медицинской помощи» представление об устранении выявленных нарушений. Кроме того, опротестованы несоответствующие федеральному законодательству Правила внутреннего трудового распорядка и должностная инструкция фельдшера.
Подробнее:http://www.rosbalt.ru/federal/2015/02/19/1369891.html

В Правительстве РФ обсуждают вопрос об увеличении стажа для назначения пенсии учителям

По словам министра труда и соцзащиты Максима Топилина, в Правительстве РФ пока не принято решение об увеличении стажа для назначения пенсии учителям, врачам и творческим работникам.
​Речь идет «о повышении стажа шагом на три месяца», начиная с 2016 года, сообщает РИА Новости. «Считаем это комфортной позицией», — сказал Максим Топилин, подчеркнув, между тем, что пока по этому поводу решений не принято, вопрос пройдет обсуждение.

«Мы будем публично эту тему обсуждать, смотреть, какая будет реакция, потому что мы знаем, что это достаточно чувствительная материя — это врачи, учителя, понятно, что это достаточно массовая категория», — цитирует информагентство главу ведомства. По предварительным оценкам Минтруда, эти изменения могут коснуться порядка 20 тысяч человек в год.

Напомним, согласно ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» (ст. 27, п. 19) сохранение права на досрочное назначение трудовой пенсии положено, в частности, «лицам, не менее 25 лет осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей, независимо от их возраста».

По информации ria.ru

http://www.ug.ru/news/14302

Минобрнауки провело урок экономии Ведомство сокращает расходы на госпрограммы

Министерство образования и науки начало сокращать госрасходы на уже утвержденные федеральные целевые программы. Первыми урезали программы «Русский язык на 2011–2015 годы» и «Развитие образования» — на 34 млн руб. и 512 млн руб. соответственно. При этом в ведомстве утверждают, что сокращение финансирования не повлияет на достижение поставленных целей — нехватку денег собираются компенсировать «повышением эффективности».

Проекты поправок к ФЦП опубликованы на едином портале раскрытия информации. В пояснительной записке чиновники Минобрнауки указывают, что сокращение финансирования предусмотрено «Планом первоочередных мероприятий по обеспечению устойчивого развития экономики и социальной стабильности в 2015 году», который был утвержден правительством РФ 27 января 2015 года. «Объемы финансирования мероприятий по направлениям расходов “НИОКР” и “прочие нужды” учитывают десятипроцентное сокращение расходов федерального бюджета, установленное планом»,— говорится в документе.

ФЦП «Русский язык» была принята в июне 2011 года, тогда ее целями назывались «укрепление государственности, поддержка российской культуры и русского языка, расширение содействия соотечественникам, проживающим за рубежом, в сохранении их культурной и языковой самоидентификации», а также «формирование положительного образа страны». Программа должна была закончиться в 2015 году, на последний год из федерального бюджета было выделено 2,74 млрд руб.— теперь эта сумма сократилась до 2,39 млрд руб.

Под сокращение попали, например, «Организация и проведение мероприятий по повышению квалификации и переподготовке преподавателей по вопросам функционирования русского языка как государственного языка» — ранее правительство выделило 62,4 млн руб. для подготовки 8 тыс. специалистов. Теперь эта сумма урезана до 56 млн руб. «Организация и проведение мероприятий по поддержке изучения русского языка как родного в образовательных учреждениях Российской Федерации» стоила бюджету 15 млн руб., однако и эту сумму сократили до 13,5 млн. На разработку комплектов учебников по русскому языку и распространение их за границей было выделено 14 млн руб., в итоге на эти цели осталось только 12 млн руб.

Урезали и «Разработку и экспертизу грамматик, словарей и справочников, содержащих нормы современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка» — с 2,7 млн до 2,4 млн руб. С 1,9 млн до 1,7 млн руб. сократилась и «Разработка и апробация справочно-информационных ресурсов по вопросам функционирования русского языка как государственного языка».

«Следует отметить, что изменения в части уменьшения объемов финансирования не повлияют на снижение значений ожидаемых результатов и показателей,— заявил директор департамента управления программами и конкурсных процедур Минобрнауки Михаил Попов.— Достижение установленных программой значений ожидаемых результатов и показателей будет компенсировано за счет повышения эффективности взаимодействия с органами государственной власти субъектов РФ».

Более значительное сокращение ждет федеральную целевую программу «Развитие образования» в 2015 году — ее предлагается урезать на 512 млн — с 154,2 млрд до 154,7 млрд руб. Сокращение коснется, в частности, процедур по развитию ЕГЭ — например, разработки материалов экзамена по китайскому языку.

Александр Черных
Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc/2669048

Сергей Кара-Мурза Куда ведет реформа здравоохранения

Летом 2012 г. проходило общественное обсуждение проекта постановления Правительства РФ «Об утверждении порядка и условий предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг пациентам». Как было объявлено, это обсуждение заканчивалось 31 июля. Термин «общественное обсуждение» употреблен некорректно – общество в тот период было отвлечено более захватывающими событиями, и очень мало кто вообще обратил внимание на замысел этого постановления.
Проект его был подготовлен Министерством здравоохранения и социального развития и был утвержден Постановлением Правительства РФ № 1006 от 4 октября 2012 г. Этот проект выводился из принятого в ноябре 2011 года Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан», который официально разрешил государственным медицинским учреждениям взимать плату с пациентов.
В принципе, этот закон можно было посчитать нарушающим Конституцию РФ, ст. 41 которой гласит: «Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений».
Как было сказано, новый порядок гарантирует, что по-прежнему не надо будет платить за первичную медико-санитарную помощь – за амбулаторный прием и лечение в поликлинике. А дальше … узнаем из прейскуранта, его обещают напечатать большими буквами, чтобы читался с восьми метров.
Объяснения, которые давали чиновники, назвать ясными и искренними было трудно: они утверждали, что «ничего не изменится», поскольку пациенты и так тайком платят медперсоналу, так лучше это сделать «прозрачным». Это неубедительно. Теперь придется заключать договор, платить в кассу, а также тайком приплачивать и медперсоналу, как раньше. На пациентов перекладываются именно расходы государства на производственную деятельность медицинского учреждения, а не маленькая сумма в благодарность санитарке или нянечке, а редко и врачу.
Очевидно, что постановление юридически оформляет сокращение бесплатной для пациентов медицинской помощи и увеличение платной компоненты – увеличение постепенное, но практически ничем не ограниченное. В самом проекте видны широкие законные возможности заставить пациента платить за то, что до сих пор оплачивала государственная система здравоохранения.
Депутат Госдумы, член Комитета по охране здоровья Сергей Дорофеев объяснил в газете: «Безусловно, по мнению всех законодателей, основная медицинская помощь должна оказываться бесплатно… А каждый человек должен быть ознакомлен с программой государственных гарантий и понимать, что ему положено. Для этого в доступной форме должна быть представлена необходимая информация в любой государственной клинике» [2].
Разве это объяснение! Что это за понятие – «основная медицинская помощь»? Что именно «положено» получить гражданину – какой-то паек или лечение от болезни, о природе которой часто и врач не знает? Кто у нас в стране «ознакомлен с программой государственных гарантий»? Разве когда-нибудь министры объяснили, что «нам положено»? Они и сами этого не знают, и никакой программы государственных гарантий нет и быть не может, это бессмысленная комбинация слов.
Так не годится – производится фундаментальное и драматическое изменение в жизнеустройстве всего народа, и не дается внятного изложения его сути. Не получив объяснения у официальных лиц, граждане обращаются к СМИ. Но их сообщения лишь повышают уровень тревоги.
Пресса делает упор на то, что предвидимое вовлечение практически всех врачей в коммерческую деятельность приведет к неконтролируемому теневому рынку услуг. Этот рынок сделает пациентов беззащитными перед охватившей медицинские учреждения коррупцией – их будут разными способами заставлять оплатить услуги, входящие в официальный перечень бесплатных, им будут навязывать ненужные дорогие анализы и процедуры, отказ от которых чреват конфликтом с врачом.
Риск такого сдвига очевиден. Сами представители медицинского сообщества это признают. Вот интервью интернет-газете «Доктор-Питер»: «Некоторые положения правил оставляют лазейки для навязывания пациенту платных услуг. Это делает здравоохранение напрямую заинтересованным в увеличении числа не здоровых, а больных, уверены член бюро исполкома Пироговского движения врачей Юрий Комаров и председатель правления Санкт-Петербургской профессиональной ассоциации медицинских работников и член президиума Национальной медицинской палаты Александр Редько. Этот интерес подогревается еще и системой оплаты труда докторов: врачу платят за каждого пролеченного больного и чем больше медицинских услуг он окажет, тем больше ему заплатят. Поэтому увеличение числа больных, и лучше – длительно болеющих, которым можно оказывать больше услуг, становится выгодным…
“Коррупционная система в медицине только укрепилась, а порядок оказания платных услуг стал одним из ее инструментов”, – считает Александр Редько… Комаров и вовсе считает: “Документ упорядочивает то, чего вообще не должно быть: по Конституции медицинская помощь в государственных учреждениях здравоохранения должна оказываться бесплатно… Бесплатные услуги легко трансформируются в платные. И разговоры о якобы четком их разделении никак не обоснованы, — утверждает Юрий Комаров. — Дело в том, что правила разрешают бюджетным медицинским учреждениям оказывать за деньги медицинские услуги, входящие в ОМС, причем в полном объеме. Правда, при добровольном согласии пациента и при условии, что он информирован об объеме помощи, которую может получить бесплатно. Понятно, что вряд ли кто-то по доброй воле захочет отдавать деньги за то, что он может получить бесплатно. А если очередь?”» [4].
И все же, прогнозируемая волна коррупции – далеко не главное. Это – лишь отягчающее обстоятельство рискованного поворота. СМИ маскируют главное – сам отказ от идеи народного здравоохранения. Реальность России, не имеющая никакого подобия с социальной системой и экономическими возможностями развитых капиталистических стран, сделает рынок медицинских услуг механизмом апартеида. Он отбросит значительную часть населения (по многим признакам – около половины) от фундаментального социального блага, каким является равный доступ к современной медицинской помощи. Да, эта помощь за последние двадцать лет существенно ослабла, система обветшала, врачи устали и обеднели. И все же эта система самоотверженно охраняет здоровье именно всех граждан. Более того, она до сих пор их греет и соединяет в народ.
Вот об этом надо подумать. В этом докладе приведены данные из официальной статистики Росстата, из Государственных докладов о здоровье населения, из социологической литературы и прессы, а также много выдержек из выступлений и сообщений самих врачей – в их интервью прессе и на профессиональных форумах в Интернете.
Сначала вспомним генезис и закат здравоохранения, «которое мы теряем».

Какие структуры и функции изменяются в ходе реформы здравоохранения?
В 1991 г. антисоветские силы, при политической недееспособности большинства населения, ликвидировали СССР и его политическую систему. В постсоветской России сразу начался поэтапный демонтаж экономической и социальной систем, что привело к глубокому системному кризису. Это – факт, как к нему ни относись.
Одной из важнейших систем жизнеобеспечения России, унаследованной от СССР, является здравоохранение. Ее демонтаж ведется постепенно и осторожно, поскольку утрата доступа к медицинской помощи порождает исключительно острые социальные страхи и тяжело сказывается на социально-психологическом состоянии большинства населения. Ощущение, что твое здоровье и здоровье твоих близких охраняет мощная государственная система – ценность особого рода. Утрата этой ценности травмирует человека сильнее, чем обеднение или даже резкое увеличение риска самой смерти.
ВЦИОМ, завершая в 2002 серию ежегодных опросов, сделал такой вывод: «Максимум изменений к худшему за последние годы – в деятельности государства по охране здоровья и безопасности россиян. В работе больниц и поликлиник, милиции и других правоохранительных органов, в состоянии окружающей среды и личной безопасности граждан – во всех этих сферах изменения к худшему из года в год отмечаются в три-пять- десять раз чаще изменений к лучшему».
Выводы социологов в 2004 г. еще более ясны: «То, что части бедных все-таки удается пользоваться платными медицинскими услугами, скорее отражает не их возможности в этой сфере, а очевидное замещение бесплатной медицинской помощи в России псевдорыночным ее вариантом и острейшую потребность бедных в медицинских услугах. Судя по их самооценкам, всего 9,2% бедных на сегодняшний день могут сказать с определенной долей уверенности, что с их здоровьем все в порядке, в то время как 40,5%, напротив, уверены, что у них плохое состояние здоровья. Боязнь потерять здоровье, невозможность получить медицинскую помощь даже при острой необходимости составляют основу жизненных страхов и опасений подавляющего большинства бедных» [5].
К категории «бедных» в этой работе отнесены две нижние квинтили населения (40% населения).
Тем не менее, в настоящий момент, судя по ряду программных заявлений, а также по
практическим действиям власти и ее экспертов, начинается большая программа по трансформации остатков государственного здравоохранения в «рынок медицинских услуг», предоставляемых организациями разных форм собственности. Предполагается сохранить лишь сектор «бесплатной медицинской помощи» с сильно урезанными обязательствами государства.
Народное здравоохранение (теперь чаще говорят «предоставление медицинских услуг») – самая идеологизированная, наряду с политэкономией, сфера деятельности. Это – факт, открытый в социальной философии последних десятилетий. Идеологическая основа здравоохранения выводится из антропологии – представления о человеке. На это представление нанизываются все главные категории человеческого бытия – права и обязанности, способ соединения людей в общество, взаимные обязательства народа и власти и т.д. Здесь и пролегла главная пропасть, разделившая большинство населения России и ту элиту, которая в ходе реформы завладела рычагами власти и львиной долей национального богатства.
Представления о человеке в сознании большинства населения и элиты противоположны и несовместимы. В 90-е годы правящая элита России была объектом интенсивных исследований социологов. Авторы большого исследования 1995 года делают вывод: «Динамика сознания элитных групп и массового сознания по рассматриваемому кругу вопросов разнонаправленна. В этом смысле ruling class постсоветской России – маргинален» [6]. До сих пор политики и СМИ маскировали эту пропасть. Но сейчас, когда началось фронтальное наступление на остатки советских норм, перспектива становится все более ясной.
Почему люди, выросшие под защитой советского здравоохранения (даже ослабленного и деформированного за последние двадцать лет), испытывают страх перед угрозой его замены на «рынок услуг»? Почему это «составляет основу жизненных страхов и опасений»? По двум причинам. Во-первых, взрослые обитатели постсоветского пространства знают и помнят лишь единственную систему здравоохранения – советскую. За ее утратой им видится ничто.
«Россия, которую мы потеряли», была сословным обществом, и подавляющее большинство жителей России не имело доступа к специализированной врачебной помощи просто потому, что она существовала лишь в крупных городах. Распределение врачей по территории было очень неравномерно, и для населения обширных районов врач был недоступен.
В 1913 в Российской империи на 10 тыс. чел. населения приходилось 1,77 врачей, а в РСФСР в 1990 г. 47 врачей. К этому и привыкли – а значит, боялись, что вернется
«Россия, которую мы потеряли», а вовсе не Швеция или США.
В 1913 г. было одно место в больнице на 770 человек. Средних медицинских работников (включая ротных фельдшеров и повивальных бабок) всего насчитывалось 46 тыс. – а уже в 1940 г. 472 тыс. а в 1990 г. 1 млн. 817 тыс., в 40 раз больше. Это слишком большая разница.
Во-вторых, за последние двадцать лет население на опыте пришло к выводу, что если вместо советской системы здравоохранения что-то и будет построено, то это что-то будет похоже на коттедж «нового русского» за высоким забором. А на воротах будет висеть плакат с афоризмом нашего мелкого олигарха: «У кого нет миллиарда, пусть идет в…».
Да и пропаганда столыпинской России на это намекает. Контраст между дореволюционной и советской системами разительный. Из-за социальных и бытовых условий жизни большинства населения – 85% его составляли крестьяне – был очень высоким уровень детской смертности, 425 умерших на 1 тыс. родившихся (1897 г.)!
После революции и Гражданской войны главной задачей государства было преодоление последствий войн и разрухи, недопущение массовых эпидемий. Поэтому на селе сразу стали создаваться учреждения, которых в дореволюционное время практически не существовало, но которым теперь придавалось приоритетное значение. Так, в систему здравоохранения вошли ясли, консультации, туберкулезные пункты, «венерические отряды». Стали проводиться обследования школьников, велась большая работа по санитарному просвещению в деревнях. Были созданы мобильные санитарные пункты, которые передвигались и по железным дорогам, и по водным путям. Бригады мобильной медицинской помощи на остановках открывали временные фельдшерские и консультативные пункты, пока судно стояло у пристани.
Эти проведённые в 20-е годы большие программы предотвратили эпидемии и резко снизили заболеваемость инфекционными болезнями, ликвидировали особо опасные инфекции. В середине 20-х годов в результате интенсивной профилактической работы резко снизилась младенческая смертность, в результате чего средняя ожидаемая продолжительность жизни сразу выросла с 32 лет в 1897 г. (по 50 губерниям Европейской России) до 44,4 лет в 1926-1927 гг. (по европейской части СССР). В результате обязательной (с 1919 г.) массовой иммунизации к 1936-37 гг. в СССР была полностью ликвидирована оспа. С 50-х гг. структура заболеваемости и причин смерти в СССР стала типичной для экономически развитых стран.
Люди почувствовали, что их здоровье, как народа, находится под надежной защитой. Это совсем не то же самое, что возможность богатого человека купить себе дорогую медицинскую услугу на рынке. Министры РФ и их эксперты делают вид, что не понимают этой разницы?
Опыт 20-х годов и найденные тогда новые социальные формы здравоохранения были спасительными для населения СССР и во время Великой Отечественной войны. За всю операцию по перемещению на Восток 20 млн. человек эвакуированного населения не было ни одной эпидемии. При гораздо меньших масштабах перемещения людей во время Гражданской войны от эпидемий за 1918-1920 гг. умерло более 5 млн. человек.
В условиях, когда половина врачей была мобилизована на фронт и в военные госпитали, страна прошла войну без крупных эпидемий и большого повышения смертности от болезней. Только за 1941-1943 гг. было сделано 250 млн. предохранительных прививок. Помощь заболевшим приходила так быстро, а лечение было таким тщательным, что смертность всех пораженных инфекционными заболеваниями по стране составила в 1944-1945 гг. всего 5,1%. В СССР был достигнут самый высокий уровень возврата раненых и больных в строй (за время войны – 72,3% раненых и 90,6% больных воинов). Все это – итог общего дела, специфически советской социальной организации здравоохранения.
Еще более важным условием сохранения и прироста населения стало здравоохранение в индустриальном обществе. Создание и развитие здравоохранения в современных формах – одна из главных национальных программ СССР. Она сыграла важную роль не только в формировании всей социальной системы, но и в нациестроительстве, в устройстве здорового межэтнического общежития.
После 20-х годов была предпринята вторая серия больших программ здравоохранения – и ожидаемая продолжительность жизни в СССР выросла с 44,4 лет до 68,6. Только с 1939 по 1955 г. она выросла на 20,1 лет! Как сказано в обзоре 2009 г., это было достигнуто
«титаническими усилиями зарождающейся советской системы здравоохранения». Одна за другой были ликвидированы основные эпидемические болезни и массовые желудочно- кишечные заболевания. Вот это и называется «национальный проект» – объектом охраны здоровья был весь народ. Потому и сошли практически на нет массовые болезни.
Новая форсированная программа строительства и модернизации системы здравоохранения началась после войны1. С середины 50-х годов к 1990 г. число коек на душу удвоилось, а число больниц не изменилось – больницы укрупнялись и специализировались, создавалось ядро сети медицинских учреждений с высокими технологиями.

Рис. 1. Обеспеченность населения СССР больничными койками (на 10000 тыс. населения)

И в то же время здравоохранение продолжало выполнять критерий быстрой доступности врачебной помощи в стационаре на обширной территории. Максимально быстрая помощь на начальной стадии болезни или травмы – залог эффективности лечения, часто более важный, чем доступ к высоким медицинским технологиям.
Как пример, можно привести опыт советской военной стоматологии. Во время ВОВ было целиком излечено и возвращено в строй 85,1% раненых в челюстно-лицевую область, а в группе с изолированными повреждениями мягких тканей лица — 95,5%. А незадолго до этого такие ранения наносили чрезвычайно большие потери. В ходе войны

1 За военные годы здравоохранение СССР лишилось 6000 больниц, 33000 поликлиник, диспансеров и амбулаторий, 976 санаториев и 655 домов отдыха, 1125 санэпидстанций, 60 фабрик и заводов врачебной промышленности.

1914-1918 гг. летальность бойцов, раненых в челюстно-лицевую область, составляла 53%, а уже в ходе боевых операций у реки Халхин-Гол эта доля погибших в войсковом районе равнялась 0,4%. В ходе финской войны летальность раненых в челюстно-лицевую область колебалась в войсковом районе от 0,4 до 1,1%. Это было достигнуто во многом потому, что 63% раненым в челюстно-лицевую область специальная помощь была оказана непосредственно в войсковом районе [25].
Исходя из этого, в СССР до последнего момента в сельской местности действовала сеть участковых больниц со средней мощностью около 30 коек. Число больничных коек в таких больницах составляло всего около 8% всего числа по стране, но каждый знал, что больница и врач для него пространственно доступны в краткое время.
Ликвидация СССР и его социальной системы радикально изменили ситуацию. Что мы наблюдаем сегодня в России? Подход, противоположный принципам советского здравоохранения, хотя правительство этот поворот маскирует второстепенными деталями. Еще не меняя структуру системы здравоохранения, государство стало ослаблять все ее элементы – и пропагандой, и ресурсным голодом.
С первого же года перестройки СМИ была начата большая кампания по дискредитации советского здравоохранения и медицинских работников. Социолог О.А. Кармадонов на основании контент-анализа прессы пишет об изменении в годы перестройки и реформы статуса врачей, одной из самых крупных групп интеллигенции:
«Специфична дискурсивно-символическая трансформация врачей. Анализ “АиФ” [“Аргументы и факты”] 1984 года показывает положительное к ним отношение — 88% сообщений такого характера. Доминирующую триаду формируют символы советских медиков: “профилактика”, “высококвалифицированные”, “современные”, “бесплатные”, “лечат”. Объем внимания составлял 16%, частота упоминания -11%.
В 1987 году показатели обрушиваются до 0,1%. После этого освещение группы в медийном дискурсе приобретает нестабильный характер, не поднимаясь выше 5 по частоте и 6% по объему. Рост этих показателей объясним популяризацией “национального проекта” здравоохранения больше, чем вниманием к его работникам.
Показательна тональность оценок в сообщениях “АиФ” о данной группе. С 1987 года больше пишут о недостатках; врачи становятся “труднодоступными” для пациентов. В 1988 году тенденции усугубляются, появляются первые статьи о врачебных ошибках (доминирующий Д-символ “вредят”), о врачах-мошенниках, нетрудовых доходах (доминирующий К-символ “преступники”). Но ещё много “профессионалов”, ”заботливых” и “самоотверженных” докторов.
В 1989 году появляются статьи о халатности и безответственности врачей… В 1993 году вновь доминируют термины “непрофессиональные”, “вредят”, что является, помимо всего, следствием сокращения финансирования здравоохранения, в том числе на обновление технической базы и на повышение квалификации врачей.
Триада-доминанта 1995 года: “энтузиасты”, “малообеспеченные”, “работают”, — сообщает о снижении материального достатка медиков, продолжающих, тем не менее, активную профессиональную деятельность – феномен группового пафоса, суррогат социального престижа.
На протяжении 2002, 2004, 2006, 2007 годов доминируют символы исключительно негативной окраски: “преступники”, “дилетанты”, “убийцы”. Присутствуют символы “специалисты” (2003 г.), “советчики” (2004 г.), “профессионалы” (2005 г.), “повышение квалификации” и “нехватка врачей” (2008 г.). В 2008 году значительное место в медийном дискурсе занял “кадровый голод”, свидетельство неэффективности структуры трудовых ресурсов здравоохранения, ухода из государственной медицины специалистов. Аффективный символ, доминирующий в 2004 и 2008 годы, — “равнодушные”.
Тем самым, наряду со снижением количественных показателей освещения группы врачей в текстах “АиФ”, происходила и негативизация их символических характеристик; “профессионалов” превращали в “дилетантов” и “мошенников”» [7].
Так постепенно меняли образ врача в массовом сознании – приучали к мысли, что он не выполняет священный долг защиты своего народа от болезней, а торгует услугами, наживаясь на больных. Есть деньги – можешь купить его товар, нет – иди с Богом, болей и умирай.
Строго говоря, население готовили к ликвидации здравоохранения. По самому смыслу слова здравоохранение – это объект заботы государства, а не частного предпринимательства. Подчинять здравоохранение стихии рынка – это все равно, что во время отечественной войны заменить армию частными охранными фирмами.
Дискредитация врачей – это действия в сфере символов. Результатом их (вкупе со снижением социального статуса врачей) стало резкое падение престижа профессии, отток квалифицированных кадров, ухудшение подготовки и мотивации молодых специалистов. Как пишут эксперты, «сейчас каждый третий выпускник медицинского вуза не идет работать по специальности». Министр здравоохранения Т.Е. Голикова перед уходом со своего поста вдруг объявила, что «у нас не хватает 150 тысяч врачей и 800 тысяч медсестер» – это после шести лет пребывания во главе министерства. А ведь дело не только в численности, а в структурных изъянах сообщества. Одно это говорит о глубокой деградации отрасли.

Сокращение сети лечебных учреждений и деградация основных фондов
Параллельно с пропагандистской кампанией после 1988 г. были начаты массивные изъятия из основных фондов здравоохранения, а затем и сокращение ассигнований на деятельность лечебных учреждений. В этом докладе мы почти не касаемся финансовой стороны проблемы, а говорим о социально-философской основе структурных изменений в здравоохранении России. Однако надо зафиксировать тот факт, что в ходе реформы, даже в относительно благополучное десятилетие после 2000 г. в здравоохранении наблюдается острая нехватка средств.
С.И. Колесников, академик РАМН, заместитель председателя Комитета ГД РФ по охране здоровья, профессор кафедры государственной политики факультета политологии МГУ, сказал в интервью: «Недофинансирование медицинской сферы сегодня составляет 40-45 процентов от общей стоимости услуг. У нас на здравоохранение тратится примерно 650 долларов на человека в год, а в Европе – от 4 до 6 тысяч евро. Они могут себе позволить немного сократить затраты. У нас же либо придется перекладывать их на население, загоняя его в платные медуслуги, либо повышать страховые платежи не менее, чем в два раза» [21].
Вернемся к основным фондам. В 1985 г. коэффициент обновления основных фондов (в сопоставимых ценах) был равен 7,2%, в 1990 г. 5,7%. К 1995 г. он упал до 1,5%, прошел через минимум в 1998 г. (0,7%) и затем держался на уровне 0,9%, а в 2005 г. составил 1,6%2.
Стала сокращаться сеть больниц, в разных постсоветских республиках по-разному. В РФ эта сеть за время реформ сократилась вдвое – были закрыты участковые больницы в сельской местности и в райцентрах (см. рис. 2).

Рис. 2. Число больничных учреждений в РСФСР и РФ

Это сокращение числа больниц не вело к такому же укрупнению учреждений или малых больниц – уменьшилось число коек на душу населения (рис. 3). Сокращение принципиальное – к 2011 г. на 32%. Сильнее всего это ударило по жителям сел и деревень, удаленных от больших городов. С начала 2013 г. началась программа по «оптимизации» сети малых родильных домов. Она приняла драматический характер, и о ней надо говорить в особом докладе.

2 В 2007 г. была произведена переоценка основных фондов бюджетных организаций, учтен их износ. Вследствие этого был задним числом сделан перерасчет коэффициента обновления основных фондов в стоимостном выражении. По отрасли «здравоохранение и предоставление социальных услуг» значение этого коэффициента составило в 2004 г. 3%, в 2005 г. 3,7% и в 2006 г. 4,5%.


Рис. 3. Число больничных коек в РСФСР и РФ на 10 тыс. человек населения

В 1990 г. в РСФСР имелось 4813 участковых больниц, имевших в сумме 156,3 тыс. больничных коек. Эта система продержалась, с некоторыми сокращениями, до конца 90-х годов: в 1995 г. было 4409 больниц (129 тыс. коек), в 2005 г. осталось 2631 больница (62,3 тыс. коек). Затем эта сеть была практически демонтирована всего за один год – в 2006 г. в РФ имелось только 628 таких больниц, обладавших в сумме 18,1 тыс. коек, а в 2010 г. 400 больниц с 11,2 тыс. коек. Резко сократилось и число районных больниц в сельской местности – со 178 больниц в 1990 г. до 91 в 2006 г. и 79 в 2010 г. В целом только с 2005 г. по 2007 г. в сельской местности было закрыто 2186 больниц или 60,6%.
В результате сокращения строительства (рис. 4) и капитального ремонта больниц в РФ началось ослабление созданной ранее системы больничной сети.


Рис. 4. Ввод в действие больниц в РСФСР и РФ, тыс. коек (до 1955 г. среднегодовые величины по пятилеткам)

Заведующий хирургическим отделением районной больницы в Вологодской области С. Соколов пишет: «Государство утверждает, что в стране очень высокий уровень госпитализаций, что 30-40% всех госпитализируемых больных не нуждаются в госпитализации. Так ли это? Государство само утверждает объемы госпитализации в виде так называемого муниципального заказа. Эти объемы закладываются в годовой план работы каждого муниципального учреждения здравоохранения, а каждый заведующий отделением обязан на 100% выполнить годовой план на пролеченных больных…
Государство в рамках оптимизации работы коечной сети фактически выдавливает свои кадры из муниципального здравоохранения… Как закрыть 30-коечное хирургическое отделение? Его нужно сделать 10-коечным. В этом случае отделение становится неоперирующим, сокращаются штаты, в том числе вылетают на улицу члены операционной бригады. У заведующего отделением остается 0,5 ставки, прекращается льготный хирургический стаж, и врач вешает на двери отделения большой амбарный замок…
Планирование здравоохранения носит откровенно деструктивный характер, не отвечает основным целям и задачам, стоящим перед здравоохранением, умышленно ставит ЛПУ на грань финансового краха, делает здравоохранение неэффективным, малодоступным, сверхбюрократизированным. Ближайшая перспектива – дезорганизация и необратимая деградация отрасли, более выраженная на периферии, и кадровый кризис.
Пример такого планирования: 2 врача-хирурга на 30 койках хирургического отделения Красавинской районной больницы № 1 в 1985 г. выписали 616 человек, в 1986 г. – 584, в 1987 г. – 607 человек, в 1988 г. – 593 при среднем пребывании больного на койке 14,5 койко-дня. В 2009 г. для 13 стационарных коек и 5 дневных хирургического отделения на одну врачебную ставку годовой план на пролеченных больных составил 569 человек на 10 койко-днях. В 2010 г. то же самое количество коек уже на 8 койко-днях должно пролечить почти 700 человек и сделать это за 9,5 месяца. Так как для большинства больных общехирургического и травматологического профиля требуется лечение в течение 10 дней и более, то для остальных пациентов среднее пребывание составит 5-6 дней, а с учетом закрытия отделения на период отпуска – 4-5 дней. Подобное планирование есть подлость не только по отношению к медикам, но и к пациентам. В этих цифрах ответ на вопрос и о качестве медицинской помощи, и об уровне госпитализации и т.д.» [17].
Но и с основными фондами дело не лучше. В Отчете правительства перед Государственной думой в 2010 году была затронута проблема основных фондов здравоохранения – зданий и оборудования. Было сказано: «Сегодня более 30% всех лечебных учреждений страны находятся в аварийном или требующем капитального ремонта состоянии. И это несмотря на всё то, что уже было сделано в рамках национального проекта. Многие поликлиники и больницы не имеют достаточного оборудования для оказания медпомощи в соответствии с современными требованиями. Поэтому в течение двух ближайших лет мы выделим около 300 млрд. рублей на приведение всей сети здравоохранения страны в порядок».
Понятно, что 300 млрд. руб. – это сумма, которую Правительство выделило на то, чтобы разрешить самые критические угрозы, возникшие из-за износа основных фондов. Но нельзя сказать, что эти средства даны «на приведение всей сети здравоохранения страны в порядок» – масштаб проблемы и размер выделенных средств несоизмеримы.
Сеть здравоохранения России состоит из 40 тыс. зданий больниц, поликлиник и других лечебных учреждений. Из них около 14 тыс. (Росстат дает подробные данные) надо сносить или капитально ремонтировать. Приборный парк надо закупать практически полностью, он изношен физически и морально. 300 млрд. руб. – это в среднем по 7 млн. руб. на одну больницу или поликлинику. В Москве это – стоимость однокомнатной квартиры. Можно ли на эти деньги привести в порядок здание и оборудование больницы? Такие утверждения создают иллюзии, а гораздо важнее помочь обществу осознать суровую действительность, преодоление которой потребует от государства и населения больших, даже самоотверженных усилий.
Чтобы определить реальный масштаб проблемы, надо было бы сказать, сколько денег
«недовложили» в систему здравоохранения за 20 лет по сравнению с нормальными затратами на ее воспроизводство (на строительство, капитальный ремонт зданий и сооружений, на содержание и обновление приборов и оборудования).
Вернемся к принципиальному изменению – сокращению сети медицинских учреждений, приближенных к населению. От ликвидации участковых и районных больниц перешли к сокращению сети амбулаторно-поликлинических учреждений (АПУ).
В сельской местности располагалось около половины всех АПУ России. Демонтаж
этой сети также произошел в последние годы. В 1995 г. в сельской местности оставалось 9217 АПУ из общего числа 21071, в 2005 г. 7495 (из 21783), а в 2010 г. 2979 (из 15732). Доступность медицинской помощи в АПУ на селе сильно сократилась по сравнению с городом. При этом пространственно поликлиника в городе несравненно более приближена к жителям, чем в сельской местности.
Вот что пишут в интернет-газету «Аргументы.ру»: «В Москве в 2012 году началась реформа, известная как модернизация амбулаторно-поликлинического звена. Она иллюстрирует то, что должно произойти во всей России – и уже происходит в регионах. Старые поликлиники и стационары должны заменить многопрофильные суперсовременные центры, где будет все: от врача редкой специальности до томографа, выпущенного в США месяц назад. Такие центры назвали амбулаторно-поликлиническими объединениями. Москвичи все чаще воспринимают реформу как слухи о закрытии больниц. А те, кто попадает к врачу, замечают: докторов реально стало меньше…
Дело в том, что медцентры создаются на базе старых клиник. 5-6 медучреждений, находящихся относительно недалеко друг от друга, просто объединяют. С юридической точки зрения. От контроля штатной численности медиков законодатель отказался. Сколько будет врачей в учреждении – решать главврачу. Вот доктора и сокращаются. А в больницах … сокращается число мест в стационарах. Иногда закрывают целые отделения…
Строят федеральные перинатальные центры – закрывают сельские роддома. Роженицам предлагают ехать в крупные города – где всего-то за сто километров от дома обязательно окажут медицинскую помощь. Но в “суперсовременных учреждениях” банально не хватает мест… Так происходит во всех медицинских сферах: федеральные учреждения строят, районные – закрывают. Медицинская помощь все больше отдаляется от пациента» [11].
Возможно, реструктуризация сети медицинских учреждений с резким снижением ее плотности на территории и с ее концентрацией в городах была вынужденной мерой в условиях экономической реформы и вызванного ею кризиса. Но ведь массовая ликвидация «маломощных» больниц и поликлиник представлялась как положительное изменение, как модернизация системы, хотя такое резкое удаление ресурсов медицины от поселений, где проживает 38 млн. человек, надо считать регрессом.
Это стало одной из причин исключительно высокой смертности от внешних причин (травм и отравлений), успех лечения которых определяется скоростью предоставления помощи. На фоне роста травматизма в России ежегодно 9-10 человек из 100 нуждаются в срочной помощи, но возможности для этого при перестройке сети больниц и поликлиник сократились. Обеспеченность врачами в сельской местности (12,2 врача на 10 тыс. населения) в 5 раз ниже, чем в городе (52,9 врача на 10 тыс.). Намного хуже и обеспеченность инструментами и расходными материалами.
Врач-травматолог пишет в интернете: «Основная масса экстренных больных проходит через районные или городские травмотделения, соответственно, и потери, за которые иногда бывает стыдно! Ко всему привыкаем! А как быть, если вдруг объявляют: “остались только такие антибиотики, физраствора нет, рентгеновская пленка кончается – перерасход за тот месяц”, гепарина нет уже давно, про клексан с фраксипарином можно не заикаться, список бесконечен. Говорить больным, что чего-то нет, “низзя”, а вдруг пожалуются в Департамент?! Зарплаты мизерные, обеспечение тоже, штатное оборудование старое… Сверла точим, винты и пластины со штифтами ставим “пока на ком-нибудь не сломаются”… Миллионы и миллиарды нефтедолларов надо тратить на оказание экстренной помощи на местах. Немногие могут оплатить лечение в Центрах, не надо лукавить, чаще всего это огромные деньги… Основные средства должны тратиться на местах, на оказание экстренной помощи! По-серьезному: с нормативами, с положенным штатом, окладами, по современным стандартам. Тогда будет прок. Не будут умирать молодые ребята после травм десятками и сотнями тысяч!» [9].
Сокращается и сеть диспансеров – важной структуры профилактической медицины. Так, одним из важнейших классов заболеваний в России являются болезни костно- мышечной системы, от них страдают 18,3 млн. человек (2010 г.), ежегодно диагноз этих заболеваний ставится еще почти 5 миллионов человек. Экономические потери огромны – и от утраты трудоспособности, и от больших затрат на лечение (23% от расходов на лечение всех болезней). Но из всех зарегистрированных больных под диспансерным наблюдением находились 7,1% (2005 г.), специализированная амбулаторная помощь была малодоступна.
Особо глубокая деградация системы профилактического здравоохранения произошла в сельской местности. Социологи-аграрии пишут: «Вследствие неудовлетворительной охраны труда среди аграрных работников высок уровень профзаболеваний. В структуре их более половины – заболевания опорно-двигательного аппарата, 28% – бруцеллез и 7% – болезни органов дыхания. Наиболее высок уровень профзаболеваний у животноводов: среди доярок уровень их достигает 99%, операторов свиноводства – 80, зоотехников – 47%. Две трети профзаболеваний выявляются лишь при обращении в медучреждения, т.е. когда болезнь уже перешла в хроническую форму. Обязательные ежегодные медицинские осмотры сельхозработников, особенно женщин-животноводов и трактористов-машинистов, практически не проводятся…
По этим причинам многие работники утрачивают трудоспособность. Большинству их инвалидность устанавливается в 30–49 лет, т.е. в период наибольшей работоспособности. Ситуация с трудоспособностью людей усугубляется по мере упразднения служб охраны труда в сельском хозяйстве и снижения затрат на его охрану…» [8].

Мы не говорим здесь о резком расслоении по доступу к медицинской помощи между регионами – в середине нулевых годов они различались по душевому расходу на здравоохранение в 12 раз, за последние годы разрыв немного сократился, но остается большим. Так, расходы на здравоохранение консолидированных бюджетов на душу населения в 2010 г. составляли в Республике Дагестан 2,3 тыс. руб., а в Ханты- Мансийском автономном округе 22 тыс. руб. Жители Дагестана поэтому вынуждены относительно больше тратить средств на платные медицинские услуги, в среднем на душу населения, чем в Ханты-Мансийском автономном округе.
Как это можно допускать такую разницу в бюджетных расходах, если Конституция гарантирует равный доступ к медицинской помощи для всех граждан на всей территории России!

Каковы стратегические планы реформы?
К чему же поведет сокращение сети лечебных учреждений и коечного фонда системы здравоохранения? Как видится образ этой системы, когда завершится этот этап реформы?
В сентябре 2010 г. в Саратове состоялся 9 съезд травматологов-ортопедов России. После него участники и врачи из всех регионов обсуждали общие проблемы своей области и всего здравоохранения. Вот что написал один из участников: «Нет ничего удивительного в нынешнем состоянии дел в травматологии, ортопедии и медицине в целом. Реализуется реформа здравоохранения, направленная на полную его коммерциализацию. Одномоментно это сделать невозможно, поэтому процесс разделен на несколько этапов. Этап первый – разделение медицинских учреждений на муниципальные, региональные и федеральные /выполнен/.
Этап второй – резкое сокращение коечного фонда и объемов /госзаказа/ муниципальных учреждений. В идеале – сокращение до участковых служб и врачей общей практики, но не думаю, что это удастся реализовать. Оставление за муниципальными учреждениями возможности оказания лишь неотложной помощи. Одновременно частично решается вопрос кадрового дефицита по схеме – нет коек и объемов – нет ставок – не нужны кадры. Данный этап реализуется в настоящее время.
Этап третий – создание искусственных очередей на плановое лечение и обследование в региональных лечебных учреждениях (ведь их коечный фонд никто увеличивать не собирается) и принуждение пациентов к обращению за платной помощью, где очередей нет или они не так значительны.
Впоследствии, думаю, на базе ОФОМС [областной фонд ОМС] или без него создадутся частные страховые компании, которые и будут заниматься оплатой плановой медицинской помощи за счет средств пациентов. Бесплатная медицина канет в Лету вслед за прочими, так называемыми, “завоеваниями Октября”.
Несмотря на создаваемые условия, мы, безусловно, выживем, но, как написано в книжке про Винни-Пуха, это будет совсем другая история…»
Ему отвечают: «Вы один в один перерасказали то, что мне рассказывали местные функционеры от здравоохранения разного уровня. Четвертый и пятый этапы будут, когда монстрам (Газпром, Роснефть, Альфа-группа и пр.) отдадут на откуп стационарное лечение по-дорогому: кардиология, ортопедия, онкология, нейрохирургия, оставив муниципальные больницы для бедных с минимальным набором возможностей лечения и минимальными затратами. Мы выживем и даже заработаем, только как-то совестно лишать специализированной помощи около 70% населения России» [9].
Приведем фрагменты из анализа общей доктрины реформы, данного в статье
«Медицинской газеты» С. Соколова, заведующего хирургическим отделением Красавинской районной больницы № 1 (г. Красавино, Вологодской области).
Он пишет: «Непосредственная задача Национального проекта “Здоровье” – поднять российское здравоохранение, сделать его приемлемым для народа. Декларируемые цели – уменьшить заболеваемость, смертность, инвалидизацию, увеличить рождаемость, среднюю продолжительность жизни путем модернизации здравоохранения… Меня и моих коллег поражают способы решения основных задач, стоящих перед нами.
Чтобы наши люди болели меньше, оказывается, по мнению наших чиновников, нет проблем! Нужно сделать медицинскую помощь… малодоступной. Путем централизации здравоохранения на российских территориях, сокращения врачебных ставок, выдавливания узких специалистов, сокращения и закрытия отделений, введения талонной системы, системы предварительной записи, формирования очередей на плановую госпитализацию, очередей на прием к врачу, стимулирования обращения граждан в платные медицинские центры, к знахарям, гадалкам… Иными словами, чем больше затруднен путь пациента к врачу, тем меньше посещений, тем меньшее число случаев попадет в статистику. Давайте представим себе деревню с народонаселением в 10 человек и чтобы до ближайшего врача было 200 км. По российским меркам – пустяки. Так вот, регистрируемая заболеваемость в этой деревне в течение года будет равна нулю. Превратим всю российскую провинцию в сеть таких вот деревень, и цифры заболеваемости приятно удивят. В том числе и весь мир.
Как снизить первичную инвалидизацию и смертность? Сделать и это, оказывается, элементарно. Бюро МСЭ работает по квотам, выдаваемым свыше. Это понятно, так как каждая группа инвалидности должна быть финансово подтверждена. Мы уменьшаем количество квот, например на 50%, ужесточаем показания к выходу на инвалидность, и через год можно смело докладывать Президенту РФ о том, что вследствие проводимого Национального проекта ”Здоровье” количество инвалидов в России уменьшилось вдвое.
Здоровье каждого конкретного человека не интересует систему ОМС – таково мое убеждение. Понятие “реальный больной” в ОМС заменено понятием “больной среднестатистический”, который в хирургическом отделении районной больницы, например, должен пролежать в среднем не более 8-10 дней, не чаще одного раза в год и на его лечение должно быть затрачено не более 68 руб. в сутки. Длительное лечение отдельных тяжелых больных должно быть компенсировано за счет сокращения сроков лечения остальных пациентов, ибо не оплачивается ОМС. Система ОМС оставляет в России видимость бесплатного лечения, прописанного Конституцией РФ, предоставляет пациенту некий суррогат из списка медицинских услуг, гарантированных государством в порядке общей очереди. Лечение в стационаре – только по минимуму за счет государства, амбулаторное лечение – это лечение за свой счет. Именно поэтому стационарная помощь объявлена “пережитком проклятого” социалистического прошлого и подлежит частичному уничтожению до установленных федеральных нормативов.
Давно хочется задать вопрос, а какую роль выполняют в ОМС страховые медицинские компании? СМК – это частные структуры, непосредственно осуществляющие страхование медицинских услуг. В системе ОМС имеются две основные функции. Первая – посредническая. СМК распределяют денежные потоки из ТФОМС в ЛПУ за “долю малую”. И настолько эта доля мала, что на рынке страхования медицинских услуг идет жесткая конкурентная борьба. Побеждает та страховая компания, которая имеет больший административный ресурс. Вторая функция СМК – контролирующая. Контроль за “качеством” лечения сводится к контролю за качеством оформления медицинской документации, а если быть более точным – это инструмент для изъятия части денег, заработанных ЛПУ, в виде штрафных санкций. Функции СМК – функции паразитов.
Государство сокращает невостребованные койки, но для приведения коечного фонда в соответствие с федеральными нормативами этого мало. А можно ли востребованные койки сделать невостребованными? Не можно, а нужно!.. Пример: по плану хирургическое отделение МУЗ “Красавинская районная больница № 1” за год на 18 койках должны пролечить 570 человек при среднем пребывании больного на койке 10 дней. Это то же самое количество больных, которых раньше, до сокращений, отделение пролечивало на 30 койках. От сокращений отделений количество больных не уменьшается. Поэтому организаторы здравоохранения заставляют работать уже сокращенные отделения более интенсивно, уменьшая показатель среднего пребывания больного на койке на единицы, при этом план на пролеченных больных увеличивается в арифметической прогрессии. На практике, 10 койко-дней для хирургического отделения районной больницы означают, что отделение захлебывается в потоке реальных, а не “среднестатистических” больных, персонал сбивается с ног, часть больных откровенно не долечивается, развертываются нелегальные приставные койки, а план, если выполняется, то с трудом. Невыполнение плана на пролеченных больных означает, что отделение не заработало себе денег на зарплату и подлежит сокращению. При показателе 9 койко-дней и ниже план становится космическим и невыполнимым при любом количестве коек.
Фокус в том, что организаторы здравоохранения, сокращая коечную сеть, задают оставшимся койкам такой режим работы, что чисто физически такой план эти койки выполнить не могут. Самое ужасное то, что делается это осознанно, умышленно, что в результате подобного планирования отделения и больницы заведомо попадают в финансовую яму, а организаторы здравоохранения при этом получают “научное” обоснование дальнейшего сокращения коек… Способов посадить больницу в финансовую яму много. Если закон о доплатах до МРОТ не профинансирован, а необходимость доплат работникам до минимума возлагается на внутренние резервы больницы, которых нет, больница в финансовой яме. Если врач в отделении один и на период трудового отпуска ему замены нет, отделение на период отпуска закрывается, и план на пролеченных больных нужно выполнить за 10,5 месяца. А если врач уехал на очередную учебу, то план должен быть выполнен за 9,5 месяца… Мировой финансовый кризис всё упростил. Например, наш Департамент здравоохранения вынужден просто объявить, что снижен муниципальный заказ, и в больницах летят койки, штаты, персонал, зарплата без всякого объяснения причин.
В здравоохранении на сокращенных койках устроена погоня за количеством, и на этом фоне заявления руководителей государства о необходимости повышения качества медицинского обслуживания кажутся полным бредом.

В здравоохранении должна быть профилактическая направленность. Но как это выражается в системе ОМС? Врач работает, получая зарплату по объемам. Принцип: “сколько принял – столько получил, но не выше нормы, установленной муниципальным заказом”. Поэтому в системе ОМС врач заинтересован в росте заболеваемости. Какая профилактика?..

Государство сажает всё здравоохранение на объемы, которые само же и определяет, и тут же следуют фарисейские утверждения, что эти объемы чрезмерны, что нужно искать пути для их уменьшения, то есть для дальнейшего сокращения коечной сети и разгона узких специалистов и персонала. Один из предлагаемых путей – организация во всех больницах приемно-диагностических отделений, где поступившие больные в течение 6-12 часов (?!) проходят полное обследование, по итогам которого будет приниматься решение о тактике дальнейшего лечения. Проблема в том, что диагностические койки не финансируются ни ОМС, ни бюджетом, они вообще висят в воздухе. Мысль обслужить 30-40% пациентов за счет внутренних резервов больницы, которых нет, очень здравая.

Существует мнение, что система ОМС спасла отечественное здравоохранение в 90-е годы. Чушь! Отечественное здравоохранение спасли кадры. И даже сейчас, если где-то что-то в муниципальном здравоохранении (а особенно на периферии) еще работает, то это работает не система ОМС, это дорабатывают свой срок кадры, оставшиеся в здравоохранении с советских времен. И когда эти люди уйдут, Национальный проект “Здоровье” тут же издаст громкий неприличный звук, напоминающий фальшиво сыгранную на пионерском горне джазовую композицию» [17].

Обратимся к рассуждениям влиятельных специалистов, разрабатывающих доктрины реформ. Ректор Российской Академии народного хозяйства и госслужбы при президенте РФ В. Мау изложил свои представления о том, как надо вести модернизацию здравоохранения в России [3]. Статья принципиально важная по трем причинам.

Во-первых, РАНХиГС – кузница кадров высшего эшелона власти, и программное выступление ее ректора приоткрывает тот «образ будущего», который закладывается в головы следующего поколения наших руководителей и чиновников. Надо знать их программное обеспечение, жизнь населения России будет вписана в его рамки.

Как уже говорилось, представления о человеке в среде элиты несовместимы с представлениями большинства. В. Мау прояснил эти различия, надо в такие статьи вникать.

Во-вторых, В. Мау не просто излагает свои мысли об «улучшении» здравоохранения, он встраивает этот предмет в стратегическую концепцию модернизации. Судя по другим программным документам (например [1]), предложенная в статье В. Мау стратегия хорошо отражает замысел российской модернизации. Статья излагает кредо влиятельной части элиты, ее символ веры. Рассмотрим основные утверждения рационально, пройдем по тезисам в порядке поступления.

В. Мау пишет: «В России всегда доверяли государственному университету, но частному врачу».
Тезис мифологический и даже странный. Что значит, что в России «всегда» доверяли частному врачу? И кто доверял, какой процент населения, чтобы представлять это «доверие» как всеобщую социальную норму в России? И почему же эти частные врачи, которым якобы так доверяла вся Россия, мирились с таким высоким уровнем детской смертности – 425 умерших на 1 тыс. родившихся в 1897 году? Ведь причины такой смертности были тривиальными, томографов не требовалось. Может, врачей почти не было? И почему к середине 20-х годов, сразу после создания государственной системы здравоохранения, младенческая смертность снизилась так резко, что средняя ожидаемая продолжительность жизни сразу выросла на 12 лет (в европейской части СССР)?

Трудно поверить, что человек на посту ректора не знает, что большинство жителей дореволюционной России не имело доступа к врачебной помощи! В России просто не было той общности «частных врачей», которым население могло верить или не верить, сравнивая их с «государственными». А когда стала возникать сеть больниц, врачи в них были земскими, а не частными, а затем советскими государственными.

Как же видит В. Мау главные проблемы здравоохранения в нынешней России в среднесрочной перспективе? Видит так странно, что просто ставит читателя в тупик: «При обсуждении принципов функционирования и реформирования современного здравоохранения можно выделить две ключевые проблемы. Во-первых, быстро растущий интерес образованного человека к состоянию своего здоровья. Во-вторых, асимметрия информации».

Что это такое? Население больно, иммунитет подорван стрессом, идет деградация остатков советского здравоохранения, огромное «социальное дно» лишилось доступа к медицинской помощи (нищие, бездомные и беспризорники не регистрируются по месту жительства и не имеют полиса). Выводы социологов ясны и понятны: «Боязнь потерять здоровье, невозможность получить медицинскую помощь даже при острой необходимости составляют основу жизненных страхов и опасений подавляющего большинства бедных».

Это – экзистенциальная проблема практически для всего населения, которое страдает при виде бедствия соотечественников и от своей беспомощности помочь им – а нам выдают какие-то туманные намеки насчет «растущего интереса образованного человека к здоровью» и «асимметрии информации».

О ком же заботится В. Мау, на кого рассчитана его «модернизация»? Этого он не скрывает: «Стремление не экономить на здоровье растет по мере повышения экономического благосостояния и общей культуры общества… По мере роста благосостояния и образования ценность человеческой жизни неуклонно возрастает, и человек готов заниматься своим здоровьем не только тогда, когда он заболевает».

Вот она, новая антропология хозяев России. Ценность человеческой жизни возрастает по мере роста благосостояния больного! Это ли не оскорбление чувств верующих православных? Неужели в этом и есть суть предлагаемой модернизации здравоохранения России? Жизнь состоятельного человека намного ценнее жизни среднего статистического гражданина, который с трудом дотягивает до получки. Значит, и спасение этих двух разных жизней должно быть организовано по-разному. Значит, надо перенаправить потоки бюджетных средств на строительство анклава «современной медицины» для элиты, а менее образованная низкооплачиваемая масса пусть удовлетворится карболкой и аскорбиновой кислотой.

Это прямо и предлагается сделать приоритетом государственной политики:
«Государство должно сосредоточить внимание на создании медицинских учреждений и школ, способных конкурировать на глобальном рынке. Критерием успешности клиники должно быть … количество иностранных пациентов, желающих в этой клинике лечиться и, соответственно, готовых платить за это свои деньги. Такие учреждения надо создавать, стимулируя приток в них платежеспособного спроса и отечественных пациентов.

Этот подход можно считать элитарным, противоречащим принципам социальной справедливости. Однако на практике именно элитные учреждения могут становиться локомотивами, стимулирующими поднятие общего уровня медицины в стране».

Вот вам и демократия, за которую шла на баррикады наша либеральная интеллигенция. Дискурс («язык» в широком смысле слова) В. Мау как видного представителя интеллектуальной команды государственной власти теперь обращен почти исключительно к благополучной (и даже богатой) части общества, составляющей меньшинство населения. Более того, в некоторых заявлениях таких представителей даже подчеркивается классовый, а не национальный, характер государственной социальной политики. Ряд больших общностей абсолютно исключены как субъекты права на охрану их здоровья.

Еще недавно здравоохранение России, которое сложилось уже в советское время, по ряду позиций было признано лучшим в мире. Элитными учреждениями, которые поднимали общий уровень медицины в стране, считались те, которые успешно и новаторски излечивали больного человека, а не те, которые заманивали богатых иностранных клиентов. И ценность жизни их пациентов была константой, а не определялась их платежеспособным спросом.

А сегодня первый проректор НИУ ВШЭ Лев Якобсон утверждает: «Государство практически уже не в состоянии наращивать свои усилия в здравоохранении – не хватает и средств, и менеджерских усилий. Частное здравоохранение необходимо прежде всего самой государственной системе – для развития конкуренции и повышения качества».

Красноречивое признание реформаторов здравоохранения. А теперь официальная «Российская газета» внушает читателям мысль, что государственное здравоохранение в принципе недееспособно, а Российская Федерация не имеет средств его обеспечить. Это – демагогия.
В. Мау откровенно предлагает изъять из национальной системы здравоохранения России лучшие клиники и медицинские центры и сделать их частью глобального рынка платных услуг. Остальная часть будет прозябать на медные пятаки пациентов и благотворительность. Так и сказано: «Массовое здравоохранение с простыми случаями заболеваний вполне может быть предметом частных расходов семей (или частного медицинского страхования)».

И даже сам В. Мау как-то застенчиво признал, что «этот подход можно считать элитарным, противоречащим принципам социальной справедливости». Да уж…

Остановимся кратко на этой утопии создания в России рынка медицинских услуг на основе частного бизнеса по западным образцам. Эта «модернизация» не только игнорирует экономическую и культурную реальность современной России и ее перспективы, но и ложно представляет обществу реальность западной системы, которую якобы предполагается скопировать.

Прежде всего, посмотрим на фактические результаты двадцатилетнего эксперимента по переходу к «рынку услуг». Новая жизнеспособная социальная форма, тем более при поддержке власти и СМИ, расцвела бы за пять лет, даже несмотря на противоречия первого этапа (как, например, было с колхозами). Но сделанные в начале реформы прогнозы, согласно которым частные медицинские учреждения могут стать в России реальной альтернативой для государственной системы здравоохранения, оказались ошибочными. Декларации, что частный капитал, на рыночных основаниях, позаботится о системе медицинского обслуживания, были ни на чем не основаны. Никогда и нигде в моменты серьезных кризисов частный бизнес не брал на себя заботу о социальной сфере, ибо эта забота по определению не может быть прибыльной в широких масштабах, пока не нарастет толстый слой среднего класса. Подчинение этой сферы рыночным механизмам многократно увеличивает затраты и населения, и государства, а в России с финансами неважно у обоих этих субъектов.

Реально, в РФ в 2006 г. в частных больничных учреждениях находилось 0,3% всего фонда больничных коек, а в сельской местности – всего 0,1% числа коек. Мощность частных АПУ (выраженная в числе посещений в смену) составила в 2010 г. 4% от общей по России. В негосударственных медицинских учреждениях в 1994 г. работало всего 0,63% врачей, практикующих в РФ, к 1999 г. эта доля выросла до 1,42%(3).

Единственной отраслью медицины, в которой частный сектор оказывает значительную долю услуг, является стоматология. Здесь для бизнеса были созданы максимально благоприятные условия – резко сокращена сеть отделений поликлиник и зубоврачебных кабинетов в школах, на предприятиях и в сельской местности (с 10 тыс. в 2000 г. до 6,9 тыс. в 2006 г.). Сокращалось и число зубопротезных отделений (кабинетов) в системе Минздравсоцразвития – оно составляло в 1995 г. 3,77 тыс., а в 2010 г. 2,32 тыс.

И как же в результате обеспечено население стоматологической помощью?

Прежде всего, резко сократился охват населения профилактическими осмотрами, которые позволяли получить помощь стоматолога на ранней стадии болезни: в 2010 г. стоматологи осмотрели в порядке профилактики 12,3% населения, а среди подростков и взрослых – 7,5%. При этом оказалось, что из осмотренных подростков и взрослых 56,8% уже нуждались в лечении. Фактически, для более 90% населения старше 14 лет перестали применяться методы упреждения болезни, то есть охраны здоровья, в системе стоматологической медицинской помощи произошел кардинальный сдвиг к лечению болезни.

Сокращение участия государства в оказании стоматологической помощи уже нанесло здоровью населения тяжелый ущерб – оплатить услугу в частной клинике могут 20-25% населения, а 70-80% не в состоянии платить за лечение зубов, а тем более за протезирование. Согласно Государственному докладу о состоянии здоровья населения РФ в 2005 г., на тот момент свыше 80% населения в возрасте 20-60 лет нуждалось в протезировании зубов. Однако ортопедическая стоматологическая помощь была доступна лишь 5-10% населения страны.

3 Среднесписочная численность всех работников отрасли «здравоохранение», работающих в частных учреждениях, достигла в 2000 г. 3,9% от общего числа в РФ, а в 2006 г. 4,2% (184,6 тыс. человек). Кстати, зарплата медицинских работников в частных учреждениях в 2006 г. была немного (на 4,1%) ниже, чем в государственных.

С тех пор доступность этой помощи неуклонно снижается – цены на эти услуги обгоняют рост доходов. Численность лиц, получивших зубные протезы, еще в 1995 г. составила 3,18 млн. человек, в 2000 г. 2,6 млн. и в 2010 г. 1,86 млн. человек.

Все это наглядно показывает, что частный сектор в медицине реально не оказывает на здоровье населения России почти никакого влияния. Поэтому платные услуги стал предоставлять не столько частный, сколько государственный сектор – после 2000 г. с ускорением производится коммерциализация государственных медицинских учреждений. Если в 2000 г. расходы населения на платные медицинские услуги составили 27,4 млрд. руб., то к 2010 г. эти расходы достигли 244,4 млрд. руб., без большого расширения частного сектора.

Как сказано в «Государственном докладе о состоянии здоровья населения РФ» (2005 г.), медицинские учреждения произвели разделение потоков «платных» и «бесплатных» пациентов по месту и времени – так, чтобы разные категории пациентов не входили в контакт. Обоснование такой сегрегационной меры дается очень туманное («чтобы избежать злоупотреблений»). Так или иначе, в системе здравоохранения началось реальное разделение граждан по принципу платежеспособности. С равенством граждан перед лицом болезни покончено формально даже в лоне государственной системы.

Это – фундаментальное изменение, исторический выбор, переход (или пока что попытка перехода) на иную цивилизационную траекторию. Министры здравоохранения и их эксперты об этой стороне дела не говорят, все сводят к техническим вопросам, но надо вникнуть в суть этого поворота. Речь идет об отказе от здравоохранения, которое обеспечивало воспроизводство жизни всего населения России, не разделяя его на избранных и отверженных в зависимости от платежеспособности. Это была система национальная, солидарного типа. А смысл разделения людей перед лицом болезни был сформулирован еще во времена позднего Средневековья. Классовый антагонизм возник (то есть, был осознан) в Европе во время первых эпидемий чумы.

Историки (Ф. Бродель) относят возникновение упорной классовой ненависти к периоду Возрождения. Возникла эта ненависть не из-за разделения людей по доступу к материальным благам, а из-за сегрегации по отношению к болезни. Именно это было воспринято как разрыв с идеей религиозного братства – разрыв не социальный, а экзистенциальный. Тогда в больших городах Европы при первых признаках чумы богатые выезжали на свои загородные виллы, а бедные оставались в зараженном городе, как в осаде (но при хорошем снабжении во избежание бунта). Происходило «социальное истребление» бедняков. По окончании эпидемии богачи сначала вселяли в свой дом на несколько недель беднячку-«испытательницу».

Россия избежала такого классового разделения народа, а его вторжение в конце ХIХ века вскоре привело к революции. И вот, такое разделение производит сама государственная власть. Что же нас ждет в конце этого тоннеля? Угроза для нас велика, отказ от здравоохранения и сдвиг к покупке медицинских услуг – ложная рыночная утопия, которая уничтожает великое достижение цивилизации и социального государства.

Если реализация этой утопии заходит далеко, право на здоровье стягивается к небольшому богатому меньшинству. А строго говоря, после некоторого порога этого права не остается ни у кого. В Западной Европе уже сейчас богатые люди, заболев серьезно, обращаются к государственной системе социального здравоохранения – сидят в очереди в поликлинике, ложатся в общую палату в больнице. Потому что только эта, организованная государством, коммунальная система обладает возможностью создать и содержать целостную научно-техническую, информационную и организационную основу современной медицины. Эта медицина представляет сегодня огромную отрасль, даже, точнее, межотраслевую сферу, типа ракетно-космической отрасли, которую держать может только государство или союз государств. Частные фирмы и госпитали в такой медицине могут быть лишь миноритарными элементами этой системы, работая в симбиозе с государством.

Российские экономисты и политики, предлагающие перевести здравоохранение с государственного финансирования на сбор средств через страхование (работодателями и самими «потребителями услуг»), замалчивают тот факт, что одним из важнейших результатов кризиса в США стал кризис страховой частной медицины. А ведь именно эта модель здравоохранения считается наиболее желанной в российском правительстве. Они как будто не замечают важное обстоятельство: страховой медицинский полис в этой модели есть финансовый документ, ценная бумага того, кто страхует здоровье. К чему привели обвал фондовых рынков США и банкротства больших банков и корпораций? К социальному бедствию – обесцениванию страховых полисов. Но ведь нынешняя Россия становится все более и более уязвимой для таких кризисов, это показал опыт 2008-2010 гг.

Н. Хомский в этом видит третий главный срез кризиса США, наряду с кризисом финансовой и производственной системы. Он пишет: «Таинственным монстром является система медицинского обеспечения, не только безнадежно неэффективная, но к тому же очень жестокая. Огромное число людей просто не получает медицинского обслуживания.

Доступ к медицинскому обслуживанию в США определяется состоянием, а не потребностью… Около 50 миллионов американцев не имеют никакой медицинской страховки, а медицинские страховки десятков миллионов других не покрывают их нужды. Наша система медицинского обслуживания приватизирована – в единственной стране промышленно развитого мира. Она обходится в два раза дороже, чем других развитых странах, и дает самые худшие результаты.

Если ваше медицинское обслуживание привязано к работе, скажем, в “Дженерал Моторс”, а “GM” оказывается банкротом, банкротом оказывается и ваша медицинская страховка. Это порождает беспокойство и неуверенность. Большинство американцев десятилетиями мечтают о национальной системе здравоохранения, однако им привычно заявляют, что это политически невозможно» [10].
Сейчас, когда российским обществом тоже овладели беспокойство и неуверенность, логично было бы спросить правительство, зачем оно с такой настойчивостью стремится заменить кризисоустойчивую государственную систему здравоохранения на пресловутую «страховую медицину»?

Пусть горстка богачей построит себе роскошные больницы и хосписы, хоть в Куршевеле. Но не ломайте ту систему, которая за сто лет сложилась в России и которая лечит 99% жителей страны! Улучшить ее будет гораздо гуманнее и стоить это будет гораздо дешевле, чем имитировать американский бизнес на болезнях.

Разве не странно – брать за пример модель США, которая вызывает столько нареканий и России совершенно не по карману? Систему продажи медицинских услуг, заменившую в США систему здравоохранения, сами же американцы считают неэффективной и жестокой. Обаму избрали президентом именно за обещание ее изменить. Зачем вы это тащите в Россию, ответьте внятно!

Куда ведет система ОМС?
Поэтапная коммерциализация деятельности государственных лечебных учреждений заставила по-другому воспринимать смысл страховой медицины.

С. Соколов пишет: «Приведите примеры лечебно-профилактических учреждений, “процветающих” в системе ОМС? Необходимо посетить любую муниципальную больницу, переговорить с врачами и сравнить, что было и что есть сейчас. Маленький пример: Красавинская районная больница № 1, территория обслуживания – 10 тыс. человек, великолепная материально-техническая база и… полный разгром! Коечный фонд больницы урезан больше чем втрое, прекращен прием врача-инфекциониста, закрыты остатки детского отделения. На его базе организовано отделение коек сестринского ухода для бесхозных бабушек и бомжей. Закрыты эндоскопический кабинет, стоматологическая поликлиника, муниципальной стоматологии больше нет, в 2008 г. уволился последний стоматолог-терапевт. А совсем недавно здесь работало 5 стоматологов, профосмотры в школах и детских садах делали, зубы детям санировали. Сейчас милости просим к платному стоматологу, 4 пломбы – месячная зарплата медсестры. С 25 декабря 2009 г. закрыто родильное отделение. Это забота о материнстве и детстве? Хирургическое отделение на 8 койко-днях и терапевтическое отделение на 10 койко-днях с 2010 г. обречены. План нереален, и выполнять мы его не собираемся. Ломать – не строить!» [17].

При обсуждении финансирования здравоохранения через ОМС некоторые врачи предполагают, что ОМС – это шаг к дальнейшему свертыванию государственной сети лечебных учреждений. На форуме врачей-ортопедов один из собеседников писал: «Добьет существующую государственную систему новый закон об ОМС, в котором предполагается участие в оказании помощи по ОМС коммерческих медицинских организаций. Принцип, я думаю, будет следующий: допустим, услуга по ОМС стоит 150 р. (консультация), а в частной организации она стоит 300 р. Пациент оплачивает в кассу 150 р., а остальные 150 оплачивает страховая компания. Таким образом, поток пациентов в частные структуры увеличится, а в государственные – уменьшится. Это будет еще один гвоздь в крышку гроба» [9].
Но дело даже не в том, что частный врач, приглашая пациентов лечиться «бесплатно» за счет фонда ОМС, одновременно возьмет с пациента деньги за дополнительную услугу сверх стандарта. Главное в том, что из средств фонда, собранного из обязательных страховых взносов, в принципе должна финансироваться вся национальная система народного здравоохранения, а частный врач использует полученный гонорар на личное потребление и содержание своего кустарного кабинета.

На форумах представителей частной медицины (например, Ассоциации частных клиник) нередко делаются предложения гражданам «обращаться за помощью в частные медучреждения, работающие по программам ОМС, на условии соплатежей или подключения полисов добровольного медицинского страхования. То есть часть помощи за вас оплачивает система ОМС, либо вы лично». Эксперты НИУ «Высшая школа экономики» уже подготовили Дорожную карту под названием «Поддержка доступа негосударственных организаций к предоставлению услуг в социальной сфере». Лоббирование частной медицины ведут и эксперты Совета Федерации.
А. Элинсон, член экспертного совета по здравоохранению комитета Совета Федерации по социальной политике, заявил в «РБК daily» (24.08.2012): «Бесплатные лечебные учреждения сейчас перегружены пациентами, они испытывают острый недостаток квалифицированного персонала, диагностической и терапевтической техники, лекарств. В то же время частные клиники готовы работать с более мощным потоком пациентов, чем есть сейчас. Уровень сервиса и скорость обслуживания в частных клиниках на порядок выше, кроме того, частные клиники ведут активную кадровую политику.

Партнерство государства с частными клиниками позволит решить целый комплекс проблем. Прежде всего, в бесплатных учреждениях сократятся очереди. Далее, приток пациентов в частные клиники стимулирует развитие рынка платной медицины. В настоящий момент рынок только начинает развиваться, доля самых крупных компаний составляет не более 1% рынка».
При этом эксперт не может не знать, что «бесплатные лечебные учреждения перегружены пациентами и испытывают острый недостаток квалифицированного персонала» именно потому, что в государственных лечебных учреждениях на треть сократили число коек, а число больниц – вдвое. Государство передает пациентов частному капиталу – вместе с их страховыми взносами.
Вот что пишет «Российская газета»: «Количество частных медицинских организаций, которые вошли в программу обязательного медицинского страхования и принимают застрахованных пациентов бесплатно, выросло до 1 655, более чем вдвое за три года, сообщила министр здравоохранения Вероника Скворцова… В 2013 году тарифы существенно выросли, и многие частные клиники открыли двери для пациентов, лечение которых оплачивает ФОМС.

“Мы в два раза увеличили количество частных медицинских учреждений, работающих по программе госгарантий. На будущий год зарегистрировалось еще большее количество. Им это стало выгодно. Уже 17,5 процента от всех медицинских организаций, оказывающих бесплатную помощь по полисам ОМС, – это частные организации”, – сообщила сегодня министр здравоохранения Вероника Скворцова…
Теперь достаточно большое количество коммерческих клиник готовы работать в первичном звене – оказывая амбулаторную помощь. Например, в Санкт-Петербурге и Ленинградской области отрабатывается пилотный проект, по которому в микрорайонах, где пока нет поликлиники в шаговой доступности, открывают кабинеты частнопрактикующие врачи… “Конечно, для основной диагностики и лечения у специалистов больным придется все равно обращаться в поликлинику, но для первичной консультации доктор, который находится в соседнем доме – это удобно, это повышает доступность и качество медицинской помощи”, – пояснила Стадченко» [20].
Надо отметить поразительный факт: программа разгосударствления и коммерциализации здравоохранения идет под знаменем демократии и свободы. Казалось бы, купи страховку – и ты свободен, лечись в частной больнице, как в США! Зачем при этом демонтировать огромную систему, которую строили целый век?

А каково общественное мнение по этой проблеме? Хотят ли граждане этой свободы? Это редкий случай, когда даже богатые отвергают вторжение частного бизнеса в медицину. Во время опроса в октябре 2006 г. только 1,4% опрошенных высказались за то, чтобы медицинские услуги предоставляли частные организации, а за исключительно государственное здравоохранение – 60,6%. Еще 22,6% допускают частно-государственное партнерство на равных.

Каковы последствия двадцатилетнего реформирования российского здравоохранения?
Представим их крупными мазками, которые в совокупности дадут грубую, но достаточно верную картину.
Своим реформированием правительство уже довело Россию до «беспрецедентного для современного уровня здравоохранения показателя смертности». Этот рост продолжался до 2005 г. (табл. 1). В 2008 г. он был в 2 раза выше среднемирового показателя! Продолжительность жизни в «новейшей России» сократилась на 4 года. В обзоре (2009 г.) сказано: «Психоэмоциональные стрессы, разваливающаяся система здравоохранения, коммерциализация медицинских услуг на фоне низкой покупательной способности сыграли свою роль в сокращении продолжительности жизни россиян».

Таблица 1. Число умерших в РСФСР и РФ, тыс. человек

Причина смерти 1980 1985 1990 1994 2000 2005
Всего умерших от
всех причин
1525,8 1625,3 1656,0 2301,4 2225,3 2303,9
От болезней
системыкровообращения
804,2 910,2 915,5 1230,4 1231,4 1299,5
От внешних причин
(несчастных случаев, травм и пр.)
229,0 197,6 198,3 368,4 318,7 315,9


Государственный доклад «О состоянии здоровья населения Российской федерации в 1999 г.» (М., 2000) констатирует: «Непосредственными причинами ранних смертей является плохое, несбалансированное питание, ведущее к физиологическим изменениям и потере иммунитета, тяжелый стресс и недоступность медицинской помощи».
В этой формуле медицинская помощь – лишь элемент, а в целом говорится именно о здравоохранении. Врачи сами по себе не могли защитить население от стресса или потери иммунитета, но они могли бы в благоприятных условиях предупредить государство и общество о тех угрозах, которые таила в себе сама доктрина реформ, которую выбрало правительство. Ведь такое предупреждение – важный элемент здравоохранения. Этот элемент уже в годы перестройки, а затем в начале 90-х годов был уничтожен политическими средствами, в частности, кампанией дискредитации врачей и здравоохранения.

Обсуждая эту проблему, президент Общественного совета по защите прав пациентов А. Саверский сказал: «Рост смертности и снижение рождаемости были вызваны огромным социальным стрессом и развалом одной из лучших систем здравоохранения в мире. По статистике Всемирной организации здравоохранения, Советский Союз занимал 22-е место в мире по качеству медицинской помощи. А США, что тогда, что сейчас, занимают лишь 37 строчку в мире» [15].

Главной причиной смертей в РФ являются болезни системы кровообращения. Среди факторов, которые приводят к этим болезням, главенствует артериальная гипертония. Частота ее возникновения, особенно в детском, молодом и трудоспособном возрасте, резко возросла в ходе реформы. В цитированном Государственном докладе на этот счет сказано:
«Причиной ухудшения эпидемиологической ситуации по артериальной гипертонии в России за последнее время является одновременное воздействие комплекса крайне неблагоприятных социальных факторов, являющихся источником стрессовых напряжений и факторами риска возникновения артериальной гипертонии: падение жизненного уровня большей части населения, психологическая неуверенность в завтрашнем дне, отсутствие механизмов, стимулирующих граждан к поддержанию достаточного уровня своего здоровья, снижение у большинства населения возможностей организации адекватного отдыха, занятий физической культурой и спортом, распространение курения, алкоголизма, наркомании.

Неблагоприятная ситуация усугубляется недостаточной работой органов и учреждений здравоохранения по снижению распространенности артериальной гипертонии… В последние годы резко снизились объемы профилактической работы, ориентированной прежде всего на организованные коллективы, количество которых из-за экономического спада и проводимой реструктуризации промышленных предприятий значительно уменьшилось… Несвоевременная диагностика и неэффективное лечение приводят к развитию тяжелых форм артериальной гипертонии и обусловленных ею сердечно-сосудистых заболеваний».

Важным показателем воздействия реформы на здоровье населения стала вспышка заболеваемости «социальной» болезнью – туберкулезом. В 1990 г. на 100 тыс. населения было 34,2 случая заболевания активным туберкулезом с впервые установленным диагнозом, в 2000 г. таких случаев было 89,8 и в 2010 г. 76,9. В 2000 г. 45,9% больных с диагнозом туберкулеза органов дыхания имели болезнь в фазе распада, в 2010 г. 42,7%.

Уже в Государственном докладе «О состоянии здоровья населения Российской Федерации в 1992 г.» говорится:
«Рост заболеваемости наблюдается при значительном и почти повсеместном сокращении охвата населения профилактическими обследованиями на туберкулез; последнее в значительной мере объясняется дороговизной и перебоями в снабжении рентгенофлюорографической пленкой, реактивами, бактериальными препаратами, мединструментарием…
В 1992 г. положение с выявлением туберкулеза усугубилось в связи с тем, что все виды профосмотров, в том числе и на туберкулез, стали осуществляться не из средств госбюджета, а за счет предприятий, учреждений и личных средств граждан. В условиях снижения уровня жизни населения… возникает реальная угроза эпидемических вспышек туберкулеза на различных территориях страны.
Вместе с тем, из-за недостаточного финансирования четко отлаженная и эффективно проводимая ранее система централизованного управления и контроля за деятельностью туберкулезных учреждений в части профилактики, выявления, диагностики и лечения туберкулеза практически перестает функционировать».


В этом официальном документе определенно сказано, что «практически перестает функционировать» имевшаяся в стране до реформы четко отлаженная и эффективная система, и это происходит в результате тех изменений в социально-экономической обстановке, которые вызваны реформой.

Прошло 7 лет, и в упомянутом выше Государственном докладе 2000 г. сказано о причинах вспышки туберкулеза, относящихся к здравоохранению: «В 1999 году в России эпидемиологическая обстановка по туберкулезу продолжала ухудшаться. Почти все показатели, характеризующие уровень противотуберкулезной помощи населению, снизились. В целом ситуацию с туберкулезом следует оценить как крайне напряженную… Максимальный уровень заболеваемости населения туберкулезом зарегистрирован в возрастной группе 25-34 года (155 на 100 000)».

Можно ли устранить эти причины при помощи обязательного страхования, платности медицинских услуг или даже компьютерной томографии? Нет, потому что остановить эту лавину может только здравоохранение, а не рынок услуг.

Одним из главных ухудшений в оказании противотуберкулезной помощи населению стало резкое сокращение массовых медицинских обследований работников (диспансеризации), которые были важным направлением советской профилактической медицины. Согласно новому законодательству, профилактические медицинские осмотры должны были финансироваться за счет средств ОМС (обязательного медицинского страхования). Однако в Программе РФ по ОМС такие осмотры не были предусмотрены, и средств на них реально не выделялось. Это сразу сказалось на здоровье населения, что красноречиво показывает заболеваемость туберкулезом.

Красноречивым социальным результатом реформы стала и небывалая вспышка заболеваемости венерическими болезнями. Так, заболеваемость сифилисом выросла с 1990 по 1997 г. в 50 раз. Затем она, если судить по статистике, пошла на убыль, но все равно остается на исключительно высоком уровне. В «Государственном докладе» за 1999 г. сказано: «Среди причин, приведших к увеличению заболеваемости инфекциями, передаваемыми половым путем, следует указать, прежде всего, на происшедшие изменения социально-экономических отношений, приведших к расслоению населения, повлиявших на поведенческие, в том числе сексуальные, реакции людей…
Рост числа зарегистрированных больных также зависит от недостаточности первичной профилактики среди широких слоев населения, особенно среди подрастающего поколения, что зависит от слабого финансирования этой работы. Вместе с тем необходимо отметить, что регистрируемый уровень инфекций, передаваемых половым путем, не отражает истинной заболеваемости населения страны, так как коммерческие структуры и организации, а также частнопрактикующие врачи не заинтересованы (в основном по финансовым соображениям) в полной регистрации и сообщении сведений в органы здравоохранения о числе принятых ими больных».

Таким образом, в официальном документе подчеркивается, что в результате реформы не просто резко изменилась реальная эпидемиологическая обстановка, но и были созданы условия, толкающие к сокрытию истинной заболеваемости населения. Это, в свою очередь, само становится фактором, ухудшающим положение. В то же время, ухудшилось положение с выявлением источников заражения. В 1990 г. по 60,2% случаев впервые установленного заболевания сифилисом были выявлены и привлечены к лечению лица, ставшие источником заражения, в 2004 г. 20,2% и в 2006 г. 20,7%.

Это – пример деградации здравоохранения, которая никак не сказывается на предоставлении услуг, а даже способствует развитию частного бизнеса. Больные сифилисом не выявляются, не регистрируются, а многие из них и не лечатся, а заражают новых и новых «потребителей услуг». Здесь медицина переплетается с работой школы, СМИ, МВД – здравоохранение и есть их общая миссия.

Социолог-криминалист пишет: «Телевизионная и Интернетпропаганда насилия, всякого рода пороков, снижение нравственных барьеров “взрослого” общества способствовали развитию и такого явления как детская и подростковая проституция. По данным социологических исследований, проституцией занимается 5,7% опрошенных в возрасте 12-22 лет. Если в 1991 г. средний возраст, в котором молодежь начинала сексуальную жизнь, составлял 16,3 года, в 1996 г. – 15,4, то в 2001 г. – 14,3 года» [13].

Но уже в самом начале реформы положение было таково: «Чаще других среди проституток преобладают представительницы сферы обслуживания, а также студентки вузов, учащиеся техникумов и ПТУ, школьницы… Ежегодно от проституток заражается свыше 350 тыс. мужчин. Более 1/3 проституток перенесли венерические заболевания, причем некоторые из них по два, три и более раз. Наблюдается рост венерических заболеваний от 20 до 200% в различных регионах страны, в основном у несовершеннолетних… Так, в Новосибирской области 16-летняя проститутка-«дальнобойщица» за короткое время заразила сифилисом 27 водителей» [14].

Реформа здравоохранения, порождающая тревогу неопределенностью своих последствий для большинства населения, ухудшает социально-психологическое настроение граждан, и так уже усугубленное новым витком кризиса. Но и до кризиса 2008 г. это настроение было проникнуто пессимизмом.

В выводах исследования «Влияние поведенческих факторов на состояние здоровья населения» (Росстат при участии Минздравсоцразвития России, Росспорта, Института социальных исследований; 2008 г.) сказано: «Наличие социально-психологических стрессов, которые могут провоцировать дезадаптацию личности, отклоняющееся поведение, угнетающе воздействовать на физическое и психическое состояние людей, выявлялось по показателям состояния тревожности респондентов, их беспокойства по поводу социальных рисков, возникновения чувства одиночества и угнетенности.

В результате исследования установлено, что чувство очень большой или большой тревоги по поводу неопределенности своего будущего испытывают 71,9% респондентов. Судя по данным многолетних опросов населения, проводимых Социологическим центром РАГС по общенациональной репрезентативной выборке, состояние неуверенности многих людей в завтрашнем дне приобрело хронический характер (табл. 2).

Таблица 2. Распространенность тревог в связи с неясностью будущего (в %)

Тревожит      ли      Вас
неопределенностьбудущего?
1998 2001 2003 2006 2007
Очень     или     скорее
тревожит
95,2 91,5 80,6 78,3 70,2
Мало  или совсем  не
тревожит
2,6 5,1 10,8 14,1 24,2
Затруднились
ответить
2,2 3,4 8,6 7,6 5,6


Данные опроса дают веские основания для вывода о том, что главным источником стрессов является социальная неустроенность» [12].

Вот и объяснили бы министры и их советники, как они создали такую обстановку в стране и как может ее исправить коммерциализация здравоохранения.

Тяжелый стресс, вызванный реформой, сказался и на психическом здоровье населения. В «Государственном докладе» за 1999 г. сказано: «В целом в состоянии психического здоровья и психиатрической службы сохраняются негативные тенденции… По данным эпидемиологических исследований, проведенных в последние годы НЦПЗ РАМН, а также в результате экспертной оценки установлено, что примерно у 1/3 населения России, то есть приблизительно у 52,5 млн. человек имеются психические расстройства различной степени».

В 2005 г. на конференции «Медико-социальные приоритеты сохранения здоровья населения России в 2004-2010 гг.» директор ГНЦ им. Сербского, бывший министр здравоохранения РФ Т. Дмитриева сообщила, что уровень психических расстройств с начала 1990-х годов увеличился в 11,5 раз. Доля освобожденных от призыва по соответствующим показателям составляет 22,4% от общего числа призывников. Растет и смертность, и тяжелая заболеваемость, связанная с психическими расстройствами. В частности, 80% инсультов в стране происходит на фоне депрессий.

Особая группа риска – дети и подростки. На их здоровье реформа сказалась самым страшным образом – от социального бедствия их организм и психика страдают сильнее, чем у взрослых. Вот представление этого процесса – в Государственном докладе 1999 г. отмечено: «Ухудшающееся состояние здоровья детей обуславливает нарастание инвалидизации детского населения». В 2005 г. уровень детской инвалидности составил 205 на 10 тыс. детей в возрасте до 16 лет (1995 г. – 119,3). Таким образом, произошло пятикратное увеличение уровня детской инвалидности: в 1990 г. в РСФСР на 10 тыс. детей было 38,6 инвалидов.

Приведем еще некоторые выдержки из цитируемого доклада: «Число здоровых дошкольников за последние годы уменьшилось в 5 раз, и при поступлении в школу их количество не превышает 10%… Отмечено увеличение до 26,5% детей с дисгармоническим и резко дисгармоническим развитием. Число неготовых к систематическому обучению детей увеличилось в 5 раз».
Кризис здравоохранения, вызванный реформой, сильнее всего ударил по обедневшей части населения, и кризис этот углубляется, поскольку иссякает запас прочности унаследованной от СССР системы. Люди с низкими доходами болеют вдвое чаще и тяжелее, чем зажиточные граждане (табл. 3). На них сильнее всего надавит бремя коммерциализации здравоохранения. Уже и сейчас очень большая часть граждан перестала обращаться к врачу и занимается самолечением. Из числа опрошенных 62,7% предпочитают лечиться самостоятельно, применяя лекарства и «народные» средства. Из них даже при заболевании только 37,3% прибегают также к врачебной помощи [12].

Таблица 3. Заболеваемость в группах с разным уровнем доходов (в %)

Заболевания Уровень доходов
высокий средний низкий
Остеохондроз 27,2 36,6 45,6
Гипертоническая болезнь
и/или ишемическая болезньсердца
21,5 32,2 41,2
Артрит 7,1 12,9 21,2


Особые отношения со здравоохранением сложились у категории граждан в состоянии социального бедствия – депривации. В России к 1996 г. образовалось «социальное дно», составлявшее около 10% городского населения или 11 млн. человек. В состав его входят нищие, бездомные, уличные проститутки и беспризорные дети. Отверженные выброшены из общества – о них не говорят, их проблемами занимается лишь МВД, их не считают ближними. Этим людям де факто отказано в праве на медицинскую помощь. Они не имеют полиса, поскольку не зарегистрированы по месту жительства. Ну и что? Государство обязано лечить их просто как людей, а не квартиросъемщиков. Это их конституционное право, записанное в ст. 41 Конституции РФ. При этом практически все бездомные больны, их надо прежде всего лечить, класть в больницы. Больны и 70% беспризорников. Им не нужны томографы за миллион долларов, им нужна теплая постель, заботливый врач и антибиотики отечественного производства – но именно этих простых вещей им не дают. Где в приоритетном Национальном проекте в области медицины раздел о лечении этих детей?
Предполагает ли правительство принять в этой сфере какие-то специальные меры, чтобы облегчить положение именно бедной части населения?

Переход от здравоохранения к продаже медицинских услуг
Медленно привыкают люди к новым порядкам – их внедрение стараются не форсировать. Но в прессе все чаще и чаще им об этом напоминают, и рано или поздно все привыкнут. Вот типичный репортаж: «С января 2013 года медицинская помощь в России уже фактически стала платной. В соответствии с Постановлением Правительства РФ № 1006 от 4 октября 2012 “Об утверждении правил предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг” гражданин должен платить за “самостоятельное обращение” за помощью. А это любой поход к врачу-специалисту без направления от терапевта.

“Постановление фактически означает платность любого лечения. Ожидаю социального взрыва. Только представьте себе: люди приходят в поликлиники, а им говорят – вот касса, или сидите в очереди к терапевту, а терапевты-то с этим справятся?” – говорит Президент “Лиги защитников пациентов” А. Саверский.

Еще одно достижение финансовой части реформы здравоохранения: в соответствии с тем же Постановлением Правительства от 4 октября 2012 года медучреждение вправе брать деньги, если человек лечится “на иных условиях”, чем предусмотрено в государственных, территориальных или целевых программах лечения. Стоит доктору немного отклониться от утвержденного Минздравом стандарта медицинской помощи – и пациент тут же “имеет право” оплатить лечение…

Еще в 2011 году эксперты предупреждали: “право гражданина” заплатить за медицинскую помощь и деление помощи врача на “обязательную” и “дополнительную” приведут лишь к одному – медицина станет платной. Правда, никто не предполагал, что Правительство издаст Постановление, в котором обяжет людей платить за посещение любого врача, не являющегося терапевтом. Люди считали: плату за лечение будут требовать лишь периодические – ссылаясь на расплывчатые формулировки закона» [11].

Иногда СМИ даже перегибают палку – пугают людей, а потом все оказывается не так страшно. Вот сообщение о предупреждении Т. Голиковой: «Качество и доступность медицинских услуг, особенно в Москве и Санкт-Петербурге, может резко ухудшиться с 1 января 2014 г., предупредила, выступая в Госдуме, глава Счетной палаты РФ Татьяна Голикова. По ее словам, это связано с тем, что действующим законодательством предусматривается перевод финансирования расходов на здравоохранение из федерального бюджета в бюджет Фонда обязательного медицинского страхования (ФОМС). “Еще одна важная тема – расходы на здравоохранение. В отличие от других статей бюджета, они значительно уменьшаются”, – сказала она, отметив, что механизмы не созданы и нет понимания, как будет осуществляться перевод расходов здравоохранения из федерального бюджета в ФОМС.

“Если соответствующие системы и механизмы не будут созданы, то с 1 января 2014 г. качество и доступность медицинских услуг будут резко снижаться в федеральных учреждениях. Особенно это касается столичных регионов”, – сказала Т. Голикова, занимавшая в 2007-2012 гг. пост министр здравоохранения и социального развития РФ» [16].

Чтобы как-то узаконить разделение медицинской помощи на бесплатную и дополнительную, Минздрав стал создавать исключительно сложную бюрократическую систему стандартизации медицинских услуг.

В Послании 2004 г. Федеральному собранию Президент сказал: «Главная цель модернизации российского здравоохранения – повышение доступности и качества медицинской помощи для широких слоев населения. Из этого прежде всего следует, что гарантии бесплатной медицинской помощи должны быть общеизвестны и понятны… По каждому заболеванию должны быть выработаны и утверждены стандарты медицинских услуг – с обязательным перечнем лечебно-диагностических процедур и лекарств, а также – с минимальными требованиями к условиям оказания медпомощи… Детализация стандартов дает возможность посчитать реальную стоимость этих услуг и перейти от сметного принципа содержания медицинских учреждений к оплате за оказанный объем и качество медицинской помощи. Причем, такая оплата должна производиться в соответствии с принципами обязательного страхования».

Из этого рассуждения следует, во-первых, что цель Правительства – «повышение доступности медицинской помощи для широких слоев населения». Это – важное изменение, поскольку в 90-е годы, по инерции, говорили о праве на медицинскую помощь для всего населения, а не его слоев. Судя по всему, бедные попадают в те «неширокие» слои населения, для которых врач будет становиться все менее и менее доступным.

Второй вывод таков. Власть предполагает сделать здравоохранение доступным, хотя бы для широких слоев, не с помощью бюджетного финансирования отрасли, а посредством стандартизации медицинских услуг по каждому заболеванию! В этом есть нечто иррациональное. Как могут бумаги с надписью «Стандарт» заменить врача, больницу, лекарства? Что значит «обязательное страхование», из средств которого будет оплачиваться счет за все стандартные услуги, оказанные безработному человеку без постоянного дохода?

Как можно требовать перехода здравоохранения целиком на финансирование через обязательное страхование, если большинство регионов не исполняют свои обязанности по перечислению средств в Фонд страхования? В результате обязательное страхование неработающих граждан покрывает только 40% необходимых затрат на их лечение, а в России 82,9 млн. человек – неработающие4. Соответственно, в большинстве регионов имеет место хроническое недофинансирование лечебных учреждений. Вот сообщение прессы: «В июле 2013 г. президент России Владимир Путин заявил на заседании президиума Госсовета, что 54-м регионам РФ недостает более 120 млрд руб. на организацию бесплатной медицинской помощи. Глава государства отметил, что по сравнению с прошлым годом, когда в 66 регионах дефицит составил 164 млрд руб., ситуация несколько улучшилась, однако серьезные проблемы все еще остаются. “Если в региональных программах гарантируется определенный набор услуг, но средства на это не выделяются, значит, никаких гарантий нет”, – подчеркнул он» [16].
Итак, «никаких гарантий нет» – такие уж у нас регионы, а государство за них не отвечает. Все это надо понимать так, что доступность медицинской помощи для обедневшей части населения и дальше будет снижаться.

4 Это – данные из Государственного доклада о состоянии здоровья населения РФ 2005 г., но не было сообщений, что положение со страхованием неработающих граждан принципиально изменилось.

В Отчете правительства перед Государственной думой в 2010 году было сказано, что Правительство в сфере страховой медицины добивается «прежде всего … четкого определения объёмов финансового обеспечения госгарантий оказания бесплатной медицинской помощи на основе единых стандартов и подходов».

Это утверждение трудно понять, а тем более объяснить. Как может «госгарантия оказания бесплатной медицинской помощи» базироваться «на основе единых стандартов и подходов»? Медицинская помощь по определению должна соответствовать конкретному заболеванию конкретного пациента. Судя по утверждению, Правительство озабочено не тем, чтобы врачи лечили болезнь, а чтобы они расходовали полагающийся «объём финансового обеспечения госгарантий». При этом теряет смысл само понятие здравоохранение. Разве охранение здоровья от болезни исходит из лимитов, выведенных на основе единых стандартов? Здравоохранение – система коммунальная, а не индивидуальный рацион услуг. Если бы каждый требовал положенную ему по единому стандарту сумму, то большинство тяжелобольных, которым требуются дорогие лекарства, сразу умерли бы.

Было также сказано, что новый порядок «даст возможность оказывать медицинскую помощь людям в строгом соответствии с государственными стандартами». Невозможно понять логику столь необычного намерения Правительства. Принцип здравоохранения – оказывать медицинскую помощь «в строгом соответствии с медицинскими показаниями», а не умозрительными стандартами, составленными чиновниками Министерства. Ведь почти очевидно, что все эти стандарты не могут быть эффективным инструментом в лечении. Они не для этого созданы! Они лишь дают грубые ориентиры для привязки структуры распределения средств в соответствии со структурой заболеваемости.

В ходе интервью президента Общественного совета по защите прав пациентов А. Саверского журналист «Свободной прессы» сказал, что «11 марта [2013 г.] премьер- министр Дмитрий Медведев признал, что очень часто врачи в медучреждениях требуют плату за те услуги, которые должны оказывать совершенно бесплатно».

Ответ был таков: «В реальности ситуация в здравоохранении сегодня куда хуже, чем ее представляет себе премьер-министр. В перечне бесплатных услуг не могут разобраться даже врачи. Что уж говорить о пациентах? В общем перечне в числе бесплатных услуг числятся десятки тысяч наименований. Только для того, чтобы поставить зубную пломбу, может потребоваться не менее 10 разных операций: обезболивание, удаление нерва и т.п. Находясь в зависимом положении, когда пациент в больном виде обращается за помощью, как он будет разбираться в списке платных и бесплатных услуг? Пациент не может понять, нужна ему или нет та помощь, которую предписывают. Может из него просто деньги хотят выкачать? Совершенно смешно думать, что поручение навести порядок, которое Медведев недавно дал Минздраву, может исправить ситуацию! Оно же попросту нерабочее…

Представьте, Минздрав должен определить объем бесплатной медицинской помощи, который входит в базовую программу госгарантий. То есть возникает вопрос: какая помощь достаточна, а какая сверх нее? Но это же бред. Надо оказывать всю необходимую помощь!.. Давайте вспомним статью 41 Конституции РФ: “Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений”. Там прямо говориться, что всем гражданам обязаны оказывать бесплатную медицинскую помощь в государственных и муниципальных больницах… В городских и муниципальных учреждениях – все бесплатно, в частных клиниках – за деньги. Премьер-министр, являясь юристом, должен это прекрасно понимать» [15].

Но вернемся к стандартам. А. Саверский сделал акцент на том, что сама эта идея на уровне «производственного процесса» лечения не операциональна, врач и пациент не смогут воспользоваться этим инструментом просто потому, что в «общем перечне в числе бесплатных услуг числятся десятки тысяч наименований». У врача, если он попытается сделать реальную калькуляцию стоимости своей помощи больному, просто не останется времени на лечение.

При этом само создание комплекса стандартов превратилось в одну из крупных статей расходов здравоохранения. Специалисты Урала пишут в журнал «Эксперт»:
«Больше всего средств израсходуют на внедрение единых стандартов медпомощи, хотя полноценной базы для них нет». Из средств, выделенных на программы модернизации здравоохранения уральских регионов, на внедрение стандартов предусмотрено 49 млрд руб. (57,5% всех ассигнований), а на вложения в материально-техническую базу 33,2 млрд руб. (39%) [23]. Для наглядности они даже составили такую диаграмму:


Но не успели еще внедрить стандарты, начался переход Минздрава к новой инициативе. В середине ноября 2013 г. «Российская газета» пишет: «Большие надежды возлагались на внедрение в отрасли медико-экономических стандартов. Но на их выполнение средств в большинстве регионов недостаточно даже при переходе на одноканальное финансирование через систему обязательного медстрахования (ОМС). Не помогло и введение нормативного тарифа страхования за неработающее население (прежде медпомощь пенсионерам, инвалидам, безработным нередко финансировали по остаточному признаку).

Новые надежды на повышение эффективности расходуемых средств минздрав связывает с новым форматом финансирования стационарного лечения – уже не по стандартам, а по клинико-статистическим группам (КСГ). Это оплата за один законченный случай по усредненному тарифу за лечение всех подобных больных. Предполагается, что так больницы не будут заинтересованы в завышении объемов помощи, а сроки лечения сократятся. Но не получится ли, что больных, напротив, будут выписывать не долечив?

“В законе есть один критерий – оплата медпомощи по стандарту, а понятие клинико- диагностических групп отсутствует, – пояснила директор департамента по экспертно-аналитической и контрольной деятельности в области расходов федерального бюджета на здравоохранение, образование, культуру, кинематографию и средств ФФОМС Счетной палаты Ольга Кривонос. – Права на издание такого приказа у минздрава нет. На практике мы столкнемся с тем, что ведомство выпустит методические указания, которые не являются нормативным актом”. Не утверждена методика расчета стоимости медуслуг, стандартов, нет стандартов по лечению инфаркта, аппендицита, холецистита и многих других заболеваний. Цены на услуги с 2010 года не пересматривались. А бюджет на следующие годы уже сформирован» [21].
Как же в такой неопределенности работать государственным учреждениям!

Выше приведено замечание врача С. Соколова, что его и его коллег «поражают способы решения основных задач», стоящих перед здравоохранением. Здесь – фундаментальная методологическая проблема. В 1990-е годы все население России перенесло тяжелую культурную травму, результатом которой была деформация всей системы рационального мышления. Сильнее всего это бросается в глаза в поведении политиков и чиновников – к ним особое внимание. В государственном управлении вообще и в управлении здравоохранением в частности наблюдалась, с начала 1990-х годов, деградация (и часто полная утрата) навыков структурно-функционального анализа – совершенно необходимого навыка управленца (и политика). Ведь при подготовке любого решения, большого и малого, прежде всего, встает вопрос «зачем?». Зачем нужно вносить какое-то изменение в деятельность уже сложившихся систем? Зачем предлагается ввести какую-то новую функцию или изменить прежнюю? Другой вопрос «что делать?». Какую новую структуру (материально-техническую, организационную, культурную и пр.) надо создать, чтобы успешно выполнялась новая функция? Эти два вопроса, две стороны одной проблемы, часто разъединены.

На деле мы постоянно видим такие действия на всех уровнях управления, которые именно поражают. Невозможно понять – зачем? И еще менее понятно, почему изобретается такая странная структура?

Вот, например, в 2010 г. Правительство объявило о новой инициативе в отношении «пожилых граждан», чтобы улучшить для них качество медицинских услуг. В Госдуме было сказано: «На лицевые счета пожилых граждан государство будет зачислять по одной тысяче рублей в год. Эти деньги могут быть использованы в качестве соплатежа за медицинскую страховку. А если в течение определенного периода времени необходимости обращаться к врачу не будет – средства будут зачисляться на пенсионный счет гражданина. Понятно, да? Гражданин имеет тысячу, обратился к врачу, значит оттуда пошло софинансирование. Не захотел идти к врачу, нет необходимости, значит, эта тысяча пойдет на пенсионный счет».

Недоумение вызывает само понятие «соплатеж за медицинскую страховку». Что это такое, зачем эта новая структура? Каждый гражданин имеет полис медицинского страхования и никаких платежей за него не вносит. Разве он, обращаясь к врачу, совершает какой-то платеж, к которому теперь может присовокупить свою данную государством тысячу? Куда, в какое окошечко он эту тысячу протянет? А если он не захочет пойти к врачу, кому и как он докажет, что у него «нет необходимости» лечиться, чтобы истратить эту тысячу, скажем, на подарок внуку? И что это за «пенсионный счет», на который кто-то перечислит тысячу рублей и с которого старик может эту тысячу взять? У кого есть такие счета и как оттуда можно получить деньги? Понятно, да?

Но главное возражение вызывает сама идея: вот тебе тысяча рублей, хочешь – лечись, хочешь – потрать на что хочешь. Эта идея принижает сам смысл социального здравоохранения как формы «коллективного спасения», она соблазняет людей тем, что деньги на медицину – твои, потрать их на себя. Здесь – высказанный пока неявно отказ о здравоохранения как общенародной и общегосударственной системы.
Без этой основы за свою тысячу никто не получит никакой помощи, ему порекомендуют отвар медвежьего ушка. А основа создается, когда эту тысячу каждый отдает в общий котел, а не «тратит на себя». Надо же глядеть в корень!

При этом и десятки тысяч стандартов никак не помогут пациенту. При переходе от бесплатного здравоохранения к продаже медицинских услуг кардинально изменяются отношения между пациентами и врачами. Возможно (хотя и вряд ли), через несколько поколений восстановятся, в условиях «купли-продажи услуг», традиционные отношения взаимной помощи и уважения, но на первом этапе, как сказано выше, частные клиники будут заинтересованы «в увеличении числа не здоровых, а больных». Вот в чем суть этого перехода!
Эксперты говорят: «Если от покупки бесплатной услуги пациент еще может отказаться, то, подписав договор на платное лечение или несколько обследований, он должен будет согласиться на все назначения врача, которые изначально не оговаривались и потребность в которых появилась в процессе лечения. Пункт 27 проекта порядка оказания платных медицинских услуг гласит: “Если заказчик не дал согласие на превышение приблизительной сметы расходов, исполнитель вправе отказаться от договора и потребовать от заказчика оплаты уже оказанных медицинских услуг”» [4].

А почетный председатель Ассоциации частных клиник Петербурга Надежда Алексеева говорит: «Пациенту смогут навязать любую медицинскую услугу вне зависимости от ее реальной необходимости. И если пациент хочет и дальше лечиться в этой клинике, он должен будет оплатить все, что предложит ему врач. Стандарты здесь не помогут: в документе четко прописано, что объем платной медицинской помощи может их превышать. Таким образом, “развод” больных на деньги, о котором так много говорят, может стать законным» [4].
В этих условиях врачи и пациенты будут расходиться на подозревающие друг друга, а то и враждебные общности. Смогут ли остатки нашей культуры нейтрализовать эту враждебность?

При обсуждении этой проблемы в газете «Новые Известия» приведены такие суждения: «Эксперты считают, что большинство граждан не знают, какие права у них есть при получении медпомощи. И хотя готовящееся постановление содержит целый параграф, посвященный информированию об услуге, врачи могут сознательно ограничивать пациентам доступ к информации. “Эта декларация будет нарушаться в 90% случаев”, – уверен медицинский адвокат Дмитрий Айвазян. Он напомнил “НИ”, что соответствующая норма присутствует и в действующем законе “Об основах охраны здоровья”. “Врачи не заинтересованы предоставлять информацию пациентам, а пациенты в большинстве случаев считают ознакомление с ней формальностью, – говорит г-н Айвазян. – Еще в части случаев им приходится с боями выдирать информацию, рискуя лояльностью доктора. Пациенты становятся заложниками страха испортить отношения с медиком”.

Материально-техническая база здравоохранения
Исключительно сильный удар в годы реформ нанесен по отечественной медицинской и фармацевтической промышленности. Многие производства практически прекратили существование, выпуск даже самых необходимых лекарств сократился во много раз. Так, уровень производства сульфаниламидных и салициловых препаратов стабильно рос с 70-х годов и полностью обеспечивал потребности страны при достаточно высоком качестве и низких ценах на эти лекарства массового спроса. Это производство свернуто.

В РСФСР было создано большое и вполне современное производство почти всех витаминов и большинства антибиотиков. По своему качеству они соответствовали мировому уровню, а по стоимости были доступны всем слоям населения. В результате реформы производство антибиотиков упало к 2005 г. в 14,2 раза и почти не растет. На отечественном рынке они, как и витамины, заменены импортными препаратами.

В РСФСР было недостаточно развито производство медицинской техники, некоторые ее виды закупались за рубежом. Однако основная масса отечественной аппаратуры исправно служила в системе здравоохранения и составляла главную часть ее материально- технической базы. Во время реформы не произошло модернизации этого производства и освоения производства новой продукции на базе новых технологий, пусть и импортных. Производство было в основном свернуто.

За последние двадцать лет Россия резко отстала от современных стандартов в оказании высокотехнологичной медицинской помощи – мир ушел далеко вперед, причем даже бедные страны. Импортное оборудование, лекарства и материалы в России доступны не всем слоям населения, а отечественное производство медицинской техники практически ликвидировано и восстанавливается медленно.

Вот примеры из доклада 2005 года. В современной медицине в массовом масштабе применяются кардиостимуляторы. В тот момент в Западной Европе и США число их имплантаций составляло 750 на 1 млн. человек населения, а в РФ – 101. Единственная причина – нехватка средств. Имплантация дефибрилляторов спасала бы в РФ жизнь 200 тыс. человек в год, но этих операций делают лишь 5% от необходимых – тоже по финансовым соображениям.

Но это и значит, что произошло разделение граждан перед лицом вполне преодолимых угроз их жизни по принципу платежеспособности. Состоятельные люди могут оплатить имплантацию кадрдиостимулятора, а обедневшие – не могут.

В качестве способа преодоления этого провала правительство предлагает модернизацию здравоохранения. Так, 20 ноября 2008 г. премьер-министр В.В. Путин заявил: «Необходимо ускорить модернизацию в отраслях, ориентированных на человека. Сегодняшние инвестиции в образование, здравоохранение, социальную сферу – завтра станут нашим конкурентным преимуществом».

Эта сложная задача выдвинута в первой фазе тяжелого кризиса. В этот момент, при острой нехватке средств и тяжелом стрессе, который переживают люди и организации, «ускорить модернизацию» очень трудно. Главной задачей во время кризиса обычно становится сохранение систем в их целостности и подготовка к модернизации на ветви выхода из кризиса. Сохранение систем при дефиците ресурсов – особая задача, структурно иная, нежели развитие в стабильный период или программа модернизации. Понятно, что программа начиналась трудно.

Вот сообщение с сайта травматологов (2010 г.): «Строительство 15 федеральных центров высокотехнологичной помощи откладывалось и переносилось много раз. Из 4 центров травматологического направления построен единственный в Чебоксарах, “да и в том работать некому, питерцы вахтовым методом ездят проводить операции”, — говорят специалисты ЦИТО без диктофонов. Они же утверждают, что приходится выписывать прооперированных пациентов “в никуда”. В субъектах [Федерации] травматологов- ортопедов единицы. К примеру, в республике Тыва их на всю республику восемь человек. Кто и как будет “доводить” и реабилитировать прооперированных больных, не знает никто».

Однако в отчете Правительства перед Государственной Думой в 2010 г. было сказано:
«Потребность в высокотехнологичной медицинской помощи сейчас удовлетворяется на 60%, хотя еще несколько лет назад такие услуги были доступны только каждому десятому гражданину нашей страны».

Это заявление вызвало вопросы. Каковы параметры, индикаторы и критерии, с помощью которых сделан такой вывод? Речь ведь идет об измерении сложного и плохо формализованного явления, в описании которого все понятия размыты – и вот, без всяких ссылок на методологию и методики объявляется точный результат – 60%. Он вызывает большие сомнения. В каких документах и в какой форме вообще фиксируется потребность в медицинской помощи, которую медицинское учреждение не удовлетворяет по причине ее «недоступности»?

В докладе Госдуме не сказано, каким образом удалось «за несколько лет» поднять «удовлетворение потребности» с 10% до 60%? Откуда взялись в России все эти «высокие технологии» – оборудование, материалы, квалифицированные специалисты? Как могло общество всего этого не заметить?

По официальным данным (2010 г.), «в 2010 году в РФ медики в 108 клиниках всех уровней смогут оказать ортопедическую и травматологическую помощь 44 734 больным» – это по всем видам ортопедической и травматологической помощи! А, например, эндопротезирование крупных суставов требуется ежегодно для 300 тыс. больных, но за год делалось, по данным 2005 года, 20 тыс. операций (6,7% от потребности).

Как говорилось выше, от болезней костно-мышечной системы в РФ страдают 18,3 млн. человек (2010 г.), эти болезни наносят огромный экономический ущерб, не говоря уж о страданиях больных. Одним из важнейших методов лечения стало эндопротезирование крупных суставов. Этот метод уже не считается высокотехнологическим, однако требует высокого качества материалов, квалификации врачей и организации реабилитации пациентов. Как пишут врачи, «маленькая Чехия опережает нас по абсолютному количеству эндопротезирований». В США на 2030 г. прогнозируется проведение 572 тыс. операций по протезированию тазо-бедренного сустава и 3,48 млн. коленного сустава – можно прикинуть, какова потребность в России. Может ли коммерческая медицина удовлетворить эти потребности?

В интернете можно узнать расценки на протезирование тазо-бедренного сустава во всех клиниках мира. Вот, для примера: «Стоимость нормальной операции в нормальных условиях – от 200 тыс. рублей (в России, в РНИИТО, почти столько же в клинике Bharathirajaa, Chennai, Индия)». Почему в России делают эти операции около 7% тех, кому они необходимы? Потому, что 93% не могут выкроить из своих доходов эти 200 тыс. рублей. Если говорят, что эти операции уже доступны для 60%, то, скорее всего, большие контингенты больных просто не учитываются.

Кроме того, модернизация технологии не сводится к приобретению «железа» – приборов и крупной аппаратуры. Нужен большой спектр современных инструментов и материалов, даже не всегда дорогих – а для этого надо иметь современную компетентную службу, которая работает в контакте с врачами. Нужно и непрерывное образование самих врачей – модернизация их знаний.

Заведующий нейрохирургическим отделением Детской клинической больницы № 5 Петербурга А.П. Ляпин рассказывает: «Отличие сегодняшней медицины от прежней в том, что это медицина технологий. Понятие «длительность заболевания» вообще напрямую от них зависит. Допустим, после операции образовался дефект твердой мозговой оболочки, который надо закрывать. Если есть искусственная оболочка – пришиваешь, и все. Если нет – выкраиваешь, например, из бедра, теряешь время, пациент дольше находится в наркозе и тяжелее из болезни выходит. Логично – применять искусственную. Но в ОМС она не входит! А стоит 3 тысячи рублей. Трепанацию черепа можно делать час – фрезами и пилкой; или 10-15 минут краниотомом» [19].

Но главное в технологии вообще, а в медицине особенно, – квалификация, мотивация и этика тех работников, которые применяют инструменты, аппараты и материалы. Здесь в модернизации наблюдаются структурные деформации.

С. Соколов пишет: «Оптимизация работы коечной сети в проводимом виде закладывает под муниципальное здравоохранение большую бомбу. Узкие специалисты – это уникальный инструмент, они с пустого места не берутся. Если молодой человек окончил мединститут, прошел интернатуру по хирургии, то это не означает, что он стал хирургом. Его минимум лет 10 нужно готовить на рабочем месте. А на каких рабочих местах государство собирается готовить молодые кадры, если даже у основного врачебного состава в ходе оптимизации урезается всё? Мы построим медицинские центры, мы обеспечим их современной аппаратурой! А где вы в будущем возьмете квалифицированные кадры?..

Государство оснащает больницы диагностическим и лечебным оборудованием… А разве у нас аппаратура осуществляет диагностический и лечебный процесс? Насколько эффективно будет работать новый современный фиброгастроскоп, если врач, которому надоело подрабатывать на ФГДС-исследованиях по совмещению за 250 руб. в месяц, отказался от этой подработки? Насколько качественно будет выполнять оперативные пособия большой операционный набор, если из больницы ушел последний хирург? Как удобно будет лежать роженице на новом гинекологическом кресле, если в рамках оптимизации родильное отделение закрыто?» [17].

Немного с другой стороны подходит к вопросу А.П. Ляпин: «Медицина – тоже отрасль народного хозяйства. В каком-то смысле это производство: если мы человека спасаем от неминуемой смерти, и он работает – он производящая единица… Чтобы любое производство давало хороший результат (а результат – это выжившие дети, вовремя исцеленные), должны быть вложения. Уже доказано, что инвестиции в здравоохранение окупаются сторицей. Цивилизованные страны вкладывают в медицину от 8 до 12% своего ВВП. К милосердию это не имеет отношения. Государство – это структура, у которой и не должно быть таких духовных понятий, оно просто должно эффективно работать.

В России на здравоохранение выделяется 3,7% ВВП. То есть уместнее ставить вопрос не о том, насколько плоха наша медицина, а насколько эффективно она работает в условиях такого дефицита финансирования – и окажется, что она очень результативна…

Существует жесткий показатель: летальность. При одинаковых заболеваниях она примерно одинакова и у нас, и на Западе. Но есть такой фактор, как эффективность. В России на то, чтобы оставаться в тех же рамках летальности, что и, например, в Германии, тратится гораздо больше усилий докторов, персонала. Если в Германии одна медсестра на пять детей, у нас – на 30. Их усилия несравнимы…

По ОМС операции разделены на 5 категорий сложности: 1-ю, при которой, грубо говоря, нужно просто зашить рану, ОМС оценивает в 1,5 тысячи рублей. Операция пятой категории, длящаяся до 8 часов, стоит 7 тысяч рублей. Но эти операции несопоставимы! Рану зашивает 1 доктор и медсестра; при длительной операции работает бригада врачей, используется сложное оборудование, наркоз. Соотношение должно быть один к тридцати, не меньше» [19].

Большие средства, вложенные в федеральные центры высокотехнологичной помощи пока что не получили адекватного финансирования для их регулярного производственного процесса.

Вот что пишет «Российская газета» в ноябре 2013 г.: «Опасения, что ситуация в государственном здравоохранении со следующего года может стать хуже, не раз высказывали эксперты. Это связано в том числе с сокращением финансирования федеральных медицинских центров, поскольку не созданы механизмы, которые бы компенсировали его за счет их участия в системе ОМС. Как известно, в программы ОМС перейдут более 460 видов высокотехнологичной медпомощи, однако тарифы на их оплаты здесь существенно меньше, чем средства, которые за них платил федеральный бюджет. Примеры такого сокращения приводились и на заседании экспертного совета. Так, на лечение гнойного остео-миелита в федеральном центре выделялось 300 тысяч рублей, а в региональных клиниках – всего 30» [21].

Сама десятикратная разница стоимости лечения гнойного остеомиелита в двух учреждениях одной системы – признак какой-то деформации.

Воздействие реформы на социальное положение врачей
Этой очень важной для здравоохранения темы мы коснемся очень кратко, т.к. о ней надо говорить особо.

Понятно, что быстрое сокращение числа больниц вдвое и числа больничных коек на треть – само по себе явилось тяжелым ударом по сообществу российских медицинских работников как социальной системе. Значительная их часть потеряла работу и была вынуждена менять место жительства, что нередко означает бедствие для семьи.

В июле 2013 г. пресса писала: «Медпомощь становится платной – а врачей становится меньше. Как только объединяются поликлиники – увольняются доктора. Оставшимся врачам приходится принимать не по 15, а по 60 человек в день. Правда, за лечение им заплатят больше – но это уже никак не скажется на качестве работы перегруженных медиков. О какой профессиональной помощи может идти речь, если на каждого из 60 пациентов выделено по 5 минут? Если только сунуть каждому приходящему по пачке арбидола на все случаи жизни» [11].

С. Соколов пишет о том, как сказалась недавняя реформа на кадровом составе его больницы: «Всех узких специалистов этой больницы можно назвать словом “последний”. Последний врач-инфекционист – 0,75 ставки, последний окулист – 0,5 ставки, последний невролог – 0,5 ставки, последний акушер-гинеколог – 0,75 ставки, последний врач- рентгенолог – 0,75 ставки, последний заведующий ОКСУ (бывший педиатр стационара) – 0,75 ставки, последний хирург больницы – в ближайшем будущем ставка на двух рабочих местах. Ноль с запятой и последующими цифрами означает, что в будущем ни один врач на это место уже не придет. Муниципальное Учреждение Здравоохранения “Красавинская районная больница № 1” – это маленькая реальная трагедия среди великих абстрактных свершений и дел» [17].

Вот что говорит координатор общественного движения «Вместе — за достойную медицину» смоленский врач-кардиолог В. Иванов (11 апреля 2013 г.): «Условия работы постоянно усложняются: растёт количество пациентов, но уменьшается время на приём, увеличивается бумажная волокита… Нагрузка на врача постоянно возрастает, а материальное положение его не улучшается. Люди не выдерживают и увольняются. Первыми уходят те, кто в вузе были отличниками: люди, имеющие амбиции и не желающие мириться с невыносимыми условиями работы и низким уровнем зарплаты. Кадровый дефицит приводит к образованию очередей: в поликлиниках, на плановые операции в больницах… Наши пациенты должны понимать, что практикующие врачи просто не в состоянии повлиять на многие вещи, например — на те же очереди…

С экранов телевизоров в обществе насаждается миф о благополучии медиков. Власть же заняла по отношению к врачам очень лицемерную позицию: с одной стороны, медикам платят катастрофически мало в надежде, что их “прокормят” пациенты, а с другой стороны — обществу говорят, что зарплаты в здравоохранении постоянно растут.

Зарплата медика в регионе за одну ставку на сегодня составляет порядка 10 тысяч рублей или немногим более. Мой знакомый, заведующий отделением в Смоленске, работая на 1,5 ставки, получает 16 тысяч “грязными”. В 2008 году была упразднена единая тарифная сетка, и заработная плата рядового сотрудника медучреждения стала зависеть от главного врача: он лично решает, кому и сколько доплачивать. Штат сотрудников теперь делится на “любимчиков” и всех остальных.

Я получаю много писем от врачей из разных регионов страны, они рассказывают о своих зарплатах, делятся проблемами. Позволю себе процитировать некоторые из них, не называя имён.

Вот что недавно написал сотрудник станции скорой помощи: “Кемеровская скорая: сократили зарплату примерно на 40%… По распоряжению главврача квитки не выдают на руки. Получила только главная подстанция, и то далеко не все. Кроме «федералки» пропали стимулирующие выплаты”.

Вот что пишет врач-рентгенолог одного областного города: “Получил зарплату — 7 тысяч с копейками, как у санитара. Заведующий лишил стимулирующих по формальному поводу. Когда я ему сказал, что отвезу квиток в Москву, в Минздрав, испугался и предложил 10 тысяч положить в карман. Я отказался. Сколько ещё это может продолжаться? В понедельник пишу заявление об увольнении”.

И ещё два письма от врачей из Ржева и Псковской области: “Я — врач-педиатр с 32- летним стажем. Оклад — 6300. С нового 2013 года отменили надбавки за участковость в размере 10 тысяч. После того, как мы подняли шум в прессе, пригрозив «итальянской забастовкой», деньги тут же нашлись. Но теперь нам грозят драконовскими штрафами, которые могут быть применены по любому поводу”.

Те копейки, которые именуются врачебной зарплатой, обеспечивают если только физическое выживание. У кого появляется хоть малейшая возможность — уходят. Молодёжь не идёт в медицину, особенно в сельскую. Из шести коллег в моем окружении
— пятеро пенсионного возраста. Страшно подумать, что будет с нашим здравоохранением через 5-7 лет”
» [26].

В. Иванов иллюстрирует свои слова двумя квитками зарплаты. На первом видно, что оклад медицинской сестры муниципальной поликлиники — 4 211 рублей. Второй лицевой счет принадлежит врачу-хирургу высшей категории. Его оклад — 6 239 рублей.

Очень трудно предположить, что В. Иванов фальсифицировал фотографии этих документов, тем более на весьма авторитетном сайте. Подобных этим фотографиям очень много представлено в Интернете. Невозможно представить себе, что ни служащие и руководители региональных департаментов здравоохранения, ни чиновники Минздрава не видели этих фотографий и не дали бы в прессе и в Интернете официальных опровержений, если бы речь шла о фальсификации. Следовательно, мы должны этим документам верить.


Да и врач-хирург С. Соколов, который в большой статье в «Медицинской газете» дал панораму состояния конкретной районной больницы, дает схожие данные. Есть ли у нас основания заподозрить его в фальсификации? Таких оснований у нас нет, как нет и официальных опровержений. А он пишет (26 декабря 2012 г.): «Каковы же расценки, по которым врач работает в системе ОМС? Хирург с первой квалификационной категорией и стажем 18 лет, работая по совмещению на общехирургическом приеме, получает за одного принятого взрослого человека 5 руб. 54 коп. Дети ценятся несколько дороже – 6 руб. 29 коп., вызов на дом – 25 руб. 17 коп. Профосмотр одного взрослого человека – 2 руб. 62 коп., профосмотр одного ребенка – 5 руб. 24 коп., одна амбулаторная операция – 15 руб. 01 коп. Из вышеуказанных сумм вычитаем подоходный налог, профсоюзные и для прикола попробуем эти суммы перевести в доллары США, точнее в центы… Возвращаюсь к вопросу о качестве медицинской помощи. Ну разве будет заинтересован хирург качественно провести профосмотр при норме 5 минут на одного обследуемого и оплате 2 руб. 62 коп. за каждого!» [17].

На 2013 год был запланирован существенный рост заработной платы медицинских работников. Эти решения выполнялись с трудом и конфликтами. В первом квартале во многих регионах зарплаты даже снижались. «Новая газета» собрала много случаев, здесь приведен пример: «А вот сообщение врача-педиатра из поликлиники Центральной районной больницы Иркутской области: “На прикрепленной территории 2093 ребенка. Протяженность территории — 40 км! Работает один педиатр — Я! Зарплата производится за одну ставку. Говорят, вакансии нет. На руках квиток за январь (немного разрисованный, т.к. даже ребенок за документ не принимает)”. Врач, который работает больше чем на ставку, но получает одну зарплату, имеет на руки — 9390 руб.» [30]. Приведена и фотография квитка:


В феврале в прессе сообщалось: «С января зарплаты многих медиков сократились на треть. Объявленное с 2013 года повышение зарплат врачам в реальности обернулось понижением, так как рост окладов сопровождался отменой одних надбавок и урезанием других. Наиболее пострадавшими оказались узкие специалисты поликлиник, лишившиеся трети заработка. В Министерстве здравоохранения снижение зарплат медикам не комментируют» [27].

В августе на сайте Минздрава РФ были обнародованы такие данные Фонда обязательного медицинского страхования: «зарплаты российских врачей в 2013 году выросли на 12,3 процента по сравнению со среднегодовым значением 2012 года, а средняя зарплата врача в России теперь составляет 40,36 тысячи рублей». По этим данным, терапевты-участковые получают теперь в среднем 36,8 тысячи рублей, педиатры- участковые – 37,9 тысячи рублей, врачи общей практики – 34,3 тысячи рублей. Медсестры теперь получают в среднем 22,5 тысячи рублей [28].

В возмущенных комментариях врачи опровергали эти данные. Представитель профсоюза врачей заявил, что, согласно методике Росстата, сотрудник, работающий в одной организации на две или полторы ставки, учитывается как один человек, и выплаченная зарплата делится на количество работников конкретной категории, невзирая на то, что подавляющее большинство из них получает зарплату за 1,5–2 ставки. «Так и получаются завышенные показатели средней зарплаты по больнице, а затем и по региону», – пояснял врач [28].

В октябре 2013 г. перед Госдумой выступила министр Вероника Скворцова. Вот выдержка из репортажа: «Что касается выполнение указа президента о повышении зарплаты врачам – она выросла в среднем до 38,7 тыс. рублей, среднего медперсонала – до 22,4 тысяч… Отвечая на вопросы депутатов, В. Скворцова признала: средняя зарплата по стране – это буквально “средняя температура по палате”. Так как базовая ставка в ней составляет лишь 40%, а остальное – стимулирующие и премиальные выплаты, “фактор субъективизма” имеет место, и “иногда доходы врачей в стационарах, расположенных на одной и той же улице, различаются в 9-10 раз”. И вот – “у 80% медработников повышена зарплата, а у 20% даже возникла тенденция к ее снижению”…

Аудитор Счетной палаты А. Филипенко обратил внимание на то, что территориальные программы госгарантий оказания медпомощи в 54 регионах дефицитны в целом на 121 млрд. рублей. “В большинстве регионов бюджет здравоохранения планируется, не исходя из фактических потребностей населения, а исходя из финансовых возможностей территории”, – сказал г-н Филипенко. – Нашли деньги на повышение зарплат – зато выросла задолженность по платежам за коммунальные услуги”» [29].

Надежные данные получим позже, но очевидно, что социально-психологическая обстановка во врачебном сообществе неблагоприятна.
На чем же еще держится наше здравоохранение и что с ним будет, когда эти опоры будут ликвидированы? На наш взгляд, гражданам и политикам, потенциальным больным и пациентам, следует вдуматься в откровенные рассуждения В. Иванова о жизни и работе врача. Он говорит:
«Чтобы получить медицинский диплом, нужно затратить много сил и времени. И если учиться хорошо, то ни на что, кроме медицины, времени не остаётся. После шести лет обучения в вузе — прохождение интернатуры и/или ординатуры; в итоге обучение занимает 7-9 лет. Многим после этого жалко своих знаний и затраченных усилий, поэтому тяжело уходить из медицины. Вообще считается, что из медицины уйти можно только один раз: быстро забываются знания, утрачиваются профессиональные навыки — и врачи просто боятся потерять этот пласт своей жизни, на который они потратили её лучшие годы. Работа на одну ставку не позволяет элементарно выжить медработнику и его семье. Сегодня можно оставаться в медицине, только имея дополнительные возможности заработка где-то на стороне. Молодые специалисты, столкнувшись с реальностью, понимают, что перспектив у них нет, что они не смогут элементарно содержать свои семьи, если только не начнут брать взятки.

Многие порядочные, честные и гуманные люди не могут работать в этой системе, не могут вымогать деньги у пациентов и вынуждены увольняться.

В здравоохранении из рядового состава недовольны все, но медицина ещё держится, держится на энтузиастах, на людях предпенсионного возраста, которым просто некуда деваться, и на людях, приспособившихся к системе, то есть научившихся “брать”… Они открыто говорят своим пациентам, сколько стоит оказание помощи… Пациент может обратиться в прокуратуру, в полицию, но там ему медицинскую помощь не окажут. А зачастую не бывает альтернативы, потому что нет другой больницы или другого специалиста, вот и получается: либо умирай, либо плати…

Но это миф, насаждаемый властями и СМИ, что всех медиков “благодарят” пациенты. Мы в социальных сетях проводили опрос населения: как вы относитесь к тому, чтобы материально “отблагодарить” врача в случае успешно проведённого лечения?
Больше половины опрошенных высказались категорически против подобных “благодарностей”. Часть ответила, что они в принципе допускают такую возможность. И только менее 10% ответили, что делали или делают это регулярно. Это ответы людей молодого и среднего возраста. Если этот же опрос провести среди людей предпенсионного возраста и пенсионеров, то ответивших, что они категорически против “благодарностей”, я уверен, будет значительно больше.

Глупо считать, что все медики берут взятки, многим врачам совесть не позволяет этого делать, а кто-то просто не имеет такой возможности: например, есть вспомогательные службы, есть смежные специальности, не связанные с работой с пациентами, есть медицинские сёстры, получающие убийственно низкие зарплаты» [26].

***

Все эти провалы и разруха – следствие смены философских и антропологических оснований национальной системы здравоохранения постсоветской России и сдача этой великой и благородной системы в руки общности людей с рыночным сознанием. Коммерциализация медицинской помощи и утопия благотворного воздействия жажды прибыли, которая якобы заставит частный бизнес протянуть руку помощи ближнему, означают отказ от великой идеи охраны здоровья народа как долга российского государства перед гражданами. Перспективы создать вместо этого служения рынок услуг эфемерны. Наоборот, отчуждение от медицинской помощи все большего числа граждан приведет к быстрой деградации и элитарной части системы, так что и нынешний слой богатой «элиты» останется без хороших врачей – хотя бы они и маялись со своими болезнями в очень комфортабельных больницах, уставленных томографами.

Сергей Кара-Мурза.

Сопредседатель Всероссийского союза пациентов Юрий Жулев также не уверен в том, что параграф об информировании пациентов будет действовать. По его мнению, нечеткость формулировок дает врачам возможность “исподволь расширять список платных медуслуг”… В случае жалобы пациента на качество медуслуг выносить решение о справедливости претензий будет экспертная комиссия. Однако в проекте не написано, что это будут за эксперты. “Это вполне может оказаться группа медиков из того же учреждения, что и доктор, к которому предъявляют претензии, – размышляет г-н Айвазян.

– Естественно, они будут проявлять врачебную солидарность в худшем смысле этого слова”» [24].
Какую же ценность мы утрачиваем с переходом к рыночной медицине! И всего-то ради миски чечевичной похлебки для небольшого меньшинства.

 http://burckina-faso.livejournal.com/933229.html

Стратегия и тактика МОН

Публикуем статью нашей коллеги к.т.н., доцента, пишущей под псевдонимом Василиса Перфильева.

Может ли ректор возразить министру или не выполнить «рекомендации» начальника департамента министерства?

Думаю – не рискнёт.

Посмотрим на «рекомендации» директора Департамента стратегии, анализа и прогноза Минобрнауки РФ Г.Андрущака под названием «Заработная плата работников вузов и особенности внедрения «эффективного контракта»

Доклад был сделан на семинаре-совещании «Повышение эффективности деятельности бюджетных и автономных учреждений», которое прошло 18 декабря 2014 г. (минобрнауки.рф/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/4755). «К участию в семинаре приглашены представители федеральных органов исполнительной власти, проректора и представители финансовых служб вузов России.»

Читаем презентацию Г.Андрущака.

Слайд 2

«Задачи 2015

I. Реализация взвешенного подхода к повышению заработных плат профессорско-преподавательского состава:

2. Для вузов, идущих «по графику»

 • гарантированная зарплата должна составлять не менее 70% от средней заработной платы в регионе;

 • доцент должен получать зарплату, сопоставимую со средней зарплатой в регионе.»

То есть – оклад доцента (гарантированная зарплата) должен составлять не менее 70% от средней заработной платы в регионе;

Слайд 8

«Для вузов Министерство рекомендует устанавливать условно постоянную часть на уровне 70%» (от зарплаты).

Слайд 11

«Задачи 2015 I. Осмысленная реализация «эффективного контракта»:

3. Сохранение стимулирующей части оплаты труда ППС:

• Оптимальное – около 30% от фонда оплаты труда.»

Средняя зарплата ППС по вузу примерно соответствует средней зарплате доцента. (Мы считали по нашему вузу). Думаю, что у всех примерно так – доцентов по количеству больше всех. Высокие зарплаты профессуры и низкие ассистентов/преподавателей уравновешиваются тем, что первых гораздо меньше, чем вторых. Поэтому и в выступлениях Ливанова и Путина проскакивает ориентация по уровню зарплаты именно доцента.

Впрочем, и в данной презентации – тоже.

Итак, среднему по зарплате доценту установим оклад 70% от средней по региону зарплаты. (У нас эти «рекомендации» уже выполнили). Маловероятно, но допустим, фонд стимулирующих выплат установим на уровне 30% от ФОТ (убедить автономных вузовских экономистов, что 30% от ФОТ – это 42,9% от окладной части – ну не реально!).

Таким образом, пусть доцент вуза в среднем получит 100% от средней зарплаты по экономике региона. А надо?

Смотрим слайд №10 презентации доклада директора Департамента финансов, организации бюджетного процесса, методологии и экономики образования и науки Минобрнауки России М.Ю.Алашкевича (Кто лучше всех знает «дорожную карту» развития образования?):

«К 2015 году Ср. ЗП ППС должна составить 133% Ср. ЗП по региону»

«К 2016 году Ср. ЗП ППС должна составить 150% Ср. ЗП по региону»

Ну даже если считать, что не «к», а «в» 2015 году «Ср. ЗП ППС должна составить 133% Ср. ЗП по региону», где взять ещё 33%???

Как себе это представляет Г.Андрущак? Ни один ректор, понятно, его об этом не спросит – хочет жить и работать, и получать эту ректорскую зарплату.

Я думаю, что это – расчет на внутреннее совместительство. Будет доцент работать на 1,33 ставки – получит «133% Ср. ЗП по региону». Или дополнительно на полставки – завлабом, работником какого-либо вузовского управления, либо гранты, либо договоры ГПХ, либо хоздоговорные работы, либо платные услуги на территории вуза.

Только не надо про научные гранты – 250 тысяч преподавателей госвузов при  средней зарплате в стране около 30 тысяч. 33% от 30=10 тысяч руб. 250 000*10 000*12 месяцев=30 млрд. руб. + начисления на зарплату. Кто в нашей стране выдает эти глубоконаучные гранты, чтобы можно было из них больше 40 млрд. потратить только на зарплату? И таки выполнить  указы Президента!

Нет грантов и НИРов в России в таких объемах – следовательно  — только рост нагрузки и работа больше, чем на ставку, а значит – сокращения! Вот вам и вся стратегия, и анализ, и прогноз, господин Андрущак.

Качество образования, если в СРЕДНЕМ все ППС работают на 1,33 ставки (кто-то на одну, а кто-то – почти на две) – это анализу и прогнозу – не поддается?  Хотя за качество высшего образования ни Андрущак, ни Повалко не отвечают.

По данным Росстата (www.gks.ru/bgd/regl/b14_30/IssWWW.exe/Stg//%3Cextid%3E/%3Cstoragepath%3E::%7Cd03/tab6.9.xls)  средняя продолжительность рабочей недели в РФ (3 квартал 2014 г.) составляет 37,6  часа (суммарно на основной и дополнительной работах). Почему Министерство запланировало для ППС России рабочую неделю в 48 часов?

А прогноз? На 2016 год? 1,5 ставки в среднем? А на 2018 год – 2 ставки?

Ну просто гении стратегии и тактики…

Хотя чему удивляться в стране, где средняя нагрузка учителя – полторы ставки, и тренируются они на «повышении» зарплаты учителей за счет нагрузки уже почти четыре года (vasilisa44.livejournal.com/2671.html). И средний коэффициент совместительства у врачей почти 1,5.

Берегите себя.

http://unisolidarity.ru/?p=3287

Глава Минфина предложил не индексировать зарплаты бюджетников

Премьер-министр России Дмитрий Медведев распорядился выделить 500 миллиардов рублей из Резервного фонда на исполнение бюджетных обязательств. Как именно их потратят, пока неизвестно. Зато уже известно, на чём собираются сэкономить.

Накануне глава Министерства финансов выступил с предложением не индексировать зарплаты бюджетников и даже военных. Выплаты увеличат только пенсионерам. Социологи в связи с этим прогнозируют рост недовольства граждан, впрочем, не слишком большой.

Александр Дука, заведующий сектором социологии власти и гражданского общества Социологического института РАН:

«Но это не значит, что люди выйдут на улицы. А если выйдут, то это незначительно. Дело в том, что потенциал протеста очень низкий в России, это связано с тем, что у нас достаточно политически пассивное население. И не существует значимых факторов, которые могли бы способствовать организации широких выступлений».

По последним опросам, большинство людей чувствует напряженность из-за экономической ситуации, но не считает это поводом для смены власти. В самом правительстве к концу февраля обещали подготовить уточненный вариант бюджета на год. В начале марта его внесут на рассмотрение в Госдуму.

http://www.tv100.ru/news/glava-minfina-predlozhil-ne-indeksirovat-zarplaty-byudzhetnikov-105146/

Андрей Демидов. Школа идет в кризис

Учителей ждет сокращение зарплат и бюрократический невроз.

Бунта учителей власти сейчас боятся даже меньше, чем выступлений врачей. Врачи время от времени митингуют и, более того, устраивают голодовки (как в Уфе осенью 2014 года). Учителя пока больше отмалчиваются. Так что в итоговой версии антикризисного плана правительство спокойно отказывается от индексации зарплат в школах до уровня фактической инфляции (и даже индексация на уровень расчетной инфляции в 6,5% под вопросом). Причина — якобы сверхвысокая в результате реализации «социальных» путинских указов заработная плата российских педагогов.

Местные власти, например, в Воркуте, эти зарплаты начинают понижать. Ведь приказ был рассчитывать стоимость работы учителей от «средней по региону». В экономике дела идут не очень хорошо, растет безработица, «средние» цифры падают, а значит, можно и на учителях сэкономить. Одновременно искусственно завышаются требования к результатам работы педагога для получения «стимулирующих» надбавок. Чтобы не приходилось слишком уж стимулировать.

При этом обязанности учителя в связи с принятием новых федеральных образовательных стандартов, профессиональных стандартов педагога и прочих нормативных документов постоянно растут. Попытки учителей добиться снижения этой избыточной нагрузки с помощью петиций закончились ничем. Посвященная царящему в современной российской школе бюрократическому идиотизму петиция учителя русского языка и литературы из Удмуртии, активиста профсоюза «Учитель» Анны Инютиной, которую подписали более 1250 педагогов со всей страны, была передана в Министерство образования и науки РФ. Пустой и звонкий ответ получен. Вместо того чтобы отреагировать на призыв педагогического сообщества (подписанты есть даже из Крыма) не требовать того, что не обеспечено ни материальными, ни человеческими ресурсами, чиновники старательно перечисляют количество отремонтированных школьных крыш, поставленных в них компьютеров, проведенных очных и заочных курсов повышения квалификации. «Готова теперь на баррикады», — коротко, но емко отреагировала на ответ одна из подписантов.

Итак, с одной стороны — резкое падение уровня жизни педагогов. «Продукты, необходимые для выживания, стали съедать весь бюджет. Мы, конечно, еще не на том уровне, когда питаются корками, но все равно уровень очень низкий, и он становится все ниже и ниже», — говорит в прессе петербургский учитель Юлия Корлыханова.

С другой — бюрократическое давление на учителя продолжает расти. «Огромное количество бумаг просто угнетает (рабочие программы на 100 листов, которые никому не нужны, журнал выхода в интернет и тому подобное). Такое количество бумаг, что что-то проводить с детьми сил просто не хватает», — пишет учитель из российской глубинки. Самая тяжелая барщина — проводить больше мероприятий в поддержку «политики партии и правительства».

Рано или поздно на этой почве вырастет, оформится социальный протест. В принципе эту грядущую волну уже можно разглядеть на горизонте. Так, 8 Марта планируют отметить акцией протеста, вернув «женскому дню» изначальный смысл борьбы женской половины общества за свои права, педагоги в Вологодской области. Среди требований: индексация заработной платы педагогов по уровню фактической инфляции, прекращение профанации новой системы оплаты труда.

На 26 апреля объявил межрегиональную акцию протеста профсоюз «Учитель». Требования здесь более широкие. Педагогам обидно, как много времени тратится на игру в «реализацию требований» в ущерб интересам детей, на полноценную работу с которыми времени просто не остается.

Не хлебом единым жив человек, а педагог особенно. 23 февраля 2015 года исполнится 24 года со дня беспрецедентного события — забастовки московских учителей. 23 февраля 1991 года около 350 столичных школ прекратили свою работу на один день. Требования касались не только зарплат, хотя ситуация с ними была тогда напряжена до предела. Более важным, по воспоминаниям лидеров той забастовки, казалось требование обеспечить свободу творчества учителя. Кажется, это вновь актуально.

«Новая газета». Выпуск № 13 от 9 февраля 2015

http://www.pedagog-prof.org/index.php?option=com_k2&view=item&id=704

Петиция против бюрократического давления на учителя. Ответ Минобра и наши действия

Автор:  Андрей Демидов

Нами получен ответ на петицию против бюрократического произвола в отношении учителя, которую 25 ноября активисты профсоюза УЧИТЕЛЬ торжественно, под телекамеры сдали в Министерство образования РФ.

Напомним, на тот момент под петицией подписались более тысячи педагогов из более чем половины российских регионов.

Ответ на 11 страницах, подписанный начальником отдела в рамках департамента государственной политики в сфере общего образования А.Г. Благининым содержит массу сведений, как хорошо должны зажить учителя России в результаты неустанной заботы министерства образования и лично господина Ливанова. Полностью – см. приложенный файл.

В качестве примера: педагоги недовольны, что важные нововведения сваливаются на школу как снег на голову, без предварительного обсуждения с педагогическим сообществом. Министерство отвечает – а в чем проблема? Проект данного документа висел на таком-то сайте целых две недели. Любой желающий мог подать предложение. Приложить усилия, чтобы довести проект до школ и как-то побудить учителей «с земли» высказать свое мнение у министерства нет ни возможности, ни (видимо) желания.

Еще пример — педагоги жалуются, что введение ФГОС не обеспечено ни материально ни методически. В ответ Министерство сообщает, что оно потратило в 2011-13 гг. 120 млр. Рублей на модернизацию региональных систем общего образования. Купили множество компьютеров, провели курсы для педагогов. Деньги освоены, чем вы недовольны?

А если вам чего-то тем не менее не досталось или окружающая вас действительность отличается от той светлой картинки, что рисует министерство, так то не министерство (и вообще федеральная власть ) виновато, а ваши местные власти, так как школы и детские сады находятся в ведении муниципалитетов.

Короче, в огороде (на местах) бузина, а в Киеве ( то есть в Москве) дядька, который никакой бузины в упор видеть не желает и в ответ на вопли снизу тычет пальцем в финансовые отчеты.

По поводу полученного ответа у автора петиции, учителя русского языка и литературы из Удмуртии Анны Инютиной родился почти гоголевской силы отклик


Диалог слепого с глухим, Или прогулки с Министерством образования и науки РФ

Министерство: Здравствуйте. Департамент рассмотрел ваше обращение и в части своей компетенции сообщает…

Учитель: Послушайте! Мы не можем выполнять поставленную нам задачу по воспитанию подрастающего поколения. Ваша система сделала из учителей рабов. Раздутые обязанности (большей частью абсолютно бессмысленные) не позволяют уложиться в положенные 36 часов рабочего времени педагога. Отсутствие условий работы по ФГОС заставляет нас еще и лгать. Требуем привести в соответствие «особый статус» учителя, положенный по закону, и реальное положение дел.

М: Как же так? Вот он, особый статус, смотрите: Закон об образовании… статья… Видите? И 36 часов рабочего времени есть, и вся работа туда входит: учебная, воспитательная, индивидуальная, научная, творческая, исследовательская, методическая, подготовительная, организационная, диагностическая… Есть же, есть! Какие проблемы-то? Не помещается это все в 36 часов? Так это не к нам вопросы, к своей организации. Берете локальный акт и упихивайте это все туда, упихивайте. Не лезет? Не овладели, значит, навыками… Учитесь, стремитесь к самосовершенствованию. На вас дети смотрят.

У: Мы встали перед фактической невозможностью учитывать индивидуальные возможности детей в учебной процессе и на экзаменах: не работает и система медицинского диагностирования ребенка, нет вариативности в выборе экзамена с учетом медицинских показателей, соответствующих критериев оценки. Без всего этого учебный процесс превращается в насилие над больными детьми и очередную фальсификацию результатов экзаменов.

М: Простите, порядок проведения ГИА прошел процедуры широкого общественного обсуждения, имеет положительные заключения по результатам правовой и антикоррупционной экспертиз. Он в Минюсте зарегистрирован! Он соответствует главному закону – Конституции! И вариативность есть. Вы читать умеете? Пункт Б: ГИА в форме письменных и устных экзаменов с использованием тестов, тем, заданий, билетов для учащихся колоний для несовершеннолетних, для инвалидов…

Не все отклонения тут учитываются? Ну, знаете, вы еще с Конституцией спорить будете?! К девятому классу, любезные, уже и определиться пора: инвалид или здоровый, дальше учиться будет или тюрьма по нему плачет. Не все в бирюльки играть!

У: Необходимо отменить документооборот по ФГОС до создания необходимых условий работы по новым стандартам (обновление содержания образования, учебно-методическое обеспечение, переподготовка кадров – именно в такой последовательности). Работать по ФГОС мы еще и не начинали, а о результатах работы должны отчитываться уже сейчас.

М: Государство возложило на вас высокую миссию, а вы, кухаркины дети, дальше своего носа не видите. Столько усилий прилагается для создания условий, а вам все мало! А чего стоят 8,7 тыс. единиц транспортных средств для перевозки учащихся! А 66302,3 тыс. единиц учебной литературы в школьные библиотеки! Содержание учебников еще прежнее, да, но зато значок «ФГОС» какой эффектный! С таким значком и книгу в руки взять приятно — тоже, учтите, дополнительный стимул для учения. Повышение квалификации прошли 61,2 % педагогов! Последовательность, говорите, нарушена? Телега, говорите, впереди лошади не едет? А вы для чего? В жизни всегда есть место подвигу, у нас «кони все скачут и скачут, и избы горят и горят», а вы на телеге решили прокатиться? Рано, господа. Миссионеры – они и телегу, и лошадь на себе во все времена… Где ваш культурный код?

В целом осуществлено укрепление материально-технической базы общеобразовательных организаций, что позволяет субъектам РФ подготовить их к поэтапному переходу на ФГОС. А поочередность этапов документально у нас нигде не регламентируется, значит, закон позволяет и впереди паровоза, и телегу перед лошадью. Сами соответствуйте. Не случайно таки сочинение вам вернули, чтоб думали о вечном, высоком, а вы все в мелочах ковыряетесь.

Устала я от такой прогулки, не хочу больше с Министерством — ни о высоком, ни о низком. Пусть продолжит тот, кто еще не наговорился, не наслушался. В ком еще крепка вера, что «государственная политика в сфере общего образования» повернется лицом к человеку.

М: Куда же вы? Вы про конкурсы педагогического мастерства еще не послушали, про систему оценки образовательных результатов. У нас всё есть!

У: Да, всё есть… Но почему-то вспомнились строчки Дмитрия Быкова:

Кто склонен к поэтическому слогу –

Пора писать элегию, эклогу

И даже эпитафию, увы.


Справедливости ради, стоит заметить, что отдельные фрагменты полезных сведений и здравых суждений в ответе есть. А именно, заявление представителя министерства о том, что переписывание (перепечатывание) рабочих программ, совпадающих с примерными, необязательно. Достаточно указать ссылку. См.: Петиция против бюрократического давления дала первые плоды. Переписывать рабочие программы необязательно!

Итак, наши дальнейшие действия:

1.Мы продолжаем сбор подписей под петицией. Так как нас (и, уверены, всех педагогов, подписавших петицию) не удовлетворяет ни содержание ответа, ни то, что он подписан не министром, к которому мы обращались, а лишь «начальником отдела департамента…». В данном факте, по нашему мнению, выразилось пренебрежение министра Ливанова к российским педагогам;

2.По достижении порога в 2 тысячи подписей, мы вновь направим петицию в адрес министра с сопроводительным письмом, где потребуем разъяснений и предложений по существу и от надлежащего должностного лица;

3.Мы включим требования петиции в требования заявленной профсоюзом УЧИТЕЛЬ межрегиональной акции в защиту педагогов и образования в целом. Если не получается решить проблемы через петиции, будем обращать на них внимание властей акциями протеста;

4.Мы потребуем включения представителей МПРО УЧИТЕЛЬ в состав рабочих групп по доработке профстандарта учителя (о которых нам говорят в Министерстве) и будем информировать читателей о результатах.

5.Мы предлагаем педагогам фиксировать и присылать на адрес профсоюза расчет времени, которое фактически требуется педагогу, чтобы выполнить все требования, которые на него налагаются сверху (особенно, в связи с ФГОС). Обязуемся обобщить и довести эту информацию до сведения министерства и требовать мер по снижению избыточной нагрузки.

Текст петиции: Открытое письмо министру образования и науки РФ от российских учителей. (с телефоном инициатора)

Подписать можно: на сайте Change.org: Открытое письмо министру образования

Так и в социальных сетях:

Вконтакте: http://vk.com/reformy_obrazovaniya ,

В Одноклассниках: http://www.odnoklassniki.ru/group/57079993991208 ,

Можно также направить свои данные (ФИО, должность, место работы) на адрес info@pedagog-prof.org(профсоюз УЧИТЕЛЬ)

http://www.pedagog-prof.org/index.php?option=com_k2&view=item&id=702

Не хотим учиться

В январе школьная тема вдруг стала столь же актуальной, как при начале или окончании учебного года. Почин задала публикация о том, что «Только 12% выпускников Липецка не занимаются с репетиторами». К таким выводам пришли в управлении образования и науки Липецкой области. В анкетировании участвовали 536 родителей выпускников 11 классов. Так вот, по результатам мониторинга сделан вывод о том, что только 58% родителей считают, что в школе учат хорошо. А это «двойка» системе школьного образования. Возможно, чтобы выправить ситуацию, в регионе перешли к иному принципу формирования фонда оплаты труда: «От финансирования статуса — к финансированию лучших». Теперь 30 лучших школ области будут получать ежегодные гранты, рассчитанные по нескольким десяткам критериев, а«Учителей гимназий и лицеев Липецка лишили 15% заработка». То есть такое понятие, как инновационные учебные учреждения, кануло в Лету. — Нам сообщили, что в областном бюджете не хватает средств, а потому учителям не будут оплачивать отдельно ни классное руководство, ни проверку тетрадей, — сообщила GOROD48 преподаватель 19-й липецкой гимназии. — То есть нас лишили доплат из надтарифного фонда, сказав, что все будет как при советской власти, когда учителя получали один оклад. Получается, что некоторые мои коллеги потеряли до 4-5 тысяч рублей из зарплаты в 15 тысяч. Но зато нас «обнадежили» сообщением о том, что в октябре нам поднимут оклады на 5,5 процентов. Если учесть, что ставка учителя по высшей категории составляет 9700 рублей, то понятно, что увеличение оклада на 5,5 процентов или на 485 рублей — ничего не решающий мизер. В департаменте образования Липецка нам сообщили, что решение о снижении на 15% оплаты труда учителей гимназий и лицеев, которые фактически вновь стали общеобразовательными школами, принято в согласии с федеральным и региональным законами об образовании. Теперь нет инновационных средних образовательных учреждений, а есть только школы, в которых должны быть профильные классы. Изменилось и финансирование уже бывших по факту лицеев и гимназий — теперь к их ученикам применим одинаковый подушевой норматив, как это было в школах, ликвидирована 15-процентная надбавка за статус. Общая сумма грантов, которые получат 30 лучших школ области, составит порядка 150 миллионов рублей. В среднем каждый победитель конкурса получит пять миллионов. Но так как не все школы городские, то, в среднем, школы Липецка получат до семи миллионов. Эту новость активно комментировали. Горожанка: «Я думаю , что необходимо пересмотреть полностью систему оплаты учителям. В 2014 году спасибо снизили порог бальный на итоговых экзаменах, знания нулевые оказались у наших выпускников. В школу ходят учителя отдыхать после репетиторства. А теперь они плакать начинают, что снижают им зарплату. Правильно, все школы одинаковы, а если хорошо учите деток получите грант !!!» Вранье очередное: «Зарплата не пострадает? Смешно. Грант дается ОДИН раз в год. В декабре, как правило. Это типа тринадцатой зарплаты учителю перепадет. А не ежемесячно. И пилится грант внутри школы тоже по своим каким-то ритуалам. Какой учитель больше за учебный год баллов набрал — тому и обломилось счастье. Так что не факт что все учителя это грант увидят, даже если школа его и получит. А по поводу суммы гранта не забывайте, что все отчисления с него во все фонды придется заплатить, это минус примерно 35%. А то тоже, увидели 2 миллиона, поделили на калькуляторе на количество учителей… ан нет, не все так просто…». 111+: «Как я рада, желаю чтоб гимназии № 1 вообще ничего не получила, у них понтов до фига, а знаний даже дошколятам дать не могут, дерут 1800р. в месяц, при этом задолбали родителей, что их дети чуть ли не все подряд тупые недоумки, а в школе № 2 эти же дети из недоумков превращаются в нормальных детей, но уже за 700 р. в месяц, а родители учащихся говорят, что и поборы в школе № 2 куда меньше, чем в гимназии № 1. Вот и напрашивается вопрос за какие инновации доплачивать учителям гимназий и лицеев, за доп.поборы, доп.репетиторство, что говорит о том что все их инноваторство направленно не на качество образования, а на дополнительные доходы за счет родителей. Короче, чаще всего обычная школа оказывается лучше чем понтовые гимназия и лицей». Тема сборов денег с родителей детей-дошколят, которых водят на подготовку, стала такой же популярной. И ее катализатором стал комментарий одного из читателей GOROD48, изумившегося тому, что в 64-й гимназии в квитанциях об оплате указаны реквизиты не школы, а ООО «Липецкая биллинговая компания». Мол, люди покорно платят не понятно кому и попадают ли эти деньги школе, большой вопрос. GOROD48 связался с руководством учебного заведения (см. «В 64-й гимназии Липецка опровергают информацию о поборах»). Ее директор Ольга Карташова заверила нас, что деньги родителей дошколят идут на зарплаты учителям и коммунальные услуги, и получателем платежа на самом деле является гимназия. А главбух гимназии Елена Шепелева в заверение этой информации прислала нам десяток квитанций. Нам объяснили, что Липецкая биллинговая компания в свое время предложила департаменту образования самые выгодные условия обслуживания, в итоге рассчитаться с учебным заведением родителям можно как наличкой в любых пунктах приема платежей, так и путем списания средств с пластиковых карт любого банка.   — See more at: http://www.zavuch.ru/news/news_main/578/#sthash.uQ0rzG9D.dpuf

Свертывание реформы образования – ядро образовательной концепции Российской Федерации до 2025 года

Текст составлен из резолюций, принятых на акциях «Гражданской инициативы за бесплатное образование» за последние годы.  С небольшими дополнениями от автора.

Цели образования в контексте будущих перемен

Образование имеет своей целью не только выращивание профессионала в какой-либо сфере деятельности, но и становление учащегося как полноценного гражданина демократического общества, а также развитие в нем полноценной личности. Образование должно создать человека, так сказать, повышенного качества, аристократа, если брать это слово в буквальном смысле. М. Шелер писал о высшей цели образования как о максимально возможной гуманизации человека. Продукт образования, с этой точки зрения, – «благообразно сформированный» человек, который знает сущностную структуру мира, пробудил и развил свои духовные потенции, овладел структурой своей личности. Итак, образование создает человека как личность, гражданина и профессионала. В связи с этим новую актуальность приобретает идеал разносторонне, гармонически развитой личности. Поэтому школа должна стремиться развивать различные стороны человеческой натуры. Не только теория, но и практика, не только наука, но и искусство должны быть должным образом представлены в образовании.

Если России удастся создать современную, динамически развивающуюся экономику, то нашему обществу придется столкнуться с рядом проблем. В современной экономике одними из самых важных компетенций являются межличностные: «способность общаться со специалистами из других областей», «принятие различий и мультикультурности». Из этого вытекает необходимость разносторонней, разнопредметной подготовки даже профессионала.

Кроме того в пользу необходимости фундаментальной знаниевой подготовки говорит необходимость «дальнего переноса». Будущее невозможно точно предвидеть.  Мы не можем точно знать, какие профессии появятся в будущем, и, соответственно, какие знания и умения надо для этого сформировать. В таких условиях возрастает важность именно универсальной подготовки учащихся, усвоение им общей фундаментальной базы, которая поможет легко адаптироваться к новым ситуациям (тоже одна из системных компетенций), в том числе быстро осваивать новые профессии. Способность применять знания на практике как важная компетенция также связана с фундаментальной подготовкой. Практика ведь состоит не только из стандартных ситуаций, где можно применить шаблонные операции. Нередко возникают и непредвиденные трудности. Вот здесь общая, фундаментальная, разносторонняя подготовка играет свою важную роль.

Фундаментальность и разносторонность – на этих принципах должно основываться образование будущего.

Кроме того немаловажным социальным последствием научно-технического и экономического прогресса станет уменьшение потребности общества в работниках. Автоматизация и роботизация производства и обслуживания приведут к уменьшению, а в перспективе, и к полному прекращению непосредственного участия человека в производственном процессе. Вырастет размер и ценность свободного времени.

Но на какие цели это время будет потрачено, зависит от того, какие потребности и интересы были взращены в человеке системой образования и воспитания. Если в человеке будут пробуждены высшие потребности в интеллектуальном росте, моральном совершенствовании, эстетическом развитии, духовном возрастании, утончении чувств то будет одна картина. Если же такие потребности сформировать не удастся, то мы можем столкнуться с взрывом примитивного гедонизма, безудержного потребительства, массой духовных и психологических патологий. Прогресс может привести к утрате человеком своей человечности.

Таким образом, область образования становится критически важной для сохранения человека как такового. Образование должно пробудить и развивать в каждом человек его высшие потребности и способности, преобразовать его мотивационную сферу..

Нынешняя реформа образования ведет к деградации нашего общества в двух смыслах. С одной стороны, она через коммерциализацию ограничивает многим людям доступ к образованию. С другой стороны, сам процесс образования выхолащивается, сводится к натаскиванию на тесты, съеживается до одних прагматических моментов, педагог как главный субъект, управляющий процессом обучения, всячески принижается и бюрократически подавляется.

Отсюда следует, что для нашей страны жизненно важно начать процесс СВЕРТЫВАНИЯ деструктивных реформ в образовании.

Реформа образования вообще

1. Мы требуем отстранить от процесса управления изменениями в российском образовании лиц, связанных с американским Всемирным банком. В связи с этим мы требуем отстранить от процесса управления изменениями в образовании Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» и уволить с должности его ректора Я. И. Кузьминова, Институт развития образования ВШЭ, его научного руководителя И. Д. Фрумина (Руководитель образовательных проектов в Московском представительстве Всемирного банка) и директора центра прикладных экономических исследований и разработок Института развития образования ВШЭ, «убийцу школ» И. В. Абанкину, Институт стратегических исследований в образовании РАН и его научного руководителя А. М. Кондакова. Мы требуем  лишения Института проблем образовательной политики «Эврика» статуса федерального оператора комплексного проекта модернизации образования и исключения А. Адамского из Комиссии по федеральным инновационным площадкам.

2. В качестве руководителей Министерства образования и науки РФ нужно поставить специалистов, компетентных в области развития образования.

3. Мы требуем, чтобы все преобразования в сфере образования и здравоохранения проходили только при широком общественном обсуждении и только с одобрения большинства профессионального сообщества педагогов и медиков.

4. Мы требуем возвращения к проверенным временем традициям советского образования!

Финансирование образования

Увеличить долю расходов на образование и науку в проекте федерального бюджета на 2014-2016 годы, законодательно закрепив в Федеральном законе № 273-ФЗ «Об образовании в РФ» долю расходов консолидированного бюджета РФ на образование в размере не менее 7% от объема ВВП в РФ, а также положение о предоставлении Федеральными государственными органами субвенций местным бюджетам, в размере необходимом для реализации основных общеобразовательных программ. В настоящее время наблюдается систематическое уменьшение не только процента от ВВП,  но и абсолютных цифр.

Коммерциализация образования

1. Необходимо официально отказаться от попыток коммерциализации сферы образования. Образование – нерыночный сектор, занятый предоставлением всем гражданам образования – общественного блага, которого никто не может быть лишен. Идеология коммерциализация образования и здравоохранения антисоциальна и противоречит экономической науке. Образование — это право, а не услуга!

2.Нужно отменить Федеральный закон Российской Федерации от 8 мая 2010 г. № 83-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений» о бюджетной реформе, уничтожающий образование страны, нарушающий Конституцию, права и свободы граждан РФ.

Угрозы бюджетной реформы:

а) Уменьшение финансирования бюджетных учреждений.

б) Невозможность точно удовлетворить действительные потребности образовательных организаций.

в) Увеличение доли платных услуг, что нарушает конституционные права граждан на бесплатное образование.

г) Расформирование («оптимизация») малокомплектных школ.

д) Увеличение количества детей в группах детских дошкольных учреждений, школьных классах, студенческих группах.

е) Сокращение преподавательского состава и увеличение нагрузок на преподавателей.

  1. Требуем отказаться от подушевого финансирования как элемента бюджетной реформы и вернуться к сметному финансированию, как более точно отражающему потребности учебного заведения, учащихся и педагогов.

Подушевое финансирование приводит к следующему:

а) к сокращению психологов, социальных педагогов, логопедов и пр. и других нужных детям специалистов;

б) для дополнительного образования такой принцип вообще губителен. Для дополнительного образования характерна текучка состава – дети ищут себя в разных кружках и секциях;

в) в высшем образовании — к необходимости сохранения контингента студентов любой ценой, в том числе путем снижения требовательности к ним. Это будет иметь катастрофические последствия;

г) к закрытию небольших школ, ухудшая положение учащихся и их родителей;

д) оно же стимулирует слияние школ в огромные конгломераты, в которых до детей нет никому дела;

е) к тому, что содержать спецшколы с логопедами, дефектологами и другими специалистами становится «невыгодным». Поэтому спецшколы закрываются, а детей с отклонениями переводят в обычные школы, где они лишены надлежащего сопровождения. И все это называется «инклюзивным подходом»;

ж) делает выгодным большое количество учеников в классе, что негативно сказывается на качестве образования.

Реформа среднего образования

  1. Требуем отказаться от ЕГЭ в его нынешней форме и вернуть к традиционной системе принятия выпускных школьных экзаменов и вступительных экзаменов в вуз.

Основными пороками ЕГЭ являются:

а) объединение в одной процедуре выпускного и вступительного экзаменов, цели которых принципиально различны. Это объединение создает дополнительный стрессообразующий фактор на экзамене, что ведет к стрессам, депрессиям, суицидам;

б) использование ЕГЭ в качестве основного критерия оценки работы педагога, школы, региона. В результате, процесс обучения в старших классах становится нацеленным в основном на успешную сдачу ЕГЭ, происходит натаскивание на правильные ответы (это признал сам автор ЕГЭ ректор ВШЭ Я. Кузьминов), не развивается самостоятельное мышление, владение устной и письменной речью;

в) учебные предметы, по которым нет ЕГЭ, не изучаются должным образом. ЕГЭ привел к катастрофическому падению уровня образования у абитуриентов вузов;

г) использование ЕГЭ как основного критерия оценки работы разных уровней системы образования и губернаторов создает благоприятные условия для расцвета коррупции и всяческих злоупотреблений;

д) для подготовки к ЕГЭ государство не выделяет достаточного количества учебных часов, что вынуждает родителей школьников прибегать к дополнительным платным услугам для подготовки к этому экзамену. Тем самым нарушается конституционное право на бесплатное образование.

  1. Требуем отменить новый стандарт для старшей школы, разрушающий фундаментальное образование. Восстановить прежние принципы разработки и принятия федеральных государственных образовательных стандартов.

а) При принятии стандарта было проигнорировано мнение профессионалов и общественности. Профессионально подготовленный проект стандарта, предложенный Президиумом РАО, был отвергнут, а непрофессионально и крайне некачественно подготовленный проект, вызвавший огромное возмущение в обществе, был взят за основу принятого стандарта.

б) Стандарт содержит ряд требований, которые являются принципиально непроверяемыми. Это противоречит самой идее стандартизации. Таким образом, даже самый общий анализ стандарта говорит о том, что он подготовлен некачественно.

в) «Образовательные стандарты должны включать в себя: базисный учебный план (предельный объем основной образовательной программы; соотношение обязательной части и части, формируемой участниками образовательных отношений; перечень обязательных учебных предметов, курсов, дисциплин и их предельную трудоемкость) и базовое содержание основных образовательных программ по обязательным предметам, курсам и дисциплинам.

г) Замена трёх обязательных ранее предметов (физики, химии и биологии), пусть и изучаемых ранее на базовом уровне, на занимающий в 3 раза меньше времени предмет под названием «Естествознание» с уровнем «ниже плинтуса» — это просто диверсия. Такой подход создает значительные трудности для инновационного развития российской экономики.

д) Метапредметные результаты сформулированы так, что им не могут удовлетворить даже преподаватели вузов, не то, что школьники.

е) Стандарт допускает, что школьник в старших классах может не изучать ни истории, ни литературы. Отсутствие должной гуманитарной подготовки подрывает патриотическое воспитание и облегчает задачу для представителей различных экстремистских идеологий.

ж) Большой недостаток нового стандарта заключается в том, что школьников слишком рано будут заставлять делать выбор, когда они еще психологически и интеллектуально не готовы к нему.

3. Следует отменить концентры в средней школе и вернуться к сетке часов образца до 2000 года.

4. Отменить концентрическую систему преподавания истории и вернуть линейную.

5. Свести к минимум тестовые формы оценки знаний учащихся. Вернуться к традиционным формам.

Высшее образование

  1. Отклонить предложение Рособрнадзора о внедрении в качестве способа оценки знаний учащихся вузов технологий ЕГЭ. Данное предложение считаем мерой, нарушающей принципы академической свободы и, в результате, понижающей конкурентоспособность вузов, а также порочащей труд преподавателей высшей школы. Унификация в высшем образовании препятствует развитию и порождает создание негибких и неэффективных бюрократизированных структур, и стимулирует подготовку некомпетентных работников, натасканных на выполнение ненужных тестов, а не на развитие конкурирующих друг с другом научных и образовательных школ и основанных на них системах подготовки многообразия квалифицированных специалистов. 
  1. Требуем признать критерии «мониторинга вузов» неэффективными. До выработки новых, более адекватных критериев оценки эффективности вузов заморозить все проекты по реорганизации высших учебных заведений.

Претензии к критериям мониторинга

а) Образовательная деятельность. Средний балл поступающих характеризует общественный престиж профессии и репутацию вуза, а не работу вуза. Популярность и реноме профессии создаются не вузом, а обществом. Вуз не должен отвечать за то, что на педагогические и инженерные специальности конкурс понижается.

б) Финансово-экономическая деятельность. Основное дело вуза — учить студентов, а не зарабатывать деньги. Некоторые вузы в силу своей специфики не могут заработать много денег. Если в примитивной экономике  не востребованы высококлассные специалисты, то это недостаток экономики, а не вуза. Тем более, этот критерий не может работать из-за начавшегося падения производства в России. Необходимость зарабатывать деньги заставляет вузы набирать больше коммерческих студентов и закрывать глаза на их плохую успеваемость. Этот же критерий побуждает поднимать цены на проживание в общежитиях, благо теперь закон об образовании это разрешает.

в) Инфраструктура. От наличия больших площадей эффективнее не станет.

г) Трудоустройство. Плохое трудоустройство выпускников по специальности не говорит о вине студентов или вине вузов, просто так сложилась ситуация, конъюнктура на рынке. Депутат Государственной Думы В. Бурматов отмечает, что ряд учебных заведений из «неэффективного списка» показали 100-процентный результат по трудоустройству своих студентов, в то время как некоторые «эффективные вузы» не смогли по этому критерию достичь даже показателя трудоустройства порогового значения, который установило Минобрнауки РФ». Кроме того, если квалификация, полученная выпускником вуза, позволяет быстро освоить новую профессию, то это говорит как раз об эффективности обучения вузе. Болонская система предусматривает, что студент после окончания бакалавриата может поступить в магистратуру по другой специальности. Так что трудоустройство выпускников вуза по другой специальности не является минусом вуза.

д) Научно-исследовательская деятельность. Традиционной главной целью наших вузов было образование, а не научная деятельность. Для того, чтобы вести полнокровные научные исследования необходимо вдвое снизить аудиторную нагрузку преподавателям, существенно поднять им зарплату и увеличить финансирование исследований из бюджета.

е) Международная деятельность. От наличия большого количества иностранных студентов вуз лучше не станет.

Целесообразно ввести в мониторинг показатель – средняя учебная нагрузка в часах для профессора/доцента/преподавателя/ассистента.

В качестве критерия эффективности вуза можно способность выпускника осваивать новые специальности, получая второе, третье и т.д. высшее образование.

  1. Отказаться от Болонской системы, которая ведет к массовому производству недоучек, невостребованных работодателями. Восстановить специалитет, особенно, на технических специальностях. Оставить только экономический бакалавриат и общий бакалавриат. Магистратуру сохранить для тех случаев, когда выпускник вуза хочет сменить специальность.
  1. Отменить статус аспирантуры как третьего уровня высшего образования. На порядок уменьшить число изучаемых аспирантом дисциплин. Для аспиранта на первом месте должна быть научная работа. Для очной аспирантуры стипендия должна быть на уровне средней зарплаты преподавателя вуза.
  1. Упразднить отделы качества в вузах и тотальную стандартизацию всех учебных предметов. Для учебного курса достаточно наличия рабочей программы, разработанной и утвержденной на кафедре, где читается курс.

6.  Проверка знаний учащихся должна производится в соответствии с той программой, которая утверждена в данном учебном заведении и по которой обучались учащиеся. Проверка, проводимая без такого учета должна быть запрещена.

7. В связи с этим так называемая независимая оценка знаний студентов должна быть сведена к минимуму.

Дошкольное образование

Нужно восстановить в законе об образовании норму, ограничивающую плату за пребывание ребенка в детском саду (не более 20%), прекратить эксперименты с уменьшением количества воспитателей в группах и уменьшением времени пребывания детей в детском саду. Преобразовать автономные детские сады в бюджетные, чтобы избежать коммерциализации и навязывания платных услуг родителям и детям.

ПТУ

Следует вернуть в закон «Об образовании в РФ» начальное профессиональное образование. Уничтожение ПТУ по стране привело к острой нехватке профессионалов рабочих специальностей, ущемлению прав детей с ограниченными возможностями здоровья и инвалидов на получение специальности в школе, сделало неопределённым статус музыкальных и художественных школ.

Дополнительное образование

1. Следует отменить ограничения на финансирование бесплатного дополнительного образования. Ограничение бесплатного дополнительного образования несколькими часами в неделю противоречит конституционному праву граждан на бесплатное образование.

2. Принуждение всех детей заниматься дополнительным образованием противоречит самой сущности дополнительного образования как добровольного. Это тем более нежелательно в формате школьного класса.

3. Введение подушевого финансирования для дополнительного образования противопоказано, ибо состав групп учащихся подвижный, дети ищут себя. Таким путем быстро уничтожим многие бесплатные кружки, работающие в том числе и с детьми из неблагополучных семей и многие учреждения дополнительного образования.

Продленка:

1. Необходимо охранить услуги групп продленного дня, групп развивающего обучения и содержание детей в образовательных организациях с наличием интерната бесплатными для родителей школьников, обеспечив их достаточное финансирование из государственного и муниципального бюджетов.

2. Внести в действующий Федеральный закон «Об образовании в РФ» изменения и дополнения, гарантирующие выделение необходимого и достаточного финансирования групп продлённого дня из государственного и муниципального бюджетов:

 а) п.2 ст.7: «Финансовое обеспечение осуществления переданных в соответствии с частью 1 настоящей статьи полномочий, за исключением полномочий, указанных в части 10 настоящей статьи, осуществляется за счет субвенций из федерального бюджета, а также в пределах бюджетных ассигнований, предусмотренных в бюджете субъекта Российской Федерации на указанные цели в размере, необходимом для обеспечения субъектами Российской Федерации государственных гарантий реализации конституционных прав на получение общедоступного и бесплатного образования». 

 б) п.1. подп.3 Ст. 8:«К полномочиям органов государственной власти субъектов Российской Федерации в сфере образования относятся: …3) Обеспечение государственных гарантий реализации прав на получение общедоступного и бесплатного дошкольного образования в муниципальных дошкольных образовательных организациях, общедоступного и бесплатного дошкольного, начального общего, основного общего, среднего общего образования в муниципальных общеобразовательных организациях, обеспечение дополнительного образования детей в муниципальных общеобразовательных организациях посредством предоставления субвенций местным бюджетам, в размере необходимом для реализации основных общеобразовательных программ, включая расходы на оплату труда, приобретение учебников и учебных пособий, средств обучения, игр, игрушек; расходы на образование детей в группах продлённого дня, группах развивающего обучения, содержание в образовательных организациях и обучение детей-сирот, и детей, оставшихся без попечения родителей (законных представителей), детей из социально незащищённых семей».

 в) п. 8 Ст. 66. Содержание детей в образовательной организации с наличием интерната, включающее в себя обеспечение обучающихся в соответствии с установленными нормами одеждой, обувью, мягким инвентарем, предметами личной гигиены, школьно-письменными принадлежностями, играми и игрушками, хозяйственным инвентарем, питанием и организацию их хозяйственно-бытового обслуживания, а также осуществление присмотра и ухода за детьми в группах продленного дня и группах развивающего обучения осуществляется за счет средств государственного и муниципального бюджетов.

 3. Считаем целесообразным изменить Санитарно-эпидемиологические требования к условиям и организации обучения в общеобразовательных учреждениях, так чтобы они допускали функционирование продленных групп в школах без обязательного наличия в них спальных мест. Такое требование в настоящих условиях невыполнимо и привело  к закрытию групп продленного дня во многих школах.

В Санитарно-эпидемиологические правилах и нормативах СанПиН 2.4.2.2821-10 следует произвести следующие изменения:

а) В требованиях к зданию из пункта 4.7. изъять абзац: «Для обучающихся 1-х классов, посещающих группы продленного дня, должны быть предусмотрены спальные помещения площадью не менее 4,0 м2 на одного ребенка».

 б) В гигиенических требованиях к режиму образовательного процесса убрать требование: 10.10. Обучение в 1-м классе осуществляется с соблюдением следующих дополнительных требований: … «- для посещающих группу продленного дня необходима организация дневного сна (не менее 1 часа)…»

 в) Из Приложения 6 к СанПиН 2.4.2.2821-10 Рекомендации к организации и режиму работы групп продленного дня изъять: В режиме дня должны обязательно предусматриваться… дневной сон для обучающихся 1-х классов и ослабленных обучающихся II — III классов…»

 г) В «Общие положения» Приложения 6 к СанПиН 2.4.2.2821-1 добавить «по возможности»:

Рекомендуется, при наличии возможности,  для обучающихся первых классов группы продленного дня выделять спальные помещения и игровые комнаты.

 д) Раздел «Организация дневного сна для первоклассников и ослабленных детей» изложить с использованием модальности «возможность», но не «обязательность». «Организация дневного сна может быть осуществленная по возможности, но не обязательна».

 Особые школы

  1. Требуем прекратить противоречащее национальным интересам России закрытие и «слияние» образовательных учреждений, уничтожение коррекционных групп по всей стране.
  2. Внести в Федеральный закон №273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» изменения и дополнения, обеспечивающие гарантии прав на полноценное бесплатное образование, в том числе дополнительное, детей-инвалидов, одаренных детей, детей с девиантным поведением. В настоящее время повсеместно уничтожаются коррекционные группы в детских садах, детские сады компенсирующего вида и коррекционные школы. Начиная с 2000 г., количество таких организаций в стране сократилось на 218 единиц, в т.ч. с 2010 г. по 2013 г. – на 96.

Дополнить пункт 2 статьи 23 Закона следующими типами образовательных организаций:

а) образовательная организация, осуществляющая в качестве основной цели ее деятельности образовательную деятельность по адаптивным образовательным программам дошкольного образования для детей с ограниченными возможностями здоровья и детьми-инвалидами, присмотр и уход за детьми перечисленных категорий, а также образовательная организация, осуществляющая в качестве основной цели ее деятельности образовательную деятельность по адаптивным образовательным программам начального общего, основного общего и (или) среднего общего образования для детей с ограниченными возможностями здоровья и детей-инвалидов.

б) образовательная организация, осуществляющая в качестве основной цели ее деятельности образовательную деятельность по усложненным образовательным программам по ряду предметов в рамках основного общего и (или) среднего общего образования.

в) специальная (коррекционная) образовательная организация

г) общеобразовательная организация для одаренных детей

 д) школа надомного обучения — общеобразовательная организация для детей-инвалидов и детей с ОВЗ с сохранным интеллектом, образовательная организация, осуществляющая в качестве основной цели ее деятельности образовательную деятельность по программе массовой школы со сниженным режимом учебной нагрузки.

 е) школа для детей с девиантным поведением.

 Педагоги

  1. Внести изменения в Федеральный закон № 273-ФЗ «Об образовании в РФ» и соответствующие ему подзаконные акты (в частности, «дорожную карту» образования  - распоряжение Правительства РФ от 30.04.2014 № 722-р, которая планирует перевести всех педагогических работников на «эффективный», а, по сути, срочный контракт. Возникает вопрос: контракт эффективен для кого? Для работодателя, который может без объяснения причин расторгнуть соглашение с неугодным работником?).  Мы выступаем против перевода работников образования на «эффективный» (срочный) контракт. Это нарушает п.2. Ст.55 Конституции РФ, Ст. 58 и Ст.59 Трудового кодекса РФ. Считаем недопустимым сопровождать повышение зарплат педагогов увеличением их рабочей нагрузки и сокращением других педагогических работников. Для обеспечения государственных гарантий трудовых и социально-экономических прав работников образования, а также обеспечения преемственности и устойчивости работы  образовательных организаций установить ограничение срока действия трудового контракта для выборных должностей и директоров образовательных организаций в пределах от 3 лет (допустимый минимум) до 5 лет (допустимый максимум). Признать порочной практику заключения трудовых договоров на 1 год и менее для сотрудников, избранных по конкурсу на более длительный срок.

 2. Требуем отменить «Распоряжение Правительства РФ о «Дорожной карте образования» (№ 2620-р от 30 декабря 2012 г.), предполагающей массовые сокращения учителей и преподавателей вузов.

а) Данный документ научно не обоснован и принят без обсуждения общественности.

б) Он предусматривает увеличение «количества учащихся на одного преподавателя»: в детсадах – с 8,7 до 9,8, в школах – с 10,9 до 13, в вузах – с 9,4 до 12. Все это – дополнительная нагрузка на педагога – на 28% — и как следствие ухудшение результатов его труда.

в) Он предусматривает перевод преподавателей и руководителей образовательных организаций на «эффективный» (срочный) контракт без их на то согласия.

 3. Отменить завышенные нормативы показателя «количество учащихся на одного преподавателя» (положенного в основу расчёта количества ставок образовательного учреждения), которые приводят к необоснованному сокращению преподавателей и увеличению нагрузки без учёта трудозатрат.

 4. Отменить профессиональные сертификаты в качестве доказательства профессиональной пригодности специалистов, уже получивших профессиональное образование.

 5. Требуем установления минимальной заработной платы педагогических работников всех типов образовательных учреждений (начиная с детских садов) за ставку рабочего времени не ниже средней зарплаты в экономике по региону (но не ниже средней зарплаты по экономике России). Установления окладов (без включения доплат и премий) административно-вспомогательного и технического персонала на уровне не ниже МРОТ (а МРОТ — на уровень прожиточного уровня, как предписывает закон).

а) Привязка именно ставки педагога к средней зарплате по региону создает возможность простой проверки уровня действительных зарплат педагогов.

б) Является средством обеспечения конкурентоспособной и справедливой оплаты труда педагогических работников.

 6. Требуем введения доходного максимума для руководителей всех образовательных организаций всех уровней, включая экономический блок: бухгалтеров и пр. Их доход от деятельности, совершаемой в рамках образовательной организации не должен превышать наименьшей зарплаты работника данной организации, умноженной на три. Та часть дохода, которая превышает данный порог, должна идти в бюджет образовательной организации – в фонд зарплаты персоналии и другие нужды.

 7. Необходимо провести демократизацию управления сферой образования. Директор школы, ректор вуза и пр. должны выбираться демократическим голосованием всех работников образовательной организации. Коллектив обладает также правом вето на решения руководства и правом отрешения его от должности. Управленцы более высокого уровня выбираются полномочными выборными представителями образовательных организаций соответствующего  района, города, региона, страны в целом. Всероссийский педсовет обладает правом вето на решения министерства образования и правом отрешать министра образования от должности.

 Учебники

Внести изменения в ст. 18 закона «Об образовании в РФ», которая в её нынешней трактовке нарушает Конституцию РФ, с целью устранения коррупционных опасностей, отсечения непрофессионально написанных учебников, но, в то же время, для открытия возможности издательства новаторских, вариативных учебных пособий. Ситуации, подобные той, что возникла при составлении федерального списка учебников на 2014/2015 учебный год, когда из Федерального перечня учебников безосновательно и противозаконно были исключены многие востребованные предметно-методические линии, недопустимы.

Реализация всех этих мер поможет остановить процесс деградации образования и создаст условия для его возрождения.