Архив рубрики: Экономика образования и медицины

Предложения группы преподавателей МФТИ и Студенческого Политического клуба МФТИ по изменению коллективного договора

images (1)

Публикуем присланные  в редакцию сайта предложения группы преподавателей МФТИ и Студенческого Политического клуба МФТИ по изменению коллективного договора

9 декабря 2014 года состоится конференция профсоюзных работников МФТИ, на которой будет подписан новый коллективный договор.

Группа преподавателей МФТИ подала в комиссию по согласованию коллективного договора предложения по изменению коллективного договора, касающиеся оплаты труда работников МФТИ.

Преподавателей поддержала часть студентов из политического клуба МФТИ, которые сформулировали свои предложения по изменению коллективного договора МФТИ и собрали подписи.

ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО РЕДАКЦИИ КОЛЛЕКТИВНОГО ДОГОВОРА МЕЖДУ АДМИНИСТРАЦИЕЙ И КОЛЛЕКТИВОМ МОСКОВСКОГО ФИЗИКО-ТЕХНИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА (ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА)

В пункте 4.1.6. коллективного договора в разделе «Оплата труда, стипендиальное возмещение» предлагаем редакцию вместо «месячная заработная плата Работника, полностью отработавшего за этот период норму рабочего времени и выполнившего свои трудовые обязанности, не может быть ниже минимального размера оплаты труда» вставить следующее: «месячная заработная плата Работника, полностью отработавшего за этот период норму рабочего времени и выполнившего свои трудовые обязанности, не может быть ниже средней заработной платы по региону, где зарегистрирован МФТИ (юридический адрес)».

Комментарий: Пункт 1 соответствует распоряжению В.В. Путина (№ ВП-П8-1018 от 14 февраля 2012 года) о том, что заработная плата профессорско-преподавательского состава (ППС) российских вузов должна быть доведена (еще к концу 2012 года!) до уровня не ниже средней заработной платы в соответствующем субъекте Российской Федерации — месте регистрации ВУЗа. К 2018 году зарплата ППС вузов должна быть доведена до 2-кратного уровня средней заработной платы в соответствующем субъекте Российской Федерации (выступление В.В. Путина 30 октября 2014 г. на собрании ректоров ВУЗов России).

  1. Вставить пункт 4.1.17 в раздел «Оплата труда, стипендиальное возмещение» со следующим текстом: «Годовая заработная плата ректора МФТИ и сотрудников ректората, с учётом всех премий, надбавок и прочих выплат, не может более чем в 3 раза превосходить среднюю годовую заработную плату по профессорско-преподавательскому составу МФТИ в тот же год».

Комментарий:  Пункт 2 предлагается с учетом международного опыта вузов ТОП-100, в которых отношение зарплат руководства ВУЗа и ППС примерно равно 3.

  1. Вставить пункт 4.1.18 в раздел «Оплата труда, стипендиальное возмещение» со следующим текстом: «Бухгалтерия один раз в квартал публикует на сайте максимальную, минимальную и среднюю зарплаты по структурным подразделениям МФТИ без указания персональных данных».

Комментарий:  Пункт 3 предлагается с учетом международного опыта вузов ТОП-100. Например, в вузах США обычно известен заработок всех сотрудников и опубликован (без указания имен, по должностям) на сайте вуза.

Предложение для профсоюзного комитета: Согласованную редакцию коллективного договора, а также все поступившие предложения, выложить перед голосованием минимум на неделю на сайт МФТИ для публичного обсуждения и ознакомления всеми сотрудниками МФТИ.

СТУДЕНЧЕСКИЙ ПОЛИТИЧЕСКИЙ КЛУБ МФТИ ПОДДЕРЖАЛ ТРЕБОВАНИЯ ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ И РАЗРАБОТАЛ СВОИ ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО ИЗМЕНЕНИЮ КОЛЛДОГОВОРА МФТИ:

ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО РЕДАКЦИИ КОЛЛЕКТИВНОГО ДОГОВОРА МЕЖДУ АДМИНИСТРАЦИЕЙ И  КОЛЛЕКТИВОМ МОСКОВСКОГО ФИЗИКО-ТЕХНИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА (ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА)

1. Вставить пункт 4.3 в раздел «Оплата труда, стипендиальное возмещение» со следующим текстом: «Бухгалтерия один раз в квартал публикует на сайте МФТИ максимальную, минимальную и среднюю зарплаты по структурным подразделениям МФТИ, расходы на материальную помощь и стипендии, размеры должностных окладов, ставок заработной платы и повышающих коэффициентов, отчетность по затратам на компенсационные выплаты, стимулирующие выплаты, а также их размеры без указания персональных данных». Комментарий: Пункт 7 предлагается согласно принципу гласности всех доходов и расходов МФТИ.

2. Изменить пункты 5.6 и 5.3 раздела “Внебюджетные средства ” в пункте 5.6 вместо “Отчеты о расходовании как общеинститутских, так и факультетских внебюджетных средств подлежат публикации в газете «За науку»“ написать следующее “Отчеты о расходовании как общеинститутских, так и факультетских внебюджетных средств подлежат публикации один раз в квартал на сайте МФТИ“, в пункте 5.3 аналогично вместо “газету «За науку»” вставить “сайт МФТИ” . Комментарий: Данная поправка предлагается, так как вся информация о структуре и принципах расходования должна находиться в публичном доступе в соответствии принципу гласности, и т. к. в газете «За Науку» за последний год не было найдено никаких сведений по данному вопросу.

 3. В пункте 6.4.3 коллективного договора в разделе “Социальные гарантии, льготы и компенсации” предлагаем редакцию вместо “Во внеучебное время бесплатно предоставляются спортивные залы, площадки и спортинвентарь” написать следующее “Во внеучебное время бесплатно предоставляются спортивные залы, бассейн, площадки и спортинвентарь” . Комментарий: Данная поправка предлагается, так как студенты и работники должны иметь бесплатный доступ к бассейну во внеучебное время.

4. Вставить в раздел “Социальные гарантии, льготы и компенсации” в пункт 6.8.1 абзац со следующим текстом: “ пострадавшим в результате несчастного случая случившегося в кампусе либо в другом месте, имеющем прямое отношение к МФТИ”. Комментарий: Данная поправка предлагается в связи с тем, что на территории кампуса и других местах (например “Радуга”) происходят несчастные случаи, пострадавшие в которых не должны остаться без материальной поддержки института.

5. В пункте 6.9.1 коллективного договора в разделе “Социальные гарантии, льготы и компенсации” предлагаем редакцию вместо “При наличии Обучающихся, нуждающихся в поселении, не допускается поселение в общежитие третьих лиц, а также использование не по назначению жилой площади общежитий” написать следующее “Не допускается поселение в общежитие третьих лиц, а также использование не по назначению жилой площади общежитий”. Комментарий: Данная поправка предлагается, так как в общежитиях получило широкое распространение заселение третьих лиц, несмотря на то, что некоторые Политический Клуб МФТИ студенты заселяются по четверо в “трёшки”, на третьем курсе проживают вчетвером в одной комнате и т.п.

6. Вставить в пункт 8.2. в раздел “Разное” вместо “результаты проверок доводить до сведения Администрации” следующий текст: “результаты проверок доводить до Администрации, Работников и Обучающихся”. Комментарий: Пункт 3 предлагается в связи с тем, что сведения полученные Профкомом в результате проверок должны быть в свободном доступе.

7. Вставить в пункт 10.10. раздела “Гарантии прав профсоюзной организации” вместо “изменение системы оплаты труда, формы материального поощрения” поместить “изменение системы оплаты труда, формы материального поощрения, системы стипендиального обеспечения”

Комментарий: Пункт 5 предлагается в связи с тем, что Администрация должна согласовывать изменение системы стипендиального обеспечения с Профкомом.

8. Добавить в пункт 11.5. в раздел “Ответственность сторон” после слов “также путем письменных заявлений, обращений и жалоб в Администрацию и Профком” следующий текст: » и получить мотивированный ответ об учете его предложений и жалоб”. Комментарий: Пункт 5 предлагается для обеспечения открытого диалога Администрации с Работниками и Обучающимися

http://unisolidarity.ru/?p=3101

Преподаватели МФТИ протестуют против низких зарплат

В знаменитом Московском физико-техническом институте протестуют преподаватели, возмущенные низкими зарплатами. Сотрудники начали сбор подписей под требованиями, которые в начале декабря хотят внести в коллективный договор.
Они недовольны ситуацией в одном из лучших российских вузов, сообщает «Эхо Москвы». В интервью изданию «Инсайдер» профессора жалуются на то, что они получают меньше секретарш, а зимой в аудиториях бывает так холодно, что приходится прекращать занятия. Это притом, говорят они, что вуз получает солидное финансирование.

Между тем, МФТИ – участник Проекта 5-100. Правительство выделяет миллиарды, чтобы 5 российских вузов к 2020 году входили в сотню самых престижных в мире. Но на что тратятся эти деньги преподавателям непонятно, поэтому они требуют не только повышения зарплат, и но и более прозрачного распределения бюджетных средств. В руководстве МФТИ на эти претензии заявили, что средства, выделенные на определенные цели, не могут быть потрачены на зарплаты сотрудников.

По информации echo.msk.ru

http://www.ug.ru/news/13532

В забайкальском «бюджете выживания» не хватит денег на детский отдых и учебники

ЧИТА, 19 ноября.

Расходы на социальную сферу в Забайкальском крае в 2015 году урезаны на 25 процентов по сравнению с 2014 годом, сообщает Zabmedia.ru.

Глава общественной палаты Забайкальского края Денис Лукьянов на публичных слушаниях назвал главный финансовый документ региона «бюджетом выживания» и отметил, что денег, в частности, не хватит на летний отдых детей и покупку учебников.

«Особенной проблемой станут расходы на летний отдых и оздоровление детей», — сказал он.

Лукьянов заметил, что сокращаются дотации из федерального бюджета. Так, расходы на учебники переносятся на муниципальный бюджет. По закону об образовании эти расходы несет регион. «Федеральных средств на это не выделяется, а региональный их потянуть не в состоянии», — добавил глава ОП.
Подробнее:http://www.rosbalt.ru/federal/2014/11/19/1339341.html

В ответ на сокращения расходов на высшую школу независимый профсоюз преподавателей «Университетская солидарность» готовит акции протеста

Межрегиональный профсоюз работников высшей школы

«УНИВЕРСИТЕТСКАЯ СОЛИДАРНОСТЬ»

 ПРЕСС-РЕЛИЗ  от 18.11.14 г.

В ответ на сокращения расходов на высшую школу независимый профсоюз преподавателей «Университетская солидарность» готовит акции протеста.

В прессе появилось информация из Министерства образования и науки РФо сокращении вдвое ассигнований на повышение зарплат профессорско-преподавательского состава вузов во исполнение майских указов президента. Для того, чтобы найти средства, ведомство готовит «активные оптимизационные мероприятия, в том числе продолжение реструктуризации сети вузов«. Представители независимого Профсоюза работников высшей школы «Университетская солидарность» дали оценку происходящему и заявили о подготовке акций протеста.

В ответ на появившиеся сведения о сокращении финансирования вузовПрофсоюз «Университетская солидарность» уже начал мобилизацию своих сторонников и планирует провести несколько протестных акций в конце текущего года и в начале следующего. Профактивисты уверены, что в условиях сворачивания расходов на социальную сферу только коллективные действия смогут предотвратить нанесение непоправимого ущерба качеству образования, и призывают всех неравнодушных преподавателей и студентов присоединяться к борьбе.

Ранее о своей готовности к массовым выступлениям против антисоциальной политики правительства уже объявила Конфедерация Труда России, крупнейшее в стране объединение альтернативных профсоюзов, членской организацией которого является и «Университетская солидарность».

Напомним, что согласно так называемым «майским указам» президента, оплата профессорско-преподавательского состава вузов к 2018 г. должна быть доведена до 200% от средней зарплаты в регионе. Однако несмотря на заявления Минобрнауки о том, что средства выделялись в необходимом количестве, на деле с проблемой их нехватки столкнулись даже в наиболее благополучных вузах, таких как МГУ им. М.В. Ломоносова и Высшая школа экономики. Результатом этого стали сопровождающиеся повсеместным нарушением трудового законодательства массовые сокращения работников высшей школы, переводы преподавателей на долю ставки при сохранении нагрузки или на гражданско-правовые договоры, манипуляции с показателями при подсчёте средней зарплаты. В свою очередь увольнения преподавателей обернулись для вузов потерей квалифицированных кадров, укрупнением потоков, сокращением индивидуальной работы преподавателей со студентами и т.д. То естьфактически проблема нехватки финансирования уже сейчас решается за счёт сотрудников университета и качества образования. В части университетов коллективным сопротивлением сотрудников эти процессы удалось смягчить, однако в большинстве увольнения прошли незаметно для общества и болезненно для вузов.

Все эти события происходили в относительно благоприятное экономически для России время. Но в связи с нарастающим экономическим кризисом бюджет России на 2015-2017 годы стремительно перекраивается при сокращении расходов на социальные статьи. По сообщению из Минобрнауки («Коммерсантъ» №208 от 18.11.2014), ранее в федеральном бюджете были предусмотрены дополнительные 41,3 млрд. руб. на 2015 год и 66,2 млрд. руб. на 2016 год на исполнение майских указов. В проекте федерального бюджета на 2015 год и на плановый период 2016 года эти ассигнования были сокращены примерно на 21 млрд. руб. ежегодно. То естьв следующем году Минобрнауки получит вдвое меньше денег для обеспечения столь необходимого повышения зарплат профессорско-преподавательского состава. При этом совершенно не скрывается, что восполнять в 2015-16 гг. недостающие средства ведомство собирается за счет самих работников высшей школы, проводя «активные оптимизационные мероприятия, в том числе продолжение реструктуризации сети вузов«.

«Но “оптимизировать” в большинстве вузов после сокращений последних лет уже практически нечего ― есть предел того, сколько занятий физически может вести преподаватель. Значит власти, видимо, пойдут просто на демонтаж части системы образования, ― комментирует ситуацию Михаил Лобанов сопредседатель Профсоюза “Университетская солидарность”. ―т.е. это грозит обернуться для университетов катастрофой, в результате которой преподавателей выгонят на улицу, а целые вузы будут закрыты(уменьшая в целом число бюджетных мест). Не потому что они не нужны, а потому что нужно сэкономить деньги, которые идут на поддержание прибылей крупных корпораций и аффилированных с ними чиновников».

По словам еще одного сопредседателя Профсоюза «Университетская солидарность» Павла Кудюкина: «Наступление на социальные права работников бюджетных отраслей уже вызывает протест. Мы видели существенно более многочисленные, чем прежде, митинги в защиту школ и медицинских учреждений. В колонны протестующих подтянутся и вузовские преподаватели — наш профсоюз поддержит акции медиков, планируемые 29-30 ноября. Мы планируем наши собственные акции протеста в тех регионах, где действуют организации «Университетской солидарности», и надеемся, что братские профсоюзы и другие общественные организации в свою очередь придут нам на помощь«.

Подробней о позиции профсоюзов и подготовке акций протеста можно узнать по телефонам:

+7 915 212-40-07 (Владимир Комов, оргсекретарь профсоюза «Университетская солидарность»);

+7 916 180-13-28 (Павел Кудюкин, сопредседатель Профсоюза «Университетская солидарность»)

http://unisolidarity.ru/?p=3073

Власть: В снижении зарплат учителей на Урале виноваты муниципалитеты

 Наталия Швабауэр (Екатеринбург)

Около 12 миллиардов рублей направит Свердловская область на повышение зарплат педагогов в ближайшие три года. Об этом сообщил ТАСС региональный министр образования Юрий Биктуганов.

- Это плановое повышение, оно не связано с тем, что в сентябре зафиксировано снижение зарплат учителей в 32 муниципалитетах. Расследование по этим фактам специальная комиссия завершит в конце ноября, — заявил глава ведомства.

Как сообщили в пресс-службе регионального минобра, в сентябре из областного бюджета субвенции на зарплату педагогов были выделены территориям в полном объеме, но по вине конкретных людей для начислений стимулирующих надбавок были использованы неверные данные.

Главной причиной снижения зарплаты педагогов министр назвал неумение или нежелание управлений образования планировать распределение фонда оплаты труда на год. Хотя при формировании бюджета на 2014-й с каждым муниципальным образованием были согласованы целевые показатели, некоторые с мая по август необоснованно завысили эти цифры. Теперь начальники управлений образованием пытаются вписаться в установленный размер субвенции. А как это можно сделать, если 8 месяцев подряд они переплачивали по 10-15 процентов от ФОТ?

Кроме того, проверка показала, что в отдельных МО органы управления образованием или не владеют реальной ситуацией, или намеренно пытаются ввести в заблуждение. В частности, по Малышевскому городскому округу данные о среднесписочной численности педагогов на 2014 год оказались завышены более чем на 38 процента, в поселке Уральском — на 26,9, в Верхнесалдинском округе — на 25, в Сосьве — на 22,8 процента.

По словам Юрия Биктуганова, для исправления ситуации из областного бюджета выделено дополнительно 74 миллиона рублей. Эти средства позволят произвести перерасчет заработной платы педагогов за сентябрь и в оставшиеся три месяца выплачивать ее на достигнутом уровне.

Опубликовано на сайте «Российской Газеты» 17 ноября 2014 г.

http://www.rg.ru/2014/11/17/reg-urfo/zarplata-anons.htm

В Свердловской области сократили размер фонда зарплаты учителей

Как сообщила в ходе пресс-конференции начальник управления образования администрации Екатеринбурга Евгения Умникова, летом этого года власти Свердловской области снизили размер фонда оплаты труда учителей до 3,371 млрд рублей. «В областном бюджете на 2014 год было заложено 3,446 млрд руб. на выплату заработной платы учителям Екатеринбурга, летом рамер ассигнований был снижен до 3,371 млрд рублей. Это мотивировалось тем, что в регионе снизился размер общей средней заработной платы. При этом количество учителей в городе за последний год выросло на 88 человек», — рассказала она. По словам министра, для сохранения зарплат учителей школ на прежнем уровне Екатеринбургу необходимо еще 33,8 млн рублей из областного бюджета, остальные средства будут выплачены из внутренних резервов. «К счастью, региональное министерство образования нас услышало. Нам выделили 17,7 млн рублей», — цитирует госпожу Умникову УрБК.

Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc/2612755?isSearch=True

И снова — «новый курс»! Выступление на «правительственном часе» с министром образования и науки РФ Д.В. Ливановым, Госдума, 12 ноября 2014 г.

Слава Богу, Госдума 6-го созыва давно стала местом для дискуссий, причем по большинству вопросов. Однако местом для принятия самостоятельных решений она по-прежнему становится крайне редко. И для того, чтобы это произошло, правительство должно научиться слушать профессиональные предложения, независимо от того, из каких фракций они поступают. Вот лишь несколько проблем образовательной политики, которые правительству и парламенту так или иначе решать придется.

1. Федеральный бюджет. Во-первых, он предусматривает снижение доли расходов на образование по всем основным показателям:

– доля расходов на образование к расходной части Федерального бюджета уменьшается в 2014–2017 гг. с 4,6% до 4,1%;

– расходы Федерального бюджета к валовому внутреннему продукту – с 0,9% до 0,7%.

Во-вторых, не будут исполнены даже майские указы президента В.В. Путина №597 и №599 и иные поручения президента РФ. По оценкам думского Комитета по образованию:

– на обеспечение всех детей дошкольными учреждениями в 2015 г. – 0 (ко второму чтению добавили 10 млрд, но это ситуацию не изменит);

–  на обеспечение бесплатного дополнительного образования не менее половины всех детей,  получающих его в регионах, – 0;

– на ликвидацию вторых и третьих смен в школе – 0;

– на Крым и Севастополь – дополнительных средств 0;

– на развитие спорта в сельской местности – 0 (ко второму чтению немного добавили);

– на программы развития инженерного образования – 0;

– на программы модернизации педагогического образования – 0;

– на повышение заработной платы в высших учебных заведениях: по оценкам минобрнауки – около 60% от необходимого, по оценкам комитета – 0.

Мы понимаем, что принципиально исправить бюджет ко второму чтению практически невозможно. Но можно профинансировать образование за счет Фонда национального благосостояния. Говорят, только Роснефть претендует из него на 2 трлн рублей. Когда-то предыдущий министр А.А. Фурсенко заметил, что наши студенты не хуже нашего автопрома. Я бы добавил: дети и студенты наверняка не менее важны, чем новые нефтяные скважины. Как признал Дмитрий Медведев, эра углеводородов заканчивается, а отдача от образования в перспективе будет только нарастать.

2. Плата за детские сады. По прежнему закону она не должна была превышать 20% цены для обычных семей и 10% – для многодетных. Теперь в законе этого положения нет. Выборочный анализ показывает, что плата в регионах поднялась в полтора-два раза. А может подняться в 5 раз, плюс инфляция. Если не изменим ситуацию, майский указ президента будет исполнен навыворот: очереди исчезнут, потому что мамам проще будет сидеть дома, чем платить.

Предлагаем министерству и всем фракциям поддержать наш законопроект о возвращении льготной оплаты детских садов.

3. Группы продленного дня. На рубеже учебного года министр заявил, что они должны остаться бесплатными. Некоторые депутаты от правящей партии министра обругали. Однако министр призывал нас голосовать за закон об образовании, а ругающие министра депутаты это сделали. Между тем статья 66 закона прямо разрешает платную продленку. И это даже не чеховское ружье, которое появляется на сцене в первом акте, а стреляет в третьем. «Выстрелы» начались немедленно.

Мы внесли в Госдуму законопроект о восстановлении бесплатных групп продленного дня в точном соответствии с заявлениями министра. От правительства ждем поддержки, а депутатов всех фракций приглашаем к закону присоединиться.

4. ЕГЭ. С удовольствием слышу от моих вчерашних оппонентов, в т.ч. занимающих высокие посты, что в современном виде он не учит детей читать, писать и говорить. Добавлю: по гуманитарным предметам не очень учит и думать.

Мы приветствуем предложения министра:

– исключить из ЕГЭ отупляющие тестоподобные задания с выбором ответов (типа «Кто придумал теорему Пифагора?»);

– ввести устные экзамены или элементы устных экзаменов по гуманитарным предметам;

– решение президента вернуть в школу сочинение.

При этом, конечно, необходимо, чтобы не творческая работа была допуском к ЕГЭ, но, наоборот, задания, аналогичные ЕГЭ, были допуском к творческой работе – в данном случае к сочинению.

Парадокс в том, что задолго до этих предложений мы внесли в Госдуму законопроект практически того же содержания. Однако палата отклонила его… на основании отрицательного заключения правительства! Что это: сказка про Алису в Зазеркалье или история о докторе, который сказал: в морг – значит, в морг?

Предлагаем поддержать новую версию нашего законопроекта по поводу ЕГЭ и в конце концов приговорить его к высшей мере… совершенствования!

5. Сельские школы. Три года назад министр призывал остановить их ликвидацию, и мы это приветствовали. С тех пор каждый год закрывается почти 2 тысячи школ. А всего их закрыто более 25 тысяч. Плюс одна тысяча вечерних. Новый закон об образовании отменил даже те слабые защитные гарантии, которые были в прежнем законе. Более того, эпидемия закрытия школ пошла и в города.

Предлагаю: запретить ликвидацию и реорганизацию школ на селе без согласия сельского схода, а в городе – без согласия родителей и органов местного самоуправления.

6. Курс на массовое закрытие вузов. Наверняка в стране есть учебные заведения, которые заслуживают такой участи. Но официальные лица в минобрнауки практически не скрывают, что собираются закрыть каждый третий вуз. Спрашивается: почему треть, а не четверть, не пятую часть или, наоборот, не 2/3? При этом не раз предупреждал коллег из министерства: при таких критериях мониторинга вместо «больных зубов» легко вырвать «здоровые».

Напомню: в мае к числу т.н. неэффективных в Москве был отнесен 21 государственный вуз (в т.ч. очевидные лидеры в своих областях) и около сотни негосударственных. Тогда это вызвало скандал с участием наших более чем сдержанных коллег – депутатов правящей партии.

Между прочим, в Норвегии объявлена национальная идея: Норвегия открывает университеты! А в США количество университетов в пересчете на население вдвое больше, чем в России.

Массовое механическое закрытие вузов вместо повышения качества образования – это подмена целей, причем крайне опасная с точки зрения не только прав человека, но и социальной стабильности в стране. Среди прочего, оно сделает с малыми городами то же, что закрытие сельских школ с деревней, т.е. приведет к их вымиранию.

Мы внесли в Госдуму законопроект о том, чтобы закрытие вуза было возможно только с согласия Государственной думы. Просим поддержать.

7. Электронное обучение. На нашем письме с программой его развития 1 октября председатель правительства Дмитрий Медведев написал: «Заместителю председателя правительства Российской Федерации О.Ю. Голодец, минобрнауки России Д.В. Ливанову: Электронные университеты развиваются в мире. Подготовьте предложения по регулированию этой сферы в нашей стране».

Министерство связи поддержало эту идею перед правительством, однако министерство образования и науки фактически проигнорировало поручение премьера, и российская образовательная политика по-прежнему выталкивает нашу молодежь в электронные университеты Запада и Востока. И если ситуация не будет исправлена на совещании под руководством О.Ю. Голодец, эта политика фактически будет работать на наших экономических и геополитических конкурентов.

8. Образование инвалидов. 10 ноября на коллегии минобрнауки мною внесено 12 предложений на эту тему. Главное: обеспечить право выбора родителями школы или детского сада для своих детей – коррекционного или инклюзивного. Необходимо остановить массовое закрытие коррекционных учебных заведений, которых, по официальным данным, ликвидировано примерно 280. Дети с инвалидностью должны сохранить право на полноценное образование.

9. Бюрократизация. 15 октября педагоги говорили о ней президенту на Всероссийском образовательном форуме, организованном Народным фронтом, «Качественное образование во имя страны». 17 сентября об этой же раковой болезни российского образования я предупреждал Государственную думу. Вот лишь несколько фактов.

Ректор сибирского вуза только за 9 месяцев 2014 года насчитал в вузе 23 проверки. По данным ректоров, среднему вузу приходится ежегодно отвечать примерно на 2 тысячи запросов из различных властных и контрольных органов, т.е. по 10 запросов каждый рабочий день! Спрашивается: когда заниматься делом? Мой друг и учитель, декан с 40-летним стажем, установил, что количество бумаг, которые ему приходится заполнять, по сравнению с «проклятой эпохой застоя», увеличилось ровно в 22 раза! Знакомый ректор из Петербурга недавно проходил проверку и по каждому филиалу сдавал ровно 17 кг бумаги – документов, которые никто никогда не читает и прочитать не в состоянии. Наконец, председатель Общественного совета при минобрнауки Евгений Ямбург много раз повторял: школа превращается в место, где дети и педагоги мешают администрации работать с документами.

Сократите бумаги и проверки хотя бы в 10 раз, и, уверяю вас, качество образования поднимется много больше, чем от всех репрессивных мер.

Но здесь одним законом ситуацию не спасешь. Еще раз предлагаю: на межфракционной основе создать рабочую группу по дебюрократизации образовательного законодательства.

Мы по-прежнему убеждены: нам нужен новый курс образовательной политики. Это не политика мертвого, бюрократического образования, нацеленного на бумаги, отчеты и формальные показатели и основанного на «педагогике обслуживания». Это политика образования живого, направленного на личность, основанного на педагогике сотрудничества и сотворчества.

Когда-то знаменитый доклад ЮНЕСКО назывался «Образование – сокрытое сокровище». Мы предлагаем такую образовательную политику, при которой бы это сокровище открылось и стало доступным для всех.

Олег СМОЛИН

 http://www.sovross.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=598381

Немедленно остановить псевдореформы в области здравоохранения г. Москвы, ввести мораторий на реформу как минимум на год, прекратить все сокращения медработников, отказаться от закрытия медучреждений.

Мы, участники митинга — врачи и другие медицинские работники, пациенты — граждане России и жители Москвы, заявляем: проводимая московскими властями «реформа» здравоохранения антинародна!

Она противоречит Основному закону — Конституции РФ (статьям 7 и 41), лишая нас права на доступное, качественное и бесплатное здравоохранение.

Эта «реформа» — результат чиновничьего произвола. Она не имеет ничего общего ни с сохранением здоровья людей, ни с задачами развития здравоохранения, ни с обеспечением нормальных условий работы врачам и другим медработникам. Все действия в ходе «реформы» проводятся втайне, на основе ложной статистики, чиновники регулярно лгут о происходящем, наращивая темпы ликвидации роддомов, поликлиник, больниц, диспансеров и т.д. Чиновники не считаются с мнением медиков-экспертов и не учитывают мировой опыт.

Возможности для этого погрома были созданы принятием федерального закона 83-ФЗ: введение одноканального финансирования из средств ОМС превращает работу врача в работу конвейера.

В результате этой «реформы» падает доступность медицинской помощи, квалифицированных врачей выбрасывают на улицу, увеличивается смертность, зато обеспечивается господство крупных игроков на рынке медицинских услуг. В результате массового закрытия медучреждений в ЦАО представители бизнеса получают в свое распоряжение земельные участки.

Мы требуем:

— немедленной остановки псевдореформы в области здравоохранения г. Москвы, моратория на реформу как минимум на год, прекращения всех сокращений медработников, отказа от закрытия медучреждений;

— предания гласности всех планов «реформ», имён разработчиков, а также всех соглашений, связанных с медицинской сферой, заключенных московскими властями с коммерческими структурами, прежде всего в связи с судьбой объектов недвижимости, высвобождаемых после закрытия медучреждений;

— немедленной отставки заместителя мэра г. Москвы Л.М. Печатникова;

— немедленной отставки руководства Департамента здравоохранения г. Москвы, дискредитированного участием в погроме московского здравоохранения.

Мы знаем, что здравоохранение нуждается в серьезной реформе. Но разрабатывать её должны профессионалы.

Поэтому мы требуем:

— провести общественное обсуждение состояния и направлений развития московского здравоохранения, в котором должны принять участие представители медицинской общественности, Пироговского движения врачей, движения «Вместе — за достойную медицину» и других общественных организаций;

— публичности всех обсуждений, материалы которых должны публиковаться в СМИ.

НАПРАВЛЕНО:
103265, Москва, улица Моховая, дом 7 Государственная Дума РФ
103132, Москва, ул. Ильинка, д. 23 Президент РФ В.В. Путин
121295, г. Москва, ул. Моховая, д. 7 Совет Федерации Федерального собрания РФ
127994, ГСП-4, г. Москва, Рахмановский пер, д. 3 Министр здравоохранения РФ В.И. Скворцова
125032, Москва, ул. Тверская, д.13 Мэр Москвы С.С. Собянин
Министр здравоохранения РФ В.И. Скворцова
Немедленно остановить псевдореформы в области здравоохранения г. Москвы, ввести мораторий на реформу как минимум на год, прекратМы, участники митинга — врачи и другие медицинские работники, пациенты — граждане России и жители Москвы, заявляем: проводимая московскими властями «реформа» здравоохранения антинародна! Она противоречит Основному закону — Конституции РФ (статьям 7 и 41), лишая нас права на доступное, качественное и бесплатное здравоохранение. Эта «реформа» — результат чиновничьего произвола. Она не имеет ничего общего ни с сохранением здоровья людей, ни с задачами развития здравоохранения, ни с обеспечением нормальных условий работы врачам и другим медработникам. Все действия в ходе «реформы» проводятся втайне, на основе ложной статистики, чиновники регулярно лгут о происходящем, наращивая темпы ликвидации роддомов, поликлиник, больниц, диспансеров и т.д. Чиновники не считаются с мнением медиков-экспертов и не учитывают мировой опыт. Возможности для этого погрома были созданы принятием федерального закона 83-ФЗ: введение одноканального финансирования из средств ОМС превращает работу врача в работу конвейера. В результате этой «реформы» падает доступность медицинской помощи, квалифицированных врачей выбрасывают на улицу, увеличивается смертность, зато обеспечивается господство крупных игроков на рынке медицинских услуг. В результате массового закрытия медучреждений в ЦАО представители бизнеса получают в свое распоряжение земельные участки. Мы требуем: — немедленной остановки псевдореформы в области здравоохранения г. Москвы, моратория на реформу как минимум на год, прекращения всех сокращений медработников, отказа от закрытия медучреждений; — предания гласности всех планов «реформ», имён разработчиков, а также всех соглашений, связанных с медицинской сферой, заключенных московскими властями с коммерческими структурами, прежде всего в связи с судьбой объектов недвижимости, высвобождаемых после закрытия медучреждений; — немедленной отставки заместителя мэра г. Москвы Л.М. Печатникова; — немедленной отставки руководства Департамента здравоохранения г. Москвы, дискредитированного участием в погроме московского здравоохранения. Мы знаем, что здравоохранение нуждается в серьезной реформе. Но разрабатывать её должны профессионалы. Поэтому мы требуем: — провести общественное обсуждение состояния и направлений развития московского здравоохранения, в котором должны принять участие представители медицинской общественности, Пироговского движения врачей, движения «Вместе — за достойную медицину» и других общественных организаций; — публичности всех обсуждений, материалы которых должны публиковаться в СМИ.ить все сокращения медработников, отказаться от закрытия медучреждений.
ПОСЛЕДНИЕ ОБНОВЛЕНИЯ

8 000 ПОДПИСЧИКОВ
13 нояб. 2014 ‘г’.
Создано: 4 нояб. 2014 ‘г’.
https://www.change.org/p/%D0%BD%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%B4%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE-%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%82%D1%8C-%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%B2%D0%B0%D0%BB-%D0%BC%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D1%86%D0%B8%D0%BD%D1%8B-%D0%B2-%D0%BC%D0%BE%D1%81%D0%BA%D0%B2%D0%B5

Всероссийская акция «За доступную медицину!» Координаторы по регионам

Начинаем составлять список региональных координаторов. Желающие присоединиться и организовать акции у себя на местах, выходите на связь.
Федеральный координатор (по регионам): 
Андрей Коновал, оргсекретарь МПРЗ «Действие», 89199149866, konoval100@gmail.com, скайп: konoval100, https://vk.com/andrey_konoval
Координатор акции по г. Москве:
Алла Фролова, председатель движения «Вместе – за достойную медицину!», 89166373764,allka.frolova@gmail.comhttps://www.facebook.com/alla.frolova2?fref=ufi
РЕГИОНАЛЬНЫЕ КООРДИНАТОРЫ:
Санкт-Петербург — Малахов Игорь, профсоюз «Действие», 89533411102, http://vk.com/malahov, Максим Кузьмин, профсоюз «Действие»
Ижевск (Удмуртия) — Эллина Останина, профсоюз «Действие», 89128794509, odain@inbox.ru,http://vk.com/id195823804 
Астрахань — Олег Шеин, профсоюз «Защита», shein72@mail.ru,
Ржев (Тверская область) — Ольга Асташова, профсоюз «Действие», 89607013581,http://vk.com/id60063439
Екатеринбург — Надежда Елисеева, профсоюз «Действие – Альтернатива», 89028764766,http://vk.com/id67143063nadya-ekb@mail.ru, скайп nadya-ekb61
Визинга (Республики Коми) — Евгений Шаршаков, профсоюз «Действие», 89222773333, скайп sysola2011, e-mail: sysolacrb_omk@mail.ruhttp://vk.com/skoraja
Сарапул (Удмуртия) – Валентина Баканина, профсоюз «Действие», 89120293959,https://vk.com/id249954568
Глазов (Удмуртия) — Андрей Едигарев,89128508015, us174@mail.ru
Калининград — Анна Слотвицкая, профсоюз «Трудовые Бригады, 89114937933, скайп anikatilsit,http://vk.com/id135015684
Уфа (Башкортостан) – Тамара Богданова, профсоюз «Действие», 89871411082,https://vk.com/id27713393
Тула — Карасев Дмитрий 89257202897, http://vk.com/id223214610
Чита (Забайкальский край) — Станислав Захаров, движение «Сделаем Читу чище», 89143696859 (МТС), 89243731626, melana_woland@mail.ru, скайп: melana_woland, https://vk.com/id38253573
Ульяновск — Алексей Куринный, депутат, 89084796696, https://www.facebook.com/profile.php?id=1000062674019..https://vk.com/id216163505

https://vk.com/topic-80418897_30917561

В школах нашли лишних людей Нижегородский минфин не обнаружил объективных причин для снижения зарплат учителям

В Нижнем Новгороде завершилась финансовая проверка ряда школ, инициированная областным правительством. Поводом послужило обращение учителей, которые пожаловались на снижение сентябрьских зарплат якобы после того, как региональные власти на 5% сократили субвенцию, выделяемую Нижнему Новгороду из областного бюджета на образование. Проверка показала, что сокращение зарплат в некоторых школах было вызвано неэффективными кадровыми решениями директоров, а не межбюджетными отношениями.

Об итогах финансовой проверки нижегородских школ вчера на заседании комиссии гордумы по социальной политике сообщила директор департамента образования Ирина Тарасова. По ее словам, с 8-го по 31 октября специалисты регионального минфина проверяли документацию о целевом использовании субвенций в сфере общего образования в департаменте образования города, районных управлениях, а также в семи школах № 91, 53, 82, 182, 32, 48 и 74.

Напомним, поводом для проверки стали жалобы учителей на сокращение зарплат якобы после того, как региональные власти на 5% сократили субвенцию, выделяемую Нижнему Новгороду из областного бюджета на образование. Комментируя возникшую ситуацию со снижением зарплат, заместитель губернатора Дмитрий Сватковский сообщал, что, по предварительным данным, проблема носит «не системный, а точечный характер». «Именно на местах происходит искажение сути принимаемых решений. Можно сказать, директора своевольничают, совсем по-другому управляют стимулирующими надбавками и так далее. Эти факты есть, и мы будем разбираться с руководителями школ, откуда у них такие „методики“ возникли», — заявил чиновник, добавив, что расходы на образование в целом растут, а средняя зарплата учителей составляет 28 тыс. руб. в месяц, выше средней по экономике (подробнее об этом „Ъ“ писал 7 ноября 2014 года)

На вчерашнем заседании профильной комиссии Ирина Тарасова подтвердила, что средняя зарплата учителей в городе выросла с 24,5 тыс. руб. в 2013 году до 27,3 тыс. руб. По ее словам, проверка не обнаружила нарушений в финансово-хозяйственной деятельности школ — все директора обосновали перевод средств с одних статей на другие, но «в ряде случаев было отмечено неравномерное и неэффективное расходование бюджетных средств». Это касается прежде всего распределения месячного фонда оплаты труда. Как пояснила глава департамента, в идеале он должен тратиться из расчета 70% — на педагогических работников и 30% — на непедагогических (дворник, повар, врач и т.д.). В то же время, например, в школе №91 это соотношение 61% к 38%, в №53 и 82 — 65% к 35%. По словам Ирины Тарасовой, этот перекос произошел из-за того, что руководители школ несколько лет не меняли штатные расписания, «необходимые для эффективного расходования бюджетных средств». Так, в школе №91 проверяющие насчитали 15 единиц «неэффективного административно-управленческого персонала». «В четверг по результатам проверки в каждом районе будут проведены совещания с директорами школ. Будем разбирать ошибки. Еще раз напомню, что необходима активная работа над штатными расписаниями — сокращение заместителей, методистов, табельщиков. Сегодня все оптимизируются», — резюмировала Ирина Тарасова.

Председатель комиссии Василий Пушкин усомнился в реальности средней зарплаты учителя, отметив, что указанную сумму учитель сможет получить только «сгорая на работе» не нескольких ставках. «Это и базовый оклад, и все надбавки, и стимулирующие выплаты, — согласилась Ирина Тарасова. — Для понимания: у учителя базовый оклад — 9,4 тыс. руб., плюс 20% за высшее образование, плюс 10%, 15% или 20% в зависимости от категории. Получается, если учитель при высшей категории ведет 18 часов, то он получает 13,7 тыс. руб.». «Кошмар!» — отреагировал на это кто-то в зале.

Депутат Игорь Богданов, директор школы №91, пояснил собравшимся, что штатное расписание является прерогативой директора школы и, получая фонд зарплаты на год, он четко рассчитывает, сколько и кого он может нанять. Особо он подчеркнул, что три дворника ему положены из-за площади участка. «Областное правительство постоянно нам говорит о том, что мы неэффективны, а сами они эффективны? — перешел в наступление депутат. — Они снимают субвенции, предназначенные для зарплат учителям, потому что им не хватает. Куда ушли эти деньги? На какие цели? Пусть они ответят на эти вопросы. Нет денег на зарплату — тогда не надо устраивать фейерверки, праздники». Также Игорь Богданов предложил обратиться к депутатам законодательного собрания с тем, чтобы они пересмотрели решения по субвенциям на зарплаты учителям. Кроме того, на предстоящем заседании комиссии по бюджетной и налоговой политике депутаты решили уточнить объем федерального финансирования по профильной статье.

Антон Прусаков
Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc/2608360?isSearch=True

Оптимизация санитарок и нянечек

Во исполнение «майского указа» президента в Томской области планируется сократить младший медперсонал на 75 процентов

Во исполнение «майского указа» президента в Томской области планируется сократить младший медперсонал на 75 процентов

На последнем заседании Томской областной думы замгубернатора по социальной политике Чингиз Акатаев рассказал о планах обладминистрации по реализации «майского указа» президента РФ, целью которого является «оптимизация бюджетной сферы и повышение заработных плат ее работников».

Задачи, поставленные президентом, успешно претворяются в жизнь: например, если до издания указа на 10 тысяч томичей приходилось более 60 врачей, то сейчас 34. Кроме того, предполагается сократить младший медперсонал на 75%, притом что после указа он был уже сокращен — с 4,9 тысячи до 4,1. К 2018  году в томских больницах останется 1,1 тыс. нянечек и санитарок.

Предлагаемая оптимизация снизит нагрузку на областной бюджет (в прошлом году на зарплаты бюджетников было потрачено 2,8 млрд руб., на 2018 планируется 1,6).

Автор: Георгий Бородянский

Постоянный адрес страницы: http://www.novayagazeta.ru/society/66026.html

МЕДИЦИНСКИЙ ШОК. НОВЫЕ ПРОТЕСТЫ – 29 И 30 НОЯБРЯ

сб, 08/11/2014 — 02:21
Митинг врачей

«НП» продолжает рассказывать о сокращении больниц и врачей в столице, которое ведет, по сути, к переходу на полностью платное медицинское обслуживание. Далеко не все жители Москвы, миллионеры; напротив, довольно много людей так же бьются за работу, за зарплату. Нынешняя столица отличается от советской тем, что возможностей больше. Но так же, как и везде, здесь много людей с низкими доходами, и полностью платная медпомощь окажется катастрофой. Вместе с тем поражает не только цинизм столичного начальства, но и его, простите, глупость >>

Прежде всего – рост социальной напряженности в столице нашей Родины гарантирован. Протесты врачей и пациентов будут нарастать, возмущение общества может привести к непредсказуемым последствиям.

На митинге 2 ноября мне довелось послушать врача-психиатра, который протестовал против закрытия психиатрической больницы. Давайте, дорогие читатели, осмыслим этот факт. Московские власти предлагают перевести больных в основном на амбулаторное обслуживание. Ок.

Следовательно, на амбулаторное обслуживание должны перейти и психиатрические больные. Разве это реально – лечить буйных в домашних условиях? Нам что – потребуется обить матрасами стены домов на улицах? И, кстати, после такого стресса – лишения права на бесплатное лечение – рост неврозов и психиатрических заболеваний обеспечен: кто хочешь может сойти с ума.

Врач-психиатр на митинге не говорил об этих «подробностях». Он просто рассказал рядом стоящим людям, что его стаж составляет 33 года. 33 года клинической психиатрии – это высочайший уровень профессионализма, этот человек – академик в своей тяжелейшей профессии. Так вот ему предлагают «переучиться» на терапевта в районной поликлинике. Зачем колоть ледоколом орехи?

Как сообщает сайт медицинского сообществаhttp://www.medsovet.info/news/5300 , администрацию больниц обязали рассказывать увольняемым московским врачам о существовании вакансий в Московской, Рязанской, Владимирской, Ивановской, Смоленской, Тверской и Тульской областях.

Бывшие работники получат от руководителя клиники перечень рабочих мест, как в столице, так и в ряде ближних регионов. Департамент здравоохранения Москвы уже передал руководству больниц телефоны кадровых отделов в министерствах и департаментах здравоохранения других областей.

«Модернизация системы здравоохранения» в Москве предусматривает закрытие 28 медицинских учреждений, в том числе 15 больниц, и потерю рабочих мест их сотрудниками.

Помимо предложения альтернативных вакансий по специальности уволенным специалистам дадут шанс сменить направление деятельности и переучиться с «избыточной» специальности на более «дефицитную».

Никак не возьму в толк, что считать «избыточным»: терапевта (их катастрофически не хватает в простых поликлиниках) или специалиста (как, например, упоминавшегося психиатра) с 30-летним стажем?

Мы должны всему этому верить? Или мы все-таки знаем истинную причину «заботы» о здоровье москвичей – дорогая стоимость земли и зданий в центральных районах города. Собственно, в этом-то все дело…
Е.Шахова / «НП»

=======
29-30 ноября медики намерены митинговать по всей России
Несмотря на отсутствие реакции со стороны московского правительства на прошедший 2 ноября в столице митинг медработников, они намерены продолжить проведение протестных акций. На этот раз пикеты, митинги и шествия пройдут 29 и 30 ноября по всей России, заявила на пресс-конференции 7 ноября координатор независимого профсоюза «Действие» Алла Фролова, передает корреспондент ИА REGNUM.
http://news.mail.ru/society/20070889/

=======

Сообщения с сайта ФБ – как сводки с фронта:
https://www.facebook.com/events/723680741021079/732787200110433/?notif_t…

Пришла информация об объединении поликлиники №203 (ул.Академика Бакулева, д.17) и Поликлиники №74 (ул. Введенского, 14а). Сокращается штат врачей.

Ирина Суслова 189 поликлинику соединяют с 19.

Анатолий Першин Сегодня прошла информация, было собрание о закрытии: Государственное бюджетное учреждение здравоохранения «Детская городская поликлиника № 52 Департамента здравоохранения города Москвы» Филиал № 1

Ольга Ларина Обратите внимание!!!! Сокращают логопедов как взрослой сети, так и детской. В больницах и поликлиниках. И это после того, как в декабре 2013 года прошла Коллегия по нейрореабилитации и в марте принято решение о расширении штатов логопедов.

В ГКБ13 полностью сокращают КДЦ и отделение артроскопии, сократили всех санитарок, по отделениям единичные сокращения, в основном — пенсионеры.

Наталья Топильская И 14 роддом закрыли, который еще в начале года к ГКБ 13 присоединили

ГКБ №7 скоропомощная больница.
ГКБ№7 Ликвидируется 1 травматологическое (из 2-х), 2 хирургических отделения (их 3-х). Уведомления врачи, медицинским сёстрам и операционным сёстрам выданы.

Е.Шахова / «НП»

http://www.pencioner.ru/node/18123

Алиса Агранат. Медицинская реформа в режиме «ошпаренной кошки»

Второго ноября на Суворовской площади Москвы состоялась демонстрация московских врачей, медсестер и их пациентов, в том числе и поликлинических — против методов проведения реформы государственного здравоохранения в столице.

По результатам митинга, где, кстати, не было замечено ни одного представителя московского Горздрава, министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова пообещала учесть пожелания медиков и населения и не лишать их шанса на бесплатное медобслуживание. И, судя по тому, что в Москве планируются новые сокращения врачей и медперсонала в районных поликлиниках, учла.

Разносторонне образованный

То, что реформа неизбежна, большинство из них знали еще год назад, однако, масштабов бедствия, похоже, не представляли. Ведь врачи и медсестры, по новым правилам, каждые пять лет проходят курсы повышения квалификации с учетом той области, в которой практикуют, сдают достаточно сложные экзамены по специальности и лишь после этого могут продолжать работать.

Таким образом, российскую систему здравоохранения пытаются приблизить к западным стандартам. Но делают это, как обычно, per rectum, то бишь, «особым путем». заставить их освоить несколько совершенно не смежных областей.

— В поликлиниках сокращают специалистов, а терапевтов заставляют стать не просто семейными врачами, а еще и хирургами, и урологами, и инфекционистами, — пояснила мне участковая медсестра, более 20 лет отработавшая на приеме с терапевтом. — После сокращений на местах остались специалисты пенсионного и предпенсионного возраста. Они постоянно учились, но что могут сейчас противопоставить системе? Учитывая, что на получение только одной специализации врач тратит не менее семи лет, с учетом ординатуры и интернатуры, а получение следующей происходит с отрывом от производства и на курсах, которые они, чаще всего, сами и оплачивают, такие пожелания Мосгорздрава не имеют под собой никаких экономических оснований.

Медсестры учатся быстрее: три года в колледже, и затем — для повышения квалификации — на каждый новый курс они тратят 500 часов, и не менее месяца с отрывом от основной работы. Если поликлиника не оплатит курс (например, медсестре надо перейти с педиатрии на хирургию), то лично для сестры он стоит от 24 до 60 тысяч по Москве, в зависимости от учебного заведения.

Лор-санитар и табельщица-медсестра?

Известно, что персонал поликлинических отделений всегда получал меньше, чем в стационаре. Хотя работа участковых врачей, особенно, выезды на вызовы на отдаленные участки — зачастую куда сложней, чем когда лежачие больные собраны в одном отделении.

Большинство посетителей поликлиник для взрослых составляют пенсионеры, инвалиды и безработные граждане. То есть, наиболее уязвимая и нуждающаяся часть населения, которой можно рассчитывать только на бесплатную государственную медицину.

Для стариков и инвалидов важно и то, чтобы поликлиники эти были в шаговой доступности. А для чиновников — максимально такие доступные медучреждения сократить, или же отдать в аренду на 49,5 лет тем, кто будет приносить доход. В лучшем случае: платным клиникам. Напомню, что «уплотнение» столичных поликлиник происходило с начала 2014 года по стандартной схеме. Сначала небольшие поликлиники шаговой доступности сливали с более крупными и технически оснащенными, становясь их филиалами.

Затем, в филиалах начинали сокращать сотрудников, а специалистов переводить в те самые — более крупные поликлиники. Через некоторое время в поликлинике-филиале закрывали большую часть бесплатных отделений, и, в лучшем случае, размещали дневные стационары для тех пациентов-хроников, которые не подлежат госпитализации по «острым» показаниям.

Около 30 процентов посетителей госполиклиник — работоспособные граждане, которые приходят за больничным. Обычно, параллельно с лечением их заставляли проходить диспансеризацию, которая является гарантом выявления на ранних стадиях тяжких заболеваний. Вскоре диспансеризация вновь станет обязательной процедурой для держателей полисов ОМС, что не может не радовать.

Правда, лишь в том случае, если заранее записавшиеся к специалистам граждане не будут, как прежде, убивать свой диспансерный день в очередях. Но пока специалистов в поликлиниках либо сокращают, либо они сами разбегаются, после предложения «альтернативных» должностей.

Например, мой знакомый отоларинголог уволился из поликлиники, где проработал 20 лет, после того, как в извещении о сокращении ему предложили занять ставку санитара с окладом в 14 тысяч 250 рублей. Знаю медсестер, в том числе и старших сестер отделений, которым предлагали перейти табельщицами и регистраторами. Коллеги советовали им соглашаться, ведь когда-то же начальство поумнеет и заметит, что оставшиеся не справляются с нагрузкой за десятерых.

— Зарплату врачам и медсестрам сократили на 40 процентов, — объясняет мне все та же медсестра. — Мы сидим на голых ставках, и все работаем, как минимум, на полторы ставки. Но ведь силам есть предел. А отделения физиотерапии, лечебной физкультуры, массажистов сократили, как ненужные. Оставили по одному в главных поликлиниках.

В соответствии с реформой, в Москве будут открывать новые центры по реабилитации населения. Но пока что, попасть в них удается далеко не каждому пациенту, а запись ведется вперед на несколько лет. То есть, сначала «до основанья» разрушаются те минимальные возможности, которые есть, и только потом изыскиваются резервы для открытия новых.

Врачи-стахановцы и их безнадежные пациенты

Счастливчикам, оставшимся в рядах поликлинической госмедицины, в рамках «эксперимента и по просьбам трудящихся» увеличивают на час продолжительность вечерней смены. Прием будет осуществляться до девяти вечера. Если чиновникам от Минздрава удастся воплотить в жизнь очередное новшество — введение норм на осмотр пациентов, врачебный конвейер увеличит обороты, и прием в течение всей смены будет вестись не просто быстро, а — в режиме «ошпаренной кошки». Особенно в осенне-зимний «гриппозный» период.

Планируется, что терапевту будет выделено на осмотр 10 минут, педиатру — 9, врачу общей практики, то есть семейному — 12 минут. Следовательно, и количество пациентов в расчете на одну врачебную смену снова увеличится.

К вечеру врач-стахановец точный диагноз поставить никому не сможет. Есть ли в таком случае, смысл в эксперименте?

По данным из открытых источников — на 12 участков в одной столичной поликлинике в среднем приходится — 8 врачей, а те, что имеются — иногда заболевают, уходят в отпуск и в декрет… Значит, работать стахановцу придется и за себя, и за «того парня». Куда уж осуществить профилактику опасных заболеваний, так как просто не успеют нормально осмотреть больного. Особенно если в дверь будут ломиться следующие по записи пациенты.

Хотелось бы, чтобы ради эксперимента, чиновники, учредившие этот норматив, сумели раздеться, одеться, сообщить о своих жалобах коллегам и хотя бы прослушать себя сами с помощью фонендоскопа за 9-12 минут. Особенно, зимой. А потом ту же процедуру повторили с собственными малолетними детьми и внуками. Думаю, что в тайминг не уложатся даже отличники боевой подготовки.

Между тем, в государственных и частных клиниках таких развитых с точки зрения здравоохранения государств, как Израиль, запись к врачу общей практики осуществляется с расчетом — полчаса на прием. К урологу, гинекологу — каждые 40 минут. И это при том, что в каждом кабинете подобных специалистов есть аппарат УЗИ, который используется для осмотра пациента и не является отдельной процедурой. С «израильскими» нормами согласны и российские врачи, которые уверены, что время на осмотр пациента надо, наоборот, увеличить. Правда, сейчас в Северном округе столицы проводится и позитивный эксперимент: в некоторых частных поликлиниках «шаговой доступности» семейные врачи и педиатры стали принимать полисы ОМС. Возможно, что в дальнейшем фонды обязательного медицинского страхования будут принимать долевое участие в оплате других необходимых специалистов. Такие варианты подойдут многим работающим пациентам. И это, пожалуй, одна из немногих позитивных сторон новой реформы.

Частники — не панацея

Ошибочно полагать, что под гнетом реформы стройными рядами поток специалистов устремится в платную медицину. Далеко не все медики, проработавшие больше трех лет в государственных структурах способны быстро перестроиться на нужный лад. Приведу пример. Пару лет назад у меня, аж, на 10 килограмм подскочил вес. Из-за этого свод стопы опустился до неприемлемого, и при ходьбе начали очень сильно болеть ноги. Для репортера, который большую часть дня проводит в разъездах, это — профнепригодность.

Так как в нашей районной поликлинике хирурга-ортопеда уже давно не было, я направилась в одну из платных ортопедических клиник. Внимательно осмотрев мои нижние конечности, доктор обнаружил у меня катастрофическое плоскостопие, которое грозило «обездвижить» всерьез и надолго.

— Доктор, у меня с детства — плоскостопие, — возразила я. — Это не помешало мне с 10 лет заниматься легкой атлетикой в ЦСКА и добегаться до кандидата в мастера спорта.

— Это — не важно, что было в детстве! — возразил ортопед. — Ваши ноги заболели сейчас. Идите на рентген голеностопа. А потом я решу, насколько срочно вам необходима операция. Возможно, вам придется удалить нервы на ногах!

— То есть, вы хотите навсегда лишить мои ноги чувствительности? — поразилась я. — Чтоб не болело, даже если на ногу прольется кипяток, или упадет кирпич?

— Вы же удаляете нервы в зубах! — парировал доктор.

К счастью, рентгенологи оказались из бывших государственных и пояснили мне, что надо всего лишь — купить нужную ортопедическую стельку. Ортопед просмотрел рентген и выписал мне десяток капельниц — на 28 тысяч рублей. Список из трех лекарств, которые мне должны были вливать, потянул на 3 тысячи. Следовательно, 25 тысяч стоило медобслуживание…

Случай этот — типичный для платной медицины, как в столице, так и за ее пределами. Хотя есть и порядочные врачи. Мой стоматолог — тоже платный — не дает без нужды выдирать зубы, ставить дорогие импланты или коронки. И даже к применению наркоза и удалению нервов из зубов без срочной необходимости относится весьма критически. Но, к сожалению, таких — меньшинство. Ведь платная медицина существует за счет исследований и частых посещений.

Зато лабораторные исследования в государственных поликлиниках сокращены до минимума: на анализы крови записывают, минимум, за две-три недели. Да и количество их неизменно сокращается. Зато на каждом шагу вырастают лаборатории «Инвитро».

— Сейчас до минимума сокращены и бесплатные и льготные лекарства, — поясняет мне один из терапевтов городской поликлиники в ЮВАО. Да и выезды на дом к пациентам собираются сделать платными. Но если молодые еще способны оплатить прием, то пенсионерам придется выбирать: купить хлеба с молоком, или вызывать врача. Скоро бесплатная медицина станет почти недоступной, и это, прежде всего ударит по старикам. Может, реформа и направлена против них?

Конечно, необходимость реформы назревала уже давно, но никакой подготовки для перехода к новым формам платной медицины проведено не было. Обновили оборудование, но о людях — забыли. Может быть, немного повременить с революцией, и адаптировать к ней и пациентов, и врачей?

Алиса Агранат — обозреватель ИА REGNUM

http://www.regnum.ru/news/1864118.html

Почему реформы медицины все время заходят в тупик

Павел Воробьев, заместитель председателя Формулярного комитета РАН02:25, 27.10.2014

Главным субъектом в системе здравоохранения должен быть врач. Но сегодня медицинские работники находятся едва ли не в рабстве у своих главных врачей, и это ставит крест на попытках что-либо изменить.

Главное ощущение от реализующейся сейчас реформы здравоохранения – это хаос. И в этом хаосе разрушается доставшаяся нам в наследство система. Мне могут возразить: все в отечественной медицине было плохо. Это не совсем так. Государство обеспечило доступность первичной медицинской помощи подавляющему большинству населения, построив фельдшерско-акушерские пункты, поликлиники и создав «производственную» медицину. Были созданы крупнейшие в мире центры, которые разрабатывали новейшие технологии. Другое дело – доступность этих высоких технологий была крайне низка.

В 1990-е медицина осталась за скобками, она варилась в собственном соку, постепенно деградируя. И лишь в середине 2000-х при так нелюбимом народом Михаиле Зурабове в нее впервые двинулись большие деньги. Не всегда в правильном направлении, с очень большими откатами, но финансирование стало ощущаться. После ухода Зурабова и его команды ничего нового в организации нашей системы не произошло, началось лишь быстрое ее разложение. Врача сделали козлом отпущения за все огрехи системы. Особенно негативную роль сыграл поиск «дополнительных источников финансирования», что привело к дополнительной коррупции и моральному разложению людей.

При этом не развивалась негосударственная, частная медицина. Вместо того чтобы эту составляющую системы приспособить для компенсации проблем в государственном здравоохранении, ее выдавливали в параллельное существование, никак с системой не связанное.

Много лет не решается проблема лекарственного обеспечения. Во многих странах, в том числе и бывших социалистических, основные лекарства бесплатны для больных, или же те платят небольшую сумму за каждый отоваренный рецепт. Наши реформисты не могут на такое решиться. Хотя при внедрении системы возмещения затрат на лекарства государство не закупало бы лекарства само, а оплачивало бы затраты уже после того, как лекарство попадает из аптеки в руки больного. Но эта мера постоянно откладывается, хотя понятно, что она позволит экономить деньги, значительно повысит качество лечения, приведет к исчезновению массы дорогостоящих лекарств-пустышек.

Теперь экономия коснулась самих врачей. Только в Москве несколько тысяч медицинских работников в ближайшие месяцы будут уволены. Это не первое сокращение, но самое массовое за последнюю пару лет. Закрываются больницы, поликлиники, роддома. Все происходит под лозунгом «у нас слишком много коек». Но число коек в России много меньше, чем в развитых странах, если считать вместе с хосписами или домами призрения, которых в нашей стране фактически нет.

При этом врач в больнице работает в команде из семи-десяти, а то и больше специалистов – медсестер, рентгенологов, лаборантов и т.д. Удаление одного члена команды приводит к снижению ее продуктивности и работоспособности. Слаженная работа в команде появляется спустя два-три года, а то и позже.

Еще одна проблема связана с системой обязательного медицинского страхования – ОМС. На сегодняшний день в России ее фактически нет, есть лишь некий суррогат. При существующем порядке обогащаются – за счет налогов и больных – страховые компании. Потому в последнее время все чаще звучит мнение, в котором есть резон: систему ОМС надо ликвидировать как не оправдавшую себя. Деньги должны следовать за больным без всяких промежуточных посредников: помощь оказана, получите сполна.

В нормативных документах, в решениях многочисленных коллегий Минздрава уже давно прописана программа стандартизации и управления качеством в здравоохранении. Эти стандарты должны быть встроены в процессы на всех этапах здравоохранения: планирования, оказания помощи, финансирования, оценки качества. Но по проложенному маршруту, увы, никто не едет.

http://www.rbcdaily.ru/economy/562949992767919

Голоса врачей: как уничтожают здравоохранение в Москве

Мария, врач-кардиолог в частной клинике, супруга попавшего под сокращение хирурга из Госпиталя ветеранов войн №3.

Мой муж больше шести лет работал в Госпитале ветеранов войн (где и я раньше работала) и был там на хорошем счету, заведующий всегда был им очень доволен. А сократили его по тому принципу, что он последний пришел в отделение и прописан не в Москве, а в Московской области (2 километра от МКАД). Причем в пресловутом списке на сокращение этот госпиталь не значится, поэтому для нас это было как ушат холодной воды. Всего сократили 300 медработников из 2 тысяч персонала, то есть почти каждого шестого. В частности, например, закрывают полностью отделение терапии, оставляя только заведующую. Среди сокращенных – опытные, квалифицированные врачи со стажем более 20 лет.  У моего мужа тоже только в этом госпитале стаж работы более шести лет, но он еще и до этого работал в ожоговом отделении, опытный оперирующий хирург, множество благодарных пациентов, смертность свелась на ноль (и это при том, что в госпитале берут пациентов старше 80 лет, которых в других клиниках – например в 20-й больнице на Бабушкинской — не берут, выходить таких пациентов – просто подвиг).

«за один день сформировали комиссию во главе с главврачом по терапии, и она решила, что уволим всех тех, кто пришел в больницу последний»

Никаких объяснений не дают, просто пришел приказ из департамента здравоохранения. В понедельник на общем собрании больницы было сказано, что вот, пришел приказ, мы сокращаем 300 человек. Как, почему, для чего – никаких объяснений. Сразу возник вопрос – по какому критерию будут увольнять. Сначала говорили – посмотрим кто хуже работает, или у кого есть еще места подработки, со всеми договоримся, все будет по обоюдному согласию. Но никаких обсуждений, никакой подготовительной работы не было, наш глава отделения не успел даже поговорить с главврачом, а моему мужу уже вручили приказ о сокращении. Оказалось, что просто за один день сформировали комиссию во главе с главврачом по терапии, и она решила, что уволим всем тех, кто пришел в больницу последний или тех, у кого нет московской прописки. И не важно что среди тех кто работает дольше есть уже и пенсионеры, и те кто уже выпивает или еще как-то себя не очень хорошо проявил, больше ничего не учитывалось.

При этом Госпиталь был очень востребован, в коридорах, конечно не лежали, это плановая больница, но там всегда была очередь на запись. И это несмотря на то, что в последний год сократили срок госпитализации до 18 дней, включая операцию, мол не должны пациенты лежать по месяцу (хотя, скажем, у 80-летней бабушки столько заболеваний, что ей и месяца не хватит, чтобы привести в божеский вид). Теперь, после сокращений, понятное дело, что очередь резко увеличится. И если раньше мы могли еще обслуживать жителей района, когда высвобождаются места (что иногда летом бывало), то теперь им точно не удастся попасть в госпиталь.

KARTINKA437

«уж вроде бы ветеранов-то трогать ну совсем грех, нет, все равно сокращают»

Важно учитывать нюансы – в госпитале может было не так много операций, как в обычной «травме» с ее текучкой, но он специализируются на пожилых людях, это не так-то просто выходить 80-летних стариков, чтобы они на своих ногах доходили до дома и потом чечетку танцевали и благодарности присылали. Может экономически это государству не так выгодно, понятно что такие старики уже работать не пойдут и налогов казне не добавят, но для их родственников и для них самих очень важна возможность прийти в «свой» госпиталь и знать, что тебя там поставят на ноги. А ведь Госпиталь ветеранов войн, уж вроде бы ветеранов-то трогать ну совсем грех, нет все равно сокращают. Ну вот уволили они специалиста, который сделал половину операций в прошлом году, что будет в следующем году, кто будет этих бабушек оперировать?

Неправда, что зарплата при этом сильно растет. Зарплата уменьшилась. Раньше у нас была и зарплата и постоянные премии в размере зарплаты, я радовалась что мой муж нашел такую работу и все у нас замечательно. Ну как замечательно, тысяч 60-70 было, для кого-то это может вообще копейки, но для врачей это нормальные деньги. А сейчас вот он мне принес: зарплата – 24 тысячи и аванс 10 тысяч, плюс премия 10 тысяч. То есть 44 тысячи, где-то на 20 тысяч в последний год все у нас сползло. И это при том что и план выполняется (а чаще даже перевыполняется), и ВТМП была (то есть высокотехнологичная помощь).

Что он теперь будет делать, гипс накладывать? Разве этому он 11 лет учился?

Куда деваться профессиональному оперирующему травматологу непонятно. В поликлинике ему делать просто нечего. Что он там будет делать, гипс накладывать? Этот не тот же уровень совершенно, он не тому учился 11 лет. Или вот коллега моего мужа, которого тоже сократили, он сам из Брянска, здесь женился, купил квартиру в ипотеку, у него ребенок маленький, вот как он сейчас поедет в Брянск на зарплату в пять тысяч.

У меня родители живут в Тверской области, город Ржев, мы с мужем думали уехать туда, там у нас и родня, и природа прекрасная. Поехали туда узнать какие там зарплаты, поговорили с главврачом. Как вы думаете, сколько врач-травматолог получает?  7 тысяч рублей. Даже если здесь квартиру сдавать, а там жить у родственников – не протянем.

В коммерческую медицину тоже тяжело уйти. Моему мужу нужна операционная, нужен рентген, это должна быть крупная больница, а их-то как раз все сокращают. А там где не сокращают – там и так полный штат. Мне самой в коммерческую клинику было проще уйти (я терапевт –кардиолог), тем более это было давно, надо было за детьми следить, и в частной клинике проще с графиком.

У меня бывает что пациент говорит – эх, вот это я не смогу сделать, слишком дорого – и все, на этом наши диагностические поиски заканчиваются

В частных клиниках зарплаты может повыше, но в государственных больше возможностей – куда-то направить, обследовать кого-то. У меня бывает часто, что пациент говорит – эх, вот это я не смогу сделать, это слишком дорого – и все, на этом наши диагностические поиски заканчиваются. Обычный первичный прием у меня стоит 1350 рублей, но чтобы обследовать первично по гипертонии, нужно пройти обследование где-то на 15 тысяч рублей. В хирургии же все значительно дороже, в том числе и за счет дорогого оборудование, которое клинике надо как-то окупить. Поэтому клиник, где нужны оперирующие специалисты не так много.

Еще вот интересная вещь – по ДМС (добровольное медицинское страхование) я сейчас за 140 тысяч рублей могу положить в любую больницу своего платного пациента, ему тут же найдут реанимацию, лечащего врача и так далее. А когда я звоню в 03 и говорю, положите пожалуйста моего пациента такого-то в клинику, у него есть показания, они говорят – да вы что, у нас мест нет, вы уж там как-нибудь сами. Если это конечно не совсем экстренный случай, какой-нибудь острый аппендицит… Хотя, впрочем, и с аппендицитом тоже у меня была больная, застрахованная по ДМС, но у нее острая ситуация, вот-вот аппендицит разорвется, она два дня дома терпела, а я не могу ее положить платно и звоню в скорую, они ее отвозят в ЦРБ местную, и она мне оттуда звонит и жалуется: «куда вы меня отправили, это же кошмар какой-то, они мне говорят – ты чего сюда приперлась, лечилась бы у своих платных врачей».

Похоже на то, что государственную медицину целенаправленно уничтожают, вытесняя людей в платную медицину.

http://theins.ru/obshestvo/1891/2/

Москва останется без врачей и учителей

31 октября, 12:48 | Аделаида СИГИДА

Чтобы выполнить майские указы президента, образование и здравоохранение придется развалить чуть ли не полностью — к такому выводу пришли участники брифинга в ИА «Росбалт» на тему «Реформы в социальной сфере».

Профсоюзы констатируют: обещанное президентом повышение зарплат учителям и врачам реализуют путем массовых увольнений. И уже есть результаты. Заместитель председателя общероссийского профсоюза образования РФ Михаил Авдеенко напомнил, что по существующим нормам в классе должно быть не больше 25 учеников, тогда как «у нас сейчас и 30, и 40″, а в ряде регионов школы работают в три смены. Школ не хватает, потому что их уже закрыли в ходе «оптимизации».

Теперь оптимизация докатилась и до Москвы. Причем чиновники не говорят открыто о том, что больницы и школы сокращают. Они поступают хитрее: «Просто сливают несколько больниц в одну, и они становятся филиалами, — объяснил заместитель председателя профсоюза работников здравоохранения РФ Михаил Андрочников. — Потом филиал «вдруг» решают прикрыть, а работникам филиала предлагают свободные ставки из числа имеющихся — врачу Гальперину, например, предложили место санитарки».

По мнению врача, это «унизительно, это вещь хамская». «Повышать зарплаты одним за счет сокращения других — профсоюз с этим не согласен. Хотя говорят, что сокращают плохих», — возмущается Андрочников.

Михаил Авдеенко констатирует, что в столичном образовании «оптимизация» происходит по той же схеме: «Объединяют по десять школ и детских садов. Майские указы — это повысить зарплату, сократив учителей, увеличив нагрузку и сделав классы резиновыми».

Авдеенко опасается, что школы постигнет та же участь, как вузы в 1990-е: тогда их практически лишили финансирования, отпустив в свободное плавание и предложив зарабатывать деньги самостоятельно.

«Ничего хорошего из коммерциализации в итоге не вышло — платные студенты помогли вузам выжить, но в итоге развелось столько некачественных вузов, что теперь не знаем, что с ними делать. Теперь та же судьба ждет школы. Почему россияне должны платить за образование, если они уже заплатили за него своими налогами?» — не понимает замглавы профсоюза.

Собственно, сокращения как раз нужны еще и для того, чтобы заставить людей платить. «Чтобы люди заплатили, надо формировать очередь. Сделать запись к врачу-специалисту или на обследование на два месяца вперед. А если хочешь сразу — тогда за деньги, пожалуйста, без очереди», — объясняет заместитель председателя профсоюза работников здравоохранения РФ Михаил Андрочников.

Однако не надо думать, что все уволенные врачи смогут пристроиться в коммерческие клиники. Андрочников привел статистику, согласно которой 60% платной медицины составляет стоматология, 35% делят между собой урология, гинекология и наркология, и всего 5% приходится на остальные медицинские специальности. Причем жизненно важные специальности не представлены даже в этих 5%. Зато там есть, например, пластическая медицина.

К тому же перспективы у платных здравоохранения и образования имеются только в Москве и Санкт-Петербурге, уверены представители профсоюзов. В регионах россияне, лишившись доступа к бесплатным услугам, вообще перестанут учиться и лечиться.

Андрочников напомнил, что на днях уведомления об увольнении получили очередные 200 московских врачей. «У нас получается странная ситуация. Не рожают — плохо. Рожают — еще хуже. Живут россияне мало — плохо. Живут долго — вообще катастрофа», — говорит Авдеенко.

При этом обещанное повышение зарплат даже для тех учителей и медиков, которых в итоге не сократят, окажется в итоге не повышением, а понижением: сегодня средний доход врача в РФ составляет 31,5 тыс. руб. при работе на 1,5полторы — две ставки. Благодаря сокращению ставок врач уже не сможет работать на двух работах, в итоге его доход снизится в два раза.

«Плюс идет наступление на сферу компенсаций: сейчас, например, работа на «скорой» в ночное время оплачивается вдвойне. Также доплачивают за условия труда — они бывают оптимальные, допустимые, вредные и опасные», — рассказал Андрочников.

Одним словом, перспективы у образования и здравоохранения не радужные. Причем «оптимизация» для России вовсе не новость — она, напомнил Андрочников, вот уже 14 лет шагает по стране. Несмотря на «тучные» годы и поток нефтедолларов, количество медучреждений было сокращено почти в 2,5 раза: в 2000 г. их насчитывалось 10780, а в 2013-м — всего 4398.

Также, согласно статистике, средний россиянин уже сегодня тратит на лечение из своего кармана больше, чем средний европеец, — около $800 в год. Из них 70% у россиянина уходит на оплату лекарств, и 30% — на оплату врачей. Зато в большинстве стран ЕС лекарства, выписанные врачом, в аптеке выдают бесплатно.

http://www.utro.ru/articles/2014/10/31/1219979.shtml

Митинг в белых халатах: врачи собираются на акции протеста по всей России

Нет низким зарплатам медиков и лечению болезни вместо больного, – профсоюз врачей готовит новые акции протеста по всей России. 

На митинге в Москве 2 ноября главным требованием медиков был мораторий на реформу московского здравоохранения – в ответ на них посыпались угрозы и новые уведомления об увольнениях. Проблемы есть по всей России, и 29-30 ноября медики будут организовывать акции в примерно 40 городах страны: малооплачиваемый врач на двух ставках опасен для жизни пациентов.

Так и хочется написать: «все как всегда» – все, от чиновников и общественников до медиков и пациентов, уверены, что реформа здравоохранения нужна, все выступают за все хорошее против всего плохого, но уже первые шаги реформы заставляют закричать «уж лучше оставьте, как было».

На круглом столе в «Национальной службе новостей» встретились представитель комитета Совета Федерации по социальной политике Людмила Козлова, организатор митинга 2 ноября Алла Фролова, член общественного совета Федерального медико-биологического агентства Евгений Ачкасов.

Все были единодушны в том, что реформа в принципе нужна. Но предлагаемые меры либо неконкретны, либо утопичны, а тем временем московский департамент здравоохранения продолжает вручать врачам уведомления об увольнении. Алла Фролова от лица общественного движения «Вместе за достойную медицину» в итоге выступает с единственным выполнимым и понятным предложением – заморозить все, пока не договоримся, что делать.

Представитель Совфеда Людмила Козлова повторяла довольно очевидные вещи: если бы реформу обсуждали со специалистами, то люди не вышли бы на улицы, и надо обсудить ее хотя бы сейчас; если стационарных коек много, а реабилитационных не хватает, речь должна идти о реструктуризации, а не о сокращении; сначала нужно улучшить амбулаторно-поликлиническую систему, а уж потом сокращать стационары, а не наоборот. Согласилась она и с репликой из зала, что сколько ни усиливай поликлиники специалистами, а за 12 минут, отведенные на прием, они ничего сделать не смогут.

Алла Фролова, организатор митинга врачей 2 ноября в Москве, вносила ноту реализма: легко говорить о диалоге, но площадок для него нет, а когда руководителя департамента здравоохранения города Москвы Алексея Хрипуна и заместителя мэра Москвы по вопросам социального развития Леонида Печатникова приглашали выступить на митинге, они сочли за лучшее на Суворовскую площадь не ходить.

Организаторы хотели не только дать медикам трибуну для разъяснения сути происходящего «на местах», но и пригласить к диалогу власть. Хотя СМИ сообщали, что власти обещали учесть требования медиков, уже первый рабочий день показал, что врачи услышаны не были.

– Реформа нужна обязательно, но не та реформа, которая сейчас проводится скрытно и тайно. Как говорят специалисты по организации медицинской помощи, то, что сейчас происходит в Москве, не похоже на реформу – идет просто сокращение и закрытие больниц, – говорит Алла Фролова. – Сейчас у нас основное требование – прекратить увольнение людей и выбрасывать их на улицу. Нужно наложить мораторий на реформу до всеобщего обсуждения всеми заинтересованными сторонами – медиками, властями, пациентскими сообществами. Вчера был первый рабочий день – все происходит так же, как до митинга: сотни уведомлений об увольнении в день продолжают выдаваться сотрудникам больниц без гарантий дальнейшего трудоустройства.

Реформа московской медицины, с точки зрения простых людей, выглядит так: первая ее цель – коммерциализация медицины, вторая – экономия бюджета.

– Хотя мы не против частной и платной коммерческой медицины, а равно понимаем, что бюджетные деньги нужно экономить – мы уверены, что все должно быть сбалансировано, а сейчас руководство здравоохранения Москвы экономит на простых врачах, которые хотят работать и лечить людей, и на пациентах, – говорит Алла Фролова. – Межрегиональный профсоюз медицинских работников «Действие» (обновляемый сайт, сайт со сведениями о первичных организациях) готовит протестные акции под лозунгом «За достойную медицину» в нескольких городах России. Акции разного формата могут пройти в примерно 40 городах 29-30 ноября (отделения профсоюза есть всего в 15 городах, а обозначить точные время и место акций пока невозможно, потому что еще нет ответов от инстанций, где акции можно согласовать).

Где нет людей, чтобы организовать митинг или шествие, там могут пройти, например, одиночные пикеты или встречи врачей с общественностью. В каждом регионе свои условия, сейчас идет сбор информации о проблемах, которые отличаются от города к городу, но везде врачи остаются без работы, а пациенты – без доступной медицинской помощи.

– В большинстве регионов медработники будут протестовать против низких зарплат: нищий врач опасен для нашего здоровья, а врач, работающий на две ставки, опасен для нашей жизни, – сказала Алла Фролова. – Зарплаты врачей в Москве по документам из 28 больниц (подлинность этих документов признал Леонид Печатников) – от 13 до 34 тысяч рублей.

Представитель Совфеда Людмила Козлова подтвердила, что когда чиновники сообщают о средней зарплате врача в 60 тысяч, они имеют в виду практику, когда каждый работает на две ставки и набирает столько дежурств, что чуть не падает с ног. Молодому врачу на одной ставке могут платить и 7 тысяч рублей. Повышать нужно не абстрактные «средние» зарплаты, а базовые оклады.

Пока врачи (те, кого еще не уволили) вместо улучшений добиваются только угроз.

– Были угрозы врачам со стороны администрации больниц – обещали, что всех, кто придет на митинг 2 ноября, уволят на следующий же день. На эндокринолога Ольгу Демичеву из филиала №1 ГКБ №24 (бывшая ГКБ №11) после митинга начались нападки: отслеживают ее передвижения, изымают для проверки амбулаторные карты ее пациентов – мы будем думать с профсоюзом, что делать. В данной ситуации чем больше огласки – тем лучше. Угрозы Ольге Юрьевне со стороны администрации 24-й ГКБ начались уже после митинга – до этого она была на виду и ее не трогали. Ее очевидно хотят уволить или оштрафовать, мы сделаем все возможное, но не сможем ничего гарантировать, – сказала организатор митинга Алла Фролова.

Член общественного совета Федерального медико-биологического агентства Евгений Ачкасов выступил в роли оптимиста. На пресс-конференции он в основном пересказывал выступление Леонида Печатникова на Первом канале: мол, и коек, и врачей на тысячу жителей у нас больше, чем где-либо в Европе; и усиливать поликлиники и возможности диагностики в них надо за счет сокращаемых специалистов из больниц; и госпитализации хронических больных у нас избыточные; и в Подмосковье дефицит медработников, а 30% медиков ездят на работу в столицу из области.

Предложил Евгений Ачкасов поднимать зарплаты медиков в Подмосковье и снова ввести институт послевузовского распределения, чтобы несколько компенсировать нехватку врачей в провинциях. Также он сообщил, что в конце ноября в Общественной палате планируется заседание по проблемам и результатам реформы в московском здравоохранении.

Евгению Ачкасову возразили, что пока в Москве поликлиники не усиливаются, а тоже массово сокращаются: Алла Фролова привела примеры с цифрами из поликлиники №35 в Хамовниках, где останутся одни педиатры, поликлиник в Ясенево и др.

– Я не вижу катастрофы, хорошие врачи из больниц без работы не останутся, реформа позитивно скажется на амбулаторно-поликлиническом звене, поведет к повышению качества и доступности медицинской помощи, – говорил, снова ссылаясь на выступления Леонида Печатникова, Евгений Ачкасов. Не видел он и проблемы в том, что на месте закрытых больниц появятся учреждения реабилитации или паллиативного ухода – главное, чтобы не торговые центры или гостиницы, но в департаменте же обещали…

С точки зрения Ачкасова, корень проблем здравоохранения – в отсутствии всероссийской организации, которая могла бы доводить проблемы медицинского и пациентского сообщества до органов власти. Вероятно, «наверху не знают», вот и реструктуризируют койки как получится.

Более критично к разъяснениям Леонида Печатникова отнеслась представитель Совфеда Людмила Козлова: например, его тезис, что главврачи сами будут решать, какие койки в своих больницах сокращать, а какие оставлять, она не считает успокаивающим. Тем более что пока главврачи больниц, как следует из заявлений медиков, о масштабных сокращениях не просили, а закрывают целые больницы.

– Это должны решать в департаменте, где знают, сколько всего больных в этом округе, районе и в целом в городе нуждаются в кардиологической, нефрологической и другой помощи, сколько нужно высокотехнологичной помощи. На уровне главврача больницы полной картины не видно. Главврач видит, что у него несколько коек пустует, и все. А департамент нужен, не чтобы отчеты собирать, а чтобы заниматься организацией медицинской помощи, – уверена Людмила Козлова.

Едва ли не любой пациент, побывавший в государственной российской поликлинике или больнице, поддержит идею реформ и улучшения этой системы. Да только пока, как отметила Людмила Козлова, предложение «лечить не болезнь, а больного», видеть человека как его целостную историю, а не отдельный диагноз, не то что не заложено в реформу, а прямо противоречит ей.

– Система медицинского страхования прямо предписывает лечить болезнь, а не больного. Например, человек попал в больницу по поводу воспаление легких – параллельно нельзя сделать исследования щитовидной железы, даже зная, что он страдает диабетом. За это на медиков будет наложен штраф – для исследования щитовидной железы пациент должен прийти в другой раз, комплексное обследование страховая не оплатит.

За 12 минут, отведенные на прием, врачу предлагается и собрать анамнез (поговорить с пациентом), и провести осмотр, и заполнить документы так, чтобы не было претензий у страховой компании. К слову, на Западе (раз уж чиновники ссылаются на зарубежные практики) подсчет пульса, измерение давления и температуры – дело не врача, а медсестры, которых по стандартам ВОЗ (Мюнхенская декларация 2003 года) на каждого врача должно приходиться четыре, а у нас – 2,14, и то все жалуются на дефицит персонала и незаполненность даже существующих ставок.

Скорее всего, проблемы длительности приема, страховых правил и обеспеченности средним медицинским персоналом также будут затронуты во время акций российских медиков 29-30 ноября.

Александра КУЗЬМИЧЕВА

Дата публикации: 07.11.2014

http://www.miloserdie.ru/articles/miting-v-belyh-halatah-vrachi-sobirayutsya-na-akcii-protesta-po-vsej-rossii

«Директора своевольничают» Дмитрий Сватковский не видит системных проблем в снижении доходов учителей

В Нижнем Новгороде завершается инициированная областным минфином выборочная проверка школ на предмет планирования и соблюдения бюджетов. Поводом для нее стали жалобы учителей на сокращение зарплат на фоне заявлений чиновников о повышении бюджетных расходов по этим статьям. Заместитель губернатора Нижегородской области Дмитрий Сватковский вчера заявил, что проблема носит не системный, а «точечный» характер там, где директора школ неправильно планируют бюджеты и расходуют деньги. Некоторые директора школ тем не менее полагают, что областное руководство дезинформируют, а учителя теряют в доходах из-за сокращения бюджетного финансирования школ.

Выборочная проверка планирования и исполнения бюджетов проводится в 12 средних школах Нижнего Новгорода. Как сообщил на вчерашней пресс-конференции заместитель губернатора по соцвопросам Дмитрий Сватковский, ее итогвый акт появится сегодня. Комментируя возникшую в октябре ситуацию со снижением зарплат, он сообщил, что, по предварительным данным, проблема носит «не системный, а точечный характер». «Именно на местах происходит искажение сути принимаемых решений. Можно сказать, директора своевольничают, совсем по-другому управляют стимулирующими надбавками и так далее. Эти факты есть, и мы будем разбираться с руководителями школ, откуда у них такие „методики“ возникли», — заявил чиновник. По его словам, расходы на образование в целом растут, а средняя зарплата учителей составляет 28 тыс. руб. в месяц, выше средней по экономике. «Конечно, люди уходили в летние отпуска, поэтому правильнее и логичнее посмотреть показатели по итогам года, но я на сто миллионов процентов уверен, что динамика существует, общался с учителями, и для них, особенно сельских, прибавки ощутимые», — добавил Дмитрий Сватковкий. По его словам, изучив итоги проверки, в понедельник в правительстве определятся с дальнейшими действиями. «Никаких снижений зарплаты или перебоев с финансированием не будет вообще», — пообещал замгубернатора.

Напомним, на снижение зар­плат нижегородские учителя стали жаловаться в конце сентября, после того, как региональные власти на 5% сократили субвенцию, выделяемую Нижнему Новгороду из областного бюджета на образование. По словам депутата городской думы и директора школы №91 Игоря Богданова, таким образом бюджетный план в конце года секвестировали на 280 млн руб. и именно поэтому школы были вынуждены урезать доплаты за классное руководство, проверку тетрадей, стаж работы и так далее. «Мне кажется, руководство области дезинформируют насчет реальных причин, а сейчас попытаются переложить вину на директоров школ. Проблема именно системная, и основная причина в том, что не выполняются даже утвержденные нормативы подушевого финансирования школ. Нам, например, при нормативе в 39 тыс. руб. в год на ученика выдали 35 тыс. Как я могу в таких условиях качественно выполнять обучение? Тут ущемляются не только права учителей, но и детей», — отметил Игорь Богданов. Он уверен, что каких-либо массовых финансовых нарушений в самих школах нет, так как их расходы жестко контролируются муниципалитетом, а бюджетную субвенцию секвестировали, ошибочно посчитав среднемесячную зарплату учителей вместе с отпускными за три летних месяца.

Депутат заксобрания Нижегородской области и директор частной школы Галина Клочкова, напротив, считает, что нельзя делать никаких однозначных выводов без четкого понимания, как строится бюджетный процесс в муниципальных школах. «На многие вопросы, которые задавались по этой теме в заксобрании, внятные ответы не были получены. Как директора муниципальных школ и их бухгалтерии начисляют зарплаты учителям, как это сведено с подушевым финансированием? В разных школах учителя находятся в разных ситуациях, в зависимости от качества управления бюджетом учреждения. Это достаточно сложный процесс, и мне кажется, что переходный период от централизованной бухгалтерии к самостоятельности школ в условиях подушевого финансирования затянется еще надолго», — отметила Галина Клочкова.

Между тем депутаты городской думы намерены на следующей неделе вновь вернуться к вопросу о зарплатах учителей. Как сообщил председатель постоянной комиссии по социальным вопросам Василий Пушкин, планируется заслушать представителей администрации как об итогах проверки школ, так и о финансовой помощи отдельным школам, если в них обнаружатся проблемы с выплатами (правительство Нижегородской области ранее пообещало такую бюджетную поддержку).

Роман Кряжев
Подробнее:

http://www.kommersant.ru/doc/2604665?isSearch=True

Хижина дяди Кужеля

Востребованность медицины в России и во всем мире растет вместе со старением населения. Но только наши чиновники додумались решить все проблемы, сократив финансирование здравоохранения и заодно уволив тысячи врачей. В Москве уже идет сокращение 7 000 врачей. В Петербурге в планах сокращение 3000 коек в стационарах.

Об эффективности отечественного здравоохранения мы еще поговорим. А также о компетентности и способностях чиновников, одной рукой подписывающих повышение зарплат врачей в 2–3 раза (хорошее дело), а другой рукой срезающих деньги медицинским учреждениям.

Об одном из таких чиновников мы и хотели бы сегодня рассказать.

Знакомьтесь — Александр Михайлович Кужель, директор Фонда ОМС Санкт-Петербурга.

Бюджет фонда, который имеет честь возглавлять Александр Михайлович — 51,8 милиарда рублей. Примерно 60% этих средств идёт на выплату зарплаты врачам, о размере которой до сих пор не утихают споры.

По мнению Валерия Колабутина — математика и председателя Комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга — средняя зарплата врача в городе составляет 44 000 рублей. А по мнению сайта zpmedika.ru, который собирает фактические данные о зарплате медицинского персонала, средняя зарплата городского врача — 24 858,99.

Кому верить? Методику расчета комитет не озвучивает. Исходные данные тем более. Да и чиновников от здравоохранения уже ловили на обмане.

Хотя Александр Михайлович и спрятал свою декларацию о доходах подальше от любопытных глаз, но мы ее нашли (спасибо проекту Декларатор).

И согласно декларации в 2013 году он заработал 2 917 010,76 рублей или 243 084,23 рублей в месяц. Это почти в 10 раз больше средней зарплаты рядового врача. Но мы сейчас хотим поговорить не об этом, хотя для примера в Скандинавских странах зарплата руководителя превышает зарплату сотрудников всего в 3 раза. Обратите внимание на 3 квартиры и 2 загородных дома в собственности семьи чиновника.

Позвольте представить еще одного героя нашей истории — Яна Кужель.

Яна — дочь Александра Михайловича, отличница и выпускница СПбГУ.

http://instagram.com/yanaku

Яне посчастливилось поступить в Лондонскую Школу Экономики. Молодец. Повод для гордости. Стоимость обучения £16 000 или 1 000 000 рублей в год. К этой сумме добавим расходы на проживание в Лондоне, перелеты домой и обратно, развлечения и получим 2–2,4 миллиона рублей.

То, что Яна не перебивается с хлеба на воду очевидно по ее инстаграму. Несколько примеров.

Яна на футбольной матче английской премьер-лиги.
Яна на лондонском балу.
На выходных судентка Яна ездит в БрюссельНа деньги, оставшиеся после оплаты за обучение в Лондоне, Александр Михайлович вывозит семью на отдых
На Мальдивы
Если задерживается зарплата, то поскромнее — на Канары

Допустим у нас нет вопросов, каким образом Александр Кужель умудряется оплачивать обучение и роскошную жизнь дочери в Лондоне, ездить на отдых в экзотические страны, а на остаток сводить концы с концами. Затраты на обучение — инвестиции в будущее и ради этого можно и последнюю рубашку с себя снять.

Нас немного смущает другое обстоятельство.

Просматривая инстаграм, мы обратили внимание, что по всей видимости один из загородных домов Александра Кужеля располагается в элитном поселке Корабельные сосны.
Почему элитный? Например: потому что ему было присвоено звание “Лучший строящийся дачный поселок класса Elie”.
Чтобы не заниматься пустыми инсинуациями мы нашли этот дом и участок и получили по ним выписку.
Отдельной похвалы заслуживает то, как точно в декларации отражены размеры дома и участка. Браво, Александр Михайлович!
В таком элитном доме Александр Кужель ломает голову как свести семейные расходы и доходы и где найти деньги на выплату зарплаты врачам.
Ориентировочная цена такого дома 25 миллионов. Дом приобретен в 2010 году, когда Кужель еще трудился простым заместителем директора Фонда ОМС. По официальной биографии Александр Кужель прошел кареьерный путь от врача поликлиники до чиновника. По нашим данным супруга также не была замечена в участии в каком-либо высокодоходном бизнесе.
С одной стороны, нам, конечно, радостно, что глава финансов городского здравоохранения смог позволить приобрести шикарный дом. Значит есть надежда, что он найдет деньги и на медицину и на скромную зарплату врачам в условиях финансового дефицита.
С другой стороны, нас немного смущает, что чиновник живет жизнью явно не по средствам. Поэтому мы решили спросить правоохранительные органы и губернатора рассмотреть этот случай и развеять наши подозрения. Это будет интересно и 146 миллионам российских граждан, которых последние изменения в закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» выставили на обочину здравоохранения и обрекли получать лечение по остаточному принципу.
P.S. Забыли упомянуть, что Яна Кужель как типичный отпрыск российского чиновника, проживающая за рубежом, — ярая патриотка

Врачи готовят всероссийскую акцию протеста «белых халатов»

Врачи и их пациенты намерены повторить воскресный митинг «белых халатов», но теперь уже во всероссийском масштабе.

Митинг врачей, прошедший в Москве 2 ноября, получит свое продолжение. 28 ноября Независимый профсоюз медицинских работников «Действие» намерен провести общероссийскую акцию.

Об этом НСН сообщила один из организаторов митинга 2 ноября координатор движения «Вместе за достойную медицину» Алла Фролова. По её словам, на митингах в разных городах будут подняты вопросы по зарплатам и невыполнению указов президента, по нарушению трудовых прав работников медицины. И в Москве активисты намерены снова поднять вопрос по массовым сокращениям, увольнениям и закрытию больниц.

Алла Фролова также рассказала НСН о прошедшем митинге «белых халатов» в Москве в воскресенье. По её словам, митинг уже дал свои результаты.

«Митинг прошёл, людей пришло больше, чем мы ожидали, — рассказывает НСН Алла Фролова. —  Они пришли, несмотря на все сложности – в медучреждениях запугивали тех, кто собирался идти. Говорили им, что их на следующий день уволят. Потому и согласовывался митинг долго, и информационных ресурсов у нас не много».

О реакции Минздрава

«Власть на митинг не пришла, — заявила НСН организатор митинга. — Я лично приглашала главу Департамента здравоохранения Москвы. Но он не пришёл. Возможно, власть думает, что они отреагировали тем, что за два дня до акции нас пригласили в Департамент здравоохранения Москвы. Да, мы ходили на эту встречу, разговаривали. Но конструктивного разговора не получилось. Из Минздрава никто не пришёл на митинг. Зато были некоторые  депутаты Госдумы», — рассказала Алла Фролова.

Совфед: То, что врачей довели до митинга – «заслуга» чиновников

Почему люди вышли на митинг

«Реформы, как таковой нет, есть продажа всего и всех, — пояснила НСН свою позицию Алла Фролова. -  Есть увольнения врачей. Сейчас просматривается три вещи – коммерциализация отрасли, за счёт этого получается экономия бюджета и, видимо, лоббирование чьих-то частных, личных интересов. Опыт последних лет показывает, что больницы будут закрыты, а земля будет продана».

О результатах

«Я очень надеюсь, что этот митинг дал результат, — признается в интервью НСН Алла Фролова. — Потому что никогда в России по социальной теме не выходили люди в таком количестве. Опять же, уже отреагировал министр (Министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова – НСН) и сказала, что требования будут учтены. Я думаю, что результат есть. Я надеюсь, что власти пойдут на конструктивный диалог хотя бы потому, что мы этот митинг проводили не ради митинга. Реформу надо делать, но делать надо по уму», — заявила НСН координатор движения «Вместе за достойную медицину» Алла Фролова.

Власти отдадут московские больницы «частникам»?

2 ноября в Москве прошла крупнейшая за последние годы акция протеста медицинских работников. Врачи, медсестры, санитары, фельдшеры и даже пациенты вышли на митинг против закрытия и реорганизации медучреждений и увольнений медработников. Акция состоялась на Суворовской площади, её организовало  общественное движение «Вместе за достойную медицину» совместно с независимыми профсоюзами и политическими партиями.

Напомним, уже к 2015 году в Москве планируется ликвидировать ряд больниц, роддомов и других медицинский учреждений. План-график «ликвидации» опубликован на сайте Российского медицинского сервера. Из документа следует, что сотрудники 28 учреждений, включая 15 больниц, будут уволены, а помещения высвобождены.

Врачи готовят всероссийскую акцию протеста "белых халатов"

http://nsn.fm/society/vrachi-gotovyat-vserossiyskuyu-aktsiyu-protesta-belykh-khalatov.php

ОБРАЩЕНИЕ ПИРОГОВСКОГО ДВИЖЕНИЯ ВРАЧЕЙ

В Российской Федерации сложилась катастрофическая ситуация в здраво-охранении:
- разрушение сети медицинских учреждений, значительное и необоснованное сокращение медицинского персонала и научно-преподавательского состава,
- резкое снижение доступности медицинской помощи, в том числе лекар-ственных средств, при значительном увеличении затрат на здравоохранение,
- некомпетентность управления системой.
Не решаются накопившиеся за многие годы проблемы в здоровье граждан и в организации медицинской помощи, что привело к нарастающему протестному движению пациентов и медицинских работников.
На протяжении 20 лет общество и государство предупреждались на 9-ти со-стоявшихся Всероссийских Пироговских съездах врачей о развивающемся кризи-се в здравоохранении и предлагался комплекс мер по его преодолению. 
Бюро Исполкома Пироговского движения врачей на заседании 6 ноября 2014 года рассмотрело Резолюцию митинга (2 ноября 2014 г., Москва, Суворовская площадь) и три возможных варианта дальнейших действий:
1. Проведение общероссийских протестных акций в связи с деструктивной политикой в здравоохранении.
2. Проведение Чрезвычайного Пироговского съезда.
3. Предложение всем общественным медицинским организациям приостано-вить сотрудничество с органами власти в связи с невыполнением рекомендаций Всероссийских Пироговских съездов врачей.
Из рассмотренных вариантов принято решение о проведении Чрезвычайного Пироговского съезда.
До проведения Съезда создать Чрезвычайный антикризистный обществен-ный комитет. Предложить создание аналогичных комитетов во всех регионах страны и в медицинских организациях. Комитетам незамедлительно приступить к разработке антикризисных программ для исполнительной власти всех уровней: федерального, территориального, муниципального и медицинских организаций.
Обращение направлено в органы государственной власти и управления, в общественные и профессиональные организации, средства массовой информа-ции. 
Принято на заседании Бюро Исполкома Пироговского движения врачей, 
Москва, 6 ноября 2014 г.
Предлагаю распространять данное обращение как можно шире

Только что, по следам митинга 2 ноября, состоялось заседание исполкома Пироговского движения врачей. Вот его решение:
ПИРОГОВСКОЕ ДВИЖЕНИЕ ВРАЧЕЙ 
ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ КОМИТЕТ
_________________________________________________
125284, Москва, ул. Поликарпова, д.12/13. Тел/факс: (495) 945-5831. 
E-mail: rmass@yandex.ru 

https://www.facebook.com/groups/meditsina/776283659105461/?comment_id=777720145628479&notif_t=group_comment_reply

Социалку режут по живому

На повышение зарплат учителям и врачам уходит до 80% региональных бюджетов, выделенных на медицину и образование. Чтобы поддерживать систему на плаву, местным чиновникам приходится импровизировать. Богатые регионы решают проблему недостающих средств путем укрупнения учреждений, бедные попросту кредитуются. Насколько уместен в вопросах социальной сферы подобный компромисс, как увеличение заработной платы сказывается на нагрузке бюджетников и каковы перспективы развития систем здравоохранения и образования? Эти вопросы в пресс-центре «Росбалт-Москва» обсудили представители профильных всероссийских профсоюзов.

В условиях хронического недофинансирования социальной сферы майские указы президента ставят чиновников перед нелегким выбором — что резать?

«У нас есть данные, негласные, естественно, которые мы получаем в кулуарах в общении с руководством сферы образования, что до 80% своего образовательного бюджета регионы тратят на выплату заработных плат бюджетникам в соответствии с майскими указами президента. Тогда за счет каких средств финансируются все остальное?» — недоумевал зампредседателя общероссийского профсоюза образования РФ Михаил Авдеенко.

Ответ на это риторическое восклицание последовал незамедлительно. «Богатые города решают эти проблемы путем укрупнения учреждений, бедные попросту кредитуются. Вы знаете, что закредитованность субъектов РФ сегодня составляет более 2 трлн рублей? Им попросту неоткуда брать эти деньги, чтобы выполнить майские указы», — подчеркнул замглавы образовательного профсоюза.

Анлогичные ситуация складывается и в здравоохранении. Уверенными темпами по стране шагает так называемая «оптимизация». По официальным данным Минздрава, еще в 2000 году в стране было 10,7 тыс. стационаров, а в 2013 году осталось лишь 4,3 тыс.

«В открытую никто стационары не ликвидирует, это ясно. Как правило, процесс называется оптимизацией. Сливаются несколько больниц, сначала полноценные стационары преобразуются в филиалы, затем закрываются вовсе. Работников стационара пытаются перераспределить, предлагая вакантные должности, имеющиеся в огромном объединенном учреждении, потом в отрасли в целом. С одной стороны, речь идет об увеличении заработной платы работникам отрасли, и мы только за. Но делать это за счет сокращения рабочих мест — недопустимо», — убежден зампредседателя общероссийского профсоюза здравоохранения РФ Михаил Андрочников.

Декларируется, что в результате оптимизации основной акцент в оказании медицинской помощи сдвинется в сторону амбулаторного звена. Но готовы ли наши поликлиники справиться с такой нагрузкой?

«В амбулаторном звене серьезнейший дефицит кадров, и прежде чем возлагать на него такие надежды, следует разобраться со штатом, отладить работу сети», — отметил представитель профсоюза. Да, сегодня чиновники говорят о переобучении «выбывших» в рамках реорганизации специалистов за счет государства, но, даже если все пойдет по намеченному плану, врачей сначала нужно подготовить, и лишь потом приступать к закрытию неэффективных стационаров, уверен он.

По словам Андрочникова, в результате оптимизации ресурсы перераспределяются между оставшимися учреждениями, внутри идет сокращение сначала вакантных ставок, потом занятых. При этом остро встает вопрос увеличения нагрузки на оставшихся в строю. Ведь спрос на здоровье не регулируется экономическими факторами.

«Для медработника 1,5 ставки — это порядка 200 рабочих часов в месяц. За вычетом выходных, больше 10 часов в день. Между тем, нередки случаи, когда люди работали на две ставки, то есть, практически не выходя из больницы. Есть ли предел?» — вопрошал выступающий.

Установленных майскими указами границ по заработной плате планируется достичь к 2018 году. «В этом смысле мы даже опережаем дорожную карту, которую составило правительство, поскольку уже сегодня заработная плата медработников составляет 82% от средней заработной платы по экономике, врачей — 140%. Между тем, сокращение, а точнее, некоторая стабилизация, бюджетных ассигнований и выплат в ОМС, не позволят интенсивно развиваться здравоохранению. Увеличение доли заработной платы в тарифе на медицинские услуги будет занимать уже не 50%, а 80%. Что останется на саму лечебную деятельность, не очень понятно», — отметил Андрочников.

Однако выходить на площади с транспарантами профсоюзы не спешат. «Многие проблемы копились годами, и ни у нас, ни у чиновников, к сожалению, нет волшебной палочки, чтобы решить их в одночасье. И митинги здесь — не лучший выход. Необходимо решать вопросы постепенно, раз за разом садясь с представителями власти за стол переговоров», — уверен выступающий.

Анна Семенец
Подробнее:http://www.rosbalt.ru/moscow/2014/10/31/1333690.html

Врачи требуют отставки заммэра Москвы Леонида Печатникова

В воскресенье на Суворовской площади в Москве прошёл митинг врачей против массовых увольнений в столичных медучреждениях, передаёт корреспондент «Русской службы новостей» с места событий.

Несмотря на то, что митинг был разрешён на тысячу человек, собралось, по разным оценкам, от двух до четырёх тысяч столичных врачей, их коллег из регионов, пациентов и сочувствующих. Многие пришли в медицинских халатах, надетых прямо на пуховики.

Собравшиеся требовали остановить реформу здравоохранения, общественного обсуждения ситуации в здравоохранении с привлечением медиков и отставки заммэра Москвы Леонида Печатникова и руководства департамента здравоохранения.

«То, что сейчас происходит в медицине, может, и имеет какую-то идейную нагрузку, но так это делать нельзя. От таких реформ в первую очередь страдают больные люди, а потом уже медики», – рассказал врач скорой помощи Леон Акопов. Он также добавил, что в скорой помощи из 16 неврологических бригад на всю Москву осталось только две – остальные урезали. «Говорят, что так должно быть, что мы приходим к общей практике, принятой на Западе. Почему мы должны равняться на Запад, почему у нас не может быть собственного пути?», – заключил врач.

Митингующие врачи также рассказали, что врачей увольняют в никуда, никакую другую работу им не предлагают. Они держали транспаранты «Путин, введи войска в здравоохранение!», «Оптимизация – профанация!», «Печатников – переучись в человека!».

Врачи обещали собрать всероссийский митинг в конце ноября, если департамент здравоохранения не прислушается к их требованиям и не остановит массовые увольнения.

РСН

Фото ТАСС

Врачи требуют отставки заммэра Москвы Леонида Печатникова

http://rusnovosti.ru/news/349835/

Трансляция митинга врачей 2 ноября в Москве»: http://newcaster.tv/doctors-rally.html

Сергей Воронин, Свердловская область: Про реальную арифметику учительских зарплат все знают, но молчат

Тема «внезапного» сокращения заработной платы педагогов в некоторых городах Свердловской области — Екатеринбурге, Лесном и Карпинске — стала одной из самых обсуждаемых в первые две недели октября. Учительские зарплаты оказались даже…

Сергей Воронин

…в повестке федеральных структур – сопредседатель Общероссийского народного фронта Александр Бречалов сделал это событие одной из ключевых тем визита в Свердловскую область.

Я работаюдиректором школыуже девять лет, так что о проблемах заработной платы учителей знаю не понаслышке. Но даже у меня есть вопросы к тому, как распределяются средства для фонда оплаты труда.

Каким образом областное правительство определяет объем финансирования заработной платы учителей в конкретном муниципалитете – вам не расскажет никто. Если несколько лет назад, обосновывая необходимость стимулирования эффективной деятельности педагогов, нам всем внушали, что «деньги должны идти за учеником», то теперь подход стал совершенно иным: «Сказанопрезидентом, что зарплата учителя должна быть не меньше, чем в среднем по экономике региона – так и определяем объем финансирования».

Если объяснить это упрощенно, то схема выглядит так: в школах N-ского городского округа, к примеру, работают 120 учителей. Следовательно, если «дорожная карта» по зарплатам определяет планируемый размер месячного дохода в сумме 31000 рублей, то область субсидирует муниципалитет суммой 31000*12 месяцев*120 учителей = 44,64 млн руб.

Но на самом деле это совсем уж идеальное финансирование, поскольку ясно, что «лишних» денег в области, как водится, нет… Поэтому летят из властных структур в отделы образования, а оттуда – в школы, настоятельные рекомендации, которые больше походят на тришкин кафтан – постоянное исправление одних недостатков за счет появления других.

Рекомендация первая: разгрузить администрацию, то есть директора и завучей, уменьшив или вообще убрав у них учительскую нагрузку.

Рекомендация вторая: сократить численность преподавателей с маленькой нагрузкой, а их учительские часы распределить оставшимся: учителей станет меньше, и, следовательно, делить фонд оплаты труда нужно на меньшее количество педагогов. Так и делаются«нужные» для парадных отчетов цифры заработных плат. При этом стараются не думать о том, что и директор с завучами, и преподаватели с маленькой нагрузкой – все они, как правило, являются квалифицированными специалистами, которых полноценно заменитьпросто некем…

Внутри муниципалитета полученные субсидии чаще всегораспределяются тоже неравномерно. Зависит распределение от количества учеников, наполняемости классов, нагрузки учителей, статуса школы и от того, о чем никто вслух не говорит, но все догадываются. Поэтому и получается, что в одной школе города средняя заработная плата учителя – 27000 рублей, а в другой – 35000.По городу же в общем получаются «нужные» 31000. Такая вот арифметика…

Почему-то власти всех уровней – от губернатора и министра до отделов образования не называют всего две цифры по каждому муниципалитету, а еще лучше – по каждой школе: первая – сколько средств было выделено на заработную плату в январе 2014 года, когда утверждались бюджеты муниципалитетов, и вторая – та, которая «вдруг» оказалась в сентябре 2014 года? Как только они будут озвучены – сразу исчезнут все недомолвки и вся «интрига»…

Цифры-то эти «поправили», уменьшив, поэтому вины директоров в сокращении зарплат просто нет и быть не может. Руководитель, имея на руках смету расходов, планирует ежемесячный фонд оплаты труда педагогов в пределах 1/12 годовых назначений. Даже если директор по своей педагогической специализации глубокий литератор, разделить-то на 12 свой фонд оплаты он может! Другое дело, если с января по август директор школы распределял, к примеру, по 900 тысяч рублей, а с сентября до него довели измененный фонд оплаты и сказали: «Как хочешь, так и вмещайся!» Очевидно, вместиться можно только сократив ежемесячный фонд, к примеру, до 700 тысяч.

Есть еще несколько штрихов, которые ситуацию делают сложнее: вдруг директор не умеет считать? А если учителей в школе стало больше? А что, если кто-то «вверху» не то чтобы обманывает, а так – не говорит всю правду, стараясь делать «красивую мину при плохой игре»…

Вот и получается в итоге «внезапное» сокращение заработной платы.

Об авторе

Сергей Александрович Воронин, директор 26-й школы города Волчанска Свердловской области

http://www.ug.ru/insight/463

Водители скорой помощи в Москве готовятся к забастовке

Более 500 человек из 55-ти столичных подстанций скорой помощи не готовы мириться с унизительной заработной платой. Истинный доход водителей скорой в Москве около 30 тысяч рублей. При этом, после взимания штрафов, некоторые из них, получают 25 тысяч, а то и меньше.

— Нас бросили на произвол судьбы, нас унижают, а с недавнего времени нам еще и угрожают. А за что? За то, что мы просто хотим справедливости, хотим получать то, что заработали своим трудом. Наши руководители заявляют, что разгонят нас и наберут гастарбайтеров, если мы будем говорить о проблемах во всеуслышание, но мы вынуждены говорить, иначе просто не выживем, — рассказал «Московскому Блокноту» водитель скорой Геннадий Иванов.

Правительство Москвы, по просьбе водителей скорой помощи, направило официальный запрос в столичный Департамент Здравоохранения, с вопросом об официальной заработной плате водителей московской скорой помощи. Ответ ведомства в правительство пришел 17.09.2014: «Размер официальной заработной платы водителей скорой помощи по городу Москва, на момент обращения, составляет 43 тыс. 743 рубля». Письмо было подписано руководителем ведомства Алексеем Хрипуном.

При этом, водители, получающие ежемесячно свою зарплату, утверждают, что данные от Департамента Здравоохранения – не верны. В качестве доказательства своей правоты, водители прилагают официальные документы — расчетный лист, с начисленной заработной платой, в которой указаны суммы, гораздо ниже тех, что обозначают столичные ведомства.

На обращения в ГУП «Мосавтосантранс»⁠ с просьбой сообщить редакции официальную заработную плату водителей скорой, «Московский Блокнот»⁠ так и не дождался официального ответа, по данному вопросу.

«У меня молодая семья, и мне просто стыдно приносить домой такую маленькую зарплату. Я не могу сказать моему ребенку, что у меня нет денег на теплые сапожки, иначе нам несколько дней будет нечего кушать», рассказал «Московскому блокноту» один из водителей 20-ой подстанции скорой помощи.

Не помогли им ни письма в мэрию к главе столицы Сергею Собянину, ни обращения в другие органы власти и ведомства. В январе 2014 года руководитель Автокомбината «Мосавтосантранс» пообещал водителям скорой, как они сами сообщают, поднять заработную плату до 50-60 тысяч рублей, но до сих пор слова остаются словами. Уже 5 лет их заработок не индексировался и, по сей день, он остается критически низким.

Не секрет, что будучи за рулем скорой, водителям приходится перевозить людей с различными болезнями, от туберкулеза до СПИДа, от простой простуды до страшного вируса. При этом, официальная доплата водителям за опасные условия труда — 167 рублей. Такой мизерной суммой оценивается риск их здоровья.

Они выходят в рейсы по 12 часов, сталкиваясь в течении рабочего времени с невероятно сложными условиями труда. Они всегда мчатся на высокой скорости, в надежде прибыть на место вовремя. Скорая помощь по закону не имеет права приоритетного проезда, поэтому водителям приходится нарушать правила дорожного движения, экономя минуты, чтобы спасти чью-то жизнь.

Увы, за все эти нарушения и повреждения транспорта, водители скорой помощи отвечают лично, они оплачивают все штрафы и повреждения ТС самостоятельно. Выходит, что за государственный транспорт они фактически отвечают как за свой, вынимая деньги из собственных полупустых карманов.

«Мы предприятие, которое очень нужно всем, от нас зависят жизни людей, но, по итогу, мы оказались не нужны никому. С нас взымают каждую копейку и говорят, что мы не достойны большей зарплаты, хотя каждый день рискуем своей жизнью», — рассказал «Московскому Блокноту» водитель 9-ой подстанции московской скорой Геннадий Иванов, к его словам присоединяются более 500 водителей скорой со всех подстанций скорой в Москве.

Они отмечают, что получают «копейки», в сравнении с водителями первых лиц скорой помощи. Которые трудятся за в трое большую заработную плату.

⁠Если водителям скорой не предоставят человеческие условия труда, им придется дружно отказаться от выездов. А если все столичные водители скорой помощи не выйдут в рейсы, то итог будет катастрофическим — могут погибнут сотни людей, нуждающихся в срочной медицинской помощи.⁠

Источник: avtonom.info

Медики, несмотря на угрозу потерять работу, выйдут на массовый митинг в Москве против реформы здравоохранения

На Суворовской площади столицы 2 ноября пройдет митинг под лозунгом «Остановить развал медицины Москвы!», участники которого намерены протестовать против проводимой столичными властями реформы здравоохранения. Она предусматривает закрытие десятков медучреждений и увольнение тысяч медработников. Власти объясняют это необходимостью «модернизации» и «оптимизации» медицины, но сами медики уверены, что истинная цель совсем в другом.

«Реформа здравоохранения направлена не на улучшение качества и доступности бесплатной медицинской помощи, а на сокращение бюджета. В федеральном бюджете 2015 года расходы на здравоохранение снижаются на 22,9%. Власть под видом «оптимизации» переводит медицину на платную основу», — говорится на странице мероприятия в Facebook.

Организаторы митинга указывают, что в столице уже закрыты десятки медучреждений, приостановлена работа многих московских больниц, а сотрудникам объявлено о грядущих сокращениях. «Мы видим сознательное разрушение системы здравоохранения, которая создавалась десятилетиями. Чиновников не волнуют люди, их интересует «доходность» и «оборот» койки, заботит, как уволить врачей, сэкономив на выходном пособии, как продать землю под закрытой больницей», — уверены устроители протестной акции.

Она согласована с властями. Заявка в мэрию была подана на тысячу участников, однако на странице мероприятия в Facebook о намерении прийти на митинг заявили уже более 1,5 тысячи человек.

За участие в акции медикам грозят увольнением

Это будет крупнейшая за последние годы акция протеста медицинских работников, пишет РБК. При этом, по словам организаторов митинга, врачам, которые собираются на него, грозят увольнением на следующий же день, отмечает издание.

Участники митинга намерены потребовать остановить увольнения врачей, сокращение зарплат, установить мораторий на реорганизацию медучреждений, а также отправить в отставку «всех руководителей департамента здравоохранения Москвы, которые участвовали в реорганизации московского здравоохранения», в том числе руководителя департамента Алексея Хрипуна и вице-мэра по вопросам социального развития Леонида Печатникова.

«Мы не понимаем, в чем состоит реформа, кроме закрытия больниц, поликлиник и изгнания 10 тысяч медработников, — заявил изданию профессор РАМН Павел Воробьев, работавший в закрытом терапевтическом корпусе ГКБ N7. — Если реформа состоит в том, чтобы закупить дорогое оборудование и положить откаты в карман, вряд ли это можно назвать реформой. В нашем случае в первую очередь пострадали пациенты: число больных, которых мы могли лечить, резко сократилось».

Акцию организует общественное движение «Вместе за достойную медицину» при поддержке независимых профсоюзов и оппозиционных партий «Яблоко», КПРФ, «РПР-ПАРНАС» и «Гражданская инициатива». При этом межрегиональный профсоюз медицинских работников «Действие» на воскресном митинге собирается объявить о всероссийской акции протеста медработников в конце ноября, отмечается в публикации.

Сокращение медицинских учреждений в Москве началось с конца прошлого года. Согласно рабочему варианту плана-графика закрытия московских клиник и роддомов, сотрудники 28 медучреждений, включая 15 больниц, будут уволены, а помещения высвобождены. В некоторых больницах, указанных в плане-графике, сотрудников уже сократили. Основную часть планируется закрыть к апрелю будущего года.

Такую реорганизацию задумали в преддверии полного перевода всех медицинских услуг в систему обязательного медицинского страхования (ОМС). В ведении бюджета, напомним, со следующего года должны остаться только капремонты, строительство и закупка техники стоимостью выше 100 тысяч рублей, а также содержание таких отделений, как психиатрические, туберкулезные и инфекционные.

Между тем 28 октября в Госдуму был внесен законопроект, который предусматривает создание общественных комиссий в субъектах РФ, определяющих, какие медицинские учреждения могут быть сокращены. Документ призван избежать негативных последствий закрытия больниц в рамках реформы здравоохранения.

http://newsru.com/russia/30oct2014/medic.html

Урезать к чертовой матери!

Лучше быть здоровым и богатым. Да вот только большинство населения России — бедные и больные. Когда-то, в далекие времена СССР, наша бесплатная медицина была пусть и не совсем бесплатной, но все же доступной. Все меняется. Здравоохранение должно быть эффективным — то есть по возможности зарабатывать за счет пациентов. Объем платных услуг в медицине у нас растет год от года, в то время как расходы государства на здравоохранение продолжают стремительно таять. И эти дыры вряд ли уже можно скрыть хитро составленными бодрыми отчетами, свидетельствующими, что с показателями оказания медпомощи у нас все прекрасно. Внимательный анализ показывает, что все это не так. Как подсчитали эксперты, сокращение бюджета здравоохранения в 2015–2017 годах обернется минимум тремястами тысячами, а в худшем случае — и полумиллионом дополнительных смертей в нашей стране.

По данным Ассоциации медицинских обществ по качеству медпомощи, расходы на здравоохранение из федерального и региональных бюджетов РФ с 2013 до 2017 годы сокращаются и будут сокращаться. Федерального — на 35% (с 515 млрд до 332 млрд руб.), региональных — на 7% (с 914,3 до 847,7 млрд руб.). Если применить международную систему, по которой расходы на здравоохранение оценивают по отношению к ВВП, то уже в этом году по сравнению с прошлым они упадут с 3,7% до 3,5% ВВП.

«Уровень 3,7% ВВП — это «бедное» здравоохранение. В «новых» странах ЕС, имеющих близкий с РФ уровень экономического развития, эти расходы в полтора раза выше — 5,4% ВВП, и ожидаемая продолжительность жизни там выше на 5 лет», — рассказывает ведущий эксперт в области здравоохранения, доктор медицинских наук Гузель Улумбекова.

Взносы в Фонд ОМС на неработающее население в будущем году вырастут на 30%. Но дефицита средств в системе обязательного медицинского страхования даже эта мера не сможет покрыть. По данным Счетной палаты, дефицит бюджета ФОМС в 2013 году составил 26,1 млрд руб., в 2014 г. дойдет до 55 млрд руб. А к 2015 году, по прогнозам экспертов, вырастет уже до 225 млрд руб. — это 13% от всех планируемых расходов. Поэтому средств даже на выполнение помощи по Программе государственных гарантий, а также на увеличение зарплат медработников вряд ли хватит.

Кстати, согласно проекту Программы госгарантий на будущий год, рост подушевого норматива финансирования системы обязательного медстрахования приостановится. «А именно из этого расчета в среднем оплачивается бесплатная медпомощь для каждого гражданина с полисом. Мы понимаем все особенности экономической ситуации в стране, из-за которых был скорректирован подушевой норматив. Но при этом ни о каком росте средств из ОМС на 18%, о чем заявлялось недавно, не может быть и речи», — говорит директор фонда независимого мониторинга медицинских услуг и охраны здоровья человека «Здоровье» Эдуард Гаврилов.

Он напоминает, что в 2014 году в подушевой норматив за счет средств ОМС не входили расходы на скорую помощь. А в 2015 году — войдут. «Проект программы госгарантий ставит под сомнение возможность компенсировать все расходы медицинских организаций, включая рост зарплаты медработников. Регионы будут вынуждены сокращать медицинские организации и медицинских работников, уменьшать затраты по другим статьям расходов — на оплату коммунальных услуг, закупку лекарственных препаратов, перевязочных средств, питание больных. И вскоре мы снова услышим: «Эти лекарства купите, пожалуйста, сами, простыни и полотенца не забудьте принести с собой…» — полагает Гаврилов.

Кстати, для выполнения указа Президента РФ по повышению оплаты труда медработников субъектам РФ рекомендовали… сокращать объемы скорой и стационарной медицинской помощи, отчуждать здания государственных лечебных учреждений, снижать численность медицинского и немедицинского персонала, а также наращивать объем платных медицинских услуг. Итог: с 2011 по 2013 годы обеспеченность коечным фондом снизилась на 6%, врачами участковой службы сократилась на 8%, число зданий и сооружений здравоохранения уменьшилось на 15%. Зато объем платных медицинских услуг вырос на 31%.

Ну а в будущем продолжат сокращаться и объемы высокотехнологичной медицинской помощи (ВМП). Уже в этом году многие центры, оказывающие ВМП, простаивают с весны или лета — квоты вычерпаны. В будущем году ситуация усугубится. Расходы на софинансирование ВМП из федерального бюджета для региональных учреждений упадут почти в 4 раза. А в дефицитных бюджетах субъектов РФ средства на софинансирование ВМП могут и не найтись, а значит, гарантии по оказанию высокотехнологичной помощи для 165,4 тыс. пациентов сомнительны. А ведь уже сегодня обеспеченность ВМП в нашей стране в 3 раза меньше, чем в «новых» странах ЕС.

Но самое неприятное, что даже те скудные деньги, что есть, собираются тратить нерационально. «Вместо срочного решения первоочередных проблем по ликвидации дефицита медицинских кадров (40% от норматива в первичном звене) и повышения их квалификации (показатели качества медицинской помощи в 3 раза хуже, чем в развитых странах) расходы по этим статьям в государственной программе «Развитие здравоохранения» с 2013 по 2017 годы снижаются в 2,5 раза! А ведь без решения этих базовых проблем никакие другие меры в здравоохранении не будут эффективны», — говорит Гузель Улумбекова.

Ну а если приплюсовать еще такие факторы, как дефицит лекарств для лечения в амбулаторных условиях (он у нас в 4,6 раза ниже, чем в «новых» странах ЕС) и недостаточное количество коек, качественная медицинская помощь станет еще менее доступна для россиян.

…Отсутствие роста расходов на здравоохранение в 2012–2014 годах уже привело к снижению доступности и качества медицинской помощи. Остановилось снижение общего коэффициента смертности (за январь–август 2014 года — 13,1 случая на 1 тыс. населения, столько же и по итогам 2013 г.). Доказано, что и коэффициент смертности, и продолжительность жизни зависят от уровня государственного финансирования здравоохранения. По прогнозам экспертов, коэффициент смертности в стране к 2017 году может вырасти до 13,9 на тысячу населения, что выльется в 300–500 тысяч дополнительных смертей россиян.

Обнадеживает пока одно: члены Комитета по охране здоровья Госдумы единогласно проголосовали за то, чтобы не рекомендовать рассмотрение законопроекта «О федеральном бюджете на 2015 г. и плановый период 2016 и 2017 гг.» в первом чтении. «Хотелось бы, чтобы все понимали, что здравоохранение так же важно для национальной безопасности нашей страны, как и оборона», — говорит Гузель Улумбекова. Однако у нас это, похоже, мало кто понимает…

[img=60725]

http://www.mk.ru/social/2014/10/27/urezat-k-chertovoy-materi.html

Скальпель Оккама Реформа здравоохранения Москвы: мнения и комментарии

Драма, развивающаяся сегодня в среде московского здравоохранения, взволновала не только простых врачей и экспертное сообщество, но даже российских сенаторов. “Солидарность” постаралась собрать наиболее любопытные мнения и комментарии о сомнительной реформе, проводимой Департаментом здравоохранения Москвы.

“СЕМЬ РАЗ ОТМЕРЬ…”

2 ноября московские врачи намерены выйти на крупномасштабный митинг. Место пока согласовывается, но само проведение протестного мероприятия мэрия уже согласовала. Подробно о причинах, сподвигнувших медицинское сообщество на акцию протеста, “Солидарность” рассказала в прошлом номере (см. № 39, 2014). Если вкратце: столичный Департамент здравоохранения намерен подвергнуть суровой реструктуризации десятки больниц. Часть из них попросту ликвидируют как государственные учреждения, передав все медицинское оборудование в другие больницы, а недвижимость — в ведение мэрии. В других пройдут существенные сокращения персонала. Всего, по подсчетам экспертов, работы могут лишиться 7 тысяч медиков. Пациенты же останутся без десятков тысяч больничных коек, что создаст внушительные очереди, и не все доживут до того момента, когда их очередь подойдет…

Перспектива подобной реформы основательно всколыхнула как самих врачей, так и сочувствующих им отраслевых консультантов. Одними из первых своим мнением о происходящем решили поделиться представители Совета Федераций:

- В такой реорганизации больниц больше минусов, чем плюсов. Проводить оптимизацию столь быстрыми темпами нельзя. “Семь раз отмерь, один раз отрежь”, — гласит замечательная русская поговорка. Все хорошо на бумаге, все хорошо, когда за реформой не стоят судьбы людей, — заявила 23 октября на пресс-конференции в Москве заместитель председателя Комитета Совета Федерации по социальной политике Людмила Козлова. И привела в пример ситуацию с детскими садами, с которыми когда-то так же быстро и легко расправились, а теперь судорожно восстанавливают, затрачивая большие объемы средств и прочих ресурсов.

Впрочем, лицезреть настоящего живого сенатора на протестном мероприятии охочим до диковинок зевакам и журналистам все же вряд ли удастся. Плотный график членов Совфеда не позволяет им в полной мере слиться с народом в порыве праведного гнева.

- Я бы пришла на митинг врачей, но мой график этого не позволяет. В это время, 2 ноября, меня не будет в Москве, — заявила Козлова, отвечая на вопрос корреспондента “Солидарности”. — То, что я сегодня здесь говорю, — это уже поддержка митинга.

- То, что политикой начали заниматься врачи, люди интеллигентнейшей профессии, что вместо своих прямых обязанностей они устраивают митинги, говорит о том, что позиция Департамента здравоохранения столицы ущербна. Значит, что-то они делают неправильно, — поддержал Людмилу Козлову член Комитета Совета Федерации по социальной политике, врач-педиатр Владимир Круглый.

От коллег из верхней палаты парламента стараются не отставать и представители палаты нижней. Депутаты Государственной думы уже обратились в Генеральную прокуратуру с требованием провести проверку законности закрытия московских медучреждений.

- Нужно проверить как факты начавшихся увольнений врачей, так и планы по реорганизации сферы здравоохранения, — считает депутат от фракции КПРФ Валерий Рашкин.

В то же время, по мнению председателя профсоюза работников здравоохранения города Москвы Сергея Ремезова, говорить о значимых сокращениях пока рано:

- Мы не считаем, что сейчас есть повод выводить людей на улицы. Нет массового сокращения врачей, планируются лишь единичные закрытия медучреждений. Идет сокращение вакантных ставок и внешних совместительств. Многим медикам действительно вручены уведомления о том, что предстоят сокращения. Но люди-то пока работают. Никаких приказов нет. Врачи на своих рабочих местах. Но я хочу сказать: частично потери, безусловно, будут. Для нас самый важный момент — по возможности трудоустроить медиков, которые будут сокращены. Информация о вакансиях есть на официальном сайте Департамента здравоохранения Москвы. Причем можно не только трудоустроиться, но и пройти переобучение. У нас не хватает огромного количества участковых терапевтов и педиатров. И эту категорию будут переобучать абсолютно бесплатно! Узких специалистов переизбыток, а в участковых сетях — недостаток кадров. В то же время мы поднимаем вопрос об увеличении ставок ОМС — это необходимо, чтобы больницы и поликлиники были более рентабельными. В этом направлении мы тоже будем двигаться.

ВСТРЕЧАЙТЕ, ПЛАТНАЯ МЕДИЦИНА

Подробное исследование медицинских реалий столицы, проведенное Ассоциацией медицинских обществ по качеству медицинской помощи (АСМОК), демонстрирует: уже на сегодняшний день в Москве ощущается нехватка медицинских коек. Если верить цифрам, приведенным в исследовании, число коек в 1,5 раза меньше, чем это необходимо для выполнения нормативов объемов стационарной помощи по территориальной программе государственных гарантий (соответственно 62 и 95 тысяч коек), утвержденного правительством Москвы в 2013 году.

Недостаточны, по мнению председателя правления АСМОК Гузели Улумбековой, и объемы государственного финансирования здравоохранения в Москве. Они в 3,2 раза ниже по сравнению со “старыми” странами Европы (с которыми любит сравнивать столичное здравоохранение заместитель мэра Москвы по социальному развитию Леонид Печатников).

В то же время по статистике, приводимой Улумбековой, в Москве в 2013 — 2014 годах по сравнению с 2010 годом резко сократилась доступность медицинской помощи. Обеспеченность врачами первичного контакта сократилась на 11% (с 0,44 до 0,39 на 1 тысячу населения), обеспеченность коечным фондом на 30% (с 7,2 до 5,1 на 1 тысячу населения), число зданий стационарных сооружений на 10% (с 232 до 210). И самое интересное: на этом фоне в столице объем платных медицинских услуг вырос в 2 раза (с 45,9 до 86,1 млрд рублей).

Прогноз экспертов еще менее утешителен. “В дальнейшем ситуация в московском здравоохранении будет только ухудшаться. В 2014 — 2015 годах планируется сокращение коечного фонда еще на 11% от существующего уровня и отчуждение 26 зданий лечебных учреждений. Все это приведет к параличу государственной системы здравоохранения и к еще большему снижению доступности медицинской помощи. Еще более нетерпимо, что свои разрушительные действия руководство московского здравоохранения обосновывает необходимостью выполнять указы президента РФ от 7 мая 2012 года. Это извращает суть важнейших указов Владимира Путина. Они, наоборот, направлены на повышение доступности и качества медицинской помощи населению. Такая политика руководства московского здравоохранения крайне опасна и подрывает доверие к власти”, — пишет в своем докладе глава АСМОК.

- Нужна ли нам реформа здравоохранения? Очень нужна! Больше, чем тогда, когда объявили о необходимости ее проведения. Но реформа настоящая: продуманная, тщательно рассчитанная, согласованная с экспертами-экономистами, ведущими медицинскими специалистами, представителями врачебных и пациентских сообществ, — считает Гузель Улумбекова.

КРАЙНИМ БУДЕТ ПАЦИЕНТ

Самыми активными противниками реформы оказались врачи. И дело далеко не только в потере рабочих мест — известная мудрость о том, что своих врачей народ прокормит сам, взялась не на пустом месте. Медики по-настоящему взволнованы судьбой пациентов. Особенно это касается узкопрофильных клиник.

“На прошлой неделе сотрудникам сообщили, что есть приказ о ликвидации нашей больницы. Он был подписан Риммой Масловой, главным врачом ГКБ № 31, к которой нас присоединили в феврале прошлого года. Теперь нам сказали, что с 1 декабря прекращается госпитализация пациентов, а с февраля больница закрывается навсегда. Наша больница за год обслуживала 8 000 пациентов, это крупнейшая гинекологическая больница Москвы. Мы писали в прокуратуру, в Департамент здравоохранения, но нам ответили, что все идет по плану. Вы поймите, врачи не пропадут, пострадают пациенты — когда кто-нибудь умрет в машине “скорой помощи” от кровотечения, поскольку его некуда будет довезти, тогда станет понятно, что укрупненные больницы хороши для Испании, где дороги пустые. А у нас по любому шоссе тащишься два часа”, — цитирует интернет-портал РБК Игоря Давыдова, заведующего отделением гинекологической больницы ГКБ №72.

Давыдов далеко не одинок в своих пессимистических прогнозах в отношении будущего московской медицины.

“В ГКБ № 7 закрыта добрая половина отделений, терапевтический корпус, где находилась клиническая база нашего университета, полностью закрыт. В сентябре меня вызвала заместитель главного врача ГКБ № 7 Татьяна Татуева. Она сказала, что корпус передается городу. Это крупнейшая скоропомощная больница города, ее функции никто на себя не возьмет”, — считает Павел Воробьев, профессор гематологии и гериатрии Первого МГМУ им. И.М. Сеченова.

“Двойственное чувство от борьбы с реформаторами. Откуда оно? Те, кто встал у руля реформ, хорошо известны нам как высокие профессионалы и отличные врачи. Практически всех я знал лично по работе. Мы все мечтали о здравоохранении, как на Западе. Что изменилось? Печатников, Хрипун, Голухов, Потекаев, Свет, Мясников сами никогда не смогут сесть на поликлинический прием по 10 минут на пациента. Именно профессионализм не даст им этого сделать. Только на сбор анамнеза уйдет в 2 раза больше времени. Все говорят о плохом образовании врачей, но начали с сокращения коек. Если сделать, как на Западе, то койки надо сокращать, а персонал увеличивать, чтобы была нормальная обеспеченность койки и ее быстрая оборачиваемость. Кафедры приблизить к амбулаторной службе. Растить поликлинических врачей. Систему надо копировать полностью, иначе из “фиата” опять получатся “жигули”. Копировать, начиная с финансирования, образования, соотношения врачей, медсестер, санитарок, буфетчиц, технического персонала. Сейчас страдают и врачи, и пациенты. Больные не могут получить адекватной помощи уже сейчас. Это конкретные люди с конкретными судьбами”, — делится своими переживаниями на странице в “Фейсбуке” Дмитрий Виноградов, доцент Первого МГМУ им. И.М. Сеченова.

“Сейчас испытываем на себе этот беспредел, — пишет на сайте “Солидарности” Татьяна. — Над нами просто издевается главный врач ДГКБ № 13 им. Филатова. Приказов нет, все перестановки в стационаре делаются нагло, без уважения к сотрудникам. Родителям, которые жалуются, куда они пойдут лечить своих детей-инвалидов, был придуман интересный ответ. Из 1-го терапевтического отделения (нефрология) сделать общую терапию (штат набран полностью), а сотрудники 2-го терапевтического отделения (гастроэнтерология и аллергия) будут сокращены”.

Понятно, что высказываться в открытую позволяют себе далеко не все недовольные врачи. Тысячи медиков опасаются карательных мер со стороны администраций больниц. Но отсиживаться в данной ситуации — тоже не лучший выход.

“Что же вы молчите, коллеги? Что же вы прячете ваши лица? Вспомните, как в былые времена врачи и учителя шли на смерть за тех, кто вверил им свою судьбу! А вы? Чего вы боитесь? Профессионалы никогда не останутся без работы. Вы же не троечники! Вы — профи. Вам бояться нечего! Уважайте себя, свою работу и своих пациентов! Не молчите!” — убеждает медиков высказать свою позицию в открытую Ольга Демичева, врач-эндокринолог, активно борющаяся за сохранение 11-й городской больницы, в которой проработала 30 лет. И призывает врачей, пациентов и всех неравнодушных граждан выйти-таки на митинг в Москве 2 ноября.

http://www.solidarnost.org/articles/act-them/act-them_4668.html

Образование завтра: 10 поводов для разочарования

Олег Смолин, член-корреспондент Российской академии образования, первый заместитель председателя Комитета по образованию ГД РФ рассказал о том, почему сегодня развитие образования в России идет по пути не модернизации, а деградации. E-xecutive.ru публикует тезисы его выступления на ХII «Международной школе преподавателей», прошедшей 3 октября 2014 года в бизнес-школе «МИРБИС».

образование

1. Самые выгодные долгосрочные инвестиции – инвестиции в образование. В первой половине XIX века более половины факторов, которые обеспечивали успех американской экономики, были связаны с образованием. К сожалению, доля расходов государства на образование в России сокращается. Берусь утверждать, что это не путь модернизации. Ни одна страна до сих пор не была успешной в модернизации при затратах менее 7% от валового внутреннего продукта. В России сейчас около 4,3% – и далее предполагается сокращение до 4,1 – 3,5% от ВВП. В 2012 году Бразилия приняла программу по повышению расходов на образование с 5,5 до 10% от ВВП. Сейчас наше образование лучше, но чье будет лучше в 2020 году, если они будут вдвое увеличивать финансирование, а мы сократим и без того недостаточное – это уже серьезный вопрос.

2. Сегодня основа современной экономики – это человеческий потенциал, превращающийся в человеческий капитал. Фактором этого развития человеческого потенциала и превращения является образование. Россия находится на 65 месте по развитию человеческого потенциала в мире, тогда как в 1992 году мы еще были на 34 месте. В новую стадию развития цивилизации войдут те народы, у которых среди работников будет минимум 60% лиц с высшим образованием. В 2012 году Международная организация экономического сотрудничества и развития (OECD) опубликовала данные «Взгляд на образование 2012», по которым Россия заняла первое место по числу людей с высшим образованием в определенных возрастных категориях – 54% россиян в возрасте от 25 до 64 лет. Но при этом дипломированных людей у нас становится все больше, а специалистов – если не меньше, то, по крайней мере, мы точно все больше испытываем в них дефицит.

3. В развитом цивилизованном мире все большее значение приобретают частные усилия по развитию образования. Элвин Тоффлер – известный футуролог современности – утверждает, что именно из вклада частного образования в систему образования придут наиболее важные инновации. Он объясняет это тем, что не только в России, но и в других странах государственный сектор образования забюрократизирован – то есть недостаточно свободы для того, чтобы создавать новые системы, выдвигать новые идеи. Как сделать образование выгодным бизнесом для частных лиц и организаций? Равный доступ к бюджетным ресурсам. Некоторые шаги в этом направлении были сделаны, когда частные учебные заведения получили возможность принимать государственное задание на подготовку специалистов, однако доля бюджетных мест, которые получает частный вуз, составляет ничтожную часть от их общего объема.

4. Условием успешного развития образования является равенство системы налогообложения. Пока мы о нем можем только мечтать. Объем налоговых льгот для образования в России ниже, чем в большинстве стран мира, и это сказывается на цене образования. Условия для государственных и частных вузов неравные. Первым возвращается земельный налог и налог на имущество, а вторым не возвращается ничего. Я часто слышу критику в адрес частных вузов из-за того, что они не создают собственной достаточной материальной базы. Отчасти она справедлива. В то же время стоит отметить, что те вузы, которые создают, — наказываются дополнительным налогом.

5. Одним из способов повышения качества образования в России стал мониторинг высших учебных заведений. Напомню историю, когда с признаками неэффективности были объявлены более 100 вузов Москвы. Я вижу у России проблемы в инструментарии мониторинга. Как оценивать научную деятельность вузов? Индексы цитируемости (в частности, индекс Хирша) не всегда применим для нас (например, на Западе больше цитируют тех, кто критикует Россию, чем тех, кто проводит объективное исследование). Но это меньшее зло по сравнению с другим критерием, который используется в России: по затратам на науку в рублях. Это переворачивает элементарное представление теории управления. Обычно мы эффективность затрат измеряем результатами – здесь эффективность результата измеряется затратами.

6. Довольно спорным является критерий: выделение 14 квадратных метров на студента (данные по Москве и Санкт-Петербургу). Это выглядит так: чем больше у вас пустых площадей – тем вы более эффективный вуз.

7. Критерий трудоустройства выпускников кажется мне одним из наиболее осмысленных критериев в мониторинге, но не в том виде. Официальные показатели трудоустройства в вузах могут составлять 99,5%. Хотя на самом деле в большинстве стран мира безработица среди молодежи в первый год после окончания обучения составляет 20-25%.

8. Мне кажется, что правильная идея повышения качества вузов в России подменяется другой идеей – искусственным сокращением их количества. Да, наверное, в России есть вузы, которые работают некачественно и которые следовало бы закрывать. Однако американская статистика говорит о том, что Америка в последнее время только открывала вузы. Количество вузов на душу американца сегодня вдвое выше, чем количество вузов на душу россиянина. Норвегия недавно объявила свою национальную идею: открывать университеты. Неужели нашей национальной идеей станет прямо противоположная: Россия закрывает университеты?

9. Количество человек, которые пытаются получать высшее образование в России после окончания школы, примерно такое же, как в США, странах Скандинавии и др. – 80-90%. Разница в том, что в развитых странах отсев студентов происходит не столько на стадии поступления в вуз, сколько в процессе обучения. До выпуска доходит чуть более половины. В России, как только государственный вуз отчисляет студента, он теряет часть подушевого финансирования. От этого сокращается контингент, и преподаватель, который не ставит ученику положительную оценку, рискует сам, в конце концов, быть уволенным. Я считаю, что нам следует следовать принципу наших зарубежных коллег: если студент не усваивает программу – с ним надо прощаться. В противном случае у нас растет число «дипломированных неспециалистов».

10. Российское образование нуждается в максимальной дебюрократизации. Вспоминая шутку 1930-х годов, можно выразиться так: «Полстраны работает, полстраны ее контролирует». Лицензирование, государственная и общественная аккредитация, контроль со стороны Роспотребнадзора и т.д. Декан исторического факультета Омского государственного педагогического университета сравнил количество документов, которые ему приходилось заполнять в эпоху застоя и сейчас. По его словам, количество документов увеличилось ровно в 22 раза. Как отметил Евгений Ямбург, теперь школы и вузы превратились в место, где дети, студенты и педагоги мешают администрации работать с документами.

Анна Солдатова, E-xecutive.ru

http://www.e-xecutive.ru/education/proeducation/1941450/?page=0

Сокращать врачей каких бы то ни было специальностей неприемлемо

Фургал Сергей

Мое мнение как бывшего врача и теперь как депутата однозначно – никого и нигде сокращать не надо. У нас сейчас во всех больницах стоят очереди, нет доступной медицины, как мы пытаемся это представить, даже в Москве. Поэтому сокращать врачей каких бы то ни было специальностей я считаю неприемлемым. Сократив ставки одних врачей, мы увеличим нагрузку на других, что ухудшит качество медицинского обслуживания. Это простая истина, которую нельзя оспорить.

То, что эти сокращения якобы вызваны тем, что нужно выполнять майские указы президента, неправда. Во-первых, в майских указах нигде не сказано, что нужно увеличивать зарплату врачам за счет сокращения штатного расписания. Во-вторых, там не сказано, что нужно сокращать действующих врачей, это абсолютный бред. Какой тогда смысл всех этих указов президента, какой смысл в повышении зарплат? Ну, тогда давайте оставим пять врачей и будем им платить по миллиону или по два миллиона рублей в месяц, но кто при этом будет лечить людей? То есть люди будут платить за все своим здоровьем. В указах президента четко сказано, что нужно увеличить зарплату врачей до 2018 года, но не за счет сокращения.

Читать далее: http://www.obeschania.ru/opinions/vrachi-reforma#ixzz3GTLRmv8W

Студенты могут лишиться стипендий в первом семестре из-за увеличения расходов на образование в Крыму

Студенты первых курсов российских вузов могут остаться без стипендий в первом семестре. Кроме того, может быть урезано финансирование проекта «5/100″, по которому к 2020 году не менее пяти российских вузов должны войти в сотню лучших в мире.
Как сообщает сегодня РБК, предполагается, что сэкономленные деньги достанутся крымским университетам и форуму «Таврида».

«Эти и другие предложения содержатся в материалах Минфина к заседанию правительственной комиссии по вопросам оптимизации и повышению эффективности бюджетных расходов, с которыми удалось ознакомиться РБК, — пишет издание. — Заседание комиссии 16 сентября собирался провести первый вице-премьер Игорь Шувалов. Представитель Шувалова сообщил РБК, что оно перенесено на другую дату».

По данным деловой газеты, предложения Минфина уже представлены в комиссию и содержат три варианта предложений по оптимизации госпрограммы «Развитие образования на 2013–2020 годы». Наиболее радикальный предполагает сокращение расходов по этой программе на 10% в течение трех лет, или на 42,4 млрд руб. уже в 2015 году. Также предложен сценарий, который содержит перераспределение средств внутри госпрограммы без сокращений, в документах Минфина он значится как «плановый сценарий». Третий вариант подразумевает рост расходов на 10%. Как поясняет РБК со ссылкой на источники в правительстве, он приведен справочно.

Основное предложение, которое есть в первых двух сценариях, – пересмотр финансирования на президентский проект «5/100″. По «плановому сценарию» на нем предполагается сэкономить 17,5 млрд руб., при условии 10-процентного сокращения расходов – 44,7 млрд руб. за три года, причем целевое число вузов предлагается сократить до трех.

Другое предложение – отмена академических стипендий до первой промежуточной аттестации обучающимся по программам бакалавриата и специалитета. Экономия по этой статье на 2015–2017 годы может составить до 8,5 млрд руб. Вариант сокращения на 10% подразумевает также урезание расходов на ряд бюджетных инвестиций, приостановку финансирования заграничных стажировок студентов по программе «Глобальное образование» и сокращение ФЦП «Русский язык».

Одновременно чиновники готовятся увеличить расходы на образование в Крыму – речь идет о финансировании Крымского и Севастопольского университетов, а также Керченского морского технологического университета, утверждает издание. Дополнительные деньги может получить и международный детский центр «Артек». Отдельной строкой в «плановом сценарии» прописаны расходы на «мероприятия в рамках реализации государственной молодежной политики, включая проведение всеросийского форума «Таврида» (Крым)».

«По закону об образовании есть семь категорий стипендий, одна из которых – за академическую успеваемость – выполняет роль премии за успехи, высокие оценки на экзаменах, — цитирует издание источник в Минфине. — Ее продолжают платить всем подряд до первый сессии, после которой троечники и двоечники ее лишаются. Логичнее использовать эту стипендию именно как премию хорошистам и отличникам за успехи и начинать платить после первой сессии, на которой эти отличники с хорошистами и выявляются»

По словам представителя Игоря Шувалова, особенно в самом начале работы комиссии могут быть представлены самые смелые предложения, которые будут рассмотрены, но это не означает, что они будут обязательно поддержаны.

На публикацию РБК уже отреагировал уполномоченный по правам студентов Артем Хромов. Он выступил категорически против лишения первокурсников стипендии.

По мнению студенческого омбудсмена, проведение молодежного форума «Таврида» за счёт студенческих стипендий — это издевательство над здравым смыслом. Он считает, что принятие данного решения приведет к крайне негативному отношению молодежи к мероприятию.

Принятие решения о лишении первокурсников российских вузов академической стипендии в первом семестре может в студенческом сообществе спровоцировать распространение мнений о постепенном сокращении стипендиального обеспечения обучающихся вузов. Подобный шаг может привести к социальной напряженности в студенческой среде, считает Артем Хромов.

По информации rbcdaily.rustudombudsman.ru

http://www.ug.ru/news/13184

Депутат Госдумы: За ошибки нижегородских властей вынуждены отвечать учителя

«Власти Нижегородской области вынуждены урезать зарплату работникам бюджетной сферы из-за промахов собственной экономической политики. Получается, что за ошибки областных властей должны отвечать учителя. Подобное положение вещей возмутительно и неизменно приведет к росту социальной напряженности в регионе», — считает депутат Госдумы Александр Курдюмов. Как сообщили ИА REGNUM в нижегородском региональном отделении ЛДПР, об этом он заявил, комментируя информацию о сокращении субвенции на образование в Нижегородской области.

В первую очередь, сокращение финансирования может ударить по зарплатам нижегородских преподавателей.

«Сегодня практически каждая школа страны испытывает острый недостаток молодых, активно мыслящих педагогов. Специалисты с высшим образованием не идут работать в школу, в том числе и из-за низкой оплаты труда. Нельзя забывать, что от учителя зависит будущее наших детей, а значит и будущее всей страны. От того, как себя чувствует педагог, какая у него зарплата, есть ли у него жильё, напрямую зависит качество образования. Понижение оплаты труда существенно снизит престиж профессии учителя, оттолкнет молодых талантливых педагогов от работы в школе», — заявил депутат.

Ранее глава областного министерства образования Сергей Наумов заявлял корреспонденту ИА REGNUM, что сокращение зарплат учителей связно с общим положением дел в экономике региона. По его словам, в соответствии с указом президента, средняя заработная плата учителя должна быть не ниже средней заработной платы в экономике региона в целом. В начале года этот показатель считался на уровне 27 тыс. рублей.

«В настоящее время нижегородское Минэкономики принесло цифры, в которых средняя зарплата по экономике находится на уровне 25,4 тыс. рублей, а к концу года составит 26,2 тыс. рублей. И нормативы по зарплатам учителей обязаны быть пересчитаны. Но это все равно выше по сравнению с прошлым годом. Если в 2013 году средняя зарплата учителей была 24 тыс. рублей, то сейчас она будет не ниже 26,2 тыс. рублей», — отметил Наумов.

Документ: http://www.regnum.ru/news/1856970.html

Выплеснули и ребенка В московском образовании паника: финансирование резко сократилось. Первым пострадало дополнительное образование

С начала этого учебного года директора школ Москвы жалуются на то, что получили совсем не те деньги, что были в прошлом. В некоторых школах уменьшение — в разы. Не могу называть имена директоров — слишком уязвимая это должность: учредитель может уволить директора в один день без объяснения причин, а московский департамент обращается с директорами просто как с крепостными. В редакции есть имена, фамилии и номера учебных заведений. Один директор констатировал, что у него финансирование уменьшилось вдвое, а у другого — в четыре раза.

Потеря нестандартного

Выполнять образовательный стандарт школа обязана, в этой части возможности для маневра просто нет. На чем же школа может сэкономить при недостатке средств? Приходится — на дополнительном образовании, развивающих и коррекционных программах. Те внеклассные детские коллективы, секции, кружки, углубленные курсы, которые раньше были бесплатными, привлекали детей и составляли порой изюминку школы: где-то театральные, где-то спортивные, литературные, краеведческие и так далее, должны стать платными или просто закрываться?

Это особенно странно, если вспомнить об указе президента от 7 мая 2012 года: там записано, что число детей в возрасте от 5 до 18 лет, обучающихся по дополнительным образовательным программам, к 2020 году должно вырасти до 70—75%, и половина из них должна обучаться за счет бюджета. Управленцы трактуют это по-своему: школам предложено оказывать платные услуги, а на каждый привлеченный родительский рубль обещают добавить столько же бюджетных средств. Как-то горько вспомнилось про бассейн в дурдоме: научитесь плавать — водички нальем.

Денег нет, и не то что увеличивать охват детей дополнительным образованием, а даже сохранить все, что было в школе кроме уроков, невозможно. Но если переводить на родительскую плату, то кружков и секций лишатся именно дети, нуждающиеся в дополнительном внимании, дополнительном образовании и воспитании больше всего — это дети из неблагополучных семей, за которых родители уж точно не заплатят. Если кто-то здесь подумал: ладно, нас это не касается, то он не прав, потому что эти дети, вместо того чтобы заниматься, например, в секции, выйдут на улицу.

Дворцовый переворот

Следом за школами в редакцию стали звонить учреждения дополнительного образования.

Первыми обратились к нам родители детей, которые занимались в спортшколах Московского городского дворца детского  (юношеского) творчества на Воробьевых горах. В составе дворца работают три детские спортшколы (ДЮСШ). В начале учебного года тренерам предъявили приказ директора, который предписывает набирать детей в коллективы спортшкол только на начальную подготовку и начальную специализацию. Эти этапы дети завершают в 12—13 лет. Получается, что подростков надо выпроводить. Тех, кто смог бы платить за занятия в спортшколе, среди семей этих детей немного. Администрация предложила вариант: вы можете оставить их на второй год. Но это не выход: в спорте нужен видимый рост, тренировки с возрастом должны становиться интенсивнее, иначе неинтересно. Получается, в самый непростой период подростки лишаются организованного коллектива. И это когда ребята привыкли к нему, связывали с ним свои планы и надежды, да и просто привязались к тренеру.

Вилен Копейкин, старший тренер ДЮСШ № 1, работает на Воробьевых горах уже 50 лет. Дворец пионеров за это время успел стать Дворцом детского творчества, а теперь — образовательным учреждением «Воробьевы горы», а он все учит мальчишек гандболу. Есть среди его воспитанников чемпионы Москвы, России, мира, Олимпийских игр. Но главное — успешные люди. И это не только те, кто достиг высот, как, например, вице-премьер Дмитрий Рогозин, когда-то лучший левый полусредний в гандбольной команде Дворца пионеров. Это просто люди, у кого нормально сложилась жизнь, потому что некогда было бродить по улицам и искать приключения — надо было бежать на тренировку.

— При том подходе, который предложен сейчас, дети не успеют дорасти до уровня, когда они получают разряды, участвуют в соревнованиях на первенство Москвы, всероссийских, международных соревнованиях школьников, — объясняет Копейкин.

Тренерам сказали, чтобы они забыли про выезды на соревнования и по России, и за рубеж. И это притом что команда спортшколы № 1 по гандболу постоянно участвовала в первенствах Москвы, России и СНГ, в международных соревнованиях. Завоевывала в разные годы приз Юхансона (Швеция), приз Хельсинки (Финляндия), «Золотую тарелку» (Германия). А этим летом побывала в Венгрии.

Массовость против мастерства

Директор Андрей Шашков гладко все объясняет: «Дополнительное образование должно образовывать, а не тренировать. Дать навык и развить интерес, а дальше — углубленная специализация, дело спортивных структур и средства другого департамента. Это там желательны разряды и участие в соревнованиях, спорт рвется к высшему мастерству, а мы должны брать массовостью. Нам надо брать на себя начальные, ознакомительные этапы, где тренер занимается с большим числом детей и в их программе меньше часов. В продвинутой группе ребята должны заниматься по 18 часов в неделю, тренер сможет вести всего две такие группы, например, по 12 человек. И все. А новичков на те же 36 рабочих часов тренер возьмет 6 групп. Мы не должны стремиться к высоким спортивным результатам. Олимпийские чемпионы — по другому ведомству, мы должны давать навыки на уровне «не утони», зато с большим охватом. Так же и с искусствами: мы даем навыки, а музыкальные школы — это индивидуальная работа, и это — в департаменте культуры. Перед нами задача — привлечь до 75% всех школьников. Деньги идут за детьми. Есть разница — тренировать 30 разрядников или 200 новичков?»

Разница заметна, только откуда возьмутся новички, если им не светит стать разрядниками?

На деле даже и те группы, которые разрешено создавать, вытесняются из залов дворца, потому что зал сдается в аренду. Нужны деньги.

А как завлечь ребят? Чем удержать? В спорте это, конечно, соревновательность — возможность получить разряд, съездить на турнир, выехать на тренировочную базу, чтобы было чем гордиться, о чем рассказывать друзьям. «Без этого нет стимула не только для детей, но и для тренеров. Каждому тренеру тоже важно иметь результаты, показывать достижения старших малышам, чтобы те знали, куда стремиться, видели перспективу. Да и зарплата у тренера на младших группах ниже, чем на этапе спортивного совершенствования», — рассказывает Вилен Копейкин.

З

агубить школу просто, а выстроить коллектив с традициями — это годы труда. ДЮСШ № 1 в этом году исполняется 50 лет.

Выпускники звонят (их более 1000), спрашивают, как будем праздновать, а тут совсем не до праздника. Традиции, тренеры, выпускники — это за один день не создашь, даже если деньги появятся.

«Новая газета» направила запрос информации о положении во Дворце творчества на Воробьевых горах в департамент образования Москвы в начале сентября. Ответ пришел месяц спустя. В письме из департамента нам рассказали то же, что мы уже услышали от директора дворца: дополнительное образование стремится «сделать занятия физической культурой массовыми», а «спортивная подготовка находится в ведении департамента физической культуры и спорта». Но сообщили нам и явно обнадеживающую новость. «Новая» спрашивала: не рассматривается ли возможность непрерывной спортивной подготовки старших подростков на этапе спортивной специализации в спортшколе, принадлежащей управлению образования, во взаимодействии с департаментом физкультуры и спорта? М. Цапенко, заместитель начальника управления департамента, ответил, что московские департаменты образования и физической культуры прорабатывают вопросы взаимодействия.

Хотелось бы только, чтобы проработка не заняла так много времени, как ответ на запрос газеты, а то не с чем будет взаимодействовать, если десятилетиями существовавшие коллективы погибнут раньше, чем наладится совместная работа

Бегство из системы

Следом за этой историей пошли звонки и письма из московских районных домов детского творчества: финансирование урезали, кружки должны стать платными. И последний звонок: дома детского и юношеского творчества закрывают совсем…

Педагогов детско-юношеского центра «Пресня» в начале учебного года предупредили: переходим на платные коллективы — финансирование упало с 40 млн руб. до 8.

Валентина Семенова, преподаватель бальных танцев с 40-летним стажем, отличник народного образования, рассказывает, что в результате бесплатными остаются только краеведческо-туристическое направление, спортивно-физкультурное и компьютерные технологии. На бальные танцы начинающих набрали платно, а для старших выбили два часа в неделю бесплатных, а еще за два придется доплачивать родителям. Валентина Ивановна уверена, что платить смогут только треть из тех, кто занимался. Как при этом повысить охват, следуя президентскому указу, — не понятно. Зарплата у Валентины Семеновой тоже резко упала — в прошлом году она зарабатывала до 40 тыс. руб. Эсэмэска о сентябрьской зарплате пришла прямо во время нашего разговора: 8 тыс. руб. С авансом — 26. Здесь просел еще один пункт указа — о зарплатах…

Валентина Ивановна знает от коллег, что и в других районных домах творчества не лучше. Все кружки становятся платными. Директора пытаются спасаться, кто как может. Некоторые пытаются перейти в комитет по культуре. У педагогов надежды перекрывает страх: в культуре зарплаты в последнее время были еще ниже, чем в образовании.

Некоторые дома творчества присоединили к школам. Так, например, случилось с детско-юношеским центром «Черемушки». Но внутри новых конгломератов на допобразование смотрят косо: «свои» учителя, например, получают премии, а внешкольники — нет.

В роли вечно крайнего

Беды дополнительного образования разворачиваются на фоне скандала с продленкой. Поскольку средства, которые школы получили по субсидии в сентябре этого года, оказались недостаточными и покрывали только зарплату учителям, обеспечивающим федеральный образовательный стандарт, оплатить работу воспитателей продленных групп оказалось просто нечем. Школы начали организацию платных продленных групп, чтобы хоть как-то выйти из положения и дать возможность существовать работающим родителям, которых в Москве большинство. Как рассказывают директора, и распоряжение такое устное было. Но тут уже жалобы посыпались не только в редакцию, но и в Министерство образования РФ. Министр Дмитрий Ливанов строго пригрозил Москве:  незаконно. Исаак Калина, руководитель департамента образования Москвы, направил в школы грозное письмо: будут проверки, и те, кто организовал платные группы продленного дня, будут наказаны.

И вот здесь самая подлая штука. Крайним делают директора. Мало того что он не получил финансирование для нормальной работы. Мало того что его даже в конце прошлого учебного года перед летом не предупредили, что денег не будет, а обрушили бюджет учреждения в конце августа. В штате на начало учебного года, естественно, были и руководители кружков, и детских внеклассных коллективов, и воспитатели продленного дня. Куда их девать? Их не уволишь в один день, как можно при случае директора. Им по закону надо еще два месяца зарплату платить, которую просто негде взять. В ситуации, когда директор начал как-то крутиться, собирая на себя недовольство родителей, учителей, детей, его же еще управленцы делают виноватым.

А мы видели за последние годы, что увольнение уже не самое страшное, что может случиться с руководителем школы. На него часто и уголовные дела заводят.

А теперь главное: кто виноват?

И учителя, и родители, мы все привыкли смиряться: денег в стране нет, обстановка тяжелая и т.д. А уж директору и вообще сложно спорить с начальством. Есть, правда, уверенность, что за отрасль, за ее финансирование недостаточно бьется профильное министерство. Кто, как не оно, должно представлять интересы отрасли при распределении бюджета? Но научный руководитель Института проблем образовательной политики «Эврика» Александр Адамский утверждает, что серьезно обсуждать, насколько не хватает денег в образовании, просто несерьезно, пока никто не посчитал, сколько же их нужно.

Дело в том, что по новому Закону «Об образовании», который вступил в силу с 1 января этого года, в школе финансируется только образовательная программа, а дополнительное образование по другому нормативу, присмотр и уход не финансируется. Для того чтобы эти услуги были профинансированы, необходимо было заранее разработать подзаконные акты, поработать с финансистами. Эта разъяснительная работа Минобрнауки не сделана. И конечно, финансисты, читая закон, видят самый простой вариант: профинансировать образовательную услугу. Из-за отсутствия нормативной базы и произошел обвал: профинансирован только образовательный стандарт. Для того чтобы дополнительное образование, воспитательная работа, коррекционная работа, педагогическая поддержка были включены в норматив, нужны Модельные рекомендации, Модельные методики расчета норматива. Должны быть нормированы различные виды деятельности школы помимо образовательной услуги. Но Минобразования выпустило информационное письмо по этому поводу только 24 сентября, когда скандал был уже в разгаре. И письмо это лишь констатирует ситуацию. Подписано оно не министром, не замминистра, а всего лишь руководителем департамента. С таким документом ни в финорганы, ни в заксобрание региона не придешь, да и бюджет уже сверстан. На местах же ждут указаний из центра, не проявляют никакой самостоятельности. Так привыкли за время выстраивания жесткой вертикали. Безынициативность рождает безответственность. Управляемость системой упала до нуля, считает Александр Адамский.

В результате такой прокол в тот момент, когда положение с финансами и так напряжено выполнением указа президента о повышении зарплат в образовании, когда работа с финансами требует особой скрупулезности.

В Москве пытаются сейчас ручным управлением выправить ситуацию, которую надо было предвидеть. Какие-то нехватки компенсируют школам как госработы.

Но ни родители, ни учителя, ни даже директора не понимают и не будут разбираться в том, что это результат недоработок министерства. Недовольство, которое порождает эта ситуация, чудовищно по своему размаху уже сейчас, а будет еще хуже.

«Новая» как посредник

Родители и учителя могут просто выйти на улицы. А вот директора… Только в Северном округе столицы за год ушли из жизни три директора самого работоспособного возраста.

— Что же это творится? Так не должно быть. Почему такое положение у директоров? — возмущается знакомый директор.

Да, как-то так все устроилось, что поднять голос в защиту образования или в защиту конкретного учреждения никто из коллег не может. Каждый за себя, каждый пытается решить проблему своего образовательного учреждения. Кто-то всеми возможными и невозможными средствами — через административный ресурс, через влиятельных родителей — пытается выбить, найти деньги. Кто-то меняет департамент образования на культуру, спорт в надежде спасти коллектив и дело. Кто-то просто сдается. Всю горечь положения выразил в маленьком посте в интернете директор школы из Калининграда Алексей Голубицкий: «Есть необъяснимое чувство тревоги. Перефразируя Мартина Нимёллера, можно сказать: когда объединяли школы в комбинаты в Москве — я молчал, ведь я же живу не в Москве, когда увольняли Лозинга, — я молчал, я ведь не занимаюсь развивающим обучением, когда детей подвергли насильственной инклюзии, — я молчал, я ведь не ребенок-инвалид. А когда пришли за мной…»

Пока за нами еще не пришли, надо все-таки налаживать разговор с управленцами в образовании. Цивилизованного разговора на равных и в открытую совсем не получается. Поэтому «Новая» готова быть посредником. Мы готовы к тому, против чего раньше сами выступали: публиковать и обсуждать с управленцами и экспертами анонимные письма. Пишите нам про свои проблемы, называйте свои имена и школы (чтобы можно было связаться и провести журналистское расследование), а мы гарантируем обсуждение проблем и неразглашение ваших данных, если не будет иных ваших особых пометок.

Автор: Людмила Рыбина

Постоянный адрес страницы:

 http://www.novayagazeta.ru/society/65688.html

Эпидемия протеста Работники «Скорой помощи» борются с нарушениями трудовых прав уже в целом ряде регионов

Вероника Воронцова

Возле 9-й подстанции скорой помощи в Москве прошла акция протеста водителей реанимационных бригад. Эту информацию «НИ» вчера подтвердили в профсоюзе медиков. Сотрудники требовали отменить расширение штата, из-за которого с февраля этого года их зарплата уменьшилась в два раза.Напомним, на нарушения трудовых прав ранее жаловались и медики калининградской «скорой», а сотрудники уфимской службы экстренной медпомощи в эти дни продолжают голодовку.

В минувшее воскресенье несколько десятков водителей Московской скорой помощи вышли на стихийный митинг возле 9-й московской подстанции. Работники жаловались на низкую оплату и плохие условия труда. Об этом «НИ» сообщил вчера председатель профсоюза работников скорой помощи «Фельдшер.ру» Дмитрий Беляков. «Работники жаловались на сокращение оплаты труда в два раза», – отметил он, уточнив, что акция была спонтанной. По словам г-на Белякова, также водители недовольны отсутствием страховки на машины скорой помощи. Получается, что ответственность за любое ДТП, в том числе по чужой вине,всегда лежит на самом работнике бригады.

С февраля этого года руководство Станции скорой и неотложной медицинской помощи Москвы объявило, что рабочее время водителей теперь сокращается с 200 до 100 часов в месяц. Соответственно, ровно в два раза снизилась зарплата – с 55 до 28 тыс. рублей. «За счет оставшихся денег решено было расширить штат водителей «скорой», – рассказал Дмитрий Беляков. Что легло в основу подобного решения, водителям не сообщили, просто поставив их перед фактом.

Вскоре выяснилось, что водителей некуда сажать, рассказал «НИ» врач столичной скорой помощи Григорий Андреевич. «Для того чтобы они работали и вырабатывали хоть какие-то часы, их сажают на машины, отнимая часы у других водителей», – отметил он. Как следствие, штатные водители теряют в зарплате и лишаются премий.

Сокращение зарплат у водителей московской «скорой» напрямую связано с решением о расширении штата, рассказал «НИ» заведующий подстанцией №12 Сергей Вишняков. По его словам, если раньше водители работали на полторы-две ставки, потому что не хватало рабочих рук, то теперь большинство из них может взять лишь одну ставку. Это внутриведомственноерешение принималось для того, чтобы разгрузить сотрудников и не допускать переработки. «Насколько я знаю, водителям обещали не допустить снижения доходов, но фактически этого не произошло», – отметил г-н Вишняков. Заместитель директора ГУП «Мосавтосантранс», которому подведомственны в том числе и машины московских скорых, Сергей Власенко посоветовал «НИ» за комментарием обратиться в пресс-службу департамента здравоохранения, попутно отметив, что «никакой забастовки не было» и «работа ведется в штатном режиме». Из столичного департамента здравоохранения на момент подписания номера ответа получить не удалось.

Тем временем в Башкирии продолжается забастовка врачей скорой помощи, там также жалуются на сокращение оплаты труда водителей. «Новые Известия», напомним, давно следят за этим конфликтом. Как рассказал «НИ» председатель профкома «Действие» Андрей Коновал, руководство подстанции объявило, что с декабря оклады водителей и врачей-анестезиологов упадут на 12%. Это стало «последней каплей» для возобновления акции протеста. После вчерашних переговоров по скайпу с общественным деятелем Леонидом Рошалем медработники приняли решение прекратить голодовку до 16 октября. Напомним, помимо этого работники жалуются на сокращение зарплат, переработки и просят отправить в отставку руководство скорой помощи, которое «себя дискредитировало».

Вчера же в редакцию «НИ» пришел официальный комментарий от представителей пресс-службы МБУЗ «Станция скорой медицинской помощи» Уфы, которые заверили, что голодать у медиков нет оснований, потому что «2 октября на сессии Городского совета было принято решение о дополнительных выплатах медицинскому персоналу выездных бригад» и «соглашение с Администрацией Станции по этим вопросам уже достигнуто». Следовательно, все финансовые вопросы будут в скором времени урегулированы. Однако никакого реального консенсуса не достигнуто, рассказал «НИ» Андрей Коновал. «Выплаты, о которых говорится, – это 1500 рублей для врачей, они носят временный характер», – отметил он.

Сложная ситуация и в калининградской «скорой». В начале октября стало известно, что врачи экстренной медслужбы увольняются из-за низких зарплат. Около 80% бригад оказались не укомплектованы из-за кадрового дефицита, а число вызовов за сутки на одну бригаду дошло до 20. Однако пока медики не поддерживают своих уфимских коллег и не готовы устраивать голодовку.

http://www.newizv.ru/society/2014-10-14/208957-epidemija-protesta.html

С 1 января работники детсадов Череповца начинают «итальянскую» забастовку

7 октября в Вологде прошел митинг работников детских садов и в этот же день они начали сбор подписей под обращением в адрес губернатора Вологодской области с требованием установить в Вологодской области МРОТ в размере прожиточного минимума трудоспособного населения области.

Текст обращения и подписной лист размещены на странице Профсоюза работников образования Череповца в соцсети ВКонтакте в разделе Обсуждения.

Работники детсадов говорят, что уже много лет они пытаются достучаться до правительства области, чтобы вопрос с МРОТ был решен достойным образом, но их так и не услышали.

В итоге профсоюз принял решение с 1 января 2015 года инициировать проведение в детских садах Череповца «итальянской забастовки». Напомним, такая забастовка заключается в том, что работники исполняют только свои должностные обязанности, ни на шаг не отступая от них и ни на шаг не выходя за их пределы. Поскольку сотрудников в детсадах не хватает, то это простое соблюдение закона может привести к весьма ощутимым последствиям:

- На деле это может привести к закрытию не просто отдельных групп, но и некоторых дошкольных организаций города, где отсутствуют в полном объеме работники, необходимые для соблюдения санитарных норм и правил, установленных в РФ для дошкольных образовательных организаций, требований ФГОС, — пояснили в профсоюзе.

На 1 октября на 84 дошкольные организации Череповца есть вакансии 56 воспитателей и 219 младших воспитателей, 5 шеф-поваров, 22 уборщиц служебных помещений, 22 поваров, 16 кухонных рабочих, 8 рабочих по стирке белья и другие вакансии низкооплачиваемого персонала.
Работники просят житлей с пониманием отнестись к позиции профсоюза и поддержать их обращение.

- Мы действуем не только в интересах работников, но и в интересах ваших детей, чьи права на качественное дошкольное образование нарушаются вследствие острой нехватки учебно-вспомогательного персонала в дошкольных образовательных учреждениях города.
Кроме того, проблема крайне низкого МРОТ приводит к нехватке кадров не только в образовательных организациях, но и в учреждениях здравоохранения, культуры. Это проблема работников бюджетной сферы не только города Череповца, но всей Вологодской области.

Череповецкие участники забастовки приглашают своих коллег из Вологды присоединиться к акции, чтобы вместе решить общую проблему.

http://newsvo.ru/news/84096

«Наша система здравоохранения целенаправленно и хладнокровно уничтожается»

Академик РАМН Павел Воробьев

Ольга Бородина
На днях стало известно о предстоящем закрытии гастроэнтерологического отделения клиники при санкт-петербургском Педиатрическом университете (СПбГПМУ), а также неврологического отделения столичной Боткинской больницы. Сокращения штатов и коек продолжаются и в других медучреждениях Москвы и регионов – например, в известной на всю страну Морозовской детской больнице. Чиновники объясняют необходимость реорганизации медицины ее нерентабельностью и неэффективностью, а также сокращением финансирования сферы здравоохранения. Пациенты же рискуют в нужный момент остаться без необходимой медицинской помощи. Единственный выход, который остался для многих из них, – платные клиники. О том, что означает продолжающаяся реорганизация больниц, и чем это грозит, «Новым Известиям» рассказал заместитель руководителя Формулярного комитета РАМН Павел ВОРОБЬЕВ.

– В Москве сокращение и слияние больниц связывают с деятельностью столичных чиновников от здравоохранения. Но ведь реорганизация проходит и в других регионах страны. Есть ли здесь воля федеральных властей?

– Политика Собянина, столичных властей тут ни при чем: происходит это по всей стране и связано с попыткой коммерциализации медицины. Всем кажется, что медицина может сама себя прокормить, и больные смогут сами оплачивать свое лечение. Это нонсенс. Единственная платная медицина существует в США, которые мы так не любим. Но именно американскую модель мы сейчас берем за основу и именно к рекомендациям американских консультантов мы сейчас прислушиваемся. Они нам рассказывают, что у нас слишком много коек в больницах и что почти все болезни можно лечить амбулаторно. Это очень интересно слушать, но сложно представить в наших реалиях. А наша лучшая система здравоохранения, которая провозглашала первичное звено медпомощи самым главным в системе и которая носит во всем мире имя Николая Александровича Семашко, сейчас целенаправленно и хладнокровно уничтожается.

– А есть ли какой-то положительный эффект от этих новшеств?

– Пока я от этих изменений не вижу ничего позитивного, потому что уничтожена система первичного звена. Мы отказываемся от участковых врачей, а кто их будут заменять, пока не знаем. Если это будут семейные врачи, то мы к ним абсолютно не готовы. Сейчас у нас в Москве уже внедрена система, когда вы приходите к врачу-диспетчеру, и он вас направляет к другому врачу, в другую медицинскую организацию, где сидит врач-специалист. Такого не придумал еще никто в мире. Либо врач берет лечение пациента полностью на себя, либо хотя бы направляет к другому врачу, но в своей организации. Иначе пациенту приходится ехать через весь город в другое медучреждение, там записываться к врачу-специалисту, стоять в очереди… В общем, мне это непонятно.

– Чиновники, когда внедряли эти изменения, советовались с российским медицинским сообществом?

– С нами никто не советовался. Мы категорически возражаем против внедрения этой технологии. Но нам говорят, что мы идиоты и что никто нас слушать не собирается. Были акции протеста, голодовки, открытые письма. Сейчас митинги врачей идут по всей стране, от Калининграда до Уфы.

– В рамках реформы говорили о сокращении административного персонала. Но на деле происходит сокращение врачей…

– Да, все происходит ровно наоборот. Предстоящее сокращение административного аппарата – это все лозунги чиновников, которыми они нас кормят. Сокращают врачей. Администраторы же просто пересаживаются с места на место.

– Получается, реформа идет с нарушениями?

– А есть реформа? Вы думаете, у нас проводится реформа?

– Как тогда можно назвать то, что сейчас происходит в российской медицине?

– Я не знаю. Одни называют это модернизацией, другие – оптимизацией. Я называю это развалом медицины. Никакого письменного документа, согласованного с общественностью, нет. Никакого общественного договора, который бы пояснял, куда мы движемся, не существует. Сама администрация больниц не понимает, что происходит. Им приказали, они делают. А врачей просто ставят перед фактом: «Поступило распоряжение вас сократить».

– Что им делать?

– Знаете, врачи не привыкли бастовать, митинговать, но сейчас им и это приходиться делать. Но это не составляет суть нашей работы. Мы привыкли лечить больных. А нам сегодня говорят: «Что ж вы молчите? Вы трусы!» Да мы не трусы, мы просто не привыкли к такой форме общения с администрацией. К сожалению, организации, которые могли бы объединить врачей, на сегодняшний день практически отсутствуют. Один профсоюз действует, оппозиционный. А все остальные либо деморализованы и разрушены, либо занимаются профанацией. Например, Пироговское движение врачей, было когда-то такое. Его практически уничтожили.

– Чем рискуют пациенты в ситуации, когда ни средний медицинский персонал, ни старший, ни руководство не могут объяснить, что происходит в их конкретной больнице?

– Пациенты уже ничем не рискуют. Потому что здравоохранения фактически не существует на сегодняшний день. Кто как может, так и выживает. На днях Счетная палата дала результаты по больницам Свердловской области. Они сделали вывод, что при сокращении госпитализации по программе госгарантий резко выросло количество денег, которые пришли в бюджет больниц из кармана пациента. То есть пациента лечат при тех же мощностях, на том же оборудовании, в тех же больницах, но не по системе обязательного медицинского страхования, а за деньги. Раньше, худо-бедно, администрации работали на оказание помощи. Сейчас они работают на экономию бюджета и получение дополнительного дохода за счет денег пациента.

– Реформа длится примерно два года. Есть ли уже данные, которые бы позволяли говорить о росте заболеваемости после сокращения койко-мест, слияния клиник, массовых увольнений врачей?

– Вся статистика находится в руках администрации больниц. А администрация никогда не расскажем вам заранее о последствиях, если только эти последствия вот-вот не грянут. Они будут говорить только о хорошем. Через несколько лет мы узнаем об изменениях. Но это будет уже при другой власти. При этой власти все, конечно же, будет замечательно.

– Вы писали: «Политика, проводимая властями – впервые за полвека, – направлена впрямую на уничтожение населения страны». Не слишком ли громкая формулировка?

– Я просто знаю, чем дело кончится, а вы можете в этом сомневаться, так как не владеете всей информацией. Уже запрещено госпитализировать больных по скорой помощи, больных с инсультом. Неужели непонятно, что если нельзя под угрозой штрафа из поликлиники отправить больного в стационар, то часть этих больных погибнет? Если это делается с подачи властей, то это политика геноцида.

http://www.newizv.ru/society/2014-10-09/208767-akademik-ramn-pavel-vorobev.html

В Приморье профсоюзы обратились в прокуратуру из-за задержки зарплат бюджетникам

ВЛАДИВОСТОК, 10 октября. В Приморье профсоюзы просят местную прокуратуру отреагировать за задержку заработной платы работникам бюджетной сферы.

В частности, 22 дня составила задержка заработной платы за первую половину сентября персоналу МБУ ДОД «Полет» в Арсеньеве. Даты выплаты зарплаты прописаны в коллективном договоре предприятия, однако первую половину зарплаты за сентябрь педагоги и технический персонал получили лишь 7 октября.

Как сообщила председатель Арсеньевской городской организации профсоюза работников народного образования и науки РФ Ирина Мурашкина, таким образом была нарушена статья 136 Трудового кодекса РФ, которая обратилась в прокуратуру города.

Отметим, что впервые в мониторинге рынка труда, который с 2008 года ведет Федерация профсоюзов Приморского края, «Полет» появился еще в апреле этого года. Тогда работникам на пять дней была задержана зарплата за вторую половину марта. Кроме того, систематические задержки зарплаты наблюдаются и в других образовательных учреждениях города. В течение года здесь задерживают зарплату на срок от 5-7 дней, суммы задолженностей достигают почти 4 млн руб., сообщает пресс-служба Федерации профсоюзов Приморского края.

Добавим, что, по данным мониторинга ФППК, подобные проблемы испытывали в этом году работники образовательных учреждений Партизанского муниципального района, Спасского городского округа и ЗАТО Большой Камень.

Подробнее:http://www.rosbalt.ru/federal/2014/10/10/1325507.html

В Свердловской области создана спецкомиссия по зарплатам учителей

Губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев создал спецкомиссию, которая займется выяснением и устранением причин снижения зарплат учителей в городах региона. Как сообщает департамент информполитики главы региона, в состав комиссии вошли представители министерства образования, министерства финансов и представители депутатского корпуса. «Министерство образования проводит ежемесячный мониторинг уровня заработной платы педагогов и по итогам сентября особую настороженность вызывает ситуация в Каменске-Уральском, Арамильском, Белоярском городских округах и некоторых других муниципалитетах», — рассказала замминистра общего и профессиональногообразования Свердловской области Ирина Серкова.

Ъ-Online

http://www.kommersant.ru/doc/2586266?isSearch=True

Заметное понижение зарплаты грозит нижегородским учителям

Вера Кострова

Неожиданный «подарок» преподнесли нижегородским педагогам депутаты областного законодательного собрания. В канун нового учебного года, 28 августа, ими было принято решение сократить субвенции на образование на пять процентов – об этом идет речь в постановлении №1083.
Пять процентов — это 670 миллионов рублей. Поскольку лишь 2,6 процента субвенции составляют различные расходы на образование, то понятно, что сокращение коснется именно зарплат. Директорам рекомендовано экономить на хозяйственных нуждах школ и все, что поступит из бюджета, направлять на выплаты учителям. Сколько поступит в следующем квартале, пока сказать сложно. Муниципалитетам придется самим изыскивать средства на компенсацию зарплат учителям и другим сотрудникам школ. Очевидно, что для этого придется урезать расходы на какие-то другие муниципальные программы, и скорее всего — социальные. Известно также, что уровень муниципальных бюджетов в области неодинаков: есть более или менее устойчивые районы и городские округа (те, в которых развита промышленность, в том числе где имеется производство иностранных компаний), а есть бедные и дотационные. Очевидно, что учителям таких районов придется потуже завязать пояса. Правда, региональное министерство финансов пообещало, что это временное сокращение и до конца года все затраты муниципалитетов будут компенсированы, в том числе и за счет федеральных дотаций.

А пока с расчетных счетов каждой школы уже снято где по 600 тысяч, где по миллиону рублей, что составляет вовсе не пять, а 50-70 процентов субвенции. За сентябрь учителя получили от 2 до 6 тысяч меньше, чем ожидали. Эти цифры и надвигающуюся проблему выплаты учительских зарплат озвучил на заседании городской думы Нижнего Новгорода депутат Игорь Богданов, директор школы №94. По оценке Игоря Богданова, если постановление парламентариев не будет отменено, учителя уже через два месяца столкнутся с резким (на 70 процентов) уменьшением своих доходов.

Депутаты городской думы решили вызвать на свое очередное заседание всех директоров городских школ – оно состоится в первой половине октября. Они должны высказаться по проблеме, и тогда будет принято какое-то решение. Глава города пообещал держать ситуацию под личным контролем и обсудить проблему с губернатором. Депутаты Законодательного собрания не исключают возможности отмены постановления. Хотя дефицит бюджета Нижегородской области на сегодняшний день составляет 11,8 – 15,8 миллиардов рублей, на учителях экономить как-то неловко. Тем более, что президент может спросить главу региона о выполнении данного им не так давно поручения.

http://www.ug.ru/news/13052

От кого защищать учителей?

«Комсомолка» пообщалась с ульяновскими педагогами и выяснила, какие трудности встречаются на их профессиональном пути

Каждый день мы слышим, как люди не довольны представителями той или иной профессии: маршрутчиками или гаишниками, врачами или продавцами. То сдачу сдали мелочью, то тормознули на дороге и тут же пишут какой-то протокол. Мы представляем новый проект «Комсомольский адвокат», где пообщаемся с представителями разных профессий и попробуем защитить их.

Первая наша статья будет посвящена учителям. И немудрено – в воскресенье они отмечают свой профессиональный праздник. «Комсомолка» решила выяснить, что мешает учителям добросовестно, честно и качественно выполнять свои обязанности? Пять учителей предельно искренне рассказали о своих проблемах, которые условно можно разделить на две части: родители учеников и начальство. Мы не называем ни имен, ни школ – это все не имеет значения. Сразу оговоримся – даже и помысла не было кого-то обидеть. Главная цель статьи – стереть грани непонимания между учителем и начальством с родителями, а также помочь облегчить и без того тяжелый труд педагога.

7 претензий к родителям

  1. Зачастую мамы и папы, не имея специального образования, «отлично» знают, чему и как надо учить их детей. Зачем тогда педагогов обучают пять лет в вузах, зачем они проходят множество дополнительных курсов?
  2. Несколько чудесных фраз, которые слышатся из уст мам и пап. «Ну это же ребенок!» — фраза, которой родители объясняют неумение грамотно писать, незнание таблицы умножения, несданные контурные карты и отсутствие формы на уроках. «Он же все написал!» — вопль мам, увидевших «2» или «3» за работу ребенка. Но ведь надо не только все – надо еще и правильно выполнять задания. «Почему «3»? Бабушка семь раз проверяла!» — вообще без комментариев.
  3. Отсутствует уважение к школе. Серьезный разговор родителей с учителем о реальном уровне развития ребенка, о его способностях, о путях их развития зачастую ничего не дает. А ведь ребенок дома и ребенок в школе – это иногда два совершенно разных человека.
  4. Нет единства требований семьи и школы. Ложь, пронизывающая современное общество, больше всего ранила школу. Перед учителем родители кивают головой, дома при ребенке всячески оскорбляют педагога в личных разговорах. Будет ли чадо таких родителей слушаться учителя?
  5. 8 Марта и День учителя – самые трудные дни для педагога. Конечно, кто-то от души поздравляет учителя. Но слишком часто сначала дарят конфетки-цветочки-сувенирчики, улыбаются, говорят комплименты, а позже обсуждают с соседями, сколько денег ушло на подарки, которые вряд ли были так нужны учителю.
  6. «Вымогательство» на ремонт, технику и так далее. «Не ремонтируйте, — обращаются учителя к родителями.- Качество стен не влияет на качество знаний». «Вымогательство» на охрану – так не охраняйте, но мало одного Беслана?
  7. Мамам и папам можно не ходить на собрания, не отвечать на телефонные звонки, не являться в школу по вызову – с них спроса никакого.

7 претензий к начальству

  1. У руководителей в школах нет ответственности за свои слова. Учителя советуют сдавать деньги на ремонт класса или на охрану не по своей инициативе. Но ни один директор не признается, что если класс куда-то не сдаст денег, то он не выдаст премию (простите, надбавку «за сложность и напряженность») и будет упоминать этого педагога на педсоветах и совещаниях. Никто не признается, что это его приказ.
  2. Учитель может быть не в курсе, какие отношения у директора с теми или иными родителями (одноклассники, соседи, друзья-подруги и так далее). Слова «Вы поставите Иванову «5» за четверть!» слышал каждый педагог.
  3. Коллеги. Многие директора подбирают кадры не по уровню профессионализма, а для личного комфорта. «Стукачество» — норма в некоторых школах.
  4. У «начальства» свыше имеет место быть ложь в общении с народом. «Деньги на учебники выделены!». А сколько и когда книги придут в библиотеки – не скажут. Также с финансированием в школе. В каком объеме это делается?
  5. Обилие бумаг, отчетов, справок и так далее. О работе учителя судят по своевременной их сдаче, а не по качеству данного урока.
  6. Сотрудники Министерства образования и Управления образования – люди бесконечно далекие от современной школы. Многие в ней уже не работают. Что они могут дать педагогу? Требования к элементарному планированию урока растут год от года. Кто из методистов составил образец по каждому классу и каждой программе, чтобы сэкономить время учителя? Никто!
  7. «Социальный заказ» — эти слова директора, завучи и родители восприняли как «ставьте то, что мы скажем». В результате учитель сведен на уровень обслуживающего персонала: «Чего изволите?». И никого не интересует, почему учитель ставит «5» (да чтобы не связываться ни с кем и сохранить свое здоровье!), а ребенок сдает ЕГЭ в лучшем случае на «3».

Дети

По мнению всех учителей, они – это самое светлое, интересное, радостное, веселое, творческое начало в работе учителя. Что бы они ни сказали или ни сделали – это дети, которых надо учить, которым надо объяснять. «Это наше призвание, а значит – радость».

От редакции:

В это воскресенье, 5 октября, педагоги отмечают свой профессиональный праздник – День учителя. От всей души хочется поблагодарить всех, кто работает с детьми, ведь ваш труд не из легких и заслуживает уважения. Как педагоги вы вкладываете в детей знания, а как люди – душу. И пускай на вашем пути встречаются только искренние и понимающие родители и коллеги.

В тему:

Крик души

Один из учителей написал в редакцию «КП» целый монолог, из которого мы не вправе выкинуть ни слова:

«Каждый человек задумывался, хотя бы раз в своей жизни: «А правильную ли профессию выбрал я?». А у меня и мыслей таких никогда не было. Возможно потому, что с ранних лет я четко уже знал, что буду учителем. Интересные уроки, новые знания, общение — вот что влекло меня в школу.

Каждый день с нетерпением я бегу в свой любимый кабинет для того, чтобы урок сделать интересным, познавательным и ярким, ведь какое счастье — видеть горящие глаза учеников на уроке. Прихожу в кабинет — совершенно обычный, с обычным ремонтом, который сам помогал делать, сам и вкладывал свои деньги (так как то ли у родителей моих учеников денег нет, то ли желания, да и просить ведь у них нельзя ничего, все должно быть только по их желанию). Здесь у меня даже мебель старая, но все такое родное и милое взгляду, ведь именно здесь совершаются чудеса: ребята каждый день узнают что-то новое, общаются, дружат.

Но, к сожалению, в нынешнее время при всех наших стараниях образ и авторитет учителя падает в глазах людей. Это только с виду кажется, что учителя много зарабатывают (так как в СМИ часто передают о повышении зарплат), вымогают из родителей деньги, ну и в совершенно крайних ситуациях – не воспитывают ваших детей. На самом деле все не так! А вы придите на урок, посмотрите, как порой тяжело справиться с классом, где 30 человек, где какой-нибудь Петя или Вася даже не понимает ничего, потому что у него родной язык другой, где есть дети с психическими и физическими расстройствами, где к каждому стараешься найти какой-то индивидуальный подход, потому что четко уверен, что плохих детей не бывает. Трудно? Не то слово! Это не та работа, где после 18.00 приходишь домой и отдыхаешь. Тут приходится работать и дома (многочисленные тетради, конспекты), каждый день усталость просто валит с ног… Порой совершенно и не осознаешь, с кем ты работаешь: с детьми или с бумагами? Плюс вводятся постоянно «новые стандарты образования» и даже «новые стандарты педагога». Как угнаться за всем и угодить каждому? А вот о личной жизни мы ведь порой забываем напрочь… Но работаешь ты с твердой уверенностью в том, что совершаешь огромное благо. Да, возможно, ребята не сразу оценят твой труд, но когда-нибудь они вспомнят и с благодарностью подумают о тебе. И когда ты слышишь оскорбления в сторону учителей – душа кричит и рвется на части.

Сейчас среди родителей очень модно не уважать учителей и их труд, жаловаться на них, поливать грязью. Где же, люди, ваша совесть? Где прежнее благоговение перед именем учителя? Вот посмотрят на такое отношение молодые студенты-педагоги и не пойдут в школу… А ведь наши взрослые учителя будут жить не вечно…».

http://www.kp.ru/daily/26289/3167285/

Свердловские учителя пожаловались «фронтовикам» на снижение зарплаты: «Чтобы получать те же деньги, работать придется на две ставки!»

Свердловские учителя пожаловались областным «фронтовикам» на снижение зарплат. По словам педагогов, в среднем они потеряли в зарплате от 5 до 7 тыс. руб. Теперь, чтобы получать те же деньги, работать приходиться на две ставки. В связи с этим ОНФ намерен обратится в Счетную палату.

Как сообщили Накануне.RU в пресс-службе свердловского регионального отделения Общероссийского Народного фронта (ОНФ), к ним обратились педагоги из Каменска-Уральского. В ходе встречи учителя пожаловались на снижении зарплаты, а «фронтовики» пришли к выводу, что зарплата педагогов не должна уменьшаться ни при каких обстоятельствах.

По словам работников образовательной сферы, с 1 сентября они потеряли в зарплате по 5-7 тыс. руб. Снижение произошло за счет оплаты учебных часов. Многим учителям с нового учебного года придется работать больше – практически на две ставки – чтобы сохранить доход, приближенный к прежнему.

Как сообщил представитель Общероссийского народного фронта Евгений Артюх, правительство Свердловской области скорректировало прогноз социально-экономического развития региона в части размера средней зарплаты. Она была снижена с 30 тыс. 608 руб. до 29 тыс. 872 руб.

«Получается, что учителя стали получать «слишком много». Фактически зарплата обратившихся учителей составит порядка 27 тыс. руб., но средняя по году будет как раз по статистике – чуть больше 29 тыс. руб. Мы настаиваем на том, что заработная плата педагогов и врачей не должна снижаться ни при каких условиях», — прокомментировал ситуацию депутат Законодательного собрания Свердловской области, «фронтовик» Евгений Артюх.

Стоит отметить, что снижение зарплат учителей зафиксировано и в столице Среднего Урала, а также других муниципалитетах области. Кроме того, уменьшение зарплат педагогов произошло и в Пермском крае.

«Чтобы разобраться в ситуации, региональное отделение ОНФ подготовило запросы председателю правительства Свердловской области, а также в областную Счетную палату – с просьбой разобраться в схемах финансирования региональной сферы образования», — уточнили в пресс-службе.

К сожалению, получить комментарий пресс-секретаря свердловского премьера Елены Вороновой не удалось — ее телефон оказался выключен.

Добавим, что снижение оплаты труда педработников в регионах обсуждалось 23 сентября на заседании Центрального штаба ОНФ в Москве. Руководитель рабочей группы ОНФ «Образование и культура как основы национальной идентичности» Любовь Духанина считает, что «необходимо работать над выполнением президентского указа по повышению заработной платы отдельных категорий работников социальной сферы без урезания социально значимых статей бюджета».

Ирина Гордеева

http://www.nakanune.ru/news/2014/10/2/22371504

Учительский корпус устал от войны

Собирательный портрет российского педагога: немолодая, измотанная, часто неудовлетворенная своей работой женщина

Фото: РИА Новости

Дмитрий Шноль — учитель математики в школе «Интеллектуал», методист Центра педагогического мастерства, последние несколько лет ездит по стране с лекциями для коллег-математиков. Дмитрий Эммануилович поделился с «Новой газетой» своими наблюдениями за жизнью современной российской школы.

Учительский корпус в современной России почти исчерпал все свои резервы, и это видно при общении с учительской аудиторией в любой точке нашей родины. Обычно на лекцию о подготовке к ЕГЭ по математике приходят уставшие женщины 45–50 лет. После лекции я собираю анкеты. По ним видно, что средняя учительская нагрузка — 24 часа в неделю, у многих больше 30 уроков в неделю, то есть у них 10–11-часовой рабочий день (с учетом проверки тетрадок, подготовки, заполнения журналов и прочего). Но во многих городах даже такая нагрузка не всегда позволяет выжить, и это означает, что в выходные учителя вынуждены давать частные уроки. Человек из года в год мобилизован на все сто, работа пожирает все его время, начальство наседает, часто не все в порядке в семье. Это и есть усредненный учительский портрет: пожилая, измотанная, часто неудовлетворенная своей работой женщина.

Поэтому любые нововведения в образовании упираются в то, что у конкретных людей, которые их должны реализовывать, нет на это ресурса — ни психологического, ни образовательного, ни, я бы сказал, физиологического. Когда ты смотришь, как собираются учителя на лекцию, как многие тяжело поднимаются по лестнице, как никто не улыбается, то хочется всех отправить в санаторий.

Основной пул наших учителей — это те, кто пришел в школу на излете советской эпохи, кто работает 25, 30, 35 лет. Нормальный возраст профессионального расцвета — 30–40 лет — практически отсутствует в современной школе: есть зеленая молодежь, которая мало что умеет, и есть люди, которые дорабатывают. Но других у нас нет, если они вымрут, на их место никто не придет. И в этом основная проблема современной школы — не в программах и не в учебниках.

Отсутствие мужчин в школе

Еще очень важная тема — отсутствие мужчин в школе. Мне она кажется значимой не только в образовательном смысле, но в национально-формирующем. Мои данные говорят о том, что среди учителей математики мужчины составляют 2–3%: на 200 человек в зале сидят четверо мужчин, как правило, 50–55 лет — и это математики, а не филологи. Это значит, что мужчины в школе не выживают — и потому, что женский коллектив это нечто особенное, и потому, что слухи о том, что теперь хорошо платят в школе, явно преувеличены. Молодые мужчины не идут в школу.

Когда мы говорим о школе, мы думаем о программах, учебниках, результатах и очень мало думаем о том, что вообще-то нормальному пацану в 14–17 лет просто вредно полдня проводить под властью (а ученик находится под властью учителя) уставших, не очень уравновешенных, часто не удовлетворенных своей жизнью женщин.

Позиция мальчика в школе потом проецируется на семейные роли. Мы из поколения в поколение растим инфантильных парней, потому что в школе нет мужчин, которые могли бы служить для них примером. И мне кажется, что это играет колоссальную отрицательную роль в российском социуме в целом.

Система образования: механизм или организм?

Когда мы говорим об образовательной реформе, то мы представляем себе систему образования как сложно устроенный механизм, из которого можно удалить какие-то части, другие заменить на новые, какие-то блоки объединить и т.д. Но образование — это, скорее, сад. В нем можно сажать что-то новое, можно что-то прививать к старому корню, в нем нужно терпеливо поддерживать все живое, долго наблюдать и ждать результатов. Опустошить сад легко, вырастить новый на месте пустыря крайне трудно, некоторые потери не удастся восполнить никогда.

Образование — это не механическая система, а скорее, «экосистема» с тонкими и не полностью нам понятными связями всего со всем. Изменение одного элемента (например, количества учеников в школе) ведет за собой многочисленные перемены, которые мы не умеем заранее просчитать.

В книге Семена Франка «Крушение кумиров» есть мысль, которая мне кажется очень применимой к нашей жизни. Он говорит: мы все видели, насколько неэффективна русская монархия, как много в русской жизни неправды, но когда мы увидели полное разрушение государственного организма и то, к чему это привело, то стало ясно, что какой бы далекой от идеала ни была та жизнь, это все-таки была жизнь, а заменили ее смерть и разрушение. Это применимо и к образованию. Как говорит один мой коллега, лучше привычный стабильный, хоть и не очень хороший учебник, чем каждый год замена учебника с хорошего на «лучший».

Сложившаяся жизнь важнее, чем утопический проект. И чем проект утопичнее, тем разрушительнее это для экосистемы, которая хоть как-то сложилась и работает, несмотря на то, что она сильно расшатана «реформами».

Идея и воплощение

Идеи могут быть разные, и иногда они звучат очень симпатично — например, не надо в 10–11-м классе изучать все на свете, пусть школьник выбирает себе профиль и не учит, скажем, ненавистную ему химию. Вроде идея хорошая, но как только мы начнем применять ее в реальности, положение может стать катастрофическим: если в небольшом городе или в селе химия почти никому не нужна, то ее там в старших классах нигде и не будет; учитель химии или будет искать себе другую работу, или работать в пяти школах одновременно, а все школьники, живущие в этом регионе, никогда не смогут стать врачами, потому что вступительный экзамен по химии в медицинских вузах никуда не делся. А это значит, что и врачей там со временем не будет, потому что из крупного города никто в глубинку работать не поедет.

Сама по себе хорошая идея о выборе и профилировании может привести к слому системы, которая еще хоть как-то работает.

Другой пример: есть вполне разумная идея ввести три направления обучения математике. Она основывается на том, что половина школьников не усваивает практически ничего из программы 10–11-го класса, и по здравом размышлении, что бессмысленно учить человека логарифмам или интегралам, если он не понимает, что такое проценты и не умеет складывать десятичные дроби. Поэтому вместо того, чтобы в десятом классе его якобы учить логарифмам, надо еще раз пройти с ним базовую программу. Но есть страшная опасность, что теперь в большинстве школ только это и будут делать. Как этого избежать, я не знаю.

Расстрельная должность директора

Директору очень трудно быть союзником учителя, потому что на него оказывается тяжелейшее давление, и только редкие по характеру и особым душевным качествам люди способны выдерживать это давление и не переносить его на коллектив. Кстати, мужчины с этим справляются лучше: интересные хорошие школы все-таки в основном делаются директорами-мужчинами.

Директор школы нынче — это «расстрельная» работа. Он крайний и для родителей, и для департамента образования, и для учителя. Насколько я могу судить, такой незащищенности директорского корпуса раньше не было.

Прозрачность школы и неопределенность

Возможно, лет тридцать назад ситуация была намного проще, потому что школа была гораздо более закрытой. Начальство говорило: вот вам программы, закажите учебники, работайте. Время от времени оно приезжало в школу, и это были какие-то плановые встречи, семинары, к ним готовились, часто это было по-советски показушно, иногда хорошо и полезно, но жизнь в школе зависела от коллектива, а не от начальства. А теперь в силу электронного оборота, ускорившейся жизни, постоянных перемен такое ощущение, что школа — это система, зависящая от каких-то анонимных сил. Кто-то чего-то решил, кто-то прислал бумагу, что надо срочно сделать что-то неожиданное. Эта постоянная ситуация потока перемен «разной степени тяжести» держит учителя, но особенно завуча и директора в постоянном напряжении: не упустил ли чего-нибудь, не поменяли ли снова какие-нибудь правила?

Система оплаты учительского труда

Еще один невротизирующий фактор — это переход на новую систему оплаты учительского труда. Она заключается в том, что есть постоянная ставка и есть довольно большой процент, который тебе дают за качество работы (стимулирующая надбавка). Оценивает качество и распределяет надбавки администрация (написано, что вместе с управляющим советом, но почти нигде работающих управляющих советов нет, так что это дает администрации мощные финансовые рычаги).

В результате внутри коллектива возникают разные страты, которые формируются из тех, кто получает много этих добавочных денег, тех, кто получает средне, и тех, кто ничего не получает. Учитель понимает, что его теперь все время как-то оценивают.

Мне кажется, что сама эта идея, видимо, пришедшая из бизнеса, разрушительна, потому что у учительской работы никаких объективных критериев качества нет. Если условная Мария Ивановна работает с очень трудным классом и оценки у них плохие, сказать, что она работает хуже, чем тот, кто учит отобранных одаренных детей, никак нельзя. И в этом смысле учитель стал менее защищенным, чем в советскую эпоху.

Раньше он знал, что если у него стаж и квалификационный уровень такой-то, то ставка такая-то, и это неподвластно никому — ни роно, ни директору, все учителя по всей России получают так же, и если ты совсем не халтуришь и на тебя нет жалоб, то тебя ни с кем не сравнивают. Ну как можно сравнивать энергичного молодого учителя 30 лет, у которого все горит, с пожилой дамой, которая уже отработала лет сорок? Конечно, она не может так скакать у доски (хотя всякое бывает) — что же, ей меньше платить? Одним словом, учителя, работающие в одной школе, не должны друг с другом конкурировать. Они сотрудники, а не конкуренты.

Некомандная игра

Насколько я могу судить по разговорам с коллегами, сейчас практически ни у кого нет чувства, что учитель и начальство над ним — это люди одной команды, делающие одно дело. Похоже, что и у начальства нет такого чувства. Нынешнее образовательное начальство — это люди деловые, энергичные, люди, повидавшие мир и хорошо знакомые с образованием в других странах. И когда они со своими новыми, часто заемными идеями обращаются к «учительской массе», то картина бывает похожа на общение либерального барина с недоверчивым крестьянином, как у Толстого в «Анне Карениной».

Начальство-барин говорит новые и интересные слова: «компетенции», «индивидуальные образовательные траектории», «деятельностный подход»… А учителя слушают и про себя думают: и чем все это нам грозит? Начальство, видя, что многое неладно в современной школе, призывает к решительным переменам, красиво задуманным в высоких кабинетах, и чувствует в ответ тихое сопротивление и саботаж. Причины такого саботажа понятны, мы об этом уже говорили: пожилой возраст и измотанность учительского корпуса, также неорганичность или неопробованность предлагаемых идей.

Эта пропасть между «образовательным начальством» и «образовательным народом» мне кажется очень опасной.

Мотивация учителя

В школьном образовании много говорится о необходимости мотивации ученика. Не будет у ученика мотивации, не будет результативной учебной работы. Но для положительных перемен в школьном образовании нужна прежде всего мотивация учителя.

Эта мотивация не достигается ни повышением зарплаты, ни тем более усиленным контролем. Учителя нужно убедить, а если говорить пафосно, — «зажечь». Причем убедить учителя можно не теоретическими выкладками, а только удачной практикой.

Учительство — это ремесло. Учитель по многолетнему опыту знает, что никакие общие теоретические вещи универсально не работают, что всегда в работе нужно примериваться к обстоятельствам (конкретному классу, интеллектуальному и эмоциональному состоянию сегодняшнего дня и т.д.). Поэтому учитель, как правило, глух к педагогическим теориям, его интересуют конкретные педагогические практики. Покажи ему успешную практику, и он с готовностью начнет ее применять. Я это многократно видел на своих лекциях. Где мастеровитый прием — там искренний интерес и эмоциональный подъем, где общие соображения — там в глазах вежливая скука.

Потеря смысла

Практически любой взрослый человек не знает, чему мы учим школьников в последних трех классах нашей школы. Школьники спрашивают: «У меня и мама, и папа хорошо зарабатывают и ничего этого не знают, зачем это мне?», «Зачем мне такие тонкости орфографии, если «Ворд» все проверит?»

Это правильные вопросы, только культура не транслирует учителю, как на них отвечать, потому что она сама не знает. Кончилась (по крайней мере, идейно) эпоха индустриализации и покорения природы с бэконовским лозунгом «Знание — сила». Началась неопределенная постэпоха, где публично говорят про потребление, а не про производство, где якобы «знание» в виде «информации» стало общедоступным на любом электронном носителе.

А школа с ее программами, учебниками, стилем и формами работы осталась почти прежней. И не знает сама, почему и зачем она такая же, какая была, только чувствует, что какой-то смысл во всем этом есть, но уж больно невыразимый. А еще чувствует, что начни мы все кардинально менять, эта постиндустриальная, информационная эпоха рухнет, не имея никакой материальной основы. Но это чувства смутные, а аргументы слабые.

И вот мы имеем учителя, который мало того что замучен сверхурочной работой и десятилетней эпохой образовательных реформ с не очень понятными ему целями, так еще и сам он не очень понимает, зачем он учит тому, чему он учит.

Так что учителя нужно беречь, это исчезающий вид.

Ксения Кнорре-Дмитриева — специально для «Новой»

Постоянный адрес страницы:

http://www.novayagazeta.ru/society/65522.html

КФУ – это ухудшеннная модель России

Републикуем интервью председателя преподавательского профсоюза КФУ и сопредседателя профсоюза «Университетская солидарность» Ларисы Усмановой, которое взяла у нее Регина Хисамова из «Свободной трбуны» -http://triboona.ru/post/3632 

Несмотря на старания российских властей, только Московский государственный университет попал в рейтинг лучших учебных заведений мира в этом году. Почему Казанский федеральный университет идет не в том направлении, как преподаватели пытаются отстаивать свои права и почему на самом деле не уволили Искандера Ясавеева из КФУ, «Свободной трибуне» рассказала председатель преподавательского профсоюза КФУ «Университетская солидарность» Лариса Усманова.

Лариса Усманова — преподаватель института востоковедения КФУ, преподаватель японского языка, сопредседатель межрегионального профсоюза «Университетская солидарность».

«Свободная трибуна»: В интернете существует сайт Межрегионального профсоюза преподавателей «Университетская солидарность», где довольно подробно описана история его создания. А вот о том, как создавалось казанское отделение, нигде не сказано. Не могли бы вы рассказать?

Лариса Усманова: Года полтора назад осенью несколько представителей Высшей школы экономики и РГГУ выступили с открытым письмом к Высшей школе России, в котором написали, что реформа образования идет совсем не так, как должно было, на их взгляд, и тем самым ущемляет права преподавателей и студентов. И вообще реформа образования не соответствует заявленным целям. Это письмо, так как оно было открытым, подписали другие преподаватели, в том числе и я.

Потом я выяснила, что из Казани подписали это письмо довольно много человек – около 50. Чуть позже с теми кто подписал, инициативная группа связалась и предложила приехать в феврале 2013 года в Москву на встречу.

Я съездила на эту встречу, так как хотела посмотреть и познакомиться с теми преподавателями, которые достаточно активны. Я и до этого достаточно активно занималась в этом направлении. Меня возмущала довольно низкая зарплата преподавателей, а в университете мне говорили, что это вопрос не их, а министерства образования: у них есть определенные должностные оклады и тому подобное. Мне хотелось просто выяснить, действительно ли это так. До этого я ежегодно писала письма президентам (президенту России Владимиру Путину и президенту Татарстана Рустаму Минниханову – ред.) о том, что надо что-то делать и так невозможно жить: преподаватель – это не раб. Я себя ощущаю лично преподавателем высокого класса – мне не надо работать в университете. Я могу спокойно выйти на улицу и набрать себе студентов. Я преподаю японский язык и могу очень быстро набрать себе студентов.

А выходит, что я прихожу в университет и трачу свое время бесплатно. Оно мне надо? Я – человек не советской школы: я училась за рубежом и работала там. Я не понимаю, почему я должна свои собственные средства и способности тратить. Когда этот вопрос ставится, они говорят: нет, надо поработать в университете. При этом руководство получает большие деньги, а я должна работать за патриотизм в данном учреждении. А меня вопрос патриотизма вообще не интересует. Если уж так: вы – рабовладельцы, а мы – рабы, то мы будем требовать свое. Я хочу получать за свой труд хорошо.

На этой встрече в Москве было принято решение, что будет создана организация, а на местах было предложено создать ячейки. Мне предложили войти в состав центрального совета в Москве, но ячейке у нас в Казани пока еще не было – только инициативная группа. Я приехала в Казань и предложила всем, кому интересно, собраться и провести свою встречу.

Сама идея была поддержана, но активности не было – народ начал воздерживаться. Опять же, понять их можно: если у тебя источник дохода связан с конкретным вузом, то в Казани не так много университетов, где ты потом бы смог найти работу в случае увольнения. Все понятно, профсоюз – это дело добровольное, и у каждого свои проблемы и заботы. Была создана небольшая инициативная группа.

Небольшая – это сколько?

Человек десять. Профсоюз, как оказалось позже, не обязан афишировать информацию о своих членах, только о руководстве. У нас в руководстве сейчас три человека. Мы могли бы не регистрироваться, конечно…

А что вас все же сподвигло на это?

Мы могли бы зарегистрироваться как отдельные члены московского профсоюза и платить членские взносы сразу в Москву. Но вот эта история с Ясавеевым нас несколько напрягла, и мы решили зарегистрироваться, как отдельная ячейка московского профсоюза. Мы зарегистрировались в июне этого года. И Искандер [Ясавеев] у нас стал уполномоченным по охране труда. Эта должность, согласно закону о профсоюзах, очень трудно увольняемая.

Я не знаю, повлияло ли именно это на решение ректората его не увольнять, но в какой-то степени мы поставили руководство в известность – организация создана и с этого года собирается действовать.

Вы, предполагаю, заметили, когда появилась информация об увольнении Ясавеева, студенты его поддержали и вышли на несколько акций протеста. Как в университете тогда реагировали на все это?

В социальных сетях это все горячо обсуждалось, в основном в «Facebook». Даже в Москве все знают, что происходит. Нас порадовало, что пошла студенческая активность. Мы можем бороться за свои собственные зарплаты, но в обществе не всегда понимают, что это еще дело и студентов, и их родителей. Родители должны быть заинтересованы в том, чтобы их детей обучали преподаватели высокого класса.

С одной стороны, я понимаю студентов и родителей – они платят деньги. У нас еще в этом году сократились бюджетные места, и все больше студентов платят деньги за учебу. Я уверена, что 70% – это коммерческое отделение. А это значит, что все эти деньги идут в копилку университета. Университет потом распределяет. Я могу понять, почему они объединили институт востоковедения, институт международных отношений и институт истории в один. Потому что в институте востоковедения и международных отношений учатся в основном платники, историки сейчас не востребованы, и там много бюджетных мест. Вот только мне непонятно, почему то, что мы зарабатываем, мы лично не получаем.

Контроля над руководством у нас нет – они все назначаемые. Если раньше у нас были выборы ректора, деканов и даже заведующих кафедр, то сейчас нет. Они построили настоящую вертикаль власти. Как я могу повлиять на все это, если выборов нет? Меня, например, даже не допускают для распределения тех же надбавок. Мне говорят, что если я буду хорошо работать, то мне будет выплачена надбавка, но, простите, где написано, сколько это?

Они нам сейчас прописали так называемые «эффективные контракты». Я посоветовалась с юристами. Они мне сказали, что нет никаких оснований, чтобы нам через контракт запрещать создавать в социальных сетях и так далее «негативный образ университета». Получается, что я не могу критиковать собственный университет и собственное руководство?

А как мне реагировать, когда в прошлом году к нам пришел ректор и заявил, что будет объединение? Представьте, несколько студентов-международников написали открытое письмо на имя ректора, а он пришел к ним и сказал: «Чем вы занимаетесь? Вы же будущие дипломаты, такими образом вас на госслужбу не возьмут». Я тогда поняла, что у него мышление полностью бюрократическое – подавай мне записки в тихом порядке, а я подумаю, принимать какие-то решения или нет.

А с какой стати все так? Университет всегда был оплотом демократии. Критическое мышление должно существовать в обществе. И потом, нужно создать конструктивный диалог с сообществом – это задача ректора. Ты у нас, извините, не премьер-министр и не работаешь с хозяйственниками.

Может он до сих пор не может изменить свое отношение к руководству университетом? Привык себя так вести со времен его мэрства в Елабуге.

Конечно, естественно. Но он должен понимать, куда он пришел. У меня вопрос: если ректора назначает президент, а он в свою очередь назначает директоров институтов, а те – заведующих… Может мы тогда и преподавателей будем назначать? Зачем их оценивать по уровню профессионализма?

По поводу этих «эффективных контрактов», казанский университет тут недавно уже опозорился. 300 статей было в четырех журналах в прошлом году, которые входили якобы в эту самую систему «Scopus», в которую мы все так стремимся. А потом оказалось, что эти журналы готовы были напечатать все что угодно за деньги.

А позже эти журналы «выкинули» из системы за ненаучность. В этих журналах было напечатано 300-400 статей казанских ученых. А почему они опубликовались – потому, что ректор им дает деньги на это. Я так понимаю, что они на половину проплачены, чтобы поскорее напечататься. Бывает, что нужно по два года ждать, когда тебя опубликуют, а тут… Мне теперь интересно, как министр образования отреагирует на все это, а в первую очередь на рейтинг КФУ.

Было очень много обсуждений о том, что многие преподаватели в силу своей специализации просто не могут часто публиковаться. Как быть с этим?

Нас все время обвиняют в том, что мы не поддерживаем реформы, но это не так. Мы сами прекрасно понимаем, что нужно избавляться от тех, кто, например, не знает иностранных языков. У нас в институте международных отношений многие не знают даже английского. Получается, что эти люди выпускают свои статьи только в российских изданиях. О чем тут говорить, когда мы пытаемся выйти на международный уровень.

Я понимаю, что необходимо время, чтобы выучить язык, нужны деньги, чтобы ездить на конференции. Чтобы взрастить хорошего преподавателя, нужно сначала хорошо обучить студента, потом аспиранта. А это несколько лет. Наше руководство хочет нас за один год вывести в топ лучших университетов.

Вопрос же тут не только в деньгах, но и в развитии интеллектуального потенциала. Я могу сказать Гафурову спасибо за ремонт, но это далеко не самый важный показатель. Профессура разбегается, доцентов и преподавателей переводят на полставки.

В таких условиях даже с китайским университетом сложно конкурировать, а не только с европейскими.

Современный преподаватель должен быть мобильным, образованным, схватывать все налету и постоянно развиваться, но в тоже время в казанском университете очень много пожилых уже преподавателей, как им соответствовать и что делать? Даже если рассматривать эту программу, которую поставили власти перед университетами, что делать преподавателям зрелого возраста?

Во-первых, с такими вещами нельзя торопиться. Не нужно преобразовывать то, что уже существует. Вот вы хотели «Сколково» сделать, так сделайте. Пусть оно войдет в топ-100, но у них не получается, даже несмотря на то, сколько они денег в него вложили.

В этом году, например, для преподавателей такие критерии: опубликовать статью в «Scopus», одну монографию, ВАКовскую статью и это все, не считая нагрузки, которая прибавилась, – раньше было 700 часов в год, потом 900, а сейчас я вообще не знаю, сколько будет.

Условия труда просто не соблюдаются, С точки зрения профсоюза. Нам же даже отдохнуть между парами негде и некогда – перерывы по десять минут. Если мы говорим в общем об университете – это задача ректора, пусть он ей и занимается, а если мы говорим о работе со студентами – это моя (как преподавателя) забота. Мне нужно лично, чтобы голова у меня была светлая, я была отдохнувшая, когда к студентам прихожу, а если я уставшая, то я ничего не смогу дать.

С приходом Гафурова увеличилась текучка среди преподавателей?

Я думаю, что да.

Это связано лично с ним, как руководителем, и с тем, какие методы он использует?

Безусловно, что так. Я в этом плане с Искандером [Ясавеевым] согласна. Скажу честно, когда он пришел, мне сначала даже понравилось – динамика какая-то должна быть. Но потом мы увидели, что это ни к чему не ведет – только разрастается штат бюрократии. Для конкретного преподавателя ничего не делается, только увеличивается нагрузка: преподавайте, пишите статьи, монографии и еще со студентами занимайтесь. Причем, все это за копейки. Нет, спасибо. Рынок есть рынок. Я для себя выбор сделала. Я не буду работать за копейки в университете, а буду работать на себя. Я приехала и создала свой центр научный, у меня там куча студентов. Моих же студентов. Я себе свои зарплаты сделала.

Я почему в университете работаю на полставки? Потому что мне так легче на саму себя еще работать.

Как тогда университету привлекать новых преподавателей, если он теряет старых, а студенты, которые видят, что происходит, сами никогда не придут работать преподавателями?

Я когда сюда вернулась после десяти лет учебы за рубежом, долго не могла привыкнуть ко всему, что происходит. У меня есть вопрос к министру [образования и науки России Дмитрию] Ливанову и ректору Гафурову: вы сами когда-нибудь преподавали? По-моему, нет. То, что у Гафурова есть докторская, тоже вопрос. Как можно было написать и защитить докторскую работу, будучи мэром города? То есть он приходил после работы мэром домой вечером, садился и писал докторскую? (Ильшат Гафуров в 2005 году получил звание доктора экономических наук, будучи депутатом Елабужского городского Совета и главой Елабужской администрации – ред.)

Получается, что у преподавателей нет сейчас мотивации, чтобы к чему-то стремиться?

Конечно, нет. Раньше за статьи, напечатанные в различных журналах, что-то доплачивали, теперь – нет. Какие-то баллы прибавляют и все. Нет, спасибо, так не пойдет. Я пойду лучше на улицу и заработаю свои деньги. Если уж коммерциализация, то пусть тогда до конца. Если вы говорите о каком-то корпоративном духе, то пусть я почувствую этот корпоративный дух. Платите мне нормально, пусть я почувствую себя частью этой корпорации. Ничего нет.

Ректор говорит, что у нас зарплата средняя по региону. Если у тебя корпорация, так делай доплаты. В Москве даже пенсионерам доплачивают. У меня к нему претензии как к руководителю. Не надо мне этого патриотизма: патриотами будут все, если платить нормально. Ему же надо, чтобы мы ему кланялись.

Выходит, что казанский университет сейчас напоминает уменьшенную модель России?

Я бы даже сказала, что КФУ – это ухудшенная модель России.

Почему?

Потому что авторитарная. Тот же [президент России Владимир] Путин хотя бы пытается собирать вокруг себя людей, которых слушает. Пусть они организованные, но через них можно пробиться, а к Гафурову – нет.

Я никогда не слышала, чтобы ректор сказал: «Приходите ко мне, я готов встречаться со студентами».

В Москве члены профсоюза «Университетская солидарность» постоянно устраивают какие-то акции – недавно вот принесли к министерству образования «гроб» с российским образованием. Почему в Казани преподаватели не пытаются таким образом, например, отстаивать свои права – боятся или бороться не за что?

Почему вот КФУ – худшая модель России? Потому что КФУ подмял под себя в нашем регионе все. КФУ – монополист. Нет теперь места, где преподавать. Если ты потеряешь свое место, то куда ты пойдешь? В Москве проще: уволили – пошел в частный вуз. Там очень широкий серьезный рынок образования. У нас все подчищают, все подмял под себя КФУ.

Вот это ощущение, что постоянно все меняется, ничего не постоянно… Социологов опять переселили, но они чемоданы не распаковывают, потому что знают, что им снова переезжать. Нет постоянства даже в месте работы. Одна из функции университета – передача культурных знаний. Вот Оксфорд, например, он стоит уже много веков и все знают, что ничего не поменяется – в этом и есть вся прелесть.

А почему тогда Искандер Ясавеев не боится, а все остальные боятся?

У меня даже был такой момент, что мне сказали: а давайте не будем ничего менять, мы не хотим, чтобы нас уволили. Гуманитарии боятся больше остальных – им идти совсем некуда. Люди даже не понимают, что их так просто уволить не могут. Дело в том, что у нас не сформировано гражданское сообщество. В глобальном плане государство пытается создать повсеместное подчинение: тихое такое сообщество, в котором все спокойно и все подчиняются.

Гафуров – менеджер. Ему сказали, дали отмашку, он делает то, что сказали. Он же даже не думает. Он принадлежит к элите, а элиты не патриотичны. Первый признак в том, что их дети живут за рубежом и никогда сюда не вернутся. У них самих же есть недвижимость там, и в при любом случае они смогут туда уехать жить. Это отношение к своей стране как к колониальной державе. Никто из них не собирается тут что-то развивать и что-то делать.

Если ты выглядишь как кусок мяса, то все придут тебя покусать. А мы сейчас и выглядим как кусок мяса.

http://unisolidarity.ru/?p=2770

Профлидер: Возросшие нагрузки на медиков «скорой помощи» ведут к учащению ошибок

УФА, 30 сентября. Голодовка работников скорой медпомощи в Уфе произошла на фоне непростой ситуации в этой отрасли медицины, считает профсоюзный лидер Андрей Коновал. Как заявил оргсекретарь межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие» корреспонденту «Росбалта», по всей стране наблюдается увеличение трудовой нагрузки на работников скорой помощи при сохранении низких зарплат.

«Медики вынуждены работать на полторы-две ставки, чтобы как-то свести концы с концами, заработать более-менее достойную зарплату. Есть указ президента №597, вышедший в числе «майских указов» 2012 года. Согласно ему, зарплата медиков должна расти опережающими темпами и к 2018 году составить 200% от средней зарплаты по экономике региона. В соответствии с постановлениями правительства были приняты «дорожные карты», которые установили целевые показатели для каждого года. Но при этом отчетность не предполагает предоставления данных в среднем на одну ставку. Она дает задание отчитываться на физическое лицо с учетом совместительств. То есть если человек работает на полторы-две ставки, то эти полторы-две зарплаты складываются и учитываются как средняя. В результате чиновникам и работодателям становится даже выгодно не заполнять освободившиеся вакансии, поддерживать дефицит кадров. Фонд зарплат делится на количество физлиц и получается приглаженная картина достаточно высоких средних зарплат», — пояснил Андрей Коновал.

Он отметил, что оборотной стороной этой картины становится «профессиональное выгорание»: врач, который работает на полторы-две ставки, не высыпается, физически устает, и одновременно растет риск врачебных ошибок. «Неукомплектованность бригад скорой помощи приводит к тому, что вместо двух медиков выезжает на вызов один медик. И, если понадобятся реанимационные мероприятия, то такая бригада просто не сможет оказать их в полном объеме», — подчеркнул профлидер.

По его словам, одновременно в отрасли скорой помощи наблюдается «вымывание» опытных кадров по возрасту, а молодежь из вузов не остается работать в «скорых», так как повышенную зарплату сотрудникам будут платить только по достижении определенного стажа. Приходящая из минздрава информация о предстоящих дальнейших реформах также не способствует повышению престижа профессии.

«Сейчас уже вообще говорят о том, что можно заменить второго медработника водителем, и это пропишут в федеральных стандартах. Это вообще нонсенс. Как человек, не обладающий медицинским образованием, не допущенный к врачебной тайне, должен помогать медику на вызове? Как мужчина-водитель, условно говоря, с руками в масле, будет помогать при осмотре женщины при вызове?», — возмущается Андрей Коновал.

Напомним, что в Уфе в течение двух недель голодали работники скорой медпомощи. Они потребовали гарантированного повышения зарплат при работе на одну ставку до целевых показателей «дорожной карты».
Подробнее:http://www.rosbalt.ru/federal/2014/09/30/1321451.html

Считаю своим долгом

18 сентября один из самых известных российских специалистов в области анестезиологии профессор Надежда Осипова уволилась из НИИ Герцена в знак протеста против ситуации с обезболиванием. Вот что она пишет:
«Созданная при Минздраве специальная рабочая группа оказалась недееспособной в решении этой проблемы, т.к. ее подавляющее большинство устранилось от принятия радикальных решений. Мои аргументы как члена рабочей группы, подробно изучившего и представившего в Минздрав положения международных организаций, (ООН, ВОЗ, МККН/INCB – Международный комитет по контролю над наркотиками) о необходимости обеспечения государствами законного права больных людей на лечение наркотическими и психотропными лекарствами, не нашли должного понимания. Минздрав на уровне своего ведомства решить проблему не может». Полный текст письма:

Уважаемые коллеги!

Считаю своим долгом как врача и ученого с 56-летним опытом профессиональной деятельности обратиться к вам для совместного обсуждения активно внедряемой в настоящее время новой, опасной для общества политики в области здравоохранения, уже имеющей свои вредные последствия.

В знак протеста я досрочно расторгла свой трудовой договор, подав заявление об уходе с должности главного научного сотрудника ФГБУ МНИОИ им. П.А. Герцена, т.к. не считаю возможным быть причастной к начавшемуся разрушению российской медицины, превратившейся в один из видов «экономической деятельности: Здравоохранение и предоставление социальных услуг». Медицина теперь не рассматривается как важнейшая для народа высокотехнологичная отрасль; здравоохранение в экономическом аспекте идет в едином блоке с социальными услугами. Приоритетом стало максимальное сокращение расходов на здравоохранение (начавшееся еще до осложнения политической ситуации) в условиях дефицита бюджетных средств на фоне известного и широко освещаемого в СМИ факта тотальной неконтролируемой коррупции в стране. Идет процесс ликвидации, реорганизации или слияния медицинских учреждений, сокращение штатов.

Последствия реализации новой политики хорошо видны на примере МНИОИ им. П.А. Герцена в последние 1,5 года:

— ухудшились показатели лечения больных, летальность увеличилась более чем в 1,5 раза;

— резко ухудшился моральный климат в коллективе, растет недовольство политикой администрации, несогласные (в том числе известные, уважаемые специалисты) уволены или уходят сами, другие понимают суть происходящего, но подчиняются режиму , опасаясь лишиться работы;

— врачи работают с большими перегрузками, особенно анестезиологи-реаниматологи и хирурги, их рабочий день фактически не нормирован, часто после суточной работы с больными высокого риска они снова встают к операционному столу; выдерживают не все – уходят в другие медицинские учреждения, а на их место принимают менее квалифицированных приезжих из разных регионов;

— заработки представителей администрации (данные о доходах руководящего состава медицинских учреждений недавно опубликованы на сайте Минздрава РФ) многократно превышают зарплату сотрудников института, поражают масштабы недвижимого и движимого имущества, находящегося в личной собственности администраторов и членов их семей (включая несовершеннолетних детей) – большие земельные угодья, дома, квартиры, легковые, грузовые автомобили и др.);

— святые принципы медицины, этики, деонтологии остались в прошлом, больной человек рассматривается как объект экономической деятельности – больных нередко госпитализируют в административном порядке без участия специалистов, с одновременным использованием не только квоты, но и личных средств семьи пациентов (в том числе инкурабельных и даже умирающих, с прогнозируемым минимальным сроком оставшейся жизни, которые не подлежат лечению в высокотехнологичном онкологическом стационаре, и действительно умирают в течение нескольких дней или даже часов после госпитализации);

Прагматичная антигуманная политика, направленная на резкое сокращение средств на здравоохранение, губит нашу медицину, унижает и деморализует медицинских работников, попирает принципы, которым клянется следовать каждый врач.

Минздрав РФ не способен этому противостоять и занимается реализацией новой политики. Нужды больных людей перестали быть приоритетом. Наглядным подтверждением является отсутствие действенных мер по обеспечению доступности эффективных опиоидных анальгетиков для пациентов с тяжелыми болевыми синдромами, несмотря на продолжающиеся самоубийства измученных болью пациентов. Более того, последний приказ Минздрава РФ № 183н «Об утверждении перечня лекарственных средств для медицинского применения, подлежащих предметно-количественному учету» ужесточает требования к регистрации рецептов даже на комбинированные препараты, содержащие малое количество наркотического или психотропного вещества, и предусматривает уголовное наказание за какие-либо дефекты при их назначении и отпуске, хотя эти препараты не относятся к наркотическим или психотропным средствам.

Ясно, что под таким «дамокловым мечом» медицинское использование этих анальгетиков будет резко ограничено хотя они могли бы решить проблему обезболивания и сохранения трудоспособности широких масс населения с распространенным хроническими неонкологическими заболеваниями, сопровождающимися болью, — в неврологии, ревматологии и других областях медицины. На данном этапе лучшим комбинированным анальгетиком данной группы в плане эффективности и безопасности, является ненаркотический анальгетик Трамадол/Парацетамол, широко применяемый в мире при разных болевых состояниях, но мало доступный в России в силу чрезмерных административных ограничений, не говоря уже о наркотических анальгетиках, жизненно необходимых подавляющему большинству инкурабельных онкологических пациентов.

Следует подчеркнуть резко ограниченную доступность контролируемых средств обезболивания не только для сотен тысяч инкурабельных онкологических больных с хроническим болевым синдромом, но и для миллионов пациентов с острой (послеоперационной, травматической и др.) болью, проходящих лечение в стационарах.

Суть проблемы состоит в несовершенстве российского Федерального закона о наркотических средствах и психотропных веществах, направленного исключительно на пресечение их незаконного оборота. Этот ФЗ не содержит важнейших для здоровья и жизни граждан РФ положений о лекарственных наркотических и психотропных средствах и обеспечении их доступности для лечения больных по медицинским показаниям, поэтому никто, включая Минздрав РФ и Росздравнадзор, не несет никакой ответственности за непредоставление пациенту жизненно необходимого ему контролируемого препарата.

Созданная при Минздраве специальная рабочая группа оказалась недееспособной в решении этой проблемы, т.к. ее подавляющее большинство устранилось от принятия радикальных решений. Мои аргументы как члена рабочей группы, подробно изучившего и представившего в Минздрав положения международных организаций, (ООН, ВОЗ, МККН/INCB – Международный комитет по контролю над наркотиками) о необходимости обеспечения государствами законного права больных людей на лечение наркотическими и психотропными лекарствами, не нашли должного понимания. Минздрав на уровне своего ведомства решить проблему не может. Но почему наш Минздрав не имеет достаточного веса, чтобы отстаивать интересы больных людей и противостоять Федеральной службе по контролю над наркотиками (ФСКН) с ее неполноценным законом, препятствующим адекватному легальному — медицинскому использованию лекарственных наркотических и психотропных средств, жизненно необходимых для облегчения боли и страданий?

Согласно международным нормам, отраженным в документах ООН, ВОЗ, МККН, в обязанности государств входит:

— законодательное закрепление права пациентов на лечение жизненно необходимыми наркотическими и психотропными лекарственными средствами;

— создание системы расчета потребности стран в конкретных наркотических и психотропных средствах для медицинских и научных целей;

— обеспечение их адекватного количества и доступности для использования в медицинских и научных целях;

— организация подготовки врачей по проблеме боли и принципам ее лечения;

— создание общественного органа, контролирующего не только нелегальный, но и легальный оборот наркотических и психотропных средств.

Эти положения были неоднократно озвучены мной на заседаниях рабочей группы, а 04.03.2014 г. также на слушаниях в Общественной палате , организованных Комиссией по социальной политике, трудовым отношениям и качеству жизни граждан и Советом по вопросам попечительства в социальной сфере при Правительстве РФ. Присутствовали: первый заместитель Комитета Государственной Думы РФ по охране здоровья академик РАМН Н.Ф. Герасименко, председатель комиссии по социальной политике, трудовым отношениям и качеству жизни граждан Общественной палаты РФ Е.А. Тополева-Солдунова, представители Минздрава РФ, ФСКН, председатель Комиссии по контролю за реформой и модернизацией здравоохранения и демографии Н.А. Дайхес, начальник Управления организации государственного контроля качества оказания медицинской помощи населению Росздравнадзора, дочь покончившего с собой контр-адмирала Вячеслава Апанасенко, сотрудники хосписов, представитель Ассоциации паллиативной медицины (Г.А.Новиков), президент фонда помощи хосписам (Н. Федермессер), другие представители учреждений и фондов паллиативной помощи взрослым и детям; представители прессы, директор коммерческого центра Федерального государственного унитарного предприятия ФГУП «Московский эндокринный завод» Л.В. Шершакова и З.Ш. Нигматуллина — начальник отдела маркетинга данного предприятия, занимающегося организацией закупок и поставок контролируемых лекарственных средств; представители отечественных и зарубежных фармкомпаний, производящих эти лекарства.

Анализ ситуации показывает, что решить проблему можно только на Государственном уровне:

— устранить дефекты в ФЗ о наркотических средствах и психотропных веществах, препятствующие назначению контролируемых лекарственных препаратов тяжело больным людям, внести в данный ФЗ, в Стратегию антинаркотической политики и Стратегию лекарственного обеспечения населения РФ до 2020 г. необходимые положения о лекарственных наркотических и психотропных средствах, обеспечении их адекватного наличия и доступности для медицинских и научных целей;

— восстановить действовавший ранее в России негосударственный общественный орган — Постоянный комитет по контролю над наркотиками (ПККН), который контролировал не только нелегальный, но и легальный оборот наркотических и психотропных средств, способствовал оптимизации их медицинского использования, работал в тесном контакте с медицинскими организациями (подтверждаю это как медицинский представитель в составе ПККН); по непонятным причинам ПККН упразднен в 2007 г., а из ФЗ было исключено положение о ПККН, и все функции, связанные с контролем нелегального и легального оборота наркотиков, перешли к ФСКН, которая полностью игнорирует положения о медицинской значимости лекарственных наркотических средств, праве пациентов на лечение ими и о необходимости создания условий , обеспечивающих их наличие и доступность для пациентов.

На данном этапе отмечаются определенные положительные сдвиги, являющиеся результатом действия рабочей группы Минздрава РФ:

— формирование основного перечня контролируемых средств лечения острой и хронической боли и расчет потребности РФ в них (что создает основу для обеспечения адекватной потребности граждан России в эффективных средствах лечения острой и хронической боли);

— создание на базе РМАПО Программы постдипломной подготовки врачей всех специальностей по проблемам боли, принципам ее лечения, нормативно-правовым основам легального оборота лекарственных наркотических и психотропных средств (эта подготовка восполнит существующий дефицит знаний российских врачей в области науки о боли, ее диагностики, дифференцированного подхода к лечению разных видов острой и хронической боли для достижения оптимального результата).

Таким образом, мероприятия по улучшению противоболевой лекарственной помощи гражданам РФ разработаны рабочей группой под руководством Минздрава РФ и могли бы внедряться в практику, однако их реализация остается под вопросом, поскольку на Государственном уровне не решены выше перечисленные проблемы, связанные с необходимостью закрепления в ФЗ о наркотиках и соответствующих Государственных Стратегиях положений о праве пациентов на лечение лекарственными наркотическими и психотропными средствами, об обеспечении их адекватного наличия и доступности для больных, о создании общественного органа, контролирующего легальный оборот лекарственных наркотических и психотропных средств.

Это необходимо, чтобы руководители учреждений здравоохранения, врачи, аптечные работников несли ответственность вплоть до уголовной не только за нарушения при осуществлении легального оборота контролируемых анальгетиков (как это имеет место сейчас), но и за отказ или создание препятствий в назначении и выписывании этих препаратов пациентам с тяжелыми болевыми синдромами. Никто не привлечен к ответственности за смерть покончившего с собой контр-адмирала В. Апанасенко и многих других отчаявшихся пациентов, последовавших его примеру. Зато к уголовной ответственности привлекали врача, взявшего на себя смелость выписать рецепт на трамадол по медицинским показаниям пациенту, который не смог получить такой рецепт в поликлинике, к которой не прикреплен.

Политику во всех сферах нашей жизни и деятельности делают облеченные властью люди, не обремененные жизненными и материальными проблемами, привыкшие диктовать свою волю и устанавливать законы, исходя из собственных соображений и интересов, часто не совпадающих с нуждами граждан и позицией профессионалов (в нашем случае медицинских). Типичный пример – ФЗ о наркотиках с его дефектами, препятствующими реализации права тяжело больных на облегчение боли и страданий, хотя это право отражено в Конституции РФ. Люди не могут добиться помощи и не имеют возможности выражать свою волю. Система публикации на сайтах государственных и ведомственных органов проектов законов, постановлений, приказов для их обсуждения не эффективна, т.к. мало кому доступна и не может отражать истинные результаты опроса.

Думаю, что нам, врачам, научным работникам, ученым-медикам, пора вместе осмыслить все происходящее в современном российском здравоохранении, высказать свои соображения и предложения по улучшению медицинской помощи россиянам и по защите прав и достоинства медицинских работников.

Врач анестезиолог-реаниматолог высшей квалификационной категории, доктор медицинских наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ: Осипова Надежда Анатольевна

18 сентября 2014 г.

http://alla-astakhova.ru/?p=323

Врачебная недостаточность В реорганизованных столичных больницах начинаются массовые сокращения врачей

Маргарита Алехина

Медики бывшей столичной ГКБ № 11, за судьбой которой следят «Новые Известия», заявили в начале недели о грядущих масштабных сокращениях. Сотрудники предрекают больнице «полное уничтожение»: около года назад она была признана «неэффективной», а в мае – окончательно реорганизована в филиал более крупной больницы № 24. Следующий этап «реорганизации» – закрытие больницы и передача ее здания в концессию платному медцентру, прогнозируют медики. Тем временем на сокращение штата и коек пожаловались на днях и сотрудники отделения гематологии ГКБ № 7, у которой ранее были закрыты несколько специализированных отделений.

О том, что в бывшей ГКБ № 11 сократят до трети штата, заявила в соцсети Facebook эндокринолог больницы Ольга Демичева. «11-я больница (ныне филиал № 1 ГКБ № 24) под угрозой полного уничтожения. Только что мы получили информацию от наших коллег. Сегодня объявили о новом штатном расписании – с понедельника начнут вызывать и выдавать уведомления. Сократят 30% сотрудников по всему стационару. Кого конкретно, на конференции не сказали, но кого-то уберут совсем, кого-то переименуют по должности, а кого-то переведут в их учреждение (в ГКБ № 24, основное здание)», – написала медик.

За реорганизацией ГКБ № 11, которая началась еще год назад, «НИ» внимательно следили. В сентябре прошлого года пациенты пожаловались медикам больницы, что терапевты и специалисты в поликлиниках Северо-Восточного округа отказываются направлять на госпитализацию в 11-ю, хотя свободные койки там были. Сотрудники сочли это тревожным звоночком, увидев в этом типичную схему признания больницы неэффективной: поликлиники и станции скорой помощи получают распоряжение не госпитализировать в нее пациентов, койки начинают простаивать, городская комиссия принимает решение сократить их количество или «оптимизировать» больницу целиком. По такой схеме на тот момент уже были закрыты ГКБ № 63, № 60 и несколько других.

В октябре прошлого года опасения врачей подтвердились: стало известно о слиянии ГКБ № 11, № 8 и № 24. Последняя должна была стать головной больницей, две первые – филиалами. После слияния поток пациентов, по словам медиков, восстановился, зато упали зарплаты.

Со второй волной «реорганизации» в ГКБ № 11 столкнулись в мае этого года, когда больницу вновь начали пытаться сделать неэффективной, запретив госпитализацию. В беседе с «НИ» медики тогда предполагали, что больница может быть превращена в платное медучреждение, как произошло с 63-й больницей – прежде чем в ее здании открылся филиал Европейского медицинского центра, она как раз была присоединена в качестве филиала к больнице № 1. За этим, согласно прогнозу медиков, должны были последовать массовые сокращения.

«Сокращенные врачи из стационаров за редким исключением идут работать в поликлиники. Разная специфика. Разный подход. Поэтому многие просто начнут уходить в платные, и, что хуже всего, уходить из профессии», – прокомментировала ситуацию в беседе с «НИ» координатор движения «Вместе за достойную медицину» Алла Фролова.

В приемной главврача бывшей ГКБ № 11 порекомендовали обратиться за комментариями к руководству головной больницы – ГКБ № 24. «У меня подобных сведений нет», – сказала «НИ» сотрудница приемного покоя, добавив, что вновь избранный главный врач больницы Григорий Родоман находится в отпуске, а кроме него никто прокомментировать ситуацию не сможет.

О грядущих сокращениях в другой реорганизуемой больнице, ГКБ № 7, сообщил на днях и завкафедрой гематологии МГМУ им. Сеченова Павел Воробьев (кафедра работает на базе гематологического отделения 7-й больницы). Как сообщил медик в соцсети Facebook, о ликвидации гематологии еще летом ему сообщила заместитель главного врача Татьяна Татуева, а в конце прошлой недели руководство больницы распорядилось «покинуть больницу в 24 часа». Напомним, что в жертву «оптимизации расходов» руководство больницы уже принесло несколько отделений и целых корпусов, включая одно из лучших в стране отделений трансплантологии.

«Ситуация с закрытием больниц обостряется, и речь идет уже о десятках учреждений, которые закрываются. Все это проходит под лозунгом «оптимизации» и «снижения расходов». А на самом деле это коммерциализация здравоохранения. Терапия – не рентабельная отрасль, она денег не приносит. Поэтому сокращают терапевтические направления – неврологию, пульмонологию. Вместо них появляется «высокотехнологичная» медпомощь, до которой никто не доживает», – рассказал «НИ» Павел Воробьев. По его словам, вместо нескольких закрытых отделений в больнице выделили 120 реанимационных коек: «Видимо, лечить больных у нас больше не будут. Будут только реанимировать».

Добиться комментариев от руководства больницы «НИ» также не смогли: по словам помощницы главврача Мергена Бадма-Гаряева, он был вызван в столичный Департамент здравоохранения, и связаться с ним в понедельник было никак невозможно. Ранее в департаменте «НИ» разъясняли, что закрытие отделений и перенос коек проводятся «в целях оптимизации лечебного процесса»: «120 терапевтических коек решено переместить в главный корпус больницы, где находятся практически все лечебно-диагностические отделения, включая реанимационные. Проще говоря, помимо экономической целесообразности переноса корпуса, есть и простая житейская и врачебная целесообразность: ситуация «раздевалка – баня через дорогу» будет ликвидирована. Врачам не придется бегать по территории больницы из одного корпуса в другой», – заявляли «НИ» в ведомстве.

http://www.newizv.ru/society/2014-09-23/208074-vrachebnaja-nedostatochnost.html

Университет в рублевом эквиваленте Вуз, не имеющий возможности повысить зарплаты преподавателям, едва ли может считаться эффективным

Наталья Савицкая

В Министерстве образования и науки РФ прошло заседание по повышению преподавательских зарплат, где сообщили, что средняя зарплата преподавателя составила в среднем 45 тыс. руб. Таковы данные Росстата. Вышедшие с собрания в кулуарах жаловались, что Минобрнауки, видимо, живет совсем в другой реальности…

Жаловаться было отчего. Когда несколько лет назад ныне советник президента РФ, а тогда министр образования и науки Андрей Фурсенко заявил на одной из встреч с преподавательским составом в МГТУ имени Баумана, что, если преподаватель не может заработать деньги, участвуя в научной жизни университета, он зря занимает свое место. Преподаватели, помнится, очень обиделись на него. За недопонимание важности их труда. Нынешний министр, Дмитрий Ливанов, продолжил «наступление» на преподавателей, посетовав, что жить на такую зарплату может только «неумеха», который больше никому не нужен. Иначе он бы сразу нашел более высокооплачиваемую работу.

А недавно ректор РАНХиГС Владимир Мау в интервью «НГ» заметил, что бессмысленно требовать с преподавателя сегодня научных исследований, потому что он в массе своей заточен под иные цели – чисто преподавательские (см. «НГ» от 19.09.14). Кстати, по данным профсоюза работников народного образования и науки, даже в Московском институте стали и сплавов (МИСиС), вузе, ректором которого был Дмитрий Ливанов до своего министерского назначения, старший преподаватель получает сегодня 8500, доцент – 12 800, а профессор – 20 100 руб. И если увеличить эти зарплаты на 200%, все равно жить достойно на эти деньги крайне затруднительно.

Помнится, что депутаты Госдумы РФ, предлагавшие пару лет назад увеличение зарплаты в два раза, намечали ее поэтапное внедрение примерно к концу 2015 года. Но решение главы государства оказалось для ректоров вузов предельно жестким – изыскать возможности для увеличения зарплаты преподавателей на 200% к 2014 году. Администрации некоторых вузов явно перемудрили со статистикой, давая данные о зарплатах своих подопечных, представляя для отчетности среднюю зарплату, учитывающую зарплаты управленцев. Но даже это их не выручило.

Министр напомнил, что зарплаты ректоров многократно превышают преподавательские. Буквально в прошлом году Минобрнауки опубликовало рейтинг ректорских зарплат. Как сообщала тогда «НГ», лидер среди ректоров-миллионеров 2012 года – ректор Санкт-Петербургского государственного университета аэрокосмического приборостроения получил за год более чем 70 млн руб., а ректор Самарского технического университета – 15,4 млн. Тогда как в самих этих вузах зарплаты преподавателей укладываются в рамки привычных.

Министр фактически припугнул ректоров, что вуз, не имеющий возможности повышения преподавательских зарплат, едва ли может считаться эффективным. Это страшное слово – «эффективный», конечно, имело эффект. Потому что все знают, что следует за ним. А следует… ликвидация!

Так что в итоге получается? В очередном мониторинге эффективности появится еще и показатель зарплат? И тогда уж точно – сокращение числа вузов пойдет семимильными шагами.

http://www.ng.ru/education/2014-09-23/8_university.html

Важная победа профсоюза. Отраслевое соглашение подписано

Автор:  Андрей Демидов

В конце августа сторонами социального партнерства на заседании отраслевой комиссии по регулированию социально-трудовых отношений в организациях общеобразовательных учреждений г. Невинномысска Ставропольского края было подписано отраслевое соглашение на 2014 -2017 годы. В невинномысской городской организации профсоюза УЧИТЕЛЬ, которая выступила одной из стороны соглашения, уверены, что его подписание не только служит зримым свидетельством признания профсоюза, но также создает новые возможности для эффективного представительства интересов работников.

Соглашение касается общеобразовательных учреждений всех типов и видов, учреждений дополнительного образования детей г. Невинномысска Ставропольского края, подведомственным управлению образования администрации города Невинномысска Ставропольского края.

Согласно документу Управление образования:

Обязывается осуществлять полное и своевременное финансовое обеспечение деятельности муниципальных образовательных учреждений и организаций, подведомственных управлению образования, исходя из объема лимитов бюджетных обязательств, утвержденных решением Думы о бюджете города Невинномысска на со-ответствующий финансовый год и плановый период, а также размеров субсидий, предоставленных муниципальным бюджетным, казённым учреждениям и организациям на возмещение нормативных затрат, связанных с оказанием ими в соответ-ствии с муниципальным заданием муниципальных услуг (выполнением работ).

Организует систематическую работу по повышению квалификации и переподготовке педагогических работников в соответствии с законодательством Российской Федерации и законодательством Ставропольского края.

Осуществляет взаимодействие с Профсоюзной организацией по организации деятельности учреждений дошкольного, общего и дополнительного образования детей в части, касающейся социально-трудовых прав работников в рамках оказания муниципальных услуг в области образования.

При реализации функций заказчика муниципальных целевых программ, в рамках комплексного социально-экономического развития г. Невинномысска, предоставляет Профсоюзной организации информацию о соответствующих целевых программах, затрагивающих социально- трудовые права работников   и влияющих на их социально-экономическое положение, а также учитывает мнение Профсоюзной организации при разработке и реализации указанных программ.

В соответствии с пунктами 4, 6 приказа Министерства образования и науки РФ от 24 марта 2010 года № 209 «О порядке аттестации педагогических работников государственных и муниципальных образовательных учреждений», обеспечивает участие представителей Профсоюзной организации в работе городской аттестационной комиссии для проведения аттестации руководящих работников учреждений, а также для обеспечения мер социальной защиты педагогов при реализации приоритетного национального проекта «Образование»

Обеспечивает участие представителей другой стороны Соглашения в работе своих руководящих органов при рассмотрении вопросов, связанных с со-держанием Соглашения и его выполнением; предоставляет другой стороне полную, достоверную и своевременную информацию о принимаемых решениях, затрагивающих социально- трудовые, экономические права и профессиональные интересы работников.

Учитывает мнение Профсоюзной организации при подготовке предложений по разработке нормативных правовых актов г. Невинномысска, устанавливающего перечень учреждений, тип которых может быть изменен (бюджетное, казенное, автономное).

Обеспечивает учет мнения Профсоюзной организации при разработке и принятии нормативных правовых актов, затрагивающих социально-трудовые, экономические права и профессиональные интересы работников, прежде всего в области оплаты труда, социально-трудовых гарантий.

Предоставляет Профсоюзной организации по его запросам информацию о численности и составе работников, системе оплаты труда, размерах средней заработной платы по категориям персонала, в том числе основного персонала по видам экономической деятельности, средствах, централизуемых по образователь-ным организациям для установления их руководителям выплат стимулирующего характера, а также средствах, направляемых на премирование коллективов, и иных показателях заработной платы, объеме задолженности по выплате заработной платы, показателях по условиям и охране труда, планировании и проведении мероприятий по массовому сокращению численности (штата) работников, принятых муниципальными органами решениях по финансовому обеспечению отдельных направлений в сфере деятельности и другую необходимую информацию по социально-трудовым вопросам.

В ходе реализации Соглашения регулярно обменивается информацией с Профсоюзной организацией,   по мере необходимости проводит рабочие совещания и взаимные консультации, создает совместные рабочие группы по вопросам, относящимся к предмету настоящего Соглашения.

Остается лишь добавить, что подписание соглашения стало возможным лишь благодаря тому, что городская организация профсоюза УЧИТЕЛЬ объединяет абсолютное большинство педагогов этого второго по значению города Ставропольского края.

http://www.pedagog-prof.org/index.php?option=com_k2&view=item&id=627

Депутаты Госдумы РФ предлагают установить надбавки за классное руководство на уровне закона

Установить надбавки для учителей за классное руководство на уровне закона предложили депутаты Государственной думы РФ от КПРФ. Соответствующий законопроект депутаты уже внесли в Госдуму. Выплачивать надбавки за классное руководство предлагается за счет средств федерального бюджета, включаемых в субсидии субъектам РФ.

По сообщению «ИА REGNUM», в проекте закона особое внимание уделяется роли классных руководителей в воспитательном процессе школьников. «На классного руководителя ложится основная нагрузка по организации внеклассной работы с обучающимися», — отмечают авторы инициативы.
«За осуществление классного руководства устанавливаются надбавки в размере 3000 рублей к окладам (должностным окладам) педагогических работников государственных и муниципальных общеобразовательных организаций, а также частных образовательных организаций, осуществляющих образовательную деятельность по имеющим государственную аккредитацию основным общеобразовательным программам», — говорится в проекте закона.

http://www.ug.ru/news/12921

Ученики московской школы «Интеллектуал» обратились за помощью к Президенту РФ

Старшеклассники московской школы «Интеллектуал» написали открытое письмо, адресованное Владимиру Путину, премьеру Дмитрию Медведеву, министру образования и науки РФ Дмитрию Ливанову, мэру Москвы Сергею Собянину и депутатам Госдумы РФ. Ученики бьют тревогу по поводу сокращения финансирования школы для одаренных детей, одной из лучших, согласно рейтингам, в Москве. Школьники направили письмо и в редакцию «Учительской газеты».
«Наша школа, как и некоторые другие, сейчас находится в очень сложной ситуации и в ближайшее время может прекратить свое существование, — пишут старшеклассники. — Причиной тому многие нормы, закрепленные в ФЗ-273 «Об образовании в Российской Федерации». Согласно этому закону, было введено подушевое финансирование образования. Многие небольшие московские школы в целях увеличения финансирования стали объединяться – где-то добровольно, а где-то принудительно. Некоторые школы, в том числе и «Интеллектуал», участвовать в пилотном проекте по слиянию не стали».

Как поясняют в своем письме ученики, объединившимся школам городской Департамент образования увеличил финансирование, а не объединившимся – сильно урезал. В первую очередь урезание финансирования коснулось школ для детей с особыми образовательными потребностями: коррекционных и школ для одаренных детей. К последним относится и «Интеллектуал».

«Слияние для нашей школы неприемлемо, так как за ним неизбежно последует снижение качества образования — пропадут кружки, специальные курсы, продвинутые группы по многим предметам. “Интеллектуал” перестанет быть той школой, в которую мы поступали, которую мы знаем и любим, — говорится в открытом письме. — Будет утрачен индивидуальный подход, а ведь это один из основных принципов преподавания в нашей школе. Но так же неприемлемо для нас и сокращение финансирования. Уже сейчас школе дают на каждого ученика не московский норматив, который она должна получать, как любая столичная школа, а только федеральный, который существенно меньше. В результате многие наши учителя вынуждены работать на волонтерских началах, из-за чего сильно урезан учебный план».

Между тем, школа «Интеллектуал» подтверждает уровень подготовки, занимая строчку в топ-20 школ Москвы.

Ситуация вокруг финансирования «Интеллектуала» уже получила обсуждение в СМИ. Так, в интервью «Газете.ру» директор «Интеллектуал» Юрий Тихорский рассказал: «С 2011 года в московском образовании был взят курс на выравнивание образовательных возможностей, начался процесс выравнивания финансирования. Большинству школ он пошел на пользу. К 1 сентября 2014 года пилотный проект по развитию общего образования в Москве в целом завершился. Мы и ряд других школ, которые в него не входили, автоматически потеряли все прибавочные коэффициенты к финансированию. Вместо 278 тыс. руб. на ученика в год мы получили 63 тыс. руб. Школы же, вошедшие в пилотный проект, получают сейчас 107 тыс. руб. на ученика средних классов (на старших — 123 тыс. руб.)».

Кроме того, как сообщают СМИ, представители школы уже пытаются найти внебюджетные источники финансирования, дабы сохранить уникальные спецкурсы, кружки, конференции, олимпиады и экспедиции, в которых участвуют не только ученики школы, но и школьники Москвы, России и зарубежных стран.

«Мы хотим, чтобы “Интеллектуал” финансировался не хуже, чем другие столичные школы. Мы не просим больше, чем получают другие. Мы не понимаем, почему вдруг с этого года денег на нас стало не хватать. Пожалуйста, окажите нам поддержку! Не допустите исчезновения таких школ, как наша! Не допустите исчезновения “Интеллектуала”!», — взывают ребята к чиновникам самых высоких уровней.

http://www.ug.ru/news/12930