Архив рубрики: Экономика образования и медицины

В Приморье профсоюзы обратились в прокуратуру из-за задержки зарплат бюджетникам

ВЛАДИВОСТОК, 10 октября. В Приморье профсоюзы просят местную прокуратуру отреагировать за задержку заработной платы работникам бюджетной сферы.

В частности, 22 дня составила задержка заработной платы за первую половину сентября персоналу МБУ ДОД «Полет» в Арсеньеве. Даты выплаты зарплаты прописаны в коллективном договоре предприятия, однако первую половину зарплаты за сентябрь педагоги и технический персонал получили лишь 7 октября.

Как сообщила председатель Арсеньевской городской организации профсоюза работников народного образования и науки РФ Ирина Мурашкина, таким образом была нарушена статья 136 Трудового кодекса РФ, которая обратилась в прокуратуру города.

Отметим, что впервые в мониторинге рынка труда, который с 2008 года ведет Федерация профсоюзов Приморского края, «Полет» появился еще в апреле этого года. Тогда работникам на пять дней была задержана зарплата за вторую половину марта. Кроме того, систематические задержки зарплаты наблюдаются и в других образовательных учреждениях города. В течение года здесь задерживают зарплату на срок от 5-7 дней, суммы задолженностей достигают почти 4 млн руб., сообщает пресс-служба Федерации профсоюзов Приморского края.

Добавим, что, по данным мониторинга ФППК, подобные проблемы испытывали в этом году работники образовательных учреждений Партизанского муниципального района, Спасского городского округа и ЗАТО Большой Камень.

Подробнее:http://www.rosbalt.ru/federal/2014/10/10/1325507.html

В Свердловской области создана спецкомиссия по зарплатам учителей

Губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев создал спецкомиссию, которая займется выяснением и устранением причин снижения зарплат учителей в городах региона. Как сообщает департамент информполитики главы региона, в состав комиссии вошли представители министерства образования, министерства финансов и представители депутатского корпуса. «Министерство образования проводит ежемесячный мониторинг уровня заработной платы педагогов и по итогам сентября особую настороженность вызывает ситуация в Каменске-Уральском, Арамильском, Белоярском городских округах и некоторых других муниципалитетах», — рассказала замминистра общего и профессиональногообразования Свердловской области Ирина Серкова.

Ъ-Online

http://www.kommersant.ru/doc/2586266?isSearch=True

Заметное понижение зарплаты грозит нижегородским учителям

Вера Кострова

Неожиданный «подарок» преподнесли нижегородским педагогам депутаты областного законодательного собрания. В канун нового учебного года, 28 августа, ими было принято решение сократить субвенции на образование на пять процентов – об этом идет речь в постановлении №1083.
Пять процентов — это 670 миллионов рублей. Поскольку лишь 2,6 процента субвенции составляют различные расходы на образование, то понятно, что сокращение коснется именно зарплат. Директорам рекомендовано экономить на хозяйственных нуждах школ и все, что поступит из бюджета, направлять на выплаты учителям. Сколько поступит в следующем квартале, пока сказать сложно. Муниципалитетам придется самим изыскивать средства на компенсацию зарплат учителям и другим сотрудникам школ. Очевидно, что для этого придется урезать расходы на какие-то другие муниципальные программы, и скорее всего — социальные. Известно также, что уровень муниципальных бюджетов в области неодинаков: есть более или менее устойчивые районы и городские округа (те, в которых развита промышленность, в том числе где имеется производство иностранных компаний), а есть бедные и дотационные. Очевидно, что учителям таких районов придется потуже завязать пояса. Правда, региональное министерство финансов пообещало, что это временное сокращение и до конца года все затраты муниципалитетов будут компенсированы, в том числе и за счет федеральных дотаций.

А пока с расчетных счетов каждой школы уже снято где по 600 тысяч, где по миллиону рублей, что составляет вовсе не пять, а 50-70 процентов субвенции. За сентябрь учителя получили от 2 до 6 тысяч меньше, чем ожидали. Эти цифры и надвигающуюся проблему выплаты учительских зарплат озвучил на заседании городской думы Нижнего Новгорода депутат Игорь Богданов, директор школы №94. По оценке Игоря Богданова, если постановление парламентариев не будет отменено, учителя уже через два месяца столкнутся с резким (на 70 процентов) уменьшением своих доходов.

Депутаты городской думы решили вызвать на свое очередное заседание всех директоров городских школ – оно состоится в первой половине октября. Они должны высказаться по проблеме, и тогда будет принято какое-то решение. Глава города пообещал держать ситуацию под личным контролем и обсудить проблему с губернатором. Депутаты Законодательного собрания не исключают возможности отмены постановления. Хотя дефицит бюджета Нижегородской области на сегодняшний день составляет 11,8 – 15,8 миллиардов рублей, на учителях экономить как-то неловко. Тем более, что президент может спросить главу региона о выполнении данного им не так давно поручения.

http://www.ug.ru/news/13052

От кого защищать учителей?

«Комсомолка» пообщалась с ульяновскими педагогами и выяснила, какие трудности встречаются на их профессиональном пути

Каждый день мы слышим, как люди не довольны представителями той или иной профессии: маршрутчиками или гаишниками, врачами или продавцами. То сдачу сдали мелочью, то тормознули на дороге и тут же пишут какой-то протокол. Мы представляем новый проект «Комсомольский адвокат», где пообщаемся с представителями разных профессий и попробуем защитить их.

Первая наша статья будет посвящена учителям. И немудрено – в воскресенье они отмечают свой профессиональный праздник. «Комсомолка» решила выяснить, что мешает учителям добросовестно, честно и качественно выполнять свои обязанности? Пять учителей предельно искренне рассказали о своих проблемах, которые условно можно разделить на две части: родители учеников и начальство. Мы не называем ни имен, ни школ – это все не имеет значения. Сразу оговоримся – даже и помысла не было кого-то обидеть. Главная цель статьи – стереть грани непонимания между учителем и начальством с родителями, а также помочь облегчить и без того тяжелый труд педагога.

7 претензий к родителям

  1. Зачастую мамы и папы, не имея специального образования, «отлично» знают, чему и как надо учить их детей. Зачем тогда педагогов обучают пять лет в вузах, зачем они проходят множество дополнительных курсов?
  2. Несколько чудесных фраз, которые слышатся из уст мам и пап. «Ну это же ребенок!» — фраза, которой родители объясняют неумение грамотно писать, незнание таблицы умножения, несданные контурные карты и отсутствие формы на уроках. «Он же все написал!» — вопль мам, увидевших «2» или «3» за работу ребенка. Но ведь надо не только все – надо еще и правильно выполнять задания. «Почему «3»? Бабушка семь раз проверяла!» — вообще без комментариев.
  3. Отсутствует уважение к школе. Серьезный разговор родителей с учителем о реальном уровне развития ребенка, о его способностях, о путях их развития зачастую ничего не дает. А ведь ребенок дома и ребенок в школе – это иногда два совершенно разных человека.
  4. Нет единства требований семьи и школы. Ложь, пронизывающая современное общество, больше всего ранила школу. Перед учителем родители кивают головой, дома при ребенке всячески оскорбляют педагога в личных разговорах. Будет ли чадо таких родителей слушаться учителя?
  5. 8 Марта и День учителя – самые трудные дни для педагога. Конечно, кто-то от души поздравляет учителя. Но слишком часто сначала дарят конфетки-цветочки-сувенирчики, улыбаются, говорят комплименты, а позже обсуждают с соседями, сколько денег ушло на подарки, которые вряд ли были так нужны учителю.
  6. «Вымогательство» на ремонт, технику и так далее. «Не ремонтируйте, — обращаются учителя к родителями.- Качество стен не влияет на качество знаний». «Вымогательство» на охрану – так не охраняйте, но мало одного Беслана?
  7. Мамам и папам можно не ходить на собрания, не отвечать на телефонные звонки, не являться в школу по вызову – с них спроса никакого.

7 претензий к начальству

  1. У руководителей в школах нет ответственности за свои слова. Учителя советуют сдавать деньги на ремонт класса или на охрану не по своей инициативе. Но ни один директор не признается, что если класс куда-то не сдаст денег, то он не выдаст премию (простите, надбавку «за сложность и напряженность») и будет упоминать этого педагога на педсоветах и совещаниях. Никто не признается, что это его приказ.
  2. Учитель может быть не в курсе, какие отношения у директора с теми или иными родителями (одноклассники, соседи, друзья-подруги и так далее). Слова «Вы поставите Иванову «5» за четверть!» слышал каждый педагог.
  3. Коллеги. Многие директора подбирают кадры не по уровню профессионализма, а для личного комфорта. «Стукачество» — норма в некоторых школах.
  4. У «начальства» свыше имеет место быть ложь в общении с народом. «Деньги на учебники выделены!». А сколько и когда книги придут в библиотеки – не скажут. Также с финансированием в школе. В каком объеме это делается?
  5. Обилие бумаг, отчетов, справок и так далее. О работе учителя судят по своевременной их сдаче, а не по качеству данного урока.
  6. Сотрудники Министерства образования и Управления образования – люди бесконечно далекие от современной школы. Многие в ней уже не работают. Что они могут дать педагогу? Требования к элементарному планированию урока растут год от года. Кто из методистов составил образец по каждому классу и каждой программе, чтобы сэкономить время учителя? Никто!
  7. «Социальный заказ» — эти слова директора, завучи и родители восприняли как «ставьте то, что мы скажем». В результате учитель сведен на уровень обслуживающего персонала: «Чего изволите?». И никого не интересует, почему учитель ставит «5» (да чтобы не связываться ни с кем и сохранить свое здоровье!), а ребенок сдает ЕГЭ в лучшем случае на «3».

Дети

По мнению всех учителей, они – это самое светлое, интересное, радостное, веселое, творческое начало в работе учителя. Что бы они ни сказали или ни сделали – это дети, которых надо учить, которым надо объяснять. «Это наше призвание, а значит – радость».

От редакции:

В это воскресенье, 5 октября, педагоги отмечают свой профессиональный праздник – День учителя. От всей души хочется поблагодарить всех, кто работает с детьми, ведь ваш труд не из легких и заслуживает уважения. Как педагоги вы вкладываете в детей знания, а как люди – душу. И пускай на вашем пути встречаются только искренние и понимающие родители и коллеги.

В тему:

Крик души

Один из учителей написал в редакцию «КП» целый монолог, из которого мы не вправе выкинуть ни слова:

«Каждый человек задумывался, хотя бы раз в своей жизни: «А правильную ли профессию выбрал я?». А у меня и мыслей таких никогда не было. Возможно потому, что с ранних лет я четко уже знал, что буду учителем. Интересные уроки, новые знания, общение — вот что влекло меня в школу.

Каждый день с нетерпением я бегу в свой любимый кабинет для того, чтобы урок сделать интересным, познавательным и ярким, ведь какое счастье — видеть горящие глаза учеников на уроке. Прихожу в кабинет — совершенно обычный, с обычным ремонтом, который сам помогал делать, сам и вкладывал свои деньги (так как то ли у родителей моих учеников денег нет, то ли желания, да и просить ведь у них нельзя ничего, все должно быть только по их желанию). Здесь у меня даже мебель старая, но все такое родное и милое взгляду, ведь именно здесь совершаются чудеса: ребята каждый день узнают что-то новое, общаются, дружат.

Но, к сожалению, в нынешнее время при всех наших стараниях образ и авторитет учителя падает в глазах людей. Это только с виду кажется, что учителя много зарабатывают (так как в СМИ часто передают о повышении зарплат), вымогают из родителей деньги, ну и в совершенно крайних ситуациях – не воспитывают ваших детей. На самом деле все не так! А вы придите на урок, посмотрите, как порой тяжело справиться с классом, где 30 человек, где какой-нибудь Петя или Вася даже не понимает ничего, потому что у него родной язык другой, где есть дети с психическими и физическими расстройствами, где к каждому стараешься найти какой-то индивидуальный подход, потому что четко уверен, что плохих детей не бывает. Трудно? Не то слово! Это не та работа, где после 18.00 приходишь домой и отдыхаешь. Тут приходится работать и дома (многочисленные тетради, конспекты), каждый день усталость просто валит с ног… Порой совершенно и не осознаешь, с кем ты работаешь: с детьми или с бумагами? Плюс вводятся постоянно «новые стандарты образования» и даже «новые стандарты педагога». Как угнаться за всем и угодить каждому? А вот о личной жизни мы ведь порой забываем напрочь… Но работаешь ты с твердой уверенностью в том, что совершаешь огромное благо. Да, возможно, ребята не сразу оценят твой труд, но когда-нибудь они вспомнят и с благодарностью подумают о тебе. И когда ты слышишь оскорбления в сторону учителей – душа кричит и рвется на части.

Сейчас среди родителей очень модно не уважать учителей и их труд, жаловаться на них, поливать грязью. Где же, люди, ваша совесть? Где прежнее благоговение перед именем учителя? Вот посмотрят на такое отношение молодые студенты-педагоги и не пойдут в школу… А ведь наши взрослые учителя будут жить не вечно…».

http://www.kp.ru/daily/26289/3167285/

Свердловские учителя пожаловались «фронтовикам» на снижение зарплаты: «Чтобы получать те же деньги, работать придется на две ставки!»

Свердловские учителя пожаловались областным «фронтовикам» на снижение зарплат. По словам педагогов, в среднем они потеряли в зарплате от 5 до 7 тыс. руб. Теперь, чтобы получать те же деньги, работать приходиться на две ставки. В связи с этим ОНФ намерен обратится в Счетную палату.

Как сообщили Накануне.RU в пресс-службе свердловского регионального отделения Общероссийского Народного фронта (ОНФ), к ним обратились педагоги из Каменска-Уральского. В ходе встречи учителя пожаловались на снижении зарплаты, а «фронтовики» пришли к выводу, что зарплата педагогов не должна уменьшаться ни при каких обстоятельствах.

По словам работников образовательной сферы, с 1 сентября они потеряли в зарплате по 5-7 тыс. руб. Снижение произошло за счет оплаты учебных часов. Многим учителям с нового учебного года придется работать больше – практически на две ставки – чтобы сохранить доход, приближенный к прежнему.

Как сообщил представитель Общероссийского народного фронта Евгений Артюх, правительство Свердловской области скорректировало прогноз социально-экономического развития региона в части размера средней зарплаты. Она была снижена с 30 тыс. 608 руб. до 29 тыс. 872 руб.

«Получается, что учителя стали получать «слишком много». Фактически зарплата обратившихся учителей составит порядка 27 тыс. руб., но средняя по году будет как раз по статистике – чуть больше 29 тыс. руб. Мы настаиваем на том, что заработная плата педагогов и врачей не должна снижаться ни при каких условиях», — прокомментировал ситуацию депутат Законодательного собрания Свердловской области, «фронтовик» Евгений Артюх.

Стоит отметить, что снижение зарплат учителей зафиксировано и в столице Среднего Урала, а также других муниципалитетах области. Кроме того, уменьшение зарплат педагогов произошло и в Пермском крае.

«Чтобы разобраться в ситуации, региональное отделение ОНФ подготовило запросы председателю правительства Свердловской области, а также в областную Счетную палату – с просьбой разобраться в схемах финансирования региональной сферы образования», — уточнили в пресс-службе.

К сожалению, получить комментарий пресс-секретаря свердловского премьера Елены Вороновой не удалось — ее телефон оказался выключен.

Добавим, что снижение оплаты труда педработников в регионах обсуждалось 23 сентября на заседании Центрального штаба ОНФ в Москве. Руководитель рабочей группы ОНФ «Образование и культура как основы национальной идентичности» Любовь Духанина считает, что «необходимо работать над выполнением президентского указа по повышению заработной платы отдельных категорий работников социальной сферы без урезания социально значимых статей бюджета».

Ирина Гордеева

http://www.nakanune.ru/news/2014/10/2/22371504

Учительский корпус устал от войны

Собирательный портрет российского педагога: немолодая, измотанная, часто неудовлетворенная своей работой женщина

Фото: РИА Новости

Дмитрий Шноль — учитель математики в школе «Интеллектуал», методист Центра педагогического мастерства, последние несколько лет ездит по стране с лекциями для коллег-математиков. Дмитрий Эммануилович поделился с «Новой газетой» своими наблюдениями за жизнью современной российской школы.

Учительский корпус в современной России почти исчерпал все свои резервы, и это видно при общении с учительской аудиторией в любой точке нашей родины. Обычно на лекцию о подготовке к ЕГЭ по математике приходят уставшие женщины 45–50 лет. После лекции я собираю анкеты. По ним видно, что средняя учительская нагрузка — 24 часа в неделю, у многих больше 30 уроков в неделю, то есть у них 10–11-часовой рабочий день (с учетом проверки тетрадок, подготовки, заполнения журналов и прочего). Но во многих городах даже такая нагрузка не всегда позволяет выжить, и это означает, что в выходные учителя вынуждены давать частные уроки. Человек из года в год мобилизован на все сто, работа пожирает все его время, начальство наседает, часто не все в порядке в семье. Это и есть усредненный учительский портрет: пожилая, измотанная, часто неудовлетворенная своей работой женщина.

Поэтому любые нововведения в образовании упираются в то, что у конкретных людей, которые их должны реализовывать, нет на это ресурса — ни психологического, ни образовательного, ни, я бы сказал, физиологического. Когда ты смотришь, как собираются учителя на лекцию, как многие тяжело поднимаются по лестнице, как никто не улыбается, то хочется всех отправить в санаторий.

Основной пул наших учителей — это те, кто пришел в школу на излете советской эпохи, кто работает 25, 30, 35 лет. Нормальный возраст профессионального расцвета — 30–40 лет — практически отсутствует в современной школе: есть зеленая молодежь, которая мало что умеет, и есть люди, которые дорабатывают. Но других у нас нет, если они вымрут, на их место никто не придет. И в этом основная проблема современной школы — не в программах и не в учебниках.

Отсутствие мужчин в школе

Еще очень важная тема — отсутствие мужчин в школе. Мне она кажется значимой не только в образовательном смысле, но в национально-формирующем. Мои данные говорят о том, что среди учителей математики мужчины составляют 2–3%: на 200 человек в зале сидят четверо мужчин, как правило, 50–55 лет — и это математики, а не филологи. Это значит, что мужчины в школе не выживают — и потому, что женский коллектив это нечто особенное, и потому, что слухи о том, что теперь хорошо платят в школе, явно преувеличены. Молодые мужчины не идут в школу.

Когда мы говорим о школе, мы думаем о программах, учебниках, результатах и очень мало думаем о том, что вообще-то нормальному пацану в 14–17 лет просто вредно полдня проводить под властью (а ученик находится под властью учителя) уставших, не очень уравновешенных, часто не удовлетворенных своей жизнью женщин.

Позиция мальчика в школе потом проецируется на семейные роли. Мы из поколения в поколение растим инфантильных парней, потому что в школе нет мужчин, которые могли бы служить для них примером. И мне кажется, что это играет колоссальную отрицательную роль в российском социуме в целом.

Система образования: механизм или организм?

Когда мы говорим об образовательной реформе, то мы представляем себе систему образования как сложно устроенный механизм, из которого можно удалить какие-то части, другие заменить на новые, какие-то блоки объединить и т.д. Но образование — это, скорее, сад. В нем можно сажать что-то новое, можно что-то прививать к старому корню, в нем нужно терпеливо поддерживать все живое, долго наблюдать и ждать результатов. Опустошить сад легко, вырастить новый на месте пустыря крайне трудно, некоторые потери не удастся восполнить никогда.

Образование — это не механическая система, а скорее, «экосистема» с тонкими и не полностью нам понятными связями всего со всем. Изменение одного элемента (например, количества учеников в школе) ведет за собой многочисленные перемены, которые мы не умеем заранее просчитать.

В книге Семена Франка «Крушение кумиров» есть мысль, которая мне кажется очень применимой к нашей жизни. Он говорит: мы все видели, насколько неэффективна русская монархия, как много в русской жизни неправды, но когда мы увидели полное разрушение государственного организма и то, к чему это привело, то стало ясно, что какой бы далекой от идеала ни была та жизнь, это все-таки была жизнь, а заменили ее смерть и разрушение. Это применимо и к образованию. Как говорит один мой коллега, лучше привычный стабильный, хоть и не очень хороший учебник, чем каждый год замена учебника с хорошего на «лучший».

Сложившаяся жизнь важнее, чем утопический проект. И чем проект утопичнее, тем разрушительнее это для экосистемы, которая хоть как-то сложилась и работает, несмотря на то, что она сильно расшатана «реформами».

Идея и воплощение

Идеи могут быть разные, и иногда они звучат очень симпатично — например, не надо в 10–11-м классе изучать все на свете, пусть школьник выбирает себе профиль и не учит, скажем, ненавистную ему химию. Вроде идея хорошая, но как только мы начнем применять ее в реальности, положение может стать катастрофическим: если в небольшом городе или в селе химия почти никому не нужна, то ее там в старших классах нигде и не будет; учитель химии или будет искать себе другую работу, или работать в пяти школах одновременно, а все школьники, живущие в этом регионе, никогда не смогут стать врачами, потому что вступительный экзамен по химии в медицинских вузах никуда не делся. А это значит, что и врачей там со временем не будет, потому что из крупного города никто в глубинку работать не поедет.

Сама по себе хорошая идея о выборе и профилировании может привести к слому системы, которая еще хоть как-то работает.

Другой пример: есть вполне разумная идея ввести три направления обучения математике. Она основывается на том, что половина школьников не усваивает практически ничего из программы 10–11-го класса, и по здравом размышлении, что бессмысленно учить человека логарифмам или интегралам, если он не понимает, что такое проценты и не умеет складывать десятичные дроби. Поэтому вместо того, чтобы в десятом классе его якобы учить логарифмам, надо еще раз пройти с ним базовую программу. Но есть страшная опасность, что теперь в большинстве школ только это и будут делать. Как этого избежать, я не знаю.

Расстрельная должность директора

Директору очень трудно быть союзником учителя, потому что на него оказывается тяжелейшее давление, и только редкие по характеру и особым душевным качествам люди способны выдерживать это давление и не переносить его на коллектив. Кстати, мужчины с этим справляются лучше: интересные хорошие школы все-таки в основном делаются директорами-мужчинами.

Директор школы нынче — это «расстрельная» работа. Он крайний и для родителей, и для департамента образования, и для учителя. Насколько я могу судить, такой незащищенности директорского корпуса раньше не было.

Прозрачность школы и неопределенность

Возможно, лет тридцать назад ситуация была намного проще, потому что школа была гораздо более закрытой. Начальство говорило: вот вам программы, закажите учебники, работайте. Время от времени оно приезжало в школу, и это были какие-то плановые встречи, семинары, к ним готовились, часто это было по-советски показушно, иногда хорошо и полезно, но жизнь в школе зависела от коллектива, а не от начальства. А теперь в силу электронного оборота, ускорившейся жизни, постоянных перемен такое ощущение, что школа — это система, зависящая от каких-то анонимных сил. Кто-то чего-то решил, кто-то прислал бумагу, что надо срочно сделать что-то неожиданное. Эта постоянная ситуация потока перемен «разной степени тяжести» держит учителя, но особенно завуча и директора в постоянном напряжении: не упустил ли чего-нибудь, не поменяли ли снова какие-нибудь правила?

Система оплаты учительского труда

Еще один невротизирующий фактор — это переход на новую систему оплаты учительского труда. Она заключается в том, что есть постоянная ставка и есть довольно большой процент, который тебе дают за качество работы (стимулирующая надбавка). Оценивает качество и распределяет надбавки администрация (написано, что вместе с управляющим советом, но почти нигде работающих управляющих советов нет, так что это дает администрации мощные финансовые рычаги).

В результате внутри коллектива возникают разные страты, которые формируются из тех, кто получает много этих добавочных денег, тех, кто получает средне, и тех, кто ничего не получает. Учитель понимает, что его теперь все время как-то оценивают.

Мне кажется, что сама эта идея, видимо, пришедшая из бизнеса, разрушительна, потому что у учительской работы никаких объективных критериев качества нет. Если условная Мария Ивановна работает с очень трудным классом и оценки у них плохие, сказать, что она работает хуже, чем тот, кто учит отобранных одаренных детей, никак нельзя. И в этом смысле учитель стал менее защищенным, чем в советскую эпоху.

Раньше он знал, что если у него стаж и квалификационный уровень такой-то, то ставка такая-то, и это неподвластно никому — ни роно, ни директору, все учителя по всей России получают так же, и если ты совсем не халтуришь и на тебя нет жалоб, то тебя ни с кем не сравнивают. Ну как можно сравнивать энергичного молодого учителя 30 лет, у которого все горит, с пожилой дамой, которая уже отработала лет сорок? Конечно, она не может так скакать у доски (хотя всякое бывает) — что же, ей меньше платить? Одним словом, учителя, работающие в одной школе, не должны друг с другом конкурировать. Они сотрудники, а не конкуренты.

Некомандная игра

Насколько я могу судить по разговорам с коллегами, сейчас практически ни у кого нет чувства, что учитель и начальство над ним — это люди одной команды, делающие одно дело. Похоже, что и у начальства нет такого чувства. Нынешнее образовательное начальство — это люди деловые, энергичные, люди, повидавшие мир и хорошо знакомые с образованием в других странах. И когда они со своими новыми, часто заемными идеями обращаются к «учительской массе», то картина бывает похожа на общение либерального барина с недоверчивым крестьянином, как у Толстого в «Анне Карениной».

Начальство-барин говорит новые и интересные слова: «компетенции», «индивидуальные образовательные траектории», «деятельностный подход»… А учителя слушают и про себя думают: и чем все это нам грозит? Начальство, видя, что многое неладно в современной школе, призывает к решительным переменам, красиво задуманным в высоких кабинетах, и чувствует в ответ тихое сопротивление и саботаж. Причины такого саботажа понятны, мы об этом уже говорили: пожилой возраст и измотанность учительского корпуса, также неорганичность или неопробованность предлагаемых идей.

Эта пропасть между «образовательным начальством» и «образовательным народом» мне кажется очень опасной.

Мотивация учителя

В школьном образовании много говорится о необходимости мотивации ученика. Не будет у ученика мотивации, не будет результативной учебной работы. Но для положительных перемен в школьном образовании нужна прежде всего мотивация учителя.

Эта мотивация не достигается ни повышением зарплаты, ни тем более усиленным контролем. Учителя нужно убедить, а если говорить пафосно, — «зажечь». Причем убедить учителя можно не теоретическими выкладками, а только удачной практикой.

Учительство — это ремесло. Учитель по многолетнему опыту знает, что никакие общие теоретические вещи универсально не работают, что всегда в работе нужно примериваться к обстоятельствам (конкретному классу, интеллектуальному и эмоциональному состоянию сегодняшнего дня и т.д.). Поэтому учитель, как правило, глух к педагогическим теориям, его интересуют конкретные педагогические практики. Покажи ему успешную практику, и он с готовностью начнет ее применять. Я это многократно видел на своих лекциях. Где мастеровитый прием — там искренний интерес и эмоциональный подъем, где общие соображения — там в глазах вежливая скука.

Потеря смысла

Практически любой взрослый человек не знает, чему мы учим школьников в последних трех классах нашей школы. Школьники спрашивают: «У меня и мама, и папа хорошо зарабатывают и ничего этого не знают, зачем это мне?», «Зачем мне такие тонкости орфографии, если «Ворд» все проверит?»

Это правильные вопросы, только культура не транслирует учителю, как на них отвечать, потому что она сама не знает. Кончилась (по крайней мере, идейно) эпоха индустриализации и покорения природы с бэконовским лозунгом «Знание — сила». Началась неопределенная постэпоха, где публично говорят про потребление, а не про производство, где якобы «знание» в виде «информации» стало общедоступным на любом электронном носителе.

А школа с ее программами, учебниками, стилем и формами работы осталась почти прежней. И не знает сама, почему и зачем она такая же, какая была, только чувствует, что какой-то смысл во всем этом есть, но уж больно невыразимый. А еще чувствует, что начни мы все кардинально менять, эта постиндустриальная, информационная эпоха рухнет, не имея никакой материальной основы. Но это чувства смутные, а аргументы слабые.

И вот мы имеем учителя, который мало того что замучен сверхурочной работой и десятилетней эпохой образовательных реформ с не очень понятными ему целями, так еще и сам он не очень понимает, зачем он учит тому, чему он учит.

Так что учителя нужно беречь, это исчезающий вид.

Ксения Кнорре-Дмитриева — специально для «Новой»

Постоянный адрес страницы:

http://www.novayagazeta.ru/society/65522.html

КФУ – это ухудшеннная модель России

Републикуем интервью председателя преподавательского профсоюза КФУ и сопредседателя профсоюза «Университетская солидарность» Ларисы Усмановой, которое взяла у нее Регина Хисамова из «Свободной трбуны» -http://triboona.ru/post/3632 

Несмотря на старания российских властей, только Московский государственный университет попал в рейтинг лучших учебных заведений мира в этом году. Почему Казанский федеральный университет идет не в том направлении, как преподаватели пытаются отстаивать свои права и почему на самом деле не уволили Искандера Ясавеева из КФУ, «Свободной трибуне» рассказала председатель преподавательского профсоюза КФУ «Университетская солидарность» Лариса Усманова.

Лариса Усманова — преподаватель института востоковедения КФУ, преподаватель японского языка, сопредседатель межрегионального профсоюза «Университетская солидарность».

«Свободная трибуна»: В интернете существует сайт Межрегионального профсоюза преподавателей «Университетская солидарность», где довольно подробно описана история его создания. А вот о том, как создавалось казанское отделение, нигде не сказано. Не могли бы вы рассказать?

Лариса Усманова: Года полтора назад осенью несколько представителей Высшей школы экономики и РГГУ выступили с открытым письмом к Высшей школе России, в котором написали, что реформа образования идет совсем не так, как должно было, на их взгляд, и тем самым ущемляет права преподавателей и студентов. И вообще реформа образования не соответствует заявленным целям. Это письмо, так как оно было открытым, подписали другие преподаватели, в том числе и я.

Потом я выяснила, что из Казани подписали это письмо довольно много человек – около 50. Чуть позже с теми кто подписал, инициативная группа связалась и предложила приехать в феврале 2013 года в Москву на встречу.

Я съездила на эту встречу, так как хотела посмотреть и познакомиться с теми преподавателями, которые достаточно активны. Я и до этого достаточно активно занималась в этом направлении. Меня возмущала довольно низкая зарплата преподавателей, а в университете мне говорили, что это вопрос не их, а министерства образования: у них есть определенные должностные оклады и тому подобное. Мне хотелось просто выяснить, действительно ли это так. До этого я ежегодно писала письма президентам (президенту России Владимиру Путину и президенту Татарстана Рустаму Минниханову – ред.) о том, что надо что-то делать и так невозможно жить: преподаватель – это не раб. Я себя ощущаю лично преподавателем высокого класса – мне не надо работать в университете. Я могу спокойно выйти на улицу и набрать себе студентов. Я преподаю японский язык и могу очень быстро набрать себе студентов.

А выходит, что я прихожу в университет и трачу свое время бесплатно. Оно мне надо? Я – человек не советской школы: я училась за рубежом и работала там. Я не понимаю, почему я должна свои собственные средства и способности тратить. Когда этот вопрос ставится, они говорят: нет, надо поработать в университете. При этом руководство получает большие деньги, а я должна работать за патриотизм в данном учреждении. А меня вопрос патриотизма вообще не интересует. Если уж так: вы – рабовладельцы, а мы – рабы, то мы будем требовать свое. Я хочу получать за свой труд хорошо.

На этой встрече в Москве было принято решение, что будет создана организация, а на местах было предложено создать ячейки. Мне предложили войти в состав центрального совета в Москве, но ячейке у нас в Казани пока еще не было – только инициативная группа. Я приехала в Казань и предложила всем, кому интересно, собраться и провести свою встречу.

Сама идея была поддержана, но активности не было – народ начал воздерживаться. Опять же, понять их можно: если у тебя источник дохода связан с конкретным вузом, то в Казани не так много университетов, где ты потом бы смог найти работу в случае увольнения. Все понятно, профсоюз – это дело добровольное, и у каждого свои проблемы и заботы. Была создана небольшая инициативная группа.

Небольшая – это сколько?

Человек десять. Профсоюз, как оказалось позже, не обязан афишировать информацию о своих членах, только о руководстве. У нас в руководстве сейчас три человека. Мы могли бы не регистрироваться, конечно…

А что вас все же сподвигло на это?

Мы могли бы зарегистрироваться как отдельные члены московского профсоюза и платить членские взносы сразу в Москву. Но вот эта история с Ясавеевым нас несколько напрягла, и мы решили зарегистрироваться, как отдельная ячейка московского профсоюза. Мы зарегистрировались в июне этого года. И Искандер [Ясавеев] у нас стал уполномоченным по охране труда. Эта должность, согласно закону о профсоюзах, очень трудно увольняемая.

Я не знаю, повлияло ли именно это на решение ректората его не увольнять, но в какой-то степени мы поставили руководство в известность – организация создана и с этого года собирается действовать.

Вы, предполагаю, заметили, когда появилась информация об увольнении Ясавеева, студенты его поддержали и вышли на несколько акций протеста. Как в университете тогда реагировали на все это?

В социальных сетях это все горячо обсуждалось, в основном в «Facebook». Даже в Москве все знают, что происходит. Нас порадовало, что пошла студенческая активность. Мы можем бороться за свои собственные зарплаты, но в обществе не всегда понимают, что это еще дело и студентов, и их родителей. Родители должны быть заинтересованы в том, чтобы их детей обучали преподаватели высокого класса.

С одной стороны, я понимаю студентов и родителей – они платят деньги. У нас еще в этом году сократились бюджетные места, и все больше студентов платят деньги за учебу. Я уверена, что 70% – это коммерческое отделение. А это значит, что все эти деньги идут в копилку университета. Университет потом распределяет. Я могу понять, почему они объединили институт востоковедения, институт международных отношений и институт истории в один. Потому что в институте востоковедения и международных отношений учатся в основном платники, историки сейчас не востребованы, и там много бюджетных мест. Вот только мне непонятно, почему то, что мы зарабатываем, мы лично не получаем.

Контроля над руководством у нас нет – они все назначаемые. Если раньше у нас были выборы ректора, деканов и даже заведующих кафедр, то сейчас нет. Они построили настоящую вертикаль власти. Как я могу повлиять на все это, если выборов нет? Меня, например, даже не допускают для распределения тех же надбавок. Мне говорят, что если я буду хорошо работать, то мне будет выплачена надбавка, но, простите, где написано, сколько это?

Они нам сейчас прописали так называемые «эффективные контракты». Я посоветовалась с юристами. Они мне сказали, что нет никаких оснований, чтобы нам через контракт запрещать создавать в социальных сетях и так далее «негативный образ университета». Получается, что я не могу критиковать собственный университет и собственное руководство?

А как мне реагировать, когда в прошлом году к нам пришел ректор и заявил, что будет объединение? Представьте, несколько студентов-международников написали открытое письмо на имя ректора, а он пришел к ним и сказал: «Чем вы занимаетесь? Вы же будущие дипломаты, такими образом вас на госслужбу не возьмут». Я тогда поняла, что у него мышление полностью бюрократическое – подавай мне записки в тихом порядке, а я подумаю, принимать какие-то решения или нет.

А с какой стати все так? Университет всегда был оплотом демократии. Критическое мышление должно существовать в обществе. И потом, нужно создать конструктивный диалог с сообществом – это задача ректора. Ты у нас, извините, не премьер-министр и не работаешь с хозяйственниками.

Может он до сих пор не может изменить свое отношение к руководству университетом? Привык себя так вести со времен его мэрства в Елабуге.

Конечно, естественно. Но он должен понимать, куда он пришел. У меня вопрос: если ректора назначает президент, а он в свою очередь назначает директоров институтов, а те – заведующих… Может мы тогда и преподавателей будем назначать? Зачем их оценивать по уровню профессионализма?

По поводу этих «эффективных контрактов», казанский университет тут недавно уже опозорился. 300 статей было в четырех журналах в прошлом году, которые входили якобы в эту самую систему «Scopus», в которую мы все так стремимся. А потом оказалось, что эти журналы готовы были напечатать все что угодно за деньги.

А позже эти журналы «выкинули» из системы за ненаучность. В этих журналах было напечатано 300-400 статей казанских ученых. А почему они опубликовались – потому, что ректор им дает деньги на это. Я так понимаю, что они на половину проплачены, чтобы поскорее напечататься. Бывает, что нужно по два года ждать, когда тебя опубликуют, а тут… Мне теперь интересно, как министр образования отреагирует на все это, а в первую очередь на рейтинг КФУ.

Было очень много обсуждений о том, что многие преподаватели в силу своей специализации просто не могут часто публиковаться. Как быть с этим?

Нас все время обвиняют в том, что мы не поддерживаем реформы, но это не так. Мы сами прекрасно понимаем, что нужно избавляться от тех, кто, например, не знает иностранных языков. У нас в институте международных отношений многие не знают даже английского. Получается, что эти люди выпускают свои статьи только в российских изданиях. О чем тут говорить, когда мы пытаемся выйти на международный уровень.

Я понимаю, что необходимо время, чтобы выучить язык, нужны деньги, чтобы ездить на конференции. Чтобы взрастить хорошего преподавателя, нужно сначала хорошо обучить студента, потом аспиранта. А это несколько лет. Наше руководство хочет нас за один год вывести в топ лучших университетов.

Вопрос же тут не только в деньгах, но и в развитии интеллектуального потенциала. Я могу сказать Гафурову спасибо за ремонт, но это далеко не самый важный показатель. Профессура разбегается, доцентов и преподавателей переводят на полставки.

В таких условиях даже с китайским университетом сложно конкурировать, а не только с европейскими.

Современный преподаватель должен быть мобильным, образованным, схватывать все налету и постоянно развиваться, но в тоже время в казанском университете очень много пожилых уже преподавателей, как им соответствовать и что делать? Даже если рассматривать эту программу, которую поставили власти перед университетами, что делать преподавателям зрелого возраста?

Во-первых, с такими вещами нельзя торопиться. Не нужно преобразовывать то, что уже существует. Вот вы хотели «Сколково» сделать, так сделайте. Пусть оно войдет в топ-100, но у них не получается, даже несмотря на то, сколько они денег в него вложили.

В этом году, например, для преподавателей такие критерии: опубликовать статью в «Scopus», одну монографию, ВАКовскую статью и это все, не считая нагрузки, которая прибавилась, – раньше было 700 часов в год, потом 900, а сейчас я вообще не знаю, сколько будет.

Условия труда просто не соблюдаются, С точки зрения профсоюза. Нам же даже отдохнуть между парами негде и некогда – перерывы по десять минут. Если мы говорим в общем об университете – это задача ректора, пусть он ей и занимается, а если мы говорим о работе со студентами – это моя (как преподавателя) забота. Мне нужно лично, чтобы голова у меня была светлая, я была отдохнувшая, когда к студентам прихожу, а если я уставшая, то я ничего не смогу дать.

С приходом Гафурова увеличилась текучка среди преподавателей?

Я думаю, что да.

Это связано лично с ним, как руководителем, и с тем, какие методы он использует?

Безусловно, что так. Я в этом плане с Искандером [Ясавеевым] согласна. Скажу честно, когда он пришел, мне сначала даже понравилось – динамика какая-то должна быть. Но потом мы увидели, что это ни к чему не ведет – только разрастается штат бюрократии. Для конкретного преподавателя ничего не делается, только увеличивается нагрузка: преподавайте, пишите статьи, монографии и еще со студентами занимайтесь. Причем, все это за копейки. Нет, спасибо. Рынок есть рынок. Я для себя выбор сделала. Я не буду работать за копейки в университете, а буду работать на себя. Я приехала и создала свой центр научный, у меня там куча студентов. Моих же студентов. Я себе свои зарплаты сделала.

Я почему в университете работаю на полставки? Потому что мне так легче на саму себя еще работать.

Как тогда университету привлекать новых преподавателей, если он теряет старых, а студенты, которые видят, что происходит, сами никогда не придут работать преподавателями?

Я когда сюда вернулась после десяти лет учебы за рубежом, долго не могла привыкнуть ко всему, что происходит. У меня есть вопрос к министру [образования и науки России Дмитрию] Ливанову и ректору Гафурову: вы сами когда-нибудь преподавали? По-моему, нет. То, что у Гафурова есть докторская, тоже вопрос. Как можно было написать и защитить докторскую работу, будучи мэром города? То есть он приходил после работы мэром домой вечером, садился и писал докторскую? (Ильшат Гафуров в 2005 году получил звание доктора экономических наук, будучи депутатом Елабужского городского Совета и главой Елабужской администрации – ред.)

Получается, что у преподавателей нет сейчас мотивации, чтобы к чему-то стремиться?

Конечно, нет. Раньше за статьи, напечатанные в различных журналах, что-то доплачивали, теперь – нет. Какие-то баллы прибавляют и все. Нет, спасибо, так не пойдет. Я пойду лучше на улицу и заработаю свои деньги. Если уж коммерциализация, то пусть тогда до конца. Если вы говорите о каком-то корпоративном духе, то пусть я почувствую этот корпоративный дух. Платите мне нормально, пусть я почувствую себя частью этой корпорации. Ничего нет.

Ректор говорит, что у нас зарплата средняя по региону. Если у тебя корпорация, так делай доплаты. В Москве даже пенсионерам доплачивают. У меня к нему претензии как к руководителю. Не надо мне этого патриотизма: патриотами будут все, если платить нормально. Ему же надо, чтобы мы ему кланялись.

Выходит, что казанский университет сейчас напоминает уменьшенную модель России?

Я бы даже сказала, что КФУ – это ухудшенная модель России.

Почему?

Потому что авторитарная. Тот же [президент России Владимир] Путин хотя бы пытается собирать вокруг себя людей, которых слушает. Пусть они организованные, но через них можно пробиться, а к Гафурову – нет.

Я никогда не слышала, чтобы ректор сказал: «Приходите ко мне, я готов встречаться со студентами».

В Москве члены профсоюза «Университетская солидарность» постоянно устраивают какие-то акции – недавно вот принесли к министерству образования «гроб» с российским образованием. Почему в Казани преподаватели не пытаются таким образом, например, отстаивать свои права – боятся или бороться не за что?

Почему вот КФУ – худшая модель России? Потому что КФУ подмял под себя в нашем регионе все. КФУ – монополист. Нет теперь места, где преподавать. Если ты потеряешь свое место, то куда ты пойдешь? В Москве проще: уволили – пошел в частный вуз. Там очень широкий серьезный рынок образования. У нас все подчищают, все подмял под себя КФУ.

Вот это ощущение, что постоянно все меняется, ничего не постоянно… Социологов опять переселили, но они чемоданы не распаковывают, потому что знают, что им снова переезжать. Нет постоянства даже в месте работы. Одна из функции университета – передача культурных знаний. Вот Оксфорд, например, он стоит уже много веков и все знают, что ничего не поменяется – в этом и есть вся прелесть.

А почему тогда Искандер Ясавеев не боится, а все остальные боятся?

У меня даже был такой момент, что мне сказали: а давайте не будем ничего менять, мы не хотим, чтобы нас уволили. Гуманитарии боятся больше остальных – им идти совсем некуда. Люди даже не понимают, что их так просто уволить не могут. Дело в том, что у нас не сформировано гражданское сообщество. В глобальном плане государство пытается создать повсеместное подчинение: тихое такое сообщество, в котором все спокойно и все подчиняются.

Гафуров – менеджер. Ему сказали, дали отмашку, он делает то, что сказали. Он же даже не думает. Он принадлежит к элите, а элиты не патриотичны. Первый признак в том, что их дети живут за рубежом и никогда сюда не вернутся. У них самих же есть недвижимость там, и в при любом случае они смогут туда уехать жить. Это отношение к своей стране как к колониальной державе. Никто из них не собирается тут что-то развивать и что-то делать.

Если ты выглядишь как кусок мяса, то все придут тебя покусать. А мы сейчас и выглядим как кусок мяса.

http://unisolidarity.ru/?p=2770

Профлидер: Возросшие нагрузки на медиков «скорой помощи» ведут к учащению ошибок

УФА, 30 сентября. Голодовка работников скорой медпомощи в Уфе произошла на фоне непростой ситуации в этой отрасли медицины, считает профсоюзный лидер Андрей Коновал. Как заявил оргсекретарь межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие» корреспонденту «Росбалта», по всей стране наблюдается увеличение трудовой нагрузки на работников скорой помощи при сохранении низких зарплат.

«Медики вынуждены работать на полторы-две ставки, чтобы как-то свести концы с концами, заработать более-менее достойную зарплату. Есть указ президента №597, вышедший в числе «майских указов» 2012 года. Согласно ему, зарплата медиков должна расти опережающими темпами и к 2018 году составить 200% от средней зарплаты по экономике региона. В соответствии с постановлениями правительства были приняты «дорожные карты», которые установили целевые показатели для каждого года. Но при этом отчетность не предполагает предоставления данных в среднем на одну ставку. Она дает задание отчитываться на физическое лицо с учетом совместительств. То есть если человек работает на полторы-две ставки, то эти полторы-две зарплаты складываются и учитываются как средняя. В результате чиновникам и работодателям становится даже выгодно не заполнять освободившиеся вакансии, поддерживать дефицит кадров. Фонд зарплат делится на количество физлиц и получается приглаженная картина достаточно высоких средних зарплат», — пояснил Андрей Коновал.

Он отметил, что оборотной стороной этой картины становится «профессиональное выгорание»: врач, который работает на полторы-две ставки, не высыпается, физически устает, и одновременно растет риск врачебных ошибок. «Неукомплектованность бригад скорой помощи приводит к тому, что вместо двух медиков выезжает на вызов один медик. И, если понадобятся реанимационные мероприятия, то такая бригада просто не сможет оказать их в полном объеме», — подчеркнул профлидер.

По его словам, одновременно в отрасли скорой помощи наблюдается «вымывание» опытных кадров по возрасту, а молодежь из вузов не остается работать в «скорых», так как повышенную зарплату сотрудникам будут платить только по достижении определенного стажа. Приходящая из минздрава информация о предстоящих дальнейших реформах также не способствует повышению престижа профессии.

«Сейчас уже вообще говорят о том, что можно заменить второго медработника водителем, и это пропишут в федеральных стандартах. Это вообще нонсенс. Как человек, не обладающий медицинским образованием, не допущенный к врачебной тайне, должен помогать медику на вызове? Как мужчина-водитель, условно говоря, с руками в масле, будет помогать при осмотре женщины при вызове?», — возмущается Андрей Коновал.

Напомним, что в Уфе в течение двух недель голодали работники скорой медпомощи. Они потребовали гарантированного повышения зарплат при работе на одну ставку до целевых показателей «дорожной карты».
Подробнее:http://www.rosbalt.ru/federal/2014/09/30/1321451.html

Считаю своим долгом

18 сентября один из самых известных российских специалистов в области анестезиологии профессор Надежда Осипова уволилась из НИИ Герцена в знак протеста против ситуации с обезболиванием. Вот что она пишет:
«Созданная при Минздраве специальная рабочая группа оказалась недееспособной в решении этой проблемы, т.к. ее подавляющее большинство устранилось от принятия радикальных решений. Мои аргументы как члена рабочей группы, подробно изучившего и представившего в Минздрав положения международных организаций, (ООН, ВОЗ, МККН/INCB – Международный комитет по контролю над наркотиками) о необходимости обеспечения государствами законного права больных людей на лечение наркотическими и психотропными лекарствами, не нашли должного понимания. Минздрав на уровне своего ведомства решить проблему не может». Полный текст письма:

Уважаемые коллеги!

Считаю своим долгом как врача и ученого с 56-летним опытом профессиональной деятельности обратиться к вам для совместного обсуждения активно внедряемой в настоящее время новой, опасной для общества политики в области здравоохранения, уже имеющей свои вредные последствия.

В знак протеста я досрочно расторгла свой трудовой договор, подав заявление об уходе с должности главного научного сотрудника ФГБУ МНИОИ им. П.А. Герцена, т.к. не считаю возможным быть причастной к начавшемуся разрушению российской медицины, превратившейся в один из видов «экономической деятельности: Здравоохранение и предоставление социальных услуг». Медицина теперь не рассматривается как важнейшая для народа высокотехнологичная отрасль; здравоохранение в экономическом аспекте идет в едином блоке с социальными услугами. Приоритетом стало максимальное сокращение расходов на здравоохранение (начавшееся еще до осложнения политической ситуации) в условиях дефицита бюджетных средств на фоне известного и широко освещаемого в СМИ факта тотальной неконтролируемой коррупции в стране. Идет процесс ликвидации, реорганизации или слияния медицинских учреждений, сокращение штатов.

Последствия реализации новой политики хорошо видны на примере МНИОИ им. П.А. Герцена в последние 1,5 года:

— ухудшились показатели лечения больных, летальность увеличилась более чем в 1,5 раза;

— резко ухудшился моральный климат в коллективе, растет недовольство политикой администрации, несогласные (в том числе известные, уважаемые специалисты) уволены или уходят сами, другие понимают суть происходящего, но подчиняются режиму , опасаясь лишиться работы;

— врачи работают с большими перегрузками, особенно анестезиологи-реаниматологи и хирурги, их рабочий день фактически не нормирован, часто после суточной работы с больными высокого риска они снова встают к операционному столу; выдерживают не все – уходят в другие медицинские учреждения, а на их место принимают менее квалифицированных приезжих из разных регионов;

— заработки представителей администрации (данные о доходах руководящего состава медицинских учреждений недавно опубликованы на сайте Минздрава РФ) многократно превышают зарплату сотрудников института, поражают масштабы недвижимого и движимого имущества, находящегося в личной собственности администраторов и членов их семей (включая несовершеннолетних детей) – большие земельные угодья, дома, квартиры, легковые, грузовые автомобили и др.);

— святые принципы медицины, этики, деонтологии остались в прошлом, больной человек рассматривается как объект экономической деятельности – больных нередко госпитализируют в административном порядке без участия специалистов, с одновременным использованием не только квоты, но и личных средств семьи пациентов (в том числе инкурабельных и даже умирающих, с прогнозируемым минимальным сроком оставшейся жизни, которые не подлежат лечению в высокотехнологичном онкологическом стационаре, и действительно умирают в течение нескольких дней или даже часов после госпитализации);

Прагматичная антигуманная политика, направленная на резкое сокращение средств на здравоохранение, губит нашу медицину, унижает и деморализует медицинских работников, попирает принципы, которым клянется следовать каждый врач.

Минздрав РФ не способен этому противостоять и занимается реализацией новой политики. Нужды больных людей перестали быть приоритетом. Наглядным подтверждением является отсутствие действенных мер по обеспечению доступности эффективных опиоидных анальгетиков для пациентов с тяжелыми болевыми синдромами, несмотря на продолжающиеся самоубийства измученных болью пациентов. Более того, последний приказ Минздрава РФ № 183н «Об утверждении перечня лекарственных средств для медицинского применения, подлежащих предметно-количественному учету» ужесточает требования к регистрации рецептов даже на комбинированные препараты, содержащие малое количество наркотического или психотропного вещества, и предусматривает уголовное наказание за какие-либо дефекты при их назначении и отпуске, хотя эти препараты не относятся к наркотическим или психотропным средствам.

Ясно, что под таким «дамокловым мечом» медицинское использование этих анальгетиков будет резко ограничено хотя они могли бы решить проблему обезболивания и сохранения трудоспособности широких масс населения с распространенным хроническими неонкологическими заболеваниями, сопровождающимися болью, — в неврологии, ревматологии и других областях медицины. На данном этапе лучшим комбинированным анальгетиком данной группы в плане эффективности и безопасности, является ненаркотический анальгетик Трамадол/Парацетамол, широко применяемый в мире при разных болевых состояниях, но мало доступный в России в силу чрезмерных административных ограничений, не говоря уже о наркотических анальгетиках, жизненно необходимых подавляющему большинству инкурабельных онкологических пациентов.

Следует подчеркнуть резко ограниченную доступность контролируемых средств обезболивания не только для сотен тысяч инкурабельных онкологических больных с хроническим болевым синдромом, но и для миллионов пациентов с острой (послеоперационной, травматической и др.) болью, проходящих лечение в стационарах.

Суть проблемы состоит в несовершенстве российского Федерального закона о наркотических средствах и психотропных веществах, направленного исключительно на пресечение их незаконного оборота. Этот ФЗ не содержит важнейших для здоровья и жизни граждан РФ положений о лекарственных наркотических и психотропных средствах и обеспечении их доступности для лечения больных по медицинским показаниям, поэтому никто, включая Минздрав РФ и Росздравнадзор, не несет никакой ответственности за непредоставление пациенту жизненно необходимого ему контролируемого препарата.

Созданная при Минздраве специальная рабочая группа оказалась недееспособной в решении этой проблемы, т.к. ее подавляющее большинство устранилось от принятия радикальных решений. Мои аргументы как члена рабочей группы, подробно изучившего и представившего в Минздрав положения международных организаций, (ООН, ВОЗ, МККН/INCB – Международный комитет по контролю над наркотиками) о необходимости обеспечения государствами законного права больных людей на лечение наркотическими и психотропными лекарствами, не нашли должного понимания. Минздрав на уровне своего ведомства решить проблему не может. Но почему наш Минздрав не имеет достаточного веса, чтобы отстаивать интересы больных людей и противостоять Федеральной службе по контролю над наркотиками (ФСКН) с ее неполноценным законом, препятствующим адекватному легальному — медицинскому использованию лекарственных наркотических и психотропных средств, жизненно необходимых для облегчения боли и страданий?

Согласно международным нормам, отраженным в документах ООН, ВОЗ, МККН, в обязанности государств входит:

— законодательное закрепление права пациентов на лечение жизненно необходимыми наркотическими и психотропными лекарственными средствами;

— создание системы расчета потребности стран в конкретных наркотических и психотропных средствах для медицинских и научных целей;

— обеспечение их адекватного количества и доступности для использования в медицинских и научных целях;

— организация подготовки врачей по проблеме боли и принципам ее лечения;

— создание общественного органа, контролирующего не только нелегальный, но и легальный оборот наркотических и психотропных средств.

Эти положения были неоднократно озвучены мной на заседаниях рабочей группы, а 04.03.2014 г. также на слушаниях в Общественной палате , организованных Комиссией по социальной политике, трудовым отношениям и качеству жизни граждан и Советом по вопросам попечительства в социальной сфере при Правительстве РФ. Присутствовали: первый заместитель Комитета Государственной Думы РФ по охране здоровья академик РАМН Н.Ф. Герасименко, председатель комиссии по социальной политике, трудовым отношениям и качеству жизни граждан Общественной палаты РФ Е.А. Тополева-Солдунова, представители Минздрава РФ, ФСКН, председатель Комиссии по контролю за реформой и модернизацией здравоохранения и демографии Н.А. Дайхес, начальник Управления организации государственного контроля качества оказания медицинской помощи населению Росздравнадзора, дочь покончившего с собой контр-адмирала Вячеслава Апанасенко, сотрудники хосписов, представитель Ассоциации паллиативной медицины (Г.А.Новиков), президент фонда помощи хосписам (Н. Федермессер), другие представители учреждений и фондов паллиативной помощи взрослым и детям; представители прессы, директор коммерческого центра Федерального государственного унитарного предприятия ФГУП «Московский эндокринный завод» Л.В. Шершакова и З.Ш. Нигматуллина — начальник отдела маркетинга данного предприятия, занимающегося организацией закупок и поставок контролируемых лекарственных средств; представители отечественных и зарубежных фармкомпаний, производящих эти лекарства.

Анализ ситуации показывает, что решить проблему можно только на Государственном уровне:

— устранить дефекты в ФЗ о наркотических средствах и психотропных веществах, препятствующие назначению контролируемых лекарственных препаратов тяжело больным людям, внести в данный ФЗ, в Стратегию антинаркотической политики и Стратегию лекарственного обеспечения населения РФ до 2020 г. необходимые положения о лекарственных наркотических и психотропных средствах, обеспечении их адекватного наличия и доступности для медицинских и научных целей;

— восстановить действовавший ранее в России негосударственный общественный орган — Постоянный комитет по контролю над наркотиками (ПККН), который контролировал не только нелегальный, но и легальный оборот наркотических и психотропных средств, способствовал оптимизации их медицинского использования, работал в тесном контакте с медицинскими организациями (подтверждаю это как медицинский представитель в составе ПККН); по непонятным причинам ПККН упразднен в 2007 г., а из ФЗ было исключено положение о ПККН, и все функции, связанные с контролем нелегального и легального оборота наркотиков, перешли к ФСКН, которая полностью игнорирует положения о медицинской значимости лекарственных наркотических средств, праве пациентов на лечение ими и о необходимости создания условий , обеспечивающих их наличие и доступность для пациентов.

На данном этапе отмечаются определенные положительные сдвиги, являющиеся результатом действия рабочей группы Минздрава РФ:

— формирование основного перечня контролируемых средств лечения острой и хронической боли и расчет потребности РФ в них (что создает основу для обеспечения адекватной потребности граждан России в эффективных средствах лечения острой и хронической боли);

— создание на базе РМАПО Программы постдипломной подготовки врачей всех специальностей по проблемам боли, принципам ее лечения, нормативно-правовым основам легального оборота лекарственных наркотических и психотропных средств (эта подготовка восполнит существующий дефицит знаний российских врачей в области науки о боли, ее диагностики, дифференцированного подхода к лечению разных видов острой и хронической боли для достижения оптимального результата).

Таким образом, мероприятия по улучшению противоболевой лекарственной помощи гражданам РФ разработаны рабочей группой под руководством Минздрава РФ и могли бы внедряться в практику, однако их реализация остается под вопросом, поскольку на Государственном уровне не решены выше перечисленные проблемы, связанные с необходимостью закрепления в ФЗ о наркотиках и соответствующих Государственных Стратегиях положений о праве пациентов на лечение лекарственными наркотическими и психотропными средствами, об обеспечении их адекватного наличия и доступности для больных, о создании общественного органа, контролирующего легальный оборот лекарственных наркотических и психотропных средств.

Это необходимо, чтобы руководители учреждений здравоохранения, врачи, аптечные работников несли ответственность вплоть до уголовной не только за нарушения при осуществлении легального оборота контролируемых анальгетиков (как это имеет место сейчас), но и за отказ или создание препятствий в назначении и выписывании этих препаратов пациентам с тяжелыми болевыми синдромами. Никто не привлечен к ответственности за смерть покончившего с собой контр-адмирала В. Апанасенко и многих других отчаявшихся пациентов, последовавших его примеру. Зато к уголовной ответственности привлекали врача, взявшего на себя смелость выписать рецепт на трамадол по медицинским показаниям пациенту, который не смог получить такой рецепт в поликлинике, к которой не прикреплен.

Политику во всех сферах нашей жизни и деятельности делают облеченные властью люди, не обремененные жизненными и материальными проблемами, привыкшие диктовать свою волю и устанавливать законы, исходя из собственных соображений и интересов, часто не совпадающих с нуждами граждан и позицией профессионалов (в нашем случае медицинских). Типичный пример – ФЗ о наркотиках с его дефектами, препятствующими реализации права тяжело больных на облегчение боли и страданий, хотя это право отражено в Конституции РФ. Люди не могут добиться помощи и не имеют возможности выражать свою волю. Система публикации на сайтах государственных и ведомственных органов проектов законов, постановлений, приказов для их обсуждения не эффективна, т.к. мало кому доступна и не может отражать истинные результаты опроса.

Думаю, что нам, врачам, научным работникам, ученым-медикам, пора вместе осмыслить все происходящее в современном российском здравоохранении, высказать свои соображения и предложения по улучшению медицинской помощи россиянам и по защите прав и достоинства медицинских работников.

Врач анестезиолог-реаниматолог высшей квалификационной категории, доктор медицинских наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ: Осипова Надежда Анатольевна

18 сентября 2014 г.

http://alla-astakhova.ru/?p=323

Врачебная недостаточность В реорганизованных столичных больницах начинаются массовые сокращения врачей

Маргарита Алехина

Медики бывшей столичной ГКБ № 11, за судьбой которой следят «Новые Известия», заявили в начале недели о грядущих масштабных сокращениях. Сотрудники предрекают больнице «полное уничтожение»: около года назад она была признана «неэффективной», а в мае – окончательно реорганизована в филиал более крупной больницы № 24. Следующий этап «реорганизации» – закрытие больницы и передача ее здания в концессию платному медцентру, прогнозируют медики. Тем временем на сокращение штата и коек пожаловались на днях и сотрудники отделения гематологии ГКБ № 7, у которой ранее были закрыты несколько специализированных отделений.

О том, что в бывшей ГКБ № 11 сократят до трети штата, заявила в соцсети Facebook эндокринолог больницы Ольга Демичева. «11-я больница (ныне филиал № 1 ГКБ № 24) под угрозой полного уничтожения. Только что мы получили информацию от наших коллег. Сегодня объявили о новом штатном расписании – с понедельника начнут вызывать и выдавать уведомления. Сократят 30% сотрудников по всему стационару. Кого конкретно, на конференции не сказали, но кого-то уберут совсем, кого-то переименуют по должности, а кого-то переведут в их учреждение (в ГКБ № 24, основное здание)», – написала медик.

За реорганизацией ГКБ № 11, которая началась еще год назад, «НИ» внимательно следили. В сентябре прошлого года пациенты пожаловались медикам больницы, что терапевты и специалисты в поликлиниках Северо-Восточного округа отказываются направлять на госпитализацию в 11-ю, хотя свободные койки там были. Сотрудники сочли это тревожным звоночком, увидев в этом типичную схему признания больницы неэффективной: поликлиники и станции скорой помощи получают распоряжение не госпитализировать в нее пациентов, койки начинают простаивать, городская комиссия принимает решение сократить их количество или «оптимизировать» больницу целиком. По такой схеме на тот момент уже были закрыты ГКБ № 63, № 60 и несколько других.

В октябре прошлого года опасения врачей подтвердились: стало известно о слиянии ГКБ № 11, № 8 и № 24. Последняя должна была стать головной больницей, две первые – филиалами. После слияния поток пациентов, по словам медиков, восстановился, зато упали зарплаты.

Со второй волной «реорганизации» в ГКБ № 11 столкнулись в мае этого года, когда больницу вновь начали пытаться сделать неэффективной, запретив госпитализацию. В беседе с «НИ» медики тогда предполагали, что больница может быть превращена в платное медучреждение, как произошло с 63-й больницей – прежде чем в ее здании открылся филиал Европейского медицинского центра, она как раз была присоединена в качестве филиала к больнице № 1. За этим, согласно прогнозу медиков, должны были последовать массовые сокращения.

«Сокращенные врачи из стационаров за редким исключением идут работать в поликлиники. Разная специфика. Разный подход. Поэтому многие просто начнут уходить в платные, и, что хуже всего, уходить из профессии», – прокомментировала ситуацию в беседе с «НИ» координатор движения «Вместе за достойную медицину» Алла Фролова.

В приемной главврача бывшей ГКБ № 11 порекомендовали обратиться за комментариями к руководству головной больницы – ГКБ № 24. «У меня подобных сведений нет», – сказала «НИ» сотрудница приемного покоя, добавив, что вновь избранный главный врач больницы Григорий Родоман находится в отпуске, а кроме него никто прокомментировать ситуацию не сможет.

О грядущих сокращениях в другой реорганизуемой больнице, ГКБ № 7, сообщил на днях и завкафедрой гематологии МГМУ им. Сеченова Павел Воробьев (кафедра работает на базе гематологического отделения 7-й больницы). Как сообщил медик в соцсети Facebook, о ликвидации гематологии еще летом ему сообщила заместитель главного врача Татьяна Татуева, а в конце прошлой недели руководство больницы распорядилось «покинуть больницу в 24 часа». Напомним, что в жертву «оптимизации расходов» руководство больницы уже принесло несколько отделений и целых корпусов, включая одно из лучших в стране отделений трансплантологии.

«Ситуация с закрытием больниц обостряется, и речь идет уже о десятках учреждений, которые закрываются. Все это проходит под лозунгом «оптимизации» и «снижения расходов». А на самом деле это коммерциализация здравоохранения. Терапия – не рентабельная отрасль, она денег не приносит. Поэтому сокращают терапевтические направления – неврологию, пульмонологию. Вместо них появляется «высокотехнологичная» медпомощь, до которой никто не доживает», – рассказал «НИ» Павел Воробьев. По его словам, вместо нескольких закрытых отделений в больнице выделили 120 реанимационных коек: «Видимо, лечить больных у нас больше не будут. Будут только реанимировать».

Добиться комментариев от руководства больницы «НИ» также не смогли: по словам помощницы главврача Мергена Бадма-Гаряева, он был вызван в столичный Департамент здравоохранения, и связаться с ним в понедельник было никак невозможно. Ранее в департаменте «НИ» разъясняли, что закрытие отделений и перенос коек проводятся «в целях оптимизации лечебного процесса»: «120 терапевтических коек решено переместить в главный корпус больницы, где находятся практически все лечебно-диагностические отделения, включая реанимационные. Проще говоря, помимо экономической целесообразности переноса корпуса, есть и простая житейская и врачебная целесообразность: ситуация «раздевалка – баня через дорогу» будет ликвидирована. Врачам не придется бегать по территории больницы из одного корпуса в другой», – заявляли «НИ» в ведомстве.

http://www.newizv.ru/society/2014-09-23/208074-vrachebnaja-nedostatochnost.html

Университет в рублевом эквиваленте Вуз, не имеющий возможности повысить зарплаты преподавателям, едва ли может считаться эффективным

Наталья Савицкая

В Министерстве образования и науки РФ прошло заседание по повышению преподавательских зарплат, где сообщили, что средняя зарплата преподавателя составила в среднем 45 тыс. руб. Таковы данные Росстата. Вышедшие с собрания в кулуарах жаловались, что Минобрнауки, видимо, живет совсем в другой реальности…

Жаловаться было отчего. Когда несколько лет назад ныне советник президента РФ, а тогда министр образования и науки Андрей Фурсенко заявил на одной из встреч с преподавательским составом в МГТУ имени Баумана, что, если преподаватель не может заработать деньги, участвуя в научной жизни университета, он зря занимает свое место. Преподаватели, помнится, очень обиделись на него. За недопонимание важности их труда. Нынешний министр, Дмитрий Ливанов, продолжил «наступление» на преподавателей, посетовав, что жить на такую зарплату может только «неумеха», который больше никому не нужен. Иначе он бы сразу нашел более высокооплачиваемую работу.

А недавно ректор РАНХиГС Владимир Мау в интервью «НГ» заметил, что бессмысленно требовать с преподавателя сегодня научных исследований, потому что он в массе своей заточен под иные цели – чисто преподавательские (см. «НГ» от 19.09.14). Кстати, по данным профсоюза работников народного образования и науки, даже в Московском институте стали и сплавов (МИСиС), вузе, ректором которого был Дмитрий Ливанов до своего министерского назначения, старший преподаватель получает сегодня 8500, доцент – 12 800, а профессор – 20 100 руб. И если увеличить эти зарплаты на 200%, все равно жить достойно на эти деньги крайне затруднительно.

Помнится, что депутаты Госдумы РФ, предлагавшие пару лет назад увеличение зарплаты в два раза, намечали ее поэтапное внедрение примерно к концу 2015 года. Но решение главы государства оказалось для ректоров вузов предельно жестким – изыскать возможности для увеличения зарплаты преподавателей на 200% к 2014 году. Администрации некоторых вузов явно перемудрили со статистикой, давая данные о зарплатах своих подопечных, представляя для отчетности среднюю зарплату, учитывающую зарплаты управленцев. Но даже это их не выручило.

Министр напомнил, что зарплаты ректоров многократно превышают преподавательские. Буквально в прошлом году Минобрнауки опубликовало рейтинг ректорских зарплат. Как сообщала тогда «НГ», лидер среди ректоров-миллионеров 2012 года – ректор Санкт-Петербургского государственного университета аэрокосмического приборостроения получил за год более чем 70 млн руб., а ректор Самарского технического университета – 15,4 млн. Тогда как в самих этих вузах зарплаты преподавателей укладываются в рамки привычных.

Министр фактически припугнул ректоров, что вуз, не имеющий возможности повышения преподавательских зарплат, едва ли может считаться эффективным. Это страшное слово – «эффективный», конечно, имело эффект. Потому что все знают, что следует за ним. А следует… ликвидация!

Так что в итоге получается? В очередном мониторинге эффективности появится еще и показатель зарплат? И тогда уж точно – сокращение числа вузов пойдет семимильными шагами.

http://www.ng.ru/education/2014-09-23/8_university.html

Важная победа профсоюза. Отраслевое соглашение подписано

Автор:  Андрей Демидов

В конце августа сторонами социального партнерства на заседании отраслевой комиссии по регулированию социально-трудовых отношений в организациях общеобразовательных учреждений г. Невинномысска Ставропольского края было подписано отраслевое соглашение на 2014 -2017 годы. В невинномысской городской организации профсоюза УЧИТЕЛЬ, которая выступила одной из стороны соглашения, уверены, что его подписание не только служит зримым свидетельством признания профсоюза, но также создает новые возможности для эффективного представительства интересов работников.

Соглашение касается общеобразовательных учреждений всех типов и видов, учреждений дополнительного образования детей г. Невинномысска Ставропольского края, подведомственным управлению образования администрации города Невинномысска Ставропольского края.

Согласно документу Управление образования:

Обязывается осуществлять полное и своевременное финансовое обеспечение деятельности муниципальных образовательных учреждений и организаций, подведомственных управлению образования, исходя из объема лимитов бюджетных обязательств, утвержденных решением Думы о бюджете города Невинномысска на со-ответствующий финансовый год и плановый период, а также размеров субсидий, предоставленных муниципальным бюджетным, казённым учреждениям и организациям на возмещение нормативных затрат, связанных с оказанием ими в соответ-ствии с муниципальным заданием муниципальных услуг (выполнением работ).

Организует систематическую работу по повышению квалификации и переподготовке педагогических работников в соответствии с законодательством Российской Федерации и законодательством Ставропольского края.

Осуществляет взаимодействие с Профсоюзной организацией по организации деятельности учреждений дошкольного, общего и дополнительного образования детей в части, касающейся социально-трудовых прав работников в рамках оказания муниципальных услуг в области образования.

При реализации функций заказчика муниципальных целевых программ, в рамках комплексного социально-экономического развития г. Невинномысска, предоставляет Профсоюзной организации информацию о соответствующих целевых программах, затрагивающих социально- трудовые права работников   и влияющих на их социально-экономическое положение, а также учитывает мнение Профсоюзной организации при разработке и реализации указанных программ.

В соответствии с пунктами 4, 6 приказа Министерства образования и науки РФ от 24 марта 2010 года № 209 «О порядке аттестации педагогических работников государственных и муниципальных образовательных учреждений», обеспечивает участие представителей Профсоюзной организации в работе городской аттестационной комиссии для проведения аттестации руководящих работников учреждений, а также для обеспечения мер социальной защиты педагогов при реализации приоритетного национального проекта «Образование»

Обеспечивает участие представителей другой стороны Соглашения в работе своих руководящих органов при рассмотрении вопросов, связанных с со-держанием Соглашения и его выполнением; предоставляет другой стороне полную, достоверную и своевременную информацию о принимаемых решениях, затрагивающих социально- трудовые, экономические права и профессиональные интересы работников.

Учитывает мнение Профсоюзной организации при подготовке предложений по разработке нормативных правовых актов г. Невинномысска, устанавливающего перечень учреждений, тип которых может быть изменен (бюджетное, казенное, автономное).

Обеспечивает учет мнения Профсоюзной организации при разработке и принятии нормативных правовых актов, затрагивающих социально-трудовые, экономические права и профессиональные интересы работников, прежде всего в области оплаты труда, социально-трудовых гарантий.

Предоставляет Профсоюзной организации по его запросам информацию о численности и составе работников, системе оплаты труда, размерах средней заработной платы по категориям персонала, в том числе основного персонала по видам экономической деятельности, средствах, централизуемых по образователь-ным организациям для установления их руководителям выплат стимулирующего характера, а также средствах, направляемых на премирование коллективов, и иных показателях заработной платы, объеме задолженности по выплате заработной платы, показателях по условиям и охране труда, планировании и проведении мероприятий по массовому сокращению численности (штата) работников, принятых муниципальными органами решениях по финансовому обеспечению отдельных направлений в сфере деятельности и другую необходимую информацию по социально-трудовым вопросам.

В ходе реализации Соглашения регулярно обменивается информацией с Профсоюзной организацией,   по мере необходимости проводит рабочие совещания и взаимные консультации, создает совместные рабочие группы по вопросам, относящимся к предмету настоящего Соглашения.

Остается лишь добавить, что подписание соглашения стало возможным лишь благодаря тому, что городская организация профсоюза УЧИТЕЛЬ объединяет абсолютное большинство педагогов этого второго по значению города Ставропольского края.

http://www.pedagog-prof.org/index.php?option=com_k2&view=item&id=627

Депутаты Госдумы РФ предлагают установить надбавки за классное руководство на уровне закона

Установить надбавки для учителей за классное руководство на уровне закона предложили депутаты Государственной думы РФ от КПРФ. Соответствующий законопроект депутаты уже внесли в Госдуму. Выплачивать надбавки за классное руководство предлагается за счет средств федерального бюджета, включаемых в субсидии субъектам РФ.

По сообщению «ИА REGNUM», в проекте закона особое внимание уделяется роли классных руководителей в воспитательном процессе школьников. «На классного руководителя ложится основная нагрузка по организации внеклассной работы с обучающимися», — отмечают авторы инициативы.
«За осуществление классного руководства устанавливаются надбавки в размере 3000 рублей к окладам (должностным окладам) педагогических работников государственных и муниципальных общеобразовательных организаций, а также частных образовательных организаций, осуществляющих образовательную деятельность по имеющим государственную аккредитацию основным общеобразовательным программам», — говорится в проекте закона.

http://www.ug.ru/news/12921

Ученики московской школы «Интеллектуал» обратились за помощью к Президенту РФ

Старшеклассники московской школы «Интеллектуал» написали открытое письмо, адресованное Владимиру Путину, премьеру Дмитрию Медведеву, министру образования и науки РФ Дмитрию Ливанову, мэру Москвы Сергею Собянину и депутатам Госдумы РФ. Ученики бьют тревогу по поводу сокращения финансирования школы для одаренных детей, одной из лучших, согласно рейтингам, в Москве. Школьники направили письмо и в редакцию «Учительской газеты».
«Наша школа, как и некоторые другие, сейчас находится в очень сложной ситуации и в ближайшее время может прекратить свое существование, — пишут старшеклассники. — Причиной тому многие нормы, закрепленные в ФЗ-273 «Об образовании в Российской Федерации». Согласно этому закону, было введено подушевое финансирование образования. Многие небольшие московские школы в целях увеличения финансирования стали объединяться – где-то добровольно, а где-то принудительно. Некоторые школы, в том числе и «Интеллектуал», участвовать в пилотном проекте по слиянию не стали».

Как поясняют в своем письме ученики, объединившимся школам городской Департамент образования увеличил финансирование, а не объединившимся – сильно урезал. В первую очередь урезание финансирования коснулось школ для детей с особыми образовательными потребностями: коррекционных и школ для одаренных детей. К последним относится и «Интеллектуал».

«Слияние для нашей школы неприемлемо, так как за ним неизбежно последует снижение качества образования — пропадут кружки, специальные курсы, продвинутые группы по многим предметам. “Интеллектуал” перестанет быть той школой, в которую мы поступали, которую мы знаем и любим, — говорится в открытом письме. — Будет утрачен индивидуальный подход, а ведь это один из основных принципов преподавания в нашей школе. Но так же неприемлемо для нас и сокращение финансирования. Уже сейчас школе дают на каждого ученика не московский норматив, который она должна получать, как любая столичная школа, а только федеральный, который существенно меньше. В результате многие наши учителя вынуждены работать на волонтерских началах, из-за чего сильно урезан учебный план».

Между тем, школа «Интеллектуал» подтверждает уровень подготовки, занимая строчку в топ-20 школ Москвы.

Ситуация вокруг финансирования «Интеллектуала» уже получила обсуждение в СМИ. Так, в интервью «Газете.ру» директор «Интеллектуал» Юрий Тихорский рассказал: «С 2011 года в московском образовании был взят курс на выравнивание образовательных возможностей, начался процесс выравнивания финансирования. Большинству школ он пошел на пользу. К 1 сентября 2014 года пилотный проект по развитию общего образования в Москве в целом завершился. Мы и ряд других школ, которые в него не входили, автоматически потеряли все прибавочные коэффициенты к финансированию. Вместо 278 тыс. руб. на ученика в год мы получили 63 тыс. руб. Школы же, вошедшие в пилотный проект, получают сейчас 107 тыс. руб. на ученика средних классов (на старших — 123 тыс. руб.)».

Кроме того, как сообщают СМИ, представители школы уже пытаются найти внебюджетные источники финансирования, дабы сохранить уникальные спецкурсы, кружки, конференции, олимпиады и экспедиции, в которых участвуют не только ученики школы, но и школьники Москвы, России и зарубежных стран.

«Мы хотим, чтобы “Интеллектуал” финансировался не хуже, чем другие столичные школы. Мы не просим больше, чем получают другие. Мы не понимаем, почему вдруг с этого года денег на нас стало не хватать. Пожалуйста, окажите нам поддержку! Не допустите исчезновения таких школ, как наша! Не допустите исчезновения “Интеллектуала”!», — взывают ребята к чиновникам самых высоких уровней.

http://www.ug.ru/news/12930

Учителя пермских школ пожаловались на сокращение заработной платы

Сегодня региональный штаб общероссийского народного фронта (ОНФ) обратился к губернатору Пермского края Виктору Басаргину с просьбой решить проблему сокращения зарплат учителей пермских школ. В обращении к губернатору говорится, что с начала учебного года учителя получают сокращенную заработную плату. Это объясняется тем, что постановлением правительства Пермского края №603-п снижены расценки на подушевое финансирование. «К примеру, из зарплатного фонда нашей школы забрали 1,3 млн руб. И хотя постановление вышло 11 июля 2014 года, оно вступило в силу с 1 января 2014 года, то есть расценки снижены задним числом. Оказывается, нам переплатили, поэтому теперь будут вычитать за счет стимулирующей части», — цитируют в письме учителя одной из пермских школ Романа Назарова.

ОНФ выяснил, что правительство Пермского края перераспределило 400 млн руб. расходов с общегообразования на дошкольное. Как говорится в сообщении ОНФ, заработная плата воспитателей также не увеличилась.

Министерство образования Пермского края и департамент образования администрации Перми провели проверку по факту обращения педагога в ОНФ. Как сообщает пресс-служба губернатора, в адрес учителя направлен ответ, в котором сообщается, о том, что размер оплаты труда пермских учителей, увеличится. «И тот факт, что Пермский край сегодня входит в 5 лучших регионов России по исполнению «майских указов» Президента, тому подтверждение», — отмечает пресс-служба.

Департамент образования администрации Перми уже проверил образовательное учреждение, у одного из педагогов которого возникли вопросы по поводу предполагаемого размера зарплаты в сентябре. Как сообщила руководитель департамента Людмила Гаджиева, «средний размер зарплаты педагогических работников в 2013-2014 годах в данном учреждении составлял 27 804 рубля. В соответствии с расчетами, представленными администрацией учреждения, сейчас у учителей как минимум сохранится этот же уровень заработной платы. При этом за счет оптимизации административно-управленческого, а не педагогического персонала прогноз по уровню средней заработной платы педагогических работников учреждения на 1 января 2015 года — 30.612 рублей».

Постановление, на котором ссылаются в ОНФ, по данным правительства, лишь «закрепило», те нормативы, которые были введены в образовательных учреждениях с начала года. «То есть заработная плата изначально начислялась в положенном размере, поэтому никаких «удержаний», естественно, нет и быть не может. Равно как и не было никаких «переплат», — уверяет пресс-служба губернатора.

Марина Верещагина

http://www.kommersant.ru/doc/2571816?isSearch=True

Деньги детей-инвалидов не пахнут!

Если Бога нет, то все дозволено». Это карамазовское утверждение в применении к администрациям отдельных бюджетных учреждений можно перефразировать: «Если Государства нет, то все дозволено»…

Есть в районе Дорогомилово Западного административного округа города Москвы государственное бюджетное образовательное учреждение для детей-инвалидов — ГБОУ Центр образования «Технологии обучения». С сентября 2013 года решением администрации школы учитель может получить за один урок зарплату от 300 рублей до 1350 рублей.
В бюджетной (!) школе, по новому Положению об оплате труда, введены ежемесячные надбавки администрации и не учителям до 200 процентов, а обслуживающему персоналу – до 300 к должностному окладу. Такую «очень разную» зарплату придумала платить администрация школы во главе с директором Ездовым Александром Анатольевичем, сформулировавшая Положение о Новой системе оплаты труда, которое нарушает, по крайней мере, Трудовой кодекс Российской Федерации (на самом деле и другие законы тоже). В Статье 22 ТК «Основные права и обязанности работодателя» записана и такая обязанность работодателя: «обеспечивать работникам равную оплату за труд равной ценности».
Спрашивается, а откуда в школе такие деньги, чтобы платить «своему» учителю по 1350 р. за урок, а себе и иным «своим» сотрудникам — по 300-400 процентов оклада? Очень просто: все говорит за то, что в школе экономятся огромные средства, миллионы рублей ежемесячно, за счет того, что дети-инвалиды, которым врачи рекомендовали индивидуальное обучение, в реальности уже три года обучаются в группе сначала по 2, а теперь и по 2-5 человек. То есть в финансовом отношении ЦО «Технологии обучения» — огромная школа, где по несколько десятков классов в параллели (каждый ребенок финансируется из бюджета как класс). Эти «классы» учатся как бы в актовых залах: учитель проводит урок с 4 учениками (читай — с 4-мя классами), а платят ему за 1,5 «класса» (учитель доволен, зарплата хорошая), а оплату за 2,5 класса переведут в фонд экономии школы. А уж из этой экономии щедро заплатят, кому сочтут нужным. Подспудно администрация школы решает постоянно сверхзадачу: сэкономить как можно больше выделенных на обучение детей денег. То, что это называется «нецелевое расходование бюджетных средств», ее не смущает.
За истекший год администрацию ГБОУ Центр образования «Технологии обучения» проверяли Дорогомиловская межрайонная прокуратура, Трудовая инспекция, Служба Финанасового контроля Департамента образования Москвы… Результаты: ничего не изменилось, никто из администрации не наказан. В настоящее время проводится проверка Главконтролем города Москвы.

Похоже, что бюджетные деньги детей-инвалидов — давний и очень доходный бизнес определенного круга чиновников в системе московского образования. Эти «оборотни в чиновничьих креслах» «стригут купоны» с образовательных учреждений и детских домов, предназначенных для детей-инвалидов. Об этом говорит и «случай Ирины Юрьевны Шпитальской, предыдущего директора ГБОУ Центр образования «Технологии обучения».
Поработав директором ЦО «Технологии обучения», с 2007 года И.Ю.Шпитальская стала затем директором Санаторно-лесной школы номер 7. Ее приезжала представлять сотрудникам сама Л.П.Кезина (руководитель Департамента образования на тот момент) и представила ее словами «Она научит вас работать». О работе Шпитальской можно почитать июльскую статью 2009 г. в газете «Истра» «ПРИСВОЕНИЕ, ИГНОРИРОВАНИЕ, МАХИНАЦИИ, НЕЦЕЛЕВОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ – ЗА ЭТИМИ СЛОВАМИ СУДЬБЫ ЛЮДЕЙ!».
При Л.П.Кезиной, несмотря на многочисленные жалобы, Шпитальская оставалась директором Лесной школы № 7. Только в 2013 г. ее, наконец, проверили. О результатах этой проверки писала 28 февраля 2013 года «Комсомольская правда». Они впечатлили самого ревизора, рассказавшего, что в летней школе номер 7 для детей с ограниченными возможностями нарушили все, что только было можно. Там кормили детей продуктами с истекшим сроком годности, заказывали разные виды работ совсем непрофильным учреждениям, а в переведении бюджетных денег в собственные карманы проявили настоящий изобретательский талант. Например, родителям, сопровождавшим детей-инвалидов в летнюю школу,
предлагали оформиться младшими воспитателями. Родители с радостью соглашались, поскольку им объясняли, что тем самым можно будет их кормить здесь же, в школе. При этом им начисляли зарплату, но на руки не выдавали ни копейки. Работников принуждали обналичивать премии и отдавать их администрации и т.п. Общая сумма злоупотреблений, выявленных ревизией, составила 41 с половиной миллиона рублей. Ревизор сообщила, что директора отстранили от работы, а материалы проверки передали полиции.
И кем же, вы может быть спросите, работает отстраненный от работы директор И.Ю.Шпитальская, допустивший все эти нарушения, сейчас? Только не смейтесь! Директором Детского Дома для умственно-отсталых детей номер 8 в Москве!! Браво, Департамент соцзащиты города Москвы!!!
Мы, как законопослушные граждане, платим налоги в бюджет города Москвы, поддерживаем выделение денег на нужды детей-инвалидов. Но кормить присосавшихся к бюджетным деньгам бесчестных чиновников мы не намерены! Борьбу по восстановлению законности в ГБОУ ЦО «Технологии обучения» ведут члены профсоюза «Учитель», родители детей-инвалидов, общественные активисты.
Верится, что вместе мы победим. Закон восторжествует.

В. Махов, координатор общественного движения «Моссовет»

http://daemon77.livejournal.com/438427.html

Проверка на голод Протестами в уфимской «Скорой» заинтересовались в Минздраве

Ольга Бородина
Вчера 2 из 18 сотрудников уфимской «Скорой помощи», протестующих против нарушения трудовых прав, приняли решение прекратить голодовку: у женщин сильно ухудшилось состояние здоровья. Тем временем к голодовке медиков присоединилась жительница Уфы Юлия Соколова, решившая таким образом поддержать протестующих. Новость об акции дошла до федерального Минздрава, где высказали намерение провести собственную проверку уфимской «Скорой». Тем не менее руководство станции «Скорой помощи» считает, что действия недовольных медиков – это провокация. Также в администрации сомневаются, что голодовка проходит честно.

16 сентября медсестре кардиологического отделения «Скорой помощи», зампредседателю местного профкома независимого профсоюза медиков «Действие» Тамаре Богдановой, которая голодала к тому моменту семь дней, вызвали врача. У нее было выявлено нарушение ритма сердца в связи с высоким давлением. 14 сентября по дороге на работу упала в обморок медсестра Марина Явгильдина. Женщину отправили на обследование в больницу, где выяснилось, что у нее произошел кратковременный спазм сосудов головного мозга, что и привело к потере сознания. 17 сентября женщины приняли согласованное со всеми участниками акции решение выйти из голодовки.

«Сегодня утром я прекратила голодовку. Перед выходом на дежурство я выпила сладкий чай с молоком, вечером съем немного творога», – рассказала «НИ» Тамара Богданова, которая является единственной медсестрой кардиологической бригады на смене в Центральной подстанции уфимской «Скорой». Если бы она не прекратила голодать, то не смогла бы выйти на очередное дежурство, а на станции ее просто некем заменить.

«Голодовку очень сильно осложняли стрессы на работе, которые связаны с давлением со стороны администрации. Обстановка – и без того нервная – еще больше обострилась. К нам придираются из-за мелочей, угрожают, обвиняют в том, что мы пытаемся отстоять свои права», – рассказала «НИ» г-жа Богданова. Однако, по ее словам, в отношении чиновников к протестующим медикам есть положительные изменения. «Республиканская комиссия по программе ОМС перераспределила в пользу станции «Скорой помощи» Уфы 29 млн. руб. из средств территориального ФОМС. Это втрое больше, чем нужно, чтобы вернуть 100-процентные доплаты за ночные дежурства. Однако это пока никак не отразилось на нашей зарплате».

Между тем вчера была оглашены результаты проверки Контрольно-счетной палаты станции «Скорой» Уфы. Проверка показала, что в 2014 году зарплаты снизились по сравнению с 2013 годом из-за отмены повышающих коэффициентов за переработку, премий и надбавок за ночные дежурства. Администрация станции «Скорой помощи» на заседании Контрольно-счетной палаты обвинила активистов профсоюза «Действие» в том, что их акции носят политический характер. Главный врач «Скорой» Марат Зиганшин сказал, что средняя зарплата некоторых участников забастовки составляет около 40 тыс.

Заместитель главного врача «Скорой» Виктория Аюкасова в разговоре с корреспондентом «НИ» усомнилась, что голодовка проходит честно: «Бастующие не все время сидят на квартире под прицелом камер, они позволяют себе бегать на митинги, давать интервью, выходить из комнаты, где ведется видеонаблюдение. Более того, 12 сотрудников «Скорой», которые присоединились к акции позже остальных, 15 сентября, голодают на дому. Знаете, так и мы с вами можем: объявить, что голодаем, и закрыться дома». Г-жа Аюкасова также отметила, что активисты профсоюза «Действие» позволяют себе позже приходить и раньше уходить с работы, поэтому замечания руководства объективны.

Аюкасова сослалась на статью в Живом Журнале врача из Североморска Михаила Алексеева, где этой весной также проходила голодовка медиков «Скорой». В статье он пишет, что профсоюз «Действие» под видом борьбы за права медработников дестабилизируют обстановку в регионах. «То же, что произошло в свое время в Североморске, по той же самой схеме происходит и у нас, в Уфе», – считает замглавврача «Скорой». Она подчеркнула, что активисты сами не хотят идти на мирный диалог: «Администрация «Скорой» предлагала профсоюзу «Действие» объединиться с нашим профсоюзом, чтобы у них было больше прав и возможностей. Однако те отказались».

Также в среду стало известно, что данные о ситуации с голодающими медиками из Уфы были доведены до сведения министра здравоохранения РФ Вероники Скворцовой. Как сообщила на заседании Контрольно-счетной палаты глава Управления здравоохранения Уфы Альфия Авзалетдинова, вскоре в столице Башкирии начнет работу комиссия Минздрава России.

http://www.newizv.ru/society/2014-09-18/207845-proverka-na-golod.html

Главврач сказал: «Нет человека — нет проблемы»

Уволенная из РДКБ заведующая отделением об играх с зарплатами, бунте родителей и сокращении врачей

Фото: Фотобанк Лори
На прошлой неделе стало известно, что в российских больницах начались сокращения врачей и слияние медицинских отделений под видом оптимизации. Выяснилось, что под предлогом необходимости выполнения указа президента о повышении зарплат врачам, руководителям медучреждений дано распоряжение сокращать штатное расписание и увеличивать нагрузку на оставшихся врачей. Мы попытались разобраться в ситуации на примере конфликта в РДКБ.

Родители пациентов отделения гематологии № 1 РДКБ продолжают голодать. Они требуют отменить принятое на прошлой неделе решение соединить отделение гематологии № 1 с отделением трансплантации костного мозга. Родители больных раком детей считают, что под видом оптимизации уничтожают одно из лучших в России гематологических отделений. Единственная причина этого слияния — желание администрации избавиться от заведующей отделением гематологии № 1 РДКБ Заремы Дышлевой, которая c февраля находится в конфликте с главным врачом Николаем Вагановым.

10 сентября вступил в силу приказ Минздрава «О реорганизации гематологического отделения № 1 и отделения трансплантации костного мозга». В этот же день Зарему Дышлеву уволили по статье. Она возглавила отделение гематологии № 1 в 2009 году. За пять лет смертность в отделении уменьшилась в семь раз, а количество пациентов, получивших лечение, увеличилось вдвое.

Фото: РИА Новости

С какой формулировкой вас уволили?

В связи с отсутствием документов о первичной переподготовке по гематологии. То есть получается, что РДКБ прошла лицензирование в то время, как у заведующей одного из ведущих отделений не было лицензии?А ещё за злостное нарушение дисциплины.

Уволили с нарушением Трудового кодекса. Одним днём. Отобрали пропуск. Когда я вчера пришла в больницу, чтобы забрать свои вещи и закончить дела, заместитель главного врача Андрей Бологов вызвал охрану.

С документами у меня всё в порядке, на работу я приходила в семь утра, а уходила поздно ночью. Так что формальные причины увольнения не имеют к сути нашего конфликта с руководством РДКБ никакого отношения.

В чем настоящая причина вашего увольнения?

Давно всё к этому шло. В феврале этого года персонал РДКБ получил зарплату на 25% меньше, чем обычно. Руководство больницы, не предупредив нас, изменило объёмы выплат по системе ОМС. Из этих средств обычно 50% идёт на зарплату исполнителям, а 50% — на зарплату сотрудникам сопутствующих служб. Без нашего ведома и вопреки договору этот процент сделали меньше. Мы начали задавать руководству вопросы.

Главврач РБКД не стал объяснять нам, с чем связано уменьшение зарплаты. Тогда сотрудники нашего и ещё двух отделений написали жалобу в трудовую инспекцию. После этого на заведующих отделениями, которые подписались под жалобой, начали давить. Мне главврач сказал: «Нет человека — нет проблемы». Я не стала обращать внимание на угрозы, тогда на меня начали давить по-другому. Например, обвинили в смерти пациента.

У нас был тяжёлый больной. Вероятность выживаемости таких пациентов — примерно 10%. Решение о том, как мы его будем лечить, принимали вместе с руководством больницы и заведующей отделением трансплантации костного мозга на консилиуме. Когда ребёнок погиб, меня обвинили в его смерти.

Развивать эту тему руководство больницы перестало только после того, как узнало, что у меня есть диктофонная запись консилиума. После этого мы написали жалобы, что на нас оказывают давление, в Минздрав, трудовую инспекцию, прокуратуру. Руководство РДКБ решило, что единственный способ закончить конфликт — ликвидировать отделение гематологии и мою должность.

Фото: РИА Новости

Может быть, у главврача и раньше к работе вашего отделения были претензии?

Ещё в 2011 году нам дали премию как лучшему отделению в РДКБ. Постоянно хвалили за высокие показатели. Думаю, причина только в том, что мои сотрудники и я не стали молча терпеть эти игры с зарплатой, потребовали объяснений. Мы прежде чем писать во все инстанции, предложили создать комиссию из врачей и представителей администрации, чтобы вместе разобраться в том, как начисляется зарплата. Главврач отказал, объяснив своё решение тем, что он нам не доверяет.

Зато нам доверяют родители пациентов. Ещё летом, когда мы получили уведомление об объединении отделений, около 40 родителей объявили голодовку и стали писать петиции. Успокоились только после того, как в РДКБ пришла комиссия из Минздрава и пообещала, что решение о реорганизации будет отложено до сентября, а за это время комиссия разберётся в ситуации и представит родителям отчёт. Своё обещание чиновники не выполнили.

Врач РДКБ Николай Варганов сказал, что вы используете родителей больных детей в личных целях, чтобы сохранить своё рабочее место.

Родители не подозревали о нашем конфликте с администрацией долгое время. Мы по-прежнему качественно выполняли свою работу. Несмотря на то, что в больнице не было индексации зарплаты, врачам не оплачивали расширение зоны обслуживания, рабочий день был ненормированным.

Родители узнали о наших проблемах, когда было принято решение слить отделения. Они поняли, что если отделение гематологии закроют, их детям негде будет лечиться. И взбунтовались. Слияние с отделением трансплантации, безусловно, против интересов наших пациентов по многим причинам.

В деятельности отделения трансплантации костного мозга я видела много нарушений. Ничего нет более агрессивного для иммунитета, чем трансплантация костного мозга. Дети после такой процедуры должны 100 дней находиться в стерильных условиях, в палатах отделения трансплантации. Но детей отправляли в отделение гематологии, к нам, всего через 20 дней после трансплантации костного мозга. В отделении гематологии нет стерильных условий. Например, в этом году в нашем отделении сломалась вентиляция. Пока мы просили администрацию починить вентиляцию, дети получили грибковое заболевание. Для детей с крайне ослабленным иммунитетом находиться в отделении гематологии — огромный риск.

Фото: РИА Новости

Зачем так рано переводить больных из отделения трансплантации в ваше отделение?

Государство выделяет на трансплантацию костного мозга каждого больного 810 тысяч рублей. 30% из этих денег идёт на зарплату исполнителям. Детей переводят раньше положенного срока, чтобы их место быстрее заняли другие больные. Кроме того, чтобы получить эти деньги, умирающим детям проводили трансплантацию костного мозга. Это не вредит ребенку, но и не помогает. Бессмысленная процедура, а деньги поступают.

С декабря 2012 года детям в отделение трансплантации проводят экспериментальное лечение, без согласия родителей. Из восьми детей, которых подвергли экспериментальной трансплантации, жив и здоров лишь один. Я предупредила главного врача, что детей из моего отделения без информированного согласия родителей не будут отправлять на экспериментальную трансплантацию, иначе начну писать заявления в прокуратуру.

Ещё родителей беспокоит, что десять коек для лечения тяжелобольных детей с заболеваниями крови в объединенном отделении ликвидируют. Значит, ежегодно 120 детей с болезнями крови не смогут получить помощь в нашей больнице. Кроме того, у половины врачей отделения трансплантации костного мозга нет опыта работа в гематологии и специализации. То есть качество помощи больным с заболеваниями крови в РДКБ пострадает очень сильно.

Ваша ситуация — часть общей тенденции. Врачей сейчас сокращают во многих больницах Москвы. Больницы объединяют, отделения сливают. Что вы об этом думаете?

— Я не очень хорошо знаю ситуацию в московском здравоохранении. Я 12 лет безвылазно сидела в своей больнице и лечила своих больных. Конечно, слияние отделений, больниц, поликлиник, сокращение врачей, в первую очередь, сделает медицинские услуги менее доступными для обычного человека. Но подобный процесс происходит и в других бюджетных сферах, например, в сфере образования. Сливают детские сады, школы, вузы. Всё это — звенья одной цепи.

Леонид Печатников

ЗАМЕСТИТЕЛЬ МЭРА МОСКВЫ ПО ВОПРОСАМ СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ

Врачей сокращают уже давно. В связи с переходом на одноканальное финансирование главврачи начали считать деньги. Они руководствуются своими соображениями в том, как правильно распоряжаться средствами. Это их выбор и решение, как им лучше жить. Я, например, как врач, считаю, что плохих врачей надо сокращать, а хорошим повышать зарплату.

Александр Брянцев

ГЛАВНЫЙ ВРАЧ ИНСТИТУТА НЕОТЛОЖНОЙ ДЕТСКОЙ ХИРУРГИИ И ТРАВМАТОЛОГИИ

Действительно, объединяют поликлиники и стационары, в том числе детские. Нас это, к счастью, не коснулось, но пришлось сократить штат на 10%. Сказали, такое время сейчас — надо кого-нибудь уволить, чтобы немного поднять зарплаты сотрудникам. Не помню, чтобы я видел приказ о сокращении из департамента. Стараются сообщать о необходимости сокращать штат неофициально. Может, в сокращениях и объединениях есть смысл, но чаще всего этот процесс проходит без предварительного анализа. В результате медикам приходится работать больше за те же деньги. По официальным данным, средняя зарплата врача в Москве — около 70 тысяч рублей. Такие деньги врач зарабатывает, если у него минимум две ставки, а за обычный рабочий день с 9 до 16 он получает максимум 30 тысяч рублей в месяц. В результате нагрузка увеличивается, качество лечения становится хуже и страдают пациенты. Сокращать персонал в детских больницах и вовсе не надо: детское население Москвы растёт. Кто будет их лечить?

http://yopolis.ru/yod/2014/09/15/clinic

Пермским учителям снизили зарплату так, что они вынуждены возвращать уже полученные деньги

Пермское отделение Общероссийского народного фронта сообщает о ситуации, сложившейся в регионе с зарплатми учителей. В организацию обратились обеспокоенные педагоги, учебный год для которых начался с уменьшения зарплаты. Причем учителя сейчас будут не просто получать меньше денег, оказывается, они еще и остались должны.
«В начале сентября в нашей школе провели собрание для учителей, где главбух объявила, что наши зарплаты снижены в связи с постановлением правительства Пермского края №603-п, – цитирует ОНФ учителя одной из школ Перми Романа Назарова. – Нам пояснили, что постановлением снижены расценки на подушевое финансирование. К примеру, из зарплатного фонда нашей школы забрали 1,3 млн руб. И хотя постановление вышло 11 июля 2014 г., оно вступило в силу с 1 января 2014 г., то есть расценки снижены задним числом! Оказывается, нам переплатили, поэтому теперь будут вычитать за счет стимулирующей части. Насколько меньше я теперь буду получать, не знаю, это будет видно по итогам сентября. Пока о размере заработной платы и суммы вычета нам никто ничего не говорит».

Как выяснили активисты ОНФ, 400 млн руб. с расходов на общее образование власти перераспределили на расходы на дошкольное образование. Правительство Пермского края аргументировало это тем, что число учащихся в школах снизилось, а количество мест в детских садах увеличилось.

«Однако статистика не подтверждает это обоснование. Согласно данным портала «Открытый регион. Пермский край», численность учащихся государственных и муниципальных дневных общеобразовательных школ увеличилась почти на пять тысяч человек. — поясняют в организации. — А федеральный мониторинг показал, что в дошкольных общеобразовательных учреждениях стало больше детей, а не мест».

Что касается уровня заработной платы воспитателей, то она не только не увеличилась, но и по сравнению с прошлым годом уменьшилась. Активисты ОНФ считают, что причиной недостатка средств на выполнение показателя повышения заработной платы педагогическим работникам дошкольного образования является некорректное планирование средств в бюджете Пермского края на 2014 г. Аналогичная ситуация некорректного планирования целевого ориентира средней заработной платы в общем образовании была допущена правительством и в 2013 г., что говорит о системной проблеме бюджетного планирования в отрасли образования.

В итоге региональный штаб ОНФ направил в адрес губернатора Пермского края Виктора Басаргина просьбу предпринять все необходимые меры, не исключая отмены постановления правительства Пермского края от 11.07.2014 №603-п «О внесении изменений в расчетные показатели по расходам бюджета Пермского края на 2014 г. и на плановый период 2015 и 2016 гг., утвержденные постановлением правительства Пермского края от 7 октября 2013 г. №1341-п», и провести работу по выделению финансовых средств на выполнение указов Президента РФ в части повышения заработной платы отдельным категориям работников социальной сферы без урезания социально значимых статей бюджета Пермского края.

«Некорректно за счет работников одной бюджетной сферы решать проблемы в другой», — резюмировали в ОНФ.

По информации onf.ru

http://www.ug.ru/news/12882

Число участников голодовки скорой помощи Уфы достигло 19 человек

Сегодня, 16 сентября, к голодовке протеста против нарушения трудовых прав сотрудников ССМП г.Уфы присоединились еще 13 человек. Из них — 3 врача, 4 медсестры, 5 фельдшеров и одна сочувствующая горожанка. Таким образом, общее количество участников голодовки достигло 19 человек. Трем водителям автомобилей скорой помощи профком МПРЗ «Действие» рекомендовал от голодовки  воздержаться.

О начале голодовки планировалось объявить на собрании профсоюзного актива на Орджоникидзевской подстанции ССМП г.Уфы, однако главврач Марат Зиганшин издал распоряжение о запрете проведении «протестных мероприятий» на территории учреждения. Тем самым админстрация ССМП г.Уфы в очередной раз нарушила федеральное законодательство о гарантиях профсоюзной деятельности, поскольку любое профсоюзное собрание, на котором обсуждается защита трудовых прав от действий работодателя, может трактоваться как протестное мероприятие. Однако, в связи с тем, что сегодня целью активистов было общение с прессой, было решено не идти на конфликт, а просто встретиться с журналистамна рядом со въездом на подстанцию.

IMG_3061.JPG

Одновременно с началом встречи на улочку, где расположена подстанция, прибыло подразделение полиции. о словам одного из полицейских прошла информация, что якобы в одном из соседних зданий заложена бомба. Активисты профсоюза связывают этот ложный вызов с желанием администрации сорвать встречу профсоюза с прессой. Несколько сотрудников полиции интересовались, не является ли происходящее насанкционированным митингом или каким-либо иным публичным мероприятием. Получив разъяснение, доложили начальству, что все происходящее законно.

IMG_3063.JPG IMG_3064.JPG

После общения с журналистами часть новых участников голодовки и поддерживающих их коллег провели по городу несколько одиночных пикетов, не требующих согласования с властями.

IMG_3074.JPG


Участники акции озвучили журналистам «Заявление двенадцати», в котором изложены мотивы их поступка.

«В ходе рабочих встреч , - говорится в заявлении, - нам сообщили, что республиканская комиссия по программе ОМС перераспределила в пользу ССМП г.Уфы 29,7 млн руб. из средств территориального ФОМС. Эта сумма (судя по звучавшим на совещаниях оценкам), более чем в три раза превышает размер средств, необходимый для возврата 100% доплат за ночные дежурства. Тогда возникает вопрос, почему оставшаяся сумма не направлены на повышение зарплат сотрудников (выплату стимулирующих и доплату за работу в неукомлектованных бригадах?
В последние дни резко возросло давление со стороны администрации ССМП г.Уфы в связи с профсоюзной деятельностью. Передаются угрозы увольнений, внедряется система мелочных придирок, попыток привлечь к административному взысканию по абсурдным поводам. Сотрудницу вызывают на лечебно-контрольную комиссию за то, что она пришла на работу не за 15, а за 7 минут ДО начала рабочего дня. Ряд членов независимого профсоюза пытаются привлечь к административному взысканию за якобы имевшие место задержки выезда на вызов на несколько минут, хотя показания системы ГЛОНАСС, как нередко отмечалось сотрудниками, имеют расхождение с реальными временем. Это создает нервную атмосферу, парализует нормальный производственный процесс. Особенно в этом, как передают сотрудники, отличается заместитель главного врача Степанов А.В. Несмотря на то, что надзорные органы – Государственная инспекция труда, прокуратура, Контрольно-счетная палата – уже выявили по нашим обращениям часть грубых нарушений трудового законодательства и финансовой дисциплины – руководство ССМП г.Уфы, по прежнему чувствует себя безнаказанным»
.

Полный текст «Заявления двеннадцати» см. - http://andrey-konoval.livejournal.com/304984.html

Кроме того, медсестра Тамара Богданова по поручению всех участников голодовки прокомментировала ответ президента Башкортостанана, прозвучавший на вчерашней пресс-конференции, на вопрос журналистов о ситуации в ССМП г.Уфы.

Уважаемый Рустэм Закиевич!
Вчера, отвечая на вопрос журналиста, Вы выразили сомнение по поводу обоснованности причин нашей голодовки протеста и заявили, что правительство республики уже предприняло достаточные меры по урегулированию конфликта.
Кроме того, Вы сообщили, что намерены выяснить — нет ли в нашей акции политической подоплеки.
Уважаемый Президент!
Мы уверены, что в период выборной кампании, когда Вы были сосредоточены на множестве вопросов, Вам представили неполную и неточную информацию — как о ситуации на ССМП г.Уфы, так и о принятых мерах.
В настоящее время лишь частично возвращается отобранное администрацией ССМП г.Уфы в предыдущий период, однако не устранен целый ряд нарушений наших трудовых прав, заработная плата большинства сотрудников осталась на низком уровне. Непонятно, каким образом распределены 29,7 млн руб., дополнительно выделенных ССМП после того, как мы начали поднимать проблемы станции.
Мы готовы лично встретиться с Вами, чтобы донести правдивую информацию о ситуации на станции и чтобы Вы могли лично убедиться, что никакой политической подоплеки кроме желания сохранить и возродить высокий уровень оказания экстренной медицинской помощи в столице Башкортостана, за нашими действиями не кроется.


IMG_3075.JPG
Медбрат-анестезист Андрей поддержал голодающих коллег одиночным пикетом.

IMG_3073.JPG
Горожанка Юля Соколова тоже вступила в голдовку в знак солидарности с медиками «скорой». Вместе с ней сегодня общее число голодающих составило 19 человек.

http://andrey-konoval.livejournal.com/305267.html

Можно ли вписать доверие в эффективный контракт?

Ученые Санкт-Петербургского филиала НИУ «Высшая школа экономики» проводят исследование, посвященное введению и функционированию эффективного контракта в образовательных учреждениях. Помогает ли новый документ повысить качество образования? Как отразилось его введение на реальной жизни школы? Об этом рассказывает Наталья Алексеевна ЗАИЧЕНКО, завкафедрой институциональной экономики Санкт-Петербургского филиала НИУ ВШЭ, профессор, руководитель магистерской программы «Управление образованием».

Беседовала Светлана Кириллова

– Сегодня во многих школах уже заключили или пытаются заключить с педагогами эффективный контракт. Сторонники этого нововведения доказывают, что оно реально работает и помогает повысить качество образования. Другие люди утверждают, что эффективный контракт – чистая формальность, которая лишь затрудняет жизнь учителя. Ваше исследование помогает ответить на вопрос, почему возникли две такие разные точки зрения?

– Уточняя замысел введения эффективного контракта, определенный в «дорожной карте», напомню, что параметры его эффективности базируются на «пяти китах» результативности: 1) отношение среднего балла ЕГЭ между «лучшими» и «худшими» школами; 2) результаты в международных исследованиях (PIRLS, TIMSS, PISA); 3) удельный вес численности учителей в возрасте до 35 лет; 4) достижение средней заработной платы педагогов уровня средней по региону и 5) переход к оценке деятельности образовательных организаций, руководителей и учителей по показателям эффективности.  («Дорожная карта», кстати, недавно была обновлена: распоряжение Правительства РФ от 30 апреля 2014 № 722-р «Об утверждении плана мероприятий («дорожной карты») “Изменения в отраслях социальной сферы, направленные на повышение эффективности образования и науки”».)

Нет смысла оспаривать сказанное: оно понятно, звучит благородно и заманчиво. Однако наше исследование затрагивает тему эффективного контракта не с позиции долженствования, а в контексте реальной жизни школы. В экономической науке существуют нормативный и позитивный подходы.  Согласно первому, проблема исследуется исходя из того, как есть на самом деле. А если употребить второй, мы бы объясняли проблему с точки зрения того, как должно быть.

При нормативном подходе введение нового словосочетания «эффективный контракт» смысла не имеет, так как документ с таким названием ничем, по сути, не отличается от трудового договора. Амбиции эффективного контракта заложены в системе показателей, измеряющих качество труда, которое мы измерять пока не научились.

Позитивный подход предлагает в эффективном контракте реально использовать стимулы, способные повлиять не столько на качество труда педагога (и, соответственно, образования), сколько на уровень заработной платы. Поэтому эффективный контракт в реальной действительности оказывается не «эффективным», а «стимулирующим».

– Вы говорите о двух видах контрактов. Но есть ли между ними существенная разница?  И почему она важна для учителя?

– В обоих видах контрактов есть две составляющие: гарантированная часть и бонусная (надбавки за «качество»). Разница в следующем. Эффективный контракт – это формальное соглашение, в котором каждая сторона дает своим обещаниям ясно выраженное (не обязательно письменное) одобрение; он оплачивает процесс (то есть деятельность как таковую), и доля гарантированной оплаты в нем должна составлять не менее 80 процентов. Данный документ тесно связан с МРОТ. После каждого повышения минимального размера оплаты труда контракт следует не просто пересматривать, а к нему «привязать».

То есть формула расчета заработной платы в такой модели оплаты труда (или НСОТ, как мы привыкли это называть) должна содержать базовую составляющую типа МРОТ. При этом он не может быть ниже величины прожиточного минимума, что, кстати, зафиксировано с 2007 года в статье 133 Трудового кодекса. (Мы сейчас не говорим о периодических нарушениях регионами данной нормы закона.)

Стимулирующий контракт – своеобразное средство координации деятельности, цель которого – выработать стимулы к соблюдению условий контракта.  Гарантированная часть в нем существенно меньше и составляет до 50–60 процентов всей суммы.

Беда в том, что «стимулы» к соблюдению контракта формируются в регионах через показатели результативности, указанные в соответствующих локальных положениях о стимулировании за качество, о распределении фонда надбавок и доплат и пр. А индикаторами результативности выступают, например, такие: доля обучающихся, получивших по предмету за период оценки «4» и «5»; участие в олимпиадах; методическая деятельность и пр.

– Но ведь все названные показатели действительно можно и проверить, и измерить! В чем тогда «подводные камни» такого контракта?

– Сами по себе это вполне измеряемые величины. Но, как и в случае с ЕГЭ, их хорошо использовать для анализа жизни школы, внутреннего мониторинга, самообследования. Как только эти вещи становятся «кнутом» и «пряником» для конкретного педагога, они нередко подталкивают его к манипулированию данными. Существует проблема так называемой асимметрии информации. Она заключается в следующем: одна сторона знает о качестве своего труда больше и лучше, чем другая. Педагог осведомлен о своей работе больше, чем директор.  Особенности контракта подталкивают учителя к тому, чтобы манипулировать этой информацией.  Так рождается имитация.

– Согласно проведенному вами исследованию, более 80 процентов директоров и учителей заявили: на сегодняшний день эффективный контракт не влияет на качество образования. Где проводился этот опрос, кто в нем участвовал?

– Во время предварительного блиц-опроса были опрошены 62 руководителя 7 районов СанктПетербурга. Все участники – магистранты или выпускники магистерской программы «Управление образованием». Почему такой контингент? Потому что все они хорошо знакомы с нормативными документами («дорожной картой»). Анализ размера зарплат проводился с использованием системы Электронного мониторинга развития образования (ННШ) по регионам РФ за три года с целью выявления региональной дифференциации, динамики по зарплатам всех категорий педагогических работников. Исследование продолжается: следующий шаг – опрос руководителей по Google-анкете, то есть случайная выборка.

– Многие руководители из сферы образования, директора школ и педагоги, критикуя некоторые модели НСОТ, а теперь и введение эффективного контракта, говорят, что педагог не будет хорошо работать, если ему не начнут доверять. Но можно ли вообще вписать в контракт доверие?

– Напротив, контракт, основанный на доверии к педагогу, – это и есть настоящий эффективный контракт. Образовательные услуги, как и иные в отраслях социальной сферы, относятся к так называемым доверительным благам. Экономика различает три вида благ в контексте измерения их качества: исследуемые (инспекционные), экспериментальные и доверительные.

Качество исследуемых (инспекционных) благ легко проверить до их приобретения. Например, покупая фрукты и овощи на рынке, мы можем их попробовать, покупая платье – его примерить. Качество экспериментальных благ проверить сложнее, так как оно становится очевидным после того, как мы ими попользовались (например, автомобиль, подушка, кресло и пр.). Однако проверить это качество реально.

А вот качество доверительного блага проверить практически невозможно. И к таким благам относится, прежде всего, образование. Когда одиннадцатиклассник сдает ЕГЭ по любому предмету на 100 баллов, речь идет о качестве работы учителя старшей школы или начальной, репетиторов или родителей?.. Когда выпускник вуза делает карьеру в течение 5–6 лет, это сигнал о качестве образования в вузе, в школе или о способностях самого человека? А возможно, как утверждают социологи, дело в его успешности по языку и математике в начальной школе?.. Множество вариантов ответа, но связано ли это с качеством образования, никто утверждать не может.

Качество нашего доверительного блага трудно измерить. Именно поэтому модель оплаты труда педагога «по результату» за качественные показатели (та, что положена в основу эффективного контракта) – имитационная. Это игра, правила которой как будто бы и установлены, но проверить их исполнение довольно трудно. Это даже не футбол, хотя при всей очевидности этой игры в ней существует «рынок побед и поражений», неуловимый для зрителей.

– Вы говорите о доверии государства. А в чем выражается доверие общества, если говорить об эффективном контракте?

– В контексте эффективного контракта мы говорим о доверии государства, так как оно является работодателем в государственном (муниципальном) образовательном учреждении. Именно им разработаны правила игры «оплата за качество».  Относительно общества все просто: оно априори доверяет школе, именно потому, что образование – доверительное благо.

Если ты не доверяешь школе, можно справляться с задачей образования ребенка в семье или идти в частное образовательное учреждение. Закон это разрешает.

Эффективный контракт – «задумка» государства. Оно по данному контракту покупает услуги образования, которые производят организации и физические лица. Правда, кошелек государства наполняется гражданами через налоги. Но в томто и парадокс. В нашем случае нарушается правило «кто платит, тот и заказывает музыку». Причина «нарушения» – транзакционные издержки. Многомиллионной когорте граждан труднее договориться о том, чему, как и в каком возрасте следует обучать. Поэтому мы, граждане, делегируем эту функцию государству, заранее оплатив услугу налогами.

– Что такое транзакционные издержки? И что это означает применительно к школе?

– Транзакционные издержки – все издержки, не входящие в цену контракта, но мы их несем. В нашем случае это издержки по контролю за исполнением контракта. Эффективный контракт содержит в своей структуре пункт «выплаты стимулирующего характера» с соответствующим разделом «показатели и критерии оценки эффективности деятельности ». Работодатель, прежде чем выплатить зарплату, должен проверять исполнение этих самых показателей и критериев. Это и есть те самые транзакционные издержки покупателя (государства в лице работодателя).

– Но ведь это еще и множество часов, проведенных учителем за заполнением различных отчетов, чтобы получить лишние две-три тысячи рублей!

– Да, плюс издержки продавца услуги (в данном случае – учителя) в виде отчетов, подсчетов своих выполненных показателей и баллов, по которым считается стимулирующая часть зарплаты. Очевидно, что чем больше партнеры доверяют друг другу, тем меньше уходит времени (а «время – деньги») на контроль исполнения. Производитель услуги, обнаруживая это доверие государства и общества, будет прикладывать усилия для достижения требуемых от него результатов. Так как доверие дорого стоит. Именно на таких доверительных отношениях и должен формироваться «образ учителя». Статус его повышает не высокая зарплата, сопровождаемая тотальной отчетностью (контроль за каждый вложенный в педагога рубль), а высокая гарантированная зарплата, играющая роль сигнала для общества об уровне ответственности учителя и доверии к нему государства.

Например, финским педагогам государство доверяет. Они работают на гарантированных высоких «окладах» (2,5–3 тысячи евро в месяц), с ними заключают ежегодные контракты и практически каждый год они «поступают» на работу по конкурсу. И ничего не надо перепроверять: транзакционные издержки по контролю за качеством их труда «стремятся к нулю», потому что учитель, не отвечающий определенным требованиям, не сможет пройти конкурс.

– Как следует составить, на ваш взгляд, такой доверительный контракт?

– Контракт, построенный на доверии, должен иметь высокую долю гарантированной оплаты (до 80–85 процентов), что существенно уменьшает стимулы производителей услуг к имитации эффективности и увеличивает степень их ответственности.

Ничего изобретать не надо. Например, в Санкт-Петербурге, Ханты-Мансийском и ЯмалоНенецком автономных округах еще 9 лет назад (в СПб с 2005-го, в ХМАО и ЯНАО с 2007-го) модель оплаты труда педагога базировалась на идее эффективного контракта, где гарантированная часть составляла до 85 процентов заработной платы.

То, что заложили в НСОТ, и должно было бы стать идеологией эффективного контракта. К сожалению, с 2011 года, с «первыми» указами о повышении заработной платы учителям до средней по региону эта модель стала нивелироваться.

Более того, педагогические коллективы получили стимул к имитации эффективности. Ведь Указ Президента РФ о выходе зарплаты учителя на среднюю по экономике надо выполнять; дополнительное финансирование на выполнение указа выделено, увеличение зарплат должно быть связано с повышением качества образования. Не составляет труда разработать и демонстрировать показатели качества, применение которых объясняло бы увеличение заработных плат.

– К слову, о показателях. Многие директора не понимают, какое отношение к эффективному контракту рядового педагога имеют результаты международных исследований (PIRLS, TIMSS, PISA). Зачем нужен этот пункт? Для проведения данных исследований отбираются лишь отдельные российские школы…

– И я этого не понимаю. Но посмотрите «дорожную карту», пункт «Мероприятия по повышению эффективности и качества услуг в сфере общего образования, соотнесенные с этапами перехода к эффективному контракту» и увидите данный показатель. Это только подтверждает: в реальной действительности мы имеем дело с имитацией эффективности эффективного контракта.

– Однако немало директоров утверждают: с введением эффективного контракта в их школе повысился уровень образования. Может быть, дело все же в том, как реализовывать идеологию эффективного контракта, в руководителе образовательного учреждения?

– Интервьюируя директоров и педагогов, мы получаем в шести случаях из десяти положительный ответ на вопрос «Как вы считаете, в вашей образовательной организации с введением стимулирующих надбавок за качество труда повысилось качество образования?».

В медицине есть понятие «плацебо-эффект», когда вещество без явных лечебных свойств используется в качестве лекарственного средства. Реальное действие от введения эффективного контракта на сегодняшний момент можно сравнить в лучшем случае с эффектом плацебо. Позитивный эффект возникает при вере пациента в действенность препарата. В нашем случае это звучит примерно так: «если нам за качество образовательной услуги увеличили заработную плату, значит, мы действительно его повысили».

«Управление школой». Сентябрь 2014 № 9(577)

http://upr.1september.ru/

 

Открытое заявление участников голодовки медиков скорой помощи г.Уфы

ОТКРЫТОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ
участников голодовки протеста сотрудников Станции скорой медицинской помощи г.Уфы



Мы, сотрудники МБУЗ «Станция скорой медицинской помощи г. Уфы», заявляем о начале с 9 сентября 2014 г. с 10.00 голодовки протеста против низких заработных плат и бездействия чиновников в ситуации разрушения системы качественного оказания экстренной медицинской помощи в столице Башкортостана.

Из-за низких зарплат, тяжелых условий труда и трудовых сверхнагрузок с начала 2014 года уволились около 200 сотрудников выездных бригад, и увольнения продолжаются. При численности коллектива около 1 тысячи человек, отток квалифицированных кадров составил порядка 20 процентов.

На настоящий момент 55% выездных бригад не укомплектованы в соответствии с федеральными нормативами. Вместо двух сотрудников на выезды отправляется один, и в случае необходимости проведения реанимационных мероприятий он просто не может технически оказать необходимую помощь в полном объеме.

Большая часть сотрудников годами работает на полторы ставки, подрывая свое здоровье. Растет физическая и психологическая нагрузка на работников, повышается риск врачебной ошибки. Оставляет желать лучшего техническое состояние значительной части автомобилей скорой помощи. Неадекватно снижена норма расхода топлива, водители подвергаются вычетам из зарплаты за поломки.

Одной из причин такого положения вещей стало сокращения объема финансирования ССМП г.Уфы в 2014 году на 12% (согласно ответа Гострудинспекции РБ). В итоге вместо мер по повышению привлекательности работы в скорой помощи администрация ССМП г. Уфы с нарушением норм законодательства резко снизила зарплаты рядовым работникам, отменив с мая выплаты за интенсивность и сократив с июня в 2 раза размер надбавки за ночные дежурства. Действовавший в учреждении старый профсоюз ФНПР вместо того, чтобы защищать наши права, согласовал соответствующие изменения в коллективный договор.

Согласно итогам проверки Государственной инспекции труда, проведенной по нашему обращению, за 6 месяцев 2014 г. в сравнении с 2013 г. средняя зарплата на станции сократилась: на 4,12% у врачебного персонала, на 4,4% у среднего медицинского персонала, на 10,8% у младшего медицинского персонала, на 8% у прочего персонала (включая водителей).
Наши попытки решить указанные проблемы путем обращения в органы власти и надзорные инстанции к результату не привели. Лишь после того, как мы создали первичную организацию Межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие» (152 сотрудника ССМП), провели пресс-конференцию и пикет, работодатель и чиновники начали обращать внимание на наши требования. Начались согласительные процедуры, муниципалитет г.Уфы выделил 14 млн руб., за июль были выплачены 100% «ночных», был изменен принцип финансирования уфимской «скорой».
В ответ на это мы остановили на месяц проведение протестной кампании, ожидая итогов выполнения поручений и взятых на себя чиновниками и работодателем обязательств.

Однако к началу сентября нам стало ясно, что согласительный процесс, по сути, прерван.
Администрация ССМП г.Уфы проигнорировала гарантированное Трудовым кодексом РФ и Федеральным законом «О профессиональных союзах» №10-ФЗ право ППО МПРЗ «Действие» на участие в коллективных переговорах. В коллективный договор были внесены изменения отменившие гарантированный характер 100-процентных доплат за ночные дежурства. «Старый» профсоюз ФНПР согласовал данные изменения, хотя не имел права этого делать, поскольку по собственным заявлениям не имеет в своих рядах более 50% сотрудников станции, а значит не может единолично представлять трудовой коллектив в коллективных переговорах. По оценкам администрации г.Уфы 14 млн руб. хватит только на пошив спецодежды и только на 2-3 месяца 100-процентной доплаты «ночных», а введение подушевого принципа финансирования при нынешнем тарифе не приведет к сколько-нибудь серьезному решению проблем финансирования ССМП г.Уфы.

Наше предложение о создании рабочей группы для обсуждения и внесения изменений в проект «эффективных контрактов» (так как в представленных проектах допущены неточности и включены пункты, ухудшающие условия прежнего контракта и противоречащие ТК и другим нормативным актам) игнорируется руководством, несмотря на то, что эти контракты должны быть подписаны уже 1 октября 2014. В этом контракте администрация пытается узаконить абсурдные вещи. Например, такую норму, что в реанимационной бригаде врач выезжает ОДИН и ему помогает ВОДИТЕЛЬ! Нам только непонятно, в чем должна заключаться его помощь? То ли водитель оказывает реанимационное пособие, то ли набирает и вводит лекарственные средства. А врач-реаниматолог СМП по этому проекту контракта обязуется участвовать в выхаживании… послеоперационных больных.

Никак не отреагировали чиновники на наше законное требование о доплате в размере не менее 50% за расширенный объем работы сотрудников неукомплектованных бригад, не решается ряд других поставленных сотрудниками станции и профкомом «Действие» вопросов. Чиновники позволяют себе публичные оскорбительные отзывы о профсоюзе «Действие», не основанные на проверенных фактах. На подстанциях ССМП г.Уфы, по оценкам членов профкома, возобновилось административное давление на активистов. Профком МПРЗ «Действие» не проинформирован об итогах выполнения пункта 3 протокола Рабочей встречи в Горздраве г.Уфы от 25.07.2014, согласно которому до 1 сентября 2014 г. Администрация ССМП г.Уфы должна отчитаться о проделанном работе по выдвинутым профсоюзом «Действие» предложениям.

Не предоставлены профкому официальные итоги проверки Контрольно-счетной Палаты. В то же время администрация ССМП г.Уфы утверждает, что якобы Палата предписывает уменьшит зарплату у водителей и реаниматологов. Сейчас водители получают 12-13 тысяч рублей, сколько же им останется, если еще уменьшат? И на что они будут кормить свои семьи??

Мы не получили ответы и на ряд других вопросов. В частности о несправедливом распределении стимулирующих надбавок между администрацией и выездным персоналом. В ответе начальника Управления здравоохранения администрации ГО г. Уфа РБ Авзалетдиновой А.Р. в качестве подтверждения якобы «высоких» зарплат рядовых медработников сравнивается зарплата врача с категорией и стажем свыше 7 лет с зарплатой слесаря по ремонту автомобилей. Неукомплектованность 55% бригад Авзалетдинова А.Р. в своем ответе не считает вопиющим фактом, хотя согласно алгоритмам оказания реанимационной помощи, утвержденным Миздравом РФ, необходимы как минимум 2 медработника (один проводит сердечно-легочную реанимацию, а другой занимается набором и введением препаратов, повышающих эффективность помощи). Приказ главврача ССМП г.Уфы №68 от 08.02.2014 г, в котором сказано «отменить направление специализированных бригад, кроме психиатрической, по вызовам линейных бригад СМП», руководитель Горздрава считает улучшающим медицинскую помощь пациентам, а слово «отменить» в ее ответе интерпретируется как «упорядочить». Вероятно, наши проблемы и проблемы населения г. Уфы Горздраву не интересны, и решать их там не собираются.
Никто не ответил на вопрос, по чьей вине не выплачены сверхурочные на Центральной подстанции в 2013г. Соответственно вопрос об их возврате даже не рассматривается. В 2013г, со слов главного врача ССМП, финансирование было приблизительно на 100 млн рублей больше. Почему в прошлом году на нашей зарплате это никак не отразилось?

Наши основные требования касаются:
1. Гарантированного повышения зарплат сотрудников (врачей, среднего и младшего медперсонала, водителей) при работе на 1 ставку до целевых показателей «дорожной карты» в соответствии с задачами Указа Президента РФ №597 (как это реализовано, например, в таких городах республики как Салават, Ишимбай, Стерлитамак).
Для этого, в частности, принять меры, обеспечивающие:
- восстановление гарантированного характера доплат (оплата 100% ночных часов с 22.00 до 06.00, повышающий коэффициент молодым специалистам – 0,2 и повышающий коэффициент особо сложные условия труда у водителей);
- введение доплаты за расширенный объем работы медработников в составе неукомплектованной по нормативам выездной бригады, исходя из повышающего коэффициента 0,5;
- введение при работе по внутреннему совместительству повышающего коэффициента 0,5;
- выплату стимулирующих надбавок за интенсивность работы (согласно пункту 1.1. Приложения №15 к коллективному договору);
- расчет и возврат денежных средств сотрудникам, работавшим сверхурочно и не выплаченных в 2013 году;
- возврат стимулирующих выплат (интенсивность), не выплаченных в 2014 году (январь, май).

2. Прекращение дискриминации в связи с профсоюзной деятельностью, переход администрации ССМП г.Уфы к принципам социального партнерства с ППО МПРЗ «Действие»; отмену незаконно принятых изменений в колдоговор, ухудшающих условия труда работников.

3. Предоставление всей полноты информации по поставленным активистами МПРЗ «Действие» вопросам, включая итоги проверки Контрольно-счетной палаты РБ.

На настоящий момент письменно свое намерение принять участие в голодовке изъявили 12 сотрудников скорой помощи, однако начнут ее пока 7 человек — 1 врач, 2 фельдшера и 4 медсестры.

Профком ППО МПРЗ «Действие» оказывает участникам акции, членам профсоюза, информационную и организационную поддержку.

Акция проходит по адресу: г.Уфа, ул. Рыльского 24/2, кв. 16., где будет организована прямая веб-трансляция и свободный доступ представителей СМИ.

Участники акции при этом будут продолжать исполнять свои служебные обязанности в рабочее время. Будет организовано ежесуточное медицинское освидетельствование.

Предлагаем возобновить согласительные процедуры с участием представителей ППО «Действие», администрацией МБУЗ ССПМ г. Уфы, Управления здравоохранения администрации ГО г.Уфа РБ, Министерства здравоохранения РБ, Территориального Фонда обязательного медицинского страхования РБ.

И.о. Президента Республики Башкортостан просим взять ситуацию под личный контроль.

Ссылка на веб-трансляцию и иные подробности — позже.

Приглашаем представителей СМИ для общения с участниками акции в 11.00 9 сентября по указанному адресу.

Участники голодовки протеста:

Тамара Богданова — медсестра кардиобригады
Зульфира Давлитова – медсестра-анестезист реанимационной бригады.
Денис Емцев – медбрат-анестезист реанимационной бригады.
Анна Никитина – врач.
Михаил Тишин – фельдшер.
Явгильдина Марина – медсестра-анестезист реанимационной бригады.




Телефоны для справок:
Андрей Коновал, оргсекретарь МПРЗ «ДЕЙСТВИЕ» — 89199149866.
Тамара Богданова, заместитель председателя ППО МПРЗ «ДЕЙСТВИЕ» ССМП г.Уфы — 89871411082

Работники скорой помощи в Уфе объявят голодовку из-за низких зарплат

Медработники станции скорой помощи Уфы готовятся объявить голодовку из-за низких зарплат. Участвовать в ней будут шесть человек. Это решение огласят завтра на митинге, пишет ИТАР-ТАСС со ссылкой на оргсекретаря Межрегионального профсоюза работников здравоохранения Андрея Коновала.

Он рассказал, что медики фактически вынуждены выполнять чужую работу, поскольку бригады скорой помощи не укомплектованы так, как надо. При этом зарплаты сотрудников станции скорой помощи остаются очень низкими, а дополнительная нагрузка оплачиваются не полностью или не оплачивается вовсе.

Профсоюз составил список требований из 15 пунктов. Помимо повышения зарплат, там указано снижение нагрузок, превышающих нормативы, и возвращение надбавок за ночные вызовы.

Напомним, медики еще в августе планировали устроить «итальянскую забастовку» — отказаться от любых дополнительных нагрузок и работать строго на одну ставку. Однако потом  власти начали выполнять их требования — выделили средства на покупку спецодежды и оплату ночных дежурств, и забастовку решено было отложить. По всей видимости, проблемы с оплатой труда решены не были, и медики возобновили протест.

Фото с митинга работников станции скорой помощи в Уфе, который прошел в августе. Изображение из блога Андрея Коновала (andrey_konoval.livejournal.com)

Фото с митинга работников станции скорой помощи в Уфе, который прошел в августе. Изображение из блога Андрея Коновала (andrey_konoval.livejournal.com)

http://medportal.ru/mednovosti/news/2014/09/03/946pay/

Есть ли смысл для медработников Москвы голосовать на выборах в Мосгордуму 14 сентября 2014 года?

Уважаемые коллеги и пациенты!

Я сейчас обращаюсь, в первую очередь, к москвичам.

Как и большинство из вас, я всегда честно ходила на выборы, надеясь, что выбираю достойных представителей моих интересов.

Я сама, в начале своей врачебной деятельности, работала депутатом Районного Совета, и работала честно.

И на предстоящие выборы готовилась идти, как обычно.

Но сегодня прочитала обращение коллег — сотрудников 45-ой подстанции СМП — мэру г.Москвы Сергею Собянину,

и поняла, что ответа коллеги не получат. Или получат бессмысленную отписку, как обычно это бывает при наших обращениях «наверх», которых было немало за последние годы.

Я не умею и не люблю заниматься общественной деятельностью, ходить на митинги, выступать с призывами.

Я хороший врач и отлично умею выполнять свою работу. Это мне действительно нравится, в отличие от участия в борьбе за права медработников и пациентов.

Но я не могу спокойно работать, когда вокруг разрушается система медицинской помощи.

И сегодня, возможно, настал тот момент, когда мы вместе можем попытаться что-то изменить.

Сейчас я вижу, как видите и вы, что реформа здравоохранения Москвы, вместо положительных изменений, несёт с собой планомерное разрушение московской медицины.

Возможно ли остановить этот деструктивный процесс?

Мы с вами неоднократно обращались в вышестоящие инстанции, в том числе, в Департамент здравоохранения Москвы, Минздрав, лично к мэру Москвы и даже к президенту России.

Наши обращения, очевидно, не доходят до адресатов или не привлекают их внимания, возвращаясь к нам пустыми чиновничьими отписками.

Руководители медицинских учреждений, наши главные врачи, крепко привязанные к своим креслам высокими зарплатами, менее всего заинтересованы в представлении интересов своих сотрудников и наших пациентов.

Весь чиновничий аппарат здравоохранения беззастенчиво паразитирует на нас, врачах и медсёстрах, которые, работая за гроши, занимаются собственно оказанием бесплатной медицинской помощи населению.

В отчётах президенту и в публикациях СМИ звучат доклады о растущих успехах медицины, о высоких средних зарплатах врачей по Москве, составляющих 70 тыс. руб. в месяц.

Но мы-то с вами знаем и постоянно заявляем, что это ложь!

При этом нас игнорируют, не желают считаться с нашим мнением, не реагируют должным образом на наши обращения.

ВНИМАНИЕ, КОЛЛЕГИ!

У нас есть редкая возможность остановить этот беспредел.

Через 2 недели предстоят выборы в Мосгордуму.

Для чиновников сейчас главное — провести эти выборы «без шума и пыли».

Главврачам приказано обеспечить максимальную явку медработников на избирательные участки. И отчитаться за эту явку. Обеспечат — их поощрят. Провалят — накажут.

Главврачи, как это уже было не раз, нарушая закон о выборах, будут требовать от заведующих отделениями подушевой отчётности о проголосовавших сотрудниках. Очевидно, что требование от своих сотрудников принять участие в выборах в обязательном порядке является превышением полномочий руководителей учреждений.

Но это уже стало обычной практикой, всякий раз повторяющейся на выборах.

Кто внедрил эту практику? Кто требует от главврачей угрожать заведующим отделений, в случае непредоставления детальной отчётности по голосующим сотрудникам, административно наказать их? Кто требует оказывать давление на подчинённых, тем самым нарушая закон? Кто ограничивает наше право на свободное волеизъявление?

Знаете ответ? И я его знаю.

А это значит, они дорого готовы заплатить за нашу явку на выборы.

Им очень важно организовать «активный электорат». Чтобы красиво отрапортовать.

А после выборов — не сомневайтесь — у них будет возможность окончательно разрушить московское здравоохранение.

Так давайте не продешевим, коллеги, если наши голоса так дорого стоят!

Именно сейчас у нас появился реальный шанс быть услышанными и привлечь внимание к проблемам московского здравоохранения.

Именно сегодня у нас есть инструмент влияния на руководство Москвы.

Единственный вариант эффективного воздействия на власти, привлечения их внимания к разрушению здравоохранения Москвы - массовая неявка медицинских работников на выборы, в знак протеста против отсутствия внимания городских властей к многочисленным обращениям медицинских работников, указывающих на катастрофическое положение системы здравоохранения.

У нас мало времени.

ПРЕДЛАГАЮ

объявить на собраниях трудовых коллективов медицинских учреждений,

а также в СМИ,

что в случае, если в ближайшие дни, накануне выборов в Мосгордуму,

руководство города (лично мэр Сергей Семёнович Собянин) не встретится, чтобы выслушать наши требования и ответить на все наши вопросы, с представителями медицинских коллективов Москвы, которых мы выдвинем сами, и представителями пациентстких организаций, в присутствии представителей СМИ,

мы все, медицинские работники и поддерживающие нас пациенты,

продемонстрируем массовую неявку на выборы в Мосгордуму,

так как не видим смысла избирать орган,

игнорирующий проблемы населения города.

Источник в ФБ

http://rusmedserver.com/?p=1486

Общественники составили рейтинг самых богатых руководителей вузов

   |   Политика   |   Игорь Казаков   
Доходы некоторых ректоров превышают доходы преподавателей в 80 раз

 

Общественники составили рейтинг самых богатых руководителей вузов

Фото: Анна Исакова

 

Общественное движение «Обрнадзор» представило рейтинг доходов руководителей государственных образовательных учреждений высшего профессионального образования. Копия документа (имеется в распоряжении «Известий») будет направлена министру образования и науки РФ Дмитрию Ливанову для ознакомления.

Согласно рейтингу, составленному на основе мониторинга данных из открытых источников, наибольший доход за 2013 год получил первый проректор Высшей школы экономики Леонид Гохберг, заработавший чуть менее 40 млн рублей. Следом за ним в общем рейтинге, в котором учитывались данные как ректоров, так и проректоров, директоров филиалов вузов, главных бухгалтеров и президентов вузов, расположился ректор Всероссийской академии внешней торговли Сергей Синельников-Мурылев, заработавший за прошедший год 37,8 млн рублей. Тройку лидеров общего рейтинга с 36,9 млн рублей дохода замкнул ректор Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте Российской Федерации Владимир Мау.  

Руководитель общественного движения «Обрнадзор» Алексей Монахов пояснил «Известиям», зачем потребовалось собирать данные, которые и так находятся в свободном доступе в интернете, и составлять на их основе рейтинг.

— Мы совершенно не против того, чтобы руководители госвузов, главные бухгалтеры, проректоры и директора филиалов получали десятки миллионов рублей в год. Высокая зарплата — не проблема. Цель нашего мониторинга — привлечь внимание к гигантскому разрыву между доходами руководства госвузов и преподавателей, особенно молодых, — отметил общественник.

Среди главных бухгалтеров наибольшим доходом может похвастаться Наталия Кирсанова из Московского государственного университета им. О.Е. Кутафина, заработавшая в 2013 году почти 10 млн рублей. В рейтинге директоров филиалов первую строчку занимает Наталья Фролова, заработавшая на должности директора Нижневартовского экономико-правового института (филиал ФГБОУ ВПО «Тюменский государственный университет») 12,4 млн рублей. Первое место рейтинга доходов президентов вузов занял Николай Макаркин, президент Мордовского государственного университета им. Н.П. Огарева, получивший за последний год доход в размере 12,7 млн рублей.

По величине суммарного дохода руководящего состава вузов лидирует Высшая школа экономики, чье руководство заработало за 2013 год более 150 млн рублей. На самой же нижней строчке этого же рейтинга расположился Белгородский государственный технологический университет им. В.Г. Шухова — свыше 5 млн рублей. В основной топ вошли 209 человек с доходом выше 5 млн рублей.

Общественники полагают, что начало учебного года — самое время напомнить о существующей, по их мнению, проблеме.

— Самое время вспомнить о педагогах. О людях, которые реально работают и должны за это получать достойную зарплату. Не секрет, что именно преподаватели, методисты, доценты выполняют самый большой объем работы. Однако их зарплаты начинаются от 16 тыс. рублей в месяц, а в среднем не превышают 40 тыс. рублей. Таким образом, получается разрыв более чем в 80 раз, — подчеркнул Монахов.

Он также отметил, что принципы оплаты труда сотрудников в высших учебных заведениях в России и за границей сильно отличается.

— За границей всё в точности наоборот. В западных университетах ректор — это наемный менеджер типа нашего главного бухгалтера, который зарабатывает намного меньше, чем профессора ведущих вузов. Работа научная и работа преподавательская в западных странах, как и в странах Азии, стоит намного больше, чем менеджерская, — пояснил он, выразив надежду, что получившийся рейтинг не останется незамеченным в Минобрнауки.

Представители Общероссийского профсоюза образования подтвердили «Известиям», что порой разница между зарплатами преподавателей и руководства вузов существенна. Однако, по мнению заместителя председателя Общероссийского профсоюза образования Татьяны Куприяновой, работа по повышению заработных плат проводится государством, и этого сложно не заметить.

— За последний год заработные платы штатных ППС (сотрудники профессорско-преподавательского состава) увеличились в среднем на 15%. В зависимости от регионов этот показатель варьируется, но демонстрирует положительную тенденцию, — отметила она.

По словам министра образования Дмитрия Ливанова, не совсем корректно сравнивать зарплаты и доходы сотрудников вузов.

— У ректора РАНХиГС доход действительно составляет 36 млн рублей, но заработная плата из них — 3 млн. Средняя зарплата профессорско-преподавательского состава по стране составила в первом полугодии 2014 года 45 тыс. рублей, это 144% к средней по экономике. И это относится только к категории преподавателей, не включая руководителей университетов. Для зарплаты же ректора установлено нормативное ограничение — она не может быть выше, чем 8 средних зарплат по его университету. Кроме того, мы стимулируем университеты активно зарабатывать деньги за счет науки и образовательных услуг, с одной стороны, это заложено в майских указах, использование внебюджетных доходов для повышения оплаты труда, а с другой — чистое преподавание, чтение лекций без научной работы неэффективно. 

По мнению министра, сотрудники ведущих университетов зарабатывают существенно выше, но и требования, предъявляемые к ним, несоизмеримо серьезнее.

— Люди, ведущие большие научные проекты по рыночному заказу, зарабатывают значительно больше, чем те, кто исключительно читает лекции. Но эта система прозрачна, понятна людям, и ясно, что необходимо сделать, чтобы заработать больше, — отмечает Ливанов. — Наконец, Минобрнауки публикует данные о доходах ректоров на официальном сайте. У нас создано специальное структурное подразделение — департамент по вопросам государственной службы, кадров и профилактики коррупции, который занимается сбором данной информации, проверкой, а также предоставлением ее для публикации на сайте. Со своей стороны мы рекомендуем вузам, чтобы оклад преподавателей составлял не менее 70–75% от зарплаты.

Председатель комитета Госдумы по образованию Вячеслав Никонов полагает, что в системе российского образования проблема с разницей в зарплатах, может быть, и есть, но она не носит такого массового характера, как это представлено в рейтинге.

— Этой проблемы в системе российского образования в большом объеме не существует. Если есть реальные факты того, что зарплата какого-то ректора кратно превышает зарплаты педагогов, эти факты требуют разбирательства, хоть я и сомневаюсь, что подобных примеров много, — пояснил он, добавив, что доход руководителей вузов может составлять не только зарплата по месту основной работы.

Читайте далее: http://izvestia.ru/news/575991#ixzz3CHPm87e3

Уролог вместо хирурга или как бытие определяет «подсознание»

То, о чем неоднократно предупреждал профсоюз «ДЕЙСТВИЕ», ярко проявилось в Людиновской ЦРБ Калужской области. Здесь из-за санкционированной региональным Минздравом отмены стимулирующей выплаты (10 тыс. руб. — треть зарплаты) из больницы начали уходить кадры. В августе уволились два хирурга стационара, некому стало дежурить по ночам, и, как рассказывают медики, администрация ЦРБ стала заставлять дежурить в хирургии ухогорлоноса, уролога и даже…офтальмологов.

DSCN1677.jpg
В июле медики ЦРБ г. Людиново выходили на акцию протеста, предупреждали о последствиях, но не были услышаны властями.

Вот что писал мне еще две недели назад председатель людиновской первички профсоюза «Действие» Дмитрий Квшинов:
«Ну что… У нас два молодых специалиста, оба хирурги подали заявления на расчет. Нашли места с более достойной зарплатой. Теперь с хирургами катастрофа. Вместо 4 по штату — осталось два. Еще раньше рассчитался рентгенолог, он приезжал на работу из Брянской области, г. Дятьково, дорога — 80 км.  Причина увольнения та же — снижение зарплаты. По штату должно быть не менее 4 рентгенологов, остался один. Рассчитался один участковый терапевт — правда, пенсионнного возраста. Но  теперь из положенных по штату19 человек, работает 10. Есть большая вероятность, что уйдут два окулиста, оба молодые специалисты, у них сейчас зарплата всего 17000 в месяц. Если уйдут оба, то окулистов в ЦРБ не будет совсем. Вот к чему привело сокращение зарплат узких специалистов».

Одним из последствий увольнения хирургов стала проблема ночных дежурств, которые традиционно по всей стране  закрываются дополнительной работой по  совместительству. Оставшиеся два хирурга стационара тоже дежурят по ночам и не могут делать это еще и за уволившихся.

В этой ситуации руководство больницы попыталось принудить к ночным дежурствам в стационаре хирургов поликлиники:

Пишет  хирург поликлиники (два дня назад):
«Мне сказали: не будешь дежурить в стационаре — нам не нужна, пиши на увольнение. А дежурить не могу по многим причинам. Во-первых: заведующий сказал: мне в сложных случаях не звони, а вызывай санавиацию, я свой телефон отключу. Я после интернатуры только в поликлинике работаю, опыта не имею, а если экстренная операция??? что мне делать? ждать 3 часа помощь из Калуги? Отвечать мне. Во-вторых: у меня сейчас в поликлинике будет прием за себя и за второго хирурга, а с 10 сентября — эндоскопический (осенняя пора — сезон язв и кровотечений), на ставку приема будет (и это все за 2 часа, благо количество аппаратов пока позволяет) + возможные вызовы вне рабочего времени. Если, как полагается, выслушивать каждого пациента, улыбаться, спокойно по 5 раз объяснять одно и тоже, правильно оформлять документацию по всем требованиям — это до 17 часов точно, а потом — карточки с собой и заполнять дома. А если еще ночное дежурство? Через неделю (если раньше за неоказание помощи не отстранят), я превращусь в зомби».

Пытаясь закрыть  брешь, администрация ЦРБ привлекла в августе к ночным дежурствам в хирургии… уролога  и врача ЛОР. Пытались заставить дежурить даже офтальмологов, не имеющего вообще сертификата по хирургии, но те отказались наотрез. Но и ЛОР и уролог — тоже узкие специалисты в своей области.
«Представляешь, привезут ночью с ножом в животе человека, что ЛОР-врач будет делать? Нос оперировать» — говорит Дмитрий Кувшинов.

Чтобы читатель понимал: за ту огромную ответственность, связанную с жизнью и здоровьем пациента, которую несет медик, врачам  за ночное дежурства в Людиновской ЦРБ платят полторы тысяч рублей. Это за 16 часов работы (с 16.00 до 8.00) — между «дневными» дежурствами. То есть непрерывный рабочей день сотрудника длится в таких случаях — около 32 часов.

Под давлением профсоюза «Действие» надзорные органы начали понемногу находить нарушения трудового законодательства в Людиновской ЦРБ, а администрация начала идти на отдельные уступки. В частности, ходят слухи о возможной выплате каких-то премий в целях частичной компенсации потерь от отмены стимулирующих.

Однако в целом чиновники и работодатель занимают крайне жесткую и опасную (для нормальной работы учреждения) позицию. Главврач Насрулла Омарасхабов вместо конструктивного диалога с профсоюзом избрал, по сути,  путь «информационной войны». Доходит до смешного. В одной из статей, искажающей ситуацию, главврач  для доказательства якобы  высоких зарплат рядовых сотрудников оперирует средними зарплатами с учетом периода до отмены стимулирующих выплат в апреле, а также просто заданиями региональных «дорожных карт» на… конец 2014 года — опять же в среднестатистических показателях.А чтобы объяснить, почему врачи видят у себя в зарплатных квитках и карманах 17 тыс. руб. вместо 27 тыс. в 2013 году, Насрулла Омарасхабов обвиняет профсоюз «Действие» в воздействии на.. «подсознание медиков».

статья насруллы выд.jpg

«Как бы ППО МПРЗ «Действие» не пыталось внести смуту в общественность и подсознание работников, приводя отличные от опубликованных цифры, данные говорят сами за себя... — расуждает г-н Омарасхабов. — Это будет продолжаться до те пор, пока во главе угла будет стоять только одна цель — удовлетворение от созданного конфликта и деньги«.

Вот про деньги особенно забавно. У него врачи бегут из больницы из-за низких зарплат, неукомлектованность кадрами по отдельным направлениям — 50 процентов, а Насрулла Омарасхабович будет попрекать независимый профсоюз за то, что он поднял такой низко-материальный вопрос, как достойная оплата труда.

Особенно печально, что в этом  главврача Омарасзабова, по сути, поддерживает  региональный Минздрав. Еще в июне по поставленным активистами МПРЗ «Действие» вопросам состоялось выездное заседание во главе с министром здравоохранения Калужской области. Была проведена так называемая «согласительная комиссия», в которой, впрочем, не было ничего согласительного. Один из пунктов решения гласил: «В соответствии с действующим законодательством обеспечить сохранения уровня зарплаты сотрудников ЦРБ (без учета стимулирующих выплат)».

Рисунок (31).jpg

То есть, если из зарплаты в 27 тысяч врача — узкого специалиста убрали 10 тысяч, то, по мнению калужских чиновников, это нормально, это тот же самый «уровень зарплаты»? Так собираются здесь повышать качество медицинского обслуживания?

Профсоюз «Действие» готовит в ближайшее время в Людиново новую акцию протеста.

andrey_konoval

http://rusmedserver.com/?p=1494

Выбери будущее. Куда приведёт воронежцев реформа образования?

Елена ДЕРЕВЯНКИНА

Все дети устроены в детсады, где в больших и светлых группах играют развивающими игрушками и получают замечательное воспитание. Школьники занимаются по электронным учебникам и сидят за партами с ноутбуками. После государственной итоговой аттестации часть выпускников отправляется в училища и техникумы – вот они, готовые кадры для предприятий региона, ну а самые умные по окончании школы с блестящими результатами ЕГЭ поступают в местные вузы, по эффективности не уступающие столичным…

Такой была бы идеальная картина идеальной системы образования. Но что мы имеем на самом деле? Как в нашем регионе продвигается реформа образования?

От трёх до семи

- Не успела родить ребёнка, а друзья уже спрашивают – встали ли мы в очередь в детский сад, — рассказывает Инна Куркова, жительница Воронежа. – Неужели до сих пор от этих очередей не избавились? Только и слышишь: там детсад построили, там ремонт сделали… Так почему мест всё не хватает?

Праведный гнев переживают многие родители из областного центра. И не безосновательно: несмотря на то, что строятся новые и реконструируются старые детсады, очередь всё равно остаётся. Впрочем, ситуация уже не так критична: если три года назад свои места ждали 20 тыс. малышей, то сейчас — около трёх тысяч. В некоторых райцентрах устроены до 80% дошкольников, т.е. мест хватает практически всем. В ближайшие годы новые детсады появятся в  Павловском, Новохопёрском, Лискинском, Панинском, Верхнехавском и других районах. Неплохо решается и кадровый вопрос – воспитателям подняли зарплату в 2,5 раза. Теперь чиновники озаботились тем, чтобы разрыв в зарплатах в разных районах области был минимальным.

Правда, речь идёт лишь о заведениях для  детей от трёх до семи лет. Про ясли чиновники пока помалкивают, оно и понятно – в Воронежской области их по пальцам пересчитать.

Фото: АиФ / Александра Горбунова

Не строят, но укрупняют

Сейчас в дефиците места в детсады, а рождаемость улучшилась, так не столкнёмся ли мы через пару лет с новой проблемой – острой нехваткой школ? Тем более, что со школами ситуация и того хуже – в Воронеже, например, их практически не строят. В итоге, немало переполненных учебных заведений, где занятия проводятся по сменам, а родители всё равно чуть не в драку – лишь бы их ребёнка взяли именно в эту гимназию или лицей. А если свободных мест в школе предостаточно, есть вероятность попасть под дамоклов меч реорганизации, тогда могут закрыть, объединить, распустить. Пример – школа № 37, которую хотели соединить с гимназией Басова (см. «АиФ-Черноземье» №4 от 22.01.2014 г.). И лишь активность родителей да вмешательство СМИ помешали её исчезновению.

А ещё в Воронеже важен вопрос расположения: в старых районах города, как правило, учебных заведений хватает, а вот в новых микрорайонах, которых сейчас огромное количество, школ не строят совсем.

На территории области другие проблемы: там закрываются старые школы в малочисленных и отдалённых деревнях, а детей в «укрупнённые» учебные заведения развозит школьный автобус. Каждое закрытие школ – это протесты местных жителей и, как правило, дальнейшая смерть села. Что будет дальше – неясно. Тем временем, 1 сентября в Воронежской области должны открыться две новых школы – в Терновском и Семилукском районах. А в 2015 году по новой школе появится в Грибановке и в Воронеже.

Ещё одна проблема школ – кадры. И зарплату учителям подняли, и молодёжь привлекают – даже ввели дополнительные выплаты в первые пять лет работы. В итоге, средняя зарплата учителя – 27 тыс. руб. – сейчас опережает среднюю по региону. Но всё равно этого недостаточно. Ведь за красивый цифрой часто скрывается адский труд. «Голый» оклад педагога всего 8 тыс. руб., а значит, чтобы добиться средней зарплаты, приходится брать «лишние» часы, делать дополнительную работу и практически ночевать в школе. Профсоюзы и сами учителя давно просят увеличения именно окладной части, но пока всё остаётся по-прежнему.

Фото: www.russianlook.com

Выбери будущее

С единым госэкзаменом в этом году выпускники справились гораздо хуже обычного. В итоге, средний балл по ЕГЭ в регионе снизился примерно на десять пунктов. Интересно, что достаточно неплохо сдавали обществознание, историю и другие дополнительные предметы, тогда как по основным дисциплинам – русскому языку и математике – показали обратный результат. Так что придётся школам восполнять пробелы в знаниях учеников, что будет весьма непросто: часы того же русского языка в старших классах министерство образования недрогнувшей рукой сократило до одного-двух в неделю. Кстати, в 2020 году в перечень обязательных предметов для сдачи в форме ЕГЭ войдёт ещё и иностранный язык.

Но несмотря ни на что выпускники школ сегодня в шоколаде – их мало, а значит, и особого конкурса среди них нет. Поэтому в последние годы все решили поступать в вузы. Однако на этот раз преградой стал ЕГЭ, сдать который удалось не всем, либо низкий проходной балл – из-за установленного вузовского минимума в студенческие аудитории не попали тысячи человек.

Дмитрий Ендовицкий, председатель совета ректоров воронежских вузов, отметил, что воронежские вузы успешно прошли мониторинг деятельности учреждений высшего образования.

– По его итогам, в 2014 году все местные госвузы были признаны эффективными. Из регионов с развитой сетью высших учебных заведений мы стали единственным, где нет неэффективных. Как итог – госвузы региона выполнили план бюджетного набора в этом году и имеют неплохие результаты по набору внебюджетных студентов. И это при том, что средний балл ЕГЭ упал примерно на 4-5 единиц.

Фото: АиФ / Фото Валерия Христофорова

Как в современных демографических условиях шла приёмная кампания в воронежские вузы? Скажу гордо – мы подписали «пакт о ненападении», приёмная кампания шла мягко и профессионально, наши вузы активно позиционировали себя в других регионах.

В региональном департаменте образования, науки и молодёжной политики отмечают, что растёт число школьников, которые идут в ссузы. Это обнадёживает, потому как предприятиям остро не хватает рабочих рук, и за последнее время в области появилось семь новых центров профессиональной подготовки. По прогнозам специалистов, в ближайшие годы в средних профессиональных учебных заведениях будут развиваться технические направления.

Что касается вузов, то у них свои проблемы – ежегодный рейтинг эффективности, борьба за абитуриентов и т.п. В этом году «храмы науки» смогли на 100% заполнить студентами лишь бюджетные отделения. Но что будет дальше? Некоторые уже сейчас с трудом закрывают набор. Есть мнение, что через десяток лет на рынке образовательных услуг останутся только сильнейшие. Конкуренция слишком высока, да и «вышка» не всем по карману.

И хотя чиновники уже подводят итоги реформы образования, она продолжается, а значит, нас ждёт ещё масса неожиданностей.

http://www.chr.aif.ru/voronezh/events/1324997

Генпрокуратура проверяет факты невыплаты зарплаты учителям, работавшим на ЕГЭ

Генеральная прокуратура РФ начала проверку по фактам невыплаты заработной платы учителям школ, которые были задействованы в проведении единого государственного экзамена.
​Об этом сообщил первый заместитель Генпрокурора РФ Александр Буксман в официальном письме на имя депутата Госдумы Владимира Бурматова, который обратил внимание на эту ситуацию и направил депутатский запрос с просьбой организовать проверку и принять необходимые меры прокурорского реагирования.

Ранее стало известно, что преподаватели школ в ряде регионов не получили оплату за работу во время проведения Единого государственного экзамена. Сообщения о невыплате денег поступили, в частности, из Омской области и Санкт-Петербурга. В 27 регионах деньги получили только члены предметных комиссий. Между тем, обязательность выплат за работу по подготовке и проведению ЕГЭ для педагогических работников прописана в законе «Об образовании».

По информации, направленной Генпрокуратурой на имя депутата Бурматова, в целях повышения оперативности реагирования прокурорам Омской области и Санкт-Петербурга поручено организовать необходимые проверки и при наличии к тому оснований принять соответствующие меры. Исполнение поручений будет контролироваться Генеральной прокуратурой РФ.

По информации er.ru

http://www.ug.ru/news/12647

Леонид Гречишников, Москва: Нужно срочно увеличить МРОТ. Он должен быть больше официального — заниженного — прожиточного минимума

Зарплата педагогам должна повышаться так, чтобы при этом за каждый час труда им платили больше, чем до указов, а не меньше. Кроме того, повышение зарплаты не должно происходить за счет сокращения учителей.

Педагог, врач и им подобные – это едва ли не самые общественно значимые профессии. Мудрец сказал: сражения выигрываются учителями. Переоценить значение труда этих специалистов в формировании качественного состава общества вряд ли возможно. Если они плохо учат, лечат и т.д., то, думается, те, кто выходит «из-под их пера», несут «печать» этого через всю свою жизнь. Эдакий «эффект домино». Когда падение первой «костяшки» (плохое обучение, лечение) вызывает падение соседней. Недообученные и недовылеченные хуже выполняют свою работу, из-за чего падают и другие «костяшки».

Что из этого вытекает? Для людей, для экономики, для общества, для страны? А то, прежде всего, что качественный состав самого отряда педагогов, врачей и т.п. должен быть достаточно высоким. И что их должно быть достаточно для поддержания на должном уровне знаний и умений членов общества, их здоровья и т.д.

А качественный состав учительства, врачебного сообщества и т.п. зависит, прежде всего, от размера зарплаты в этих сферах труда. Ведь зарплата и другие подобные доходы – это едва ли не главная характеристика, от которой зависит распределение членов общества по сферам труда. Сферы труда с высоким уровнем вознаграждения за труд заполняются теми из них, у кого лучшие способности и другие личностные качества. И наоборот.

Но если у учителей и врачей и хорошие способности, то при недостаточной зарплате они все равно не могут выполнять свою работу на достаточно высоком уровне. Ведь экономическое назначение зарплаты как раз в том и состоит, чтобы воспроизводить людей труда, и в том числе педагогов, врачей и т.п. Их жизненные силы. Их нервно-психическую и чисто физическую энергию. Их трудоспособность. И не на неизменном, а на все возрастающем уровне.

Для этого зарплаты должно хватать не только на попить-поесть, одеться-обуться, иметь жилище, но и на повышение квалификации, содержание семьи и т.д. Если же зарплаты на все это недостает, то люди труда от этого деградируют, деквалифицируются с той или иной скоростью. Уместна, на мой взгляд, такая аналогия. Если не позаботиться о необходимых средствах на ремонт и модернизацию станков, то к чему это приводит? Они от этого досрочно, в экономически необоснованный срок, приходят в негодность.

Увы, в России зарплата этих ключевых специалистов (в массе) на протяжении десятилетий была недопустимо низкой. Согласно опросам ВЦИОМ, учитель в России на предпоследнем месте в списке профессий, которые взрослые порекомендовали бы своим детям и внукам. Одна из главных причин этого, убежден, — низкая зарплата.

Судя по факту принятия указов о повышении зарплаты, власть наконец-то проявила намерение решать эту острейшую проблему. Кстати, уверен, ею же самой и созданную. В частности, весьма действенно «поработали» на эту проблему (и продолжают «работать») законы о минимальном размере оплаты труда (МРОТ). Уже не одно десятилетие Правительство РФ, Госдума, Совет Федерации и т.д. «железной рукой» внедряют этими законами «зарплату», которая меньше даже прожиточного минимума, то есть, меньше минимально необходимого для сохранения здоровья и трудоспособности людей труда. Даже если сравнивать раз за разом узакониваемый МРОТ с тем прожиточным минимумом, который официально признается властью минимально необходимым для сохранения здоровья и трудоспособности. И который, по оценкам экспертов, очень сильно занижен.

Если зарплата меньше минимально необходимой для сохранения здоровья и трудоспособности, то это слово, убежден, следует брать в кавычки, поскольку это и не зарплата вовсе, не вознаграждение за труд. Если зарплаты недостает людям труда для сохранения здоровья и трудоспособности, то какая же это награда? То есть, издание законов о МРОТ и их внедрение – это не только нарушение экономических законов, но, уверен, еще и Конституции РФ, права человека на вознаграждение за труд. Внедрение властью такой зарплаты – весьма «успешное». В России зарплата меньше прожиточного минимума у каждого пятого работника.

Может показаться, что низкий МРОТ – это далеко от проблемы низкой зарплаты педагогов, врачей и других бюджетников. Но ведь МРОТ десятилетиями использовался госорганами в качестве исходной базы при определении размера их зарплаты. То есть, российский МРОТ – это своего рода испорченный компас, который показывал (и продолжает показывать) не туда, куда надо. И связь здесь была самая непосредственная: недопустимо низкий МРОТ – недопустимо низкая зарплата педагогов, врачей и т.д.

Теперь – непосредственно к теме разговора. Повышение зарплаты (после указов), о котором речь, не только не решает проблему, но, напротив, усугубляет ее. До этих указов зарплата педагогов, врачей и т.д. (в массе) была недопустимо низкой не только по своей абсолютной величине, но и в расчете на ту трудовую нагрузку, которая у них была. Каждый час их труда оплачивался недопустимо низко, что не позволяло воспроизводить должным образом их трудоспособность.

Растет ли зарплата, если прирастает, к примеру, на 20%, а трудовая нагрузка – на 50%? Понятно, что в расчете на трудовую нагрузку, на каждый час труда – не растет, а уменьшается. Ведь человек работает, расходует свои силы в полтора раза больше, а получает за полуторную работу лишь на 20% больше. То есть, получается, что и без того недопустимо низкая оплата часа труда становится после указов еще меньше. Труд педагогов, врачей и т.п. становится еще дешевле, что, очевидно, неприемлемо.

Могут ли власть имущие быть заинтересованы в низком МРОТ и низкой зарплате бюджетников? Думается, могут. Ведь чем меньше МРОТ и зарплата бюджетников, тем больше средств из бюджетов разного уровня можно направить на содержание аппарата госорганов. На разбухшие штаты, на разбухшие зарплаты, на спецквартиры, спецлечение, спецтранспорт и т.д.

Экономия на МРОТ и зарплате педагогов на протяжении десятилетий – это вовсе никакая не экономия, поскольку ущерб от нее несоизмеримо больше. Ведь этой «экономией» подрывается трудовой потенциал страны – главное богатство и главный экономический ресурс общества. Самое мягкое слово для обозначения такой «экономии» — это расточительство.

Специалисты констатируют: рабочая сила в России все меньше отвечает требованиям рынка труда. Нарастают нехватка рабочих и специалистов в стране, налицо ее наводнение гастарбайтерами. Даже по официальным данным, только врачей и медсестер недостает в стране более 300 тысяч человек.

Убежден, одна из причин этого – как раз необоснованная зарплатная политика, десятилетиями работавшая, да и продолжающая работать против здоровья и трудоспособности, эффективности труда рабочих и специалистов.

Вот некоторые, на мой взгляд, очевидные выводы из изложенного. Зарплата педагогам, врачам и др. должна повышаться так, чтобы при этом и за каждый час труда им платили больше, чем до указов, а не меньше. Повышение зарплаты не должно происходить и за счет их сокращения, приводящего к ухудшению в обществе и без того «хромающего» обучения, лечения и т.п. Кроме того, необходимо незамедлительно увеличить МРОТ. Он должен быть больше официального (заниженного) прожиточного минимума.

Об авторе

Леонид Васильевич Гречишников, кандидат экономических наук, пенсионер

http://www.ug.ru/insight/451

Есть ли будущее у российской медицины?

21.08.14

Источник
Medkrug.ru

http://www.medkrug.ru/article/show/est_li_budushee_u_rossiiskoi_medicini

Профсоюз учителей возмущен понижением оклада педагогам начального профобразования

Профсоюз учителей возмущен понижением оклада педагогам начального профобразования

На состоявшемся сегодня постоянно действующем совещании при зампреде правительства Михаиле Горемыке главы министерств озвучили показатели «дорожных карт» работников соцсферы.

Среднемесячная плата педагогов в общем образовании за первое полугодие 2014 года составила 21 385 рублей, в дошкольных учреждениях – 16 525 рублей, в учреждениях допобразования – 21 322 рублей, у преподавателей и мастеров производственного обучения – 21 223 рублей, у педагогов из учреждений для детей-сирот – 21 231 рублей. Чтобы зарплата педработников общего и дошкольного образования достигла нужных показателей в этом году требуется 434,1 миллионов рублей.

Председатель Саратовской областной организации Профсоюза работников народного образования и науки РФ Николай Тимофеев обратил внимание, что в связи с реорганизацией более чем на две тысячи снижены зарплаты педагогов, работавших в учреждениях начального профобразования.

«Педагоги переходят в другие учреждения. Теперь у нас нет учреждений начального профобразования, — пояснила министр регионального образования Марина Епифанова. — Они могут отказаться, мы выплатим компенсации и они смогут найти место, где зарплата будет не меньше».

На это Николай Тимофеев возмутился, сказав, что «это дело не добровольное, а идущее от власти», и что не смотря на реорганизацию обязанности педагогов остаются теми же, а оплата становится меньше.

Согласно данным министерства социального развития области число соцработников составило 4479 человек, их средняя заработная плата на данный момент составила 12 146 рублей. В здравоохранении показатели распределились следующим образом: врачи и работники с высшим образованием, обеспечивающие медуслуги, получают 32,3 тысячи рублей, средний медперсонал – 17,8 тысяч рублей, младший медперсонал 11,3 тысячи рублей.

http://www.saratovnews.ru/obschestvo/profsouz-ychitelei-vozmyschen-ponijeniem-oklada-pedagogam-nachalnogo-profobrazovaniya/

В Калужской области медики пикетируют и выявляют нарушения трудового законодательства

DSCN1677.jpg
Гострудинспекция Калужской области, похоже, покрывает главврача ЦРБ Людиновского района, обвиняемого активистами профсоюза «Действие» в нарушении законодательства о труде и профсоюзной деятельности.

Вот фрагмент ответа Государственной инспекции труда РФ на жалобу медиков Людиновской ЦРБ о введении администрацией больницы системы штрафных санкций в отношении выплат за дополнительный объем работы участковой службы (бывшие «путиинские» 10 тысяч руб.  врачам, 5 тысяч — медсестрам).

штрафов нет кр.jpg

Как видим, начальник калужской Гострудинспекции г-жа Позднякова утверждает:
«Согласно представленных работодателем локальных нормативных актов больницы штрафные санкции не предусмотрены».
 А вот локальный нормативный акт за подписью главного врача Людиновской ЦРБ Насрулы Омарасхабова, в котором черным по белому написано: «Штрафные санкции».

штрафытабл обр.jpg

Как это понимать? Думаю, одно из двух: или мы имеем элементарный саботаж, или г-жа Позднякова просто некомпетентна, коль скоро под ее руководством проверка по обращению медиков проведена настолько поверхностно. Люди жалуются чиновникам федеральной службы на урезание зарплат в через систему штрафов, прямо запрещенных законодательством Российской Федерации, а они им выдают отписку, составленную, судя по всему, исключительно  на основе аргументов работодателя —  без серьезного анализа документов.

Возникает вопрос о качестве остальных выводов, которые содержатся в ответе Гострудинспекции Калужской области, в которой отмечены лишь небольшие нарушения, а в целом картина представлена благостная. Примерно такую же позицию заняли чиновники областного Минздрава, выезжавшие с комиссией в Людиново по обращению профсоюза «Действие».

До сих пор, кстати, ни Гострудинспекцией ни прокуратурой Калужской области не приняты меры по привлечению к административной ответственности главврача Омарасхабова за нарушение права профсоюза «Действие» на получение информации по социально-трудовым вопросам. Данное право гарантировано Трудовым кодексом и федеральным законом о профсоюзах. Но, видимо, не на территории Калужской области.

Неудивительно, что, не видя результатов реальной работы надзорных органов по своим обращениям, медики г.Людиново были вынуждены прибегнуть к протестной кампании, включающей в себя уличную акции протеста.
О том, с какими трудностями активисты профсоюза столкнулись при согласовании акции с властями г. Людиново, я уже писал.
См. об этом: «Царь Калужской области. Сегодняшняя акция протеста медиков Людиновской ЦРБ может быть разогнана«
Руководство города нагло, нарушая нормы федерального закона о публичных мероприятиях, пыталось воспрепятствовать акции протеста медиков, доказывая им, что их акция незаконна, и угрожая вмешательством полиции.

Тем не менее, акция была проведена — в виде пикета, участие в котором приняло около 30 сотрудников ЦРБ. Ниже — небольшой фоторепортаж.

DSCN1674.jpg
Несмотря на угрозы и давление порядка 30 сотрудников Людиновской ЦРБ приняли участие в пикете в конце июля.

DSCN1686.jpg
Поддержать коллег приехала на пикет делегация активистов профсоюза из соседнего Брянска. (председатель Брянской организации МПРЗ  «Действие»   Александр Куприянов  на фото в черной футболке). 

DSCN1676.jpg
Тема фальшивой статистики о высоких средних зарплатах, которыми отчитываются чиновники, но которые формируются за счет работы медиков на несколько ставок, — актуальна для всей России.

DSCN1695.jpg
Не обошлось без провокаций. На фото — сотрудники администрации ЦРБ пытаются снизить эффект от пикета медиков, придя со своими плакатами. Полиция то ли не догадалась, то ли не решилась привлечь их к ответственности за проведение незаконно организованного пикета. По словам очевидцев, женщина в белой футболке пыталась дозвониться до  главврача по мобильному, говоря при этом полицейским, что сейчас с ними поговорит ее начальник, и «все решит». 
DSCN1697.jpg
Чудный плакат про майдан — видимо, результат особого интеллектуального напряжения администрации ЦРБ г.Людиново.

Risunok_44.jpg
Главный «герой», главврач Н.О. Омарасхабов на пикете не появился, предпочитая нападать на профсооюз «Действие» через районную прессу.

Между тем, профсоюз  «Действие» продолжает борьбу за права медработников в Людиновской ЦРБ.

Из сообщения председателя первичной организации профсоюза Дмитрия Кувшинова: 
«Очередная маленькая, но важная победа профсоюза «Действие» ЦРБ Людиновского района! Месяц назад профсоюзом выявлен факт недоплаты медсестре кабинета ЭКГ поликлиники за работу в рамках проведения Единой диспансеризации взрослого населения. Было установлено, что фактическая оплата за одну выполненную ЭКГ была ниже в два раза утвержденного тарифа: вместо 18 руб. платили 9 руб. Профсоюзом были предприняты попытки мирного урегулирования ситуации, но в связи с негативным настроем администрации ЦРБ, положительный результат достигнут не был. Профсоюзом были направлены заявления в прокуратуру и инспекцию по труду по данному факту. Итог. Сегодня медсестре была выплачена вся задолженность по зарплате за проведенные обследования за 6 месяцев в размере 20 тыс. рублей».

Начиная с сентября, профсоюз «Действие» намерен активизировать протестную кампанию в в г. Людиново Калужской области. Решение о проведении кампании солидарности с людиновскими медиками во всех регионах России, где есть организации МПРЗ «Действие» было принято центральным Советом профсоюза еще в июне.

 Текст Резолюции, принятой на пикете работников Людиновской ЦРБ см. - http://andrey-konoval.livejournal.com/299705.html

http://andrey-konoval.livejournal.com/299825.html

«Ликвидаторы» здравоохранения

Статья для газеты «Что будет с Москвой», №6 (06) 2014

«До недавнего времени действовал запрет на приватизацию учреждений социальной сферы и науки. Приватизация медицинских учреждений по закону и сейчас запрещена. Но фактически с помощью подзаконных актов приватизировать учреждения здравоохранения разрешили».

«Раньше учреждения здравоохранения делились на государственные и муниципальные. Теперь все они называются Государственными бюджетными учреждениями здравоохранения (ГБУЗ)».

Произносить слово «приватизация» в чиновничьей среде и сейчас нельзя. Поэтому придуманы другие формы:

  • Концессионирование. Частная компания арендует государственное учреждение, обязуясь оказывать, например, не менее 40% услуг в рамках «бесплатной» медицинской помощи. Но компания имеет ряд льгот: например, 4 года выделяется на строительство и ремонт (услуги не оказываются), 6 лет – льгота для компании не оказывать услуг в рамках Обязательного медицинского страхования (ОМС).
  • Государственно-частное партнёрство (ГЧП). В этом случае государственное учреждение здравоохранение передаётся в управление частной медицинской компании. Причём до создания ГЧП в больнице проводится ремонт, закупается оборудование за счёт государственного бюджета. Не следует забывать, что в Москве учреждения здравоохранения – лакомый кусок дорогой недвижимости.

Почему надо открыть бюджеты медицинских учреждений?

Главными расходными статьями в бюджетах больниц являютсязакупки и ремонт.

В мировой практике 80% расходов медицинского учреждения – это расходы на зарплату врачей и медицинских работников. В отечественной практике, по нашим оценкам, этот уровень не более 30%. Фактически же установлен потолок в 50% средств, которые можно тратить на оплату труда специалистов. Остальные средства тратятся на нужды учреждения.

Закупки и ремонт – это статьи бюджета наименее всего подверженные сейчас контролю. Почему ремонт в больницах не прекращается практически никогда? Попробуйте сами ответить на этот вопрос.

Задача главврача в новое время

Смертность и заболеваемость более не являются главными показателями работы. Главный показатель – количество жалоб населения. Не важно, по делу жалоба или нет. Главное, чтобы их было меньше. Задача главврача – сдерживать возмущение. То есть главное – внешняя сторона. Если не умеете сдерживать количество жалоб, то вы первый кандидат на увольнение.

Кость в горле «реформаторов»

Конституция России. Статья 41

«Каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений».

Трактовка закона: минимальный уровень обеспечения медицинской помощью. В отсутствии четких современных стандартов не обязательно тратиться на полноценное лечение. «Вместо дорогого протеза можно выдать дешевые костыли».

Почему возникла тема медицины и государственно-частных партнёрств? Интерес власти

У государства закончились деньги на медицину. А 41-я статья Конституции есть. В медицинских учреждениях сконцентрирована огромная собственность, недвижимость, земля. Поэтому одновременно с реформированием (расформированием) Академии наук занялись и реформой здравоохранения.

В чём интерес частных медицинских компаний?

Их интерес не только в управлении большими объёмами государственной собственности. Ряд компаний готовятся размещать свои акции на иностранных биржах. Курс акций и их цена будет выше, если в управлении этих частных компаний окажутся государственные учреждения здравоохранения.

Причина бедности медицинских учреждений

Тарифы на оказание услуг в системе Обязательного медицинского страхования ОМС (госклиники) и Добровольного медицинского страхования (частные клиники) отличаются в 10 раз, по ряду параметров до 100 раз. 

Почему не меняют расценки ОМС?

Идёт процесс создания государственно-частных партнёрств и готовится почва для приватизации медицинских учреждений. Тарифы в госклиниках занижены (ниже качество, очереди, нет денег на обслуживание оборудования), чтобы дать конкурентное преимущество частным клиникам. Те, кто проводят такие «реформы», – лоббисты частных интересов.

Схема финансирования здравоохранения

Налоги поступают в бюджет, отдельно работодатель платит взносы в Фонд ОМС с зарплаты каждого работника.

Медицинские учреждения имели раньше двухканальную систему финансирования:

  1. Бюджет
  2. Фонд ОМС.

Фактически система ОМС – это система перекачивания денег из бюджета. Страховые компании живут за счёт посредничества при перераспределении бюджетных денег, часть из которых тратится на собственное функционирование и прибыль. Третьим источником доходов страховых компаний являются штрафы, которыми они облагают медицинские учреждения.

Как выживают медицинские учреждения?

При низких тарифах по услугам ОМС у медицинских учреждений лишь один выход, чтобы выжить и отчитаться перед властью о повышении зарплат медицинского персонала до уровня средних зарплат по региону – приписки. Стационары, чтобы получить чуть больше денег, меняют коды услуг в отчётных документах. Фактически это означает замену простого диагноза на сложный. На лечении пациента это не сказывается, непрофессионалу это сложно заметить.

Практически каждому главврачу может угрожать проверка, а то и уголовное дело. Именно поэтому главврачи так послушны в исполнении любой воли чиновника: 1) их можно сместить с должности в любую минуту; 2) к ним можно предъявить претензии по расходованию финансовых средств, вплоть до уголовного дела; 3) эти моральные переживания хорошо оплачиваются. Зарплата главврача в разы, если не на порядок, превышает среднюю зарплату медицинского персонала.

Полоса подготовлена по материалам врача Семена Гальперина

http://grigorov.pro/likvidatory-zdravoohranenija/

О дальнейшей борьбе медиков скорой помощи г.Уфы #профсоюзДЕЙСТВИЕ

ПРЕСС-РЕЛИЗ №3
Медики уфимской «скорой» переносят возобновление протестной кампании на конец августа. Решение профкома ППО МПРЗ «Действие» ССМП г.Уфы.



10 августа состоялось заседание профкома «первички» МПРЗ «Действие» Станции скорой медицинской помощи г. Уфы, на котором было принято решение отложить начало «итальянской забастовки» (в виде отказа от работы сверх одной ставки) до 2 сентября. Кроме того, на конец августа – начало сентября будет перенесено и проведение митингов с требованием повышения заработной платы и устранения нарушений федерального законодательства в системе оказания скорой помощи в столице Башкортостана. Решение принято в связи с началом конструктивного диалога профсоюза с руководством ССМП г.Уфы и выполнением первых требований протестующих медиков.

Как сообщалось ранее, на 11 августа планировалось начало т.н. «итальянской забастовки» в виде отказа нескольких десятков сотрудников выездных бригад ССМП г.Уфы от работы на дополнительные полторы ставки. Для этого активистами профсоюза были собраны индивидуальные заявления сотрудников, которые предполагалось централизованно подать на имя главного врача. Однако в связи с начавшимся переговорным процессом с участием работодателя, горздрава, Минздрава РБ, территориального ФОМС заявления администрации станции переданы не были. Кроме того, на этой неделе планировалось проведение митинга, для чего были в администрацию г.Уфы были поданы два уведомления о проведении публичных мероприятий. Странным образом все специально отведенные для митингов места в г,Уфе на 13 и 14 августа оказались якобы заняты под другие публичные мероприятия, в связи с чем чиновники предложили провести митинг медиков на окраине города. По мнению активистов профсоюза «Действие» это связано со стремлением заинтересованных структур воспрепятствовать протестной кампании медработников в защиту своих прав. Поступают сигналы и о том, что на республиканские СМИ оказывается негласное давление с целью установить информационную блокаду вокруг борьбы работников «скорой» за свои права.

В то же время власти сделали первые шаги по выполнению требований профсоюза «Действие». В бюджете г.Уфы были выделены 14 млн руб. на повышение оплаты ночных дежурств до 100% и приобретение спецодежды. Территориальная комиссия по тарифам ОМС приняла также решение перевести финансирование ССМП г.Уфы на подушевой принцип, что соответствует нашему требованию отказаться от финансирования работы «скорой», исходя из произвольно установленного плана по вызовам. По поручению главы республики проводится проверка станции Контрольно-счетной палатой РБ. На согласительной комиссии с участием должностных лиц станции, городских и республиканских ведомств были распределены поручения по проработке вопросов, поднятых профсоюзом «Действие». Администрация станции официально признала легитимность деятельности МПРЗ «Действие» в ССМП г.Уфы, Наконец, в конце прошлой недели администрациая ССМП г,Цфы пошла на отмену решений о перемещении нескольких активистов профсоюза на другие подстанции, что рассматривалось профсоюзом как форма административного давления.

В связи с вышесказанным 10 августа профком МПРЗ «Действие» принял решение отложить проведение митингов и коллективного отказа от работы на полторы ставки на конец августа-начало сентября.

Из открытого заявления профкома МПРЗ «Действие» ССМП г.Уфы:
«Мы временно приостанавливаем протестную кампанию, но не отказываемся от ее возобновления через две недели, если выяснится, что власти и работодатель не намерены серьезно отнестись к остальной части наших законных требований – прежде всего, о введении повышающих коэффициентов 0,5 за работу в неукомплектованных бригадах и сверхнормативный объем вызовов. Данное требование прямо вытекает из положений Трудового кодекса РФ о права работника на оплату расширенного объема работы.
Мы также обращаем внимание властей на недостаточность принятых решений об увеличении объема финансирования ССМП г. Уфы. Как нам стало известно по итогам рабочих встреч, на возвращение 100% «ночных» выделено всего лишь 4,7 млн. рублей, остальные деньги пойдут на приобретение спецодежды и других нужд. Таким образом, выделенных на 100 процентов «ночных» денег хватит лишь на два с половиной месяца. Кроме того, по имеющимся подсчетам, простой переход на подушевое финансирование при установленном тарифе в размере 40,7 руб. на прикрепленного человека. финансовое положение станции принципиально не изменит. Если умножить данный тариф на 1 млн.118 тыс. (официальное количество жителей Уфы и прикрепленного населения Уфимского района) и умножить на 12 месяцев, получится примерно такая же сумма, что заложена на ССМП г.Уфы при нынешней системе.
В связи с этим, оставляем за собой право на возобновление через две недели протестной кампании с целью привлечения внимания общественности и органов власти всех уровней к критической ситуации с системой оказания экстренной медицинской помощи в столице Республики Башкортостан».



Телефоны для справок:
Андрей Коновал, оргсекретарь МПРЗ «ДЕЙСТВИЕ» — 89199149866,
Тамара Богданова, заместитель председатель ППО МПРЗ «ДЕЙСТВИЕ» г.Уфы – 89871411082.

IMG_6508.JPG

История вопроса (хронология снизу вверх):
Мы не овощи, достойную зарплату — скорой помощи! (Фоторепортаж о пикете ССМП г. Уфы)
http://andrey-konoval.livejournal.com/297826.html
Медики скорой помощи Уфы решили не отменять кампанию протеста. Обещания властей недостаточны - http://andrey-konoval.livejournal.com/297379.html
Глава Башкортостана отреагировал протест медиков «скорой» из профсоюза ДЕЙСТВИЕ
http://andrey-konoval.livejournal.com/296417.html
Пресс-релиз о начале кампании
http://andrey-konoval.livejournal.com/295481.html

http://andrey-konoval.livejournal.com/299170.html

Открытое письмо Министру образования и науки РФ Д.В. Ливанову об острых проблемах современного образования, требующих незамедлительного решения

Публикуем обращение, созданное по инициативе педагогов из разных регионов России и присланное нам с просьбой опубликовать. Обращение открыто для подписания и будет направлено в адрес министра.

Считаем необходимым выразить свою позицию относительно школьной образовательной системы. В последние годы произошла девальвация как школьного, так и вузовского образования. Очевиден тот факт, что механизм, запущенный в период модернизации, работает на чиновников, а не на детей (на первый план вышли показатели ЕГЭ, ОГЭ) и ведет к разрушению приоритетных ценностных ориентиров в образовании.

Запущена бюрократическая машина, на которую работают все образовательные учреждения и контролирующие органы. В результате работы данной системы невозможно осуществить интеллектуальное, духовно-нравственное, творческое развитие ребенка, более того, она убивает в нем все его потенциальные возможности, потому как он не находит поддержки в педагоге, замороченном системой. Блага для общества, обещанные новыми стандартами и законом «Об образовании в РФ», существуют только на бумаге. На деле же образование сегодня — Королевство кривых зеркал («Это, по-твоему, крошка? Ну-ка, поднеси ее к зеркалу!.. Что ты видишь в зеркале, мальчишка? Ну?… Целая булка! И после этого ты говоришь, что тебе нечего есть?»). Как персонаж сказки В.Губарева, чиновник языком бумаги утверждает, что «огромная булка образования» удовлетворяет запросы современного общества, тогда как множество острых проблем, многократно освещенных в СМИ, носят разрушительный характер и остаются нерешенными. Назовем некоторые из них:

-Бюрократический механизм отнимает время педагогов, предназначенное для работы с детьми.

При остром дефиците кадров увеличились функциональные обязанности педагогов, не мотивированные ни пользой для ученика, ни временем выполнения работ, ни материальным обеспечением (дублирование бумажных документов в электронном виде, создание рабочих программ и т.д.). Данная ситуация ведет к нарушению Трудового законодательства и Приказа Министерства образования и науки Российской Федерации от 24 декабря 2010 г. N 2075, согласно которому продолжительность рабочего времени педагога не может превышать 36 часов в неделю.

Обслуживание бюрократической системы ложится на плечи учителей, они же должны в обязательном порядке переучиваться за свой счет, тогда как зарплата по-прежнему остается низкой и повышается только за счет дефицита кадров и двойной нагрузки на учителя – проблему кадров так решить невозможно.

При существующей рыночной системе оплаты труда учитель существует вне этой системы: большую часть своей работы он делает бесплатно и за счет своего личного времени.

- Падает престиж профессии учителя, в том числе связанный с «обюрокрачиванием» профессии, ставящим педагога в безнравственную позицию (фальсификация результатов учебной деятельности), напрямую обусловленную политикой чиновников, нацеленной на показатели, что ставит под вопрос нравственную сторону воспитания подрастающего поколения.

- В невыгодное положение поставлен творческий учитель: педагогический поиск заменён бумаготворчеством и ограничен шаблонами: рабочими программами, технологическими картами урока и т.д.

- Отсутствует логика в выборе форм и содержания базовых знаний в выпускных экзаменах в 9 классах (при сокращении часов на изучение предметов – возрастание требований к выпускнику).

- Ликвидация вариативной формы проведения итоговой аттестации в 9 классе лишила возможности индивидуального подхода к учащимся на основной ступени образования.

- Отсутствие тесной связи педагогов и медиков (узких специалистов: неврологов, психотерапевтов и др.) ставит под вопрос наличие в школе индивидуального подхода вообще, т.к. к больным и к здоровым детям на аттестации предъявляются одинаковые требования без учета показателей здоровья ребенка.

- Отсутствие механизма работы с учениками, не прошедшими итоговую аттестацию за курс основной школы, приводит к формализации выпускного экзамена и нарушению статьи 59 п.2 и п.11 закона «Об образовании в РФ», где обещается независимость и объективность экспертизы знаний учащихся и ограниченный доступ к КИМам (которые в мае-июне 2014 г. появились в Интернете за несколько дней до экзаменов).

- Не работает пятибалльная система для оценки знаний учащихся, на деле оказавшаяся трехбалльной («5», «4», «3»), что нивелирует разницу между действительными и мнимыми знаниями, лишает ученика стимула их получать, дискредитирует сам экзамен как форму проверки знаний.

- Вызывает недоумение введение новых ФГОС, для внедрения которых не создано никаких условий (в том числе учебно-методических: переизданные учебники, методические пособия, имеющие значок «ФГОС», не изменили ни формы, ни содержания учебного материала).

Всё вышеизложенное должно побуждать аппарат Министерства образования РФ к активным действиям, которые помогут решать указанные проблемы в целях улучшения качества образования. В связи с этим считаем необходимым требовать:

1) НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНОГО сокращения документооборота, в том числе отмены бессмысленного переписывания рабочих программ учителями (разрешить пользоваться готовыми пособиями, допущенными Министерством образования и науки РФ);

2) вынести на массовое обсуждение с учителями-предметниками форму ОГЭ по русскому языку в 9 классе и выпускное сочинение по литературе с целью корректировки содержания и своевременной методической подготовки учителей (неожиданные изменения, не предусмотренные рабочими программами, противоречат и самой сути планирования учебной деятельности на год);

3) вернуть вариативную форму экзамена в 9 классе (с предварительным обсуждением), чтобы учесть индивидуальные возможности обучающихся в основной школе;

4) предпринять конкретные шаги для обеспечения индивидуального педагогического и медицинского сопровождения детей, имеющих отклонения в развитии, как предусмотрено законом «Об образовании РФ» (статьи 34 п.1.2, ст. 42, ст. 58 п.9);

5)сделать действенной пятибалльную (или иную альтернативную) систему оценивания, чтобы дать возможность показывать не мнимые («три пишем, два в уме»), а реальные результаты учебной деятельности, в том числе в аттестатах общего и среднего (полного) образования;

6) нововведения начинать не с документооборота, а с поэтапного создания материально-технической и научно-методической базы, чтобы обеспечить разумное и логически ясное внедрение ФГОС;

7) выносить проекты нововведений в школе на массовое обсуждение педагогическим сообществом;

8) рассмотреть возможности дополнительного финансирования программ (образовательных проектов), не имеющих под собой ни материальной базы, ни соответствующего кадрового обеспечения;

9) создать рычаги управления, которые приведут в действие закон «Об образовании в РФ», регламентирующий права всех сторон образовательного процесса и работающий сегодня только на бумаге (в частности, ст.47 п. 2.: В Российской Федерации признается особый статус педагогических работников в обществе и создаются условия для осуществления ими профессиональной деятельности. Педагогическим работникам в Российской Федерации предоставляются права и свободы, меры социальной поддержки, направленные на обеспечение их высокого профессионального уровня, условий для эффективного выполнения профессиональных задач, повышение социальной значимости, престижа педагогического труда.)

Подписи:

Инютина Анна Николаевна, учитель русского языка и литературы МБОУ Лицей № 1 им. Н.К. Крупской (Удмуртская Республика, г. Камбарка, e-mail: anna.inyutina@mail.ru).

Киселева Рамиля, учитель русского языка и литературы МОУ СОШ №8 (г.Лениногорск, e-mail:ram76926699@yandex.ru).

Уважаемые коллеги и все, кто небезразличен к проблемам школьного образования! Примите активное участие в сборе подписей и распространении Открытого письма Министру образования и науки РФ об острых проблемах современной школы, требующих незамедлительного решения.

http://www.pedagog-prof.org/index.php?option=com_k2&view=item&id=607:%D0%BE%D1%82%D0%BA%D1%80%D1%8B%D1%82%D0%BE%D0%B5-%D0%BF%D0%B8%D1%81%D1%8C%D0%BC%D0%BE-%D0%BC%D0%B8%D0%BD%D0%B8%D1%81%D1%82%D1%80%D1%83-%D0%BE%D0%B1%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D0%B8-%D0%BD%D0%B0%D1%83%D0%BA%D0%B8-%D1%80%D1%84-%D0%B4%D0%B2-%D0%BB%D0%B8%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D1%83-%D0%BE%D0%B1-%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%80%D1%8B%D1%85-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B1%D0%BB%D0%B5%D0%BC%D0%B0%D1%85-%D1%81%D0%BE%D0%B2%D1%80%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%BE%D0%B1%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D1%82%D1%80%D0%B5%D0%B1%D1%83%D1%8E%D1%89%D0%B8%D1%85-%D0%BD%D0%B5%D0%B7%D0%B0%D0%BC%D0%B5%D0%B4%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D1%80%D0%B5%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F&Itemid=45

Страна потемкинских больниц

Теперь есть официальные цифры Счетной палаты: медицинские госгарантии ничего не гарантируют, а отчеты по президентским указам — липа

Теперь есть официальные цифры Счетной палаты: медицинские госгарантии ничего не гарантируют, а отчеты по президентским указам — липа

То, что «Новая» рассказывала про зарплаты врачей — а они не растут, — подтвердили проверки Счетной палаты, хотя и Минздрав, и Федеральный фонд обязательного медицинского страхования (ФФОМС) приводили благостные цифры.

Коллегия Счетной палаты по результатам девяти проверок сделала вывод, что Минздрав не выполнил полномочия по контролю за региональными программами госгарантий бесплатной медицинской помощи в 2013–2014 годах. Денег на медицину в бюджетах регионов недостаточно.

Большинство простых граждан к этим выводам пришли в результате экспериментов на себе. Сейчас громко рекламируется диспансеризация, которую, по утверждению Минздрава, уже прошли 20,5 млн взрослых и 23,9 млн детей, а за три года смогут пройти все граждане России. При этом — полное молчание о тех трудностях, которые сваливаются на людей с выявленными заболеваниями.

Зато в редакционной почте жалобы: за дополнительные диагностические обследования приходится платить или ждать очереди месяцами; направления в региональные и федеральные центры в поликлинике получить невозможно; бесплатные лекарства льготникам не выдают или заменяют подобранные в федеральных центрах препараты более дешевыми аналогами.

Зарплаты режут

Счетная палата подтверждает: средние подушевые нормативы сформированы с нарушением законодательства, в результате большинство регионов «утвердили программы госгарантий с дефицитом консолидированного бюджета на сумму 63,3 млрд руб. в 2013 году и 102 млрд руб. в 2014 году. Например, в Приморском крае дефицит в 2013–2014 годах составил около 5 млрд рублей, в Томской области — 1,4 млрд руб. в 2013 году и 2,4 млрд. руб. в 2014 году». На столько нас недолечат. Кто-то доложит в эту зияющую дыру денежки из своего кармана, а кто-то просто канет в ней без лечения, без диагноза, без помощи.

Как отметил Александр Филиппенко, аудитор, выступивший на коллегии с докладом,

в программах двадцати регионов в 2013 году и пяти — в 2014-м совсем отсутствует перечень льготных лекарственных препаратов, отпускаемых по рецептам бесплатно или с 50-процентной скидкой.

Это Московская, Свердловская, Томская области, Республика Татарстан, Санкт-Петербург и др. Какие круги ада приходится преодолевать людям, вынужденным постоянно принимать лекарства, «Новая» рассказывает регулярно.

От дефицита бюджета программ госгарантий страдают не только пациенты, но и врачи. Что зарплаты медработников не растут, как это было намечено в майских указах Путина, «Новая» сообщала по результатам собственного расследования («Принуждение к достатку», №51 от 14.05.14; «Голодный врач опасен, уставший — вдвойне», №45 от 24.04.13). Хотя официальные инстанции, например, ФФОМС, которому поручено вести мониторинг зарплат, рапортовали, что их рост соответствует дорожным картам, разработанным для реализации президентских указов. Но мы собирали платежки врачей и медсестер со всей страны и показывали, как далеко врачу до сытой жизни.

И вот теперь наши журналистские изыскания подтвердились проверками Счетной палаты, подкрепленными соответствующими полномочиями и вооруженными технически, методологически и материально. В рамках проверок Счетная палата проанализировала ситуацию в 83 регионах, в Минздраве и Федеральном фонде ОМС.

По результатам оказалось, что

в 2013 году оплата труда за 1 час работы медиков практически не выросла, а в первом квартале 2014 года по сравнению с первым кварталом 2013-го в 21 регионе зарплата врачей федеральных медорганизаций снизилась на 2–17%.

Аудиторы отметили, что разброс в зарплатах по регионам достигает 40%. Например, в Мордовии средняя зарплата врачей — 24 781 руб., в Ярославской области — 29 540 руб., а в Калужской — 42 301 руб.

Мало того что регионы утвердили программы госгарантий с дефицитом бюджета и медучреждения недофинансируются, так региональные ФОМСы умудряются еще и штрафовать тех, кого должны финансировать. Счетная палата выявила, что в 2013 году медорганизации не получили более 19 млрд руб. от страховых медицинских фондов в связи с удержанием и отказами в оплате. Основная причина отказов — за несоблюдение стандартов. Притом что стационарные стандарты подготовлены Минздравом только на 17% заболеваний, а порядок выявления нарушений Федеральным фондом не установлен. В таких условиях штрафы больше похожи на грабеж. Как рассказывают врачи, за каждую неверную запятую в карте пациента — штраф.

В Минздраве изучили материалы Счетной палаты, но с оценками аудиторов не вполне согласились.

Чей карман?

Счетная палата отметила, что расходы населения на здравоохранение возрастают. Объем платной медпомощи увеличился на 14 млрд руб.

Минздрав в комментарии, предоставленном редакции «Новой», парирует: «Расходы на финансирование Программы государственных гарантий оказания населению бесплатной медицинской помощи из федерального бюджета с 2006 года по 2013 год увеличились в 2,9 раза».

Цифры — лукавая вещь. Казалось бы, государство стало тратить больше, значит, и лечат нас лучше. Но здравоохранение постоянно дорожает во всем мире — диагностика и лечение становятся все более изощренными и дорогими, все больше болезней из разряда неизлечимых переходит в разряд дорогостоящих — лечатся, но за большие деньги. И увеличение средств еще не означает увеличения доступности помощи.

Минздрав соглашается со Счетной палатой, что определенный рост расходов населения на медицинскую помощь есть, но пытается подсластить пилюлю тем, что это характерно практически для всех стран мира с развитой медициной. И утверждает, что если траты населения в абсолютном выражении выросли, то «соотношение расходов из госсредств и из средств населения на здравоохранение в 2013 году в сравнении с 2008-м не изменилось и составляет 64,8% и 35,2% соответственно».

Но сравнение сегодняшней доли расходов из кармана пациента и общего объема расходов на здравоохранение с теми, что были шесть лет назад, некорректно. До принятия в конце 2011 года закона «Об охране здоровья граждан» средства на здравоохранение выделялись вообще исходя из остаточного принципа. А в 2011 году были увеличены размеры страховых взносов по обязательному медицинскому страхованию с 3,1 до 5,1% от фонда оплаты труда. Предприятия стали отчислять больше на каждого работника. До 2013 года эти средства направлялись на модернизацию здравоохранения, а с 2013 стали частью бюджета ФФОМСа на оплату медицинской помощи. Кроме того, с 2012 года субъекты не могут, как раньше, сами решать, сколько платить за неработающее население — введены фиксированные тарифы взноса регионов.

В результате в 2012–2013 годах бюджет ФФОМСа резко вырос. А раз соотношение платной и бесплатной помощи для пациентов сохранилось на прежнем уровне, это значит, что больные теперь платят в абсолютном выражении гораздо больше. Кстати, рост госфинансирования отрасли заложен еще нормативной базой, разработанной и принятой Минздравсоцразвития во главе с Татьяной Голиковой, ныне возглавляющей Счетную палату. Нынешний министр Минздрава Вероника Скворцова была тогда замом Голиковой и официальным представителем по закону «Об охране здоровья граждан», который, как выявила Счетная палата, теперь не исполняется.

На Минздрав возложена обязанность мониторинга региональных программ госгарантий: чего и сколько положено каждому россиянину в области здравоохранения. Мониторят ли, и как — неизвестно, но лечат в разных регионах по-разному. Например, Счетная палата выявила, что стоимость вызова скорой помощи в Тамбовской области в 2013 году — 1000 руб., в Северной Осетии — 3,5 тыс. руб. Стентирование коронарных артерий в Липецкой области 45 082 руб., и это в три раза дешевле, чем в соседней Тамбовской — 159 373 руб. Химиотерапия в Красноярском крае — 83 112 руб., и это в 2,8 раза дороже, чем в Алтайском (28 853 руб.). Посещение онколога в Костроме — 750 руб., а в Челябинской обл. — 250 руб.

Стоимость лечения одного больного с бронхиальной астмой, на которую стандарты медицинской помощи не утверждены (Счетная палата утверждает, что Минздрав не выполнил свои полномочия по утверждению стандартов медпомощи), в Приморском крае в два раза ниже, чем в Кемеровской области (16 942 и 30 292 руб.), аппендицита — 21 523 и 26 340,9 руб. соответственно.

Минздрав и тут возражает: «прослеживаются противоположные тенденции», сокращаются различия в стоимости одного и того же вида помощи по регионам. Правда, соглашается с тем, что много лет не было единых подходов, в 2008–2009 годах тарифы в системе ОМС между регионами в отдельных случаях отличались в 25 раз. Но заверяет, что уже в 2011 году этот разрыв сократился. И признает: стоимость стационарной медицинской помощи все еще отклонялась от расчетного норматива по 64 субъектам более чем на 50%. В 2013 году впервые было внедрено финансирование территориальных программ ОМС на основе единого для всей страны подушевого норматива. Что же, исчезла разница? Нет, даже возражая Счетной палате, Минздрав вынужден позиционировать как достижение то, что разница тарифов «уже в 76 субъектах РФ составила менее 20%».

Где койки?

Вряд ли в Счетной палате умеют считать хуже, чем в министерстве, да и по редакционной почте видно, что люди с серьезными проблемами вынуждены прибегать даже к медицинской миграции, переселяясь в регионы, где, например, льготникам выделяют по рецептам бесплатные лекарства. Есть случаи, когда больным с дорогостоящим лечением чиновники говорят: нам проще купить вам жилье в другом регионе, чем лечить (правда, не покупают и не лечат, только намекают, куда лучше ехать).

Серьезный упрек ведомству — сокращение числа коек и учреждений здравоохранения.

По итогам 2013 года сокращено 76 поликлиник и 302 больницы. В государственных больницах сокращено 35 тыс. коек. В селах за 2013 год сократили 14 тыс. коек.

Наибольшее сокращение коек в Волгоградской области (9,1%), Республике Татарстан (7,2%), Свердловской области (4,8%), Приморском крае (4,1%) и Москве (3,7%).

Мало того что число коек сократилось, выявлен еще и рост на 12% больных, пролеченных в стационарах платно. «Это те же государственные ЛПУ, те же койки, но приоритет отдается платным пациентам, ограничивая доступность помощи в рамках ОМС. Наибольший рост платных услуг отмечен в Москве, Санкт-Петербурге, Республике Татарстан», — заявил аудитор.

Минздрав в своем комментарии говорит, что это сократились неэффективные избыточные мощности.

Но Счетная палата выявила сокращение в 2013 году тех кардиологических, неврологических, травматологических коек, которые специально создавались в процессе модернизации здравоохранения по этим наиболее востребованным профилям в предыдущие годы за счет федерального бюджета.

Сокращение коек в участковых и районных больницах Минздрав оправдывает тем, что наряду со снижением на 4,3% коек сельских стационаров число региональных и первичных сосудистых центров выросло в 1,5 раза (с 293 в 2012 году до 430 в 2013-м), и число коек в них выросло в 4 раза по сравнению с 2011 годом (с 7266 в 2011 году до 28 752 в 2013-м). Но беда в том, что кроме сосудистых патологий — инсультов и инфарктов — есть различные острые состояния, например, ранения с кровотечениями, роды, когда помощь должна оказываться незамедлительно. Ехать при этом за десятки километров по сельскому российскому бездорожью даже в очень хорошо оснащенный межмуниципальный, межрайонный медицинский центр смерти подобно.

Больницы без врачей

Уровень средней заработной платы работников здравоохранения находится на 11-м месте по стране. Она ниже, чем у работников ЖКХ, салонов красоты, химчисток, ателье.

Почти на 25% ниже, чем у работников сферы рыболовства и рыбоводства.

По данным Росстата, рост заработной платы медицинских работников в 2013 году до 24,4 тыс. руб. отмечается не за счет повышения стоимости оплаты за основное рабочее время, а за счет увеличения нагрузки (внутреннего совместительства) на медицинских работников. Неоправданно высокий коэффициент совместительства у анестезиологов (реаниматологов) — 1,8, фтизиатров — 1,7, травматологов-ортопедов — 1,54, хирургов — 1,5, рентгенологов — 1,7 и многих других специалистов. Соответственно, длительность рабочей смены выше, чем установлено трудовым законодательством. При этом внешнее совместительство и гражданско-правовые договора не учитываются в официальной статистике. Соответственно, реальный коэффициент совместительства еще выше. Еле живой врач носится с одной работы на другую, чтобы прокормить семью.

Высокий коэффициент совместительства свидетельствует, что рабочих мест для врачей больше, чем самих врачей. Но аудитор отметил:

«Особую озабоченность вызывает сокращение на 7,2 тыс. врачей, работающих в государственных медорганизациях. На 3,6 тыс. человек сократилось число средних медработников».

В Волгоградской области из государственного здравоохранения ушли 1300 врачей, в Ставропольском крае и в Республике Татарстан — по 600 врачей, в Приморском крае — более 700. Из государственных медорганизаций Республики Татарстан ушло около 1200 среднего персонала.

У такого сокращения две причины. Медработники бегут от низких зарплат, не позволяющих выживать. И их реально увольняют, чтобы за счет сокращения численности повысить зарплаты оставшимся и выполнить, таким образом, требования президентских указов. Очевидно, что работа оставшихся интенсифицируется и порой, как нам пишут, превышает человеческие возможности.

Коллегия Счетной палаты приняла решение направить представления министру здравоохранения, председателю Федерального ФОМС и руководителям регионов, в которых проходили проверки, информационные письма — зампреду правительства Ольге Голодец и полпредам президента в федеральных округах; письма — в Росздравнадзор, Центробанк и Минфин; материалы мероприятия — в Генеральную прокуратуру; доклад о результатах — президенту, а также отчеты — в Государственную думу и Совет Федерации.

Автор: Людмила Рыбина

Постоянный адрес страницы:

http://www.novayagazeta.ru/society/64743.html

Бесплатная медицина недофинансирована на 81 млрд рублей

Министерство здравоохранения опубликовало отчет о реализации Программы государственных гарантий бесплатного оказания медицинской помощи в 2013 году во всех регионах России. Как отмечает ведомство, бесплатная медицина недофинансирована на 81 млрд рублей.

По информации ведомства, в 2013 году снизилось число россиян, пролечившихся в стационарах — с 30,1 млн человек в 2012 году до 29,8 млн пациентов — в 2013-м. Зато выросло число пациентов дневных стационаров — с 7 до 7,6 млн человек за год. Таким образом, отмечают в ведомстве, в 2013 году сохранилась тенденция сокращения объема стационарной медицинской помощи «в результате оптимизации и реструктуризации коечного фонда, сопровождающаяся развитием стационарозамещающих технологий и увеличением объема медицинской помощи, оказываемой в условиях дневных стационаров».
На оказание медицинской помощи в стационарных условиях потрачено 800,4 млрд рублей, из них средства системы ОМС составили 73% — 591,5 млрд рублей. Стоимость одного случая госпитализации за счет бюджетных ассигнований региональных бюджетов составила в среднем почти 66 тысяч рублей, за счет средств ОМС — 21,7 тысяч рублей.
Оплата медицинской помощи в стационарных условиях за законченный случай лечения осуществлялась в 21 субъекте Российской Федерации, в том числе и в Петербурге. В 53 регионах при оказании стационарной медицинской помощи использовался способ оплаты за законченный случай лечения заболевания, включенного в соответствующую группу заболеваний (в том числе клинико-статистические группы заболеваний).
Только в 5 регионах России, в том числе в Петербурге и Москве, объем стационарной медицинской помощи не превышал средний норматив, установленный Программой госгарантий — 1,74 койко-дня на одного застрахованного.
Врачи «Скорой» оказывали помощь 40,6 миллионам россиян (в 2012 году — 47,6 млн). На оказание скорой медицинской помощи в 2013 году потрачено 98,2 млрд рублей, из них 86,1 млрд рублей составляли средства ОМС. Средняя стоимость одного вызова скорой медицинской помощи за счет средств обязательного медицинского страхования составила 2 092,1 рубля.
490 млн раз россияне ходили к врачу в поликлинику с профилактической целью и для получения неотложной помощи, с заболеваниями пациенты обращались 337,2 млн раз.
На оказание медицинской помощи в амбулаторных условиях в 2013 году израсходовано 519,7 млрд рублей, из них 422,4 млрд рублей составили средства ОМС.
Средняя стоимость одного обращения в связи с заболеваниями за счет бюджетных ассигнований составила 1262,4 рубля, за счет средств ОМС – 887,5 рубля. В 57 регионах при оказании медицинской помощи в амбулаторных условиях применялся способ оплаты за единицу объема медицинской помощи — за медицинскую услугу, за посещение, за обращение (законченный случай).
Как отмечается в докладе Минздрава, объем медицинской помощи, оказанной в амбулаторных условиях, превышает соответствующие средние нормативы: фактический объем медицинской помощи в амбулаторных условиях составил 3,274 посещения на одного жителя (при нормативе 2,44) и 2,371 обращения (при нормативе 2,1).
Федеральные медицинские организации, подведомственными Минздраву (113 клиник) и Федеральному медико-биологическому агентству (ФМБА), оказали стационарную помощь в прошедшем году 912,3 тыс. пациентов. На реализацию Программы госгарантий в федеральных клиниках израсходовано 75 852,6 млн рублей, в том числе средства системы обязательного медицинского страхования (ОМС) составили 7 157,8 млн рублей.
Стоимость лечения одного пациента в стационаре федерального медицинского учреждения составила в среднем 84 670,7 рубля. Средние сроки лечения одного пациента в стационаре составили 13,1 дня.
Высокотехнологичную медицинскую помощь в федеральных клиниках получили 338,7 тыс. пациентов, в 2012 году – 324,7 тыс. человек, в медицинских организациях субъектов Российской Федерации – 166,3 тыс. пациентов (в 2012 году – 127,0 тыс.).
Петербург в отчете Минздрава упоминается в числе двадцати пяти регионов с бездефицитной Программой госгарантий вместе с Москвой, Республиками Коми и Саха (Якутия), Ненецким, Ханты-Мансийским, Ямало-Ненецким и Чукотским автономных округах и другими регионами. Напомним, и в 2012-м и в 2013-м годах Территориальная программа госгарантий Петербурга также была бездефицитной.
Реализацию Терпрограммы Петербурга Минздрав оценил выше среднего, выставив городу 18 баллов. Максимум — 24 балла получил только Краснодарский край, минимум — 8 баллов — Ингушетия и Карелия. Москва в рейтинге оказалась ниже Петербурга, получив 17 баллов. В частности, по информации Минздрава, Петербург не достиг целевых показателей по полноте охвата патронажем детей первого года жизни, а также по охвату профилактическими осмотрами.
В целом же, смертность населения Петербурга практически от всех основных заболеваний снижается, рост (+0,3%) отмечен в структуре онкологических заболеваний, дорожно-транспортных происшествий (+1,9%). Смертность от туберкулеза в Петербурге снизилась на 16%.
Всего расходы на реализацию программы госгарантий в 2013 году составили 1 976,4 млрд рублей (+15% к показателям 2012 года) — 3% от российского ВВП. В 2010 году расходы на программу составляли 3,2% ВВП, в 2011 году — 2,9%, в 2012 году — 2,7%. Дефицит финансового обеспечения Программы госгарантий составил 81,7 млрд рублей.

© Доктор Питер

http://doctorpiter.ru/articles/9589/

Счетная палата вновь раскритиковала работу Минздрава

Счетная палата недовольна работой Минздрава и советует ведомству обеспечить запланированный рост зарплаты медработников, проанализировать обоснованность сокращения коечного фонда больниц, а также провести оценку деятельности страховых организаций и обоснованности штрафных санкций, которые они налагают на больницы.

Коллегия Счетной палаты Российской Федерации рассмотрела результаты 9 контрольных мероприятий, посвященных исследованию формирования, финансового обеспечения и реализации федеральной и региональных программ государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи и базовой программы ОМС.
Как отметил докладчик, аудитор Александр Филипенко выполненные в 2013 году объемы медпомощи в сравнении с нормативами и данными 2012 года говорят о снижении ее доступности и качества.
По итогам 2013 года сокращено 76 поликлинических учреждений и 302 больницы. В государственных больницах сокращено 35 тысяч коек. В селах за 2013 год сократили 14 тысяч коек – 4,5%.
При этом объем платной медпомощи увеличился на 14 млрд рублей — выявлен рост на 12% больных, пролеченных в стационарах платно.
«Это те же государственные лечебные учреждения, те же койки, но приоритет отдается платным пациентам, тем самым ограничивается доступность помощи в рамках ОМС. Наибольший рост платных услуг отмечен в Москве, Петербурге и Республике Татарстан», — отметил Александр Филипенко.
Счетная палата обнаружила сокращение числа врачей, работающих в государственных медорганизациях, на 7,2 тысяч человек. В первую очередь, меньше стало врачей клинических специальностей – на 5,1 тысяч человек. На 3,6 тысяч человек сократилось число средних медработников. В Волгоградской области из государственного здравоохранения ушло 1,3 тысячи врачей. Из государственных медорганизаций Республики Татарстан ушло около 1,2 тысяч среднего персонала.
При этом, как отмечает Счетная палата, в 2013 году оплата труда за 1 час работы медиков практически не выросла. Более того, в 1 квартале 2014 года по сравнению с 1 кварталом 2013 года в 21 регионе зарплата врачей федеральных медорганизаций снизилась на 2-17% вследствие снижения в 2014 году их финансирования. Также отмечено, что разброс уровня зарплаты по сопоставимым регионам достигает 40%.
Еще одна проблема – распределение объемов медпомощи между организациями. Аудит выявил случаи необоснованного их занижения и завышения. Это формирует риски приписок в целях получения денег. Такие перекосы наблюдаются в Петербурге, Томской и Новосибирской областях. Счетная палата требует усиления контроля за деятельностью комиссий и разработки единых региональных критериев распределения объемов медпомощи.
Всего в России функционирует 61 страховая медорганизация с общим объемом собственных средств более 28 млрд руб. В 2013 году  по сравнению с 2012 годом средства на ведение их дел увеличились на 3 млрд. рублей или на 14%. Аудит выявил, что страховщики наложили штрафы на медорганизации на сумму более 18 млрд рублей, а также в 2013 году в связи с удержанием и отказами в оплате медпомощи медорганизации не получили более 19 млрд рублей. Основная причина отказов — несоблюдение стандартов. При этом, как отметили в Счетной палате, стационарные стандарты есть только на 17% заболеваний, а порядок выявления дефектов и нарушений Федеральным фондом не установлен. Чтобы выявить целесообразность отказов от оплаты медпомощи, Счетная палата направит письмо в Центробанк и в Росздравнадзор для проведения проверки.  Как отмечают в Счетной палате, Минздрав все еще не выполнил свои полномочия по утверждению стандартов медпомощи.
Также Минздрав должен проводить мониторинг территориальных программ госгарантий, однако они сформированы с нарушениями законодательства. Например, в 2013 году в программах 20 регионов, а в 2014 году — 5 регионов, отсутствует перечень льготных лекарственных препаратов, отпускаемых по рецептам бесплатно или с 50% скидкой, в том числе в Петербурге. Также в программе Петербурга, Кабардино-Балкарской Республики, Республики Северная Осетия – Алания, Курганской области отсутствует перечень мероприятий по профилактике заболеваний и формированию здорового образа жизни.
По даннным Счетной палаты, проблемы с расчетом стоимости медуслуг привели к значительным ее различиям по регионам. Например, по итогам 2013 года стоимость вызова скорой медпомощи в Тамбовской области — 1 тысяча рублей, а в Северной Осетии  - 3,5 тысяч рублей. С 2014 года 459 видов ВМП перешли в ОМС. Но в отличие от федеральных учреждений, где стоимость ВМП утверждена приказом, регионы формировали тарифы самостоятельно при отсутствии федерального регулирования. В итоге стентирование коронарных артерий в Липецкой области (45 082 рублей) в 3 раза дешевле, чем в соседней Тамбовской (159 373 рублей), а химиотерапия в Красноярском крае (83 112 рублей) в 2,8 раза дороже, чем в Алтайском (28 853 рублей). Прием врача-онколога в Костроме стоит 750 рублей, а в Челябинской — 250 рублей.
Стоимость лечения 1 больного с бронхиальной астмой, на которую стандарты медицинской помощи не утверждены, в Приморском крае в 2 раза ниже, чем в Кемеровской области (16 942 рубля и 30 292 рубля соответственно), аппендицита – на 22,4% (21 523 рубля и 26 340,9 рублей соответственно).
В результате Счетная палата отметила отсутствие должного контроля со стороны Минздрава и Фонда обязательного медицинского страхования за реализацией программ, несовершенство нормативной правовой базы и считает необходимым внести изменения в федеральную и территориальные ПГГ, а также в короткие сроки утвердить стандарты, рассчитать их стоимость и сформировать на их основе финансовое обеспечение ПГГ. Кроме того, необходимо обеспечить в соответствии с Указом президента запланированный рост зарплаты медработников, провести анализ обоснованности оптимизации сети лечебных учреждений, провести оценку деятельности СМО и обоснованности штрафных санкций, отказов в оплате и разработать единые критерии деятельности экспертов.

© Доктор Питер

http://doctorpiter.ru/articles/9800/

Работники скорой помощи устроили акцию протеста в Уфе

Работники скорой помощи в Уфе накануне устроили пикет, в ходе которого потребовали повысить зарплаты и укомплектовать бригады по всем правилам. В согласованной уличной акции участвовало 85 человек. После пикета было решено перейти к «итальянской забастовке» — отказаться от любой дополнительной нагрузки и лишь выполнять нормативы,передает «Интерфакс».

На пикете появились только те сотрудники станции, которые в этот день были свободны от работы, поскольку «скорая есть скорая», рассказал оргсекретарь профсоюза работников здравоохранения «Действие» Андрей Коновал. В руках у участников были плакаты «Работаю за двоих, получаю за одного», «На оду ставку есть нечего, а на две некогда» и «Мы никому не нужны, но нас вызывают по 1000 раз в сутки».

В последнее время из-за низких зарплат и большой нагрузки со станции уволилось около 300 человек — это около трети работников скорой помощи Уфы. Всю работу перераспределили на оставшихся медиков. При этом надбавки за ночное дежурство снизились в два раза, а некоторые дополнительные выплаты вообще отменили.

В результате пациентам приходится дольше ждать скорую помощь — несмотря на то, что на вызовы стали отправлять всего одного фельдшера вместо двух, сказано в резолюции пикета. Медики надеются, что их отказ от переработок вынудит руководство станции нанять недостающих сотрудников, а представителей власти — повысить им зарплаты и вернуть дополнительные выплаты.

Главврач станции скорой помощи Уфы Марат Зиганшин подтвердил, что в 2014 году зарплаты медработников снизились (особенно это коснулось водителей и младшего медицинского персонала). Однако, по его словам, пока в работе скорой помощи никаких сбоев не наблюдается, и отказ некоторых сотрудников от переработок на функционирование станции не повлияет.

Вторую уличную акцию планируется провести 11 или 12 августа, если к этому моменту требования медиков не будут полностью или частично удовлетворены.

Пикет работников станции скорой помощи в Уфе. Фотография из блога оргсекретаря профсоюза работников здравоохранения «Действие» Андрея Коновала

http://medportal.ru/mednovosti/news/2014/07/31/740ufa/

Скорая помощь для «скорой» Экстренная медицинская служба находится на грани выживания в целом ряде регионов России

Вероника Воронцова

Вчера комиссия Контрольно-счетной палаты Башкортостана начала проверку станции скорой медицинской помощи Уфы. Ведомство проверит эффективность использования средств республиканского бюджета, а также фонда обязательного медицинского страхования. О бедственном положении скорой помощи в столице Башкирии заявили неделю назад сами ее сотрудники: там не выплачивают положенные надбавки, не индексируют зарплаты. В результате за последние месяцы со станции уволилась пятая часть сотрудников, и сформировать полноценные бригады станция уже не может. Как выяснили «НИ», в бедственном положении находятся станции скорой помощи по всей России. Из-за низких зарплат сотрудники увольняются, а те, кто остается, испытывают огромные нагрузки из-за переработок: есть даже случаи смерти во время смены.

О протестах сотрудников скорой помощи Уфы «НИ» сообщали в номере от 25 июля, когда медики готовились к забастовке. Как рассказала «НИ» участница протестного движения, медсестра кардиологической бригады Тамара Богданова, если руководство больницы не поднимет им зарплаты и не выплатит положенные надбавки, медработники с 11 августа устроят так называемую «итальянскую забастовку». Эта форма протеста предполагает, что работники свои обязанности выполняют строго в рамках существующих приказов и инструкций. Это, как правило, полностью парализует рабочий процесс. По словам г-жи Богдановой, различные предписания, инструкции, приказы в сфере отечественного здравоохранения настолько далеки от реальной медицинской практики, что их выполнение может привести не просто к сбоям, а полной остановке работы скорой помощи: например, по закону любой медработник должен приезжать на вызов в чистом спецкостюме, но поскольку формы для «скорой» хронически не хватает, многие вместо нее надевают обычный белый халат. Следовательно, в случае итальянской забастовки сотрудник скорой помощи будет приезжать на вызов либо в идеально чистой спецодежде, либо не поедет совсем. То же самое касается инструкции, согласно которой если в машине скорой помощи везли больного с острой формой инфекции, положено проводить ее тщательную дезинфекцию в течение 1,5 часа. Учитывая, что машин «скорой», как и бригад, хронически не хватает, соблюдение этого правила может значительно затормозить работу экстренной службы.

Причина недовольства уфимских медиков – мизерные зарплаты, из которых к тому же вычли ряд надбавок. Сейчас фельдшер в Уфе, работая на полторы ставки, зарабатывает 12–14 тыс. рублей, что в два раза меньше, чем даже в соседних районах Башкортостана. Зарплата упала после того, как надбавку 100% за ночное дежурство руководство станции срезало до 50%. При этом когда в начале 2013 года вступил в силу указ президента «О мероприятиях по реализации государственной политики», многие надеялись, что зарплаты у медиков, наоборот, поднимутся, ведь согласно документу у них становилась выше обязательная часть оклада. На деле же во многих учреждениях все оказалось по-другому – стали срезать премиальные, дополнительные надбавки. Фактически зарплаты либо остались на таком же уровне, либо уменьшились.

Причины уменьшения премиальной части могут быть самыми разными. Например, как объяснил участникам акции протеста главный врач станции скорой помощи города Уфы Марат Заганшин, перебои связаны с дефицитом средств в ОМС в этом году. Эту информацию подтвердили и в правительстве Башкортостана. Кроме того, пресс-секретарь ведомства Павел Самойлин пояснил, первые проверки уже показали нецелевое использование средств ОМС. Тем временем руководство города и области на одном из общих собраний вспомнило, что по закону при дефиците средств в ОМС зарплаты сотрудникам должны выплачивать из городского бюджета. Власти обещали покрыть все долги в ближайшее время.

Но даже без забастовки медработников жители Уфы могут дожидаться «скорой» часами. Как рассказала «НИ» жительница города Ирина Фархутдинова, весной этого года она несколько часов ждала «скорую» для своего трехлетнего ребенка с температурой под 40. «Мы ждали, не находили себе места, потом нам позвонили с местной подстанции с вопросом: вам «скорая» еще нужна или как?». После этого Ирина с мужем повезли сына в больницу на такси. Опрошенные «НИ» врачи местной «скорой» называют такую ситуацию «типичной» для их города: исходя только из официальной статистики, с начала этого года уволились около 200 человек, это при общем штате около 1000. Работники грозятся: если положение дел не изменится, уволятся еще несколько десятков человек.

Напомним, что с 1 января 2013 года, в соответствии с указом президента № 597, вся служба скорой медицинской помощи в стране полностью перешла на финансирование за счет средств обязательного медицинского страхования. Было прописано два возможных способа оплаты медработникам на усмотрение конкретной станции скорой помощи: по заранее составленной смете или количеству выездов бригад к пациентам. Последний способ предусматривает простую схему: чем больше вызовов у «скорой», тем больше денег получит отдельный врач. Поэтому в руководстве регионов, где практикуют подобное, на возмущения медиков теперь отвечают примерно одинаково: мало денег, потому что мало вызовов. Например, пресс-служба администрации Уфы распространила пресс-релиз, в котором объясняет, что на «скорой» зарплаты действительно стали ниже, потому что «нормативные объемы медицинской помощи по «скорой» на 2014 год в соответствии с Программой государственных гарантий утверждены на 2,5 тысячи вызовов меньше уровня прошлого года».

По данным Минздрава РФ, ежедневно на дороги России выезжает более 20 тыс. автомобилей скорой помощи, а за год экстренную медицинская помощь получают около 50 млн. человек. Каждые сутки на линию выходят 14,4 тыс. врачебных, 23,8 тыс. фельдшерских и 945 реанимационных бригад. По данным Росстата, средняя зарплата фельдшера скорой помощи на май 2014 года составляет более 21 тыс. рублей, при этом самые высокие зарплаты в Москве (около 40 тыс. рублей) и Красноярске (более 26 тыс. рублей), а самые низкие – в Уфе (18 тыс.) и Астрахани (7,5 тыс. рублей).

Однако проблемы уфимской «скорой» не чужды и другим регионам. Как рассказал «НИ» врач подстанции скорой помощи Кировского района Новосибирска Сергей Мауль, начиная с 2013 года, когда на законодательном уровне подняли оклад, стимулирующие надбавки начали сокращаться. Фактически вышло, что уровень дохода врачей остался на том же уровне. «Этими надбавками легко манипулировать, что наше руководство с успехом и делает», – отметил г-н Мауль.

На станции скорой помощи в городе Мытищи Московской области существует серьезный кадровый голод – из 30 положенных бригад работают 17. Как рассказал «НИ» фельдшер одной из мытищинских подстанций Даниил Власов, многие его коллеги ушли в первую очередь из-за штрафов, которые накладывает на медработников страховая компания за обслуживание граждан, у которых нет полиса. «Типичная ситуация: несчастный случай с гастарбайтером на стройке. У человека ни полиса, ни прописки, ни разрешения на работу, а спасать мы его обязаны, иначе – нарушим приказ № 100 Минздрава РФ, согласно которому все граждане имеют право на экстренную помощь», – рассказал медработник.

В Барнауле (Алтайский край) до сих пор вспоминают случай, произошедший в марте этого года, когда прямо на рабочем месте умер врач подстанции «Урожайная». Как рассказал заведующий подстанцией Юрий Поцелуев, из-за того, что на подстанции не хватает как минимум 15 человек, сотрудникам приходится значительно перерабатывать и не всегда остается время даже на минимальный отдых.

Даже когда недовольные врачи выходят на забастовку, это нередко заканчивается не повышением зарплат, а штрафами. Так, в августе прошлого года сотрудники скорой помощи города Владикавказа провели массовую акцию протеста против задержки зарплаты, а также против отказа начальства оплачивать переработки. Через три недели после этого комиссия государственной инспекции труда Северной Осетии опубликовала результаты проверки, исходя из которых «нарушений по выплате заработной платы не было; зарплата начислялась согласно по Трудовому кодексу, более того, зарплата ранее была увеличена». После этого медиков «скорой» оштрафовали за нарушение общественного порядка и срыв в работе экстренной службы.

С тех пор как скорую помощь начали финансировать не региональные и городские бюджеты, а страховые компании, в этой службе стало еще больше проблем, рассказал «НИ» председатель независимого профсоюза работников скорой помощи «Фельдшер.ру» Дмитрий Беляков. «Очевидно, что ОМС, как и любая страховая компания, мало заинтересована в том, чтобы зарплаты врачей были высокими, а медпомощь – качественной», – отметил он. Также г-н Беляков убежден, что в экстренной помощи недопустим принцип «чем больше больных, тем больше денег», который сейчас практикуется в некоторых регионах.

В существующем порядке финансирования также видит проблему и оргсекретарь межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие» Андрей Коновал. По его словам, финансирование «скорой» по количеству вызовов, или, как принято это называть, «исходя из дорожной карты» приводит лишь к возникновению множества коррупционных схем. «Разумнее всего финансировать «скорую» по бюджетно-сметному принципу, то есть платить не за вызов, а за смену», – отметил он.

Уже около 3–4 лет наблюдается тенденция к замалчиванию какой-либо официальной статистики в сфере работы «скорой», рассказал «НИ» президент «Лиги пациентов» Александр Саверский. По его словам, в последнее время все чаще наблюдается гигантский разрыв между тем, что говорят о размере собственных зарплат медики и официальные власти. Поэтому понять, кто прав, а кто виноват, бывает непросто. «Идет такая игра, при которой первые хотят получать как можно больше, а вторые – как можно меньше платить», – отметил он. Выходом, по его словам, может послужить создание крупного всероссийского профсоюза сотрудников скорой помощи, который бы курировал работу этой службы на федеральном уровне.



Американские медсестры «скорой» зарабатывают, как российские топ-менеджеры
В США насчитывается 61 992 службы «Скорой помощи», которые в год обслуживают почти 85 млн. пациентов. Медицинский состав «скорой» насчитывает 228 тысяч сотрудников. Каждый из них, помимо обычных дипломов колледжей или университетов, должен иметь специализированный диплом. Работают специалисты круглосуточно. Рабочий день состоит из трех восьмичасовых смен. Заработная плата медиков «Скорой помощи» соответствует их профессиональной градации. Средняя годовая зарплата медсестер – 75 –100 тысяч долларов, а докторов – 175 – 210 тысяч долларов. У медперсонала «Air ambulance» аналогичная зарплата, а работникам диспетчерской службы платят в среднем от 20 до 25 долларов в час. Два раза в год в городах и штатах страны проводятся опросы жителей по поводу оценки качества работы «Скорой помощи». В Иллинойсе большинство опрошенных оценили работу «скорой» на 9 из 10 возможных баллов.
Борис Винокур, Чикаго

Европейская «скорая» определяет местонахождение больного по номеру телефона
Как работает европейская «Скорая помощь» буквально месяц назад корреспондент «НИ» узнала на собственном опыте, сильно подвернув ногу – правда, не в Германии, а в пригороде Парижа. Оказалось, вызов «Скорой» по телефону 112 действует в большинстве стран Евросоюза. В некоторых европейских странах диспетчерские службы автоматически получают информацию о месте нахождения абонента от провайдеров мобильной связи. В ответ на мой плохой французский диспетчер предложил общаться на английском или немецком. Врач и медбрат, прибывшие минут через 8–10, осмотрели ногу и на носилках перенесли меня в машину, хотя «допрыгать» я могла и сама. На территории Евросоюза обслуживание по вызову «Скорой» бесплатное, не потребовалась и моя медицинская страховка. В Германии к вам могут приехать пожарные, имеющие специальную фельдшерскую подготовку. Даже водитель «Скорой» имеет образование не ниже медбрата: может при необходимости и роды принять, и дефибриллятор применить. «Скорая помощь» в Германии иногда прибывает к больному на вертолете: более 80 немецких вертолетов оборудованы под реанимационные центры. Вблизи всех крупных больниц обязательно имеются специальные вертолетные площадки. Расчетное время от поступления сигнала бедствия до подъема в воздух – две минуты. Почасовая работа врача-контрактника на «скорой» в среднем составляет 65–120 евро в час. Впрочем, работа медиков любого звена в Германии традиционно оплачивается хорошо.
Адель Калиниченко, Мюнхен
http://www.newizv.ru/society/2014-07-30/205509-skoraja-pomosh-dlja-skoroj.html

Противодействие рождает «ДЕЙСТВИЕ»

Сейчас позвонили, рассказали историю. Вчера на Центральной подстанции скорой помощи Уфы механик начал запугивать одного из водителей по поводу того, что тот вступил в профсоюз «Действие».

Тут на него налетели другие наши активисты, обложили крепкими словами и предупредили, что теперь, не дай бог, тот будет отлучаться с места службы, или какие другие косяки, на все будут составляться докладные.

И после этого инцидента еще 7 водителей вступили в профсоюз. А зампреду профкома Тамаре звонили чуть ли не в первом часу , требовали бланки заявлений на вступление в «Действие».

Так, в общем-то, и надо давать отпор. Никакая прокуратура не гарантирует право людей на защиту своих прав, если они сами будут трусить и позволять противнику распоясываться.

Вчера же ребята записали на диктофон речь одного из начальников на планерке против профсоюза. Про то, что якобы подоплекой является рейдерский захват… станции скорой помощи Уфы. Я еще запись не прослушивал , потому не могу сказать имело ли при этом место одно уголовное преступление (воспрепятствовавшие профсоюзной деятельности должностным лицом) или два, включая клевету.
Но изучим.

http://andrey-konoval.livejournal.com/297035.html

Врачи «скорой» в Уфе хотят объявить забастовку

Вероника ВОРОНЦОВА

Работники станции скорой помощи в Уфе готовятся к масштабной акции протеста против мизерных зарплат и переработок. Об этом рассказал «НИ» оргсекретарь межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие» Андрей Коновал. По его словам, если в ближайшие дни медикам не удастся договориться с городскими и региональными властями, забастовка стартует в следующую среду. 

Ранее башкирские медики подготовили открытое письмо, в котором рассказали, что в этом году им, несмотря на обещания, так и не подняли зарплату, зато отменили доплаты за интенсивность и сократили надбавки за работу в ночные часы. Сейчас в среднем со всеми надбавками фельдшер в Уфе зарабатывает 12–14 тыс. рублей, при этом работает большинство на полторы ставки, рассказала «НИ» медсестра кардиологической бригады, участница протестного движения Тамара Богданова. По ее словам, даже в других городах региона, например в Ишимбае или Салавате, врач на скорой получает около 30 тыс. рублей на одной ставке. Кроме того, с этого года решено было отменить стопроцентную надбавку за ночное дежурство и заменить ее пятидесятипроцентной.

Как пояснил «НИ» Андрей Коновал, исполняя указ президента «О мероприятиях по реализации государственной политики», руководство станции скорой помощи повысило базовую часть зарплаты, но на выплату стимулирующей части денег в итоге не хватило. «Мы выяснили, что по непонятным причинам изначально на эти нужды в фонде было заложено меньше денег, чем предполагалось», – пояснил Коновал. 

Перебои в финансировании скорой помощи уже смогли почувствовать на себе простые уфимцы. Как рассказали медики, с начала этого года уволилось уже 200 сотрудников при общей численности коллектива в 1 тыс. человек. Кроме того, сейчас почти не осталось ни одной укомплектованной бригады, а вместо двух сотрудников нередко на место выезжает один. 

В городской администрации на претензии медиков отвечают, что никаких перебоев с заработной платой нет и не было. Как рассказали в пресс-службе ведомства, показатели по среднемесячной зарплате работников превысили регламентированные почти на 1,5 тыс. рублей врачам, на 6 тыс. рублей среднему медперсоналу и почти на 1.4 тыс. рублей – младшему. Власти признают: в этом году немного снизилась зарплата у среднего и младшего медперсонала, но это из-за того, что сократилось общее количество вызовов.

http://www.newizv.ru/society/2014-07-25/205272-vrachi-skoroj-v-ufe-hotjat-objavit-zabastovku.html

За работу во время ЕГЭ учителям в некоторых регионах так и не заплатили

ЕГЭ в этом году прошел максимально честно. Рособрнадзору удалось организовать процесс таким образом, что выпускники были вынуждены не пользоваться шпаргалками и гаджетами. Однако педагогам, которые были задействованы в процедуре сдачи единого госэкзамена, во многих регионах России за работу пока так и не заплатили. Например, в Омской области поощрили исключительно экспертов.
Об этой ситуации сообщил портал «Омск здесь». Возмущенные педагоги даже обратились к главе Омского региона Виктору Назарову с письмом, в котором требовали выплатить причитающуюся им доплату за работу на ЕГЭ. По данным портала, в шести регионах России сверхурочные часы оплатили полностью, а в 27 — деньги получили только члены предметных комиссий, в том числе и в Омской области. При этом обязательность «выплат за работу по подготовке и проведению ЕГЭ для педагогических работников» закреплена в Законе «Об образовании в РФ».

Девятый пункт статьи 47 Закона «Об образовании в РФ» гласит: «Педагогическим работникам, участвующим в проведении единого государственного экзамена, выплачивается компенсация за работу по подготовке и проведению единого государственного экзамена. Размер и порядок выплаты указанной компенсации устанавливаются субъектом Российской Федерации за счет бюджетных ассигнований бюджета субъекта Российской Федерации, выделяемых на проведение единого государственного экзамена».

Однако некоторые чиновники заявляют, что прием экзаменов — это часть работы педагога, не требующая дополнительных выплат.

По информации NEWSru.com

http://www.ug.ru/news/12363

А ты готов работать на ЕГЭ бесплатно?

Автор:  Андрей Демидов

Набирает темп кампания профсоюза УЧИТЕЛЬ по принуждению региональных властей к исполнению требований закона относительно оплаты работ, связанных с подготовкой и проведением единого государственного экзамена.

Напомним, проблема неоплаты работ связанных с ЕГЭ стала одной из тем, поднятых на встрече представителей профсоюза УЧИТЕЛЬ и Рособрнадзора в июне 2014 г.. Также эта тема обсуждалась на профсоюзной школе в Невинномысске в начале июля этого года.
Очевидно, что  отказ региональных властей от оплаты работ по подготовке и проведению ЕГЭ (объем и напряженность которых все время растет) и отсутствие надлежащего контроля над этим со стороны федерального центра ведет к усугублению негативного фона, который и так уже сложился в учительской среде вокруг ЕГЭ.
Напомним, ч. 9 ст. 47 ФЗ принятого в конце 2012 года Федерального закона «Об образовании» ч. 9. гласит «Педагогическим работникам, участвующим в проведении единого государственного экзамена, выплачивается компенсация за работу по подготовке и проведению единого государственного экзамена. Размер и порядок выплаты указанной компенсации устанавливается субъектом РФ за счет бюджетных ассигнований бюджета субъекта РФ, выделяемых на проведение единого государственного экзамена».
Таким образом, ссылки региональных властей на то, что педагоги якобы выполняли свои трудовые обязанности в рабочее время и потому не должны получать дополнительной оплаты, несостоятельны. тем более, что работа организаторов и экспертов требует прохождения учебы и получения особого статуса, что доказывает, что это работа вне обычной компетенции и текущих трудовых обязанностей.
Активисты профсоюза проанализировали ситуацию в 34 регионах, относительно наличия  нормативных актов о размере, порядке выплаты компенсации.
Из 34 регионов
- за работу членам/экспертам предметной комиссии платят везде  (кроме Кировской обл.);
- приблизительно в половине регионов не платят за работу организаторам ППЭ;
- в 6 регионах — платят организаторам в аудитории и вне аудитории
(в Липецкой обл. организатору платят 27,8 руб. в час);
- конкретные сроки выплаты компенсации не всегда указаны
(в некоторых указан срок «до 31 декабря текущего года»!).
Полный список обследованных регионов можно посмотреть в прикрепленном файле.
Профсоюз УЧИТЕЛЬ планирует представить собранные данные в Рособрнадзор и другие контролирующие органы, а также просит педагогов, задействованных в этом году поделиться информацией о наличии оплаты и ее размере (не забудьте указать в каком качестве вы участвовали).
Предлагается такой алгоритм работы:
1.  сбор статистики (где платят и где не платят, иные формы компенсации — отгулы и т.д.). как минимум по своему региону, если знаете по другим каким-то — тоже пришлите
2. Выяснение — есть ли региональные нормативные акты по размеру и порядку компенсации (на основании закона).
3. если оплаты нет и документов по этой теме тоже не принято, то обращаемся в Рособрнадзор и прокуратуру на предмет нарушения закона.
4. По тем регионам где власти упорствуют, предлагаем педагогам помощь в обращении в суд. Примеры положительных решений есть.
5. Вместе с регионами ставим перед федеральными органами вопрос о полном обеспечении всех расходов на ЕГЭ из федерального бюджета (возможно в виде субвенций региональным бюджетам)

 Изменено 13.07.2014 14:5
http://www.pedagog-prof.org/index.php?option=com_k2&view=item&id=597

Преподаватели бийского колледжа создали независимый профсоюз и намерены остановить работу с 1 сентября

Сотрудники второго корпуса Бийского государственного колледжа намерены 1 сентября приостановить работу из-за многолетних проблем с выплатой зарплат, а также негативных последствий реорганизации учебного заведения. Об этом профком первичной организации профсоюза УЧИТЕЛЬ заявляет в уведомлении, направленном в официальные органы.

Педагоги требуют, чтобы их корпус был выведен в отдельное учебное заведение, поскольку процесс реорганизации практически уничтожил былую славу ССУЗа»,.

Пять лет назад Алтайский политехнический колледж был своеобразным брендом на рынке среднеспециального образования наукограда. Однако после реорганизации в 2009 году «Бийский техникум механической обработки древесины», «Алтайский политехнический колледж» и «Бийский механико-технологический техникум» были объединены в единое образовательное учреждение в формате трех корпусов. С этого момента эффективность «политеха» пошла на убыль – отмечает региональное информационное агентство «Атмосфера».

До объединения в АПК только на дневном отделении обучалось 1800 студентов по 11 специальностям, на сегодняшний день – 700 студентов на семи специальностях. Ежегодно уменьшается количество групп именно во втором корпусе за счет увеличения количества групп в первом и третьем корпусах. За последние два года уволилось около 60 квалифицированных специалистов, из них большая часть со второго корпуса.

Педагоги отмечают, что качественная работа не стимулируется, а инициатива иногда даже наказывается. В этом году студентам было отказано в участии в краевом конкурсе профмастерства для электриков, в краевом фестивале иностранных языков и других мероприятиях.

Помимо прочего, преподавателям перестали выплачивать стимулирующие надбавки за результативность работы и целевые президентские.

«В июне 2011 года администрация в очередной раз не выплатила стимулирующие, объяснив это недофинансированием колледжа Министерством образования, в сумме 15 млн рублей. Общественные структуры обратились в Минобр, в правительство РФ, к президенту с просьбой помочь разобраться в ситуации с финансированием нашего колледжа. Министерством в июне были высланы 15 миллионов. Стимулирующие педагогическим работникам за весь год были выплачены только в декабре 2011 в среднем по 5 тысяч рублей каждому (или 400 рублей в месяц). Администрация в декабре получила премии в размере от 150 до 300 тысяч рублей каждый», – говорится в обращении.

А когда с 2012 года колледж перешел с федерального подчинения в подчинение Управления Алтайского края по образованию, зарплаты преподавателей в очередной раз снизились за счет уменьшения базовой ставки.

При этом третий год идет перерасход фонда заработной платы – на четыре миллиона рублей ежегодно. Позже деньги на зарплату, по словам заявителей, были взяты из фонда целевых выплат студентам-сиротам и из стипендиального фонда. А потом зарплата и вовсе уменьшилась, к тому же были постоянные задержки с ее выплатой.

Администрация ССУЗа предлагает решения вопросов за счет изменения трудового договора, не в пользу преподавателей. При этом как отмечают в профсоюзе, ухудшающие положение работников изменения в коллективный договор вносились без согласования с профсоюзом.

Спасение некогда выдающегося колледжа трудовой коллектив видит в преобразовании его в самостоятельное учебное заведение. В противном случае, полагают заявители, их корпус (уже признанный неэффективным) будет расформирован. И не последнюю роль в этом процессе, по их мнению, играет краевое Управление по образованию.

«Федеральные органы все наши обращения спускают в Управление образования Алтайского края, то есть в то учреждение, которое виновато в затягивании решения проблем и своими действиями дискредитирует государственную власть», – отмечает коллектив.

Потеряв надежду на изменение ситуации преподаватели пошли на решительные действия. 19 июня они создали первичную организацию профсоюза УЧИТЕЛЬ, выйдя из профсоюза ФНПР. Причем сразу после принятия этого решения число состоящих в профсоюзе увеличилось более чем вдвое – с 36 до 94 человек.

А 27 июня на профсоюзном собрании было решено в случае неудовлетворения требований (в том числе, по зарплате) приостановить работу с 1 сентября 2014 года.

http://www.pedagog-prof.org/index.php?option=com_k2&view=item&id=596

Детсадовская неожиданность

Обнародованы данные о зарплатах директоров омских детсадов, кружков и центров развития

06.07.2014

Люди в белых зарплатах Годовые доходы некоторых омских главных врачей больше, чем у президента и премьер-министра РФ, вместе взятых

Годовые доходы некоторых омских главных врачей больше, чем у президента и премьер-министра РФ, вместе взятых

Появившаяся в СМИ информация о доходах главных врачей омских клиник шокировала омичей. Публикация на сайте «Бизнес-курса» основана на декларациях руководителей государственных медучреждений, которые обнародовал областной минздрав.

Из деклараций следует, что первые лица местных больниц зарабатывают значительно больше первых лиц государства (напомним, по официальным данным, зарплата президента РФ за минувший год составила 3 млн 672 тыс. рублей, а премьера — 4 млн 259 тыс.). Но главный врач Омского онкодиспансера Дмитрий Вьюшков превзошел обоих: его среднемесячный заработок — более 800 тыс. рублей (в годовом исчислении — 9 млн 630 тыс.). Успешнее высшего российского руководства оказался и Александр Антропенко, возглавляющий Детскую городскую поликлинику № 7, он заработал за год 8 млн 936 тыс. Скромнее жалованье главврача клинического диагностического центра Натальи Орловой — в среднем в месяц выходит 428 тыс. рублей.

Вообще труд главврачей в регионе оплачивается достойно (в отличие от просто врачей, которые непосредственно лечат людей, не говоря о медсестрах, санитарках и пр.).

Облправительство обещает, что медики с высшим образованием в текущем году будут получать в среднем 37,7 тыс. рублей.

Автор: Георгий Бородянский

Постоянный адрес страницы:

http://www.novayagazeta.ru/society/64259.html

Леонид Гречишников, Москва: Нужно срочно увеличить МРОТ. Он должен быть больше официального — заниженного — прожиточного минимума

Зарплата педагогам должна повышаться так, чтобы при этом за каждый час труда им платили больше, чем до указов, а не меньше. Кроме того, повышение зарплаты не должно происходить за счет сокращения учителей.

Педагог, врач и им подобные – это едва ли не самые общественно значимые профессии. Мудрец сказал: сражения выигрываются учителями. Переоценить значение труда этих специалистов в формировании качественного состава общества вряд ли возможно. Если они плохо учат, лечат и т.д., то, думается, те, кто выходит «из-под их пера», несут «печать» этого через всю свою жизнь. Эдакий «эффект домино». Когда падение первой «костяшки» (плохое обучение, лечение) вызывает падение соседней. Недообученные и недовылеченные хуже выполняют свою работу, из-за чего падают и другие «костяшки».

Что из этого вытекает? Для людей, для экономики, для общества, для страны? А то, прежде всего, что качественный состав самого отряда педагогов, врачей и т.п. должен быть достаточно высоким. И что их должно быть достаточно для поддержания на должном уровне знаний и умений членов общества, их здоровья и т.д.

А качественный состав учительства, врачебного сообщества и т.п. зависит, прежде всего, от размера зарплаты в этих сферах труда. Ведь зарплата и другие подобные доходы – это едва ли не главная характеристика, от которой зависит распределение членов общества по сферам труда. Сферы труда с высоким уровнем вознаграждения за труд заполняются теми из них, у кого лучшие способности и другие личностные качества. И наоборот.

Но если у учителей и врачей и хорошие способности, то при недостаточной зарплате они все равно не могут выполнять свою работу на достаточно высоком уровне. Ведь экономическое назначение зарплаты как раз в том и состоит, чтобы воспроизводить людей труда, и в том числе педагогов, врачей и т.п. Их жизненные силы. Их нервно-психическую и чисто физическую энергию. Их трудоспособность. И не на неизменном, а на все возрастающем уровне.

Для этого зарплаты должно хватать не только на попить-поесть, одеться-обуться, иметь жилище, но и на повышение квалификации, содержание семьи и т.д. Если же зарплаты на все это недостает, то люди труда от этого деградируют, деквалифицируются с той или иной скоростью. Уместна, на мой взгляд, такая аналогия. Если не позаботиться о необходимых средствах на ремонт и модернизацию станков, то к чему это приводит? Они от этого досрочно, в экономически необоснованный срок, приходят в негодность.

Увы, в России зарплата этих ключевых специалистов (в массе) на протяжении десятилетий была недопустимо низкой. Согласно опросам ВЦИОМ, учитель в России на предпоследнем месте в списке профессий, которые взрослые порекомендовали бы своим детям и внукам. Одна из главных причин этого, убежден, — низкая зарплата.

Судя по факту принятия указов о повышении зарплаты, власть наконец-то проявила намерение решать эту острейшую проблему. Кстати, уверен, ею же самой и созданную. В частности, весьма действенно «поработали» на эту проблему (и продолжают «работать») законы о минимальном размере оплаты труда (МРОТ). Уже не одно десятилетие Правительство РФ, Госдума, Совет Федерации и т.д. «железной рукой» внедряют этими законами «зарплату», которая меньше даже прожиточного минимума, то есть, меньше минимально необходимого для сохранения здоровья и трудоспособности людей труда. Даже если сравнивать раз за разом узакониваемый МРОТ с тем прожиточным минимумом, который официально признается властью минимально необходимым для сохранения здоровья и трудоспособности. И который, по оценкам экспертов, очень сильно занижен.

Если зарплата меньше минимально необходимой для сохранения здоровья и трудоспособности, то это слово, убежден, следует брать в кавычки, поскольку это и не зарплата вовсе, не вознаграждение за труд. Если зарплаты недостает людям труда для сохранения здоровья и трудоспособности, то какая же это награда? То есть, издание законов о МРОТ и их внедрение – это не только нарушение экономических законов, но, уверен, еще и Конституции РФ, права человека на вознаграждение за труд. Внедрение властью такой зарплаты – весьма «успешное». В России зарплата меньше прожиточного минимума у каждого пятого работника.

Может показаться, что низкий МРОТ – это далеко от проблемы низкой зарплаты педагогов, врачей и других бюджетников. Но ведь МРОТ десятилетиями использовался госорганами в качестве исходной базы при определении размера их зарплаты. То есть, российский МРОТ – это своего рода испорченный компас, который показывал (и продолжает показывать) не туда, куда надо. И связь здесь была самая непосредственная: недопустимо низкий МРОТ – недопустимо низкая зарплата педагогов, врачей и т.д.

Теперь – непосредственно к теме разговора. Повышение зарплаты (после указов), о котором речь, не только не решает проблему, но, напротив, усугубляет ее. До этих указов зарплата педагогов, врачей и т.д. (в массе) была недопустимо низкой не только по своей абсолютной величине, но и в расчете на ту трудовую нагрузку, которая у них была. Каждый час их труда оплачивался недопустимо низко, что не позволяло воспроизводить должным образом их трудоспособность.

Растет ли зарплата, если прирастает, к примеру, на 20%, а трудовая нагрузка – на 50%? Понятно, что в расчете на трудовую нагрузку, на каждый час труда – не растет, а уменьшается. Ведь человек работает, расходует свои силы в полтора раза больше, а получает за полуторную работу лишь на 20% больше. То есть, получается, что и без того недопустимо низкая оплата часа труда становится после указов еще меньше. Труд педагогов, врачей и т.п. становится еще дешевле, что, очевидно, неприемлемо.

Могут ли власть имущие быть заинтересованы в низком МРОТ и низкой зарплате бюджетников? Думается, могут. Ведь чем меньше МРОТ и зарплата бюджетников, тем больше средств из бюджетов разного уровня можно направить на содержание аппарата госорганов. На разбухшие штаты, на разбухшие зарплаты, на спецквартиры, спецлечение, спецтранспорт и т.д.

Экономия на МРОТ и зарплате педагогов на протяжении десятилетий – это вовсе никакая не экономия, поскольку ущерб от нее несоизмеримо больше. Ведь этой «экономией» подрывается трудовой потенциал страны – главное богатство и главный экономический ресурс общества. Самое мягкое слово для обозначения такой «экономии» — это расточительство.

Специалисты констатируют: рабочая сила в России все меньше отвечает требованиям рынка труда. Нарастают нехватка рабочих и специалистов в стране, налицо ее наводнение гастарбайтерами. Даже по официальным данным, только врачей и медсестер недостает в стране более 300 тысяч человек.

Убежден, одна из причин этого – как раз необоснованная зарплатная политика, десятилетиями работавшая, да и продолжающая работать против здоровья и трудоспособности, эффективности труда рабочих и специалистов.

Вот некоторые, на мой взгляд, очевидные выводы из изложенного. Зарплата педагогам, врачам и др. должна повышаться так, чтобы при этом и за каждый час труда им платили больше, чем до указов, а не меньше. Повышение зарплаты не должно происходить и за счет их сокращения, приводящего к ухудшению в обществе и без того «хромающего» обучения, лечения и т.п. Кроме того, необходимо незамедлительно увеличить МРОТ. Он должен быть больше официального (заниженного) прожиточного минимума.

Об авторе

Леонид Васильевич Гречишников, кандидат экономических наук, пенсионер

http://www.ug.ru/insight/451

Нужны ли школе богатые руководители? Директора московских школ получают в 2,5 раза больше директоров заводов

По данным последних исследований, средний директор московской школы получает 240 тыс. руб. в месяц (для сравнения, средний директор завода в Москве получает 90 тыс. руб.). Между тем учитель получает в среднем около 70 тыс. руб., сообщил накануне мэр Москвы Сергей Собянин. Это на 16% больше, чем в прошлом году, тогда как директорские заработки выросли в 1,5 раза.

Нужны ли школе богатые руководители?

фото: Наталья Мущинкина

На первый взгляд зарплата директора нашей школы — величина объективная. Формально она зависит от числа учащихся и повышающего коэффициента, на который умножается средняя зарплата, а сам этот коэффициент зависит от рейтинга школы и может достигать 1,5, 2, 3, а то и 4. Другая составляющая — результаты «добровольных» диагностик учеников в 4-х и 7-х классах, оценки ГИА для девятиклассников и ЕГЭ выпускников (вот он, краеугольный камень подтасовок результатов экзаменов!), а также победы учащихся в олимпиадах для школьников. Учитываются и директорская выслуга лет с квалификацией.

Но не все, как оказалось, зависит от арифметических действий. Автономность сегодняшней школы, и в первую очередь финансовая, позволяет перераспределять фонд ее зарплат в пользу администрации школы — чего стоят одни стимулирующие надбавки! Так стоит ли удивляться, что жалованье директоров школ более чем втрое превышает учительское и в 2,5 раза — директоров московских заводов. А учителя часто и не подозревают о поступлении на счета школ бюджетных доплат.

Последний такой скандал отгремел в Смоленской области лишь пару месяцев назад. Как оказалось, львиную долю средств, выделенных учителям региона, получили не они, а директора школ и их замы, число которых кое-где доходило до 11! Их премии доходили до 200% от оклада, а зарплаты стали как в Москве — втрое больше учительских (еще зимой 2014 года они были выше лишь на треть).

Правда, все эти сомнительные решения администрации были утверждены школьными профкомами. Но добиться этого «крепкому» руководителю несложно, ведь в его руках и кнут (гонения на слишком самостоятельных профсоюзников), и пряник (премирование профоргов все из того же фонда). С реально же независимыми профсоюзами учителей директора школ ведут борьбу не на жизнь, а на смерть. Не успел, к примеру, московский учитель с 41-летним стажем Александр Преснов (Восточный АО Москвы) перейти в такой профсоюз «Учитель», как тут же схлопотал два выговора один за другим, а через пару месяцев был уволен «за грубые нарушения трудовой дисциплины» — как какой-нибудь хулиган или пьяница.

В советские времена, говорит Преснов, «хотя бы были какие-то инстанции, отслеживающие нарушения законодательства. Сейчас этого нет, а отсюда и полный произвол директоров школ. Если ты активно отстаиваешь свои права, то непременно становишься врагом и противником системы».

Об опасностях, связанных с предоставлением директорам школ излишней «полноты власти на местах», Общественный совет при Минобрнауки предупреждал еще при переходе на эту систему, напомнил «МК» член совета, учитель литературы московской школы №57 Сергей Волков:

— Свобода рук при распределении средств, даже если директор старается быть объективным, часто рождает напряжение в педагогических коллективах — особенно в небольших, где все на виду. Да и коэффициенты, по которым идет расчет, часто кажутся несправедливыми.

На деле система отлажена так, что для чиновников всевластие директора в области финансов уравновешено возможностью снять его с должности без объяснения причин. А вот учителя от этой системы страдают. Да и реальная разница их зарплат по сравнению с директорскими много больше, чем 3,5 раза. Упомянутые градоначальником 70 тыс. руб. — не зарплата, т.е. не одна ставка учителя, в отличие от директора, а полторы, а то и две ставки. Школу, констатировал Сергей Волков, «вынуждают, чтобы у учителя было много часов, ведь тот, у кого их мало, портит статистику. А школа должна отчитаться за рост зарплат».

Минздрав предлагает выделить врачам на осмотр каждого пациента по 9-12 минут

МОСКВА, 27 июня. Минздрав подготовил предложения по новым нормам времени приема, сейчас они обсуждаются вместе с экспертами Национальной медицинской палаты. Как передает «Российская газета», на осмотр пациента у участкового педиатра и терапевта должно уходить в среднем 9-10 минут, у врача общей практики — 12 минут.

Нормативы по времени приема в поликлиниках были всегда, труд врача нормировался: 12 минут на пациента. Однако, как рассказали в Минздраве, в конце 80-х годов их отменили, и с тех пор каждый регион и каждое медучреждение регулируют, как проводить прием, самостоятельно, в зависимости от численности населения, наличия или отсутствия нужных специалистов, нагрузки на одного врача прочих факторов.

Сейчас предполагается: время непосредственного контакта пациента с врачом — опрос, осмотр — у педиатра должно занять 9 минут, у терапевта — 10, у врача общей практики — 12. И еще половина от этого времени отводится на вспомогательную работу от мытья рук до заполнения истории болезни и выписки рецепта, но не более 50% всего установленного норматива. Итого: весь прием — 15-18 минут.

Как пояснила директор департамента медицинского образования и и кадровой политики в здравоохранении Минздрава России Татьяна Семенова, это не директива, предлагаемые нормативы «средние», их предлагают брать за основу при планировании работы лечебного учреждения.

Кроме того, возможно, в ближайшее время врачей первичного звена избавят от простой, рутинной, но необходимой работы. В Минздраве думают над тем, чтобы передать часть функций врача среднему медперсоналу. «Возможно, в поликлиниках откроют сестринские кабинеты доврачебного приема — медсестра вполне может провести простые, но необходимые манипуляции — измерить температуру, давление, провести самый простой осмотр», — сказала Семенова.

Эксперимент, в котором медсестры активно помогали врачам, был проведен в Самарской области, и этот опыт, опять же после его общественного обсуждения, Минздрав предполагает распространить и на все регионы.

Подробнее:http://www.rosbalt.ru/main/2014/06/27/1285221.html