Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

СОКРОВИЩЕ. ГЛАВА 16.

26.09.2016

Автор: Николай Соснов

СОКРОВИЩЕ. ГЛАВА 16.

— И здесь находится подземный ход?
Костя, почертив ногой по гладкому без единой щели или щербинки камню, скептически покачал головой.
Айрат усмехнулся. Скинув сумку, связной обхватил ногами одну из башенных спиц и удивительно проворно для своего возраста забрался на половину ее высоты. Вцепившись в какой-то еле заметный на сером металле выступ, Айрат с усилием повернул его. Тут же один из участков каменной площадки, над которой возвышалось диковинное сооружение, ушел в глубину скалы и отъехал там в сторону, освобождая узкий ступенчатый спуск в кромешную мглу.

— Ты и твои друзья еще как слепые котята, — наставительно сказал, спустившись со спицы, стоящему с раскрытым ртом Косте дедушка Айрат. — Видите поверхность, а про скрытые под ней силы понятия не имеете.
— В чем тут дело? — спросил Афанасий. Опустившись на колени, юноша внимательно осматривал отверстие и ощупывал его края.
— Помнишь колеса на телегах в твоем поселке?
— Конечно.
— Здесь применен тот же принцип, но улучшенный и более сложный. Вход спрятан как бы за дверью. Чтобы незваный гость не взломал дверь, замок от нее сделан в виде рычага и помещен на башню в такое место, где его может найти только знающий или очень догадливый человек. Повернув рычаг, я привел в движение много разных колес, больших и малых, а они открыли нам путь. Понятно?
— Не очень, — признался Афанасий.
Пока Айрат рассказывал о колесах Суханов достал из рюкзака серый холщовый плащ с глубоким капюшоном и закутался в него с головой. Галина выпустила капюшон балахона, покрыв им свою голову так, что лицо ее полностью скрылось в тени. Рукава девушка подвернула жгутами, упрятав в них ладони. Точно так же поступил и Суханов. Лица у них при этом были настолько серьезные, что дрогнувшие губы Иринки так и не решились сложиться в улыбку.
Оправив складки на локтях, Галина наклонилась за рюкзаком, но Костя ее опередил. Подняв рюкзак, он помог Чаадаевой аккуратно и удобно разместить его на спине. Зеленокожая девушка с кошачьими глазами с первого дня пленила сердце Сальникова. Теперь он постоянно вертелся вокруг нее в ожидании случая чем-нибудь услужить или заговорить на какую-либо тему. Галина воспринимала Костино поведение как должное, гоняя его то набрать воды в чашку то сорвать понравившийся цветок. Суханов и дедушка Айрат только усмехались. Костя конечно таскал бы и ее рюкзак, но этому препятствовала тяжесть его собственной сумы.
— Ладно, механику тебе учителя расскажут, — прервал обсуждение Айрат. — К ним как раз и пойдем сейчас.
— Галя, а зачем вы с Алексеем Ивановичем завернулись так плотно? — спросила Иринка.
— Так надо, — вмешался Суханов. — Спускайтесь скорее пока совсем не рассвело. Не надо чтобы нас видел случайный охотник или путешественник.
Действительно, утро властно вступало в свои права. Красная нить давно расширилась, предвещая появление солнца на нижних ступенях лестницы к полуденному трону. Кляксы тьмы позорно кукожились, уступая синему простору.
Суханов передал Афанасию и Иринке заранее приготовленные факелы. Спускались в том же порядке как шли. Последним был Абдуллаев, закрывший проход нажатием скрытого рычага в стене. Каменная плита идеально точно легла на место. Айрат обогнал спутников и, взяв у Суханова последний третий факел, возглавил цепочку. Алексей Иванович с Галиной ушли в хвост отряда. Костя как приклеенный следовал за Галей.
Путники безмолвно спускались вглубь горы по невысокому сырому коридору, производившему гнетущее впечатление захлопнувшейся ловушки. Суханов нагнул голову, чтобы не задевать потолок. Дым факелов сносило то вправо то влево, а то и вверх и вниз, из чего Костя заключил, что потайной ход хорошо вентилируется. Вместе с воздухом через скрытые отверстия в коридор время от времени поступала и дождевая вода, разъедая камень стен и разбавляя затхлость местного воздуха запахами плесени и гнили.
Коридор дважды слегка повернул, обходя одним только его строителям ведомые препятствия, поэтому никто в отряде не имел ни шанса, случайно поглядев назад, увидеть то, что произошло у входа через несколько минут.
Связной Алфавита переоценил прочность системы, обеспечивающей маскировку входа. За двести лет механизмом пользовались не больше десяти раз, но совсем не обслуживали. Никто не вносил смазочное масло в разъемы ржавеющих шкивов и шестеренок. Некому было перетянуть ослабшие приводные ремни и заменить канаты, отремонтировать балки и почистить рычаги.
Стальная петля, удерживавшая сдвинутый Айратом рычаг в положении «закрыто», проржавела до основания. Резкие рывки окончательно ее расшатали. Потребовалось всего одно, более сильное чем обычно, дуновение из вентиляции, чтобы петлю чуть-чуть наклонило в сторону. Рычаг прорвал рыжую труху, вернувшись в положение «открыто». Плита потолка послушно передвинулась, открыв подземный ход всякому, кто остановился бы полюбопытствовать что за странная дыра образовалась в горе под башней.
Тем временем, Костя почувствовал нарастающую тесноту подземной дороги. Ступени кончились, сменившись узким и прямым как стрела проходом. Спускаясь, Костя нет-нет да поглядывал как там Галина, но в более ограниченном пространстве горизонтального коридора делать это, не тормозя остальных, было невозможно. Поневоле внимание парня переключилось на другие объекты. Тут-то Костя и почуял, что расстояние между стенами коридора медленно уменьшается. Он сказал об этом Айрату, но тот помотал головой:
— Кажется. У тебя отняли возможность быстро покинуть замкнутое помещение. А душа хочет скорее выбраться из опасного места, выскочить как на санях по снежку. Страшно ей, вот и мерещится будто тело хотят сдавить клещами.
Костя и вправду ощущал себя помещенным в клещи. Вместо внезапного резкого схлопывания, ломающего кости в порошок, сминающего мясо в красную жижу, вместо мгновенной, как ему представлялось, непереносимой боли, только паника при виде крохотных шажков приближающихся осклизлых стен.
— Смотри в спину Иринки или в пол, — посоветовал Суханов.
Костя вперился в Иринкину куртку, но следовать за девушкой, уставившись ей в спину оказалось нелегким делом. Серая ткань трепыхалась перед глазами, то и дело ловко ускользая от взгляда.
— Эй, тебя качает! — воскликнула Галя и подхватила Сальникова в тот самый момент когда парень с отсутствующим лицом собрался забодать стену.
Цепочка остановилась. Суханов усадил Костю на рюкзаки, расстегнул ворот куртки. Юноша, закрыв глаза, дышал часто и глубоко.
— Долго еще идти? — спросил Афанасий
Дедушка Айрат, что-то прикинув в уме, ответил:
— Мы примерно на половине пути.
Костя возненавидел этот мерзкий коридор, так явно показавший его слабость. И Галя все видела! Вот ведь странно, в пещере на краю гибели никакой паники не было, не случилось с ним головокружения или обморока, а в относительной безопасности подземелья заработал скрытый до поры инстинкт. «В пещере был выход», — шептал Косте противный внутренний голос — «тут его нет, нет, нет!».
Сальников прижался к стене. Сейчас ему казалось, что навстречу движется противоположная стена, а та, в которую парень отчаянно пытался втиснуться, являет собой твердыню, оплот прочности и устойчивости мира. На лице Кости без труда читалось намерение, зажмурившись, остаться тут навсегда.
— Вставай! Хватит валяться как сонная муха! — Афанасий прикрикнул на него с нарочито приданой голосу грубостью тона. Он пытался вывести товарища из панического забытья, спровоцировав на перепалку. Суханов, ни слова не говоря, одной рукой поднял Костю за шкирку, хорошенько встряхнул безвольное тело и, убедившись, что сын резчика не проявляет признаков жизни, повесил его себе на шею наподобие шарфа. Отряд двинулся дальше.
— Выдержки ни на грош! — проворчал Айрат. — Русская нация захирела совсем. Кто вас таких делает нынче? Не можете справиться со своими страхами в простейшей ситуации.
Как бы подтверждая правоту старика, Сальников отчаянно обхватил шею Суханова как будто это могло спасти его от сжимающихся стен.
— Вы не совсем правы, — неожиданно объявила Галина. — Во-первых, боязнь закрытых помещений, глубоких пещер, нор, тоннелей и прочего в том же духе это болезнь, а болезнь обычно прямо не зависит от воли человека. Во-вторых, Костю никто не учил как победить страх. Я с детства боялась высоты, боялась разбиться. Алексей Иванович долго приучал не пугаться когда земля несется тебе навстречу…
В этот момент Суханов как бы случайно толкнул Галю и многозначительно посмотрел ей в глаза. Иринка подметила, что девушка, виновато потупившись, сразу замолчала.
— Да, наверное, ты права, — согласился Айрат, не дождавшись продолжения Галиной речи. — Парень он явно неглупый. Просто нуждается в хороших наставниках.
— Дормидонт Иванович хорошо нас учил хоть и недолго, — вступился за репутацию поселкового законоведа Дерюгин.
— Я разве спорю? Он же мне друг. Я сейчас об иной учебе говорю. Дормидонт учит плавать в океанах книжной мудрости, но отрокам вроде вас нужны еще наставники дабы ходить по воде аки посуху.
— Вы знаете Закон? — удивилась Иринка, услышав знакомую цитату.
— Условно, — усмехнулся дедушка Айрат. — Как сказал бы любой правоверный законовед, вызубрил слова, но не принял их к душе. Оп-ля, всем стоять!
Афанасий, наоборот, сделал еще два шага, чтобы посмотреть на что наткнулся Абдуллаев. Посмотрел и ужаснулся.
Коридор расширялся большой площадкой, от края которой вверх уходили ступени очередной лестницы. Вернее, должны были уходить. Произошло ли землетрясение или подземная река, поднявшись в сезон дождей, решительно сокрушила каменный заслон, но пять пролетов спиралевидной конструкции обрушились, сложившись еле видимой бесформенной грудой далеко внизу. Оттуда доносился ровный плеск неторопливо текущей воды. Незаконченный теперь лестничный спуск обрывался высоко над их головами. Афанасий измерил высоту на глазок, получилось что-то около пятисот шагов. Преодолеть это расстояние можно было лишь по двум абсолютно гладким, отполированным рекой стенам. Одна располагалась за образовавшейся при обрушении пропастью, другая тянулась вверх прямо от площадки.
— Обойти можно? — спросил Суханов.
— Нет, — уныло ответил Айрат. — Здесь сделан единственный проход в скале.
— Значит, мне придется забраться туда и поднять вас всех на веревке, — сделал вывод Алексей Иванович.
— Ты что! — испугался Айрат. — Даже с твоей ловкостью по таким стенам не влезть. Ты погляди, на них ни щербинки, не за что зацепиться.
Суханов по обыкновению хищно улыбнулся, ссаживая Костю на землю. Освободившись от плаща, сапогов и рубахи, он стал разминаться энергичными приседаниями. Айрат и Галя, тем временем, споро связывали весь запас веревок в один канат.
На скудость мышечной силы красноглазому демону жаловаться не приходилось. Бугры мускулов подобно волнам перекатывались под снежно-белой кожей от плечей к локтевым сгибам рук, связывались в толстые узлы на груди и спине. Завешенные тканью штанов словно шторами они все равно выделялись заметными деталями на ногах.
Иринка едва не воскликнула от восхищения. Никогда еще ей не приходилось видеть столь сильного человека. Да, несомненно, не демона, а человека, доказавшего человеческую природу и поступками и великолепным чисто человеческим телосложением.
В завершение разминки Суханов попрыгал на одном месте, словно пробуя прочность воображаемого фундамента. Оглядев изготовленный канат, он кивком головы одобрил работу и быстро накрутил его на свой пояс. Затем Алексей Иванович подошел к стене, достал из кармана штанов серебристое полукольцо и нацелился им вверх. Из кольца вырвался узкий луч холодного белого света. В пяти шагах над головой Суханова луч коснулся скалы. Встретившись с огнем, камень потерял свою прочность, оплавился как воск.
— Отойдите подальше, — приказал Суханов, невозмутимо лавируя между падающими на пол багровыми каплями. Луч вырезал неглубокую как раз под размер одной ступни выемку. Дождавшись когда выемка остынет, Алексей Иванович отошел немного назад, тряхнул отросшей за дни похода седой шевелюрой и с короткого разбега прыгнул. Правая нога его точно легла в проделанную огнем выемку. Левая же зависла над пропастью. Суханов невероятным образом балансировал на одной ноге. С хладнокровностью привыкшего к рубке голов палача он тут же принялся вырезать следующее отверстие выше и левее первого.
Потянулись часы ожидания. Спутники с тревогой наблюдали за медленным подъемом своего сурового товарища, не смея ни присесть ни поесть. Луч его таинственного прибора из белого постепенно делался желтым и все более сужался. Требуемое для вырезания следующей ступеньки время увеличивалось, а расстояние между выемками уменьшалось. Прыгавший с проворством кузнечика Алексей Иванович заметно устал. Впереди же оставалась еще добрая четверть пути.
— Энергия кончилась, — вдруг крикнул Суханов. Он направлял полукольцо вверх, однако, луч не появлялся. — Нельзя выжать ни разряда.
— Зря ты экономил, надо было на две ноги резать. Такой риск! — посетовал дедушка Айрат.
— Спускайтесь, Алексей Иванович! — попросила Иринка.
Суханов ничего не ответил, занявшись перенастройкой инструмента. После нескольких движений пальцами полукольцо сложилось и выдвинуло прут, превратившись в нечто, напоминающее насаженную на короткое металлическое топорище лопатку. Несколько минут Суханов отдыхал, если можно назвать отдыхом балансирование над пропастью на одной ноге. Затем Алексей Иванович вытянул руку, размахнулся и всадил лопатку в камень. Брызнули мелкие осколки. Металл вошел в породу с натугой, но с первого же удара всем стало ясно, что им можно успешно выдалбливать отверстия в стене.
Подъем еще замедлился. Факелы догорели, их заменили, оставив про запас последние два. Суханов теперь не прыгал с одной ноги, а подтягивался на руках, толково используя отнятые у смертельно гладкой скалы крохи безопасного пространства.
В двадцати шагах от цели Суханов наткнулся на естественное углубление поверхности. Польстившись на возможность легче выдолбить ступеньку в этом месте, он тремя точными ударами создал себе узенькую площадку для ноги. Уцепившись за нее, Суханов привычным движением подтянул тело и только изготовился забросить ногу как камень треснул. Крупный кусок породы отвалился, отправившись в путешествие на дно пещеры.
Иринка ахнула, лед сковал ее движения, застудив кровь в жилах. Свободно болтая ногами, красноглазый гигант висел на кончиках пальцев левой руки, впившихся в крошащийся на глазах уцелевший краешек осыпавшейся ступеньки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *