Гражданская инициатива

За бесплатное образование и медицину

Глава 20

08.11.2016

Глава 20

В лесу гулял ветер, гудел в дуплах, выл и пищал, то пропадая на минуту-другую, то вновь принимаясь стонать. Старые пни красовались в сиянии утра, нацепив шапки мха. Одни надели их прямо, другие лихо сдвинули набок.

Костя насчитал, что они отмахали тысячи три шагов вглубь леса.
Собаки трусили впереди к торчащему над окрестностями лезвию скалы, где рухнувшее сухое дерево подмяло молодую поросль. У скалы в орешнике обе остановились, поджидая четверых охотников. Чуткие носы уловили знакомый запах зайца.
Старший пес, Дружок, возглавил выслеживание. Шаг, другой. Повел носом. Запах обострился, заяц совсем близко затаился под елью. Он видит собак, слышит приближение охотников, ловит каждый шаг врагов.
Дружок сжался в пружину и прыгнул, увлекая за собой вторую собаку, Найду. Заяц взвился вверх под самым носом пса, перепрыгнул через него и покатился в кусты. Собаки залаяли, бросившись следом, но охотники опередили их. Чаща кустарника была настолько густа, что собаке не пробиться. Рябой собаковод отозвал своих питомцев. Еще раньше Драган и второй солдат почти синхронно метнули тяжелые дротики.
Дружок залился в неистовом лае. Дротик солдата прошел слишком далеко, а вот Драган не промахнулся.
— Свой ужин я отработал, — усмехнулся командир. — Теперь вам надо богатеть добычей.
— За скалой кабанья тропа в дубняк идет, — сказал собаковод. — Пойдем, попробуем взять поросенка?
— Я бы лучше рябчиков настрелял, — мечтательно проговорил Макар, пожилой солдат, неудачно метнувший дротик.
— Достань пока что зайца, — велел Косте Драган. — А мы потолкуем.
«Для того и взяли на охоту, чтобы было кому добычу носить», — невесело подумал Костя и поплелся в кусты за тушкой косого. Охотники, тем временем, заспорили куда идти. Каждый указывал веские основания правильности своего мнения. Наконец, Драган решил идти вниз от скалы туда, где из десятков ручьев рождалась бурная с хрустальной водой речка. Там у водопоя можно добыть и кабана и оленя.
Вновь шли быстро и долго. Ветер утих. Сальников выбился из сил. Дружок неутомимо прокладывал путь. Вдруг пес услышал настойчивый стук по дереву. Дружок рыкнул. Вскинув темные глаза на вершину дерева, увидел дятла. Дятел испуганно присел на хвост, оттолкнулся и взлетел. Пушистая белочка спрыгнула с дерева, поднялась на задние лапки, поводила головой, заметила приближение собак, испуганно закричала и метнулась снова вверх по стволу. Найда, прибежав первой, облаяла белку, та осуждающе забранилась в ответ.
Костя потянул было стрелу из колчана — зря, что ли, каждый день упражнялись! Однако, Макар остановил его:
— Не время еще! Белку ради меха берут. Самый мех зимой.
Костя не сомневался, что покраснел. Перед охотой Драган подробно объяснил ему что и как следует делать и особенно подробно чего делать не следует. Даром потерял время, никакой пользы Костя из его рассказа не извлек, ничего толком не запомнил.
Не доходя истока речки, разделились. Собаковод с Найдой отправился добывать рябчиков, остальные собирались устроить засаду у водопоя.

На берегу речки Драган указал на старый массивный дуплистый тополь, окруженный свитой из деревьев поменьше. Тополь располагался на возвышенности, очень удобно для метания дротиков и стрельбы по пьющим животным.
Устроив себе удобную лежку, Костя погрузился в бездумное созерцание текущей воды. Всякое желание охотиться пропало после оплошности с белкой. Теперь ему хотелось только тихо лежать, слушая монотонное журчание речки.
В тишине засады сильнее грома прозвучал утробный рык. Макар первым сообразил что к чему, но замешкался. Огромный медведь шлепнул его лапой по боку, отчего охотник, кувыркаясь и роняя оружие, слетел с обрыва.
Дружок взъярился, рванулся на медведя, тот прыгнул ему навстречу, стремясь поймать собаку и разорвать ее своими мощными лапищами. Пес нырнул мимо медвежьих лап, с ходу рванул зверя. Брызнула кровь, на траву полетели клочья шерсти.
Костю с макушки до пят обдало жаром. Он застыл в нескольких шагах от схватки, не решаясь бросить дротик. Драган не колебался ни мгновения. Тонкое шило стрелы должно было пронзить сердце медведя, но в этот момент косолапый повернулся, отмахиваясь от Дружка, и метательный снаряд прошел по касательной, лишь слегка оцарапав зверя. Медведь выбросил вперед лапы, но Драган ловко увернулся. Отшвырнув лук, он потянулся за дротиком. Дружок укусил медвежий бок. Медведь заревел от ярости, кинулся с рыком не на пса, а на Драгана. Падая от мощного удара, командир прикрикнул на Костю:
— Не стой! Коли его! В нос бей!
Дружок проскакивал мимо лап медведя, хватал зубами за что попало, давился шерстью. Окрик Драгана вывел Костю из ступора. В миг парень осознал, что если попадет в лапы косолапому, тот разорвет его на части. Если Сальников и извлек какой-нибудь урок из странствий, это было понимание того, что лучшим ответом на опасность является бегство. Сейчас бежать нельзя, пришлось бы бросить Драгана на милость медведя.
И Костя закричал. Яростный крик должен был внушить ему твердость, распалить гнев, погасить возникшую в теле дрожь, заставить действовать.
Медведь заревел. Отогнав пса широкими гребками лап, он сделал рывок к бросившему ему вызов человеку. Костя метнулся, пытаясь укрыться за тополем. Он не успел бы, но Дружок поймал зверя за зад и не отпускал его. Это замедлило медведя, дав Косте возможность занять удобную позицию для удара.
Не останавливаясь ни на миг, мишка подлетел к тополю. Пес не разжал зубы и волочился следом за медведем. Костя примерился и ударил дротиком, метя медведю в нос. Одновременно тот треснул лапой по дереву, оторвав когтями изрядный кусок коры. Пес в это же мгновение отпустил зверя.
Острие дротика вместо носа поранило губы и врезалось медведю в челюсть, вызвав новый приступ бешеного рева. Дружок снова напал, цапая зверя за бока. Костю снова охватила мелкая дрожь, он замахнулся для повторного удара, но не успел поразить зверя. Медведь прыгнул и сбил его с ног, отбрасывая в сторону. Все завертелось, остро заболела грудь. Дружок отчаянно кинулся на зверя и ошибся, попавшись в лапы, попытался вырваться, но острые клыки впились в его горло, обрывая все и навсегда. Раздался истошный визг умирающей собаки.
Костя поднялся на ноги, его качало. Окинув место боя быстрым взглядом, он увидел, что Драган тоже сумел подняться и дротиком нацелился на медведя. Тот вовремя угадал опасность, резко отскочил в сторону, отбросив бездыханное тело пса. Изготовившийся к броску Драган уже не мог остановиться. Дротик бесполезно пролетел мимо цели и исчез за краем обрыва.
Пошатываясь, командир выдернул из ножен саблю.
— Коли его, а я буду рубить, — велел он Косте. — Нам с ним не разойтись. Или он наш ужин или мы его.
Медведь почти мгновенно пролетел расстояние до Драгана, но вместо жертвы встретил сталь. Драган развернулся для второго удара. Костя, повинуясь начальнику, стал нападать, колоть зверя дротиком. Зайдя сзади, он ткнул своим оружием ляжку медведя. Тот с ревом наскочил на юношу, но тут же получил рану на задней ноге от сабли Драгана.
Костя не был так верток как собака потому медведь достал его одной из лап. Когти жадно вонзились в плоть, ломая ребро. От страшной боли Костя завопил, крик его заполнил собой весь мир. Дротик с силой ударил медведя в челюсть. Драган бросился на зверя, намереваясь одним рубящим ударом распороть его и тем закончить схватку. Медведь увернулся и, роняя с губ кровавую пену, коротким рывком сошелся с Драганом вплотную. Замах для удара не получился, лезвие сабли неглубоко вошло в медвежье мясо, лишь еще более разозлив зверя. Медведь вне себя от боли принялся остервенело рвать и ломать Драгана.
Костя вновь атаковал медведя дротиком, но попытка размахнуться вызвала такую боль от сломанного ребра, что он сразу уронил оружие. Стиснув зубы, парень выдернул из ножен подаренный Драганом новый охотничий кинжал. Превозмогая острую боль, он двинулся на медведя. Тот, бросив Драгана, повернулся к Косте. Так или иначе, но очень скоро бой окончится.
Могучее животное, истерзанное собакой и израненное людьми, бросилось на Костю уже не так прытко как минуту назад. Сердце юноши затопила отчаянно смелая безысходность, безжалостная и бескомпромиссная. «Плевать!» — мысленно вскрикнул он, сам двинувшись навстречу врагу.
— Падай! — незнакомый голос словно замкнул тело Сальникова в железные оковы, притягивая тяжестью цепей к земле. С жутким стоном Костя повалился прямо на больное ребро. Над головой что-то грохнуло так, что заложило уши. Косте показалось будто над ним с неимоверной скоростью пронеслось некое крупное насекомое. Насекомое прикрепилось к медведю, немедленно принявшись сосать кровь из проделанной им большой раны. Медведь произвел самый ужасающий рев в своей жизни, продолжая движение вперед. Грохнуло еще раз, потом еще дважды. Остро запахло дымом и еще чем-то непонятным.
Боль продолжала разъедать сознание. Перед глазами Кости помутнело, однако, он удержался на краю пропасти беспамятства.
— Жаль пса, Дружок был лучшим, — сказал кто-то позади.
— Да, жаль, я сам учил его по той книжке о дрессировке собак, — ответил ему другой мужчина. — Полгода потратил, а теперь все труды прахом.
Дрема тянула Костю за ноги и за руки, но он пока не поддавался.
— Ты, что ли, Павел? — кряхтя, спросил Драган.
— Я, командир. Не горячись, не вставай, у тебя на каждую кость по два-три перелома или вывиха.
— Парню помогите, — сказал Драган. — Но прежде скажи: привезли?
— Да, — ответил второй голос. — Он тут в лесу недалеко под караулом.
— Проверь паренька, — проговорил откуда-то третий голос. — Поскорее. Я уже мечтаю о баньке.
— Об Аньке? — язвительно переспросил второй. — Так она замужем два года как.
— Я про баню, — обиделся третий. — Помыться хочу.
Чьи-то сильные руки бесцеремонно ощупали Костю. Когда пальцы наткнулись на сломанное ребро, боль выдернула юношу в реальность. Краски леса налились сочностью, в ушах зазвенело.
— Эге, все ясно, — сказал склонившийся над Костей бородатый мужик в меховой безрукавке. — Носилки тебе не понадобятся. Сам дойдешь.
— Тут еще один без памяти внизу! — закричал второй голос. — Узнаю его, Макар, беженец из Графства!
Костю подняли на ноги и прислонили к дереву. Адская боль накатила почти сразу. Некоторое время он, пытаясь отрешиться от своих страданий, безучастно наблюдал как парень перевязывает раны Драгана в несколько слоев. Его худощавая фигура выражала чувство собственного достоинства, а узкое продолговатое лицо — крайнюю сосредоточенность. Рядом с парнем на траве Костя заметил знакомое оружие из усадебного арсенала.
К широкому концу короткой толстой доски медными кольцами прикрепили пухлую трубу из кованых железных полос. Все сооружение было размером чуть длиннее Костиной руки. Близ места соединения с доской располагался хитрый механизм. Прижатая к трубе крючком металлическая палочка с острым кремнем соединялась с рычагом, при нажатии на который крючок соскакивал, палочка распрямлялась, кремень, ударив по железной пластине высекал искру. Искра зажигала горючий материал в трубе. Дальше раздавался гром и валил дым, а старые горшки, на которых упражнялись солдаты, разлетались осколками в разные стороны. В усадьбе это оружие именовали мушкетом.
Стала понятна причина грохота над головой и внезапной смерти медведя. Невдалеке на траве лежали еще два мушкета, один из них еще слегка дымился.
Двое других мужчин спустились под горку, чтобы заняться Макаром. Через минуту они вернулись. Мужик в безрукавке велел своему спутнику поспешить в усадьбу за лекарями, а заодно предупредить Тамару Федоровну об их возвращении.
— Макара так изломало, что трогать его опасно, — пояснил он Драгану. — Неудачно упал. Пусть знающий человек посмотрит. Мы пока смастерим носилки и понесем тебя потихоньку.
— А с Макаром кто останется? — тревожно спросил Драган.
— Оставлю человека, не беспокойся, — доброжелательно ответил бородач. — Петя, сходи за остальными. Надо чтобы они прошли раньше появления лекарей.
Петя, тот самый худой паренек, скрылся среди деревьев, а бородач подошел к медвежьей туше.
— Эка, невидаль-то какая! — удивленно воскликнул он. — Сколько мяса! Раза в полтора больше обычного мишки.
Бородач все еще ходил вокруг медведя и бормотал когда из леса вынырнули четверо. Впереди шагал Петя, за ним еле плелся плюгавый мужичонка в рваной фуфайке. Лицо его показалось Косте странно зеленоватым, не так как Галино, а будто бы под кожу налили бледной краски. Идущие позади крепкие ребята с мушкетами на ремнях за спиной легкими тычками побуждали плюгавого к движению. «У них пять мушкетов!» — удивился Костя. — «Столько же сколько в арсенале!». Степан рассказал ему, что мушкеты изготавливаются с большим трудом, поштучно и очень медленно, мастера работают над каждым по три месяца.
— Пришли, Егор! — объявил мужичонке бородач. — Еще один переход и мы дома.
— Кабак-то есть в усадьбе? — прокашлявшись, хриплым голосом спросил тот.
— Кабака нет, я тебе говорил, но в пиве и медовухе тебе недостатка не будет. А будешь хорошо себя вести, лекаря нальют тебе разбавленного спирта. Ладно, нечего тут мелькать. Ведите его куда велено.
— Дай приложиться к фляжке, а? — с надеждой запросил Егор.
— Да ты выпил все до капли еще вчера, — с досадой сказал бородач. — Ну, хватит рассиживаться, идите!
Солдаты увели Феофила. Костя попытался проводить уходящих взглядом, неудачно повернулся. Боль разыгралась с новой силой. Усталость знакомой тяжестью облекла ноги. Костя поборолся еще миг, а затем покорно заглянул в бездну обморока.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *